электронная
134
печатная A5
545
18+
Сапфировый триллер

Бесплатный фрагмент - Сапфировый триллер

Проза

Объем:
436 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-3550-1
электронная
от 134
печатная A5
от 545

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть 1. Крона жизни

Глава 1

Лучи солнца пронзили серебристую занавеску и вошли в душу Катерины, в ее настроение, и ей жить захотелось, а из глаз засветились собственные лучи. Захотелось выйти из полутьмы невезения. Такая вселенская грусть иногда посещала ее светлую от волос голову, словно все прошло с зимой холодной.

Это осень проходит, а зима заканчивается поражением человеческой жизни. Все зависит от того, как на жизнь посмотреть. Но лучше смотреть на жизнь с лучами солнца, ее надо пронзить светом и осветить, дабы забыть о морозных неприятностях. Первый раз, что ли, осталась Катерина одна? Нет, конечно.

Катерина еще раз посмотрела на солнце за занавеской, услышала шум приборов и вентиляторов. Голос Олега разговаривал с сотрудницей Кирой. А ей что до этого? Да ничего.

Катерину всегда интересовала жизнь на Земле, но безопасная для женщины. Ой — ой — ой, как трудно быть женщиной! Сказать по секрету, где хорошо? Мужчины обидятся. Хорошо после развода, как после грозы, но остается чувство потаенной обиды. И это не панацея. Вот и оставалось Катерине жить одинокой принцессой.

Катерина в хорошую погоду выходила гулять в обед в ближний лесопарк, по которому дорожные службы проложили дорожку из белых камешков. Летом от белых камешков обувь становилась белой, осенью грязь и листва уравнивали камни до одной высоты, чему способствовали проезжающие с бревнами машины.

В лесу постоянно на одном месте жгли лишнее ветки и распиленные бревна. Зачем? Возможно, что они золу производили для таблеток. Совсем рядом находилось производство по изготовлению лекарства.

Подберезовики после дождя с удовольствием росли рядом с пешеходной дорожкой. Они не любили расти зря, им очень хотелось почувствовать тепло человеческих рук. Катерина видела грибы под любым листиком, за любой корягой. Она не могла пропустить милую шапочку гриба, особенно маленького. Один гриб подарил ей пилочку для ногтей. «Интересно, как сотрудница Кира в лесу могла ее уронить»? — мелькнула мысль в ее умной головке.

Среди деревьев мелькнул мужской силуэт в светлой одежде. Он явно искал грибы в десяти метрах от дороги. Катерина слегка поежилась, она превратилась в ежика с колючками. Шла она одна по дорожке лесной и не думала, что в лесу еще есть люди. Она резко свернула в сторону от тропинки к кусту, обсыпанному малиной, и с удовольствием поела спелые ягоды.

Но вдруг Катерина почувствовала взгляд. Она приподнялась и увидела у куста с малиной, расположенного в трех метрах от нее, мужчину на корточках, который ел малину, а на нее поглядывал с усмешкой. Она наклонилась к самой нижней ягоде, а рядом с ягодой лежал складной нож. Ей захотелось крикнуть:

— Мужчины, кто нож потерял?

Вместо этого она ногой толкнула нож в кусты, медленно встала, незаметно оглянулась и пошла к автомобильной трассе. Сзади послышался щелчок, скрип. Она остановилась от страха, потом сообразила, что это старые деревья скрипят от соприкосновения. Навстречу ей по дорожке шла женщина с платком на голове и с корзинкой в руке:

— Девушка, не подскажешь, как выбраться из леса?

— Вы не на ту дорожку вышли, надо вернуться до развилки и повернуть на другую дорогу. Лесной перекресток путает дороги.

— Вот спасибо! Я чувствую, что машины уже рядом, а выйти из леса не могу.

Катерина всей душой готова была пойти рядом с женщиной, и она пошла рядом с ней. Женщина заметила:

— Что такая грустная?

— В подберезовике нашла пилку для ногтей, — ответила Катерина.

— Бабы уронили, у них ножей нет, так пилкой смотрят, червивые грибы или нет. Так все просто.

— С грибами все просто, у меня вот приятельница Кира с отпуска не вернулась, она в лесу все дороги знает, я всегда с ней ходила и ни о чем не думала. Я думаю это ее пилка.

— Что с ней произошло? — спросила женщина.

— Не знаю. Я тоже отдыхала на юге, где и сейчас находится Кира, но я уехала на неделю раньше. Мы отдыхали там, где раньше рос бамбук. Бамбуковая роща, а рядом море. Теперь в городе все стало красивее, и вместо бамбука растут пальмы и кипарисы. Ой, а я вас не задерживаю, мы уже дошли до дороги?

— Может, ваша приятельница еще вернется?

— Сомневаюсь, на работу она не вышла. Когда она приехала к морю, то очень захотела вернуться домой. Она мне это сама говорила. Женщина она худенькая, шустрая.

— Что с ней могло произойти?

— Если скажу, не поверите. Вы не спешите?

— Я могу вас выслушать, — сказала женщина.

— Когда я приехала в бамбуковый город, на вершинах гор еще лежал снег, а море было холодное. Кира приехала через неделю, и море уже стало теплее. В горах много горнолыжных трасс. Море постоянно штормило. В городе проходил фестиваль, из-за которого неделю разгоняли облака. Солнце светило на лыжные трассы и нагревало снег. Нет, я не скажу вам свое предположение по поводу отсутствия Киры.

— Ой, нет! — воскликнула женщина и быстро пошла к автобусной остановке.

Катерина посмотрела ей вслед и тут же услышала за спиной мужские голоса. Страх пробежал по ее спине, и она пошла к стоянке машин. Из леса вышли двое мужчин в светлых брюках и светлых рубашках. Мужчины, переговариваясь, подошли к своим машинам на стоянке.

Катерине стало стыдно, она повернула назад, чтобы найти нож в малине и отдать им, но ее отвлекли другие события.

Когда Кира вернулась из отпуска на свое место, то на столе увидела свою пилку для ногтей, которую она потеряла в грибочке. А нашла ее Катерина во время прогулки в обед, в ближнем лесу. Как-то так.

«Ты меня не заслужила!» — всплыло в памяти Киры. Пусть не заслужила, жила бы себе да жила. Она стала ползти медленно, как будто кто подсказывал телодвижения. Гравий колол тело. Пальцы болели. Она боялась ошибиться и упасть в пропасть, пусть не очень глубокую, но колкую и безвыходную, как сама ситуация.

Машина стояла в стороне от гравия, на застывшем куске бетона, и манила своим уютом. Гравий перестал сыпаться. Руки почувствовали старый бетон. Кира встала на колени, потом поднялась на ноги. Она посмотрела на свой ободранный облик, села в машину, взяла распечатанное на принтере письмо.

«Чтобы приехала в среду ко мне! Мне еще нужно найти тебе замену! Вот и сиди одна до гробовой доски, а ко мне не лезь! Ты меня вообще не заслужила! Не тормози меня!» — писал Олег. Кира перечитала два раза все слова и усмехнулась.

На письме появилась кровь из пораненных о гравий пальцев. Обида прошла. В сердце появилась пустота безразличия, а рваная одежда успокаивала. Она выжила, а это главнее слов. Она пройдет этот ад одиночества. Она слегка отъехала назад на машине, потом развернулась и остановилась.

Перед машиной стоял молодой человек в куртке цвета песка, со старым рюкзаком на плече и в высоких резиновых сапогах. Он измученно улыбался. Кире стало страшно, но она произнесла фразу: «Двум смертям не бывать, а одной не миновать», — после этих слов она открыла дверь незнакомцу.

Мужчина положил осторожно рюкзак на заднее сиденье и потом сел рядом с ней. От него несло запахом костра, пота, грязной одежды. «Да, машину пора помыть, а то только такие грязные мужики и просят подвезти», — подумала она.

— Мне до города, — заговорил молодой человек, — сколько возьмете?

— Жизнь, — мрачно выпалила Кира.

— Не смешно. Почему так дорого? Тогда я пешком дойду.

— У меня шутка такая. Довезу. Вы бедный, буду Вашим спонсором на одну поездку.

— Я не бедный.

— Кто бы говорил.

— Что с Вами? Вы вся в крови!

— Шла. Споткнулась. Упала. Кровь.

— Верю. Я заплачу. Вот, возьмите, — сказал мужчина и показал свою ладонь. На ладони сверкнул маленький кусок золота.

— Откуда он у Вас?

— Этот карьер был некогда прибыльным, гравий даже привезли, чтобы строить здесь, но потом карьер забросили.

— Золото — и забросили? Здесь столица рядом, а тут такой карьер с золотом, и рядом ни одного человека! Как так?

— Я передачу по телевизору смотрел про этот карьер. Сам не поверил, что рядом с городом золото добывают в этой глине. Ведь Вы чуть в карьер не съехали! Здесь скользкая глина, а гравий сверху привозной. Весна. Только снег сошел, вот Вас и понесло.

— Почему не стали меня спасать?

— Я видел, что Вы выползете, а я здесь уже накатался по глине, да и с гравием хорошо знаком.

— Золота много добыли?

— Нет. Золота здесь на самом деле практически нет.

— А то, что Вы мне дали?

— Считайте, что это самородок.

— Вам не жалко?

— Девушка, Вы меня спасете, если до дома довезете! Поверьте — это дорогого стоит. В таком виде ехать по городу опасно.

— Зачем сюда поехали?

— Романтики захотелось, но больше не хочу.

— У Вас есть жена?

— Бог миловал.

— А меня мой друг бросил официально, можно сказать, по Паутине.

— И Вы из-за этого чуть сегодня не погибли?

— Да.

— Поехали ко мне! Я не злой! Я добрый! А золото я купил у местного золотодобытчика. Пропах я здесь костром и сам знаю, что пахну не лучшим образом.

— Тогда я зайду к Вам. Мне любопытно, а как Вы живете?

— У меня квартира в старом двухэтажном доме в столичном переулке. Дом принадлежал одной пожилой женщине, я ее видел сам, когда был маленьким. У нее была тогда одна комната. Все печи в доме выложены кафелем, дом давно предназначен под снос. Нас уже четверть века снести обещают, а мы все в этом доме живем. Дом деревянный, да Вы сами его увидите, — и назвал адрес.

— Я знаю этот переулок, действительно старый переулок, исторический, можно сказать.

— Лучше бы он не был историческим, тогда бы у меня была новая квартира с удобствами, а так мне надо идти в баню или в тазике мыться.

— Я подвезу Вас до вашего дома, но к Вам заходить не буду, Вы меня напугали.

Машину она остановила у старого двухэтажного дома. Из булочной, расположенной в этом доме, шел вкусный запах, который перебил запах костра. Мужчина с рюкзаком зашел в подъезд, словно исчез в деревянной пещере, так показалось Кире. Она вышла из машины, зашла в булочную, а когда она вышла из магазина, то увидела того же молодого человека, но не с рюкзаком, а со спортивной сумкой, из которой выглядывал березовый веник. Он улыбался.

— В баню подвезете?

— Садитесь.

Она отвезла мужчину в баню, а сама поехала домой. Дома она залечила ранки, легла в ванну, отмылась от чужих запахов. Мокрые волосы закрутила в полотенце. Звонок прозвенел неожиданно громко.

— Кира, я уже чистый! Заберите меня из бани.

— И я чистая, но с мокрыми волосами. Высушу — приеду за Вами. Где Вы взяли мой номер телефона? Как Вы узнали мое имя?

— У Вас в машине лежала стопка Ваших визиток.

— Уберу. А Вы кто?

— Человек.

Она подъехала к бане. На крыльце бани стоял неизвестный мужчина, но она заметила знакомую сумку в его руке. Теперь он был дважды известный. Стройный мужчина с идеальной стрижкой, с чистым лицом, в джинсах и ковбойке был необыкновенно привлекателен…

Они разговорились.

— Сказки — это хорошо, но действительность пугает. Можно ли действительность превратить в сказку? — спросил он.

— Если прочитать абзац о бюджете страны, то приходишь в ужас от пессимизма тех, кто его составляет. То есть страна идет по наклонной плоскости от успеха к поражению. Странная вещь: появляются более красивые дома, дороги, машины. Но все это проходит мимо и мало кого успевает обрадовать, — ответила она.

— Так чего нет в нашей безбрежной стране? — опять спросил он.

— Общей цели созидания! Человеку надо быть необходимым обществу и потом самому себе, своим близким. Руководитель округа из последних сил снимает с себя рубашку бюджета и раздает в качестве добавок к пенсии, а у самого один вопрос: что дальше делать? Мало того, куда — то делись в стране деньги, их нигде нет! Если денег у всех нет, то это вопрос номер один, — ответила Кира.

— Куда стекают деньги? Кто их и куда складывает? Где предел? Почему в стране учат непроизводственным специальностям? Где сами производители?

— Раньше были герои труда, а теперь герои боевиков. С этим багажом далеко не уедешь. А все просто! Свою страну надо любить и думать о том, что в ней живут умные люди! А умные люди должны производить продукцию и получать за нее деньги. Но страну раздали на частные лавочки, а частные лавочки легко капитулируют перед тяготами жизни. И еще хуже — бескрайний север страны обеспечил всего одного богатого человека, который это богатство при разводе разделил на две части. Абсурд! Но это яркий пример того, куда исчезают деньги из казны.

— Что говорить о столице?

— Столица — это клубок из нелегальных и легальных денег. Убрали казино, но счастья еще от этого не испытали. Любой человек деньги и за океаном сможет проиграть, заметила Кира.

— Зачем смотреть в чужой карман? Чушь? Возможно, но где страна и нормальная забота о гражданах округа? Чего гражданам не хватает?

— Само собой, денег! — воскликнула Кира.

— А где их взять?

— Заработать! А где заработать, — вот в чем вопрос! Кто бы об этом подумал! Где те идеи, ради которых можно всю страну построить и заставить приносить прибыль своей работой, — ответила Кира и остановила машину. Ее больше не тревожили глупости мужчины.

— Слушайте, мировые новости кричат от боли за погибших в международном конфликте. Да, шикарные земли с субтропическим климатом требуют очень хорошей охраны. Но я понял, откуда дул ветер с пулями.

— А в пулях медь есть? То-то и оно, — заметила Кира.

— Инициатором войны была женщина 008, она подстрекала высокопоставленного супруга. Все было шито колючками белых роз 003. Именно 008 не было в стране супруга, когда начались военные действия. Но кому это интересно? Все мировое сообщество к этому вопросу подошло с другой стороны.

— Вы, правы.

— Жизнь прекрасна, когда можно легко связать свои мысли с реальным человеком. Спасибо Вам! — сказал попутчик и ушел.

Ветер иногда приносил холодные потоки воздуха, и Катерина в такие моменты куталась. Ей вдруг показалась, что в этом году она вообще не знает чувства времени. Она вспомнила недалекое прошлое.

На летнюю практику Катерина и ее сокурсница Кира попали на один завод, в один цех, в одну смену. Кто бы знал, сколько шума было в прессовом цехе! В первый день они прошли цех и вылетели из него всей группой, оглушенные ударами прессов, вращением барабанов с песком, в которых снимались с отлитых деталей для тракторов металлические заусенцы.

Вот эти — то заусенцы, не снятые в барабанах, и снимали на практике они в третью смену. Однажды Катерина сняла вращающимся наждаком часть пальца на руке, а когда работа была сделана, то под утро умудрялась заснуть в этом цехе, в этом шуме, с хорошей вентиляцией. К чему люди не привыкают? Но и польза от работы в цехе оказалась ощутимой. Катерина и Кира получили деньги. Они получили деньги за практику на заводе.

Девушки купили билеты на поезд, надели легкие халатики, которые были на ладонь выше колен, и поехали. Так Катерина совсем не случайно попала в гости к однокурснице Кире. Дверь им открыл брат Киры, Кирилл. Девушка мысленно решила, что он ей не подходит в качестве молодого человека, и спокойно прошла за подругой в квартиру времен середины двадцатого века. На круглом столе с квадратными ножками стояла полная ваза слив: огромных, темно — синих.

Косточки свободно вынимались из слив, они ели мякоть сливы с большим удовольствием. Руки вымыли в ванной комнате, Катерина заметила, что она просторная, но с ограниченным течением воды.

На следующий день Кирилл предложил девушкам проехать за город по местным дорогам на спортивных велосипедах. И что же происходит? Кира отказалась ехать, а Катерина согласилась поехать на спортивном велосипеде вместе с Кириллом. Велосипеды стояли в прихожей. Кирилл переоделся в велосипедные трусы. Катерина надела спортивные брюки — и вперед…

Коленки быстро замелькали у рам велосипедов. Они, проехав город поперек, выехали на просторы удивительной теплой страны. Деревьев здесь было немного. Встречались сады и поля. Хорошо поработав, они въехали в гигантский стог соломы. Что было?

Кирилл, энергичный мужчина с высокими ногами, оказался еще и с длинными и очень шустрыми руками. Катерина, девушка с полными коленками, стала от него отбиваться, превращая все в шутку. Шутка затягивалась, бои в соломе продолжались минут десять.

Боролась Катерина, как тигрица. Кирилл, почувствовав ее сопротивление, еще сильнее стал ее обнимать. Она удачно вывернулась из его рук и выскочила из стога на дорогу. Осталось отряхнуть. Из стога выполз Кирилл и стал вытаскивать солому из своих темных волос с оттенком спелой вишни, как он сам их назвал.

Они вновь сели на велосипеды и поехали дальше. Минут через десять блеснула вода в камышах. Они остановились на привал. Вода в водоеме была теплая. Полные коленки вылезли из брюк, и Катерина осталась в купальнике. Свалились с Кирилла спортивные трусы, под ними оказалась полоска плавок.

Вода охватила парочку своей прохладной негой. Разгоряченные тела плескались в воде. Кирилл поднял Катерину на руки. Полные коленки засверкали над водой. Страсть мужчину охватила неземная, но девушка его остановила. Она отбивалась руками и ногами, и так получилась, что с размаха врезала ему в глаз. Синяк под глазом стал расцветать спелой сливой. Полные колени покрылись мелкими синяками от мужских пальцев, как черешни…

Они сели на берегу маленькой речки и стали просто разговаривать. Выяснилось, что Кирилл уже проехал тысячу километров на спортивном велосипеде. Ноги у него были необыкновенно стройные, с красивой мускулатурой. Вся его фигура была похожа на фигуру вождя индейцев из нового фильма об индейцах. Катерина очень любила книги и фильмы об индейцах, а теперь рядом с ней сидел такой мужчина!

Великолепный мужчина, с развернутыми плечами, с тонкой талией, с темными волосами, лежащими в чисто мужской прическе. Мечта любой женщины.

Как-то вечером они пошли гулять к местному кладбищу, заброшенному и поросшему травой. За кладбищем тянулся яблоневый сад. Несколько страшновато было ходить среди покосившихся каменных плит и развалившихся от времени столбиков из кирпичей, указывающих на границу кладбища. С кладбища Кирилл привел Катерину на территорию детского сада.

Вечером дети детский сад не посещали, но скамейки оставались, и достаточно большие по своему размеру. Естественно, что они устало сели на одну из них. Руки Кирилла неизменно потянулись к полным коленям, но до драки дело не доходило. Детский сад просматривался со всех сторон, и Кирилл держал себя в руках. Скромные его поцелуи Катерина останавливала рукой. Посидели. Поговорили.

И пошли в дом, в котором оба временно жили.

С синяком под глазом у Кирилла и с синяками на коленях, не прикрытых коротким платьем, у Катерины они поехали по местам бывшей его жизни в этом Теплом городе, чтобы навестить его друзей и подруг. Но его любимый друг детства уехал после института далеко, в небольшой город с большим заводом.

Мама друга, посмотрев на синяк под глазом Кирилла, спросила:

— Кирилл, ты женишься?

Кирилл удивленно спросил:

— Почему вы так решили?

— А кто, кроме будущей жены, может такой синяк под глазом поставить?

Следующим мероприятием был поход в кино в соседний квартал. Теплым вечером из кино они возвращались пешком. Кирилл все пытался поднять Катерину на руки и нести, сколько хватало сил. И сил хватало, чтобы держать на руках девушку и не выпускать ее из рук. Если он ставил ее на ноги, то объяснялся в любви на трех языках. Так они и вернулись из кинотеатра домой.

Кирилл оказался большим выдумщиком на развлечения, и придумал поездку. Поехали на водохранилище втроем: Кирилл, Кира и Катерина. Они взяли рюкзаки, одну палатку, немного еды. Сели на пригородный автобус и приехали на побережье огромного водохранилища. По водохранилищу плавали трупы огромных сомов, которые, как бревна, качались на мелких волнах.

Молодые люди остановились на высоком берегу водохранилища. Ветер прибил грязь и тину именно к этому берегу, поэтому купаться было практически негде. Кирилл поставил палатку рядом с пустым шалашом, который уже стоял на берегу. За шалашом росли кусты томатов. Спелые помидоры украшали усыхающие кусты. В десяти метрах от шалаша находилось поле с подсолнечником. Огромные шапки с семечками слегка поникли, в них были почти спелые семечки. Звучала далекая музыка из соседнего лагеря.

Для костра Кирилл срубил засохшее дерево. Когда он рубил сучья, то загляделся на Катерину. Топор с размаха мужчина воткнул в свою собственную ногу. Пришлось ногу лечить. Следующие развлечения из-за больной ноги Кирилла происходили на этой же поляне. Кирилл заставил Катерину надеть на себя простыню, плотно обернуть тело и лечь на землю. Сам он забрался на единственное дерево и с него снимал ее во всех ракурсах, в том числе и с топором в руках.

В палатке спали втроем. Кира засыпала, отвернувшись к стенке палатки. Кирилл заснуть не мог, ему сильно мешала Катерина, его руки рыскали по ее телу в поисках заветных мест и находили то, что искали, или вторгались в запретную зону тела. Однажды он не выдержал и воскликнул:

— Катерина, из тебя можно сделать отличную женщину!

А Катерина подумала, что связь у них становится медной, ток между нами хорошо пошел! Да и Кира на Катерину не косилась, а вела себя вполне дружелюбно. Возвращались они домой через поле подсолнечника, вновь сели на автобус и приехали в общую квартиру.

На кухонном столе стоял четырехлитровый бидон с молоком. Лежали огромные баранки с маком — лучшая еда после путешествия. Мама семейства только так могла накормить свою «гвардию». Еще она отменно жарила рыбу в большом количестве репчатого лука, с золотистой, хрустящей корочкой. Рыба была речная и очень вкусная.

Еще Катерину удивили синенькие, которые были просто фирменным блюдом матери Кирилла, до этой поездки она никогда и не пробовала баклажаны. Десять дней пролетели как удивительный сон, и настало время прощания.

Глава 2

В следующий раз Катерина и Кирилл увиделись на зимних каникулах в родном городе Катерины. Кирилл в шапке — ушанке носил фотоаппарат, а его голова с роскошной прической из темных волос с проседью на висках была оставлена морозу.

В городе из родственников жила тетя Ксения, сестра отца, у нее они и остановились. Они получили по отдельному спальному месту, а тетя Ксения ушла спать в кладовку, где у нее стояла кровать. Тетя Ксения была рада приезду молодой пары, уж очень Катерина напоминала ей дни ее молодости.

А они, молодые и неженатые, привезли с собой лыжи. При морозе в двадцать — тридцать градусов они уезжали на электричке кататься на озеро, расположенное в окрестностях родного города. Так проходили зимние каникулы.

Одного города им показалось мало, и они поехали к другу детства Кирилла, на север Медных гор, в город, где рыси бродят рядом с городом и есть какие — то необыкновенные огромные заводы странных и дорогих металлов. Там на лыжах и коньках провели они несколько дней.

Друг Кирилла был женат и уже имел двое детей. Здесь Катерину назвали невестой. Все бы ничего, но попытки мужчины сделать из нее женщину стали с каждым днем усиливаться. Кирилл готов был любить Катерину, как подобает мужчине. Она не давалась. Она отбивалась от него без звука, а в соседней комнате спали его друзья. Она защищалась всеми фибрами своей души.

От друзей они приехали к ней домой. Дома Катерину совсем потеряли. Кирилл так понравился ее родителям, что они все ей простили. Кстати, простили только поездку. Кирилл фотографировал Катерину, она — его, потом он уехал в свой институт в столицу. Перед отъездом Кирилл предложил Катерине пожениться.

Отец Катерины выпил по этому поводу рюмочку водочки. Ой, как не хотелось ему отдавать Катерину замуж за Кирилла!

Причина простая:

— Дочь, он тебя увезет от нас!

Отец оказался полностью прав.

Кирилл прислал свою фотографию, на которой Катерина его сфотографировала. На фотографии застыл его взгляд, которым он смотрел на нее. Этот взгляд стал проникать в ее холодное сердце. Потом были письма, письма и письма.

Встретились они на первомайские праздники в Степном городе. Она встретила его в пальто из джерси, а в руках у Катерины была плетеная сумка из прутьев типа соломы и лент, похожих на провода в оплетке, с кожаными ручками и кожаной крышкой. Красивая сумка, ее подарила ей тетя Аня из Северной столицы. Из этой сумки у Катерины вынули две стипендии, приподняв крышку сумки в автобусе.

Кира стала приходить в дом, мама Катерины к ней привыкла. Кира и мама подружились и были похожи друг на друга, больше чем Катерина на маму.

С Кириллом стали происходить странные истории: женщины перестали его интересовать, манила Катерина — девушка с полными коленками. В электричке он вздрагивал, когда видел похожие ноги, с другими женщинами любви не хотел, да она и не получалась. Кирилла манили полные колени. Голова у парня стала думать, как овладеть этими ногами…

Катерина прошла период поцелуев. Мужчина устал быть рядом с девушкой, не использующей по назначению его мужскую натуру. Любовь стала переходить в состояние кризиса: останутся они вдвоем или разойдутся? Кирилл соглашался ждать настоящей любви год, до года оставалось три месяца. Почувствовала она, что что — то в отношениях пора менять. Ситуация сложилась так, что они одни остались в одной комнате на ночь, две двери охраняли покой.

Мужчина лежал на кровати и вращался вокруг своей оси. Девушка лежала на раскладушке. Между ними витало полметра воздуха, и этот воздух стал проводящим эмоциональные заряды! Она не выдержала, встала с раскладушки и перебралась на свою собственную мягкую кровать. Все было привычно, но рядом лежал мускулистый мужчина, и первое, что она сделала, — легла на плечо Кирилла.

Ощущение мужского плеча принесло необыкновенное блаженство. Мужчина обхватил девушку руками. Дальше?! Что дальше?! Все клеточки ее тела ожили и пришли в движение, все эмоции длиною в десять месяцев знакомства выплеснулись друг на друга. Все прикосновения приносили подлинную радость, необыкновенно приятную и неожиданную.

Одна мысль тревожила ее: он что, не знает, где что в женском организме находится?

Кирилл на тот момент времени о своих похождениях ничего еще не рассказал Катерине. Он у нее был первый мужчина, а Катерине было девятнадцать лет! Трудно расставалась она с девичеством. Она еще пыталась сопротивляться.

Однако упорства Кириллу было не занимать. Но он не оценил, он просто не мог поверить, что он ее первый мужчина! И весь подвиг исчез от одной неудачной фразы. Она онемела от неожиданности и нелепого унижения!

Ее обидели до слез, но слез не было. Они оба шли в любовную, нешуточную атаку! Дальнейшие ночи были упоительные. Отношения скрепились бумагой, они сходили в загс, и вскоре заполненное заявление лежало на книгах в книжном шкафу и ждало своей очереди. Он уехал учиться. Катерина осталась одна.

Прошло полтора месяца. Кирилл появился. Катерина и Кирилл взяли паспорта, пляжную сумку и пошли на пляж. Тучи сгущались, гроза надвигалась. Они зашли в загс. Кирилл поговорил с кем — то и вскоре позвал Катерину. Паспорта уже лежали на столе, книга записи актов была раскрыта. Невесте предложили подписать бумагу. Все — они официальные сексуальные партнеры, то есть муж и жена. Они расписались.

На свадьбу Катерина надела платье, которое осталось от выпускного вечера в школе. Прямое платье было сшито из дорогой импортной белой парчи, сжатой узкими полосками. Воротник плотно облегал горло, а под ним зиял вырез до груди. Кирилл надел темно — серый костюм с отливом, белую сорочку и галстук. Людей на свадьбе было столько, сколько вместила большая комната новой квартиры Катерины. Стол украшен был лучшими поварами города, то есть ее мамой и тетей.

На свадьбу съехались родственники и друзья, приехала Кира, сестра Кирилла. Застолье организовала мама Катерины. Красота на столе была необыкновенная и не сразу поддавалась порче вилками. Ножи здесь не применялись. Заливная стерлядь долго украшала стол. Свадьба имеет способность быстро заканчиваться. Наступило затишье. Гости примолкли. Молодые оказались в комнате за двумя дверями от общества.

Вечером муж рассказал все о своих похождениях до жены…

В деревне, расположенной на востоке степной страны, жил великолепно сложенный парень по имени Кирилл, Скорпион по дню рождения. Фигура загорелого местного индейца привлекла внимание взрослой женщины, и она из него сделала мужчину. В этой деревне его отец выстроил дом в сто квадратных метров. Загорал Кирилл на столбах, работая электриком.

Возмужавший молодой мужчина понадобился большой стране, поэтому в армию призвали стройного и спортивного жителя деревни, где у Кирилла жила семья из родителей, сестер и братьев. И тут у него сильно заболел палец на ноге, да так, что пока палец не отняли, в армию Кирилла не забрали, так и год прошел.

Армия слабых парней ломает, а сильные парни в армии как рыба в воде. Что же делал в армии великолепный Кирилл? Ой! Вы даже не представляете, насколько гражданской оказалась его военная жизнь! Кирилл в армии, пошел в десятый класс еще раз, тогда учились десять лет. Получил второй отличный аттестат. Ему еще раз повезло: Кирилл стал заведующим военным складом, где и переливал свинец из аккумуляторов в гантели, которые использовал по назначению.

Фигура Кирилла к окончанию армии была для женщин неотразимой. Да что гражданская жизнь, непосредственно в его военной части нашлась жена командира по имени Ира, которая прожила с ним в любви и согласии пару лет. Они встречались на складе, где Кирилл служил, и занимались там любовью. Армия имеет предел: Кирилла демобилизовали через три года службы.

С гантелями Кирилл приехал в Теплый город, в который за время его отсутствия переехала его многочисленная семья. Куда на гражданке податься солдату без погон? В шахту. В черное, наполненное железной рудой подземелье.

И долго в нем пробыл наш великолепный представитель молодых мужчин? Полгода, год, не больше. Победила научная волна, и Кирилл занялся изучением физики с таким же ожесточением, с каким добывал железную руду. Он изучал теорию, перерешал целые сборники задач по физике. Стал писать письма профессору в Столицу, и спорить с ним по поводу решения задач.

Летом он поступил в институт, где физика была основным предметом. Иногда у него люди спрашивали, откуда среди физиков, такой как он. А вы теперь это и знаете. А женщины? Где женщины у физиков? Их там нет. А вот и не так. Есть парикмахеры, а кому — то и преподаватели иностранных языков попадались, одному его будущему начальнику так и повезло: он там женился на преподавательнице французского языка.

Кирилл однажды на безрыбье и жрицу любви подцепил, у нее прошел практику любви. Куда девать молодые силы, кроме учебы? Все очень просто: велосипед — это и нагрузка, и при хороших результатах на соревнованиях талоны в кафе давали.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 134
печатная A5
от 545