электронная
120
печатная A5
424
18+
Самая долгая дорога к Высшей Космической Цивилизации

Бесплатный фрагмент - Самая долгая дорога к Высшей Космической Цивилизации

Объем:
160 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0055-4497-1
электронная
от 120
печатная A5
от 424

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

В конце 1980 года, и в начале 90 годов, был целый выброс на ТВ и СМИ, о встречи с НЛО по всей России.

Вот и мой рассказ будет начинаться с 1987 года, где мой персонаж встретится с гигантским НЛО.

Но только как ни странно, рассказ начнётся с похищения одной маленькой девочке, одним нашим местным, маньяком в моём Октябрьском районе, Волгоградской области.

Он привезёт её на Цимлянское водохранилище, с целью изнасилования, а потом лишить жизни путём утопления в этом степном бассейне. Но его садистским планам помешают инопланетяне, которые прилетят туда на дисковом звездолёте с радиусом в один километр. Инопланетяне высадятся на месте трагедии и заберут, почти бездыханное тельце ребёнка на свой корабль, для интенсивной терапии. Девочку они, конечно же, спасут, но уже не отдадут в лапы этому чудовищу. Но не только из-за этого, а потому ещё, что эта девочка должна оставаться под наблюдениями врачей. Из-за сложившийся такой ситуации, пришельцы будут вынуждены забрать эту девочку в свой мир. Про будущее ребёнка, инопланетяне потом расскажут, этому маньяку в подробностях. Прилетевшие пришельцы, представятся потом цивилизацией от Серых Дракончиков. Эти инопланетяне будут одеты в космические, герметические комбинезоны, из-за того, что им пагубен здешний воздух. Только из-за этого контакт с моим отрицательным героем будет не большим. А вот два биоробота, как их доверители, будут сначала вести переговоры, как переводчики. После того, как уйдут хозяева на звездолёт, биороботы будут до самого утра рассказывать про Мироздание наше такового. А ещё, поведают всю правду, что случилось на Севере Урала, на-горе Хо-лот-чахла, со Свердловскими студентами-туристами на склоне горы Отортен.

Первая глава

Коль информацией владеешь тайной:

Нельзя её навечно от людей скрывать.

И должен, и обязан, про это миру рассказать,

Чтоб явь не скрылось бы, под вечной тиной.

МАНЬЯК

В России есть много красивых, замечательных мест, среди которых моя малая Родина, в междуречье Волги и Дона. Именно в этом месте соединились две величавые, большие реки, в один целый канал под названием Цимлянское водохранилище. Только вот сторож-илы этих мест, отзываются по-разному. Одни говорят, что канал прибавил красот к местному пейзажу, другие говорят наоборот, что не прибавил.

Но так, как место моего повествования будет происходить на берегу Цимлы, то естественно, хочется рассказать немножко про — это водохранилище.

Когда не было ещё — этого канала, то по этому месту текла не большая речушка Цимла, впадающая в правый приток Дона. Примерная длина реки составляла, около, 150/ км. А брала она своё начало на южном склоне Донской гряды. Залив водохранилища, образовавшийся над этой рекой, ограничивается с запада как знаменитые Цимлянские пески. Это водохранилище, протекает по двум областям. Примерно, 170 км она течёт только по Волгоградской области, а 20 км по Ростовской области. Название канала, конечно, произошло по названию реки Цимла, которая когда-то тут протекала. А родоначальницей её имя было немножко искажённое, и совсем не такое. Дело в том, что первыми поселенцами в этих местах, были тюрские племена, до прихода Золотой орды на Русь. А называлась эта река, сперва «чымла», то есть по-ихнему — это «дёрн», в смысле, за-дерновая, покрытая растительностью. Ещё её называли, через «И», то есть «чимла», но смысл был уже другой, это в переводе как «памятник-могила». Может быть, возможно, по наличию курганов по берегам, которые существуют и до сегодняшнего времени.

Бытует так же мнение, что до строительства Цимлянского водохранилища, речушка Цимла, часто пересыхала. Но другие люди говорят, что она только мелела и никогда не пересыхала, из-за того, что в неё входили притоки разных степных рек. Это Большой Аксай, Есауловский Аксай, река Мышково, и это только по южной стороне. Такие же речки, примерно в 70 км, каждая, входили притоками и с Севера. Даже когда река Цимла и мелела летом, всегда в ней протекала, зеркально — чистые протоки с глубиной до метра. Вода в ней была до того чистой, что если по ней плывёшь в лодке, то она буквально просматривалась насквозь до дна. В те времена — летом, зачастую можно увидеть в этой речке, разнообразные, красивые лилии.

Сейчас-эту речушку накрыл водоканал, а местные жители его называют морем. Раздольная, широкая на которой даже бывают штормы. Но всё-ровно, глубина современного водохранилища от семи, до десяти метров. Хоть она и мелководная, но по ней ходят катера и многочисленные, разные корабли.

Теперь вокруг, этого водоканала простираются обширные, гладкие, сельскохозяйственные поля. А вот если сказать про здешний климат, то он после последнего — Ледникового периода, здесь не изменился ни на чуть. А это больше 10 тысяч лет назад, когда Ледниковая масса, выше уральских гор, оттеснила собой миролюбивых мамонтов вот эти тёплые, умеренные, раздольные места. Это были первые поселенцы в наших краях. Они жили здесь до тех времён, пока ледник не отступил далеко на север. Возможно, наша земля ещё помнит, как 10 тысяч лет назад, эти края содрогались от топота десятков тысяч — этих миролюбивых животных. Но тёплый умеренный климат, потом изменился, почти до субтропического, летняя жара заставила мохнатых мамонтов эмигрировать ближе к северному кругу, к заполярью. И вот после той поры, как я уже и говорил, жаркий, летний климат в междуречье не изменялся никогда. Настоящая зима здесь только наступает с января, и до марта. Вначале апреля начинается посадка в огородах и полях. В это период начинается самый обильный травостой, и потому наступает время — сенокоса. А вот с весеннего мая, и до самого сентября, здесь всегда жаркая — пылкая погода.

Но за последние тысячелетие, люди научились жить в таких условиях. После тюрских племён, а также после ухода Золотой орды, эти края стали обживать казаки, хохлы, калмыки. С приходом большой воды от соединения рек Дона и Волги, сюда потянулись люди с различных регионов России. От распашки земель, быстро возросли сельские — хозяйственные районы. С Южной стороны, это такие как: Октябрьский, Котельниковский, Светлоярский. С Северной стороны, это такие же по площади районы как: Волгодонский, Чернышевский, Суровикинский, Калачёвский. А уже в этих районах появились многочисленные — колхозы и совхозы, которые стали выращивать зерновые культуры и вместе с этим началось развития животноводства. И всё это быстро образовалось вокруг Цимлянского, современного бассейна.

Всю свою продукцию, колхозы и совхозы отправляли в свои областные центры, а те в свою очередь отсылали им продукцию от заводов и фабрик, для развития этих регионов. Такая инфраструктура села и города, отлично работала в плоть до 1987 года. Этот год, начало развала СССР и даже референдум не сохранил Советского государства. Но всего скорее не позволили сохранить страну «врагами народа», которые стояли у руля страны. Эти хапуги и жулики, подкупленные — американским империализмом, стали захватывать и разваливать всю инфраструктуру и экономику страны. Уже в начале 90-х годах, в магазинах, особенно в продовольственных, полки были пусты, кроме хлеба. Особенно в городах страны не было в магазинах никакой мясной продукции. А тем не менее в колхозах и совхозах, холодильные складские помещения были просто забиты мясной продукцией. Вот подумайте сами, один район в области имел (грубо подсчитывая) до 10 колхозов и, до 10 совхозов. Только в одном колхозе или совхозе было до 10 тысяч коров, телят, овец или коз. Каждый месяц нужно дважды, как бы подчищать — эти складские, холодные помещения, вывозя эту продукцию в областной центр. Но там как по команде, мясо ни где не принимали и говорили, примерно, вот так: «Нам за всё заплатили с лихвой, и при этом сказали не принимать мясо с колхозов и совхозов».

Часто машины с мясом возвращались в свои хозяйства, но складировать эту продукцию уже было не куда. Потому что очищенные помещения уже заполнились очередной прирезкой скота, для омоложения молодого поголовья. Руководители хозяйств, особенно в летнее время, такие машины с грузом отправляли на скотомогильники или на обычные свалки. Но это в общем уже совсем другая история. А мне нужно опять вернуться в 1987 год, который воистину отмечено в моей памяти, чёрным пятном, и не только в стране, но и, что случилось в моём родном поселении.

Как я вам уже докладывал, мой дорогой читатель, что в нашей степной местности, в августе всегда стоит жаркая — пылкая погода. В такую пору, взрослые хоть и работают, но на улицах становится совершенно пустынно. В такой зной каждый старается укрыться от жгучего солнца где-нибудь в тени. А вот ребятишкам всё — это трын-трава и им не почём жара такая. Пользуясь летними каникулами они с утра с удочками или просто так, бегут на речку к прохладной воде, где до самого вечера находятся там на рыбалке или на купальне в забавах.

В этот злополучный месяц, восьмого августа, в субботу, позволило местному маньяку отправиться как зверю, за своей добычей. Он знал, что с обеда улицы пустынны и только можно увидеть какую-нибудь свору ребят, идущих по какой-то причине к речке или наоборот с реки — домой. Маньяк давно вот так выезжал на своей белой «Волге», курсируя по улицам в поисках своей добыче. Но одиноких ребят почему-то никогда не было, и ему всегда попадались дети, идущие парами или группами.

Самого начала года и до этого месяца, ему снился один и тот же сон, где он сажает в машину белокурую девочку и мчится с ней в близлежащую лесопосадку. Каждый раз просыпаясь в поте лица, он задавался вопросом:

«А потом, что делать после изнасилования ребёнка, ведь надо идти на убийство?».

Этот недочеловек осознавал, однако, что за такое преступление в стране карается только смертным приговором. До сегодняшнего дня он никогда, и никого не похищал, и некого не убивал. Насиловать, насиловал, но только взрослых девушек. Ему не интересны были даже красивые женщины в расцвете своей молодости. Он делал всегда свои преступления, совсем просто и абсолютно без наказано. Этот субъект с пониженной социальной ответственности всегда подкарауливал свои жертвы в ночное время суток, где-нибудь в парке. Он подкрадывался незаметно к ним сзади и бил кирпичом по затылку головы. В таких случаях жертва его добычи сразу теряло сознание, а он тут же затаскивал беспомощное тело в кусты, и уже там завершал своё гнусное дело. Как правило, таких он и не думал убивать, зная, что они не будут обращаться в милицию из-за того, что девушки будут ославлены и им будет сложно потом выйти замуж. Да и опознать его в тёмное время суток было дело бесполезном, из-за того, что он ещё одевал капроновый чулок на свою физиономию.

Маньяк осознавал, что по ночам дети не бродят, и потому похищать их только можно в светлое время суток. Для похищения он выработал себе даже план, который потом вы, дорогой читатель, сами узнаете в последствии рассказа. А по куда, выезжая на такое мероприятие, он замазывал номерные знаки на машине, смывающейся быстро краской.

Но покуда мы оставим этого маньяка в машине, где он выслеживал по улицам района, маленькую девочку, для похищения в корыстных целях.

Но кто же он — этот местный маньяк с моего поселения в Октябрьском?

Но к сожалению, имя и фамилия его без юридического доказательства, не подлежит огласке. Но и вымышленное имя или фамилия моего персонажа, тоже как-то не по душе придумывать. Но не беспокойся, мой дорогой читатель, автор выйдет с такой ситуации достойно. Но сперва мы рассмотрим этого недочеловека, как бы поверхностно. Представьте только, что это субъект был уважаемым в нашем обществе. Он был коммунистом, и начальник небольшого предприятия, к тому же был ещё и общественником. На вид к тому времени, он был годами так, лет за сорок, но чуть-чуть. Он был высоким и крупным, но не толстым и без пуза, как бы, и ещё не безобразен — точно. Его нос на лице был немного впалым, но с большими ноздрями. Широкий и открытый как бы лоб, русые тонкие волосы, он всегда зачёсывал от лица назад. Губы у него были не узкими и не широкими, и не бантиком, а так себе, можно сказать — обычными. Скулы у него были не узкими, а чуть-чуть широкими. Этот человек с пониженной социальной ответственности был как ни странно, отличным семьянином и воспитывал троих детей. Общественной заботой он отлично справлялся, под его попечительством находилась местная спец — школа, которую всё время подпитывала его предприятие. Этот субъект не курил, и не пил спиртного, но по большим праздникам, мог позволить себе выпить раз, и за раз, стакан гранёный с водкой. Причём после большой такой дозы, он оставался трезвым и рассудительным. Отрицательный мой герой увлекался немного и спортом, но больше всего любил заниматься фотоснимками с фотоаппарата — Зенит. У него в квартире была целая фотостудия с фототехникой. Но самое главное, на своём предприятие об этом никто ничего не видел, и даже не знал, из-за того, что он никогда и никого не фотографировал. Возможно, что сам не хотел засветится, что он занимается фотоснимками. Да-это вообще и понятно, ведь у него снимки больше имели интимного характера. Когда он был чуть так по — моложе то бегал по вечерам к женской бане, и в некоторые открытые части окон умел заснять обнаженные тела у женщин. Потом проявив плёнку и сделав первые фотографии, он дрожал всем телом, а из-за рта вытекала слюна, как у некого — хряка.

Ещё с раннего возраста, когда ему только перевалило за тринадцать лет, он любил подглядывать в комнату своих родителей, которые занимались там сексом. От всего увиденного он начинал мастурбировать свой отросток до полного оргазма. До 18 лет, закрывшись где-нибудь в уединение он каждый день занимался онанизмом. И всё-таки уже перед службой в армии, он решил расстаться с девственными годами и попробовать женской плоти, путём изнасилования.

Его выбор не пал-таки на какую-нибудь молодую девушку. Нет. А выбор его пал на одну вдову-пенсионерку, которая сильно употребляла алкоголем. Он подмешал в самогонку побольше снотворного порошка и пошёл на первое своё такое свидание. Как только бабулька от-рубилась от такого пойла и уснула, он раздел её до гола, и до самого утра наслаждался с первой вот такой, со своей подругой.

В последствии вдове очень понравился такой юноша, и всегда радовалась, когда он приходил к ней в гости. Почти полгода они занимались такой пахотой, тайной любовью. Но осенью, после десятилетки его забрали уже в армию. Пока он служил, его вдова однажды напилась зимой, заблудилась и замёрзла под забором. После службы армии, мой отрицательный герой, решил взяться за ум и всерьёз заняться учёбой. Поступил в пищевой техникум, и по истечении учёбы окончил его на одни пятёрки. Приехав домой он первым делом женился, и притом взял в жёны не девушку, а разведённую женщину с ребёнком. Как только этот отрицательный мой персонаж переехал в Октябрьский, он тут же для карьерного роста вступил в партию КПРФ. После этого ему предоставили по специальности на одно не большое предприятие, и сразу же предоставили ему трёх комнатную квартиру. А уже через несколько лет его поставили и директором, этого предприятия. Где он руководил, очень умело на отлично до самой пенсии.

Но тут, мой дорогой читатель, нужно сделать небольшое отступление и рассказать ни как он хорошо работал и руководил предприятием, а как на самой этой работе превратился в маньяка-недочеловека. Естественно, мне придётся говорить не о хорошей стороне медали, а обратной её стороне, которая была покрыта чёрным мраком. В общем, как говорится, я начинаю говорить о нём с азов.

Когда приходили к нему женщины с заявлением об устройстве на работу, он как полагается, чин по чину, проводил собеседование. Конечно, больше его интересовало о её личной жизни. Если в разговоре он видел кокетство к нему, то без промедления подписывал заявление. Если поступавшая на работу жила с мужем и была очень строга на любую тему о любви, то этим она тут же подписывала, себе приговор — быть непринятой на работу. Но были и исключения, он её принимал, но потом через какой месяц увольнял женщину под любым предлогом. Коллектив женщин, которые были на предприятие, а их было под ним, примерно, в 20 человек — это был его личным гаремом. Жена его обо всём знала, но после третьего ребёнка, врачи ей сделали столько операций, что строго запретили заниматься интимной жизнью. Она также работала на этом предприятие, но только на лёгком труде. Бывало подойдёт к ней какая-нибудь коллега по работе, назовёт её учтиво по имени и отчеству и спросит:

«Подруженька моя дорогая, почему мужу не даёшь в постели?!Ведь проходу не даёт проклятый, как зверь какой голодный. Зажмёт где-нибудь в тёмном углу и прёт так, что кормилицу мою разодрать на части хочет».

А та ей в ответ, да и всем бабам, которые к ней подходили, завсегда им отвечала:

«А чего то вам её жалеть, пусть натирает до мозоля. Где вы такого сайдака ещё найдёте, да я уверена ни где. Думаете я заревную, да в жизни никогда, да ещё и спасибо скажу. Я вот столько операций перенесла, что мне к этому делу, совершенно, не испытываю желанья. Вот вы ему дадите, тогда он дома никогда ко мне не пристаёт, да и спать ложимся рано».

Но вот время неминуемо шло вперёд и нашему маньяку стукнуло за сорок с хвостиком. Его горем уже его не вдохновлял, и ему хотелось иметь в судьбе, что-то новое, свежее. В летнее время на его предприятие приходило с десяток учеников со школы, чтоб немножко подработать на каникулах. В основном, это были школьники от 6-го, до 8-го классов. Все они были задействованы на полке травы, а также по уборке мусора. Лишь только в полдень солнце начинала жарить своим пылом, школьники разбегались кто куда, чтобы укрыться в тени. До обеда ещё так сяк, работа как-то продвигалась, а вот после обеда ихняя работа останавливалась полностью. А вот этому директору, с пониженной социальной ответственности, и жара нипочём, и он тут же приходил на розыск ребят. Естественно, он их всех находил, собирал, и приводил в пустой, прохладный гаражный бокс, где начинал им давать разгон по всей программе. Удивительно было и то, что этот субъект никогда не ругался матерными словами. Но всё равно он их заменял несколько другими фразами, которые даже и в близь не подходили к вульгарности. В его лексиконе они звучали вот так: «Ети его вашу мать», или в обратном направление: «Мать его вашу ети».

После поругания и нотаций, этот директор становился добрее, и он начинал рассказывать анекдоты. Сперва рассказывал их как бы из простых, но потом незаметно переходил на интимные. Войдя с мальчишками в доверительные отношения, этот директор как бы невзначай, начинал показывать карты с голыми девицами. Рассматривать эту порнуху, шеф предприятия засовывал руки в карманы, которые были всегда без дна. Он засовывал руки так далеко, что свободно хватался за свой член и судорожно начинал разминать его. Лицо у него становилась багряным, и он как бы подбадривая подростков только и мог им говорить так: «Ну как-а?! А?!А?!А?! Ну как вам ребята такое?! А?! А?! А?!». В таком положение «аканья», этот директор мог находится и до пол часа, а то и до часа, не сказав больше ни каких связующих слов, совершенно, просто ни каких. Растлевая — этих малолеток, он очень зорко наблюдал, какие подростки больше всех поддавались эмоциям. Таких маньяк выбирал по одиночке, и приглашал к себе в кабинет после работы, чтоб просмотреть другие фотки с такой порнухой. Как только подросток заходил к нему в кабинет, он закрывался на ключ, и начинал показывать фотки голых девиц.

Что происходило дальше, можно только строить различные догадки. Но были и такие случаи, когда директор заводил в свой кабинет и взрослого парня, которому было уже за 18 лет, для собеседования для работы на предприятии. Он также показывал ему парнографию, но не такую какую показывал подросткам, а совсем другого рода, где происходил секс между женщины и мужчины. Если у такого парня, сразу же захватывался дух, и у него дыбом вставал его член. Вот тут-то у этого директора моментально срабатывал его грязный план. Он быстро и беспрепятственно залазил руками к нему в трусы, хватался за его стояк и начинал интенсивно мастурбировать его конец. Добившись быстрой эрекции, он тут же подставлял пустой стакан к его отростку, для слива молодого семени. Через какую минуту другую, маньяк снова повторил-эту процедуру и пополнив стакан со спермой. Юноша, который возможно в первый раз в жизни получил необыкновенное снисхождения блаженства, стоял перед маньяком как вкопанный. Он не мог не то что оттолкнуть его от себя, но даже шевельнутся с учащённым дыханием. Будто под каким гипнозом этот парень от таких интимных чувств, даже языком не мог шевельнуть, и он на действия маньяка, не мог даже слово какое ему молвить. Прошло минут пять после последнего слива в стакан девственной спермы, как маньяк опять приступил к интенсивной терапии члена у этого паренька. Как только его отросток увеличился до нужного придела, директор опускался на коленья перед ним и засовывал его конец к себе в рот. Он сосал его с таким наслаждением, как будто это был какой-то божий леденец. Как только он сглатывал очередную порцию спермы, он тут же закусывал зубами за головку отростка. Мало того когда у этого парня от этого снова подымался член, он засовывал его до самых гланд к себе врот. Примерно, больше часа так, маньяк блаженствовал, со своим новым рабочим в кабинете, а когда заканчивал, он ещё и допивал со стакана, и всё содержимое в нём семя, без остатка.

Больше этот-гомик директор не принимал, ни каких извращённых действий. Мало того, он всегда молодому парню давал денег, примерно,25 рублей, как бы на мелкие расходы.

А вот к примеру, когда директор выдворял с кабинета школьника, то он ему ни чего не давал, и только убедительно просил его, чтоб он никому не говорил об этом контакте с ним. Выйдя с помещения на улицу, маньяк говорил подростку, что завтра он может не выходить на работу. И вообще, теперь он будет работать только до обеда. Никаких прогулов во времени у него не будет, а в табеле будет отмечаться полностью его рабочий день.

Очень любил этот директор заманивать в свой кабинет и других подростков. Он просто наслаждался этим, когда у мальчишек захватывал дух и учащались дыхания от увидимой парнухи. Наверное, много подростков прошли, через его сатанинские, грязные руки.

Были и такие случае в жизни маньяка, когда он на своей машине со совершеннолетними ребятами выезжал на охоту или на рыбалку. Это были рабочие из его предприятия, как бы проверенные с ним в интимных отношениях. В безлюдном месте, где ни будь в чаще лес-посадке, он отсасывал у какого-нибудь молодого парня, его член по нескольку раз подряд. А потом раз-дрочив свой конец, он заставлял рабочего ещё и заснять его стояк, с его фотоаппарата «Зенит».

Конечно, как автору мне противно описывать про извращенные действия этого маньяка. Но что поделаешь, люди должны знать какие, эти нелюди бывают в жизни с нами. Да я про него и не стал бы и писать, если бы у него не было контакта с инопланетянами, которые рассказали ему столько тайн, что мне пришлось взяться за перо. Если бы не было этого недочеловека, то вы дорогой читатель, точно бы не узнали про мироздание Божье и где мы все живём. А также ещё о многих таинств в этом мире. Но я отвлёкся, а мне ещё нужно дописать про него ещё кое-что, а также про подростков, которые работали на предприятие у этого маньяка.

Так вот те — ребята которые прошли контакт с извращенцем, они как бы потом испугались и больше вообще не стали выходить на работу. Учётчица, которая вела табель по выходу ребят на предприятие, заметила этот отток рабочих рук и обратилась к нашему отрицательному герою, что делать?

До конца месяца, — стал говорить ей сей маньяк — директор, — остаётся целая неделя. Ребята эти работали на ровне с нашими рабочими, а это явно незаконно. Так, что у них даже переработанные часы. И, чтобы нам не попало, давай закроем им месяц этими переработанными часами. Так, что табель этот переделай и закрой им каждый рабочий день по пять часов. Потом к началу месяца, принесёшь сей документ ко мне на подпись.

Прошёл ещё месяц, и эта же самая учётчица, опять явилась в кабинет к этому директору, с такими вот словами: «Что нам делать? Ни один школьник ни соизволил прийти за своей получкой? А ведь ведомость нам нужно срочно закрывать».

«Давай сделаем так? Все эти ребята с первой школы, которая от нас, с так — километр. Возьми ведомость и деньги, и отправляйтесь прямо в школу. А я позвоню директору школы, чтоб посодействовали на ребят, и они получили быстро всю свою зарплату».

Вот так школьники в последствии и получили свою заработанную плату, а директор школы так, и не узнал причину, по которой ребята не захотели идти туда, где работали летом за своими кровными деньгами.

Вообще многие знают, что пацаны — это такой контингент подростков, которые очень откровенны, наивны, и ещё очень, очень простодушны. Однажды подростки из Средней школы… которые работали на предприятие тем летом. Собрались вместе на футболе, а когда наигрались вволю, то за тем, пошли дружно на пляж помыться. И вот уже идя с речки домой, они вдруг так разговорились в откровенности, что признались друг перед другом, что с ними вытворял этот директор-маньяк. И вот тут-то по дороге идя домой — гурьбой — эти подростки и дали этому директору кличку, как «Гусар-развратник». А также пообещали друг перед другом, что набьют этому уроду морду.

А мне теперь, как автору, можно без стеснения совести засветить-эту кликушу в дальнейшем моём рассказе. Но оставим мы этих ребят и вернёмся к этому Гусару, который в жизни был всегда — сексуально озабочен. Этот недочеловек, конечно, был не очень трусливым, но зато осторожным, и ещё как ни странно — ясновидцем. Он понимал, что его забавы с подростками, может круто изменить его жизнь, и причём только в плохую сторону. Целый месяц он предчувствовал, что с ним могут разобраться подростки. Гусар даже как-то осунулся, взял отпуск за свой счёт и никуда не выходил из дома. А после отпуска он ещё целый месяц прятался и избегал любых подростков, которые нет, да нет, приходили к родителям на предприятие. Но вот целый год прошёл тихо и спокойно, и у нашего Гусара вновь стали вселятся тараканы в голову, для нового преступления. И ему уже хотелось, что-то нового, захватывающего не ординального. Закралась в его бездушное сердце, одна давнишняя мечта, похитить какую-нибудь девочку, лет так от 10 до 15 лет. Ну может чуть старше, лишь бы она была девственницей. Для этого он давно держал в машине: парик, усы, бородку и клей к этим компонентам. В дорожной аптечке у него всегда лежало несколько ампул — наркозного эфира. В багажнике у маньяка всегда находились: домкрат, два колеса (как запаски) толстая, длинная верёвка, ведро, лопата, топор и брезентовый, большой полог. Гусар понимал, что за похищение, изнасилование, и убийства подростка, ему светит только вышка. Поэтому он и держал всё это хозяйство в своей машине на всякий случай. Мой отрицательный герой, продумал всё на перёд, свой будущий садистский план. Именно благодаря своих умственных, способностей, позволит ему в последствии прожить до глубокой старости.

Но возвратимся мы снова к этому недочеловеку, который рыскал по улицам райцентра в поисках своей добычи. Но покуда ему не везло, улицы становились пустынны от знойного дневного пыла.

Рабочий посёлок, в котором проживал Гусар, был в общем не большим, примерно так, тысяч 20 жителей. Но зато-это был районный центр, вокруг которого расположились множество колхозов и совхозов со своими сельскими образованиями, как сельсоветы. От райцентра на север или на юг, влияние центра уходило, примерно, на 50 км. На восток, и, на запад тоже было примерно, такое расстояние. Такая окружность влияния — районного центра, была с радиусом в 100 км. Если сложить все хутора и сёла вместе, то проживающих людей было на много больше, чем в самом райцентре. Не смотря, ни на какую погоду, в зной или холод, всегда в райцентре проходит в субботу: «большой базарный день». Крестьяне со всех сёл, да и местные жители, привозят, приносят различную сельскую продукцию на этот местный рынок. А когда они распродадутся, идут и покупают уже городскую продукцию, которую привозят городские предприниматели.

Вот в такой-то день и решил наш отрицательный герой порыскать по посёлку в надежде от плотности люда, найти отбившегося ребёнка от присмотра родителей. Но уже наступил полуденный зной, без единого облачка на небе, уже и люди на базаре почти разошлись, а ему недочеловеку опять не везло на охоте, на подростка. Даже патрульные машины ГАИ, так и те уже поразъехались по своим домам, из-за того, что машин на дорогах уже совершенно не стало.

Ещё через час, — стал говорить под нос Гусар, — торговая площадь совсем опустеет, возможно, даже и раньше. Однако надо освежится, чем ни будь по прохладнее, а кисломолочный напиток покуда в термосах трогать не буду, оставлю их ещё на всякий случай. А ну-ка доеду я до ресторана, тут он в пол километра от сюда, даже если ехать в объезд.

Быстро надавив на газ, наш Гусар за какую быструю минуту уже подкатил до ресторана. Но железные двери заведения были уже закрыты наглухо на обеденный перерыв.

Тогда, — проговорил сам себе по нос наш маньяк, — мы заедем в небольшой магазинчик, за этим заведением.

Этот невзрачный магазинчик, старинной конструкции, в те времена все называли «Филов-ским», из-за того, что там работали семейным подрядом, как бы, муж с женой. Гусар отлично знал продавщицу Таисию, и продавца Николая, который был его родным кумом. Но и этот магазин, был также закрыт на обед. Тогда наш Гусар поставил «Волгу» под ветками деревьев у магазина, и твёрдой поступью отправился к дверям — этого продуктового заведения.

Не успел Гусар как следует постучать кулаком в дверь, как с магазина донёсся мужской, сердитый глас: «Ну кого опять черти принесли, ведь закрыто на обед!!!»

Наш отрицательный герой, ещё раз настойчиво постучал в дверь, и тут же сразу услышал, как щёлкнули железные крючки с внутренней стороны магазина, лязгнул засов, и наконец со скрипом отворилась дверь, обитая жестью. Вышедший из магазина мужик, невзрачного вида в кепке, был так среднего роста, с небольшой палкой в руке. Он сперва было хотел набросится на непрошенного посетителя с руганью, но как только увидел Гусара, лицо у него расплылось в добродушной улыбке.

Жинка моя! — крикнул сразу же этот мужичок себе за спину. — Ты только посмотри кто к нам пожаловал?!

Тут сразу же выбежала и хозяйка этого заведения из подсобки к главному входу помещения. На вид она также была лет под сорок, средней упитанностью, с белой косынкой на голове. Она как увидела зашедшего посетителя, так, и затараторила, всплескивая руками в разные стороны: «Ой Микола?! Да — это никак наш благодетель пожаловал. Куманёк ты наш родненький, каким таким ветром к нам занесло в наш убогий магазинчик?!

«Да вот знойная жара и привела меня к вам, кумовья мои родненькие. Хотел было в ресторан зайти, попить чего ни будь холодненького, да где там. Двери закрыты, видно тоже перерыв обеденный у них».

Обед. Обед. — вновь затараторила продавщица. — Везде сейчас обед, куманёк ты наш родненький.

А зачем же в ресторан? Разве у нас для тебя не найдётся холодного пива в холодильнике?!

«Что ты? Что ты? Кумушка моя родненькая. Ведь я ничего такого хмельного не употребляю. Ты ж прекрасно меня знаешь. Могу выпить только в какой праздничный день, и несомненно, один раз, но из большого бокала. Мне бы так кваску или компота, ну минералки какой простой на худой конец».

Найдём. Найдём. — вновь затараторила угодливая его кумушка. — Как раз у меня в холодильнике осталась одна бутылочка НАРЗАНА. Сейчас я тебе его быстро принесу.

Не прошло, наверное, и минуты, как гостеприимная его кумушка принесла обещанную минералку, с большим стеклянным бокалом. Она ловко откупорила бутылку с НАРЗАНОМ, и вылила всё содержимое с него в большой — этот пивной бокал.

«Я специально принесла куманёк, этот бокал, как ты любишь выпить сразу всё и залпом».

«Вот спасибо! Вот спасибо тебе большое кумушка! Знаешь, как я люблю пить, таким методом, что-то выпивать, и только непременно из такого бокала, и сразу разом залпом».

Наш Гусар тут сразу же приложился к бокалу с минералкой и мигом осушил его до дна. Крякнув как бы от такого доставленного удовольствия, он даже погладил ладошкой своё незаметное пузо и с умилением проговорил: «Ух, кумовья вы мои дорогие, кажется отлегло на божью милость — малость!».

Ну и слава Богу! — в один голос воскликнули угодливо, щерясь к нему его кумовья.

А может, — проговорил тут кум Николай, — возьмёшь с собой бутылочку водки, так сказать, для дела… А-то сейчас такие времена настали, что с этим делом — туго?!

Наш Гусар подумал, подумал, а потом проговорил: «А что куманёк и вправду, сделай мне бутылочку беленькой, да нарежь мне полтора килограмма колбасы-копчёной. Да вот ещё сайку хлеба и всё это заверни в бумагу. Но, нет. Лучше положи всё это в коробок бумажный».

Будет всё сделано. — тут же отрапортовал ему кум-Никола, и сразу же обратился к своей жене:

«Таисия ты слышала, что наш благодетель хочет. А ну-ка сделай для него всё высшей форме!».

Сразу же его покорная жена, достала из холодильника две катки колбасы копчёной и порезала их ломтиками. Положив всё это в бумажный куль, она взяла небольшой бумажный ящик и также всё это вложила в него. Потом взяла бутылку водки и сайку хлеба, и тоже всё это разместила в ящике. Наконец она достала шпагат, обтянула крест на крест-этот загруженный ящик и при поднесла к нашему Гусару в руки.

Вот это обслуживание, — под хвалил субъект с пониженной социальной ответственности, — просто любо дорого глядеть. А сколько мне нужно заплатить за это всё?

Ну надо же такое сказать, — затараторила в ответ продавщица, — заплатить?! Да ты нам каждую неделю, столько лишка даёшь в продукции, что не ты, а мы тебе наш благодетель должны платить. Ты только скажи сколько, и мы с мужем, тотчас расплатимся с лихвой.

«Да будет вам кумовья мои дорогие, такое говорить. Запомните раз и навсегда, вы мне ничего не должны, а что я вам давал лишка, так это за знак внимания, что вы мне дороги и любимы».

Вот. Вот. — затараторила продавщица Тая. — И мы тебя обслужили без этой маленькой оплаты из-за большого уважения к тебе. И не надо нам отказывать, этот небольшой знак внимания к вам. А не то мы кум ты наш родной, просто обидимся на тебя и, не будем даже разговаривать с тобой.

Ну хорошо. Хорошо. — засмеялся наш отрицательный герой, — Но запомните, кумовья мои родные, я вас всё равно потом отблагодарю как полагается.

Тут все засмеялись, замахали руками и уже в дверях быстро распрощались, так как уже заканчивался обеденный перерыв в этом магазинчике.

Наш отрицательный герой, быстро вышел с магазина, дошёл с коробком до своей машины, открыл багажник в ней и положил в спортивную сумку — этот подарочек от своих кумовьёв. Лишь только он закрыл багажник, он потоптался, потоптался возле авто и решил всё-таки дойти до дверей ресторана, и купить там квас или компот. Взяв с собой из машины пустой термос, он закрыл дверцу на замок и торопливыми шагами отправился за угол к дверям ресторана. Но увы? Это заведение ещё было закрыто. Тогда Гусар как молотом постучал кулаком в створы жестяных дверей, и стал ждать, что кто-то всё-ровно должен открыть двери. Но ошибся, с обратной стороны дверей никто не отозвался, и даже не слышно было ни каких посторонних звуков. Гусар поднял заново свой кулак, чтобы постучатся, но его взгляд с высоких ступенек вдруг остановился на внутренний дворик — этого заведения. Дело в том, что там он увидел, как со двора ресторана, одна работница общепита выводила на улицу подростковую, маленькую девочку. На вид она была лет десяти — тринадцати, смугловатая, с простыми-русыми волосами.

Гусар как увидел эту девочку, так у него сразу отвисла челюсть и со рта потекла его свинячья — похотливая слюна. Именно такая девочка ему снилась каждую ночь, именно о такой он мечтал каждый день.

А тем временем, женщина спокойно её вывела со двора на тротуарную аллейку, и стала напутствовать своё дитя, чтоб придвижение по дорожке ни куда с неё не сворачивала, и не с кем, не вступала, ни в какие в разговоры. А когда прибудет до своей — бабушке, чтоб непременно, она позвонила ей в ресторан.

Девочка молча кивала на такое напутствие, и вот наконец-таки мама её поцеловала, и худенькая, хрупкая девочка улыбнулась ей в ответ, и как бы в припрыжку побежала по аллейке в сторону центра. Мамулька ещё долго смотрела в след своей доченьке, и на сердце у неё было почему-то сегодня тягостно и тревожно. Она готова была побежать за ней в след, чтоб самой довести её до своей матери. Но уже заканчивался обеденный перерыв, и ей нужно было срочно возвращаться на работу. Беспокойное сердце матери утешалось только одной мыслью, ведь после купания дочери, она уже сколько раз отправляла её до своей мамы вот таким вот способом. И всегда её девочка доходила домой, без каких — либо курьёзных случайностей.

Наш Гусар знал немножко эту женщину, и ещё немножко её погибшего мужа в автокатастрофе. Он также знал, что она живёт сейчас с одним сожителем, который моложе её лет на пять. Маньяк представлял в своей душонке, что для любой матери, самое дорогое и бесценное в жизни-это её родное дитя. Но наш Гусар был безжалостным в таком вопросе. Он становился просто безжалостным зверем, чтобы насытить свою бездонную пахать. Этот маньяк давно уже переступил через закон — человеческой морали, и потому после изнасилования своей жертвы мог спокойно убить человека, чтобы потом скрыть свои следы преступления.

Гусар, как только увидел, как девочка отошла от своей матери, быстро соскочил со ступенек ресторана и пулей побежал, до своей, машине. Благо, что он поставил свою «Волгу» за поворотом ресторана, и конечно, женщина девочки ни как, не смогла бы увидеть — это авто.

Как только маньяк добежал до машины, он мигом открыл салон, включил зажигание и завёл «Волгу». Уже на ходу, он закрыл по плотней дверцу, развернул круто машину и поехал быстро по параллельной, другой улицей с выходом на тротуар, по которой двигалась девочка. Дитё только прошло первый перекрёсток, и также как её учила мама, двигалась в прямом направление к центру торговых магазинов.

Тогда Гусар не поехал за ней в след, хотя возле тротуара проходила небольшая грунтовая дорога. А объехал целый квартал и остановился на пустынной площади, где всегда по субботам тут шла бойкая торговля. Маньяк знал, объехав её как бы наперёд, что девочка, идя по этому маршруту обязательно, вскоре появится тут в центре, идя по тротуару. Только он не знал, где она будет сворачивать, здесь на перекрёстке или пойдёт дальше прямо.

Не прошло и пару минут как показалась на аллейке идущая девочка. Она также шла не принуждённо, не торопливо, и как бы пританцовывала на ходу. Ей казалась, что на свете живут только добрые и добросердечные люди. Даже солнышко сегодня совсем и не жарило её, а только ласкало её смуглое, загорелое тельце. Девочка шла и вспоминала материнские ласковые руки, которыми она купала на работе в ванной. А потом обтирая полотенцем, с очень большой любовью и нежностью она ещё, и при этом целовала её тельце. Сегодня ей почему-то казалось, что на улице необыкновенно хорошо. Было приятно слышать даже чириканье воробьёв, которые прятались от жары под листьями деревьев. Сперва девочка шла нормальны ходом, но потом пошла потихоньку, наверное, чтоб побольше насладится ласковой природой.

Лишь только девочка прошла торговый перекрёсток, Гусар быстро развернул машину и помчался к ней на встречу, объезжая для этого почти целый квартал.

Нужно, — говорил сам себе под нос маньяк, — чтоб эта девочка не вышла с тротуара на большую дорогу. Просто не верится, но людей вообще нет на улице, а это бедное дитя идёт совершенно одна как в безлюдной пустыне.

Теперь маньяк выехал, непосредственно, наперёд как бы, идущей прямо на него девочке.

Маньяк, естественно, уже остановил машину, сбоку от аллейки, примерно, в метре от неё. До — встрече, своей потенциальной жертвы, было метров 50 так, а сзади от него асфальтная дорога, метров 20 так.

Не теряя время, недочеловек с пониженной социальной ответственности, выключил машину, и тут же приступил к осуществлению своего гнусного плана. Он быстро одел на свою голову чёрный, кучерявый парик, приклеил бородку и усы. Поглядев на себя в зеркало-заднего вида не удержался и проговорил сам себе под нос:

«Ну и хорош! Ну и хорош! Прям настоящий какой Яшка-цыган!».

Потом маньяк открыл на чуть-чуть заднею дверцу «Волги». Не теряя быстрого темпа для похищения девочки, помочил платочек из флакона, а это был ХЛОРОФОРМ, для глубокого наркоза. В отличии от простого сонного эфира — этот быстрее вызывает наступления сна. Но Гусар его не взял с собой, а положил смоченный платочек в целлофановый пакет, который спрятал на заднем сиденье под одеял-кой.

Ещё минуты две-три минуты, и этот ненормальный субъект уже выйдет из машины к ребёнку, который всё ближе и ближе приближался к нему. А пока он посмотрел по сторонам этой аллейке, а также уже выходя из машины посмотрел на прилегающие дома к этому тротуару.

Просто невероятно, — пробормотал Гусар сам себе под нос, — будто все люди вымерли во круг. Совершенно никого нет, ни в прилегающих дворах, ни на дороге, ни на самой аллейке. Даже и вдали, нет вообще — человеческого силуэта. Вот повезло мне сегодня, так повезло. Сама добыча лезет мне в руки.

А девочка всё также шла не торопясь, по асфальтной дорожке, по краям которых росли стройным рядом, молодые деревья — вязы. Безусловно, вся аллейка по которой она шла была в тени от листьев деревьев, и конечно, приносили всем идущим людям небольшую прохладу.

А безвинное дитё, идя по такой аллейке, совершенно, не глядела по сторонам, а больше смотрела вверх на абсолютно, без облачное, синее небо. Эта аллейка шла с востока на запад, в ту сторону куда уже повернуло пылкое солнце с обеда. Но из-за плотных ветвей с листьями — этих деревьев, жаркого светила почти не было видно. Сегодня — этой девочке было так, хорошо, что, пританцовывая по своему маршруту, даже бормотала какую-то детскую песенку. Ей оставалась пройти по дорожке ещё метров так, 40 не больше. А затем свернув на право, пройти ещё столько же, примерно, где жила её родная бабушка.

Но вдруг в это время, в глазах девочки всё померкло, налетел горячий, песчаный, степной вихрь. Охраняющий до сей поры её ангел хранитель, испугался вмиг, на — это бесовское наваждение и улетел от этой девочке-прочь в небо. Но и бедное детка от такого вихревого потока, тоже, также испугалась, она остановилась и закрыла ладошками, свои зелёненькие, красивые глазки.

Но о том, что произошло далее, вы дорогой мой читатель, уже узнаете только из следующей главы.

Глава вторая
Похищение

Недаром в народе говорится так:

Падает с неба несчастье,

Послано свыше оно.

Значит, страданье и горе —

Нам на земле суждено.

И так, мы расстались с вами, дорогой мой читатель, в той главе тогда, когда девочка, идущая по аллейки, закрыла своими ладошками глаза, от налетевшего, пылевого вихря на неё.

И вот когда она открыла ладошки от своих глаз, то увидела перед собой большого дядьку с чёрной бородой, с усами.

Девочка, — сказал незнакомец ей, — посмотри скорее назад, там в дали стоит твоя мамка. Она тебе машет руками, и видно, что-то хочет тебе сказать.

Умная, но ещё безрассудная девочка, обернулась назад и стала всматриваться вдаль аллейки, чтоб увидеть свою мамочку. Лишь только она стала глядеть, как этот оборотень в образе усатого, бородатого человека, вихрем налетел на неё сзади. Он сразу же одной ладонью зажал ей рот, а другой рукой ладони большого пальца, нажал на сонную артерию возле ушной раковины в её маленькой головке. Бедная дитё даже не вскрикнуло, как сразу же потеряло сознание, и тут же повалилось на него.

Маньяк сразу же подхватил её на руки и за какие-то доли секунд, быстро затащил свою добычу в задний салон машины. Гусар тут же в быстром темпе набросил на её личико, влажный платочек с ХЛОРОФОР-ом. А уж только потом накрыл девочку с головой, тонким байковым одеялом.

Не теряя быстрого темпа, бессердечный маньяк, закрыл заднею дверцу на замок и вышел на аллейку, чтобы как-то осмотреться. Он сызнова посмотрел зорко по сторонам аллейки и близ лежащих дворов с домами. Но тщетно. По — прежнему на этой улице не было ни одной человеческой души, а значит не было ни каких свидетелей, его преступного похищения ребёнка.

Будто какой-то злой демон захотел сделать так, чтоб совершилось-это чёрное злодеяние. Бесспорно, только из-за этого наступило и это дьявольское наваждение в природе, что все люди в округе по запрятались в своих домах, как тараканы в щелях.

Маньяк был вне себя от радости, что его никто не смог увидеть на месте преступления. Очень довольный, что провернул своё гнусное дело гладко, он подошёл к своей «Волге», открыл водительскую дверь, сел за руль и завёл машину. Лишь только он развернулся на авто, Гусар быстро выскочил на асфальтную дорогу, которая вела в северную часть посёлка. Он так был рад своей добычи, что даже процитировал один стишок:


Не зная где искать, вовек успеха не добиться

Хоть, износи железные подмётки.

А если клад идёт к тебе сам в руки;

Так и не нужно, даже нагибаться.


Через несколько минут, эта белоснежная — «Волга» с её чёртовым наездником и, с усыплённой девочкой, уже неслась в Западном направление.

Гусар глянул на ручные часы и пробормотал себе под нос:

«Ещё нет и четырёх часов, а я так успешно провернул своё дельце. Но теперь мне нужно без ЧП выскочить незаметно из райцентра посёлка. Нужно только выехать через сухую речку на свалку, а потом строго на запад. В этом месте никогда не стоят ГАИШНИКИ. Потом надо проехать три-четыре километра по асфальту, но затем дорога будет только грунтовая. А маршрут мой будет пролегать сперва до края села Клыкова, которая останется с левой стороны. А потом курс будет пролегать мой, мимо поселка Верхне/кумский, и до пруда „Восьмого марта“. Там я сделаю передышку, осмотрюсь, и поеду дальше до Цимлянского водохранилища. И вот там в не вдали от хутора — Мо-ло-ка-новский, есть прекрасные заводи, с выходом густых лесопосадок. Вот только там, где-то в тех границах, я и позабавлюсь с этой куколкой».

Держа в голове вот такой план прорыва, похититель, действительно вскоре оказался под селом Клыкова. Объехав его стороной с севера, машина маньяка уже минут через 15 — 20 добралась, и до хутора Верхне/кумский. На сей раз ему нужно было обогнуть хутор с юга, чтобы объехать его стороной. Дело в том, что наш район очень богат сухими, но глубокими балками, которые в глубину бывают достигают до 100 метров, с протяжённостью, примерно, до 50 км. Вот такую балку и пришлось как бы стороной объехать нашему Гусару. Вообще-то на карте эта балка отмечена как впадина «В/кумская», идущая от сюда, с южной стороны до северной стороны, хутора Н/кумская. Конечно, по степным дорогам сильно не разгонишься, в приделах 50—60 км. Естественно, этот недочеловек знал про это, и всё за ранние подсчитал. Если он в дороге не будет останавливаться, то до Цимлы он доедет, примерно, за час. А если остановится, на 20—30 минут, то до моря он до едет за полтора — часа. Естественно, если считать весь маршрут от п. Октябрьского, и до села Мо-ло-ка-нов-ки.

Добравшись наконец-таки до пруда «Восьмое марта», Гусар заглушил машину и раскрыв заднею дверь в ней, первым делом снял б/одеялу с девочки, ну и, естественно, марлевую повязку с её личика. Вообще-то в салоне машины было не совсем жарко, так как наш маньяк опустил все стеклоподъёмники по ходу передвижения по степным дорогам.

Вторым делом, наш отрицательный герой, достал термос с кисло молочным продуктом, и прям с горла как бы, выпил с него, с жадностью, с литр. На этом пруду, был небольшой мысик. Это была небольшая возвышенность, которая омывалась с трёх сторон водой. Гусар, конечно же, знал это место, что здесь в любую жару очень прохладно и ветрено от прибрежных вод. Бесспорно, только из-за этого он и поставил машину на этом возвышенном полуострове, обдуваемая со всех сторон ветрами. С этого места отлично просматривалась на многие километры, выгоревшая от солнца, приграничная Волго-Донская степь. Такое место небольшой остановки, очень устраивала маньяка, ведь если какой транспорт показался бы в дали от сюда, а это примерно, 10—15 км. Наш субъект его вовремя заметит, и быстро от сюда смоется. Но вокруг не было ни души, вся степь безмолвствовала.

Гусар опять подошёл к девочке, которая спала глубоким сном, он обтёр её личико от пота, и стал прислушиваться к ней как она дышит.

Да вроде, — пробормотал озабоченный недочеловек, сам себе под нос, — спит пока нормально. Эх, взять бы её сейчас и изнасиловать… Но нет. Так братцы не интересно. Надо её обязательно оживить сперва, чтоб она плакала, рыдала подо — мной, царапалась, кричала о помощи. Вот тогда, можно сказать, что не зря я так рисковал, похищая её. Да и секс такой, может вдруг прерваться от гостей, как говорится, каких-нибудь непрошенных, нежданных. Ничего подожду, тут до Цимлы осталось проехать ещё совсем чуть-чуть.

Тут Гусар разделся до трусов и решил быстренько спуститься к воде, чтоб немножко освежиться. Лишь только он добежал и плюхнулся в воду, пройдёт минут пять или чуть по более, где он будет с наслаждением купаться. А мне за это время, хотелось бы немножко рассказать вам, дорогой читатель, об этом месте.

Раньше ещё до войны, здесь у пруда был хутор и колхоз с названием — Восьмое марта. Из некоторых источников, сам хуторок зародился ещё до революции от наёмных батраков, которые работали у богатых казаков, буквально за гроши. Естественно, без каких-либо шансов, для хорошей жизни в будущем. Эти люди бросали наёмный труд, и уходили подальше от дона в необжитые, целинные степи, поближе к балкам, где имелись родники и глубокие озёрца в виде пруд. Начинали они обживаться там, конечно же, с землянок. Для пропитания они возле воды, сажали огромные огороды, а на возвышенностях — фруктовые сады. Постепенно со временем обзаводились и животным хозяйством, что позволяло расширить небольшие хлебные угодья. Уже после революции, Советская власть решила улучшить благосостояние общины у этого пруда, и создать на этой территории село с названием Восьмое марта, а уже потом и колхоз по названию села. Власти сперва выстроили жителям саманные дома с печками, с окнами, с деревянными крышами. Хоть полы и были земляными, но, как и стены домов отштукатурены глинной, и естественно, побелены известью. Власти построили магазин, школу-двух летку, мед пункт, избу читальню, и даже баню. Ещё власти построили колхозникам, большой коровник и свинарник. Все они также были построены из глиняных саманов. Улица в селе тут была одна, но зато очень длинная, ведь на ней доменных сооружений таких было до 70 штук. Когда в стране люди в 30 годах помирали от голода, здешние жители от этого никто не пострадал.

В 1937 году, в марте месяце, когда было ещё довольно снежно и зябко. К этому селу доставили на телегах под охранной, примерно, 70 человек, как бы, репрессированных граждан. Они проживали близ лежащих хуторов, расположенных у реки Цимлы. Естественно, это были казаки, которые не захотели принять Советскую власть, и отказались вступать в колхозы. Так как всё мужское население погибло почти в гражданской войне. То сюда доставили в основном мужчин — инвалидов, стариков, и женщин разных возрастов. Бесспорно, конечно же, были с ними и дети. Их по прибытию сперва разместили не в диком поле, а в полуразрушенных землянках в которых раньше ютились жители Восьмого марта. Несмотря на запрет охранников, чтоб к ним никто не подходил, все жители этого колхоза проявили человечность и сострадание. Репрессированным гражданам помогали все, кто как мог. Им несли одежду, лопаты, топоры, ломы, доски и кизяки. Приносили им жители, конечно и, разные продукты. Сперва охранники, всем репрессированным, объявили комендантский час, но через несколько дней, все они как по приказу бросили осуждённых и уехали от сюда раз и навсегда. А вот жители «Восьмого марта», сразу же обратились в Сельсовет, чтоб всех женщин и детей разместили в их домах. Председатель С/совета, как ни странно, не стал на это возражать. Он разрешил не только женщинам и детям, а ещё и всем осуждённым, перебираться к местным жителям. Только вот с одним условием, чтоб все трудоспособные люди вступили в колхоз. Естественно, репрессированные не могли возразить и потому, почти что все они, дали своё согласие, чтоб не погибнуть от голода и холода. А уже к лету того же года, все кто ещё проживал в землянках, а это были в основном мужчины, попросились, чтоб их также приняли в колхоз. Председатель колхоза и сельского совета, посовещавшись между собой, не отказали им из-за того, что в колхозе не хватает сильно рабочих рук. А из-за того, что в хуторе возросло население, правлением колхоза было решено построить один барак, на 30—40 человек. И вот так потихоньку, жизнь осуждённых по не многу стала налаживаться в ссылке. Но только одно большое «но».? У всех репрессированных не было на руках гражданского — паспорта.

Но вот началась ВОВ, немецкие захватчики рвались к Сталинграду, чтоб прорвать в кольце окружённую армию Паульса. Не обошла война и этот хуторок Восьмого марта. Фашистские танки с грохотом проносились по улице этого колхоза. Они не трогали местных жителей, но хозяйствовали по всюду. Они выгнали из барака его обитателей, и устроили там свой штаб. А когда русские танки их выбили от сюда, налетели фашистские бомбардировщики и сравняли хутор Восьмое марта с землёй. Конечно, много погибло в хуторе людей, а которые остались вынуждены уйти опять всё те-же вырытые землянки за селом. Вот так до конца войны, люди и жили в этих убежищах. Я не буду из-за маленького отведённого времени рассказывать, как они выживали: летом и весной выливали сусликов, зимой ставили силки на зайчиков, опять же сажали огороды, ловили рыбу и раков в пруду. Выстроили у самого пруда два колодца. А когда, после войны пришла техника на поля, снова стали пахать землю и сажать хлеб. Мало того, даже сажали хлопок, но только к осени он не созревал толком, но всё — равно колхозники вручную собирали не раскрытые толком ватные их коробочки, чтобы помочь как то, своему родному государству. Но самое главное, никто из оставшихся жителей не захотел покидать — эти новые — свои родные места. Бесспорно, только из-за нехватки рабочих рук, власти решили объединить хутор Восьмое марта, с хутором Верхним/кумским. И естественно, на территории В/кумского поселения. После объединения, хуторок «Восьмое марта» разровняли бульдозерами и предали его забвению на многие, многие годы. А люди, репрессированные после соединения двух колхозов, получили в начале 70 годов паспорта и, им разрешили покинуть эти места и, переехать в любое место России. Но уже многие жители, не захотели переезжать из-за того, что все родные места были затоплены Цимлянским водохранилищем и им осталось только доживать в этих местах навсегда.

В 2019 году, казаки со всего Октябрьского района, поставили огромный, деревянный крест, возле пруда Восьмого марта, в память, чтоб не допустить забвения в истории о репрессированных людях, которые попали на долгое время, в эти степные, целинные места.

Покуда я делал заметку о жителях села Восьмого марта, Гусар наш давно искупался в пруду. Он обтёрся, оделся, почмокал свою сонную жертву, завёл машину и спокойно уже ехал в сторону Цимлы. Там на берегу пруда где он купался, маньяк сжёг в газетке: парик, бородку, усы и платочек высохший от сонного эфира.

Как я раньше и говорил, Гусар заранее продумал куда везти — эту маленькую девчушку. Такое место у него планировалось, не доезжая села Молокановский. Один песчаный берег у воды Водохранилища, его больше всего привлекало. Это была прибрежная лесопосадка, которая закрывала с грунтового грейдера, песчаный берег Цимлы с мелководной заводью. Даже можно сказать, это был небольшой заливчик, обросший по бокам его, густым, высоким камышом. Но центр этого залива, как огромная тарелка с радиусом в сто метров, была свободна от этих растений. Если проплыть чистую воду в этой тарелке, в сторону бассейна самой Цимлы, то там в мелководье, опять прорастал камыш, и он закрывал собой с моря, эту прибрежную зону.

В детстве, наш Гусар в этом заливчике ставил сети на рыбу и большие рака-ловки для больших рак. И никогда патрулирующие катера с рыбнадзорами, не могли даже заметить его за этим промыслом.

Но сейчас в голове маньяка неслись, совершенно другие мысли, что делать с девочкой после изнасилования. Убивать топориком или удушить верёвкой, он как-то не хотел её. Также не желал закапывать её на берегу, после совершения убийства. Гусар знал, что в этих местах водятся дикие кабаны, они враз учуют и раскопают такую добычу. И всё-таки после долгих размышлений, он пришёл к выводу, что лучше всего её надо будет утопить здесь. Надо только привязать к запасному колесу от «Волги» её, отплыть за тарелку чистой воды, и там в камышах завершить своё чёрное дело.

Вот с такими, сатанинскими мыслями, сей похититель, наконец-таки прибыл к своей намеченной цели. Тут в самой чаще посадке деревьев, почти рядом от берега Цимлы, недочеловек с ненормальной головой, остановился и заглушил машину. Он не спеша вышел с «Волги» и первым делом осмотрел свою стоянку. После тщательного осмотра, он понял, что в этом месте давно не вступала нога человека. Убедившись, что вокруг нет совершенно ни одной человеческой души, Гусар начал осуществлять свой продуманный — сатанинский план.

Первым делом он достал с багажника, потрёпанный, старый, брезентовый полог. Этот тент был зелёно-белого цвета и, возможно, подкрашенный для маскировки белой Волги. Такой полог был очень большим, примерно, три на три метров, и весь с дырками, куда свободно пролезет большой палец взрослого человека. Наш отрицательный герой, накрыл быстро такой накидкой весь автомобиль. А с трёх сторон, кончики полога закрепил ещё их и на колья. Со стороны, это смотрелось как некий какой балаганчик. А если теперь влезть в салон машины, то внутри было небольшое затемнение от дневного света. А ещё, можно, отметить как главное, что изнутри салона, через эти самые дырочки в брезенте, свободно можно глядеть, что происходит вокруг «Волги». Естественно, смотрящего с наружи, за пределами машины, вряд ли кто мог заметить, кто находится в салоне авто из-за этой маскировки. Также можно отметить тут бесспорно, что при открытых окнах, через эти дырочки в салоне продувались сквознячками, и потому в машине было совсем не жарко от пронизывающего свежего воздуха. Но время шло, и наш отрицательный герой спешил вовсю, чтоб заняться своей пахотной любовью. Для этого он разложил в салоне машины все сиденья, от чего получился как бы разложенный диван. Было уже, часов шесть вечера, но чувствовалось, что жара ещё не спала, и в тени под пологом, стрелка термометра показывала за тридцать градусов.

Похищенная девочка по-прежнему спала, но уже было видно, что она с трудом дышала.

Это всё от ХЛОРОФОРМА, — сокрушённо проговорил сам себе под нос Гусар, — надобно ещё в дороге по раньше снять с неё платочек с этим снотворным. Зачем я вообще наложил в маску 50% концентрации хлороформа. Ведь по сути, это лошадиная доза, как бы она прежде времени не скончалось от этого.

Озабоченный гомик тут же решил, что надо побыстрее привести её в чувство. Он стал похлопывать свою пленницу по щекам, щипать за нос, уши, и другие части детского тела. Но тщетно, девочка спала как будто мёртвым сном. Тогда маньяк разделся сам до-нога, и также раздел свою маленькую жертву. Он достал в салоне термос с холодной водой и стал обрызгивать ей лицо, и все части её тела. Но тщетно, девочка по-прежнему спала и не реагировала на прохладный такой душ. Наш маньяк стал волноваться: «А вдруг она умрёт, а я так и не попробую её живого тельца?».

Но в это время, вдруг захотелось Гусару справить по тяжелому, свою нужду. Он вынул с бардачка в салоне газету, оторвал от неё клок и сразу же бегом с машины. Отбежав от своей «Волге», так шагов на 10 или 20, он уселся под одним деревом и быстро тут же облегчился. Покряхтев там ещё пару минут, он быстро подтёрся газеткой, и пристав с места собрался идти назад к машине. Но не сделав ещё и шагу в перёд, тут наш отрицательный герой заметил ШАРОВУЮ МОЛНИЮ. Гусар как увидел её, так сразу спрятался за ствол дерева и стал наблюдать, куда Небесная гостья тихо, при тихо, как бы передвигается. Она летела от воды Цимлы, на высоте человеческого роста. Гусару было отчётливо видно, что её шар был красного цвета, примерно, так с футбольный мячик.

Наш маньяк скорчился под деревом от страха, и только пробормотал сам себе под нос: «О, мать её ж ети?!». И тут же сразу: «Ети её же мать совсем?!». «Что это?! От куда её сюда черти занесли?!».

Но мой рассказ протекает намного медленней, чем происходило это событие на самом деле. А тем временем, эта шаровая молния уже долетела до машины и стала кружиться над укрытой брезентом машиной. Наконец она заметила открытую дверь под брезентом и сразу нырнула в салон «Волги». Вдруг она остановилась в центре машины, между потолком и разложенном сиденье в виде дивана, где лежала заснувшая девочка. Там шаровая молния, вспыхнула так ярко светом, что маньяк закрыл глаза ладонью от испуга. А когда Гусар открыл ладони с глаз, то сразу же заметил, что НЕБЕСНАЯ ГОСТЬЯ уже куда-то испарилась или улетела в неизвестном направлении.

Наш отрицательный герой ещё немного потоптался под деревом, и потихонечку, с украдкой, пошёл к своей машине. Лишь только он влез в машину, как сразу увидел, что в салоне лежит не девочка, а зрелая, красивая, спящая девушка, лет так тридцати. Она была так прекрасна в нагом виде, что Гусар сразу позабыл, что здесь должна находится девочка, а не эта зрелая женщина. Бесспорно, эта девушка была настоящей красавицей: белокурая, белолицая, круглолицая с большими ресницами в глазах. Нельзя тут и не отметить, что у неё был маленький носик и ротик на её лице. Тело её тоже было божественным: маленькие груди которые стояли к верху, и этим самым они присуще были, как в настоящей девственнице. Но самое главное в не пороченном теле, как осознал потом Гусар, была не её, неоперённая кормилица, а с пол мизинца выпирающие соски в сиськах.

Наш маньяк, как только увидел такие соски, так у него сразу всё тело онемело от предвкушения немедленного секса. Он сразу же задрожал всем телом и у него потекла сорта безудержно его похотливая слюна. Он сразу же как коршун налетел на свою жертву, и стал лапать своими гадкими ладонями все её прекрасные достоинства. Маньяк так сладко присосался к её грудям, что у него сразу же онемел его стояк. Минут пять, этот недочеловек блаженствовал, отсасывая у этой девы её прекрасные сосочки. Наконец Гусар решил, что надо с приятным, совместить с болеем приятным делом. Лишь только он раздвинул девушке ноги, как у него слишком рано произошла эрекция. Маньяк даже застонал от такого горя в негодовании. Тогда он встал на коленки, ухватился за свой конец, и стал как с насоса обдавать, беззащитное, сонное, божье совершенство. Через минуту, когда иссякла у этого хряка вся его вонючая сперма, он снова навалился на эту женщину.

На этот раз маньяк, стал облизывать с её хрупкого тельца, наплёванные сопли из своего, родного члена. Делал он это с большой аккуратностью, с особым наслаждением и причмокиванием, и даже каким-то с хрюканьем. Минут десять он так измывался над своей жертвой, пока у него снова не встал дыбом его производитель. А эта девушка, по-прежнему спала, и совершенно не реагировала на его сексуальные действия. Он сперва хотел её изнасиловать в сию же минуту, но ели, ели, удержался.

Нет. Нет. — сказал сам себе под нос Гусар. — Я ещё успею этим насладиться. Надо такое удовольствие растягивать во времени — побольше. Надо во что бы то не стало привести её в чувство. Ведь тогда эффект будет намного интереснее и слаще. Отнесу-ка я эту куколку к воде… Там в прибрежных волнах, я её как следует обмою и постараюсь над ней провести интенсивную терапию.

Тут маньяк подумал, подумал и одел на себя плавки, и также одел и на девушку трусики. Хотя они по размеру и были чуть малы, но их Гусар как-то натянул. К этому времени, наш Гусар совсем запамятовал, что здесь должна находится не женщина, а маленькая девочка. Словно кто-то выключил у него в мозгах память, да так, что он даже не задавался таким вопросом, почему произошёл такой обмен в его машине.

Но, что бы то не было, а дальше события происходили тут вот так. Наш маньяк, в общем — то не был слабаком. Он завернул, эту спящую красавицу в одеял-ку, вытянул её из машины и понёс на песчаный берег водохранилища. Ещё уходя от машины, наш Гусар глянул на часы в автомобиле и сразу заметил, что уже пошёл восьмой час вечера.

Ну надо же, — проговорил тогда наш маньяк, — вот только было семь часов, а теперь уже пошёл восьмой час. А я ещё никак не управлюсь с девушкой. Надо бы мне поспешить, а то вскоре потемнеет.

Лишь только наш отрицательный герой, положил свою ношу у берега Цимлы, как свежее дыхание воды, вмиг сняло всю дневную духоту дня.

О! Да тут, — воскликнул он, — настоящая благодать божья! Да тут моя красотка, живо проснётся от сна! И тогда я с нею вволю позабавлюсь тут во славу Бога!

Гомик тут же снял одеяло с девушки, посадил её на свои коленки, и одной рукой расстелил ровно одеяло, на прибрежном — песку. Затем поднял аккуратно, эту сонную девушку и понёс её в тёплые воды водохранилища. Он забрёл с ней не далеко, примерно, от берега на три или на четыре метра. Там воды было нашему маньяку, ну так, чуть больше по колена.

Он опустился и уселся задницей в песчаное дно, а саму девушку посадил между своих ног, подпирая её тельце коленками. Гусар тут же обмыл её клейкое тельце от его засохшей слизи, а потом стал обильно обливать водой. Не успел он омыть ладонями, этой красотке, примерно, раза три не больше, её головку, как тут снова произошло чудо. Омывающая женщина, вздохнула как бы очень глубоко и сразу же испарилась, а на её месте снова появилась маленькая девочка.

Я что-то не пойму, — вновь за причитал Гусар, — что за чудеса со мною происходят. Или какой-то Злой дух надомной куражится. У меня ведь в жизни никогда, ничего подобного не происходило. Ведь этого не может быть! Просто этого не может быть! Неужели в мире существует волшебство?!

Но как бы тут в воде Гусар не ужасался, ему пришлось прийти к прежнем своим планам: оживить как-то свою пленницу от сна. Он стал снова её обмывать водой, а также старался её беспомощными ручонками делать различные гимнастические трюки. Но, чтобы он не делал, все его усилия оказались напрасными. Девочка не просыпалась, а её дыхания стало прерывистым и каким-то глубоким с хрипением. Гусар стал не на шутку волноваться, что может так глупо потерять свою куколку для секса. И всё — таки подумав так, он решил положить девочку на берегу, на одеялку, и ещё раз заняться с ней искусственным дыханием. Переживая и волнуясь, он вынес быстро девочку из воды на берег, и положил бережно на одеял-ку. Маньяк быстро обтёр на сухо девочку полотенцем, но ей становилось всё хуже и хуже.

Она уже не дышала чаще, а наоборот всё реже и реже. Видя, что с ней он уже ничего не может поделать, маньяк решил опять завернуть её в одеяло, и отнести в машину, чтоб там завершить своё гнусное дело, пока она ещё не померла. Лишь только он завернул её кое как впопыхах, как вдруг в его глазах всё потемнело. Будто жаркое солнце, которое уже садилась у горизонта, вдруг разом куда-то испарилось. Гусар, не веря своим глазам, даже потряс головой, а когда машинально глянул вверх над собой, то сразу обомлев произнёс:

«О, мать её ж ети?! Ети же её мать — совсем?!»

Что это?! — тихим голосом проговорил маньяк, и сразу же присел на коленке, возле, девочке, — От куда оно могло тут появиться?!


Гусар был хоть не трусливым выродком, но от увиденного у него приоткрылся рот, в котором все его зубы застучали, как барабанные палочки — дробью. Да, это и понятно. Прям над ним провисло огромное, при огромное, круглая как тарелка, космическое НЛО. Нашему отрицательному герою, в те часы показалось, что этот внеземной объект закрыл всё небо с уходящим уже солнцем. Конечно, мой рассказ ведётся медленней, чем происходило дело. А к этому времени, это огромное НЛО опустилось до верхушек крон деревьев и остановился, как бы провисая над берегом. Было явственно видно, нашему субъекту, как тысячи разноцветных огоньков перемигиваясь крутились по его бесконечному, длинному, овальному, серебристому корпусу.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 424