электронная
72
печатная A5
534
16+
Сага о драконах Железного рода

Бесплатный фрагмент - Сага о драконах Железного рода


4.4
Объем:
486 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-6003-7
электронная
от 72
печатная A5
от 534

Целитель душ

Часть первая
Исцеление

Глава 1

— Леди Айвери! — горничная мышкой проскользнула в мою комнату и присела в торопливом книксене. — Приехал, леди Айвери!

Я кивнула девушке в знак того, что её слова услышаны, и отпустила привычным жестом. Внутри всё сжималось от еле скрываемого страха. Это мой долг перед родителями. Я должна. Судорожно обхватила плечи руками, пытаясь прийти в себя. Можно позволить себе секундную слабость, пока никто не видит.

Мой дед — лорд Гейд — вложил много сил, чтобы я стала прежней после гибели родителей, но память так и не вернулась ко мне. Данное лордом и леди Айвери обещание моей руки наследнику рода Торану должно быть сдержано.

Подавила тяжёлый вздох.

Моя память начинает отсчёт от того дня, когда я, очнувшись, увидела над собой обеспокоенное лицо лорда Гейда. Прошло уже два года, но страшное чувство, которое не пожелаешь и врагу, преследует меня до сих пор. Внутри звенящая пустота, и всё, что остаётся, — это хвататься за осколки слов, возникающих в памяти, озвучивать их хриплым, сипящим голосом:

— Где я? Кто я?

А пожилой незнакомец морщится от душевной боли и тайком утирает слёзы.

— Ты дома, милая, всё хорошо.

И начинается долгий путь к возрождению. Маги, зелья, уроки. Знания, которые были получены однажды, никуда не исчезают даже в забвении, их просто нужно восстановить.

Вдох. Выдох.

Два долгих года — изо дня в день, без выходных, с перерывами только на сон и еду — я заново училась ходить, сидеть, разговаривать. Этикет, история, танцы, музицирование, защита, управление стихией. Всего и не перечесть!

Я — Ина Айвери, наследница рода. Мой долг — исполнить обещание родителей и создать союз с родом Торану. Но видят боги, я до истерики боюсь встречи с ним!

Моя стихия — вода. Стихия рода передаётся от отца первенцу, а у остальных детей может быть склонность к любой из четырёх. Мой отец, Сайрел Айвери, был водником. Достигнув зрелости, воду подчинила и я.

Мой дар — Целительница душ. Вот только после катастрофы стихия стала неуправляемой и возникает спонтанно, а свой дар я сама запечатала. Как объяснил Целитель Ваир, тот ужас, с которым столкнулась моя психика, я просто не выдержала — и закрылась. Это нормально. Целители душ могут вылечить любого отчаявшегося, но, сталкиваясь с потрясением в собственной жизни, теряют дар. Мы не можем выдержать своей боли, её слишком много в других. Целитель должен быть пуст, чтобы принять чужую боль и очистить человека от неё. Возможно, поэтому нас так мало и нас оберегают от всякого переживания.

Меня вот не уберегли.

С едва слышным вздохом я отвернулась от окна и направилась к выходу из комнаты: гость уже должен был спешиться и войти в дом.

Пудровый шёлк платья струится по ногам и скользит в шлейфе позади меня, охлаждая лихорадочно горящую кожу. Мина знает, какой наряд лучше надеть в такие моменты.

Дед считает, что мой дар ещё можно спасти. Моё забвение и самозапечатывание не что иное, как защитная реакция на потрясение. Гибель родителей — шок для юного мага, особенно с даром Целителя. Разум счёл за лучшее закрыть эти события и не вспоминать о них.

Я — леди Айвери. Мне 19 лет. И я иду на встречу с женихом, чтобы подтвердить данное родителями его роду обещание и принести брачные клятвы.

Пальцы скользят по древесным перекатам витых перил, вселяя чувство призрачной опоры. Спускаюсь по лестнице в холл, отвечаю кивком на поклон дворецкого Ревана и подхожу к кабинету деда. Всё, что требуется сейчас, — принять вид, достойный леди.

Айрек Торану. Мой страх перед ним — не мандраж невесты перед свадьбой, а вполне осознанное чувство. Дед рассказывал, что род Торану хотел забрать меня сразу после трагедии, но он не позволил. Айрек приезжал в поместье каждые два месяца, чтобы справиться о моём здоровье и предъявить на меня свои права. Каждые два месяца, стремясь добиться моего расположения, он проникал в мои покои, пытался скомпрометировать независимо от моего состояния, угрожал смертью за неподчинение. Дед ожидал подобного — и ни разу лорд Торану не смог добиться желаемого. Но мой ужас перед ним не исчезал, а лишь разрастался в душе перед каждым его приездом. Зачем? Зачем родители дали это обещание?

Я — леди Ина Айвери. Наследница рода не может быть трусливой мышью, у меня есть честь и долг. Последний глоток свободы… Лицо каменеет, жесты и походка истинной леди, вежливость и тактичность в разговоре. Я готова.

Холодными пальцами отворяю дверь в кабинет, вхожу и склоняюсь в деликатной глубины поклоне перед дедом и его гостем.

— Лорд Гейд, лорд Торану, ясного света вам!

— Ясного света, дитя моё, — дедушка улыбнулся подбадривающей улыбкой, хотя его глаза выдают ту бурю эмоций, что бушует внутри.

Лорд Ролас Гейд, как и моя мать леди Рика Айвери, владеет воздушной стихией, его дар — ментальная магия. Ему, как никому другому, известно, что сейчас творится у меня в душе.

— Моя леди, — довольная и предвкушающая улыбка расползлась по лицу Айрека. — Я рад, что тебе уже значительно лучше и ты можешь наконец сдержать обещание. Ожидание и так чрезмерно затянулось, на мой взгляд. Ты готова озвучить свой ответ?

Секунды тянутся, а воздух в помещении плотный, как желе. Однажды моя жизнь уже разделилась на «до» и «после», вот только я не помню, что было «до». Может, так и лучше. Мой долг — принять предложение Айрека, но внутри всё кричит и бьётся в истерике, умоляет сказать «нет». Моё лицо не отражает эмоций, знаю. Столько времени ушло на манеры и поведение. Лорд Гейд немало потратил сил и денег на гувернёров, чтобы я научилась быть невозмутимой в любой ситуации. В моей будущей жизни — это первое, что пригодится. Род Торану славится своей жестокостью, но ещё жёстче они ведут себя, когда видят, что удар достиг цели. Я не должна показывать страха, иначе они победят.

Комок в горле мешает проталкивать короткое слово, спазм сжимает связки. Нет. Нет!

— Ой!

Я замерла в изумлении, уставившись на внушительных размеров водяную сферу, возникшую прямо над головой жениха. Моя стихия от эмоционального напряжения снова вышла из-под контроля. Оставалось лишь бессильно наблюдать, как медленно сфера раскрылась и потоки ледяной воды обрушились на Айрека. Складывалось впечатление, что моя собственная сила насмехается надо мной. О боги, что же я наделала?

Ужас сковал всё моё существо при виде разъярённого мужчины. От его изысканной причёски из традиционных кос ничего не осталось: вдоль холёного лица повисли сосульки мокрых белых волос. Лорд Торану скривился в отвращении и ярости, презрительно сжав губы, его глаза готовы были спалить меня на месте. Дорогущий керсийский бархат его костюма также был безнадёжно испорчен. Мне этого не простят…

Внезапно на мои плечи легли обжигающе уверенные ладони, и их тепло распространилось по телу, замыкая меня в защитный кокон. Погрузившись в свои мысли, я умудрилась не обратить внимания, что в кабинете был кто-то ещё! Устроился так, чтобы мне не было видно его при входе. Но для чего?

От стоящего позади веет необыкновенным спокойствием и надёжностью. Целитель душ, эту магию невозможно не узнать. Но не Ваир, его повадки мне известны, а совершенно чужой, хотя моя душа и отзывается на него, как на что-то родное и знакомое. Крепкие мужские руки слегка сжимают, подбадривая, и я расслабляюсь, возвращая себе уверенность.

— Лорд Гейд, — утробный вкрадчивый баритон незнакомца нарушает поток сквернословия Айрека. — Вынужден признать, что леди Айвери совершенно не контролирует свою стихию, а значит, может представлять угрозу для окружающих. Я забираю её в Магистериум.

— Вы! Вы заплатите за это! — голос Айрека задрожал от ярости и отчаяния. — Нашли лазейку? Всё равно она станет моей женой! Вы лишь отсрочите этот день, но не отмените его!

— Лорд Торану, — едва слышная угроза в голосе Целителя заставила моего жениха ощутимо вздрогнуть. — Смею напомнить, что адепты на время обучения лишаются не только родовой принадлежности со всеми положенными им привилегиями, но и всех родовых обязательств. Ваш род более не можете претендовать на эту леди, она под защитой Магистериума.

Несмотря на слова незнакомца, Айрек Торану довольно быстро взял себя в руки и, оправив полы пиджака, с которых по-прежнему текла вода, весь подобрался, словно готовящийся к прыжку зверь. Его жёсткое лицо больше не отражало ни одной эмоции, кроме превосходства и надменности.

— Через четыре года ей всё равно придётся оттуда выйти, — сухо обронил лорд Торану, но от его тона всё тело покрылось липкими мурашками ужаса.

С тонкой злой усмешкой жених смерил меня многообещающим взглядом и, как мне показалось, слишком поспешно скрылся за дверью, обойдя меня и моего неожиданного защитника по широкой дуге.

Дед обессиленно откинулся на кресло с широкой спинкой и упёрся побелевшими ладонями в столешницу из моресской ели. Часы или минуты… Не знаю, сколько я простояла так, будто заново разглядывая в мелочах знакомый кабинет лорда Гейда.

Маленькие ворсистые подушечки изумрудного цвета оттеняют коричневую кожу дивана, на котором устраиваются в ожидании посетители. Светло-бежевый ковёр раскинулся по всему полу, позволяя утопать в себе ножкам стола, кресел, шкафов, буфета и дивана. Милые сердцу деда мелочи расположились на всех открытых глазу поверхностях. Книги в тяжёлых переплётах стоят за стеклом и лежат на столе. Большие окна прячутся за изумрудными портьерами. На незакрытой шкафами молочно-белой стене возле входа — карта нашего мира и доска для заметок. Всё в зоне досягаемости и в безупречном порядке — так, как и любит лорд Гейд.

— Ина, — голос деда прозвучал ослабленно, но спокойно; кажется, и он до конца не верил, что его затея удастся. — Позволь представить тебе лорда Кайриса Тейлина, он старший декан Магистериума.

Ладони отпустили мои плечи, и из-за моей спины вперёд вышел незнакомец. Созданный им защитный кокон остался на месте и баюкал меня своим теплом.

Безупречно пошитая форма Стерегущего Грань едва скрывает силу и мощь этого мужчины. Огненно-рыжие волосы волнами стекаются к плечам, глаза без эмоций цвета штормового моря, острый нос, строгие и резкие черты лица переходят в волевой подбородок и широкую, но короткую шею. Массивное тело Кайриса возвышается надо мной на две головы, руки сжаты за спиной, а ноги по-военному, с небольшим расстоянием между ступнями, упёрлись в пол. Синий мундир лишь ещё больше подчёркивает военную выправку.

— Леди Айвери, у тебя есть полчаса на сборы, пока я решу некоторые вопросы с твоим опекуном. Переоденься в костюм для верховой езды, другие вещи не понадобятся. В Магистериуме ты получишь всё необходимое. Ты свободна.

Странное ощущение, будто этот мужчина мне знаком, но я ни разу не видела его за эти два года. Повернулась к деду, тот кивнул в подтверждение слов лорда Тейлина — и я покинула кабинет. Спасена? Тело казалось мне ватным, а ноги едва передвигались. Я боялась верить в то, что сейчас услышала. У меня есть ещё четыре года свободы. А там всякое может произойти. Спасена! Дарящая Свет, я спасена!

Голова неожиданно закружилась, веки отяжелели, и меня унесло в водоворот памяти.

Прогулочная одежда промокла насквозь от низвергающегося на мои плечи ледяного ливня, и совсем нет сил стоять на земле. Руки вцепились в тяжёлый отцовский меч, но он упёрся остриём в землю и вскрыл её плоть. Это я держу меч или он не даёт мне упасть? Слёзы смешиваются с дождём, боль пережитого так остра.

— Ина! — Кайрис бьёт наотмашь, и я чувствую ржавый привкус крови. Он встряхивает меня за плечи, меч отца вырывается из моих ослабевших рук, на секунду замирает, держась остриём за рваную земляную рану, и заваливается, ударяясь плашмя о траву. — Я же сказал, чтобы ты уходила! Глупая, упрямая девчонка!

Тихо всхлипнув, прислонилась к стене и сползла на пол. Я редко что-то вспоминала, скорее чувствовала знакомые звуки, запахи, ощущения — то, что другие называют памятью места. Этот же новый образ выпил из меня все силы. Кто ты, лорд Кайрис Тейлин?

— Леди Айвери! — подлетел ко мне обеспокоенный дворецкий. — Ну как же так?! Идём, я провожу!

Реван помог мне подняться, и, опираясь на его руку, я вернулась в комнату, где ко мне тут же подскочила Мина. Девушка отпустила дворецкого и принялась хлопотать вокруг меня.

— Я уже всё приготовила, леди Айвери. Я помогу переодеться. Лорд Гейд давно отдал распоряжение. Мы боялись, что ничего не получится, и решили тебя не волновать. Подними руку, вот так…

Щебет горничной отвлекал меня от мрачных мыслей.

Я — леди Айвери. Я свободна от родовых обязательств. Мне подарили ещё четыре года. Мой тихий смех и брызнувшие слёзы напугали Мину, но она быстро взяла себя в руки и помогла мне переодеться. Я подошла к столу и вынула из потайного ящика свой подвес. Крупный рубин насыщенного сочного оттенка, запертый в серебристую оправу, был оплотом хранителя стихии. Но сейчас камень был тёмным и пустым. Мой хранитель погиб, спасая меня. Я выжила лишь потому, что он поделился со мной «дыханием жизни». Лорд Гейд как-то объяснял, что хранители после смерти хозяина уходят обратно за Грань. Но иногда, если связь слишком крепка и хранитель любит своего хозяина, он может подарить свою силу умирающему. Ценой своей жизни спасти. Так поступил мой хранитель. А я даже не помню его.

Возле зеркала застегнула подвес на шее и провела пальцем по холодному, безжизненному камню. Такому же пустому, как и моя душа. Отражение испуганно смотрело на меня, хотя черты лица складывались в маску спокойствия и невозмутимости, — дед мог бы мной сейчас гордиться. Прямые волосы медового цвета чуть ниже плеч. Маленький курносый нос, бледные щёки, большие зелёные глаза, острый подбородок. Симпатичная, но слишком худая.

Несмотря на то что костюм для верховой езды шили на меня по новой мерке ещё полгода назад, он оказался мне велик и сейчас висел чем-то бесформенным. Вдобавок его небесно-синий цвет лишь усиливал мою болезненную бледность.

Стук в дверь заставил меня вздрогнуть всем телом и вернуть осмысленность действиям.

— Войдите! — я постаралась, чтобы голос не дрожал, но не думаю, что это удалось.

Лорд Тейлин распахнул дверь, окинул меня безучастным взглядом и, кажется, остался доволен результатом.

— Пора идти, леди Айвери, у нас мало времени.

Короткое прощание с дедом, который второй раз с момента моего пробуждения прячет слёзы.

— Будь умницей, моя милая. Если позволит Дарящая Свет, мы ещё свидимся.

Неумелые медвежьи объятья лорда Гейда, спрятавший за кашлем навернувшуюся влагу дворецкий Реван, моя горничная Мина и кухарка Лэйти рыдают не таясь. Ох, будто к Последнему берегу провожают. Не к добру это.

— Леди… — лорд Тейлин протянул мне руку.

Ещё раз обняла деда и вложила свою кажущуюся сейчас такой крохотной ладонь в широкую руку Кайриса. Горячие пальцы мужчины обволокли меня теплом, и он неожиданно притянул меня к себе, второй рукой обхватив за талию.

Вокруг нас тут же вспыхнуло синее пламя — портал Перехода в Межмирье. Именно там расположен Магистериум. Именно там на ближайшие четыре года мой дом.

Глава 2

Межмирье. Его сложно описать даже тем, кто здесь живёт. Оно переменчиво и в этом постоянно. Дорога путника здесь начинается с Перекрёстка. Под ноги ложатся восемь дорог. Семь из них ведут в миры нашего звена, а восьмая — к Магистериуму.

Первый и самый сильный мир связки — Кондам, его населяют маги, орки, дэйвы, драконы и феиды. Второй — Риан, где обитают маги, тэрессы, шэдоу, маттары, авийры и драконы. Третий — Шаасдам, там живут джинны и воплощённые стихии.

Мой мир — Айлис — четвёртый по силе, мой народ — сааны. На севере моего мира освоили горы Изначальные драконы. Они не могут принимать человеческий облик, но владеют мыслеречью, их магия груба и примитивна. Мы редко общаемся с ними, но в случае опасности Изначальные всегда приходят на помощь.

Про остальные три мира я знаю мало. Лорд Гейд не считал их достойными внимания, и в моей памяти только названия: Шиарун, Тадэс и Маритал.

Семь Мировых Дорог покрыты щебнем и обрываются, упираясь в небольшие полянки Перехода. Восьмая выложена прибрежными камешками-голышами и скрывается впереди за горизонтом, окружённая подпирающими небо идеально ровными моресскими елями. Время от времени их прореживают, чтобы не заросла дорога, и тогда в Айлисе все краснодеревщики бьются за право получить столь редкий и ценный товар, податливый любым самым смелым задумкам, крепче гранита, пластичнее воска. Видимая над восьмой дорогой полоса неба покрыта розоватыми закатными отпечатками. Время здесь течёт по своим законам. День в Межмирье может стоить года в Айлисе, если так пожелает Хранитель этого места. По блуждающим в нашем мире слухам, одни считают, что он был сильным магом при жизни, другие — одним из верховных демонов.

— Ина, — тёмно-серые с синими прожилками глаза Целителя взглянули, казалось, в самую душу. — Через час мы доберёмся до таверны, там я оставил лошадей, и переночуем. Здесь уже скоро наступит ночь. Идём.

Кайрис погасил остатки магии и отпустил меня, указав дорогу вперёд, — ту, что ведёт к Магистериуму.

— Лорд Тейлин… — я не успела договорить, как спутник оборвал меня жестом.

— Когда мы не в стенах Магистериума, можешь называть меня Кайрис, в другое время — магистр Тейлин. Я уже давно не лорд, но Ролас Гейд не хочет обращать на это внимания. Что ты хотела спросить?

— Кайрис… — кусая губы, я подбирала слова: как спросить о том, чего не помнишь? — Мы были знакомы раньше?

— Были.

— И?

Но Целитель лишь усмехается и предлагает продолжить путь. Занервничав в ожидании ответа, я остановилась посреди дороги. Кто же ты, рыжий магистр?

Полоска неба подёргивается багрянцем и понемногу уступает место тёмно-синей палитре, когда на горизонте появляется небольшая двухэтажная постройка с коновязью. Ни я, ни спутник, пока добирались до этой постройки, не проронили больше ни слова. Он и так знает, что ему нужно. А у меня отпало желание спрашивать: снова ведь не ответит.

Кайрис подошёл к белоснежной лошади и погладил её доверчиво ткнувшийся в ладонь нос.

— Ну, здравствуй, Ареда, соскучилась по всаднику? А я тебе привёл Ину, ты рада?

Лошадь скосила на меня карий глаз и, всхрапнув, тоненько заржала.

— Подойди, — мужчина поманил меня и, взяв мою ладонь, провёл по тёплой бархатистой шее животного. — Она твоя. И всегда была твоей.

Я застыла в изумлении перед льнувшей ко мне кобылой. Она моя? Кайрис её сберёг для меня? Чего ещё я не помню? Что ещё скрыл от меня дед?

Вороной конь перегнул свою шею через круп Ареды и, оттопырив верхнюю губу, закивал гривастой головой.

— Бейл тебе тоже рад, — хмыкнул Кайрис, заставив меня судорожно копаться в совершенно пустой копилке памяти.

— Ты ничего не хочешь рассказать? — хмуро глянула я на довольного спутника.

— Нет. Идём, я покажу твою комнату.

Магистр Тейлин провёл меня в таверну, кивнув вышедшему навстречу хозяину. Зелёнокожий, с красными глазами… Раньше я только слышала об этом народе. Седой сухощавый тэресс слегка поклонился в ответ на приветствие и скрылся за стойкой. Родом из Риана, как его занесло в Межмирье? Додумать мысль мне не дал Кайрис, потянув вверх по лестнице, расположенной справа от стойки. Узкий коридор с десятком дверей был слабо освещён магическими светильниками. Наши комнаты оказались в самом конце, одна напротив другой.

— Ты ночуешь в этой, а я напротив. Если будут вопросы или что-то понадобится — стучи.

— Я уже один вопрос задала и всё ещё жду ответа.

— Ина, на вопросы, связанные с твоим прошлым, я не имею права отвечать. Я связан клятвой, как и все те, кто что-то знает.

— И дед тоже?

— Лорд Гейд в первую очередь. Могу посоветовать лишь одно — учись, подчиняй стихию, распечатывай дар и вспоминай сама, — твёрдо сказал Кайрис, а потом спросил прищурившись: — Меня же ты вспомнила?

— Угу, как ты ударил меня в лесу, — сердито посмотрела я на спутника.

— Великие боги! Женщина, всё, что ты могла вспомнить, — это только свою обиду! Ина, ты невозможна!

Магистр что-то прошипел сквозь зубы и открыл дверь моей комнаты, попутно сунув мне в ладонь ключ от неё.

— Тёмной ночи, адептка! — рыкнул Кайрис и скрылся в своей комнате.

Вот и поговорили. А что было? Память, ты вернёшься когда-нибудь?

Я уныло переступила порог своей комнаты. Слева кровать под балдахином, на которой при желании можно с комфортом разместиться вдвоём. Напротив у окна стол и стул, справа зеркало и дверь в уборную. Закрыв дверь на замок, я отправилась освежиться перед сном. Крохотная уборная вмещала в себя бадью с тёплой водой и располагавшееся за шторкой отхожее место. На перекладине возле бадьи обнаружилось полотенце, рубашка для сна и мыльные принадлежности. Сняла с себя запылившийся костюм и повесила его в комнате на спинку стула, подвес спрятала под подушку. С удовольствием забралась в воду и ушла в неё с головой, смывая все мысли и тревогу. Вода — моя стихия, лишь здесь мне становится легче и можно ни о чём не думать. Под водой я пробыла довольно долго: растворённого в ней воздуха хватило, чтобы на некоторое время довериться своей сути.

С сожалением выбралась и насухо вытерлась. Новая рубашка, бережно уложенная для меня Миной, оказалась слегка великовата, и подол волокся по полу. Придерживая его, чтобы не споткнуться, я забралась под одеяло и быстро провалилась в сон.

Разбудил меня звон разбитого стекла. Непроглядная тьма не позволяла ничего разглядеть, и лишь чьё-то сопение возле окна нарушало тишину.

— Думала, что спрячешься от меня? — раздавшийся голос Айрека пронёсся по телу льдистым ознобом. — Думала, что только у тебя есть друг, имеющий доступ к порталу в Межмирье?

Привычный ужас, о котором я успела забыть, хищно оскалился внутри, парализуя волю и перехватывая горло. Айрек приближался к кровати, на ходу шурша снимаемой одеждой.

— Теперь тебя никто не защитит, — голос садиста лишал возможности двигаться. — Ты моя, ты принесёшь клятвы и будешь молить, чтобы я их принял.

Кровать прогнулась под весом мужчины и жалобно скрипнула, будто сочувствуя моему бессилию. Айрек Торану навалился на меня всем своим немалым весом, придавив к кровати. Липкие холодные пальцы скользят по прикрытому лишь рубашкой телу, вызывая отвращение и желание снова забраться в воду. Смыть эту грязь. Хруст разрываемой ткани звучит громом среди темноты. Руки садиста Торану скользят уже по коже, заставляя её покрываться скользкими мурашками от неотвратимого. Дарящая Свет, защити! Глаза горят от слёз, всё бесполезно, уже утром я отправлюсь не в Магистериум, а в замок рода Торану. Он всё-таки своего добьётся.

Треск ломающейся двери до меня доходит не сразу. Вспыхивает магический светильник у входа. Айрека скидывает с меня черноволосый незнакомец с горящими жёлтым светом глазами. Он возвышается над скулящим, скорчившимся на полу несостоявшимся насильником.

— Девочка, ты в порядке? — рокот голоса нежданного спасителя помогает прийти в себя, и я судорожно прикрываюсь остатками ткани.

— Ина! — Кайрис врывается в комнату и, окинув взглядом помещение, бросается ко мне. — Он не успел? Ты цела?

У меня есть силы только на кивок, и истерика накрывает с головой.

— Кай, забери девочку к себе, не нужно ей это видеть.

Сопротивляться нет сил, руки Кайриса осторожно подхватывают меня… Его комната — зеркальное отражение моей. Магистр укладывает меня в свою ещё тёплую кровать и закутывает в одеяло. Из комнаты напротив даже через прикрытую дверь слышны глухие удары и хриплые стоны.

— Ина, не слушай, закрой уши ладонями. Вот так, я помогу.

Тишина обрушивается на голову, но едва слышные звуки доносятся даже сквозь эту ненадёжную завесу. Магия Целителя плетёт вокруг меня защитный кокон, обволакивает кричащую душу, успокаивает и уверяет в том, что всё будет хорошо, что я в безопасности и всё позади. Благословенная темнота забытья — то, что необходимо измученному сознанию.

Нарушает мою дремоту возвращение желтоглазого спасителя.

— Спит? — гулкий голос понижен до шёпота, но всё равно разносится в воздухе и заполняет всё пространство комнаты.

— Спит, — Кайрис отвечает так же тихо. — Я не думал, что он осмелится. Бедная девочка, он умудрился так запугать её, что она даже на помощь не позвала. И я бы ничего уже не смог сделать. Фарейн, как ты узнал?

— Не спалось, — кратко ответил собеседник и, судя по звуку, устроился на стуле возле окна. — Почему ей не разрешили выбрать нового хранителя? Столько времени без защиты. Куда ты смотрел?

— Мне не позволили, а лорд Гейд не посчитал нужным. Он слишком самонадеян.

Рука Кайриса ласково и едва ощутимо скользнула по моей щеке, ещё помнящей его удар. Целитель обновил нити кокона, и сознание снова скользнуло во тьму.

Утро встретило меня скачущими по подушке бодрыми солнечными лучами. Моя одежда висела на стуле, рубиновый подвес лежал на столе рядом с подносом, уставленным завтраком. Чистую целую рубашку я увидела на ручке двери. Кайриса и спасшего меня Фарейна в комнате не обнаружилось. Я осторожно поднялась и, убедившись, что дверь заперта, сбросила с себя рваные лохмотья. Ополоснула тело, смывая остатки ночного ужаса, и надела свежую рубашку. Разум до сих пор не верил в то, что всё обошлось. Если бы не незнакомец, сейчас я была бы уже на пути в Хайренхельм, откуда никогда бы не выбралась. Брачные клятвы приносятся единственный раз, и даже после смерти мужа жена привязана к его дому до конца своей жизни.

Вкуса еды я не чувствую. Каша и нарезанное тонкими ломтями мясо исчезают в недовольно ворчащем желудке. Чай из арагвы, его вкус невозможно спутать с чем-то другим — приторно сладкий, горчащий на кончике языка. То, что сейчас необходимо. Арагва — трава, растущая на склонах гор. Чай из неё обладает успокаивающими свойствами и ценится своим практически мгновенным воздействием. Остаётся только поблагодарить Кайриса за предусмотрительность, которая даёт мне возможность прийти в себя и спокойно собраться. Подвес занимает своё место на шее, костюм для верховой езды мешком виснет на плечах.

Осторожный стук в дверь не пугает и не вызывает желания вздрогнуть.

— Ина, ты проснулась? — слышится приглушённый голос магистра из-за двери.

— Да, Кайрис, входи.

Щелчок замка, и мой спутник открывает дверь. Ему самому не помешал бы чай из арагвы: всклокоченные волосы и лихорадочно блестящие глаза выдают волнение мужчины. У него есть эмоции? Но ведь Целители им не подвержены. Очередной секрет добавляется к тем тайнам, что пылятся в сознании на протяжении двух лет.

— Нам пора ехать.

— Что с Айреком? — я не могу не спросить.

— Ина, — Кайрис качает головой. — Это не тот вопрос, который я хотел бы от тебя сейчас услышать. Межмирье — особая зона, со своими законами. Айрек Торану оскоплён и отправлен за Грань. Насилие над беззащитным — самый страшный проступок в этом месте. Ты больше не увидишь Айрека.

Киваю. Наверное, даже рада этому наказанию. Я больше не буду бояться и подсознательно ждать его возвращения, не буду волноваться за тех девушек, что ещё могли попасть в его руки.

На улице Ареда и Бейл встречают меня радостным ржанием, белая кобыла пританцовывает на месте в ожидании моего приближения. Фарейн возвышается неподалёку от них на смолянисто-чёрном клыкастом звере, лишь издали похожем на коня. Авийр. Косматое создание окидывает меня заинтересованным взглядом, но, понукаемое всадником, отворачивается и устремляется вперёд по восьмой дороге. Кайрис помогает мне взобраться в седло, забирается сам, и мы быстро догоняем моего спасителя.

— Лорд Фарейн, — моё обращение почему-то вызывает улыбку у всадника. — Я хотела поблагодарить тебя за своё спасение. Лорд Торану…

— Не нужно, девочка, — перебивает меня мой спаситель и, подмигнув, объясняет: — Я не лорд. Можешь звать меня Фарейн, этого достаточно. Драконам не нужны фамилии и звания, моему народу достаточно имён.

Дракон? Меня спас дракон? Наверное, моё ошеломление отразилось на лице, потому что оба спутника рассмеялись, а Кайрис потрепал меня по голове.

— Фарейн из Риана, — пояснил Целитель. — Как и многие живущие здесь. Ученики Магистериума принадлежат разным мирам, а деканы и кураторы — тем более. Скоро ты сама всё увидишь.

— Фарейн, ты тоже преподаёшь в Магистериуме?

— Мы встретимся с тобой на полигоне, — хищно ощерился дракон, сменив цвет глаз с карего на жёлтый.

С трудом сдерживаю рвущийся из груди недовольный стон. Дарящая, и почему я этому не рада?

Глава 3

Магистериум открылся моему взгляду спустя три часа лёгкой рыси. На разговоры в дороге меня не тянуло, а мужчины не делали попыток нарушать повисшее между нами напряжённое молчание.

Это вот здесь я буду жить и учиться? Челюсть незаметно для меня поехала вниз, но её движение было остановлено драконом, щёлкнувшим мне по подбородку.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 534