электронная
100
печатная A5
317
16+
С улыбкой о любви

Бесплатный фрагмент - С улыбкой о любви

Сборник рассказов

Объем:
98 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-0565-2
электронная
от 100
печатная A5
от 317

Времена были хорошие, грустили недолго, были молодые, веселые и влюбленные!

Т. Е.

От автора

В юности люди открыты любви. Кажется, что она заполняет всё пространство вокруг. Она где-то здесь, рядом, надо только её почувствовать, увидеть, узнать. Одно увлечение сменяется другим иногда быстро и незаметно, а иногда с болью и слезами потери. Молодые люди и девушки настойчиво ищут близкого человека, с которым они пройдут дорогами своей долгой и счастливой семейной жизни.

Мне захотелось немного помочь им в этом нелёгком деле, поддержать, рассказать, что они не одиноки и в своей печали, и в своей радости.

В этой книге собраны рассказы, смешные и грустные, иногда поучительные, о юной девушке. Она учится любить и дружить, прощать, слушать своё сердце и говорить «нет», учится разбираться в людях. Она смеётся и плачет, страдает, делает ошибки и старается не повторять их. Она учится быть взрослой.

Любовь с первого взгляда

«Какой хорошенький чёрненький очкарик! — подумала Оля с непонятным ей трепетом и теплотой. — И что он здесь делает? Неужели это я ему так понравилась?»

Солнечный летний день. На третьем этаже новенькой хрущёвки распахнуто настежь окно. На широком подоконнике примостилась юная девушка с открытой книгой в руках, но смотрит она совсем в другую сторону. Она разглядывает незнакомого юношу, который стоит внизу под окном и тоже смотрит на неё не отрывая глаз. Так началась история Олиной первой любви. Было ей тогда четырнадцать лет, она перешла в восьмой класс и из девочки незаметно превратилась в девушку. Но прежде чем рассказать эту историю до конца, я хотела бы познакомить читателей с нашей героиней поближе. Для этого вернёмся на два года назад. Итак, Оле ещё только двенадцать лет, она переехала недавно в новый город, в новый дом и собирается осенью в новую школу, в шестой класс.

Оля была худенькой, прилежной и очень серьёзной девочкой, отличницей с длинными русыми косами. Жила она теперь на окраине большого южного города с родителями и старшим братом. Мама Оли — учительница, а папа — отставной офицер. «Я — капитанская дочка!» — часто шутила Оля. Всё детство она провела в военных гарнизонах, иногда в больших городах, но чаще — в захудалых посёлках на окраине большой страны. Поездили они по городам и весям, пожили и на съёмных квартирах, и в бараках. И вот теперь наконец своя квартира! Пусть маленькая, пусть у чёрта на куличках, но такая долгожданная!

Дом заселился недавно, и соседи почти не знали друг друга. Знакомились постепенно, чаще всего, когда происходили какие-нибудь неожиданные события. Вот Оля с братом вышли на лестницу босиком проводить гостей, а дверь захлопнулась! Сквозняк! Теперь они будут до вечера дожидаться родителей на улице, и сердобольные соседи, конечно, запомнят их имена. А вот в верхней квартире оставили открытым кран с водой на весь день. Оле жалко маму, которая растерянно смотрит на мокрый потолок, на струйки воды из люстры, на тазики, расставленные по всей квартире. Но зато она знает теперь, что над ними живут тётя Зина, дядя Коля и маленькая Лида. Тётя Зина виновато улыбается, извиняется, а когда Оля выходит на балкон поглазеть на прохожих, спускает ей сверху на верёвке банку крупной спелой черешни. «Какая вкусная черешня, какая замечательная тётя Зина!» — думает Оля, расплывается в благодарной улыбке и, конечно, всё прощает соседям.

Новый дом — значит, опять новая школа! Оля немного волнуется первого сентября: «Как примут её в классе?» Мама соорудила ей какую-то необыкновенную школьную форму, так что первоначальный интерес ребят обеспечен. Ну а дальше зарабатывать авторитет самой.

Школа рядом с домом, восьмилетка и, прямо скажем, не элитная. В классе несколько второгодников, развязных молодых людей, которые руководят «меньшими братьями» своими. Их главная задача — сорвать занятия. Намазал классную доску свечкой — вот и нет урока! Или ещё что-нибудь придумают. Некоторым ученикам смешно, а Олю это коробит, ей жалко учителей, жалко потерянного времени, противно. Что делать, она не знает, но глумиться над учителями вместе с ними не желает. Она же видит, как мама много работает, как готовится к урокам, так же — и другие учителя. Поэтому отношения с одноклассниками у неё пока напряжённые. Несколько задир постоянно цепляются к ней и стараются сделать какую-нибудь пакость. Жаловаться Оля не привыкла, старший брат так воспитал, пытается справиться сама. На переменках она может за себя постоять, но уроки срывать разборками не хочет, поэтому терпит. А что же учительница, разве она не видит? Ведь издевается же над Олей сосед по парте с самого начала урока! То ногами под партой вытворяет неизвестно что, то начнёт жёваной противной бумажкой из трубки стрелять.

Наконец учительница решила вмешаться и пожалела Олю: «Я удивляюсь, как ты это всё так долго терпишь?» И у Оли неожиданные горькие слёзы обиды! Она легла на парту и плачет, сдали нервишки. Но больше этого не будет, она девочка гордая! Слёзы — это не её оружие, хотя в этот раз они ей очень помогли. Не учителя, правда, а кто-то из ребят навёл порядок — обидчик поколочен, ходит насупленный с синяком под глазом и больше не пристаёт. Остальные тоже притихли.

«Ну и хорошо, спасибо тебе, неизвестный друг! Значит, в классе можно будет учиться», — думает с облегчением Оля. Она узнала потом, кто это сделал, и немного удивилась: «С виду не герой, в кавалеры не набивается, видимо, просто такой борец за справедливость. Хорошо, что в классе есть и нормальные ребята, да их и большинство».

Один «нормальный» мальчик смущается всегда, когда оказывается рядом с Олей, и каждый день провожает из школы домой. Это Валера. Очень приятный, очень умный, спортивный, улыбчивый такой. Не то чтобы провожает, просто идёт всегда где-то рядом. Оля к этому привыкла, ей приятно, но и только. «Ходит и пусть ходит, мне-то что? — рассуждает она. — Не прогонять же?» Оценить внимание Валеры она пока не может, не доросла, маленькая ещё. Сейчас ей гораздо важнее найти подругу.

Девочки в классе держатся отдельно от ребят и разделены на три группы. В первой — самые бойкие. Учатся кое-как, но дерзкие, активные и хотят всеми руководить. Оля их игнорирует, поэтому и получает, частенько слышит в свой адрес издевательское: «Эй, ты, русская красавица!» Это из-за замечательной Олиной косы, больше ничего придумать не могут. Во второй — девочки потише, но какие-то все себе на уме. Держатся замкнутым кружком и давно уже все передружились. Они хорошо учатся, а на Олю смотрят как на конкурентку. «Но не получать же плохие оценки, чтобы только с кем-нибудь подружиться?!» — размышляет она. Третья группа — неорганизованные девочки, которые пока не прибились ни к одному лагерю.

К Оле на заднюю парту неожиданно подсела первая красавица класса, Света. Из той самой третьей группы. Хрупкая, изящная, длинноногая девочка с удивительными глазами цвета морской волны. Впрочем, глаза были хамелеонами, на ярком свету они делались голубыми, а в сумраке — таинственно-зелёными. Понятно, что в омуте этих глаз тонули многие завидные кавалеры. И за это Светлане тоже частенько доставалось от одноклассниц. Союз первой ученицы и первой красавицы получился очень прочным. Потом к ним присоединилась ещё одна девочка, новенькая, Таня. Она была немного полноватой, но очень весёлой и азартной. Её карие глаза всегда светились живым ироничным блеском, а душа была очень романтичной, Таня писала замечательные стихи. Однако это не мешало ей и подраться с какой-нибудь особенно наглой девчонкой. Все три подруги хорошо учились, занимались спортом и это добавляло им уверенности в себе. Такой троице уже не страшны были никакие группировки, никакие конкурентки. Они весело и интересно проводили вместе свободное время и всегда были в центре внимания и ребят, и учителей.

Любимым развлечением у них было разыгрывать друг друга. К примеру, приходят к Оле подруги и начинают:

— А знаешь, кого мы сейчас встретили? — говорит неожиданно Таня, причём, сама ещё не знает, что будет говорить дальше, поэтому смеётся.

— Да, знаешь кого? — подхватывает Света с хитрыми весёлыми глазами, на ходу придумывая продолжение истории.

— Кого? — спрашивает заинтригованная Оля и подозрительно смотрит на подруг, чувствуя подвох.

Дальше девочки наперебой рассказывают Оле удивительную историю о мифической встрече, поддакивая друг другу, придумывая подробности и детали до тех пор, пока она не поверит им. Только после этого они признаются в своей выдумке, и все вместе дружно рассмеются. Следующий раз какую-нибудь весёлую историю будут уже придумывать и рассказывать Оля с Таней для Светы. А потом — Оля со Светой для Тани.

У Тани была старшая сестра. Когда ей было двадцать лет, а девочкам по шестнадцать, они одновременно с интересом и жалостью смотрели, как она собирается на свидание, прихорашивается перед зеркалом. «Надо же! — думали они, — такая старая, а туда же…» Они были юны и эгоистичны, они чувствовали, что весь прекрасный мир скоро будет принадлежать только им. Но они даже представить себе не могли, как быстро им самим исполнится и по двадцать лет, и больше.

А пока им четырнадцать. Уже четырнадцать! Большинство их ровесниц вовсю сражаются за ребячьи сердца. И бои идут нешуточные, не только словесные баталии, но и самые настоящие драки. Девочки учатся отстаивать свои интересы в борьбе за мужское внимание. Кто берёт интеллектом, кто красотой, а кто и кулаками. Оля в этих разборках участия пока не принимает, но могла бы потягаться с соперницами. Насчёт красоты у неё были некоторые сомнения, а кулаки вообще исключены, темперамент не тот. Поэтому в её распоряжении оставался один интеллект. Так она думала, но что-то она не учитывала, потому что первая любовь застала её не в классе на уроке и не на диспуте каком-нибудь о смысле жизни, где она могла бы проявить свои незаурядные способности. В тот день…

В тот удивительный летний день у Оли было отличное настроение. На улице солнышко, тепло, а на ней новое платье в мелкую салатную полоску — мама постаралась. «Надо, чтобы кто-нибудь его оценил!» — подумала Оля, довольная собой, платьем, солнышком и вообще жизнью. Неожиданно для себя самой она открыла окно и живописно устроилась на подоконнике с книгой. «Жаль, что на улице никого нет, — мелькнула у Оли озорная мысль, она понимала, что хорошо смотрится в оконном проёме. — Так высоко, так далеко видно всё, правда, голова немного кружится».

Она увлеклась чтением, но через некоторое время снова глянула вниз. А там, на дороге, стоит мальчик, юноша, и с совершенно потерянным видом смотрит на неё. «Какой хорошенький чёрненький очкарик! — подумала Оля с непонятным ей трепетом и теплотой. — И что он здесь делает? Неужели это я ему так понравилась?» Эта мысль совершенно поразила Олю. Сколько времени они с изумлением смотрели друг на друга, сказать теперь трудно. Возможно, всего несколько секунд, но Оле казалось, что очень, очень долго. Наконец оба смутились и покинули свои наблюдательные пункты.

Так кто говорит, что не бывает любви с первого взгляда? Конечно, это была она! Первая, несмелая, но самая настоящая драгоценная любовь! При следующей случайной встрече во дворе они оба покрылись нежным румянцем и долго молча улыбались друг другу. Вскоре Оля узнала, что юноша живёт в их доме в другом подъезде, что он немного старше её и зовут его Серёжа. Теперь у Оли была тайна с таким замечательным именем! Каждый вечер она под разными предлогами уходила от подруг, чтобы увидеть его во дворе, знала, что он обязательно тоже придёт. Им необходимо было видеть друг друга, и они оба торопились в весёлую компанию дворовых ребят.

Свою любовь Оля тщательно оберегала. Теперь она очень волновалась, когда за ней увязывались провожатые из школы: «А вдруг Серёжа увидит и не так всё поймёт? Ну как им объяснить, что они совсем лишние, неужели они не видят сами?» Возвращение домой Оля теперь готовила как секретную операцию. Специально задерживалась в классе после уроков и уходила потом «тайными тропами». Подруги, конечно, заметили перемены в Олином настроении и поведении. Их трудно провести, да и зачем? Оле уже и самой хочется поделиться с кем-нибудь своим счастьем. Не похвастаться, нет! Просто чувства её уже переполняют.

Девочки всё поняли и не обиделись. Теперь можно свободно уходить вечером в заветную беседку, оставив подруг. Чтобы увидеться с Серёжей, может, посидеть на одной скамейке с ним или поболтать о чём-нибудь. Конечно, они будут не одни, во дворе много молодёжи, здесь всегда кипит жизнь. Можно послушать музыку из окна общежития, которое стоит рядом, или съесть тортик по случаю чьего-то дня рождения. Если останется после дружных ребят из многодетной семьи. А можно поиграть и в теннис, жаль только, что к столу всегда такая большая очередь. Оле совершенно всё равно, чем заниматься, лишь бы Серёжа был рядом. А Света с Таней обязательно прогуляются мимо, чтобы получше рассмотреть её избранника.

Серёжа уже учился в школе рабочей молодёжи после восьмилетки, поэтому был занятым человеком, у него были даже вечерние смены на заводе. Олю это немного смущало: «А почему же он не пошёл в десятилетку, как его брат?» Но она не придавала этому большого значения. Она выучила расписание его рабочих смен и всегда знала, когда у него будет свободный вечер, когда они обязательно встретятся.

Дворовая молодёжь видела их взаимную приязнь, ребята добродушно подсмеивались над ними, но старались помочь. То организуют какую-нибудь общую экскурсию, то пригласят в одну компанию встречать Новый год, но ничего не помогало. Влюблённые только смотрели друг на друга, улыбались и ждали новой встречи. Добрый и мягкий Серёжа не решался на объяснение, он ждал, видимо, какого-то чёткого поощрительного сигнала от Оли. А Оля… Каждый раз, когда они оказывались близко-близко и совсем одни, у неё в голове появлялся некстати навязчивый вопрос: «А почему же он не пошёл в десятилетку?» И она чуть-чуть увеличивала расстояние между ними.

Чем же закончилась эта история? Можно сказать, что ничем. Они так и не сделали решительных шагов навстречу, как будто боялись испортить что-то очень важное в их жизни. Возможно, им просто рано было начинать серьёзные отношения, и они это понимали. Или просто не знали, что делать им со своими чувствами и переживаниями. А может, догадывались, что они очень разные люди с разными дорогами в будущее. Постепенно жизнь разводила их, встречи становились всё реже, появились новые увлечения. Но можно сказать, что история эта вовсе и не закончилась. Потому что все мужчины с именем Сергей всегда казались Оле очень симпатичными, и она с удовольствием называла их ласково «Серёжа», приводя их часто в замешательство. Теплота и нежность той первой любви остались в её сердце навсегда. И она с ранней юности точно знала, что любовь с первого взгляда существует, она прекрасна и может быть взаимной.

Но Оля так и не поняла, почему любовь эта пришла именно к ним. Неужели во всём виноват тот самый подоконник? Какая сила заставила её устроиться там, как в витрине? Ведь ни до этого, ни после она никогда больше этого не делала, как будто специально только для Серёжи. Мистика какая-то! Неужели достаточно просто привлечь к себе внимание каким-нибудь необычным способом, чтобы вспыхнуло это загадочное чувство? Или нужно что-то ещё? Нужно, чтобы время любить пришло? А что же делать, если такая любовь соединит случайных людей, которые почувствуют, что не очень-то и подходят друг другу? Будут ли они счастливы, если останутся вместе? А если разойдутся?

Оля и Сергей не стали бороться за свою любовь, они расстались. Они любили ещё не раз, у них семьи и дети, всё благополучно. Правильно ли они поступили — не известно! Но точно известно, что судьба их могла сложиться совсем по-другому. Лучше или хуже — никто не знает, но совсем по-другому! Другие города, дома, друзья, дети, работа, события — всё другое, просто другая жизнь! Каждая такая встреча — это развилка дорог в жизни человека. И нет на той развилке заветного камня, на котором написано, что ждёт его на каждой из дорог, догадаться и выбрать он должен сам. Уверен, чувствуешь, что встретил своего, родного человека — в любовь, как в омут, с головой, есть какие-то сомнения — притормози, осмотрись, подумай… Может, так?

За смородиной

Улыбка не сходила с её лица, глаза светились, и вся она была готова раствориться в этом новом удивительном мире, она чувствовала, что мир этот её принимает.

Когда же это было? Летом, в начале июля. А вот год какой? Оле пятнадцать или шестнадцать лет — неважно! Всё равно большая уже и должна многое понимать, а ведёт себя словно ребёнок. А может, наоборот, в ней проснулась настоящая женщина? Судите сами…

Олина мама договорилась со своей знакомой, молодой женщиной лет двадцати пяти, что она возьмёт Олю с собой за ягодами, недалеко, в станицу. Говорят, что в её окрестностях много дикой смородины. Олю такая перспектива не очень радовала. Собирать ягоды — это скучно и долго, она знает, она занималась этим у бабушки в Уразове. Там, правда, была садовая смородина, и называлась она почему-то коринкой. Бабушка давала маленькой Оле большое эмалированное ведро и говорила: «Набери-ка коринки на компот». Оля уходила с головой в высокие прохладные заросли этой самой коринки, долго там путешествовала, разглядывала листики и ягодки, а когда бабушка разыскивала её, отдавала ведро, в котором едва-едва было прикрыто донышко. Вот такой всегда получался компот! Но повода отказаться от поездки Оля не нашла, у неё каникулы, надо помочь родителям.

Поехали в субботу, чтобы в воскресенье утром по холодку набрать ягод. Женщина произвела на Олю очень приятное впечатление. Звали её Тамарой, она была симпатичная, энергичная и весёлая, спортивного телосложения и выглядела очень молодо. Она работала в школе и была замужем. К Оле Тамара отнеслась очень дружелюбно, поэтому поездка быстро превратилась в приятное путешествие. В автобусе они весело болтали и стали почти подругами.

К обеду приехали на место, в дом Тамариных родителей. Оля была городской девушкой и в южных станицах никогда раньше не бывала. Пока Тамара доставала гостинцы и здоровалась с родителями, Оля с интересом осматривалась на улице. Вокруг всё чистенько, красиво, в палисаднике замечательные цветочки. Она очень удивилась, что к ней сразу подошли знакомиться местные жители, приветливо расспрашивали, кто она и зачем приехала. Какие-то парни очень заинтересованно разглядывали её издалека, но подойти пока не решались. Оля неожиданно почувствовала себя звездой, к которой приковано всеобщее внимание. Настроение улучшалось с каждой минутой, ей показалось здесь по-домашнему тепло и уютно, и в доме, и на улице. «Как хорошо!» — думала Оля, наслаждаясь и солнечной погодой, и приятным летним теплом, и пьянящими запахами растений. На душе стало легко и свободно, такие же лёгкие, ни о чём, были и мысли у неё в голове. У Оли появилось какое-то неясное предчувствие, что с ней должно произойти здесь что-то очень хорошее, просто замечательное! Улыбка не сходила с её лица, глаза светились, и вся она была готова раствориться в этом новом удивительном мире, она чувствовала, что мир этот её принимает.

Тамара была воодушевлена встречей с родным домом и родителями, суетилась, здоровалась с соседями и многочисленными знакомыми. Оля не сразу поняла, что есть ещё одна причина её приподнятого настроения. Всё выяснилось, когда около дома появился молодой симпатичный лейтенант. Так Оля его называла про себя, потому что он был в военной форме, но не рядовой — это точно. «Вот оно что! А как же муж?» — немного разочарованно подумала Оля, с любопытством поглядывая на парочку и пытаясь разобраться в их отношениях. Она подозревала, что встреча эта не случайна: слишком уж весело блестели у них глаза, слишком широко они улыбались друг другу, слишком скоро лейтенант оказался около дома Тамары.

Вечером девушки пошли прогуляться по станице, Тамара постеснялась оставить Олю дома одну. Вдоль центральной улицы по обе стороны растут старые большие тополя. Их мощные белёные стволы сияют в темноте, из-за этого улица выглядит очень красивой, ухоженной и нарядной. Кажется, что и люди здесь должны быть такими же красивыми, крепкими и основательными, как эта улица, как эти тополя. «Какие они молодцы! — думала с завистью Оля. — Как хорошо обустроили свою станицу!»

На улице много гуляющей молодёжи, все наслаждаются замечательным летним вечером. Тамара весела и, кажется, ждёт кого-то. А вот и он! Знакомый лейтенант присоединился к ним и вызвался проводить домой. Оля идёт молча, в беседе не принимает участия, она чувствует себя уже немного лишней. Пожалуй, совсем лишней! Но почему-то не очень опечалена этим, она рассеяно смотрит по сторонам, она тоже как будто ждёт кого-то или чего-то.

Уже полночь, пора по домам, наверное. Это в городе, а здесь всё только начинается. Тепло, тихо, хорошо на улице, слышны смех и негромкая музыка. Около дома такая уютная скамейка рядом с цветником, и никто домой и не собирается. Оле тоже не хочется уходить, хочется продлить этот чудесный вечер, пахнущий летом, цветами и свободой.

Лейтенант Олю почти не замечает и без стеснения уже обнимает Тамару. Та не возражает, но немного смущена присутствием Оли, намекает ей, что она, если хочет, может идти спать, постель готова. Неужели Оле придётся уйти вот прямо сейчас? Не-е-т… Она не может, не хочет уходить, это просто невозможно! Оля сама удивляется своему поведению, но ничего поделать с собой не может, сидит и всё ждёт чего-то.

Молодые люди уже серьёзно волнуются: «Эта девчонка испортит свидание, она, пожалуй, не уйдёт и до рассвета». Оля уходить действительно не собирается. «Какая ночь! А звёзды! Ещё немного посижу здесь… И почему Тамара всё меньше улыбается и косо смотрит на меня, ведь так хорошо всем?» — размышляет Оля и тянет время.

А вот лейтенант, кажется, уже не так расстроен происходящим, он наконец-то заметил Олю и с интересом смотрит мимо Тамары на неожиданное препятствие. Улыбается, Оля понравилась ему. И дальше всё меняется очень быстро.

Его рука ещё обнимает Тамару, но вопросы его — Оле, улыбка — Оле. Уже Тамара волнуется, уже она чувствует себя лишней. Весёлый блеск глаз у неё пропал, напряглась вся. Ей бы, как опытной женщине, «прекратить это безобразие» и увести Олю домой, пока всё не зашло слишком далеко. Но она тоже сидит как парализованная, ещё надеется на что-то. Понятно, у неё не будет другого вечера, завтра домой к мужу.

Оле такой поворот событий не нравится, она не хотела навредить Тамаре, она просто хотела насладиться чудесным вечером, который свалился на неё так неожиданно и который, может, никогда не повторится. «Не нужен мне совсем этот лейтенант!» — думает Оля, опускаясь с небес на землю. Настроение изменилось, очарование вечера пропало. «Пора спать!» — решили все одновременно и разошлись какие-то растревоженные, с массой вопросов в голове.

Не трудно представить, что творилось в душе и голове Тамары: «Неблагодарная! Зачем я только её взяла?! Вот так и делай добрые дела людям! И что он нашёл в этой пигалице?! Не очень-то он мне и нужен! Не прощу! Больше никогда!»

Утром — за смородиной. Тамара уже не так дружелюбна и весела, но старается не показывать вида, разговаривает с Олей сдержанно, но в рамках приличия. Смородины очень много, набрали быстро, несмотря даже на Олину неопытность в этом деле, теперь можно ехать и домой.

А вот и лейтенант появился, вид у него немного растерянный. Так к кому же он пришёл? Похоже, что к Оле. Зацепила! Тамара это понимает и понимает, что ничего сделать уже не может. Да и глупо ей, замужней женщине, предъявлять права на молодого свободного человека. Это она тоже понимает.

А что же Оля? Оля хочет всё это прекратить как можно быстрее, она хочет домой. Ей стыдно за своё поведение, ей жалко Тамару, которая делается всё мрачнее и как-то совсем выбита из колеи, но старается держаться достойно.

Лейтенанта тоже жалко, у него куда-то делась вся его вчерашняя весёлая беспечность, в глазах постоянный вопрос, обращённый к Оле, ему не хочется расставаться. Лейтенант, лейтенант… У него ведь имя есть — Вадим. Абстрактного лейтенанта Оле не так жалко, как человека с конкретным именем — вот он нерешительно стоит перед ней. «Что же я, глупая эгоистка, наделала!» — крутятся в голове у Оли покаянные мысли.

Все ждут, что будет дальше. Вадим берёт инициативу в свои руки, предлагает отвезти их в город на армейской машине, он хочет выиграть время. Что же, все согласны, у девушек тяжёлые сумки, да и повода для отказа нет.

Подъехали к Олиному дому и попали с корабля на бал, как говорится. У брата как раз день рождения, мама приготовила праздничный обед, приглашает всех к столу, в том числе и Тамару с Вадимом. Ещё немного времени неопределённости. Проницательная мама видит всеобщее замешательство, но вопросов не задаёт.

Обед закончен, надо прощаться, но Вадим как-будто прирос к стулу, он окончательно сражён и гостеприимством, и вкусным обедом, и весёлой атмосферой праздника. Оля ему нравится всё больше.

— Приеду? — спрашивает он, улучив момент.

— Нет, не надо, — решительно отвечает она.

Как хорошо всё начиналось, и какой плохой остался осадок у Оли после этой поездки! Она часто вспоминала её, когда сама попадала в похожую ситуацию. Например, когда её подруги не проявляли достаточного такта или откровенно «клеили» её кавалеров. Оля не оправдывала их, нет, сердилась, но относилась с пониманием и часто прощала. Мы все бываем эгоистами и не думаем о последствиях своих поступков. Можем вмешаться в чужую жизнь, что-то в ней разрушить просто так, между делом, без особой нужды. При этом продолжаем считать себя хорошими людьми, оправдываем себя, а чаще просто забываем о содеянном. Что-то можно простить молодой, неопытной девушке. Главное, чтобы разрушать не вошло у неё в привычку, чтобы она училась на своих ошибках, чтобы чужая боль не была ей безразлична.

Запоздалое свидание

Просто однажды она поняла, что все её мысли теперь заняты только им и что её прежняя любовь, первая, такая чистая и трогательная, которой, казалось, не будет конца, больше не волнует её.

Восьмилетка окончена, Оля с подругами Светой и Таней выбирают новую школу для продолжения учёбы. Они хотят подальше от своих бывших одноклассников. Надоели эти постоянные разборки, выяснения отношений, особенно с женской половиной класса. Поэтому свой выбор они держат в строжайшем секрете, а выбор очень непростой. Присмотрели школу с хорошей репутацией, но с очень строгими порядками. Говорят, что директор — просто зверь, но они всё-таки решились.

Принесли документы, сидят в приёмной, волнуются: «А вдруг не возьмут?» Притихли, ждут решения. «Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг»…», — это на нервной почве они вдруг неосознанно, не сговариваясь, стали напевать патриотические песни. Заметили сами, смущённо переглядываются и смеются, волнуются дальше. Наконец вышла секретарь и сообщила о положительном решении, приняли всех. Девушки с облегчением вздыхают, они довольны. И ничего, что школа далеко от дома, зато из всей восьмилетки сюда, кроме них, пошла только одна девушка, Даша, да и то не из их класса. И один парень, Валера, который учился с ними, но сейчас попал в другой класс. Он как-то вычислил их и принёс документы в последний момент. Это не страшно, Валера умный, добрый и совсем не конфликтный. Если бы все в их классе были такими, то можно было бы и не прятаться.

Подруги с волнением ждали начала учебного года, всё-таки новые учителя, новые требования, новые одноклассники. Как всё сложится? Разведка донесла, что в их девятом есть какой-то замечательный ученик, Андрей, все девушки о нём только и говорят. Интересно посмотреть, что за человек, если слава о нём так далеко разнеслась по району.

На пробном дне они увидели это «сокровище». Лохматый небритый парень в широченных клёшах с цепями, в красном линялом свитере с обвислыми плечами просто врезался в толпу одноклассников с весёлыми воплями. «Да! — подумали подруги. — И это строгие порядки? Таких экземпляров даже в нашей восьмилетке не было!» И хотя остальные одноклассники выглядели поприличнее, девушки были обескуражены началом.

Но на следующий день, первого сентября, все ученики, в том числе и этот «хиппи», пришли в строгих тёмных костюмах с галстуками, с комсомольскими значками, с аккуратными стрижками — просто эталоны послушания. «Вот это метаморфоза!» — опять удивились подруги. Видно было, что ребятам приятно в этих костюмах, надели они их не по принуждению, им нравится чувствовать себя приличными людьми. Все девочки тоже в аккуратных школьных формах, здесь, видимо, с этим строго, и все уже к этому привыкли. Они понимают и принимают, что бесшабашное лето закончилось.

В новом классе подруги держатся вместе, заняли две последние парты и тихонько переговариваются между собой на уроках так, чтобы не мешать другим. Но им постоянно делают замечания, и не учителя, а ученики. «Надо же! — удивляются они. — А в старой школе никто бы даже не заметил наших разговоров среди общего шума. Придётся привыкать к новым реалиям». Но они были уверены, что небольшая коррекция поведения и пятёрки своё дело сделают, всё будет хорошо.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 317