электронная
Бесплатно
печатная A5
273
16+
Рыжий. Эпоха черной ведьмы

Бесплатный фрагмент - Рыжий. Эпоха черной ведьмы

Объем:
42 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-5197-5
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 273
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Собрание

Сводчатый потолок тонул в вертикальном сумраке подземного помещения и чем выше поднимался свод, тем чернее была пустота, напротив лампы тусклого желтого света, вкрученные в латунные блюдца потолочных светильников, пятнами оснований пирамид освещали присутствующих. Сегодня людей было много — разбирали происшествие на поверхности с гибелью двух сталкеров из опытной группы, которая неожиданно напоролась на улей мутантов, в том самом месте, где буквально месяц назад провели чистку огнем. В зале стояла гробовая тишина, не находилось ни одного смельчака, который осмелился чихнуть или кашлянуть, нарушая целостность молчания. И только одинокий выделялся дубовый стол, вместо президиума, поставленный на возвышении, возвеличенный, освещенный индивидуальной лампой висящей на проводе, с трудом отвоевывавшей у окружающего сумрака лицо тучного человека в возрасте, устало опустившего тяжелый подбородок на грудь. Это был местный старшина, управляющий бункером и всем — всем, что было внутри, Никанор Никифорович.

— Как же так? Только недавно огнеметчики разорили последний улей! Они снова появились, причем на старом месте! — В ответ лишь пожимают плечами, сочувственно вздыхают. — Что мне теперь прикажете делать? — Задал он риторический вопрос, ответом снова стали сочувственные вздохи. — Трое! Трое старейших сталкеров наткнулись на новое гнездо, двое погибло! Кто за это ответит?

— Они не ждали засады в «чистом» месте. Там, где было старое гнездо, не растет ни одной травинки, земля черная — сожженная. Всюду пепел и сажа — ребята постарались на славу, а после землю отравили ядом. В таком месте никто не сможет выжить! — Оправдывался ревизор экспедиций.

— О чём ты говоришь, Аркадий Валентинович! Группа уничтожена, улей на месте, герма под угрозой нападения, выход на поверхность северного терминала блокирован! Ты мне лучше скажи — как упустили появление этих тварей? Неужели они появились так неожиданно, что на их следы не смогла наткнуться ни одна группа, поднимавшееся каждодневно на поверхность?

— Я… — начал было ревизор, но его оборвал неожиданно вопрос из центра зала.

— А ты, Никифорович, не пробовал решить вопрос кардинально? — Спросил его кто-то из глубины полуосвещенного зала, поэтому не смог разглядеть говорившего, а по голосу не узнал.

— Как это «кардинально»? — Ядовито спросил старшина города. Ему казалось, что он уже перепробовал все методы борьбы, и из доступного уже не осталось ничего, а тут какой-то выскочка знает решение. Никанор Никифорович уже предчувствовал, как он в праведном гневе, аппетитно прожевывая каждое слово, выплюнет — выльет свое категоричное «НЕТ» на голову этому горе-знатоку.

— Сначала ответь, скольких людей унесла последняя подобная экспедиция? — Уверенным тоном проговорил из толпы невидимый оппонент. Старшина начал подозревать неладное, уж больно наглым был говоривший. Еще раздражающее нежелание выйти на свет и открыто задать вопросы, так сказать «в лицо». Никанор Никифорович не привык, что вот так дерзко, кто-то в их бункере решался открыто обвинять свое руководство. Более возмутительно это выглядело в свете сегодняшнего ЧП. Что хуже, люди, которые ему подчинялись, могли перенять такую дерзость в разговоре или уж совсем плохо — до революции в масштабе одного бункера договориться.

— С кем имею честь? — Наконец, по привычке, прожевав свои губы, спросил толпу Никанор Никифорович. Эту привычку знали, и когда старшина так делал, это говорило лишь о том, что скоро произойдет очередной разнос подчиненных, а может и вовсе сошлют «провинившихся» на поверхность, на верную смерть. Привычку знали и побаивались.

— А ты что же — не узнал? — В голосе говорившего появились насмешливые нотки. В центре зала началось движение, закачались, разворачиваясь и кого-то пропуская саженые плечи дюжих сталкеров, сейчас угрюмо молчавших. Наконец, немало потрудившись, из первых рядов показалось тщедушное тело уже немолодого мужичка, который покряхтывая, чуть ли не выпал из толпы, протискиваясь сквозь плотно сжатый строй. И как только на незнакомца упал желтый свет тусклого центрального светильника, старшина узнал его. И от того, что он его узнал, Никанор Никифорович почувствовал давно забытое чувство незащищенности и страха. Он знал — от этого человека не смогут уберечь ни самая надежная линия обороны, ни самые отчаянные смельчаки сталкеры. Дохляк был ни кто иной, как сам шаман города Аркадия, звали его Алтай. Шаман был послан не как иначе — за головой старшины, за его головой из самого центра. Никанор Никифорович сглотнул вдруг ставшей тягучей слюну.

— Зачем ты здесь? — Хрипло, сбиваясь на словах, проговорил он.

— Вам хочу помочь. Как услышал о беде вашей, сразу к сюда поспешил. — Шаман, наконец добрался до стола за которым восседал старшина. Руки Никанор Никифоровичу он не подал, лишь безразлично скользнув по нему взглядом, повернулся к людям. Оглядев их и увидев пару знакомых лиц, кивнул. Остальные, с кем лично не был знаком, знали о нем по содержанию слухов, сказок и домыслов. А уж личность его была действительно уникальная, заслуживающая если не памятника при жизни, то уважительного отношения точно. Поэтому, ранее глаза рассматривающего незнакомца, наполненные болью и отчаяньем, теперь засветились надеждой и радостным ожиданием. — Но прежде всего, хочу представиться, возможно, меня еще не все знают. — Он оглядел их, многие утвердительно закивали головами, показывая, что знают кто он, но так же были и те, из молодых сталкеров, которые не реагировали на его слова, стояли скрестив руки, показывая всем своим видом, что им без разницы кто он и зачем здесь. — Меня зовут Алтай. Я представляю город Аркадия, что в двухстах километрах на юг от вас, являющимся центральным полисом Нового Мира. Занимаю должность кардинала при выборном правительстве.- Многие закивали, они знали, что являясь полудуховной и полуполитической должность кардинала была пожизненной, занимала одно из центральных мест в управлении. Но они не знали главного — Алтай был тем, кто распоряжался и отдавал приказы, в чьих руках была сосредоточенна реальная власть, управлял Новым Миром единолично, прикрываясь ширмой правительства, на которое была возложена тяжелая миссия — принимать не популярные решения. Правительство, менявшееся каждые три года, было полностью управляемым и подконтрольным, являясь обычной марионеткой, при этом, абсолютно все решения, доносимые до народа, исходили именно из «Каменного зала», от его имени. То, что Алтай имеет прямое отношение к законотворчеству, знали лишь единицы, и все они сейчас остались в Аркадии.

— Чем ты нам хочешь помочь? — С хрипотцой спросил старшина. Он так и не смог подняться со своего «управленческого кресла», теперь так уютно гревшего резко покрывшееся тело холодной испариной. В людской толпе обнаружились сочувствующие управленцу, Алтай разглядел несколько голов, которые в тон Никанора Никифоровича, угрожающе агрессивно наклонились взглядами из-под бровей.

— Ты бы Никанор Никифорович, поостепенился, — в полуобороте, наклонившись к старшине, цыкнул на него недовольно шаман, — как поставил тебя, так и снять смогу. Я дела завершу и правь тут, как хочешь — власти не лишу, если перечить мне не станешь. И молодцам своим скажи, что б ни лезли, если не хотят в Котловане век свой недолгий дожить. Понял меня? — В его нотках появилась сталь. Никанор Никифорович еще с первой их встречи не мог понять, как в этом тщедушном человеке, помещается столько силы и власти. Вот ему, к примеру, человеку тучному и объемному, никогда не удавалось так просто сказать, что бы у человека душа, испугавшись, забилась в самый темный угол и не выглядывала оттуда. Он пробовал кричать, пугать, морально давить, требовать — на что уходило много сил, но все это близко не было похоже на эффект тихого шепота тщедушного человечка. И хотя, сейчас его душа, как ему казалось, покинула тело, он понял для себя важное — его оставят у власти, он будет на вершине пищевой пирамиды, все эти люди принадлежат ему! Надо только подождать и немного потерпеть. Никанор Никифорович сглотнул и испуганно кивнул, но уже чувствовал, как было обрезанные крылья за спиной, снова вырастают и распрямляются для нового чиновничьего полета. — А теперь скажи им. — Уже мягко проговорил кардинал.

— Но прежде слово Никанору Никифоровичу! — Алтай отодвинулся влево от стола, представляя бледного, но уже начавшего розоветь старшину толпе. Зааплодировал, поддерживая резко оплывшего по краям Никанора Никифоровича, ему вторили редкие хлопки из зала.

— Да! Скажи Никанор Никифорович! — в зале одиночными возгласами поддержали старшину.

— Вы все знаете о нашем несчастье. — Начал старшина. — Мы думали, что напасть эта рядовая и сможем справиться своими силами. Для этого у нас есть самое лучшее оружие, самые опытные сталкеры, бесстрашные охотники, загонщики и пограничники. Но нет! К сожалению, этого оказалось не достаточно, а последнее столкновение унесло несколько бесценных жизней. Жаль, но самостоятельно нам не справится, — в зале послышалось ворчание, — можем попытаться, но больше потеряем — поэтому я принял решение вызвать помощь. И спасибо нашему правительству за проявленную мудрость и за самое лучшее, что они смогли нам дать. Лучшего из лучших и меня наполняет уверенность, что наша проблема будет решена! — Он повернулся к шаману. — А теперь слово Алтаю, нашему спасителю! — Сказав это, старшина чинно опустился на жалобно скрипнувшее под его телом кресло. Теперь он не заметил тепла обнимающего его материла, симбиоз кресло-человек вернулся в привычное русло «главного человека и его главного кресла».

— Как вы знаете, — Алтай вышел в центр свободной площадки, теперь его было видно каждому, — все больше опасностей рождает исковерканная войной земля. Еще больше территорий ранее «чистых», захватывают порождения нового мира, и человечеству стало труднее противостоять масштабам этой стихии. Каких то десять лет назад, мы смело выходили на поверхность, зная, что сможем дать достойный отпор всему и вся. Тогда мы были сильны и строили планы, а планета возрождалась после последней войны. Но потом начало сбываться предсказание о Полынь Звезде и Красном человеке, предрекающее конец эпохи Черной Ведьмы! Но на самом деле это не так! — Алтай откашлялся. — На самом деле мы видим не благополучный исход темной эпохи, наоборот — зло усилилось, набрало обороты и на поверхности появились новые твари, ранее не виданные! Так значит это не Красный человек! Не наш избавитель! Это сама Черная ведьма возродилась из пепла и желает вернуть свои владения! — Шаман сделал паузу, что бы оценить реакцию слушавших его людей, увиденным остался доволен — многие из присутствующих были напуганы. — Но у нас есть выход и я здесь за этим! Вместе мы сможем отстоять ваш город и остановить зло! — Алтай воодушевленно вскинул кулак над головой, призывая к эмоциональному объединению людей. Долго ждать не пришлось, в зале загудело — заревело многоголосое чудовище, грозя невидимому врагу расправой.

— Когда мы вместе, в нас есть сила! — Опустив кулак, но не остудив нахрапа, продолжил атаковать толпу Алтай. — Вместе мы сможем остановить приближающееся зло. Заносите! — Крикнул он кому то, находившемуся за дверьми помещения. И тут же ворвались, чуть не снеся ставшими хлипкими двери, восемь дюжих парней, облаченные в кованную химзу, неся попарно что то огромное, завернутое в промасленный брезент. — Вот мои подарки, с этой мощью мы сможем…. — Последние слова потонули в реве беснующейся толпы. Люди уже догадывались, что за подарки были под брезентом. И действительно, небрежно сорвав покрывавший материал, один из парней оголил вороненый ствол огромного пулемета, а два других, сорвали брезенты с остальных трех «подарков», которые оказались огнеметом неизвестной марки и четырьмя ящиками патронов и емкости «горючки» литров по пятьдесят. С каждым движением брезента, реакция людей становилась все сильнее, они прекрасно понимали, что с таким вооружением они точно смогут остановить кого угодно и где угодно.

— Нравиться вам? — Спросил шаман, когда эмоции улеглись. В толпе послышались одобрительные возгласы.

— Кого мы хотим остановить? — Неожиданно прозвучал вопрос. В помещении резко наступила тишина, словно и не было бушевавших эмоций десятков людей.

— Что вы спросили? — Сделал вид, что не расслышал шаман. На самом деле он прекрасно все слышал, очевидно хотел увидеть человека, задавшего вопрос.

— Я хочу спросить, — вперед вышел гигант, облаченный в потрепанную и видавшею виды химическую защиту, на голове покачивался в такт движениям приспособленный намордник противогаза, зло блестевшими от попадавшего желтого света окулярами, — всем известно, что Ведьма не человек. А раз так, то как этим, — он вытянул огромную ручищу в сторону вооружения, — вы хотите её остановить? Пулями или огнем?

— Извините, не имею честь знать вашего имени. — Заинтересованный нерядовой личностью, сказал шаман.

— Петр. — Представился гигант.

Алтай обернулся на запыхтевшего и враз покрасневшего старшину, глазами показывая — спрашивая — «Кто это»?

— Знакомьтесь, — совладав с собой, проговорил Никанор Никифорович, — наш лучший сталкер и разведчик.

— «Петр, говоришь» — про себя подумал Алтай и почему то на него, словно волной знакомого, но давно утраченного, а потому забытого, нахлынуло — накатило дежавю. Ему вспомнилась другая война, артобстрел, бомбежка, летящие самолеты и санитарка. — «Как её звали? На „К“. Ах точно! Ксанка!». И как только вспомнил этот отрезок истории, прошлого, хотя не был уверен, что своего прошлого, захотелось прижать этого гиганта к груди, словно только они спаслись из того страшного боя. Только они остались в живых, но их неведомой рукой раскидало по разным судьбам других жизней. Они сейчас другие люди и навряд ли Петр вспомнит то же, что вспомнил он и нет, поэтому в нем огня памяти прошлого. Не знает он Алтая и ему, Алтаю не зачем знать его, если это помешает делу.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 273
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: