электронная
72
печатная A5
568
16+
Рыцари Морвена

Бесплатный фрагмент - Рыцари Морвена


Объем:
540 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-4691-8
электронная
от 72
печатная A5
от 568

We love the shrill trumpet, we love the drum’s rattle

They call us to sport, and they call us to battle;

And we’ll laugh at the threats of each insolent stranger,

While our comrades in sport are our comrades in danger.

— Sir Walter Scott


Мы с детства сроднились с тревожной трубою,

Предвестницей игр и предвестницей боя;

Все вражьи угрозы достойны презренья,

Пока мы друзья на пиру и в сраженье.

Cэр Уолтер Скотт

Глава 1. Потеря

— Что за… Куда он делся?

— Ты о чём?

— Мобильник…

— Что мобильник?

— Выронил, а найти не могу…

— У тебя же вроде зажигалка была?

— Ах, ну да, совсем забыл…

Вспыхнувший через несколько секунд огонёк зажигалки осветил лицо мальчика лет четырнадцати. При лучшем освещении можно было бы заметить, что он немного худощав, у него каштановые волосы, и на плечах что-то вроде накидки светло-синего цвета, с изображёнными на ней довольно схематично цветками чертополоха. Но зажигалка давала мало света, и разглядеть сейчас можно было только лицо.

— Ничего не понимаю. Тут же должна быть лестница…

— И что?

— Её нет!

— Спокойно, Берти. Что значит, нет?

— Нет, значит — нет. Смотри сам!

Огонёк погас, но почти сразу вспыхнул вновь, осветив теперь и лицо другого мальчика. Этот мог показаться чуть старше. Он был немного выше ростом и шире в плечах. На лице у него были веснушки, волнистые светлые волосы почти доставали до плеч. Как раз в тот момент, когда огонь снова вспыхнул, он протянул руку, будто ощупывал что-то перед собой.

— Стена, — проговорил он.

— А я о чём!

Берти, как называл его приятель, поднял руку с зажигалкой повыше. Теперь огонёк выхватывал из темноты и небольшой участок стены из дикого камня. Мальчики стояли как раз перед этой стеной.

— Значит, лестница с другой стороны, — сказал светловолосый. — Не вижу причин для паники.

— Не видишь, потому что темно. А ч-чёрт!

По-видимому, верхняя часть зажигалки нагрелась и обжигала пальцы. Берти разжал пальцы, обоих снова окутала тьма.

— Лестница должна быть здесь, — раздражённо сказал он. — Иначе ты был бы впереди меня, а не позади.

— Впереди, позади, — проворчал его друг. — Ясный день, она где-то тут. Ты просто запутался, пока мобильник свой искал.

— Но, Санди, мне надо его найти. Это подарок на день рождения, и вообще…

— Не называй меня так. Терпеть не могу, когда сокращают моё имя!

— А как? Александр звучит как-то… официально. И потом, ты же называешь меня Берти…

— Ладно, забудь. Сейчас и правда надо понять, куда идти. По всему получается, что здесь тупик, а если тупик, значит…

— Но как это… тупик, если… то есть это…

— Ты что, с перепугу по-английски говорить разучился?

Разговаривали мальчики действительно по-английски, хотя можно было догадаться, что для обоих язык этот не был родным. Произношение и некоторые слова, иногда проскакивавшие в речи старшего мальчика, явно свидетельствовали о его русском происхождении. Определить происхождение младшего сходу было труднее. Казалось, русским языком он тоже владел, но оба уже привыкли общаться на английском, как требовало первое и главное правило летней школы, куда они приехали именно для того, чтобы усовершенствовать свои познания этого языка, и вместе с другими учениками которой в то воскресное утро… Впрочем, лучше рассказать обо всём по порядку.

Если бы какой-нибудь случайный путник — турист или обычный прохожий — оказался в то утро на дороге, огибающей небольшое живописное озеро к северу от Глазго, он, пожалуй, мог бы подумать, что угодил прямиком в средневековье. А что ещё можно было предположить, увидев на лужайке под холмом, на котором возвышался старинный замок, стяги со львами и единорогами, а под ними воинов с мечами, алебардами и другим давно вышедшим из употребления оружием. Но конечно, приглядевшись повнимательнее, наш турист сразу бы понял, что он ни в коем случае не совершил перемещения во времени и может не опасаться за свою жизнь. Ведь он наверняка заметил бы невдалеке парковку уставленную автомобилями, а на склоне холма увидел бы множество людей, одетых совсем не в средневековые одежды. Да и замок был уже никаким не замком, просто грудой камней, служившей теперь банальным аттракционом для туристов. И воины, расположившиеся на поле, никак не могли быть настоящими воинами, просто потому, что в большинстве своём это были подростки.

Объяснение всему этому было очень простое. На поле возле развалин вскоре должно было начаться представление, лишь символически обозначавшее одну из тех знаменитых битв уже давно прошедших времён, а вовсе не сама битва. И воинами действительно были школьники — ученики летней школы английского языка, располагавшейся неподалёку в бывшем поместье какого-то давным-давно разорившегося лорда.

Но пока до начала представления ещё оставалось время, и его участники разбрелись по полю, а некоторые направились к лоткам мороженщиков, не упустивших возможности подзаработать в таком людном месте и в такой жаркий день. Александр и Берти, точнее, Бертрам, таково было его полное имя, отошли ещё дальше, в сторону развалин, которые Александр предложил осмотреть. Бертрама это совсем не удивило. Едва познакомившись с Александром в первый день пребывания в летней школе, он заметил, что тот не только интересуется историей, но и знает немало, чтобы не хуже любого гида рассказать о событиях, происходивших здесь многие века назад. Это он рассказал Бертраму о сражении на Стерлингском мосту, когда в первый выходной день они оказались на месте этого славного события. И рассказывал так увлекательно, что Бертрам даже не обратил внимания на внезапно поливший дождь и промок с ног до головы, слушая своего нового друга. А тот и сам увлёкся настолько, что в какой-то момент чуть не свалился с моста. Конечно, не с того самого, на котором произошло сражение, а построенного значительно позже.

Вот только теперь Бертрам думал совсем не об этом весьма важном историческом событии. Думал он о том, как бы покурить. Курение в летней школе, понятное дело, было категорически запрещено, как и в любой нормальной школе, так что к развалинам, подальше от глаз преподавателей, он направился вслед за приятелем вовсе не для того, чтобы осматривать ничем не примечательные с его точки зрения камни. И он уже устраивался на одном из таких камней, достав из кармана пачку сигарет, когда Александр окликнул его.

— Эй, Берти! Смотри, что это?

— Где? — отозвался Бертрам, нехотя оборачиваясь к приятелю, который, как оказалось, внимательно рассматривал что-то в зарослях кустарника под остатками крепостной стены.

— Вон там…

Александр протянул руку, показывая на что-то среди кустов, но Бертрам не понял, на что именно.

— И что там такого?

— Может, и ничего, а может… — задумчиво проговорил Александр. — Давай посмотрим…

Предложение было сделано совсем некстати. Бертрам уже закурил, идти куда-то ещё неизвестно зачем, ему теперь не хотелось.

— Вдруг это подземный ход, — продолжал Александр, пока Бертрам раздумывал, идти ему или остаться здесь.

— Ну и что? — отозвался он равнодушно.

— Так интересно же!

Ничего интересного в подземных ходах Бертрам не видел. Скорее даже наоборот, он представил себе нечто тёмное, холодное, где могут валяться ну очень неприятные предметы вроде дохлых крыс, от одного упоминания которых только мурашки пробегали по коже. Но всё-таки он встал и пошёл вслед за Александром, который уже пробирался через кусты. И не сразу заметил он нечто вроде невысокой каменной арки, как бы выступавшей из земли. Если напрячь воображение, эту арку вполне можно было принять за начало подземного хода. И то верно, ведь в каждом уважающем себя замке должен быть подземный ход. Дорожка, по которой полагалось гулять туристам, проходила чуть в стороне, поэтому здесь не было никаких заграждений, и мальчики смогли не только подойти к арке, но и заглянуть внутрь.

Не ожидая увидеть ничего особенного, Бертрам подумал, что это вполне мог быть и обычный погреб, устроенный здесь уже много лет спустя после того, как замок превратился в развалины.

— Темно, — сказал он, заглядывая через плечо Александра.

— А ты думал? — отозвался приятель. — Это же подземелье. Там и должно быть темно…

Он нагнулся, поднял с земли какую-то палку, осмотрел, бросил, поднял другую.

— …Дай-ка зажигалку.

Бертрам порылся в кармане, достал зажигалку и протянул ему. Палка не собиралась загораться.

— Ну ладно, — сказал Александр, — пойдём так.

— Да не стоит, — отозвался Бертрам. — Ещё опоздаем к началу.

Он, разумеется, имел в виду начало представления, в котором они должны были участвовать, изображая шотландских воинов, о чём свидетельствовали их накидки с цветками чертополоха.

— Не опоздаем, — нетерпеливо проговорил Александр, — Который час?

Бертрам достал из кармана мобильный телефон, потому что наручные часы оставил в школе, чтобы ненароком не разбить их во время представления.

— Половина двенадцатого…

— Так начало только в двенадцать. У нас еще целых полчаса.

И Александр, пригнувшись, потому что вход был низковат для него, шагнул вперёд. Бертрам немного подумал, потом, бросив сигарету, которую, впрочем, уже почти докурил, двинулся следом.

Похоже, это действительно был подземный ход, а не погреб. Пока дневной свет, проникавший через вход, освещал им путь, Бертрам успел осмотреться, но не заметил ничего особенного. Наверное, не заметил и Александр, потому что всё время молчал. Внезапно тот остановился, будто наткнулся на что-то.

— И это всё? — разочарованно проговорил он.

— Что такое? — спросил Бертрам, подходя ближе.

— Стена…

— Ну вот, я же говорил…

Александр ничего не ответил, ощупывая стену, выложенную, насколько смог заметить Бертрам в уже сгустившейся темноте, чем-то вроде кирпичей.

— Жаль, фонарика нету, — проговорил он потом. — Блин! Чем бы посветить?

— Может, этим?

Бертрам снова достал свой мобильник и включил экран, который давал, конечно, куда меньше света, чем нормальный фонарик, но всё же кое-какой. Александр взял у него мобильник и помахал перед собой.

— Не-а, не пойдёт, — сказал он, — всё равно ничего не видно.

— Тогда пошли назад.

— Неужели тебе не интересно, что там дальше?

— Так сам видишь — стена.

— Это здесь стена…

Александр повернулся, направив слабый луч света от экрана мобильника в сторону.

— …а тут никакой стены.

Теперь и Бертрам заметил слева узкий проём.

— Это же щель какая-то, — сказал он.

— И вовсе не щель. Вполне можно пройти, — отозвался Александр.

— А смысл? Что там может быть интересного?

— Ну-у… мало ли что…

— Да ничего там нет, — сказал Бертрам. — Ещё грохнемся в темноте в какой-нибудь колодец…

— Над кото-орым подве-ешен ма-аятник, — протяжно подхватил Александр, взмахнув зачем-то руками.

— Какой ещё маятник?

— Эдгара По не читал что ли? Ладно, потом расскажу. Пошли, а то и правда опоздаем…

Если бы Бертрам был один, он бы уж точно повернул назад. И даже не потому, что боялся грохнуться, как он только что выразился, в какой-нибудь колодец. Уже здесь он едва мог что-либо разглядеть, а ведь дальше должно было стать ещё темнее.

— …Да не волнуйся, — продолжал Александр, возвращая мобильник, — мы только глянем, что там, и вернёмся.

И он почти сразу пропал в темноте.

— Только голову береги!

Услышал Бертрам его голос.

Лезть в эту узкую щель Бертраму совсем не хотелось. Втайне он понадеялся, что скоро Александр наткнётся на какую-нибудь непреодолимую преграду и вернётся назад. Но тот не возвращался, а через полминуты из щели послышался его радостный возглас.

— Wow! Я прошел! Давай, не бойся, тут совсем немного.

Бертраму всё равно пришлось собраться с духом, чтобы заставить себя последовать за Александром. Но едва он сделал пару шагов, как его охватил страх. Ему стало казаться, что стены прохода давят на него с двух сторон и непременно раздавят. Он уже хотел вернуться, когда снова услышал голос Александра.

— Come on! Ну давай же!

Пришлось ещё раз сделать над собой усилие, но дышать стало легче, страх прошёл, вот только когда он оказался рядом с Александром, сразу появились сомнения — не напрасно ли он проделал этот путь. Хотя проход, как ему показалось, стал чуть шире, сюда вообще не проникал никакой свет, и в такой темноте не было видно уже решительно ничего.

— Ну и что? — спросил он. — Тут вообще ничего не видно, какой смысл идти дальше?

— Пожалуй, ты прав, — отозвался Александр. — Без фонарика тут делать нечего.

Бертрам нажал на клавишу мобильника, но света хватило только чтобы осветить лицо приятеля.

— Тогда пошли назад…

— Пошли, — обречённо проговорил Александр, но тут же быстро добавил: — погоди, там, кажется…

Но что именно где-то там показалось Александру, Бертрам так и не узнал. Он снова включил экран мобильника, осветив уже пустое место. Приятель опять исчез в темноте. Бертраму не очень хотелось идти дальше, но и стоять тут в одиночестве тоже не хотелось. Он сделал несколько шагов вперёд.

— Эй, где ты там?

Снова послышался голос Александра.

— …Только осторожно, тут ступе…

Наверное, он хотел сказать: «ступеньки», но было поздно. Бертрам расслышал только первые слова, и не успел расслышать остальные, как внезапно, потеряв опору под ногой, полетел куда-то вниз.

Инстинктивно повернувшись на бок, он немного смягчил удар при падении, но всё-таки ушибся обо что-то коленом, к тому же выронил мобильник. И в ту же секунду яркий свет вспыхнул так, будто в подземелье одновременно включили множество электрических лампочек. Свет тут же погас, всё вокруг снова погрузилось во тьму, и Бертрам подумал, что это могло быть последствием его падения. То есть ударился он не только коленом, но и головой, от чего, как говорится, искры из глаз посыпались.

— Что это было? — спросил он, поднимаясь на ноги.

Из темноты послышался смешок Александра.

— Наверное, лестница…

— Да нет. Ты заметил?

— Что?

— Не знаю… вспышку какую-то…

Приятель не ответил. Бертрам нагнулся и пошарил рукой в поисках мобильника. Рука его нащупала только камни. Вот тогда-то между ними и произошёл тот разговор, с которого началось наше повествование, и Бертрам сильно пожалел, что полез вслед за Александром в это подземелье. Дело было не только в мобильнике, который будто сквозь землю провалился, сколько ни шарил Бертрам под ногами, он так ничего и не нашёл. Самое главное, не обнаружил он и лестницы, с которой только что так неловко спустился. На положенном ей месте оказалась глухая стена. Похоже было, Александр тоже успел оценить ситуацию. По его лицу, Бертрам снова включил зажигалку и снова увидел едва освещённое лицо приятеля, казалось, тот о чём-то напряжённо думает. Но потом лицо Александра приняло обычное выражение, он положил руку Бертраму на плечо.

— Всё в порядке, — сказал он. — Просто ты упал, и это сбило тебя с толку. Лестница не могла исчезнуть, так? Значит, она…

Перехватив у Бертрама зажигалку, Александр чиркнул кремнем и, вытянув руку, покрутил ею в воздухе.

— …должна быть… где-то здесь…

Говорил он не очень уверенно, но Бертрам подумал, что лестница действительно не могла исчезнуть, а падение вполне могло его дезориентировать. Однако беспокойство тут же вернулось. Сколько ни крутил Александр зажигалкой, никакой лестницы они так и не увидели. Бертрам только заметил, что окружавшие их стены были выложены таким же диким камнем, как и стена позади них. А он точно помнил, что прежде стены были выложены кирпичом. И воздух стал, казалось, другим. В нём отчётливо пахло плесенью. Машинально он сунул руку в карман, нащупал там пачку сигарет, и также машинально достал её.

— Всё мобильник ищешь? — спросил Александр, наверное, заметив его движение.

— Сигареты. Хочешь?

Бертрам открыл пачку, оказавшуюся изрядно помятой, вероятно, при падении. Александр усмехнулся.

— Бросил в третьем классе. Да и не время сейчас, — продолжал он более серьёзным тоном, — надо выбираться отсюда.

— Кто бы спорил, — отозвался Бертрам. — Но как?

— Очень просто. Пойдём вперёд… В смысле, по этому… туннелю, или как это назвать…

— А если там опять тупик?

Бертрам хотел сказать что-то ещё, но тут же забыл, что именно. Паника снова овладела им.

— Эй, Берти, а ну не реветь.

Послышался голос Александра. Приступ паники сразу прошёл.

— Я и не собирался, — обиженно сказал Бертрам.

Теперь послышался смех приятеля.

— Да это я в переносном смысле. Пошли…

— Куда?

— Говорю же, вперёд. Назад-то нам точно идти некуда.

— А что потом?

— Потом… Хм… выйдем где-нибудь…

Александр умолк и продолжил немного погодя.

— …Если рассуждать логически, выходов на поверхность должно быть как минимум два. Значит, где-то должен быть и другой выход. Ну… типа того…

— А если… — начал Бертрам, Александр не дал ему договорить.

— Если бы да кабы, — сказал он по-русски, — моя бабушка была бы дедушкой. Ты просто подумай: у подземного хода не может быть только один выход… ну, то есть вход, так? Значит, должен быть и второй. Это наверняка. В любом случае, если мы будем тут торчать, уж точно опоздаем к началу представления, и нам влетит.

— И что же делать?

— Да только одно: идти вперёд. Мне кажется, оттуда идёт свежий воздух. Значит, там должен быть выход… Ну, или провал какой-нибудь, через который мы выберемся.

— А как же лестница?

— Какая лестница? А, лестница… Не знаю… может, просто не заметили в темноте. Выйдем в другом месте.

— А мой мобильник?

Как бы ни хотелось Бертраму поскорее выбраться на поверхность, ему ещё больше не хотелось оставлять здесь свой ценный аппарат.

— …Мне надо его найти!

— И найдём, — отозвался Александр. — После представления вернёмся… Добудем где-нибудь фонарик и найдём. Сейчас мы всё равно ничего найти не сможем. Пошли!

Он взял Бертрама за руку и потянул за собой.

Идти пришлось медленно, почти на ощупь, поскольку даже зажигалка едва ли позволяла что-нибудь разглядеть в темноте. Однако уже вскоре Бертраму показалось, что туннель стал наклонным, постепенно поднимаясь вверх, а потом впереди блеснул яркий свет.

— Ну вот, что я говорил! — радостно воскликнул Александр. — Там выход!

Всего несколько секунд понадобилось им, чтобы преодолеть оставшуюся часть туннеля, но когда до выхода осталась только пара шагов, Александр внезапно остановился. Бертрам хотел было спросить, в чём дело, но не спросил, потому что сам тоже застал на месте.

И было от чего. Только что он надеялся увидеть кусты, окружавшие развалины замка, посыпанную песком дорожку и поле, где вот-вот должно было начаться представление, но ничего такого не увидел. Напротив них, шагах в десяти, возвышалась совершенно целая каменная стена какого-то строения под высокой крышей, ничем не напоминавшего древние развалины. Чуть поодаль виднелись другие постройки. В общем, ничего, совсем ничего не напоминало то место, где они были всего минут пятнадцать назад. Но и это было ещё не всё. Выход из подземелья, который был совсем рядом, в буквальном смысле рукой подать, преграждала прочная решётка.

Глава 2. Незнакомец

Сквозь решётку, хотя она была собрана из довольно толстых брусьев, свободно проходил свет, легко проникали порывы ветра, только выйти было невозможно. Первым делом Александр подёргал решётку, но открыть не смог. То ли решётка была заперта, наверное, снаружи, внутри Бертрам не заметил никакого замка или другого запора, то ли вообще намертво приделана к стенам. Подумав, не померещилось ли ему всё это, Бертрам посмотрел на Александра, но и тот выглядел сейчас так, будто не верит своим глазам.

— Что за дьявольщина? — проговорил он.

Не зная, что ответить, Бертрам только развёл руками.

— Сам не понимаю.

— А что ты видишь?

— Как что? Решётку вижу, дома какие-то… А ты?

— То же, что и ты… Только… что всё это значит?

На секунду Бертрам зажмурился и помотал головой в слабой надежде, что наваждение исчезнет, он снова увидит кусты, дорожку и поле, но когда открыл глаза, ничего не изменилось. Всё выглядело так, будто это было совсем другое место. Ведь там, где они спускались в подземелье, были только груды камней, едва ли напоминавшие замок, каким тот был многие столетия назад. Но теперь приходилось признать, что он видит совершенно целые постройки, которые никак не могли возникнуть сами собой, да за такое короткое время.

Внезапно Александр схватил его за руку и потянул обратно. Бертрам едва удержался на ногах и не успел опомниться, как оказался в какой-то нише в стене туннеля, шагах в пяти от выхода.

— Что ты делаешь? — возмущенно спросил он.

— Тсс!

Александр приложил палец к губам, потом выглянул из ниши. Бертрам тоже подался чуть вперёд, оказавшись под рукой Александра, которой тот держался за стену, и теперь увидел сквозь решётку три тёмных силуэта. Только потом он понял, что это люди. И хотя из глубины туннеля их было не очень хорошо видно, Бертрам подумал, что они совсем не похожи на туристов. Во всяком случае, одеты они были в самые настоящие кольчуги, он даже слышал, как те позвякивали в такт шагам, и все трое держали в руках топоры на длинных рукоятях.

Он перевёл взгляд на Александра. Тот быстро скользнул обратно в нишу. Они прижались к стене, внимательно прислушиваясь к звуку шагов. Шаги приближались. Бертраму стало как-то не по себе. Потом он услышал голос, казалось, прозвучавший совсем рядом. Только что сказал тот, кому принадлежал этот голос, Бертрам не понял. Слова показались ему совершенно незнакомыми. Снова послышались шаги, но теперь звучавшие так, будто удалялись. Александр выглянул из ниши.

— Ушли, — тихо проговорил он, а Бертрам подумал: не снится ли ему всё это? Вполне возможно. И тогда не надо ничего объяснять, во сне бывает всякое. Не раз уже ему снилось, как за ним кто-то гонится, а он от кого-то убегает, падает с какого-то обрыва. Вот только, когда ему снился такой сон, в самый страшный момент он обычно понимал, что это сон, и просыпался, но пока ничего такого не произошло. Потом другая мысль пришла ему в голову: а что если он просто не замечал прежде эту стену? Что если она всегда тут была? И люди в кольчугах вполне могли оказаться участниками представления, в котором кроме школьников должны были участвовать и взрослые, члены какого-то исторического клуба. Накануне, когда их привозили на генеральную репетицию, он видел, как двое парней репетировали поединок, который должен был открыть представление. Ещё Александр потом долго с ними о чём-то разговаривал, рассматривал оружие…

— Слушай, может, эти парни из наших? — сказал он.

— Что значит — из наших? — отозвался Александр.

— В смысле, тоже участники представления. Ну, вроде тех, с которыми ты вчера…

— А, реконструкторы…

Александр покачал головой.

— …Не-а, не похоже…

— Почему?

— Потому. У тех кольчуги были из тонких колец и короткие, а у этих… И обуты они… в лапти какие-то…

Вдруг он умолк, потом резко толкнул Бертрама, да так, что почти впечатал в стену. От удара у того на мгновение даже потемнело в глазах.

— Блин!

Услышал он возглас приятеля, потом сдавленное хрипение, какие-то шорохи, и что-то упало на землю прямо перед ним.

— Спокойно, Берти, я держу его…

Снова послышался голос Александра.

— …Подними нож и дай мне, посмотрим, кто тут… А ты стой смирно!

Последние слова явно относились к кому-то другому, никак не к Бертраму. Не понятно было только — к кому. Бертрам уже пришёл в себя, но едва ли понимал, что происходит, и о чём речь, лишь потом заметив прямо у своих ног длинный и широкий нож, который лучше было назвать кинжалом. Он нагнулся, поднял нож и протянул Александру.

— Вот так-то лучше…

Теперь Бертрам понял, в чём дело. Его друг держал кого-то, прижимая к стене левой рукой и коленом. И этот кто-то, кто именно, было трудно разглядеть, в это мгновение резко дёрнулся, пытаясь вырваться.

— Стоять!

Александр сумел его удержать, для верности ударив коленом, потом приставил к его горлу переданный ему нож.

— Стоять, я сказал! Быстро отвечай, кто ты и что здесь делаешь?

Наконец Бертрам сумел разглядеть неизвестного. Хотя его лицо было почти закрыто длинными волосами, нетрудно было догадаться, что это парень, ростом чуть пониже Александра и примерно такого же возраста, хотя последнее, конечно, нельзя было сказать наверняка.

— Ты кто? — снова спросил Александр своего пленника.

Ответа не последовало. Но парень уже не пытался вырваться, может быть, опасаясь ножа, который Александр по-прежнему держал у его горла.

— Что ты делаешь? — спросил Бертрам, до которого только теперь дошёл смысл всей этой мизансцены.

— А что прикажешь после того, как он бросился на меня с этим ножом? — отозвался Александр. — Хорошо хоть успел вовремя заметить… Ты будешь говорить? — снова обратился он к парню.

Тот пробурчал что-то непонятное, Бертраму даже показалось, что это не человеческий голос, а какое-то звериное рычание.

— Ну!

Александр слегка пнул парня коленом.

— …Чего молчишь? Язык проглотил?

И он снова пнул пленника, снова не получив ответа.

— Ладно, не хочешь говорить — не надо, — пробормотал Александр. — Может, он и правда немой…

Парень заговорил снова, и теперь издаваемые им звуки уже больше напоминали человеческую речь. Но ни одного слова Бертрам не понял. По-видимому, Александр тоже.

— Что ты сказал? — переспросил он.

Парень отозвался, но для Бертрама всё услышанное им по-прежнему оставалось только сочетанием звуков.

— Ты его понимаешь? — шёпотом спросил он Александра. Тот покачал головой.

— Не-а. Впрочем, оружия у него, кажется, больше нету, так что, думаю, можно его отпустить. Может, хоть тогда заговорит понятнее…

Он выпустил парня, который тут же, Бертрам едва успел глазом моргнуть, скользнул в темноту.

— Вот гад! — воскликнул Александр, потом повернулся к Бертраму. — Хоть это нам оставил, и на том спасибо, — проговорил он, показав нож.

Однако надо было оставаться начеку. Неизвестный был поблизости, и кто знал, какую штуку он может выкинуть. Именно так подумал Бертрам, но не успел ничего сказать, как снова увидел неизвестного парня, причём гораздо ближе, чем ожидал. Невольно подавшись назад, он больно ударился обо что-то головой. Александр, выбросив вперёд руку с ножом, встал между ним и незнакомцем.

— Стой! Подойдёшь ближе, сам знаешь, что будет! — воскликнул он.

Но парень, видимо, и не думал подходить. Он снова произнёс несколько оставшихся непонятыми ни Бертрамом, ни, по-видимому, Александром слов, и протянул руку, в которой держал какую-то не очень длинную палку.

— Стой, тебе говорят! — снова крикнул Александр, но тут же опустил нож.

— А-а, — протянул он, — вот оно что… Берти, дай-ка зажигалку…

Ничего не понимая, и всё ещё не оправившись от удара о стену, Бертрам всё же достал зажигалку и протянул другу. Тот сделал какое-то движение, и тут же всё вокруг озарилось ярким светом. На секунду Бертрам ослеп от этого света, но потом глаза снова пришли в норму.

— Вот это уже куда лучше…

Услышал он голос Александра и теперь понял, что свет идёт от факела, который держал в руке тот самый парень, только что сбежавший от них в темноту. Александр усмехнулся.

— Хм, ну и ну, — проговорил он.

Непонятно было, относилось это замечание к внешнему виду неизвестного парня, или к тому, что тот вернулся, и не просто вернулся, но и принёс этот факел. А может быть, и к тому и к другому, потому что любой на месте Александра должен был удивиться. Во-первых, тому, как был одет неизвестный, во-вторых, его странному поступку. На нём была длинная рубаха из какой-то грубой ткани и темные штаны, на ногах что-то вроде башмаков, довольно примитивных, подвязанных кожаными шнурками, обматывавшими ноги почти до колен. Черты лица его были самые обыкновенные, глаза смотрели с лёгким прищуром. То ли он так рассматривал Александра и Бертрама, то ли просто действовал яркий свет факела.

— Ты кто? — спросил Александр.

Парень наморщил лоб, пристально глядя на них. Всё выглядело так, будто теперь он пытается понять, что ему говорят, но не понимает. Александр почесал в затылке.

— Ну и как же нам с тобой объясниться? — проговорил он. Парень тоже что-то сказал, но, как и прежде, ни Бертрам, ни Александр не поняли ни единого слова. Бертрам даже готов был поклясться, что никогда не слышал ничего подобного.

— Н-да, — задумчиво пробормотал Александр. — Я бы очень хотел тебя понять, но не могу. По-видимому, ты тоже хочешь понять нас и тоже не можешь. Ну, давай так, я…

Он показал на себя.

— …Александр. Это моё имя. А-лек-сандр, — повторил он, — Понял?

Парень снова наморщил лоб, потом два раза отрицательно мотнул головой.

— Угу, — проговорил Александр. — Жест классический, значит, этот язык ты поймёшь. Давай снова…

И он повторил все свои прежние движения.

— Я — Александр, а ты?

На этот раз парень, казалось, уловил смысл движений Александра и, показав на себя точно так же как и он, произнёс только одно слово.

— Саймон.

— Саймон? — повторил за ним Александр.

— Саймон, — снова сказал парень, показывая на себя. — Саймон, Саймон…

— Ага, вот оно что! — воскликнул Александр, — тебя зовут Саймон? Это твоё имя?

— Имя, — повторил парень.

— Ну да, имя, — подтвердил Александр.

Саймон, если это действительно было его имя, произнёс ещё несколько слов. Александр покачал головой.

— Опять не понимаю, — сказал он. — Хм… и как же нам с тобой говорить?

Некоторое время парень молчал, пристально глядя на Александра, потом снова показал на себя и произнёс ещё какое-то слово.

— Ха! — воскликнул Александр. — Кажется, это должно означать: «лучник». Стало быть… Ты — лучник?

Теперь парень отрицательно махнул головой и произнёс ещё два слова.

— …А, понял! Ты говоришь — сын лучника?

Парень кивнул утвердительно.

— Ну ясно. Хочешь сказать, тебя зовут Саймон, и ты — сын лучника, так?

Тот снова утвердительно закивал головой.

— Ясно, — повторил Александр, хотя для Бертрама по-прежнему ничего не прояснялось. — А зачем ты на меня набросился?

Ответ последовал довольно пространный, но снова совершенно непонятный для Бертрама. По-видимому, Александр тоже не понял ни слова.

— Н-да. Боюсь, если и дальше так пойдёт, наша беседа затянется надолго, — сказал он. — Хорошо хоть выяснили, как тебя зовут. Себя я уже назвал, на всякий случай повторю, я — Александр…

Он снова показал на себя жестом, который нельзя было истолковать никак иначе.

— …Только вряд ли смогу одним словом назвать, чем занимается мой отец, так что… просто Александр.

— Алекдер… — попытался повторить Саймон, но у него не получилось. Видимо, имя Александра оказалось для него трудным. — Алетер… — перебирал он варианты. — …Алистер?

Александр пожал плечами, потом кивнул.

— Можно и так… В принципе, это одно и то же, как Павел и Пол, Питер и Пётр, малыш и Карлсон… ну и так далее.

И он протянул Саймону руку. Тот пожал её, но не ладонь, а обхватив своей ладонью всё предплечье. Александру пришлось сделать то же самое.

— Интересно, — пробормотал он, — типа римского рукопожатия…

Саймон, по-видимому, не расслышал или не понял, что тот говорит, и смотрел теперь на Бертрама.

— Это Бертрам, мой друг, — сказал Александр, заметив его взгляд.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 568