электронная
от 400
печатная
от 531
18+
Рождение экзекутора

Рождение экзекутора

Объем:
586 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
В магазинах:
Возрастное ограничение:
18+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4490-4679-6
электронная
от 400
печатная
от 531

О книге

В космической Империи изобрели лекарства от всех болезней и даже смерти. Человечество расселяется и изменяется. Каждый делает то, к чему располагает талант. Император Джи — учёный и сильнейший телепат, похищает земную девочку Крошку. Она становится его экзекутором — могучим телепатом, метаморфом, орудием и оружием власти. Но будет ли она его защитой? Жанр: социально-психологическая фантастика с элементами эротики и ужаса.

Отзывы

Максим Лагно. Автор романов «Классика зловещей луны» и «Притворяясь мёртвыми» (Лонг-лист Русской Премии), «Шестая сторона света». Сочинения вошли в сборник «Лучшие произведения молодых писателей стран СНГ — 2012» (Москва) и «Возвращение к себе» (Алматы)
Мой опыт чтения сетературы убеждает меня, что романы в миллион знаков обычно такие огромные от того, что автор пишет и пишет до тех пор, пока его несчастный Ворд не начинает тормозить. Конечно, беда с теми, кто пишет на мощных компах, они и 1 500 000 напечатать способны. Я считаю, что огромные романы — это истории, раздутые неумением автора ни вовремя остановиться, ни понять, где важное, а где лишнее. В этом абзаце, само собой, признаюсь к «Империи Джи» эти голословные утверждения не относятся. То есть, чем дальше читал, тем больше убеждался, что не могу найти ту черту, которая разделила бы книгу на две. Конечно, история состоит из нескольких историй перевоплощения Крошки, перетекающие одна в другую. Но деление на два было бы для романа искусственным. И не пошло бы на пользу. Всем другим обычно идёт. Основные фигуры романа «Рождение экзекутора. Империя Джи» это сам Император Джи (долгое время неизвестно кто-такой и что ему надо, кроме насилия и почти фальшивой заботы о народе) и девочка, похищенная с планеты Семла (Земля), из девочки император Джи делает т. н. экзекутора, чьи задачи тоже слегка размыты. Он должен проводить в исполнение волю Императора, хотя учитывая размеры Империи, такие Крошки должны быть в каждом округе, деревне, блокпосте и опорном пункте полиции. Целый бюрократический аппарат экзекуторов. Но экзекутор — это не отдельная личность, а как бы продолжение Императора, его неотъемлемая часть. Это утверждение малость странное, потому что Джи регулярно занимается с ней любовье (во всех обличиях, крома разве что Кварга), будто с самим собой. Немало места в романе отведено рассмотрению социального устройства общества. Вертится оно всё вокруг примерно одного итого же — диктатуры. Причём бескрайней, ибо умереть императору сложно, поэтому он живёт и живёт, как бесконечный генеральный секретарь, сохраняющий свои бэкапы в облако. Но народ никакой диктатуры не замечает. Вероятно, это самая лучшая диктатура. С одной стороны Император постоянно проявляет заботу о государстве, о развитии, о технологиях, об улучшении жизни людей. И не только людей. Когда на планету из-за катаклизма с пространственными порталами попадает часть другой планеты, населенной арнами и арнеками, полуобортнями полуволками с бакенбардами, то власти тут же оказывают им помощь и заботу, хотя арны сильнее людей и представляют опасность для человеческого вида. По идее их проще уничтожить, чем кормить. (Именно история с арнами мне запомнилась особо, там много событий, все они остросюжетные. Написано всё классно, отчётливо, взять даже такие детали, как блеснувшие розовым пенисы перевоплотившихся арнов. Да и сами арны, не скрывая свою звериную сущность, весьма милы. Их жестокость — это нормальное природное явление, а не научный садизм, свойственный императору, хотя сами арны, увы, искусственно выведенные существа. Там, короче, сложная история). С другой стороны, прикрываясь заботой обо всех, генсек Джи пренебрегает жизнями единиц. То есть бросает невольных людей на амбразуру пулемёта, не спрашивая, хотят они того или нет. Так сказать, назначает в герои. Большую часть истории для меня Джи оставался однозначным тираном, который больше беспокоится за свою власть, хотя особого пояснения, зачем ему эта власть я не нашёл. В этом отношении действия генсека для меня загадка. Зачем ему управлять людьми? Зачем ему заботиться об их развитии. Система власти на планетах держится на одной личности, но что хочет сама эта личность — загадка. При этом у него есть настоящий культ, на него молятся побольше, чем на ИВС. Чуть позже, в отдельной главе Воспоминания, даётся некоторый намёк, о прошлом Императора. Но мне оно не прояснило, зачем всё это Джи? Кроме банального стремления к власти. В Главе под символическим названием «Свобода» есть попытка объяснить, чего он прицепился к людям. Либо люди будут бесконечно размножаться, пока не будет куда встать между мириадами особей. Им всем надо есть, спать, одеваться, где-то жить, что-то делать… Начнутся драки за место, за еду. Будут войны. Когда император оправдывается, почему нельзя дать людям бессмертие, то хочется с ним спорить. Вроде бы умный и всезнающий, а доводы на уровне активиста Гринпис. Ведь в Империи много планет? Много места, какая разница, сколько будет людей, всем хватит места. Ну и тем более, получив бессмертие, люди начнут думать о размножении в последнюю очередь. Типа, мне всего лишь тысяча лет, успею детей завести. Вся статистика указывает на то, что приобретая долголетие, люди перестают размножаться, для сравнения Африка и Европа, одни плодятся, как могут, другие просто долго-долго живут. Чтоб спасти людей достаточно забрать у них смерть, но Джи отчего-то считает иначе. Возможно от того, что бессмертным людям не надо будет никакого императора? Но в другом месте говорится иное: «Если дать эти возможности всем, то человечество самоуничтожится. Не будут рождаться дети, будет стазис, который равен смерти. Я постоянно рассчитываю и балансирую! Сколько и какие проблемы надо решать отдельному человеку, какие условия жизни социума идеальны для сохранения и развития человечества. Ты можешь помочь мне, всем.» Императоры будто и сами не до конца знают, от чего надо спасать людей, но спасать непременно надо. (Как водится, не спрашивая их мнения) Словом, Джи фигура противоречивая — и это хорошо. Я считаю, что в современной литературе (сериале, игре) персонажи должны быть противоречивыми, сейчас не 19-й век, когда царили типажи. А вот Крошка-Хакис-кварг-Стив-бог-знает-кто-ещё-арнечка напротив, натура цельная и страдающая. Её регулярно, бьют, секут на части, вскрывают и подвергают прочим процедурам. И, кстати, во главе этих пыток часто стоит Джи, как жестокий ребёнок, оторвавший кузнечику лапы и наблюдающий за его попытками ускакать. Цельной её делает бесконечное страдание. Какую бы форму она не приняла, в кого бы не вселилась, она всегда найдёт две вещи: звёздное небо над головой и нравственный… ой, не из той оперы, — она всегда найдёт причину страдать, точнее найдёт причину страдать из-за Джи. Унижение его уже не задевает. Неприятно, что надо лизать кровь, да еще свою. Хотя, чужую тоже не сильно хочется… И он рад, что не сперму и не еще какие выделения. Вот, во всем надо искать хорошее. Знаю, что авторка, возможно, и не вкладывала такие сравнения, но это прямо метафорический народ, любящий своего тирана. И как любой покорный народ, Крошка не должна ничего хотеть, кроме того, что хочет тиран. «Рождение экзекутора. Империя Джи» нужно читать не отвлекаясь (большая роскошь для современного читателя). В тексте воссоздан огромный и сложный мир, живущий по своим логичным законам, но перерыв в чтении, как это вынужденно было у меня, приводит к тому, что могут выпасть из памяти некоторые важные детали. Запоминаются в итоге только те, что произвели впечатление при чтении. Есть сцены и главы, которые и неплохие сами по себе, но уводят от сюжета романа. А он и без того большой. Когда крошка Стив пошёл общаться с каким-то Роном, я реально не мог вспомнить кто это и почему они вообще болтают целую главу? Туда же бы отнёс сцены в гареме. Описание традиций и нарядов прикольные, но уводят внимание от понимания происходящего. Их хотелось бы уменьшить. Но в той же «гаремной» части истории присутствует одна из самых мощных и красивых сцен — оплодотворение через трубочку. Вот это крутая шиза. Равно как и последующие пытки над Крошкой. Чувствительным людям вообще придётся часто морщиться при чтении. А по мне так это всё нереально круто. Побольше бы этого, поменьше бы воспоминаний Крошки о всепроникающей любви Джи. Роман объёмный, а значит очень много сцен и героев. Но и это не всё, «выпуская скан» экзекутор часто как бы начинает ощущать мир глазами других людей, даже тех, которых в сцене до сих пор не было. Это дополнительно усложняет понимание и «слежку» за сюжетом. Из-за фигуры Крошки охарактеризовал бы роман, как биопанк-БДСМ. Крошка, принимая разные облики, получает от Джи одно и тоже, то боль, то радость, то любовь, то унижения. А так как Джи Б-г, то все его действия приносят ей и благостный трепет. Тут можно и задуматься о химико-биологической природе всех этих наших высших чувств. Все мы — Крошки под ногами Императора Джи. Логлайном романа можно поставить «Бьёт значит любит». Хотя действия императора мало похожи на любовь, как бы Крошка не убеждала читателя. Большую часть романа Джи это жестокий тиран, который ради довольно неясных целей терроризирует не только героиню-героя, но и всех подданных. Которые при этом буквально молятся на него. Культ личности в прямом смысле. Джи не хватает френча, усов и трубки. Впрочем, он сам говорит Крошке, кем ей считает и где её место: «Ты думаешь, я сломал тебя? Нечего было ломать. Ты рожден жертвой, ты жаждал быть жертвой, а из жертв получаются лучшие палачи. Они стремятся этим еще больше покарать себя за свою слабость, за неспособность бороться» P.S. Роман — настоящая научная фантастика. Но из-за того, что там «много всего» это ощущение может потеряться. Но это не так. Словом, я рад, что есть продолжение. P.P.S Даже в такой большом для меня отзыве не описано и десятой части достоинств романа.
27 февраля 2018 г., в 17:06
Виктор Гвор, альпинист, автор десятка опубликованных романов
Сильная и жесткая вещь. Мир — антиутопия. Общество построено на средневековых принципах, но с учетом технического и, что еще важнее, биологического развития. В итоге вместо баронов, графов и герцогов — сноваживущие ажлисс, практически бессмертные биологически модифицированные сверхчеловеки. Обычные люди формально свободные, а фактически — те же бесправные крепостные. Или рабы, кому как нравится. Отношение знати к простолюдинам точно такое же: захотел — приласкал, захотел — кожу снял в прямом смысле. Мои игрушки — что хочу, то и делаю. А сами ажлисс — такие же игрушки в руках императора. Но если в многочисленных опусах про звездные империи в подобные общественные отношения верится слабо, уж больно они не вяжутся с техническим развитием, то здесь веришь. При подобном физиологическом превосходстве анжлис эти отношения очень вероятны. Добавляют достоверности и мелкие подробности, явно унаследованные от наших времен, такие, как демагогия о благе человечества, столь характерная для нынешнего «демократического» общества, или полный контроль всех и каждого, мечта любого тоталитарного государства. Даже некоторое подобие социальных лифтов. По сути — видимость, но формально — имеется. По нервам бьют не сцены насилия и секса (кстати, достаточно мягко изложенные), а восприятие этих сцен героями, как чего-то обыденного. Вот человек. А давайте, переделаем его в женщину, оплодотворим от себя самого, а как родит — вернем обратно. Или не вернем, это уже детали. Интересен сам эксперимент. Надо бы девочку наказать. Ну, пусть убьет своего друга. Нет! Лучше кожу с него снимет! О! Сначала пусть его изнасилует, потом сдерет кожу, а потом… Да может и не убивать, уже неинтересно! Что-то людишки застоялись, как бы не загнила империя. Устроим сбой в работе порталов, наших бросим «туда, неведомо куда», а что «там» было — сюда. И глянем, что получится! А нижестоящим противопоставить элите совершенно нечего. Никаких «крестьянских восстаний» и революций быть не может. Вырежут революционеров как курей. За куда меньшие прегрешения режут. О мире вкратце всё. Сюжет. Этакая «Педагогическая поэма». Вот методами Макаренко, да и вообще педагогикой здесь и не пахнет. Император растит себе орудие. Пятнадцать лет и двадцать с лишним авторских листов ломает героиню, пытаясь сделать из нее послушное орудие (того самого экзекутора). Первый же возникающий вопрос — а на хрена кому этот экзекутор нужен? Заявленные, как необходимые, способности предельно редки. За всю историю Империи подобных людей и десятка не нашлось. Какой-либо охват Империи (под полсотни планет) ими невозможен. Да и дознаватели и без экзекутора неплохо справляются. Как используют героиню в течение книги? Палач. Вгрохать столько сил и средств в подготовку палача? Даже не смешно! В любом городе найдется немало кандидатур, способных выполнить эту работу после месячной подготовки, а то и краткого инструктажа. «Подарок». Десяток элитных борделей на каждой планете обойдутся дешевле. А если из особо высококвалифицированных шлюх обоих полов делать ажлисс, то и не надо столько. Мелкая помощь дознавателям и при захвате новых территорий и планет (последнего в книге нет, но ведь будет еще). Так не успеет везде! И тоже, в основном без экзекутора обходятся. Два раза за несколько лет — несерьезно. Тогда зачем? Мне в голову приходит только один ответ — Император развлекается. Мается дурью от скуки и безделья. Потому что имеет всё, что только можно, и всем давно пресытился. То есть, тот ад, через который пришлось пройти героине, создан лишь для того, чтобы зажившийся и зажравшийся маньяк маленько встряхнулся и вкусил новых впечатлений! Вот тут мы и переходим к героям. По сути их два. Остальные — фон. Император Джи. Когда-то был человек. Наверное, не самый плохой. Дочку любил, по крайней мере. Потом стал ажлисс. Потом — почти стал экзекутором, пройдя через свой ад, похожий и непохожий на устроенный позже Крошке. Но не успел — сорвался, убил предыдущего императора, захватил власть. Возможно, какое-то время пытался править честно и справедливо. Пока безграничная власть и скука не создали из него чудовище. Во время действия романа — маньяк-садист, условно старающийся не срываться на ближайшее окружение. И Крошка, из которой растят экзекутора. Взята маленькая девочка, вытерта память, привита безграничная любовь к императору. А потом полтора десятка лет «пробуждают способности». Методом кнута и пряника. Причем кнут доминирует. Обязателен ли этот способ? Наверняка нет, но император считает, что да. Точнее, хочет так считать, а потому даже не думает о других способах. Тем страшнее выглядит пряник — та самая безграничная любовь. С учетом искусственного сохранения инфантильности Крошки — страшнее вдвойне. В конце император уверен, что всё получилось. У меня сложилось иное впечатление. Несмотря на все усилия, Крошка упрямо остается человеком. Истории жизни у арнов и отношений с Ронахом раскрывают ее истинная суть, так тщательно вытравливаемую мучителем. Которая, в конце концов, спряталась, затаилась и ждет удобного момента для реванша. И всё это связано в цельный логичный текст, написанный хорошим языком. Напечатано это не будет никогда. Домохозяйки, сопливые девочки и брутальные мачо, никогда не отрывающие задницу от дивана, не оценят. А читателей, желающих и умеющих думать, не так много, чтобы какой-нибудь редактор рискнул вложиться в издание. Собственно, тем, чей жизненный опыт ограничивается школой-институтом-работой, а самыми большими трагедиями в жизни были неразделенная любовь и тихая кончина восьмидесятилетней бабушки, я тоже не советую это читать. Конкретным пацанам, которым распальцовка ствол держать мешает — тоже. А вот взрослым, много чего повидавшим людям, готовым воспринимать сложные и тяжелые отношения в выдуманном, но очень реальном мире, должно понравиться.
25 февраля 2018 г., в 7:53

Автор

Марика Становой
Ветеринар, публицист (с 1989 года — статьи, эссе, рассказы и сказки в журналах с биологической направленностью по всему миру). Иллюстратор-график: открытки, логотипы, принты, иллюстрации и карикатуры в Европе, Америках и Австралии. Дважды замужем, двое сыновей. В 1996 уехала в Израиль, с 2000 живёт в чешской деревне на границе с Польшей и Германией.