18+
Революция-2017

Бесплатный фрагмент - Революция-2017


Объем:
364 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-1439-1

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Революция 2017 года

Глава 1

Это случилось в 2000 году, новое тысячелетие только совсем недавно вступило в свои права. Я был совсем молодым и неопытным в делах житейских юношей, мне еще даже не исполнилось 18 лет и я приехал в Санкт-Петербург поступать в университет.

Мы познакомились с ним на факультете, где я впоследствии имел честь учиться. Я мечтал сюда поступить уже несколько лет, все старшие классы школы. Юридический факультет самого престижного ВУЗа в городе- колыбели трех революций и одного из красивейших городов мира Санкт-Петербурге, куда я после сдачи всех экзаменов треволнений все-таки поступил, чему и был несказанно рад.

Он же был аспирантом на кафедре теории и истории государства и права и мы пересекались с ним на первом курсе довольно часто, потому что молодой ученый частенько заменял заболевших преподавателей и читал нам лекции или вел семинары. Звали его Герман. Он жил вместе со всеми нами в студенческом общежитии и почему-то совсем не брезговал общаться с такими, как мы, не только в период обучения и занятий, но и во внеурочное время, с аспирантами и даже со студентами, обитавшими в общежитии нашего факультета.

Герман жил с нами не очень долго, всего лишь несколько месяцев. Он был намного старше нас и, помимо, преподавательской деятельности работал еще и в одной совместной фирме с какими-то индусами и в конце моего первого семестра в Университете он уже переехал на квартиру, которую ему предоставила компания. Он частенько после своего переезда приглашал нас к себе в гости, старых друзей, так сказать, на квартиру, которая располагалась в одной парадной вместе с его офисом и, чтобы попасть на работу Герману достаточно было выйти из одной двери в подъезде и зайти в соседнее помещение, его работа располагалась на одной лестничной клетке с квартирой, в которой он проживал, что очень нас забавляло и мы смеялись над этим фактом каждый раз, когда появлялись у него и делали это насколько нам позволяло наше чувство юмора и креативность.

И еще одним огромным плюсом такого положения было то, что как в его квартире, так и в офисе был интернет, плюс еще телевизор и много самых разнообразных и интересных книг! Там же, например, я впервые увидел и узнал, а было это еще до появления социальных сетей и «Фейсбука» с «Твиттерами», что такое чат, благодаря которому общались люди между собой в Интернете по всему миру в те годы до появления социальных сетей. Благодаря ему же мы могли получать самую разнообразную информацию отовсюду, где могли найти. Вот в таком месте хозяин квартиры нас и привечал, угощал и просвещал по вопросам истории и политики. Особенно, как я заметил, во всех этих посиделках и разговорах Германа интересовала тема революций и переворотов, видимо, потому что это была сфера его научных интересов, он писал научные работы по этим проблемам или его просто волновали, как неравнодушного к политике человека, все эти процессы, отсюда и интерес.

Он нам много рассказывал про то, что знал сам и про события, очевидцем которых он был или изучению которых посвятил свое время- про войну в Чечне и в Сербии, про то, как свергали Милошевича и разваливали Югославию и много еще про что.

Так я первый раз усомнился в той информации, которую показывали по телевизору или писали в газетах и других СМИ. Он увлекал нас всеми этими интересными фактами и, иногда, даже читал целые лекции по истории переворотов в России или зарубежных революций, в частности мне были памятны его рассуждения про Великую французскую буржуазную революцию, которую он знал чуть ли не как участник всех этих событий или как Эдвард Радзинский, например, такие сравнения я мог бы привести на его счет. Он рассказывал нам про разные «теории заговоров», которые очень увлекали молодое поколение, жаждущее свободы, равенства и братства и это всех нас объединяло и сближало еще и неприятие устоявшихся устоев общества и желание все переиначить. На этой почве общих интересов мы и сдружились и он нас приводил в разные компании, где собирались люди с такими же взглядами, как у него или в ночные клубы или мы ходили в гости к его друзьям, где пили пиво, общались и обсуждали, как и что стоило бы поменять в стране, чтобы жить в ней стало также хорошо, как в Европе.

Там было много симпатичных девушек и Герман почти каждый раз уводил какую-нибудь мадмуазель, особо сильно проникшуюся его речами и рассказами и они уезжали к нему на квартиру. Чему мы были несказанно рады, потому что у нас самих, так пока не получалось, да и девушки тянулись к тем, кто был побогаче, мог бы пригласить ее к себе на квартиру, а не в тесную комнату в общаге с соседями, комендантом, вахтерами и распорядком посещений. Вот так все было у нас в ту самую пору прекрасную, когда мы все учились в университете. Мы чувствовали себя, как декабристы и революционеры времен Герцена и Чернышевского, которые также, как и мы собирались и общались между собой и боролись против крепостного права и других неприглядных сторон самодержавия. Тогда в начале века очень популярными были произведения Бориса Акунина и я четко представлял себе все, исходя из написанного в его романах, как постепенно распадалась империя Романовых, мы смотрели фильмы про Распутина и даже однажды видели по телевизору, как один из сексопатологов Петербурга хвастался тем, что купил себе мужское достоинство Григория Распутина за 20 тысяч долларов и хранил его у себя в заспиртованном виде, в колбе, как экспонат из Кунсткамеры. Вот такими интересными, удивительными и своеобразными были обитатели этого города.

Герман жил в квартире недалеко от канала Грибоедова и там мы гуляли ночами по темным улицам Петербурга и впитывали в себя воздух этого свободолюбивого города, для которого не было авторитетов и каждый житель которого был способен управлять страной, хоть завтра, потому что в те времена в России даже шутка появилась по поводу того, что во главе страны и почти всех министерств стояли выходцы из Петербурга и говорили, что приходит поезд на вокзал в Москву из Питера, к выходящему мужичку подходит человек в штатском и говорит: -Вы из Петербурга? В Правительстве поработать не желаете? Так мы и смеялись над всем, издевались над всем происходящем и хотели, как и большинство молодых и горячих людей из всех эпох в истории, все разрушить, как говориться в одном известном выражении, если вы не были в молодости революционером- значит у вас нет сердца, если вы не стали в старости консерватором и сторонником сохранения всего в прежнем виде, как оно есть-значит у вас нет мозга! Вот в таком своеобразном городе нам всем довелось жить и учиться.

Таким же духом своеволия был пронизан и наш факультет, потому что как мне сказал один мой друг, именно на нашем факультете революционно-настроенная профессура дала Ленину защититься и получить диплом юриста, после того, как его выгнали из Казанского университета на последнем курсе обучения и в нашей факультетской библиотеке, в читальном зале по этому поводу даже картина висела, как Ленин держал выпускной экзамен перед комиссией, состоящей из профессуры нашего факультета.

От осознания этого факта на душе появлялось еще больше значимости от осознания такого события и прибавлялось ощущение собственной неординарности и сопричастности ко всему происходящему, что может быть и моя личность когда-нибудь сможет приблизиться хоть на сотую долю по воздействию и влиянию на историю или по каким-нибудь другим заслугам и моим портретом будут вдохновляться целые поколения студентов, учащихся здесь после меня.

Если бы не профессура нашего факультета, то Ленин мог бы не доучиться и остаться без высшего образования и он не стал бы тем, кем у него впоследствии получилось, без высшего образования он бы точно не смог возглавить государство и вся история ХХ века повернулась бы в другую сторону и кто его знает, как все развивалось бы в последующем. Может быть даже не было бы СССР и 70 лет коммунизма.

На нашем факультете помимо Ленина, учились и все последующие наши российские Президенты, которые пришли к власти после Ельцина. Путин и Медведев, хотя отношение к ним на их родном факультете было более чем неоднозначное, хоть они частенько приезжали сюда со своими коллегами из других стран, типа, канцлера Германии Шредера и Президента Франции Ширака и не забывали про свою «альма матер», но я не видел особого обожания в глазах студентов или профессуры, многие откровенно были против них и хвастались тем, как, например, один из докторов наук, что лично увольняли Собчака, в то время начальника Путина, с которым тот долгие годы работал в качестве его заместителя, когда те еще были никем и они работали на нашем факультете вначале профессором, как Собчак, а потом он же стал и деканом, а вот заместителем у которого и был Путин и никто не знал о том, что ждет впереди этих, уже исторических, в каком-то роде, личностей. Потом Собчака выбрали первым губернатором Петербурга, нашей «Северной столицы» и он увел за собой и заместителя в лице Владимира Владимировича. И мне было в диковинку такое положение вещей и отношение к таким людям со стороны студентов и профессуры, в моем понимании Путина надо было любить и славить, ведь он же свой, местный, но там, в Петербурге, как оказалось, все было не так- тут нет своих, тебя могут ненавидеть даже твои одногруппники или те, с кем ты работаешь и учишься. С очень многими вещами в «Северной столице» мне предстояло столкнуться в первый раз в жизни и некоторые из которых вызывали у меня настоящий культурный шок. Я даже сам один раз слышал такой любопытный диалог, как кто-то из студентов вступил в партию «Единая Россия"и пришел на лекцию со партийным значком на лацкане пиджака, так его тут же стали высмеивать другие ребята, например, один сказал такое, что я даже запомнил:

— Здравствуй дедушка Мороз, борода и ваты, может ты единорос, пид-рас горбатый? Вот так у нас относились к тем, кто учился с тобой на факультете и потом мог бы стать Президентом.

А в стране в это самое время полыхало пламя войны на Кавказе и международного терроризма, захват заложников в ТЦ на Дубровке и школы в Беслане и наш друг Герман нам говорил, что это очень плохо, имелось в виду террор, как понятие, то есть в плане смертей обычных граждан, но в плане вбивания гвоздей в крышку гроба нынешних властей и режима это хорошо, что против них, против чиновников, которые сами отправляют в тюрьмы и репрессируют народ можно использовать такие методы, что привело меня в негодование, но я не стал его выказывать. Все-таки Герман был родом из Чечни и рассказывал, сколько убийств и зверств творилось на его родной земле и устраивалось «федералами», так он называл войска, посланные туда Ельциным для наведения порядка. Сколько раз мы с ним спорили в кровь, он утверждал, что и Великую Отечественную Войну потери у СССР были настолько большими, что такой победой стыдно было гордиться или хвастаться нормальному человеку, потому что немцы воевали со всем миром и потеряли всего 15 миллионов человек, а русские воевали только с Германией и потеряли 27 миллионов, рассуждал про «заградотряды» и сталинские репрессии 1937 года и про многие другие спорные моменты российской истории, которых имелось предостаточно в каждой страны, но почему-то, именно, в нашей истории их было особенно много. Герман, конечно, был незаурядной личностью, имел обширный круг знакомств и связей по всему миру. Рассказывал всегда очень интересно и ты не мог оторваться от повествования и сидел, смотрел на него с открытым ртом и впитывал в себя все, что произносил этот человек.

Своим скептицизмом и душевным и творческим запалом он заражал всех вокруг и ты потом пытался анализировать все сказанное, тебе не хватало фактов и ты лез в учебники и спорил с ним и спорил, что ему самому очень нравилось и как он высказывался вслед за Сократом, что только «В споре рождается истина». Я был не согласен с этим, да и почти со всеми его высказываниями, но он отвечал, что я еще маленький и много чего не знаю, что мне надо учиться искать информацию самостоятельно и что государство всегда старается тебя обмануть, потому что необразованными лохами легче управлять. Он нам давал читать Солженицына с его «Архипелагом Гулагом» и «Колымские рассказы» Шаламова и предлагал сравнить с той информацией, который мы почерпнули или владели из учебников истории или средств массовой информации.

Споры наши были настолько жаркими, что иногда дело доходило и до выяснения отношений на кулаках, до драк и рукоприкладства. Как я уже сказал, он свел нас со всеми революционерами, которые были знакомы ему лично и мы частенько встречались с ними у него на квартире, где в жарких дебатах проводили все свободное время, пока Герман не уходил вместе с очередной понравившейся ему девушкой в его квартиру и они там жарко трахались в соседних от нас помещениях, а мы пили вино и пиво и иногда дрались и разбредались потом потихоньку по своим домам, если становилось совсем скучно или когда заканчивался алкоголь.

Вот таким был мой самый первый жизненный урок, что самое вкусное, я имею ввиду девушек, достается, обычно, самому главному, а остальным приходилось довольствоваться тем, что оставалось после вожака. Причем Герман и в сексе придерживался теории классовой борьбы и трахал он исключительно богатых девушек или как сам их называл- телок, которых снимал в клубе, приводил их к нам в наше общество и они, иногда, даже нам денег жертвовали на революцию и алкоголь.

Когда атмосфера в комнате была умиротворяющей и никому не хотелось спорить Герман читал нам лекции по истории бунтарского движения в России и мире. Тут, в России, этого добра всегда было с избытком, даже целые века протекали под знаком этих событий, так на ум приходит, Бунташный век, например, или целые эпохи, в которые Россию будоражило, лихорадило и было весьма неспокойно, например, как во время «Эпохи дворцовых переворотов» в 18 веке. Вот что нам в один из таких спокойных вечеров говорил Герман в нашей компании про одни из первых проявлений народного недовольства и попытками народных масс во весь голос заявить о себе. Он всегда любил проводить исторические параллели и говорил, что история ничему властей не учит. Вот что нам поведал наш более опытный в революционных делах товарищ про Бунташный век, ликвидировал, так сказать, пробелы в нашем школьном образовании в свободное от учебы время: про Соляной бунт 1648 года. Что московское восстание было реакцией низших и средних слоев населения на политику правительства боярина Бориса Морозова, свояка царя Алексея Романова, фактического руководителя государства. При Морозове во время проведения экономической и социальной политики получила развитие коррупция и самоуправство, значительно возросли налоги. Различные слои общества требовали изменений в политике государства.

Причины Соляного бунта в том, что в период правительства боярина Бориса Морозова государство было в очень сложном положении. С целью снять напряжение, возникшее в сложившейся ситуации, правительство Морозова решило частично заменить прямые налоги косвенными. В 1646 году дополнительной пошлиной были обложены активно использующиеся в быту товары. В том числе налогом была обложена и соль, что вызвало её подорожание с пяти копеек до двух гривен с пуда, резкое сокращение её потребления и недовольство населения. Причина недовольства в том, что соль в тот период была основным консервантом. Вот как оказывается, коррупция и самоуправство процветали в России было еще 500 лет назад. Также он нам рассказал и выделял основные причины народного недовольства и делал на этом особый упор. Также было и в рассказе про Медный бунт- восстание, произошедшее в Москве 25 июля- 4 августа 1662 года низов против повышения налогов в годы русско-польской войны 1654—1667 годов и началом выпуска с 1654 года обесценивающихся, по сравнению с серебряными, медных монет. Избыточный выпуск необеспеченных (номинал многократно превышает рыночную стоимость содержащегося в монете металла) медных денег привел к их значительному обесцениванию в сравнении с серебряными. Через год после бунта чеканка медных монет была прекращена. Как и Соляной бунт в свое время Медный бунт был, в основном, выступлением бедноты против неудачной политики первых Романовых и конкретно правительства Алексея Михайловича. Он предлагал нам проводить такие же параллели и с нынешними временами и реформами денег в 90-е годы, когда деноминация происходила чуть ли не раз в два года, такими были темпы инфляции, что на банкнотах за 2 года уже нули некуда было рисовать.

У Германа было очень много знакомых за рубежом, он вел активную переписку и с европейскими друзьями и индусами по Сети и получал от них книги и письма на почту. Он ездил в отпуск в Европу и на стажировки в разные некоммерческие организации и мы все ему жутко завидовали. Он привозил с собой из этих путешествий кучу самых разных фото, иногда продукты, которыми нас угощал, бытовую технику и кроссовки.

Это были конференции молодых ученых и курсы лидеров, некоторые из которых устраивал фонд Сороса. Так после поездки на одну из таких конференций в Рим, Герман привез и показывал нам фотографии и рассказывал про восстания Спартака и про падение такой огромной цивилизации, как Римская империя, которая по словам Германа погрязла вначале в роскоши, потом в разврате и в результате просто сгнила изнутри, все эти императоры, как Калигула, например, который на тысячи лет прославился своими оргиями, у которого в пирах, знать кушала, потом тихонько выходила поблевать и возвращались, чтобы продолжить потреблять различные явства, такое отношение не могло у народа вызывать ничего, кроме стремления свергнуть таких правителей.

Да, если судить по таким фактам, такое зрелище было чересчур отвратительным, плюс еще гладиаторские бои, понятно, почему все так у них случилось и варвары в результате смели с лица Земли эту язву человеческую в лице Римской империи. Еще из того путешествия он привез показывал нам фото Колизея, где как раз и сражался лидер восставших рабов Спартак и он рассказывал нам в красках, как гладиаторы сражались с войсками Красса, что мы, как будто бы сами являлись участниками всех этих событий настолько живо мы себе все представляли. Восстание Спартака- из него можно сделать такой вывод, чтобы революция удалась, нужен лидер, нужна личность, у которой харизма и который способен увлечь и повести за собой народные массы. Герман умел заражать своими речами окружающих, я понял это по себе, меня раньше совершенно не интересовали эти страницы истории и я не находил в них очарования. Также потом он показывал нам фото Рима и рассказывал о Цезаре, чье убийство, тоже по сути являлось государственным переворотом и который был предан своим ближайшим окружением. Цезарь и его убийство явилось результатом заговора группы сенаторов, возглавляемых Гаем Кассием Лонгином и Марком Юнием Брутом. Заговорщики хотели свергнуть Юлия Цезаря, который в период гражданской войны превратился из военачальника в единоличного повелителя Рима. Заговорщики убили Цезаря 15 марта 44 года до н. э., что привело к ещё одной гражданской войне и, в конце концов, к установлению господства наследника Цезаря Октавиана в качестве римского императора.

Также он рассказывал нам про Нерона, который целиком был продуктом своей эпохи, и каждый подобный император лишь вызывал еще большее отвращение в народе и укорачивал его терпение, со всеми его выходками. Но, как подчеркивал Герман, даже несмотря на такое поведение императора, восстание без поддержки со стороны элиты не случилось бы. Потому в случае истории с Нероном то же время началось противостояние Нерона и Сената. Сенаторы помнили, что в 54 году, получив власть, Нерон обещал им почти такие же привилегии, какие были у них во времена республики. Однако постепенно император сосредотачивал все больше и больше власти в своих руках. К 65 году оказалось, что Сенат вообще не имеет никакой реальной власти.

После раскрытия заговора против него со стороны одного из представителей верховной знати Пизона Нерон стал подозрителен, ещё больше отстранился от управления государством, возложив эти обязанности на своих временщиков. Сам Нерон сосредоточился на поэзии и спорте, принимая участие в различных соответствующих конкурсах и соревнованиях. Так, он участвовал в Олимпийских играх 67 года, управляя десятью лошадями, впряжёнными в колесницу. Ещё в начале 60-х возобновились забытые было со времен Калигулы оргии, которые к 67—68 году достигли невиданного размаха и длились по нескольку дней.

В 64 году, перед пожаром Рима, в Италии разразилась чума, унёсшая огромное количество жизней. В 67 году приказал рыть канал через Коринфский перешеек, постройку которого планировали ещё при Тиберии, причём Нерон участвовал в начале строительства лично, первым откинув ком земли лопатой.

Восстановление Рима после пожара, преодоление последствий чумы, строительство «Золотого дома» и канала подорвало экономику государства. Провинции были истощены, и это привело к восстанию.

Мы долго ходили под впечатлением от рассказов Германа, особенно про то, как Нерон, который писал стихотворение о пожаре в Вечном городе ради того, что найти вдохновение и добавить реализма в свои собственные ощущения приказал поджечь город и смотрел, стоя на холме, как подожженный с двух концов город пожирала волна пожара, и метались обезумившие люди, а император писал в это время свои стихи. Да, читая или слушая подобное волей неволей хотелось подобных руководителей свои же руками задушить. Или я вспоминал про рассказы о том, как император Нерон, который мог читать свои вирши в Колизее часами и покинуть его можно было только в случае собственной смерти, даже беременным женщинам не позволялось покидать свое место, чтобы императора не разочаровывать. Я не был в те годы жителем Рима, но злость вскипала совершенно невообразимая, понимая, что творил этот человек.

Как я вспоминаю, за три года Герман, этот непоседливый человек успел побывать еще в Лондоне и в Париже, откуда тоже привез кучу самых разных впечатлений и информации, которую мы впитывали, как губка. Вот что он нам рассказывал про поездку в Лондон и, к моему все большему удивлению, выбирались из всего этого массива только те моменты, которые как-то могли нам помочь стать более продвинутыми в деле революций, переворотов и свержения власти и я стал задумываться, а не работает ли он на какую-нибудь иностранную спецслужбу. Потому что в Лондоне сидели многие беглые чеченские террористы и там получали политическое убежище все опальные русские олигархи и оппозиционеры. Но свои сомнения я никогда не высказывал вслух и продолжал внимать всем этим идеям, которые пропагандировал мой друг, но интерес во мне ко всей этой романтике все больше и больше угасал и я уже подумывал, покинуть эту славную компанию, но пока еще не решил до конца и слушал рассказ Германа про путешествие на Туманный Альбион.

Сто лет назад Лондон был наполнен коммунистами-революционерами. Здесь работал Ленин, писал Маркс, жил Энгельс, и даже мойщиком посуды в отеле был будущий лидер Вьетнама Хо Ши Мин. Со временем город значительно изменился, и особенно изменились цены на жилье: коммунисты того времени не смогли бы сегодня жить в своих районах. В лондонском районе Кларкенуэлл. Там находится Мемориальная библиотека Маркса. Впрочем, у нее до сих пор много посетителей, и в их числе британский политик Джереми Корбин. Специализируется библиотека на марксизме, движениях рабочего класса, антифашизме и испанской гражданской войне. Изображение Ленина до сих пор присутствует на одной из стен библиотеки: он одобрительно смотрит на шахтера из Уэльса, который разрушает здание парламента. А в 1902—1903 годах Ленин здесь работал, издавал российскую революционную газету «Искра», которую контрабандой провозили в Россию. Его кабинет сохранился до сих пор. Он рассказывал, что листал в этой библиотеки книги и видел в некоторых из них подчеркивания и надписи на русском языке, что возможно их делал кто-то из революционеров и может быть сам Ленин своей рукой.

Про Париж Герман не мог не привезти нам фото и истории про Великую французскую буржуазную революцию, которая была самым крупным переворотом в истории Западной Европы. Как я вспоминал Великая французская революция 1789 года была против монархии за установление республики. Руссо, Вольтер, Дидро своими теоретическими изысканиями подготовили почву для такого эпохального события. Еще эту перевороту помог продовольственный кризис во Франции, восстание в США местных жителей против английских колоний, дефицит казны в 20%, вот из всех этих предпосылок и получилось, что аристократическая фронда пошла на свержении власти короля, взятие Бастилии и появление конституционная монархия. Была проведена муниципальная реформа и крестьянская, новая власть все-таки попыталась улучшить положение беднейших словев общества, 26 августа 1789 года была принята «Декларация прав человека и гражданина», что ознаменовала собой веху в развитии прав человека и гражданина для всего мира. Так мы понимали, что революции не всегда приносят разруху и войну, иногда они приводят в значительному прогрессу цивилизации

Постепенно в течение XVIII в. в верхах французского общества зрело понимание того, что старый порядок с его неразвитостью рыночных отношений, хаосом в системе управления, коррумпированной системой продажи государственных должностей, отсутствием чёткого законодательства, запутанной системой налогообложения и архаичной системой сословных привилегий нужно реформировать. Кроме того, королевская власть теряла доверие в глазах духовенства, дворянства и буржуазии, среди которых утверждалась мысль, что власть короля является узурпацией по отношению к правам сословий и корпораций (точка зрения Монтескье) или по отношению к правам народа (точка зрения Руссо). Благодаря деятельности просветителей, из которых особенно важны физиократы и энциклопедисты, в умах образованной части французского общества произошёл переворот. Наконец, при Людовике XV и в ещё большей мере при Людовике XVI были начаты либеральные реформы в политической и экономической областях. Предоставление некоторых политических прав третьему сословию наряду со значительным ухудшением его экономического положения в результате реформ неизбежно вели к краху Старого порядка.

Потом мы слушали его рассказы о впечатлениях и знакомствах и нам самим хотелось все это также испытать. Там в Европе было круто, веяло воздухом свободы, равенства и нам все виделось из России, что там в Европе жизнь это как социальный рай и от всего этого становилось еще больнее и хотелось сломать всю эту систему в нашей стране, которая никому не помогала, а наживались на ней только чиновники. На этих встречах и посиделках я познакомился с девушкой Дашей, которую все звали Змия, именно через букву «И», потом узнал, что это был ее никнейм в сети. Она была очень интересной девушкой, с волосами убранными в пучок на голове, которая зачастую сидела молча и ни с кем не говорила, но внимательно всех слушала и улыбалась лично мне несколько раз, но когда я ловил на себе ее взгляд, то мне становилось не по себе. Она была абсолютно загадочной личностью, никто не знал, кто это, где она живет, где работает, знали, что она может больно сделать, укусить, так сказать, если ты будешь проявлять интерес к ее личности больше, чем следовало. То есть такое ее прозвище ее было абсолютно оправданным, она могла ужалить, если ты терял бдительность и переступал черту. Она мне напоминала актрису Оксану Фандеру и ее героиню из фильма «Статский советник» по прозвищу «Игла», которая тоже одевалась в темные одежды, свитера с высоким горлом и волосы убирала в пучок, в котором прятала длинную иглу, которую могла вонзить тебе в горло, если ты хотел причинить боль ее избраннику или попробовал бы помешать делу революции. Вот такая она была наша Даша. Я к ней как-то раз пытался даже подкатить с предложением любви и дружбы, но она только смеялась на подобные заявления и убегала курить. Так мы с ней и общались- без слов, улыбками и взглядами.

Герман водил нас на ночные прогулки по спящему ночному Петербургу и рассказывал на Сенатской площади о восстании декабристов, это на площади Восстания теперешней происходило все, если кто не знает, на Лиговке живописал про «лихих» людей, которые любого незнакомца в миг замечали и обчищали карманы и ты еще благодарил Бога, что жив оставался после посещения тех лихих мест, а были они всего в 5 км от Зимнего Дворца, в котором находилась резиденция Императора.

Мы ходили по городу, смотрели на все это великолепие и обалдевали от оживающих картин истории перед нашими глазами. Один раз, гуляя «белыми ночами» по Питеру, мы даже на «Медного всадника» забирались, чтобы потереть яйца коню, это надо было делать и считалось на счастье, мы забегали по наклонной плоскости «Гром-камня», на котором стоит «Медный всадник» и там уже терли все эти дела. А сам этот камушек был не менее впечатляющим, весил 30 тысяч тонн и вот на таком и стояла статуя всадника Императора Петра Великого. Также мы представляли себе, как в XVIII веке эту махину или как еще один исполинский экспонат- Колыванскую чашу, находящуюся сейчас в одном из залов Эрмитажа, тащили бурлаки и мы начинали понимать истоки недовольства простого народа шикующими вельможами и жителями столицы. Эти жители страны, которые участвовали в восстании Пугачева или Разина с Болотниковым, о коих нам поведал наш товарищ, были как будто в реальности и представали перед нашими взорами тенями из тех, ушедших так давно эпох. Раз зашел разговор про восстания Разина или Пугачева, то Герман был в роли карманной «Википедии», тут же приводил нам все интересующие нас факты.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.