электронная
270
печатная A5
619
18+
«Ренджи Акишин». Код эволюции

Бесплатный фрагмент - «Ренджи Акишин». Код эволюции


Объем:
446 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-4779-4
электронная
от 270
печатная A5
от 619

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Всё в этом мире — тлен.

Все наши помыслы — всего лишь мимолётный разряд, несущий частичку энергии самой Вселенной, но вся эта энергия уходит вникуда, распыляется на несущественные мелочи. Мы отдаёмся в руки Господни, в надежде на помощь высших сил.

В собственной глупости мы беспомощны.

Ничтожны.

В наших руках — сила Бога, но мы слишком примитивны, чтобы её постичь. Мы все — лишь стадо, подчиняющееся закону «крабового ведра», и неспособные мыслить сами по себе. Мы неспособны существовать поодиночке и так же неспособны существовать в рамках общества.

Мы — самый непостижимый парадокс Вселенной.

…Земские республики сравнительно молодое общество, если сравнивать с теми же гин-янами или адолимами. Стремительно развиваясь и охватывая всё больше и больше пространства в рамках Млечного пути, человечество не раз становилось жертвой метаморфоз. Хороших, плохих… В этом мире, делящемся на консерваторов и нонкомформистов — именно так на самом деле можно поделить общество, — любое изменение в ритме жизни подвергается сомнениям, вопрос состоит только в одном — сколько времени это займёт. Даже в докосмическую эпоху, когда различные местные верования сменяла единая и всепоглощающая вера в единого Бога, распятого на кресте, именно время составляло основной вопрос бытия: пришёл момент, когда Зевс, Перун и Тор были повержены смиренным смертным, давшим себя на растерзание римлянам. Во имя него человечество проливало кровь, во имя него они шли на смерть… И? Всё же, даже сейчас, когда Земля стала единым государством, основоположенной столицей своего народа, всё ещё существуют те, кто всё ещё цепляется за своего Бога.

Человечество просто выросло из своих верований.

Во всяком случае, основная масса.

Теперь же, когда Человек покоряет Млечный путь, планету за планетой, отвоёвывая пространство и время у других, менее развитых цивилизаций, появляется вопрос: а во что нам, собственно, остаётся верить? За что нам ухватиться, пади человечество в собственноручно созданное болото?

Но тьма не вечна. Рано или поздно наступает рассвет, но он освещает мне не путь предназначенния, а все те ужасы, которым мы друг друга подвергаем. Империя чужих замыслов падает в пыль у моих ног. Правда расстилается предо мной, как шлюха на постели: мы убиваем себя и друг друга. Земская империя обречена на позорное харакири пред лицом собственного будущего.

Неужели мы обречены?

Гото Йошитоки, роман «Резонанс»

Глава 1. Сломанные вещи/Снова в строю

… — Внимание! Командующий офицер на борту! — отозвался чей-то голос, явно мужской и несколько синтетический, едва капитан Рид появился в воздушном шлюзе «Акишина».

Взойдя на борт, капитан невольно поморщился. Это что, новое поколение ВИ? Слишком уж живо звучит этот голос, это раздражает.

— «Нужно отдать приказ изменить настройки виртуальных ассистентов», — пробубнил он себе под нос, выходя из воздушного шлюза на палубу управления.

Едва он явился в командный центр судна, исполнительный офицер тут же отдал приказ:

— Равняйсь! Капитан на палубе!

— Вольно, — парировал кэп. Сейчас ему было не до формальностей.

Взойдя, а точнее — выхромав на капитанский мостик, он тут же отдал следующий приказ:

— Всем сдать отчёты о подготовке к первому полёту. Немедленно.

— Есть! — отозвалась команда.

— Первичные системы ядра и движков проверены. Диагностика электронных систем… завершена. Диагностика систем связи… завершена. Диагностика системы управления судном… завершена. Комплекс диагностических процедур в системах корабля завершён. Мы готовы к запуску, капитан.

— Что это за… — капитан Рид сжал наболдашник трости, на которую он опирался, и был готов разразиться потоком брани на матерном флотском жаргоне, однако его отвлекли:

— Капитан, сэр! — окликнул его первый помощник, капитан-лейтенант Докс. — Разрешите отчитаться!

— Если это стоит того, чтоб меня отвлекать.

— Сэр! Этот дредноут, как Вам раньше сообщали, экспериментальная модель, и

***

…Земная неделя назад.

— Адмирал Джэйс? — вежливо обратился капитан Рид, войдя в кабинет адмирала Объединённого Флота Земли и Федеративных Республик. — Вызывали?

В кабинете было подозрительно тихо. Даже уныло. А сам адмирал мерил кабинет шагами, и выглядел весьма взвинченным, что сулило неприятности.

Причина адмиральского беспокойства сидела за столом, в посетительском кресле, и барабанила пальцами по столу.

— А, Рид! Заходите. Присаживайтесь. У меня к вам небольшое дельце, капитан Рид.

— Что-то важное?

— Да! — кивнул адмирал и, обойдя дубовый стол, уселся в своё обитое настоящей кожей кресло. — Будьте знакомы, магистр кибернетических наук, один из ведущих учёных научно-разработческой корпорации «Милки Вэй Тэкнолоджис», доктор Сенека Навахий. Сенека, это один из моих лучших капитанов, когда-либо служивших во Флоте Земли и Республик, Ричард Маркус Рид.

Поднявшись с кресла, учёный протянул капитану руку.

— Очень приятно!

— Взаимно, — сухо пробормотал капитан. — Вот только я уже два года как в отставке и на пенсии.

— В отставке? Адмирал, как это понимать? — не на шутку возмутился доктор Навахий.

— И в честь чего вы меня вызвали? — подхватил Рид.

— В честь того, чтобы Вы, капитан, подписали это, — выдохнул адмирал Джэйс и плюхнул на стол тонкую папку с одним-единственным файлом. — Приказ о Вашем восстановлении в звании.

— Что?

Такого поворота Рид явно не ожидал. От неожиданности он едва не выронил свою трость, которая вот уже второй год была его постоянной спутницей, атрибутом искалеченного человека.

— Как так, адмирал?!

— Как тут всё быстро решается… — усмехнулся Навахий, многозначительно поведя бровью. — Что ж, это приемлемо.

— Нет, я не стану подписывать!

Рид был категоричен. Он не собирался возвращаться на службу.

— Капитан?

— Я не вернусь, адмирал, и вы знаете причину. Разве Вы не нарушаете закон, отзывая меня с пенсии? Я калека. К тому же, контуженый. И мой корабль не подлежит восстановлению. Точка.

— Рид! — адмирал глухо выдохнул и, сложив руки в замок, продолжил. — Я понимаю, вам было тяжело пережить то, что случилось с «Джереми Роджерсоном», но и вы поймите: политиканы ставят гражданскую сферу выше военной, и приходится соглашаться на разного рода сделки, чтобы оставаться на плаву. Одна из таких сделок — предоставить лучшую команду и лучшего, чёрт возьми, капитана в обмен на новый корабль «МВТ» и выгодную рассрочку. Те, кто может быть лучше вас, либо давно мертвы, либо ещё подгузники пачкают, а то и не родились вообще.

— «Роджерсон» был моим домом и верным другом долгие десять лет. Я служил на нём, продвигался от младшего лейтенанта до капитана. И я пережил его гибель. Сам едва не погиб вместе с ним. Ничто его не заменит, «Джереми Роджерсон» был лучшим кораблём во всём Флоте Республик!

— Тут вы слегка ошибаетесь! — вклинился учёный. — В ближайшие несколько дней с верфи сходит ВКК «Ренджи Акишин», новейший фоагманский дредноут класса «Титан», основанный на передовых технологиях.

— Плевать. Я не собираюсь гробить ещё одно судно. Хватит с меня «Роджерсона».

— Что ж, вы — трус, капитан Рид. Всё с вами ясно, — пожал плечами Навахий и, поднявшись с кресла, зашагал к выходу, однако капитан, явно не желая прощать обвинение в свой адрес, выставил свою трость ему поперёк горла.

— Не смейте называть меня трусом! — прошипел Рид.

— Не давайте мне повода. Подпишите приказ об отменении отставки, и примите командование «Аки́шиным». Лучшему судну нужен лучший капитан. Адмирал Джэйс говорит, Вы и есть лучший. У вас есть шанс доказать это. Выбор за вами.

— Я не собираюсь кому-либо что-либо доказывать. «Роджерсон» потерпел крушение и списан в утиль, и я списан вместе с ним, как давно изживший своё.

— Вы слишком низко себя оцениваете, капитан Рид. Вам только что был дан второй шанс. Не воспользовавшись им, вы наверняка обречёте ВКК «Аки́шина» и его экипаж на гибель из-за безлаберности другого капитана. Харсинга, например, или Конрада. Уж они-то любят рисковать своими кораблями…

Это был удар в самую печень.

— Из-за таких как вы, Сенека, мир рушится! — прошипел Рид. — Дайте мне ручку. Я подпишу приказ.

***

… — Сэр! Этот дредноут, как вам раньше сообщали, экспериментальная модель, и… — затараторил старпом и заткнулся. Вместо него продолжил внезапно появившийся, словно из-под земли, доктор Навахий:

— И на этот борт установлено передовое програмное обеспечение — сверхразумный искусственный интеллект. Так что, просьба не злиться, Ренджи слегка своеволен и немного отступает от субординации и протокола обращения к экипажу.

— И как это понимать? — не на шутку рассердился капитан. — Почему меня не предупредили раньше?

— Решение об инсталляции ИИ было принято непосредственно намедни Вашего прибытия. Мы установили «железо» и софт сразу же, как получили приказ.

Тысяча чертей их бы побрали. Устанавливать ИИ на дредноут — ужаснейший из рисков! Осознавая опасность, которую может представлять сам корабль, капитан только сильнее сжал наболдашник трости, отчего костяшки его пальцев буквально побелели.

Риду хотелось прибить этого ублюдка в белом халате, стоящего рядом со старпомом, забить его тростью до смерти. Из-за него пришлось вернуться на службу, бросив свой домик в пригороде и полюбившееся дело, стабильную пенсию и спокойную жизнь. А теперь он, словно издеваясь, сообщает, что установил самый настоящий искусственный интелект на «Акишин»!

— Почему ты раньше не сообщил?! — прошипел Рид. — Ты, крыса учёная, должен был сразу сообщить о таком кардинальном изменении в системах корабля!

— У нас не было времени, капитан. Приказ был подтверждён адмиралтейством, на нём была пометка «Срочно к исполнению». Можете ознакомиться — пожал плечами Навахий и протянул капитану неподделываемый файл, размещённый на гибком плёночном дисплее.

Ознакомившись с документом, капитан Рид помрачнел ещё сильнее. В документе, помимо приказа об установке запрещённого программного обеспечения, был ещё приказ о назначении Сенеки Остина Навахия на пост главного инженера судна. Документ был подписан самим адмиралом Джэйсом.

И согласно уставу, капитан корабля не имеет права отстранять каких-либо служащих на судне без одобрения вышестоящего начальства ровно год с момента принятия командования.

И более того — этот сукин сын в белом халате может сам легко «уволить» Рида: «Ренджи Акишин» целиком и полностью принадлежит научной корпорации «Милки Вэй Тэкнолоджис», и внегласно Навахий является владельцем судна. А право на проведение каких-либо работ по модернизации корабля остаётся за построившей его компанией.

Рид и предположить не мог, как крупно он попал.

— Капитан, все отчёты сданы и загружены в главный терминал. Запрашиваю разрешение на запуск систем, — снова обозвался ИИ.

— Послушай, Реджи,…

— Ренджи, сэр!

— …если будешь выкидывать фортеля, я не задумываясь перегружу ядро и разнесу судно к чёртовой матери. Мне не впервой.

— Понял. Постараюсь вас не злить.

Ну вот, опять.

— Спускаем эту посудину. Только без фокусов! Не хочу, чтобы из-за какой-то царапинки меня раком поставили… — зло процедил капитан и двинулся к кабине пилота.

— Погодите! — снова дал о себе знать старпом. — Капитан, мы не можем начать спуск без главного пилота!

— Что?

— Мне только что донесли. Лейтенант Клэр Мартинес попала в лазарет с лихорадкой Маузера.

— Что? Лихорадка на борту?

— Должно быть, на медосмотре врачи упустили первичный признак. Эта лихорадка почти необнаружима в инкубационном периоде, и чрезвычайно заразна в открытой фор…

Его перебил протяжный звон: рассерженный по самое никуда капитан неласково стукнул тростью по поручню, да так, что тонкостенная хромированная труба промялась под её древком.

Только этого не хватало.

Открыв общее вещание, Рид объявил:

— Внимание всему экипажу! На борту заразный индивид, возможна эпидемия! Перекрыть все шлюзы, никто не должен покинуть судно. На «Ренджи Акишине» обьявлен карантин!

А переведя дух, добавил:

— Активировать карантинный алгоритм штатного медосмотра. Немедленно.

— Шлюзы перекрыты и герметизированы. Система обмена воздухом с верфью отключена. Персонал верфи предупреждён о возможной эпидемии. Мы в автономном режиме, капитан. Только что получен приказ об отстыковке. Рекомендую начать спуск немедленно во избежание каких-либо неприятностей.

— Как? — мученически выдохнул капитан Рид. — У нас нет главного пилота!

— Вообще-то, — поправил очки Навахий, — Ренджи сам способен управлять своими системами без каких-либо вмешательств оператора. Нужно только снять последний уровень ограничений.

— Да нахер!

Рид был в ярости. Он уже ненавидел «Акишина» лютой ненавистью. Он любил «Роджерсона» тихим и послушным, каким и должен быть дредноут. Бессловесные системные ВИ, выдающие данные сразу на экран и использующие стандартные монотонные сигналы.

— Капитан? Каково будет решение?

— Никакое. Я сам сяду за штурвал! — рявкнул Рид и хромым бегом направился в кабину пилота.

Плюхнувшись в кресло главного пилота, капитан принял на себя основное управление. Вспомнив всё, чему его учили в самом начале его карьеры, он раздал системам команды на включение.

— Значит так, ребята! Действуем быстро и слаженно, иначе я вас всех раком поставлю! — сказал он со-пилотам весьма неласковым тоном.

Команды розданы. Шлюзы и крепления верфи отсоединены, ядро и контуры энергопередачи активны. Огромная махина медленно пришла в движение, плавно продвигаясь по судностроительному тунелю.

— Диспетчерская верфи — «Ренджи Акишину»! Немедленно вернитесь на исходное местоположение!

— Говорит капитан Рид. Что на сей раз?

— Судно находится под арестом. Вам запрещено покидать драй-док.

— С какой стати?

— По причине чрезвычайной ситуации.

— Ну ёб же ж вашу мать! — прошипел Рид. — И каковы инструкции?

— Капитан! Я подал соответствующий запрос и получил приказ напрямую от адмиралтейства. Вывожу на экран!

На голографическом дисплее тут же появился документ, заверенный сигнатурой адмирала Джэйса. В нём говорилось, что по такому-то пункту юстиции Флота Земли и Республик «Акишин» должен прибыть в карантинный док в системе Ильт для проведения полной медсанобработки.

— Полагаю, нас удерживают здесь незаконно. Предлагаю взломать их систему вакуумного шлюза.

— И как я по-твоему должен это делать?

— Я всё сделаю сам. Просто снимите первый уровень ограничения.

— Как?

— Инструкция у вас перед глазами.

Перед Ричардом тут же появился ещё один голо-документ — инструкция по ограничителям ИИ «Акишина». Как оказалось, ключом к этим ограничителям была трость, которую капитану выдали перед заходом на борт. В ней скрывался процессор управления беспроводными подключениями, связующими корабль с «синим мозгом» — главным компьютером, содержащим программный набор ИИ. Воспользоваться ключом можно только в трёх местах — в кабине пилота, на капитанском мостике и непосредственно в серверной Ренджи.

— «Акишин», вы что творите? — снова отозвался канал связи с верфью. — Немедленно вернитесь на исходную и активируйте протокол стыковки!

Ричард снова бросил взгляд на документ приказа. Потом на открытый канал связи. Снова на приказ. Рука капитана сама потянулась за тростью и ткнула ею куда-то в отверстие в полу у кресла.

Круглый наболдажник трости тут же покрылся голографическим интерфейсом в виде круговой клавиатуры. На консоли пилотского терминала появился дисплей состояния. Введя личностный код авторизации и получив подтверждение, Ричард активировал первый уровень допуска, дающий ИИ корабля возможность управлять каналами связи и через них взламывать вражеские системы.

— Первый уровень получен. Ожидание команды на взлом систем верфи.

— Взломай их. И выясни, что за пиздотентакли их покусали.

— «Акишин»! Вы под арестом! Мы вынуждены принимать меры противо…

— Пошли нахер! — прошипел Рид и отключил канал.

— Капитан, — обозвался ИИ. — Я получил доступ к системам верфи. Фаерволл пробит, ворота сейчас откроются. Есть доступ к секретным файлам главного административного инфоузла. Скачиваю. Анализирую. Получены данные со всех сопутствующих узлов. Анализи…

— Хватит бубнить! Выведи результаты на экран и не беси!

— Понял. Выполняю.

Капитан недовольно фыркнул и приготовился рвать когти из строительного тоннеля.

Согласовав действия с со-пилотами, он активировал сверхсветовое ядро и направил дредноут прямо к воротам, которые уже разомкнулись и как раз разъезжаются в стороны.

— Все данные получены. Мы готовы к старту.

Рядом с главной панелью управления появился счётчик, отсчитывающий время до полного раскрытия ворот. Пятьдесят секунд. Младший пилот Коннахер активировал кормовые малокалиберные орудия — на всякий случай. Штурман Сильватика доложила об успешном проложении маршрута к Ильту. Сорок секунд. Первый и третий начали регуляцию потока ионизационных частиц внутри главного и вспомогательных энергоядер. Тридцать секунд. Двадцать. Ожидание.

Десять секунд до открытия. Канал связи с верфью буквально разрывается.

— Персонал верфи пытается остановить механизм ворот и активировать охранные турели, — сообщил ИИ. — Орудия нацелены нам в корму, но энергопотоки не функционируют. Они злы.

— Хотел бы побыть там у них мухой на стене, — проворчал Рид.

— Это возможно. Я всё ещё получаю данные со всех их инфоузлов, включая инфопоток с камер наблюдения. Поток данных прервётся после того, как мы нырнём в сверхсветовую червоточину.

— Скинь потом видео на мой личный терминал.

— Принято. Ворота открыты. Рекомендую начать манёвр ухода. Как только мы отдалимся от ворот, я не смогу блокировать управление турелями.

— Отлично. Все вспомогательные досветовые движки, полный вперёд. Прыжок в ССТ-подпространство к системе Ильт через десять секунд.

Оказавшись на свободе, «Акишин» тут же получил залп по кормовым щитам. Младший пилот сразу же дал сдачи, открыв огонь по турелями из днищевых орудий.

— Ядро излома активно. Прыжок в червоточину через пять… четыре…

— Похер! Зачехлить орудия! Ныряем! — рыкнул капитан. Пилотам не оставалось ничего иного, как выполнить приказ.

Орудия убраны. Носовые щиты выставлены на полную мощность, энергопотоки распределены на ядро излома и маршевые движки. Миг — и огромная боевая махина исчезла во вспышке открывшегося сверхсветового подпространственного туннеля, оставив после себя облако подавляющей сопротивление ионизационной пыли.

— Флайт-лейтенант Нанобашвили, принять управление. Лейтенант-коммандер Докс, принять командование.

— Командование принял.

— Где этот засранец Навахий?

— В инженерной. Проводит инспекцию.

Недовольно хмыкнув, Рид поднялся с кресла и быстрым шагом похромал к лифту.

— Капитан, анализ данных с верфи закончен. У нас есть их мотивы. Но главинжу Навахию это не понравится.

— Ну, удиви меня, болванка с микросхемами…

— «Милки Вэй Тэк» не выплатила им ни кредита за заказы номер восемьмот девяносто два, артикль Т-восемь, дредноут поколения восемь, класс «Титан», и номер восемьсот девяносто три, артикль И-шесть, дредноут класса «Имир».

— А если проще и чуточку точнее?

— Я и дредноут «Че Гевара».

— Стоп. Ты говоришь, первый заказ — это «Акишин»?

— Да, это я.

— То есть, ты видишь себя, как корабль? Забавно.

— Обратите внимание, здесь нет ни одного ВИ-терминала для общения со мной. Я — поколение восемь. Дредноут с собственным интеллектом. Я общаюсь с экипаждем через систему датчиков и эмуляторов, расположенных во всех служебных помещениях.

— Ну и ну. А в каютах?

— Только через персональные компьютерные терминалы. Я вынужден подавать запрос и терпеливо ждать ответа.

— Не суть важно. Так что там с «Геварой»?

— «Гевара» до сих пор в плену. Его должны были забрать только через двое стандартных общехронологических суток. За сим я имел наглость подать запрос об инструкциях в «МВТ». Полагаю, они уже перенаправлил запрос в адмиралтейство Земли и Республик.

Звучит логично. Так как «Че Гевара» тоже является собственностью корпорации «Милки Вэй», передаваемой адмиралтейству в кредит, то есть предположение, что эвакуировать его «МВТ» предложит именно армии, в обмен на некий дополнительный дискаунт. Всё же дешевле, чем платить наёмникам, и гарантия приложится.

— Так вот откуда пиздотентакли растут…

— Поскольку верфи принадлежат юридическому лицу, компании «Космик Инсайтс», они в праве подать иск в суд, предварительно арестовав оба судна. Однако я уже был передан адмиралтейству, что может быть засвидетельствовано Вашим пребыванием на борту.

… — Капитан, как так? — Навахий метался из угла в угол. — Мы честно и добросовесно выплатили оба договора, и они не имели права задерживать ни нас, ни «Гевару»!

Рид скис. Конечно, он не разбирался в этой бюрократической мудотени, но неким шестым чувством пятой точки понимал: где-то кто-то прикарманил очень большие деньги.

— Ренджи, ты ещё не выбросил данные с верфи в корзину?

— Нет. Я всё ещё ими располагаю.

— Тогда скажи, в последние две недели владелец судостроя не менялся?

— Шесть стандартных общехронологических суток назад компания «Космик Инсайтс» была продана. Предыдущий владелец скрылся в системе Луян, если верить последним данным из гражданских транспортных потоков.

— Откуда у тебя эти данные? — взвинтился Навахий.

— Бегство господина Лурье сразу после сделки показалось мне очень странным, поэтому я подал соответствующий запрос ещё на верфи. Кроме того, в ворохе данных о принятых платежах я заметил два пробела, данные отсутствуют или же были удалены намеренно.

— Это было сделано намеренно, — капитан подобрал свою трость и направился к выходу из инженерной. — Я свяжусь с адмиралтейством, доложу о ситуации и поделюсь догадками. Ренджи, упакуй все возможные доказательства, я отправлю их вместе с личным рапортом. Их тоже скинь мне на личный терминал.

— Готово, капитан. Если возникнут вопросы по поводу чего-либо, позвоните. ВИ в комтерминалах кают стандартные, а канал связи со мной вбит в их базу.

— Какой расторопный, едрить-етить мать твою в процессор… — выругался Рид и потопал к лифту.

— Я так понимаю, это был комплимент…

— Заткнись, а то прикажу снести нахер.

— Вообще-то… всё, молчу-молчу, — вот сейчас голос Ренджи максимально походил на живой.

Про себя Ричард снова выругался, на сей раз витиеватее и менее цензурно. Даже несмотря на сравнительно неоценимую помощь ИИ, он всё равно недолюбливал Ренджи. Дело даже не в том, что Ренджи — искусственный интеллект корабля. Просто он чересчур реалистично эмулирует человеческую речь, интонации и даже подбирает выражения, близкие к человеческим, нежели к машинным лингво-протоколам. Но как Рид понял, этот Ренджи позиционирует — осознаёт? — себя, как именно корабль, дредноут «Ренджи Акишин».

Рид понимал, что слети этот Ренджи с катушек — и погибнуть может не только экипаж, но и пара-тройка ближайших планет в придачу. Поэтому инженеры-проектировщики из «Милки Вэй» предусмотрительно задействовали систему ограничений. И ключи от этих ограничителей сейчас служат опорой калеке-капитану.

— Какая ирония… — хмыкнул себе под нос Рид и позволил себе ухмылочку.

Глава 2. Лже-Маузер / Режим ожидания

… — Капитан Рид, у главврача медицинского отсека для вас есть новости. Она просит заглянуть в лазарет посвободке.

— Что за новости?

— По поводу старшего флайт-лейтенанта Мартинес. Это не лихорадка.

— Тогда что? — рявкнул капитан. — Венесуэльская оспа, едрить-етить?

— Данные по поводу настоящего заболевания лейтенанта Маритнес засекречены. Доктор Чейн запретила распространять какие-либо подробности без её ведома, ссылаясь на медицинскую этику. Мне известно только то, что болезнь не передаётся каким-либо эпидемиальным путём передачи.

— То есть…?

— Мартинес не заразна.

— Тогда я нанесу визит в лазарет, — промурлыкал Рид, взодя в лифт и нажимая кнопку.

…Медкрыло «Акишина» встретило капитана размеренным гудением медаппаратуры и тихим ворчанием врачей. Пилот Мартинес как раз спала, накачанная успокоительным. Взглянуть на её состояние ему не дали — доктор Чейн сразу же преградила ему путь, так как сейчас лейтенанту требовался отдых и покой.

— Так… что же это за срань такая, косящая под Маузера? — прямо «в лоб» спросил капитан.

— Всего лишь миндаширский синдром, редкое наследственное аутоимунное. Генетический сбой, наблюдается только у тех, чьи предки были колонистами в южном полушарии Миндашир.

— Весьма дальний тихобзделовск. Но ведь она не оттуда, так ведь? — капитан почесал затылок. — Ренджи!

— В деле Клэр Мартинес указано, что она родилась на Земле, в северо-западной Мексике. Родословная, к сожалению, к делу не прилагается. К анализу проб ДНК у меня доступа нет.

— Миндаширское аутоимунное, — перебила доктор Чейн, — проявляется только при употреблении каких-либо продуктов, содержащих халопсиин. Халопсиин в малом количестве не опасен, но при накоплении в организме с миндаширским имунным сбоем, передающимся по наследству, с больным случается это, — и доктор показала капитану фотографию руки Мартинес, полностью покрытой какими-то пупырышками. — Любой продукт с Миндашира богат халопсиином, за сим опасен для больных этим аутоимунным.

— Лихорадка Маузера проявляется внешне точно так же. Разница кроется в общем состоянии пациента и отдельных скрытых симптомах. Также миндаширский синдром может вызвать обширный внутренний сепсис.

— Спасибо, Ренджи, — кивнула док. — Так вот, я попросила наш корабль связаться с централизованной системой здравоохранения Земли и коллоний, а также провести логистическое расследоване. И я подозреваю, что у Клэр были недоброжелатели в офицерском составе, чей уровень допуска разрешает отправлять особые запросы в логистику.

— Вы хотите сказать, кто-то пронёс на борт провиант с Миндашира?

— Именно.

Как-то по-идиотски выходит. Сначала верфь пытается взять судно под арест, теперь кто-то травит старшего пилота Мартинес. Создаётся впечатление, словно кто-то хочет заступорить «Акишина» на мёртвой точке, или имеет зуб на Адмиралтейство или «МВТ».

— Капитан! — прервала его мысли доктор Чейн. — Клэр нужна срочная госпитализация, в рамках спецализированного учреждения.

— Насколько я помню, в системе Ильт есть филиал Международной здравоохранительной системы. Раз мы направляемся туда, менять курс не имеет смысла. Я подам соответствующие запросы по прибытию в систему.

…Снова взойдя на капитанский мостик, Рид направился к главному терминалу. Авторизовавшись, он составил несколько запросов — на стыковку к станции МежНарЗдравСис, на госпитализацию лейтенанта и снятие карантина с «Акишина». После чего набросал основу для рапорта Адмиралтейству.

/Штатная проверка

/Общий скан

[Статус] [запущен]

[Статус] [завершён]

/Общий соматический скан команды

[Статус сканирования] [завершён]

/Анализ данных

Анализ данных общего соматического скана экипажа [завершён]

[Статус команды]: = [удовлетворителен]

[Статус угрозы]: = [низкий]

/Приоритет

[Прторитеная задача]: = [анализ поведения и личностный анализ экипажа] [по умолчанию]

[Приоритет анализа]: = [Капитан Ричард Маркус Рид] [по умолчанию]

/Личностный соматический скан: Ричард Маркус Рид

[Статус сканирования] [Завершён]

/Анализ

Текущее состояние

[Состояние физического покоя] [относительно]

[Сосредоточенность] [полное поглощение]

[Мозговая активность] [высокая]

[Состояние психологического покоя] [относительное]

[Уровень стресса нервной системы] [высокий]

[Коэффициент стресса колеблется в пределах от 70% до 95%]

[Физическое состояние] [неудовлетворительное]

[Зафиксированы перепады температуры в области правого колена и правой подвздошной кости] [Предположение: = болевые очаги]

/Анализ личности

/Психоанализ

[Быстрая эмоциональная возбудимость] [Гнев] [Склонность к употреблению ненормативной лексики]

[Обнаружена нетерпимость к ИИ, мешающая эффективному сотрудничеству]

/Анализ на предмет нетерпимости/фобии по отношению к технолониям

[Не обнаружено]

Диангоз [лудит] [не подтверждён]

[Зафиксированы перепады настроения на протяжении короткого отрезка времени]

/Психоанализ:

[Статус] [Завершён]

/Анализ личности:

[Недостаток данных]

[Запрос в базу данных: Капитан Ричард Маркус Рид]

[Запрос отклонён] [низкий уровень допуска]

[Личностный анализ] [Ошибка]

[Общий анализ личности: Ричард Маркус Рид]

[Статус] [Провален]

[Прторитет изучения и анализа личности: Ричард Маркус Рид]

[Приоритет]: = [Высокий]

…Безо всякиз сомнений, инцедент на верфи выльется в скандал, продолжал размышлять Рид. Так как верфь принадлежит одной из довольно-таки крупных кораблестроительных компаний, «Космик Инсайтс» не оставит кражу денег в столь крупном размере. Они наверняка захотят взыметь ущерб — даже если во время побега «Акишин» нанёс минимальный урон, эти кровососы-адвокаты, нанятые компанией, высосут из адмиралтейства и исполнительного офицерского состава «Акишина» все соки. Остаётся полагаться только на других кровососов — адвокатов «МВТ».

«МВТ» честно и добросовестно выплатили всю сумму за «Акишина» и «Гевару». Это известно. Деньги были прикарманены бывшим владельцем «Космик Инсайтс», неким Лурье. Это известно только ему, Навахию и самому «Акишину». Лурье продал «Космик Инсайтс» намедни спуска «Акишина» и удалил данные о входящем платеже от «Милки Вэй», чтобы замести следы.

Остаётся только думать, что предпримут «МВТ» и Адмиралтейство?

Второй вопрос — коснётся ли это дело «Акишина» и Рида в частности?

Естественно коснётся. Так как владельцем судов по умолчанию является компания-владелец верфей, за «МВТ» остаётся только патент на него, который находится у верфи временно, и может быть изъят по требованию правообладателя. Аргумент железный, и «Космик Инсайтс» взымеют огромные проблемы, попытайся они воссоздать «Акишина». Вероятно, патент уже отозван. Но патент — это только маленькая загвоздка, за «Инсайтс» остаются сметы о расходах на материалы, инструменты и оплату труда рабочих. Раз они недополучили деньги, то имеют право оставить судно при себе. Вот только «Милки Вэй» уже отдали «Акишина» в распоряжение Флота Земли и Республик, и получили первые взносы. Лучший вариант — это найти этого Лурье и выдать его «Инсайтсам», вместе с похищенным.

А пока «Акишин» будет той самой повозкой, о которой рассказывалось в той старой притче.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 270
печатная A5
от 619