электронная
72
печатная A5
617
18+
Реальная Нереальность

Бесплатный фрагмент - Реальная Нереальность

Объем:
590 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-0178-9
электронная
от 72
печатная A5
от 617

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Что случается, когда человек теряет близких людей? А что бывает, если человек изначально становится изгоем в обществе сразу же после рождения!?!

Витторина может менять реальность мыслью, менять все и вся, что только пожелает ее душа. Но она не верит в себя, ее жизнь кажется бессмысленной и ненужной. Но все меняется, когда в ее жизни появляется «замечательный» сосед.

Мысль материальна. Выбор не всегда является выбором. Витторина узнает, что важно в этой жизни. «Замечательный» сосед изменит ее реальность, нужна лишь мысль, чтобы изменить свою жизнь.

А ты можешь изменить свою реальность?

Серия «Нереальная Реальность»

Реальная нереальность

Мизантропия реальность

Вечная Агония Реальности

Декаданс реальности

Искажение реальности

Нереальный экскапизм

Нереальность девианта

Журнал «Это Rock`n`roll!»

Благодарность

Хочу поблагодарить моих дорогих и уважаемых читателей за то, что нашли время и силы открыть эту книгу.

Отдельно хочу поблагодарить такое «чудо», как — интернет, поскольку много информации было почерпнуто именно из него.

От автора

Буду кратка:

Благодарю тебя, Уважаемый Читатель!

Будь Счастлив!

— Пролог —

Когда жизнь тебя сбивает с ног,

постарайся упасть на спину —

тогда ты сможешь осмотреться,

чтобы снова подняться.

Позволь своему разуму поставить тебя на ноги.

(Лез Браун)

«Когда у тебя есть смысл существования как личности и когда у тебя есть видение, чего ты хочешь добиться в жизни, тогда у тебя есть база для того, чтобы добраться в этот мир своей мечты за лучшей жизнью. Так говорил Стедмэн Грэхэм. Человек, не умеющий контролировать свои эмоции, подобен кораблю без руля, обреченного разбиться на куски о первую, попавшуюся на его пути скалу. Жизнь — это ничто иное, как подстраивание под обстоятельства. Но настоящая жизнь начинается только тогда, когда ты уже знаешь как и умеешь заставить обстоятельства подстраиваться под тебя».

Девушка обернулась. Ее фиалковые глаза, с расширившимся зрачком, вперились в меня. Она словно видела насквозь. Кажется, я все-таки чем-то ее допек, а конкретно своей слежкой, чем же еще?! Отложив шлем на сидение своего мотоцикла, девушка откуда-то вытащила биту и двинулась уверенной походкой к моему автомобилю. Нет, я не испугался — кого мне бояться? Эту мелкую девчонку??! Да, эту мелкую девчонку, которая вот-вот разобьет лобовуху моего жутко дорогого Бугатти, который я купил для того, чтобы перед ней же и понтануться. Ну не ирония ли?!? Широкий жест рукой и бита с громким звуком врезалась в фонарный столб — предупреждение! Откинув волосы с лица, девушка слегка улыбнулась, глядя прямо мне в глаза, хотя этого не могло быть — она не видит меня из-за тонированного стекла и Барьера.

— В жизни есть иная реальность… реальность, о которой мало кто знает и мало кто догадывается.

Девушка позволила себе открыто улыбнуться, словно насмехалась надо мной. И я понял тогда одну единственную вещь, которую до этого момента скрывал… скрывал долго и упорно, стараясь закопать всю правду где-то в закоулках души. Эту девушку я никогда не отпущу. Никогда не предам. И всегда буду любить! Она меня еще не знает, но уже давно чувствует.

Фыркнув, она развернулась и вновь села за руль своей «Хонды». Стартовала резво, стремительно набрав скорость до двухсот километров в час. Сейчас я не буду ее преследовать, но потом… потом мы обязательно встретимся. Осталось набраться терпения и… А к черту все!

Я переключил передачу и поспешил за Ней.

— Глава Нулевая — Не белая и не пушистая

Я всегда придерживался мнения,

что мелочи существеннее всего.

Артур Конан Дойл

Если у вас паранойя, это еще не значит, что за вами не следят.

Выпускной немного не удался. Немного — это мягко сказано. Изгоем была, таковой и осталась. Перехватив фужер вина, встала в стороне, искоса наблюдая за танцующей подругой. Конечно, у нее вон, жених, любовь всей ее жизни, Анатолий, мать его! Не нравится он мне, но ради счастья подруги готова терпеть и поддерживать общение с этим… этим… Этим нехорошим человеком (на что, естественно, были свои обоснованные причины считать его таковым).

— Привет. Потанцуем? — послышалось откуда-то сбоку и я машинально отмахнулась.

— С незнакомцами не танцую, — и вот только обернувшись, поняла какую ошибку совершила.

У каждой девушки в голове «имеется» некий идеал, тот самый «принц», которого мы ищем всю жизнь. И походу мне повезло — искать не пришлось. Парень оказался высоким, атлетически сложенным. Взгляд темных глаз завораживал и прожигал меня насквозь, словно видел то, что я прятала где-то глубоко в себе, в тайниках души. Взлохматив волосы, незнакомец уже собирался развернуться и уйти. Не знаю, что толкнуло меня на сей шаг (может постоянное одиночество, может отсутствие мозгов, может… короче, я никогда не делала шагов навстречу людям, но Этот человек отличался, Он был другим). Я всю жизнь мечтаю о любви — настоящей, светлой, искренней… и вот парадокс — я одинока. Но Этот парень… что-то в нем было… что-то, что влекло меня к нему.

— Меня зовут Витторина. А тебя?

В его глазах на пару мгновений мелькнуло удивление, но улыбнувшись, ответил:

— Мстислав.

И он протянул руку, приглашая на танец. Мысленно поблагодарив Ритку за ее уроки, я с удовольствием закружилась с этим незнакомцем. Странное у него имя или точнее необычное. Мстислав двигался, словно большой кот, мягко, но несмотря на это чувствовалась его сила, мощь. С ним почти наверняка будешь как за каменной стеной. Мы танцевали под песню «Выбирай» группы Артерия. Мне она очень нравилась и казалась близкой душе моей мятежной (о как завернула!). Очередной «па», мы обходим вокруг друг друга, но в самый последний момент Мстислав вдруг меняет траекторию движения и оказывается за моей спиной. Его горячее дыхание опаляет кожу, губы почти касаются моего виска. Сердце зашлось в бешеном ритме. Резко развернувшись, я посмотрела в эти выразительные темные глаза, в которых могла прочитать… нет, я придумываю, такого быть не может! Он меня совсем не знает и я не могу ему нравиться. Я никому не нравлюсь! Я всегда остаюсь одна.

— Извини, — пробормотала я и спотыкаясь, позорно убегаю с танцпола, сама не понимая чего и кого боюсь.

Глядя ей вслед, пришел к выводу, что я слишком рано себя раскрыл. Догнать Витторину не составило труда. Я обнаружил ее стоящей на улице, рядом со входом в клуб. Рядом никого не было. Не медля, приблизился к ней и не без сожаления начал обработку сознания, стирая себя из ее памяти. Она не должна знать, что мы с ней снова встретились. Черт бы с ним, если она разобьет мою машину. Что с этой девушкой, с этой Смертью? Не в силах просто уйти, я вдохнул аромат ее волос. Она пахла шоколадом и кофе — это так на нее похоже. Мне захотелось ее поцеловать, сейчас, когда она только в моих руках, но она не вспомнит об этом… а потом может такого шанса и не представиться. Соблазн был велик, но я так и не воспользовался этой ситуацией.

Остаток вечера я мог наблюдать за ней лишь издалека, не привлекая к себе внимания. Но она все равно меня видела. От Смерти никто не спрячется!

На сцене она была немного другой, не как в обычное время. Сейчас, исполняя песню «Синяя птица» группы Lumen, Она казалась невероятно Сильной! В ней было нечто большее, что заставляло остальных желать попасть на ее выступления снова и снова. Нечто, что очищает души, вбирает всю боль, оставляя после себя, лишь чистоту и легкость. И это дарит тот человек, которому самому не хватило тепла, заботы, понимания… Она была одинока, как и всякая Смерть. Это их удел. Это приводило ее в отчаяние, но единственный Друг удерживал ее на краю этого шаткого положения.

— Просто так надо! — пропела она. — Я закрываю глаза, но я не тужу. Я хлопаю дверью, просто я ухожу. Назовешь меня другом или может быть гадом, но я ухожу, и просто так надо!

Ее музыка пробуждала во мне чувства, эмоции. Колебания воздуха заставляли вспомнить все самое светлое в моей жизни, приказывая отказаться от любого негатива. Информационники не соврали — у нее есть дар. Она может изменить все и всех… но этого не будет, она не несет угрозы для общества, потому что… человечна?!! Да, именно так, она человечна.

Ее подруга убежала со своим парнем дабы уединиться. Ну и пусть. Я наблюдал за объектом своего воздыхания и думал лишь о том, как скоро мы сможем нормально с ней видеться и общаться. Спрятавшись за Барьером, я оставался невидим и недосягаем для других. Но тут произошло непредвиденное — карие глаза моей любимой посмотрели точно на меня. Снова разоблачили. Так происходило каждый раз — никогда еще Барьер меня не спасал. И на это я мог сказать лишь одно, с мечтательной улыбкой…

Моя девочка!

— Глава 1 — Где заканчивается мое «Я» или замечательный сосед

Когда разбиваются стереотипы,

открывается новый мир.

Тули Купферберг

Знаете что такое одиночество? Конечно, вы ответите — да. Но на самом деле, это не совсем оно. Вы могли бы жить в полном одиночестве, когда общаться вообще не с кем? Когда родители далеко от вас (уехали в другой город и им там очень хорошо), а вы одни — без друзей, подруг, коллег, знакомых и приятелей… Увы, моя жизнь сложилась именно так. И как бы не расписывали плюсы одиночества, мне кажется, что именно эти доморощенные философы не понимают и не знают о жизни ничего. Не скажу, что я очень расстроилась, но бывают такие моменты, когда хочется, чтобы пожалели, чтобы обняли и просто побыли рядом. Но рядом никого и никогда не было. Хотя тут я преувеличиваю… Одно время рядом со мной был человек, который не давал сойти мне с ума, составлял компанию и помогал, поддерживал меня по жизни — но все когда-нибудь заканчивается.

Два года я училась в универе и меня, в поощрение, как лучшего студента (а чем себя еще занять, как не учебой?) теперь направляют в лучшую Академию (именно так, именно с большой буквы) нашей необъятной страны. И вот я трясусь в грязном автобусе, который мчится по российским дорогам (или бездорожью?!) и…и ничего не жду. Опять учеба. Опять одиночество. Не знаю почему, но мне очень трудно знакомиться с людьми. Скорее всего, это моя вина. Но иногда появляются вещи, которые намного интереснее, чем общение. Например, мысль.

Я сидела у окна, и хотя автобус был заполнен новоявленных студентов, никого на соседнем сидении со мной не было. Все мы по каким-либо причинам были зачислены в элитную Академию Лемур, названную в честь духов злых людей (как было написано на официальном сайте — о чем думали в деканате, когда такое выкладывали, тоже не понятно). Забавное совпадение! История этой Академии была сокрыта за семью печатями. Не каждый мог попасть туда, да и отбор велся весьма странным способом. К примеру, я специально (или все-таки случайно) завалила вступительный экзамен и все-таки вот она — я здесь. Но моя история немного печальна. Изначально я планировала поступление сюда и меня поддерживала моя подруга Анютка. Но два года назад ее не стало. Жизнь — она такая, никогда не знаешь что произойдет. Тогда я как раз поступила в университет и практически сразу забросила готовиться к поступлению в Лемур, поскольку душевные переживания первое время мешали жить, а уж на все остальные мелкие проблемки хотелось сразу «забить».

— Не хочу туда, — губы сами, повинуясь моей мысли, шепнули эти слова.

Автобус издал звук, словно чихнул, заглох и остановился. Я мечтала сюда попасть с Анютой. Она этого тоже очень хотела и толкала меня изо всех сил — любые репетиторства, дополнительные занятия, какие-то курсы… Анюта проявила удивительную заинтересованность в моем поступлении.

— Все в порядке. Это просто поломка, — заученно произнесла преподавательница Ольга Юрьевна, когда водитель вышел на улицу.

Мы встали где-то посреди леса. Девчонки шептали что-то о том, что здесь находиться жутковато, но для меня это было не так. Да и причина остановки явно крылась не в отказавшем вдруг механизме автобуса, а во мне, в моих мыслях. Думаете наивно и глупо? Комплекс Бога? Возможно, хотя и навряд ли. Я уже не первый раз замечаю, что мысль материальна. То, о чем мы думаем всегда сбывается. Вот только видимо, плохо я думаю о том, чтобы избавиться от одиночества и встретить своего единственного, с которым проживу счастливую долгую жизнь. А вот автобус остановить посреди леса — вполне мне по силам.

— Итак, пока мы стоим, я немного поработаю как гид и введу вас в курс дела, — произнесла высокая опрятная женщина в строгом костюме. Поправив очки, она начала вещать. — Меня зовут Ольга Юрьевна, для тех, кто забыл. Вы все зачислены в Академию. Анкеты и личные дела давно изучены нашим директором Грендель-Эдуардом Васильевичем. Сразу скажу, что вы не сможете отчислиться по своему желанию из Академии. Таков Кронос.

«В тюрьму попали? Так ли все хорошо?» — мелькнула в голове мысль и, в ту же секунду, автобус содрогнулся от удара снаружи. Но опасности не было. А вмятина на автобусе появилась, красивая и ярко выраженная. Водитель испуганно отпрянул. Студенты в автобусе обеспокоенно загомонили, некоторые девчонки закричали.

«И чего волнуются?» — хмыкнув, я снова усилила контроль над своими мыслями. Никто не должен знать, что вся проблема во мне. Внешне мне всегда удавалось оставаться спокойной, но вот внутри меня, в душе все бурлило.

Ольга Юрьевна внимательно посмотрела на меня, словно о чем-то догадываясь.

— Мысль материальна, — шепнула я.

Автобус затарахтел. Водитель смахнул пот с лица, сел за баранку и, выжав сцепление, включил передачу. Мы снова поехали.

Было скучно. Пожав плечами, откинулась на спинку кресла и задремала, слушая музыку в наушниках. Хотя отключиться от реальности не удалось. Я слышала все, что рассказывала нам преподавательница, хотя Disturbed с композицией «Monster» старательно пытались заглушить ее. Что сказать, я поклонник тяжелой музыки. Обожаю группы Korn, Papa Roach, Infected Rain, Combichrist… но также стоит признать, что я частенько слушаю и более молодые рок-группы, те, кто только начинает свой путь. Более того, я сама играю и когда-то состояла в такой группе. Нет, я не говорю, что любая другая музыка плоха. Нет, нет и еще раз нет. У каждого свои вкусы и мы не имеем права их навязывать. Просто я люблю рок! Поэтому из моих наушников всегда по максимуму лупят басы и я этим наслаждаюсь.

Преимущественно это были правила школы, которые именовались Кроносом: нельзя покидать комнату после двадцати трех ноль-ноль, нельзя покидать территорию Академии без разрешения Кукловода или директора Академии, нельзя идти на открытый конфликт со студентами Академии, нельзя пользоваться мобильными телефонами, нельзя ходить к озеру без сопровождения старшекурсников, нельзя портить имущество Академии. Можно ходить только в форме, выданной кладовщиком. Можно обустраивать личную жизнь. Можно развивать собственные необычные навыки. Приветствуется нестандартное мышление и взгляд на мир. Можно…

Я ничего не слышу

Я затыкаю уши

Я ничего не знаю

И мне никто не нужен!

Автобус резко затормозил, и студенты вновь загомонили, выражая свое недовольство. Но в этот раз мы приехали. Всех попросили выйти на улицу. Подхватив сумку, я последовала за остальными.

Ну что сказать? Огромный средневековый замок. Этот замок словно создал ирреальный мир — мир демонов, химер, монстров, которые иронично и задумчиво смотрят на раскинувшийся внизу школьный двор, окруженный со всех сторон густым лесом. Фантастические и чудовищные птицы, гротескные монстры, выглядывающие из самых неожиданных точек. Взгромоздившись на готический пинакль и спрятавшись за шпилем каменные химеры и ведьмаки, кажется, что существуют тут целыми веками. Неподвижные, погруженные в раздумьях над человеческой судьбой, сущностью… Этот замок словно зашифрованный свод оккультных учений.

Поговаривают, что эта Академия несколько раз пропадала со всех карт, словно пряталась от посторонних глаз и как не парадоксально, но в век новых технологий никто самостоятельно не мог добраться до Лемур, постоянно плутая на дорогах и не доезжая до конечного пункта. И создавалось впечатление что Академия появлялась и исчезала, когда ей это было нужно. Этакий Бермудский треугольник.

«Веселенькая история!». И только сейчас я обратила внимание на одежду других студентов. Они все, по меньшей мере, были из богатеньких семей, поскольку все так и кричало о крутых марках, фирмах, лейблах (или как там это еще называется) и тому подобное. Дорогие украшения, хорошие укладки, профессиональный макияж — но при этом девушки были похожи друг на друга. Впервые за всю поездку я почувствовала себя неуютно, в своих-то обычных немного потертых джинсах, футболке и простеньких кедах (ну пожалуй, кеды — это самое дорогое из моего гардероба, что было надето на мне. Если кому-нибудь это о чем-то скажет, то кеды у меня — Converse) — лох это судьба. За моей спиной висело два чехла — ценные вещи, на которые когда-то я угрохала как минимум две зарплаты. И были это две гитары — простенькая акустика и электро. Причем, последнюю я купила с трудом, еще пришлось некоторое время голодать и экономить, как только можно больше. В тоже время, это было самое необходимое приобретение для меня. Хотя последние три года изменили мою жизнь окончательно и бесповоротно. Была еще одна вещь, но своим ходом в Академию запретили приехать (объяснили это тем, что мы заблудимся и не доедем, а ждать нас никто не намерен), поэтому пришлось оставить в гараже — моя алая «Хонда».

К Ольге Юрьевне подошел молодой человек, где-то двадцать три или двадцать четыре года. Высокий, спортивного телосложения, темно-русые волосы и невероятно черные без блеска глаза. На парне был надет простенький костюмчик, состоящий из черной рубашки с длинными рукавами, черного галстука и черных брюк. Но тут так просто одевались все, с разницей, что девушки вместо брюк носили юбки. Отличалась форма лишь цветами. Мной было замечено всего три цвета — белый, черный, красный. Лицо парня показалось знакомым, но память отказывалась подсказать мне, откуда я его знаю или помню. Состояние дежа-вю. Старею.

— Добро пожаловать в Лемур, — Ольга Юрьевна сняла очки и платком протерла стекла. — Факультеты распределены. Мстислав, будь добр, отведи новоприбывших в их комнаты и дай инструктаж каждому из студентов.

— Слушаюсь, — он слегка поклонился. — Следуйте за мной.

Девушки дружно вздохнув, начали прихорашиваться и бросать на сопровождающего томные взгляды. Парни же напротив, напряглись, старались не смотреть на него в упор, видя именно в этом человеке своего соперника — хотя о чем речь идет, на самом деле?! Уверена, что этот Мстислав заткнет за пояс любого из новоприбывших. Девчонки кокетничали и открыто флиртовали, и мне сделалось не по себе — я почувствовала себя чужой здесь.

Мстислав скоро шел по путаным коридорам замка, расселяя новоприбывших (складывалось впечатление, что он пытается поскорее избавиться от всех). Каждому заселившемуся он давал карту Академии. Также он забирал мобильные телефоны, кладя их в сумку на бедре. Ходили долго, но организованно. И вот последнего заселили, точнее предпоследнего. Осталась только я. Мстислав посмотрел на меня так, словно первый раз увидел. Он пугал где-то на подсознательном уровне. Глядя в его глаза, бросало в дрожь, и рождался всепоглощающий страх. Но вместе с этим он привлекал, манил тьмой, которая чувствовалась в его сердце. Не было сомнений, что он принадлежал мраку, по всей видимости, какие-то поступки привели его, поставили на этот путь — во всяком случае, именно это читалось во взгляде. Его душа была тьмой, и он дышал, жил ею. Это почему-то было привлекательно и в тоже время необъяснимо. Но создавалось впечатление, что в глубине души скрывались глубокие незатянувшиеся раны, которые не могли зарубцеваться из-за пережитой боли. Мне казалось, что он знает то, о чем я даже догадываться не могу, но в тоже время меня это касалось напрямую.

— Прости, но места закончились. Ты будешь жить в чердачной комнате. Как только пройдет переселение, тебя подселят к кому-нибудь из девушек, — холодно произнес он.

— Не стоит… мне хватит и чердака, если я там никому не буду мешать, — в тон ему откликнулась я.

Он остановился и, обернувшись, оценивающе на меня посмотрел. Его взгляд смутил и я невольно отступила на шаг назад.

— Витторина?! — спросил он, сверившись со списком, и снова пронзив меня взглядом своих темных глаз.

— Да.

— Ну да, интроверт?! — хмыкнул парень сверяясь с какими-то записями в своем блокноте. Я хотела ему высказать все свое возмущение на этот счет, но он, опередив меня, произнес — Это в корне меняет дело. Иди за мной и не пререкайся.

Он взял меня за руку, свернул в длинный прямой коридор с кучей дверей. Подойдя к номеру «три шестерки» (ну и чувство юмора!) парень открыл дверь, которая на первый взгляд могла показаться незапертой.

Внутри оказалась небольшая уютная квартирка, разделенная на две комнаты и отдельное помещение с ванной и туалетом. Что удивило, так это отсутствие прихожей — вход сразу в большую комнату, гостиная, как мысленно я ее окрестила.

— Располагайся, — парень сделал широкий жест.

Простая комната четыре на четыре. Диван около окна, напротив стоит плазменная панель. В другом углу нашел свое прибежище маленький холодильник. Потолок был обклеен белыми панелями. На полу лежал черный пушистый ковер.

— Да уж… моя съемная в пример не идет, — тихо буркнула я, восхищаясь этим зрелищем, и добавила громче, обращаясь к Мстиславу. — И все студенты так шикарно живут?

— Нет, не все. Каждый обустраивает свою комнату в меру своих способностей и желаний.

— Способностей? — переспросила я и в голове возникли подозрения.

— Да, пошли, покажу.

Он пропустил меня вперед во вторую комнату и вошел следом, встав за моим плечом слишком близко. Стараясь чуть-чуть увеличить дистанцию, я отошла к окну.

— Чего тебе не хватает в этой комнате? — спросил парень, тоже сделав шаг назад.

Я растерялась и смутилась одновременно. Этот гад хмыкнул и покачал головой, словно хотел сказать: «Беда с этими женщинами!». Почти тут же, повинуясь его мысли, около окна возникла кровать, рядом рабочий стол с выдвижными ящиками. Справа, около двери появился шкаф для одежды. Мстислав самодовольно улыбнулся. Мысль творит чудеса. Мысль материальна. Как говорил Вэйн Оутс: «Изобрази в своем мозгу смысл собственной судьбы». Именно так мы и творим свою жизнь. Это было потрясающе и в тоже время, я совершенно не удивилась такому повороту.

— Это твое.

Обернувшись, я с удивлением обратила внимание на то, что парень держал в руках черную форму, сверху на которой лежала карта. Передав мне это из рук в руки, Мстислав удалился, прикрыв за собой дверь. Быстро переодевшись, я посмотрела на себя в зеркало. Невысокая, стройная, хотя и не идеальная фигура. Длинные, даже очень длинные, пепельно-русые волосы, карие глаза. Форма Академии мне идет. Но каждый раз, когда я смотрю на себя в зеркало, я задаю себе один и тот же вопрос: «Что во мне не так?». Не знаю. Я не умею знакомиться, я не умею общаться. Мне сложно. Мне даже понять сложно. Я вышла в общую комнату.

Он лежал на диване, закинув руки за голову.

— Ты что-нибудь знаешь об академии Лемур, Вита? — с улыбкой спросил он, даже не глядя на меня.

— Нет.

— Жаль. Умные люди Лемур избегают стороной.

— А ты дурак, — утвердила я.

— Забавно. О твоем характере отдельное досье написали.

— А что тебе за печаль?

— Не дерзи, — его черные глаза, словно пронзили меня.

— А тебе можно?

Мстислав медленно сел на диване, посмотрев на меня испепеляющим взглядом. Я смутилась. Почему-то стало стыдно.

— И мне нельзя, — парень снова усмехнулся. — Сбор у вас на третьем этаже, аудитория триста сорок, в четыре часа. Если попросишь — провожу тебя.

Я фыркнула и вернулась в свою комнату. Плюхнувшись на кровать, я решила изучить карту. Ничего сложного, но в первое время, пока не запомню расположение комнат, лучше не терять эту бумажку. Посидела, потупила. Мыслей толковых в голове все равно не было. Встала, медленно вышла из квартирки и пошла по коридорам Академии. Красиво тут, хотя и слишком средневеково на вид.

К нужной аудитории я вышла неожиданно быстро — и это при том, что я очень плохо ориентируюсь в пространстве. Двери были открыты и, я смогла увидеть знакомые лица — тех самых студентов, с которыми мы ехали в автобусе.

— Эй, девушка, — один из парней обратился ко мне, для надежности кивнув.

Я прошла в аудиторию.

— Ты ж с нами ведь ехала? — уточнил он и пригладил свои блондинистые волосы. — Я Макс. А ты? Или у тебя это… язык отсох, чтоб представиться?

— Не грубите, сударь, — я нахмурилась. Терпеть не могу, когда мне хамят. На нем была форма красного цвета. Интересно, с чем это связано?!

— О, борзая. Слушай, а че на бухаловку за день до отъезда не пришла? Или типа приличная? Типа только по трезвяку, — однокурсники загоготали. Видимо это была очень удачная шутка, только юмора я не поняла, и это было обычным моим состоянием.

— Слышь ты, упырь, — ярость потихоньку начала клокотать во мне, желая найти себе применение.

Это так. Когда были названы фамилии всех поступивших, тут же нашлись те, кто предложил отпраздновать сие событие. Но мне там делать было нечего. Во-первых, я никого не знаю. Во-вторых, я не умею знакомиться. Во мне просто не заложено такого навыка. В-третьих, я не пью. Совсем. Ну и возвращаясь к вопросу — и что мне там делать? Когда меня пригласили, я вежливо отказалась, стараясь не настраивать против себя народ. На вопрос «Почему не придешь?», увильнула тем, что остались незаконченные дела, которые срочно нужно решит, без всяких там отлагательств.

— И что ты сделаешь? — Макс подошел ближе.

— У тебя запасная челюсть в кармане или годовой абонемент в травм пункт? — я не выдержала и позволила себе улыбнуться.

— Оп-па, грубим, девушка. А, девушка. Или не девушка? Или… — он протянул руку к моему лицу.

Я замахнулась, желая отвесить этому наглецу пощечину, хотя хочется ударить так, чтоб у него зубы щелкнули и челюсть пришлось вправлять. Я почти нанесла удар, и в последний момент мое запястье кто-то перехватил. Макс вдруг заорал как резанный и свалился на пол. Мстислав стоял бок-о-бок со мной и держал мою руку. В его глазах мелькали искры ярости и гнева, и этот взгляд не обещающим ничего хорошего, впрочем, только Максу. Не знаю почему, но я была уверена, что мне ничего не грозит. Да и так, если подумать — я ничего не сделала, чтобы кого-либо разозлить. Хотя сейчас мою голову занимали несколько иные мысли — почему Макс упал? Что произошло? Мстислав к нему даже не прикоснулся, тогда почему парень валяется на полу весь в крови?

— Молодой человек, ведите себя подобающим образом, — Мстислав слегка сместился вперед, закрыв меня собой. — И впредь, уважаемые студенты, никакой грубости и хамства. Вам, наверное, еще не сказали, но тут, в Академии Лемур, это строго карается Кроносом и я привожу его в исполнение.

«Собственно, я и есть — Кронос!». Эта странная мысль словно мелькнула в его золотистых глазах. Что это?

Макса словно ломало изнутри. Он орал, катался, из глаз брызнули слезы. На мгновение мне его стало жалко, но лишь на мгновение. Нельзя кого-либо жалеть — ко мне никогда и никто не был доброжелателен и я не собираюсь другим давать поблажки.

— Благодарю, Шархан, — Ольга Юрьевна вошла в аудиторию. — Смотрю все в сборе. Итак, знакомимся. Это Мстислав, но по имени к нему никто из вас не имеет права обращаться. Для Вас он может быть наставником или врагом Академии. Для вас он Шархан. Насчет хамства. Да, хамство карается по Кроносу. И главный каратель сейчас перед вами. И да, Шархан, хватит уже мучать бедного парня, а то будет как в прошлый раз… Ты же не хочешь снова в больницу ходить, навещать? Да и катафалк опять ждать…

Я стояла как статуя и смотрела на все происходящее. Это было неожиданным и как будто не со мной. Все казалось странным, волшебным. Но сильная хватка Мстислава не давала возможности сомневаться в действительности происходящего. Его пальцы были очень теплые и приятные на ощупь. Почему я на этом заострила внимание? Выдернув руку, я отступила на шаг назад, чувствуя себя потерянной. Мстислав обернулся. Его губы дрогнули и растянулись в чувственной ухмылке. Практически сразу, молодой человек кивнул в сторону свободных столов, приглашая пройти и сесть.

— Подстилка, гребаная, — сквозь зубы скрипнул Макс.

Мной овладел гнев. «А ты не подстилка?! Тобой только полы мыть, особенно после того, что с тобой сделал Шархан!». Мне реально захотелось вытереть об него ноги. И мне показалось, что моя мысль, мое желание заработало.

Тело Макса дрогнуло и в следующую секунду неведомая (или вполне ведомая) сила протащила его по полу. Я смотрю на него и точно знаю — то, что его сейчас волозит по всей аудитории и бьет головой обо все столы лишь моя заслуга. Мысль материальна. В моей голове сейчас звучит песня группы Linkin Park «Forgotten». Мои вспыхнувшие эмоции уходят куда-то вглубь меня, в эту мелодию, выделяя каждый из инструментов и наслаждаясь этим. Макс перестал вопить. Я моргнула и словно проснулась, чувствуя некую неловкость, ведь раньше такого никогда не было — да, мои мысли сбывались в реальности, но не до такой степени, не в том объеме. Студенты смотрели на меня с нескрываемым страхом и неприязнью. Я почти осязала их ненависть к себе.

— Витторина, у вас талант, — Ольга Юрьевна улыбнулась. — С этого урока и начнем сегодняшний вечер. Мысль материальна. Любая. Абсолютно любая. Но лишь от нас зависит как скоро она сбудется. И зависит это не только от желания. Мстислав, Витторина, проходите, пожалуйста, присаживайтесь. Мы начинаем нашу лекцию.

Я чувствовала себя очень неловко. Люди косились на меня и в лицах каждого из студентов можно было прочитать много «лестного» о себе. И вот я опять не понимаю. Ведь не я стала первой задевать кого-то. Максим начал грубить, но почему-то презирают сейчас меня. Почему? Что я сделала не так? Ну нельзя же спускать с рук такое поведение. Или напротив, надо было терпимее к нему отнестись?!? А как тогда расценить действия моего соседа? Пришлось пройти и сесть в самом конце, на самую дальнюю парту. Мстислав же сел в противоположный угол, продолжая усмехаться. Не знаю, что его так веселит. Боковым зрением я замечаю, что он внимательно следит за мной. Мне неловко. Я не привыкла к такому пристальному вниманию со стороны молодых людей. Мстислав кажется заинтересованным. Что же могло его заинтриговать? Или кто? Неужели я чем-то зацепила?

С другой стороны, меня очень обнадежил тот факт, что Ольга Юрьевна не удивилась моим способностям. Напротив, сейчас она говорит о том, что каждый из нас их имеет, только не каждый заставляет работать.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 617