электронная
360
печатная A5
867
18+
Разрешаю себе чувствовать

Бесплатный фрагмент - Разрешаю себе чувствовать

Объем:
292 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-5617-8
электронная
от 360
печатная A5
от 867

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Об авторе

Юлия Святенко — художница, филолог, консультант по диагностике предназначения, автор мастер-классов «Разрешаю себе чувствовать» и «Подари себе уверенность». В 2017 году принимала участие в международном фестивале развития личности «Жизнь как чудо» в Киеве, в 2018 — в Гамбурге.

В 2013 году пробежала полумарафон, практикует йогу и кармический менеджмент.

Юлина страничка в Facebook facebook.com/PonjatSebja

С ее картинами можно ознакомиться на сайте www.yuliasvyatenkoart.com или facebook.com/yuliasvyatenkoart, или instagram.com/yulia_svyatenko_art

К читателю

Дорогой читатель! Я очень рада, что ты держишь в руках эту книгу, которая есть результат десяти лет моих наблюдений, исследований внутреннего мира, осознанного проживания чувств, приобретения знаний и экспериментов с моей жизнью. Опыт, полученный за это время, я постаралась изложить здесь. Я очень хочу, чтобы по-настоящему счастливых людей стало как можно больше, а настоящее счастье невозможно без понимания себя.

Наш мир удивительный и неповторимый. С ним мы соприкасаемся каждый день, сама жизнь — это чудо и бесценный подарок, это дар свыше. Что такое мир, где он? Вокруг ли он или в нас самих? Кто я такая? Я задаю себе эти вопросы столько, сколько себя помню.

Мы рождены в счастье и наша миссия быть счастливыми. Иногда, правда, бывает, что кто-то из нас в какой-то момент жизни мало вспоминает об этом. Я решила написать эту книгу, потому что мне захотелось поделиться с тобой, дорогой читатель, своими знаниями и миропониманием.

Сегодня все больше и больше людей интересуются познанием себя и законов мироздания, что очень радует. Некоторые делают это потому, что настрадались вдоволь и теперь хотят качественно улучшить свою жизнь. Существуют различные способы: поиск безопасности и ответов на вопросы при помощи науки, изучение психологии, обращение к религии и древним знаниям, а также просто к себе… Эта книга повествует о молодой девушке Ольге, очень смелой, потому что она решила заглянуть в потайные уголки своей души и понять себя, свои желания, действия и мотивацию. Она искала безопасности и доброго мира, а чтобы осуществить такое желание, нужно найти мир в своей душе. Смелая Оленька отправилась на поиски дороги домой, к своему сердцу, мало представляя, с чего начать.

Предлагаю тебе, дорогой читатель, (можно я буду обращаться к тебе на ты?) отправиться в удивительное путешествие к сердцу вместе с этой молодой женщиной, в путь, где ей предстоит встретиться и с теми чувствами, о которых обычно молчат или игнорируют. Знаешь, почему она смелая? Потому что у нее хватает силы духа быть честной с собой и рассматривать себя, какая есть и без прикрас. А начиная меняться внутренне, внешний мир реагирует, как отражение в зеркале: порой приятным, а порой, и неожиданным образом, но, в любом случае, изменения колоссальны.

И я в предвкушении представляю, как ты будешь перелистывать страницы… Для меня счастье делиться лучшим, что у меня есть.

С уважением и благодарностью,

Юлия Святенко

Книга посвящается обретению мира в душе каждого человека, а также миру и пониманию между всеми людьми.

Глава I. До

На улице стояла снежная весна. В день, когда как-то по-особенному, ярко и приветливо светило солнце, в знаменательный день родилась прелестная девочка. Смешная и милая девчушечка: глазки большие, синенькие, носик прижатый, ушки остренькие. Мама назвала ее Оленькой.

Затем дни побежали своей чередой — суматоха будней закружила в своем диком танце молодую маму. Оленька же, как и полагается всем детям, спокойно росла. Но, к сожалению, болезненным ребенком: как минимум раз в месяц она простывала. И мама с бабушкой каждый раз сильно переживали.

Бабуля и дедуля обожали внученьку, просто души в ней не чаяли, баловали. Мама тоже очень любила свою доченьку — жизни другой не знала кроме той, чтобы все дочке. Олин папа же был далеко: навестил ее только пару раз за год, а потом и вовсе пропал после развода с мамой.

Родственников по папе Ольга ни разу не видела, только слышала кое-какие рассказы о них. Елена, мама Ольги, работала в трех местах, чтобы обеспечить семью, всегда очень переживая, что не сможет никак компенсировать дочурке отсутствие папы. Разговоры про него были нереально болезненной темой, которую никто не хотел начинать. Оле повезло, что мама и другие родственники очень ее любили, и девочка это знала. Она особенно чувствовала сердцем мамину любовь, хотя внешне и сопротивлялась, ограждая себя от Елены и родных резким поведением.

Пришло время идти в школу. Оленькины дела пошли хорошо — отличница, во всем первая. Учителя нахваливали, мол, какая умная, послушная и талантливая девочка. Пожалуй, это была единственная похвала, которой Оля гордилась и открыто воспринимала. От родных же ей было зачастую нереально трудно слышать добрые слова в свой адрес: например, когда мама хвалила ее, внутри Оли все бунтовало. И Оля пыталась продемонстрировать и доказать, что она плохая.

В общем, все, вроде бы, шло хорошо, и она, вроде бы, была счастлива и успешна, но в душе, ее что-то мучило и терзало. И это чувство росло из года в год.

У нее не было близких подружек: общалась со многими сверстницами, но никого близко не подпускала. Часто ругалась с одноклассницами, потому что Оле казалось веселой игрой соперничать и обзываться. Несмотря на это, домашку по математике давала списывать двоечникам.

Она любила музыку, любила играть на фортепиано, но в один момент, когда ей было уже пятнадцать, она просто стала избегать музыку. Подойдя к фортепиано, прикоснувшись к клавишам, не было более той легкости и радости, как пару лет назад. От этого ей было не по себе, но она не знала, почему так происходит и что с этим делать, как вернуть прошлый задор?

Шли дни. Оля улыбалась, а ее сердце тихо плакало… Оленька изо всех сил пыталась изобразить, что у нее все хорошо и она очень довольна жизнью, но себя не обманешь.

В тринадцать лет Оля встретилась с предательством одноклассников, и тогда сильная девочка внутри нее сломалась.

Мамина любовь всегда была огоньком маяка, который бессменно горел в Олечкином сердце. Когда было трудно, то она вспоминала о нем и успокаивалась, а потом начинала искать выход из проблемной ситуации. Мамина безусловная любовь была путеводной звездой в бушующих сумерках непонятного внутреннего мира.

Время шло своим чередом: дни сменялись ночами, недели — месяцами… Пришел момент окончания гимназии и дальнейшего выбора профессии. Она мечтала писать музыку, но не верила, что творчеством можно себя прокормить. Она и ее мечта жили в параллельных мирах. Несмотря на огонек маминой любви, Оленьке казалось, что у нее нет сил и возможности изменить свою жизнь, что все предопределено по непонятным причинам, которым просто нужно подчиниться.

Оля искала утешения в шумных компаниях и в веселье, но было точно одно — от себя не убежишь! Рассмотрев несколько вариантов высших учебных заведений, решила пойти по пути наименьшего сопротивления, а именно, пойти учиться на журналиста. Как ей тогда казалось, так она сэкономит время и свои силы, чтобы заниматься любимой музыкой, пока она ищет возможности начать хорошо зарабатывать творчеством. Она отказалась от варианта пойти учиться напрямую в консерваторию. «Там очень большой конкурс и „некомпетентные“ учителя, которые никогда не пошли бы мне навстречу, переделывая мой талант под шаблон», — считала Оля.

Так началась новая глава в жизни Оли под названием «Обучение в университете», куда она действительно легко поступила. Первые годы были насыщенными и ей было интересно: много курсов, талантливые преподаватели, ощущение, что сокурсники ее ценят, много нового. На какой-то момент даже казалось, что вот оно — счастье! Потом Оля еще нашла подработку официанткой в кафе. Вроде бы, все шло удачно…

Есть особая категория людей, которые никак не могут закончить учиться и начать работать. Оля была не из них: быстро и легко освоила знания, прошла все курсы, сдала экзамены, написала дипломную работу и… Все чаще ее стала преследовать мысль: «А что дальше?» Чем ближе был момент окончания университета, тем больше была пустота внутри Оли от неопределенности будущего, потому что зарабатывать творчеством она так и не научилась. Где-то подсознательно она понимала, что универ остается за плечами, а также позади остаются те, кто учил, говорил и указывал, как нужно жить и что делать! Наступало время, когда ее начинают видеть взрослой, самостоятельной, как дипломированного специалиста, к которой другие могли бы обратиться за советом. Но для Оли существовало гигантское «но», вопиющее в душе, — она сама не воспринимала себя таковой! «Я ощущаю себя ребенком. Не хочу быть взрослой! Это угрюмо и безрадостно. Цель получить диплом достигнута. Что теперь? Я не знаю… Не знаю также чего хочу, как идти своей дорогой, и как, вообще, понять, что дорога моя, когда никто мне не указывает или не принуждает следовать по определенному пути. Меня одолевают сомнения… А вдруг я ошибусь?! А как же музыка?! Я, как вышедшая из многолетнего заточения узница, которая стоит на пороге нового для нее мира. Свобода — прекрасная и долгожданная, отталкивает меня своей неопределенностью, но и обратно не тянет. Работать журналистом я точно не хочу. Ладно, первое время останусь в кафе.»

Оленька не раз в своих мечтах думала о мировом признании в музыке. Она видела себя на сцене, слышала бурные овации. Она действительно была очень талантлива, но между мечтой и реальностью была пропасть. «Все когда-нибудь обязательно будет именно так, как я представляю, нужно только еще потерпеть и подождать немного», — часто успокаивала себя Оля, упорно придавая большую важность сегодняшним мелким делам и работе официанткой, но успех других простых людей из народа, как назло, рушил всяческие оправдания ее неуспеху. Подсознательно она была убеждена, что, если упорно и безропотно выкладываться на полную катушку на нелюбимой работе, произойдет чудо: кто-то когда-то ее заметит и оценит по достоинству и обязательно поможет, и жизнь наладиться, как в сказке. Вот только незадача — этого «кого-то» она пока не встретила. Так прошел еще один драгоценный год ее жизни. Ольга умело обманывала себя и других, изображала, что довольна своей жизнью, и признавалась себе в своем несчастье только, когда ей становилось совсем невыносимо тяжело, потом успокаивалась и продолжала притворяться.

«В моей жизни все складывается как бы само по себе легко и без явного моего участия: то мне просто нужно подать заявление в кафе и я принята на работу, то просто подготовиться и написать экзамены — уже учусь в универе. Вроде бы, это и здорово, но мне результаты не нравятся. Принять то, что предлагает жизнь просто удобно, но я не чувствую, что я живу свою историю. Я словно сплю или смотрю кино в кинотеатре, где все происходит не со мной.»

У всего есть свой предел — даже сталь ломается при определенных условиях. Последней каплей для Оли стал нарастающий груз непонятных внутренних состояний, не дававший ей покоя. Она бездействовала и отрицала жизнь, себя, грубила маме, никого к себе в душу не пускала и не доверяла. А при общении со знакомыми чувствовала кричащий дискомфорт, словно ее тело сдавливали жгуты. Себя она ругала за это и считала, что это плохо, ненормально и так нельзя, поэтому изо всех сил старалась скрыть дискомфорт, подавить то непонятное, что так ярко чувствовала и изобразить, что все хорошо. Она мучилась, чувствуя себя не такой, как все, и изгоем, которого никто не понимает.

В какой-то момент Оле захотелось сбежать от всех, потому что уровень внутреннего дискомфорта дошел до своего пика. Она задыхалась, устав играть уготованную ей роль хорошей девочки, постоянно оглядываться на мнения окружающих, которые противоречивы и разнообразны. Устав обманывать себя, что случится чудо, когда проснувшись, она автоматически станет знаменитым композитором и жизнь наладится, и все будет хорошо, Оленька услышала себя: «Я хочу быть счастливой!» Такая мысль вызвала удивление своей простотой и ясностью. «Я нашла свой ориентир!» — поняла Оля.

Глава II. Чувства

Чувствовать — нормально! Это одна из наших способностей, свойственная всем независимо от статуса, количества денег в кошельке, поведения, цвета кожи и языка. Эта способность объединяет нас всех.

Разрешаю себе чувствовать!

Утро. Яркое солнце бодро светит в окно — май на дворе. Деревья только начинают покрываться листвой. Причудливые узоры крошечных, нежно-салатовых листиков превращают деревья в кружевные салфетки.

Оля проснулась, потянулась, промурлыкала что-то себе под нос, открыла глаза. Широкая улыбка украсила ее лицо. На душе было сладко, как в детстве, когда-то очень-очень давно. Поджала колени, обняла их. И прислушалась к себе, заглянула с большим вниманием внутрь. Через минуту на глазах неожиданно появились слезы. Впервые за долгие годы Оля не стала им сопротивляться: «Я столько лет игнорировала себя…» Так сегодня рухнула старая, совершенно бесполезная плотина внутри Олиного сознания.

«Сколько же лет я не плакала?!» — и слезы снова хлынули из глаз. «Помню, как совсем крохой запретила себе плакать, то есть, демонстрировать слабость. Думала, что так стану сильной. Помню, как поначалу всячески сдерживалась, когда подступали слезы. Говорила «мне не больно» даже, когда сбивала колени и было реально больно. Так, со временем, я и вовсе разучилась плакать, считая слезы проявлением слабости и уделом неудачниц, неспособных взять себя в руки, то есть одержать верх над чувствами и продемонстрировать свою силу.

А сейчас вот плачу, потому что что-то чувствую и понимаю, что неверным было то решение в детстве. Я не хочу больше игнорировать себя. Тогда вместе с запретом на слезы, я запретила себе обращать внимание и на мои чувства. Получается, я стала себе жестокой мачехой…»

Через некоторое время слезки высохли, зеркала души омылись. Оля вновь ощутила себя настоящей и родной себе, живой. Она дала себе обещание: чтобы не случилось, разрешает себе чувствовать, потому что хочет научиться понимать себя — познать себя настоящую, без маски, которая была ей второй кожей. Впервые решительность и целеустремленность начали действовать ей во благо.

Страх

Шли дни: весну плавно сменило жаркое лето, а Оленька, эта милая девушка, все чаще и чаще прислушивалась к себе, к тому, что происходило внутри. Помня про свое обещание, она периодически спрашивала: «Я чувствую?» В те минуты мир вокруг замирал, время переставало убегать и пространство наполнялось тайной, что ей безусловно нравилось.

В очередной раз опаздывая на работу, но все же успев на автобус, довольная Ольга плюхнулась на свободное сидение, а затем услышала разговор женщин, сидевших неподалеку. Если быть точнее — она услышала одну только фразу, прозвучавшую словно для нее о том, что нужно уметь вовремя осознавать свои чувства, помогая себе и спрашивая: «Что я чувствую?» На следующей остановке женщины вышли, а Оля осталась сидеть с «открытым» ртом. Эта фраза очень удивила ее, ведь она никогда раньше ничего подобного не слышала. Простой вопрос тронул своей непомерной глубиной и осознанностью.

Ее родственники никогда не уделяли особенного внимания внутреннему миру. Они скорее просто жили по привычке, шли по протоптанной ранее дорожке, не пытаясь изменить свою жизнь. Мамина мама, вообще, запрещала внешне проявлять любовь, считая, что нежность нужно прятать и демонстрировать делами: уборкой дома, стиркой, приготовлением пищи. «Ладно, нечего осуждать бабушку, — подумала Оля. — У каждого есть свои на то причины».

Простой вопрос: «Что я чувствую?» глубоко запал Оле в душу, и она стала задаваться им все чаще и чаще. Отвечать поначалу было трудно, потому что Оленька мало умела придавать чувствам словесную форму. Чувства она воспринимала ощущениями в теле. Несмотря на это, продолжала спрашивать себя в разных ситуациях и при встрече с разными людьми: «Что я чувствую?» Иногда мы даже сопротивляемся ответам только потому, что подсознательно понимаем — ответы могут изменить нашу жизнь, указав и на нашу ответственность в происходящем.

Ангелина, хорошая подруга Оли, уже на протяжении многих лет увлекалась йогой. Естественно, она рассказывала о занятиях и даже не раз приглашала Олю прийти на урок. Это приглашение Оля откладывала на неопределенный срок по причине нехватки времени. Сейчас же, желая перемен в жизни, она приняла решение попробовать. Плюс ко всему, лето и прилив сил также располагали к физической активности. Первое занятие Оле понравилось, а особенно то, что во время занятия йогой нужно слушать себя, свое тело и концентрировать свое внимание на «здесь» и «сейчас». И как позднее стало известно — йоги учат, что прошлое ушло, будущее еще не наступило, поэтому нечего волноваться: есть только сейчас.

В пятницу, как обычно, был запланирован поход в магазин за продуктами. Там встретилась старая знакомая, которой требовался работник в офис. Оля казалась подходящим кандидатом, поэтому знакомая, не раздумывая, предложила ей это место. В обязанности Ольги входили бы общение с клиентами по телефону и электронной почте, оформление заказов и связь с поставщиками. Оля была удивлена неожиданностью такого предложения, но вскоре секундная радость от новой перспективы стремительно сменилась судорогами в желудке и невозможностью ни вдохнуть, ни выдохнуть. Вежливо сказав: «Спасибо! Я подумаю», — она стремительно пошла к кассе и скорее домой!

По дороге были предприняты попытки понять, что произошло. Сначала получалось только описать ощущения, но назвать их не получалось. Вспоминая детально все, что так ярко почувствовала, она постепенно успокоилась и расслабилась, а затем четко и искренне спросила себя: «Что я почувствовала?» Теперь ответ пришел легко, словно в сердце распустился бутон красной розы: «Я почувствовала страх». Оля оторопела на секунду от такого открытия. До этого момента ей бесконечно трудно было признать, что она, внешне всячески изображавшая из себя такую крутую и самоуверенную молодую женщину с высшим образованием да еще и прыгнувшая разок с парашютом, может чего-то бояться. Всю свою жизнь она не хотела даже просто признать факт, что она может по-настоящему испугаться. Конечно, как и все, она иногда произносила вслух фразу: «Мне страшно», но это были пустые пафосные слова и игра со слушателем, чтобы потом еще раз подчеркнуть, что она бесстрашная и может совершить по-настоящему рискованный и бесшабашный поступок.

Говоря «Мне страшно», она никак не осознавала самого чувства страха, к тому же она думала, что показывать свой страх позорно и отвратительно! Да и вообще, многие говорят, что бояться нельзя. Говорят также, что бояться вредно, а как не бояться и что такое страх, молчат. А жизнь устроена четко, как часы, она идет независимо от осознания ее законов и механизмов. Незнание законов не освобождает никого от ответственности. Поэтому подсознательный страх будет творить нашу реальность, создавая пугающие ситуации и события, пока мы не наберемся честности и смелости осознать, что же действительно происходит. Рассуждая дальше, Оленька поняла, что страх возник перед будущим, где ей опять пришлось бы делать нелюбимое и мало интересное дело, которое в очередной раз отдалило бы ее от мечты.

Итак, Ольга впервые в жизни призналась себе, что ей было страшно, ощутив страх в полной мере и осознанно прожив его. Раньше под страхом она понимала только общие понятия: высоту, воду, огонь. Ее удивлению не было предела, потому что в магазине она испугалась как раз-таки не этих конкретных вещей, а одного из вариантов возможного ближайшего будущего, по сути — просто своего представления о нем. Затем пришло осознание, что изображая железную леди, ей приходилось отказываться от женственности, потому что настоящая женственность подразумевает проявление чувств, в том числе и признание страха.

У Оленьки часто болел желудок, и были проблемы с дыханием. Порой она просто не могла глубоко вздохнуть. Своего дыхания, как такового, она часто не замечала, потому что это более тонкие ощущения, чем сильный мышечный спазм в области желудка. Для того, чтобы осознать процесс дыхания, нужно систематически наблюдать за работой маленьких мышц в теле, а именно в области ребер. Занятия йогой стали находкой и помогли научиться понимать и замечать процесс вдоха и выдоха, а также учиться дышать осознанно, задействовав все легкие. Тема, связанная с дыханием очень интересная, но вернемся к Оленьке. Таким образом, осознав свой страх, она смогла заметить, что ее тело как-будто сжималось, чтобы спрятаться от опасности! А где это легче всего сделать? Конечно, в легких при задержке дыхания перед очередным вдохом и минимальным, почти незаметным поглощением воздуха. А как это сделать проще всего? Посредством сильного спазма глубоких мышц в области желудка. Олино тело ликовало, что теперь над ним будут меньше издеваться, лишая его кислорода.

Далее пришло осознание привычки подавлять свой страх, доказывая, как на словах, так и поступками, вроде прыжка с парашютом, всем вокруг свою смелость. Она вспомнила, как часто шла против себя, только, чтобы доказать и сохранить свой статус бесстрашной. «Боже, сколько сил было потрачено впустую! И ради чего?» — недоумевала Оля. Она вспоминала, как ее было легко спровоцировать на разного рода опасные мероприятия, например: самостоятельно прокатиться верхом на лошади, когда все ее тело пребывало в страхе, как стало понятно теперь. Она не хотела, но считала нужным поддерживать иллюзию смелости, потому что нельзя было отказаться. Ее подружка реально любила и умела ездить верхом, а Оля знала, что езда верхом опасна, да и она не умеет. Но привычка заставлять себя и подавлять страх была сильнее. В тот раз это чуть не стоило ей здоровья, так как в какой-то момент лошадь начала вставать на дыбы…

«Для чего страшные ситуации повторялись в моей жизни?» — спрашивала себя Оля. Ответ может шокировать: «Для моего же блага». Тут, конечно, можно начать бурно возмущаться, доказывая абсурдность такого открытия, но разве жить в постоянном физическом стрессе легко и приятно? Позволив себе осознанно побыть в состоянии страха, понять, что с ней происходит, понаблюдать, какие именно ощущения в теле, а также, какие мысли роятся в ее голове, страх отступил и тело расслабилось. Благо также заключалось в том, что в будущем Оля сможет выбирать, а не подчиняться страху, действуя по привычке. В честности с собой также был бонус: с каждой новой мыслью все отчетливее видела Ольга свою ответственность в выпавших на ее долю страданиях и неприятностях. Подавление страха лишало жизненной энергии и свободного времени, ведь ей приходилось бороться с собой и постоянно доказывать свое бесстрашие тем, кто, как ей казалось, нарочно провоцировал ее, сомневаясь в ее смелости. Теперь она понимала, что часто они и не ставили задачу спровоцировать ее, что это она сама сразу воспринимала их слова, как угрозу ее статусу бесстрашной девушки. Она пообещала себе помнить о своем выборе, о том, как реагировать на слова других.

Прошла неделя. Оля, запомнив, что почувствовала, когда ей было страшно, спокойно и смело признавалась себе в страхе: «Да, я так чувствую. Да, я могу бояться. Я начала осознавать свои чувства». Правда, удивлению Оленьки не было предела потому, что страшно ей было раз по пять в день: то за будущее, то ошибиться, то темноты, то растолстеть… Очевидно стало и то, что боялась она часто своих же собственных представлений, потому что с ней в те моменты ничего опасного не происходило. Например, в четверг ей казалось, что в квартиру может ворваться грабитель и лишить ее жизни. Да и в газетах пишут разное… Мысли о человеке, который может ворваться к ней, и ранее приходили в голову, отнимая много сил, пока она по десять раз проверяла закрыта ли дверь. «А ведь такого может никогда и не произойти! Получается, я просто мучила себя такими мыслями.»

Другим поводом для страхов оказалась боязнь повторения неприятной ситуации: в пятницу была назначена встреча с одной знакомой. Женщина эта была громкоголосой и периодически недовольной жизнью, властной и любящей поучать других. Она хотела, чтобы Оля обучала ее внука игре на фортепиано. Идя к ней навстречу, Оле было дискомфортно и, как она потом осознала, страшно. Страшно, потому что эта женщина как-то давно накричала на Ольгу, когда той было лет пятнадцать. С тех пор прошло много лет, но подсознательный страх остался. Вспоминая подобные ситуации, когда на нее могли накричать с обвинениями, Оля заметила, что ее тело съеживается, а плечи высоко поднимаются — ощущения не из приятных. Неосознанный страх всегда проявляется на физическом уровне. Зажим разных групп мышц, как заметила Оля, был для нее типичным вариантом. «А сколько маленьких мышц в нашем теле!? Тех самых, которые расположены очень глубоко и выполняют важнейшие функции, например, помогают дышать или поддерживают позвоночник, или позволяют нашим пальчикам рук быть активными и резвыми», — призадумалась красавица.

«В лабиринтах страха можно блуждать бесконечно, пока не откроешь глаза и не примешь реальность», — сделала вывод Оля. Страх управлял ею до тех пор, пока она не стала замечать его. Когда заметила и признала, что боится, то у нее появился выбор: доверять свою жизнь страху или довериться жизни и здраво рассматривать, что происходит вокруг и решать, как лучше действовать. Также появился выбор: мучить тело, просто пребывая неопределенное, часто долгое время в страхе, или осознать причину страха и ощутить свою свободу и силу выбора. И, как она заметила, тело с удовольствием сотрудничает с сознанием и расслабляется, когда переживание страха обнаруживается.

Олина подруга, Ангелина, рассказала, что, когда ей страшно, то у нее мороз по телу проходит. «Чувства могут проявляться по-разному и это нормально — мы все уникальны, наш опыт уникален, но, несмотря на разное проявление страха, мы все способны его чувствовать», — думала Оленька. Ей очень нравилось, что она стала заботиться о своем внутреннем мире, задаваясь вопросом «Что я чувствую?»

Еще один огромный страх Оленьки — страх скорости. У нее были права, но водить машину она боялась. Недавно она честно призналась себе в этом. Боялась, потому что казалось, что из-за кустов неожиданно выскочит какой-нибудь сумасшедший или дикий зверь, а она не справится с управлением, попадет в аварию. Конечно, это страшно, когда скорость шестьдесят километров в час и больше, но страх присутствовал и на совсем маленькой скорости. «Ну и как тут водить машину, когда только и представляю себе такие ситуации и не могу концентрироваться на том, что на самом деле происходит!?» — удивлялась Оля, а потом вспомнила, как когда-то ранее прочитала в одной книге, что человек, стоя на обрыве, боится потому, что думает о возможном падении, а не потому, что реально падает. При этом на самом деле в момент, когда чувствует страх, он крепко стоит на земле и рядом нет никого, кто может толкнуть, то есть он не упадет. Таким образом, получается, что страх никак не связан с тем, что действительно происходит. Получается, что человек в этот момент просто забывает о настоящем, погружаясь в мысли о будущем, которое может и не наступить, теряя самое дорогое — то, что есть сейчас.

Страхов может быть много: это и страх потери, любви, например, страх за жизнь и перед жизнью. «За любым страхом всегда кроется ресурс», — говорят мудрые люди. Для Оли признание наличия страхов стало дверью, которая открыла истинный путь к себе, к гармонии с собой. Также говорят, что нужно идти в страх, чтобы преобразовать его в ресурс. Если кто-то боится попасть под машину, то прыгать под машину — это не ресурс, а обесценивание своей жизни. Другой пример: взять и попросить помощи, несмотря на свой страх, искренне и приятным голосом, без претензий и требований — это укажет на ресурс, открывающий новое понимание взаимоотношений и возможности доверия людям. Безусловно, разумность во всем хороша и здорова. Нужно учиться реально оценивать, что происходит и с какими людьми мы взаимодействуем.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 867