электронная
100
печатная A5
301
18+
Разоблаченная морока, или Тоска по родине

Бесплатный фрагмент - Разоблаченная морока, или Тоска по родине

Стихи

Объем:
82 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-5036-6
электронная
от 100
печатная A5
от 301

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Libretto

Марина Цветаева

Overture

Диалог из ЖЖ

Атлантида, мать моя…

I. Patetico

Тоска по Родине

Не потому что

Презрение к городам

Мега-полисы

О чём мечтаю в Новый год

Ложь, правда…

Из нынешних людей

Отец

Герой того времени

Перемен хотели?

II. Appassionato

Я не с вами

Властобрюхие

Мозгляки

Ну, и что ж вы, суки…

Красно-коричневый снег

Послание Путину

Сомнение духовного отца Надежды Толоконниковой

Если ты увидел гея

Упрямое мнение

Устал от митингов

III. Eroico

Катакомбы

Песнь пилигрима

Мой горний мир

Горючее

Есть такие у нас «патриоты»

Весенний призыв

Молчаливый страж

Печаль 9-го мая

Что такое боль

Пора

Россия-кошка

Coda

Когда в сиреневом пареньи

Тоска по родине! Давно

Разоблачённая морока!

……………………………………

……………………………………

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,

И всё — равно, и всё — едино.

Но если по дороге — куст

Встаёт, особенно — рябина…

Марина Цветаева

Overture

Диалог из ЖЖ

Не_любовь: …Изменимся сами — Родину обретём вновь..

То, что сейчас — чуждо…

Оттого мы и маемся, что сильно изменились… не по доброй воле… но по малодушию.

Вот и слова «лишь бы не было войны», святые, выстраданные, возникшие после Победы святой, многие уже поносят, смеясь, как над чем-то «совковым»…

А мне иногда кажется, когда умрут все «совки», останется что-то совсем не совковое, но… может быть, не останется и этого чувства у людей — «тоски по Родине…»

И это будет уже какая-то другая Родина..

А сможет ли она стать другой?

Россия сможет стать другой?

Не знаю… не уверена…

Духовность уходит..

А это и есть душа России…

Если задумываемся — значит, не можем этого принять…

значит, должно что-то поменяться…

мы должны поменяться.

Без нас, духовных, нет России духовной…

Назад… к творчеству:) — к поэзии, к литературе и к музыке… к песням… — забывать нельзя — там душа…

Дон_Сервантес: Очень хорошие слова говорите, спасибо. Да, назад к творчеству, к поэзии, песням… Я вот поймал себя однажды на этой мысли: назад, назад… Но не в прошлое, а в будущее:). И зазвучала в душе «Патетическая соната» Бетховена. Музыка борьбы, благородной страсти, нежности. И как же я давно её не слушал! Мне кажется, в наши души напустили какой-то мертвящий туман — всеми этими «вопросами дня». А вопросы дня решаются верно, если твои глаза устремлены в вечность. Не иначе. Но стоит встряхнуться разок хорошенько, и нет его — тумана. И страха нет. Есть горькое осознание упущенного времени и страстное, до болезненности желание перевернуть мир «обратно» — с головы на ноги. Вернуть на место. Открыть горизонт.

Не_любовь: Вот видите, назад, в будущее, но.. с наследием Бетховена…:)

Кто-то — на Чайковского обернётся, Рахманинова, Прокофьева… Шостаковича вспомнит…

А это те самые корни, которые всё-таки… в прошлом, как бы грустно это не звучало…:)

Потому и написала — назад… к творчеству…

Подпитаться…

Хорошо, что у нас оно есть — такое вот прошлое…

Насчёт мертвящего тумана… А мне иногда наоборот всё кажется излишне блестящим и обманным…

Нет сегодня «тоски по Родине»…

нет чего-то такого типа «Когда волнуется желтеющая нива»

или «Дни поздней осени бранят обыкновенно..»

За подобным мы идём в прошлое…

Главное — есть на что обернуться…

И эта возможность сравнения и рождает тоску по Родине…

Но и открывает горизонты…

Потому что, если ощущаем эту неудовлетворенность… невозможность приспособиться-приноровиться к туману мертвящему, обволакивающему со всех сторон, и не устремляемся к блестящим миражам, значит можем отличить настоящее от ложного…

И ожидаемое будущее становится яснее…

Дон_Сервантес: :) Да, главное — способность различать…

(http://don-servantes.livejournal.com/7178.html)

Атлантида, мать моя…

Атлантида, мать моя!

Ты была иль не была?

Так куда ж ты уплыла

В окияны и моря?

Где бы бросить якоря?

В мире нет ни грамма суши,

Где б не ели суррогаты,

Не торчали б банкоматы,

Не стреляли бы солдаты,

Не насиловали бы уши.

Ты зачем на дно ушла?

Лучше места не нашла?

На Земле всё гаже, гаже,

Не спасает душу даже

Одинокий мой протест,

Ни фантазии, ни книги,

Ни аскетские вериги,

Ни компьютер, ни пиво,

Ни того и ни сево.

Атлантида! — Вот те крест!

Появись из пенной бучи! —

Я реальностью замучен.

Фантастичный материк!

Лучше всяких Америк!

Он не проклятый, как Штаты,

Где за всё грядут расплаты.

Не оболган, как Россия —

Жертва вечной агрессии,

Неподкупна и светла —

Разворована дотла.

Не затрахан, как Ливан,

С юга, запада, востока

В силу важности религий —

Хоть совсем и невеликий.

Не в чадре, вон, как Иран…

Без туристов, как в Бангкоке,

Что в дешёвом тёплом море,

Полном пота и песка

Всё кишат, ё, как треска,

И цунами им не горе.

Не разбомблен как Белград,

Как Кабул или Багдад,

Как японский Нагасаки

И вьетнамский Хошимин.

Не попался он в просаки

Фрейда, Маркса, и Вольтера,

Дарвина и Робеспьера,

Мао, Буша, Тони Блэра…

Как подсказывает вера,

Путь свободен, нету мин.

О! куда же уплыла ты,

Атлантида, Матка Бозка,

Вот ведь, мать твою, загвоздка —

Нету места для души,

Для души моей крылатой

Ни в столицах, ни в глуши.

Так всплыви же, Атлантида,

Посели меня в себе,

Буду я атлантидидом,

— сыном буду я тебе…

I. Patetico

Тоска по Родине

Душа, как комната…

Окно открыто, батареи стылы.

Несёт с проспекта смрадом гилым,

Матом, снегом,

И тянет внутрь, как в омут…

И не спастись убегом.

Обнажены все нервы,

В камине сердца чернота,

И в помыслах нечистота,

И с языка слетает скверна.

А где-то там — излучина реки

Блестит сквозь березняк на косогоре,

И по оврагам родники

В цветочном сборе.

А где-то там, в церковном хоре,

Поверив воскресению Христа,

Пылают голоса, как береста,

В мажоре и миноре.

И облака в алеющем узоре

Нагромождают в небе города —

В закатном фантастическом просторе.

А здесь — беда и холода.

И поезда всё реже ходят.

Всё чаще лучшие уходят

Из позаброшенной страны.

На всех — печать вины

Перед собою, перед Богом.

Где ж наше «лишь бы не было войны»?

И не стоит ли уж она перед порогом

Как месть небес?

Клевещут крикуны.

Гуляет бес…

Не потому что

Мон шер, я вдрызг напился

Не потому, что в горе иль в беде,

Не потому, что б с другом закутился,

Иль истину нашел в вине.

Не потому, что потерял работу,

Иль смысл в том, что делаю сейчас.

Не потому, что пятница, суббота,

Не потому, что бы учах Пегас.

Не потому, что власть у нас ужасна,

И в душах воцарился хам,

Не потому, что жизнь моя напрасна,

И я забыл дорогу в Храм.

Не потому, а потому что…

Да, — грустно, скушно,

И всё — такая ерунда, —

Как поперчённая вода. —

Понятно, что не всё по плану,

Не по мечтам, не по дарам,

Не по Евангелью, не по Корану,

А по неведомым тропам.

Всё как-то буднично-печально…

Любовь-горчица сердце жжёт,

И на глаза не театрально

Слеза скопившаяся прёт.

И обнажь весь раздрай вселенский,

И тонет в мировой тоске,

И хочется молиться зверски

От забытья на волоске.

Не потому я в дрызги пьяный,

Что жить устал и не хочу, —

Мне рай пригрезился нирванный,

На миг его хоть приручу…

Презрение к городам

Зачем вы, города-братцы?

…Что делаете, святотатцы

В праотцев память? —

Длите жизнь-занудь,

Не паша, не сея,

Здоровые мужики и бабы,

— Сатанеете, —

Бабла бы!?

Какого ты хрена живёшь,

Юрист, банкир и охранник, —

Хлеб жрёшь

Короед? Карманник.

А ты — художница срама,

Дорогая реклама? —

Всё ляжки кажешь, —

Не хочу. Хоть и не откажешь.

А ты, вьюноша пестроухий, —

С пивом наперевес под мухой, —

Недоношенный,

С речью перекошенной

В мат, слэнг, дрянь, —

А приодетый, глянь —

В штанишки от Гуччи.-

Маму твою зря вспучило

Тобою

В случайной постели, —

Вот и тупой ты,

Таракан похмельный.

А вы, торгаш с торгашихой, —

Вас сколько уже вообще? —

Больше, чем АшДваО в борще. —

Чем торгуете лихо? —

С Эквадором

Гонконгскими помидорами, —

Во, куда забрались, молодцы! —

Уже ничего своего нема, —

Одна хурма,

Блин, — купцы.

А ты, чиновник администрации, —

Пшёл-ка на липосакцию, —

Жирный трутень, —

Прочерк тебе, а не трудодень.

А ты, вождь, ё-маё, член партии,

Автор хартии, —

Не Цицерон —

М… звон,

Чесарь языком по влагалищу,

Трепло. Со товарищи.

Ну, а ты, голова в зомбоящике? —

Шизомонтажник из Кащенки,

Знаменосец свободы слова, —

Вша лобковая, —

Что вещаешь ты миру? —

Помойка эфирная.

Все вы, гигантская свора, —

Воры. —

Не пахари, не строители,

Не учители, не воители,

Не творцы, не работники, —

Шмотники.

Шелуха-семя,

Лишние рты в племени…

Мега-полисы

Мега-города — не цивилизация, —

Временная прострация.

В них невозможно жить,

Размножаться. Любить.

Храмы теряются в улицах,

Души плутают в закоулицах, —

Психологизируются,

Атрофируются.

Корень зла — скопище. Вавилонская башня.

Лучшее — погибает в загашне,

Худшее — празднует пир.

Избранный — восседает эмир.

А Неизбранный, Данный

Не успевает зализывать наши раны.

Любит. Плачет по нам. Ждёт.

Тихо, настойчиво зовёт.

К лучшей — из всех мыслимых — Жизни.

Оттягивает момент. Тризны.

Человек и толпа — несовместные вещи,

Лично — каждый обязан Вещему.

Перед вечностью — каждый один,

Как Бог — Един.

А любовь — это скрепа

Для нас — нелепых и лепых.

Друг с другом. И с Ним,

С миром, созданным Им.

Скрепу рвут мега-грады,

Душ преграды.

О чём мечтаю в Новый год…

О чём мечтаю в Новый год?

По Красной площади пройтись.

В Москве найтись.

Не потеряться.

Гуляй, улыбчивый народ —

Нам некого бояться.

Смотреть на девушек в снегу

И ласково, и робко,

И озорно нести пургу —

Играть словами ловко.

И ждать с волнением ответ —

Не на слова, на взгляды —

Давай, неси свой культпросвет,

Мы этой чуши рады.

С мальчишками офонареть,

Катиться с горки юзом,

Ура! — от куража балдеть

Расхристанным по пузо.

И не оглядываться настороже

На тень в гирляндном блике.

Не кувыркнуться в вираже

От выстрелов и криков.

И не стоять под козырёк,

Прикидываясь штатским,

Чтоб не проник сюда зверёк

С машиной адской.

Чтоб не собрались чужаки

С дубьём и «осами»,

И чтоб свои же дураки

Не били в нос им.

Чтоб не было ни чужаков, ни дураков,

Не пустовала Красная.

И ель не выпала бы из оков

Огней прекрасных.

Чтобы за стенами Кремля

Не прятались от вече.

Не тлели, в темноту дымя, —

Горели свечи…

Ложь, правда…

Ложь, правда — где ж? —

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 301