электронная
320
18+
Расскажи, расскажи бродяга

Бесплатный фрагмент - Расскажи, расскажи бродяга

Pulp fiction

Объем:
332 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-5842-9

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Дела американские

Купил я как-то антирадар. Это прибор такой хитрый. Устанавливаешь его в машине, а он на экранчике выводит: полицейский радар впереди, 200 футов. Или, активизирована камера скрытой фотосьёмки фактов превышения скорости. Ну, ценная вещь. Одна беда. Не во всех штатах нашей части Америки такие хитромудрые вещи разрешены. Вот, например, в Мериленде можно, а через дорогу переехал — дистрикт Коламбия, Вашингтон- город. Уже нельзя. Вообще, в США в каждом штате своя полиция, в городах своя, в парках своя, да и много где. И никакому централизованному руководству полиции всех сортов и видов не подлежат. Если преступления совершаются там на территории нескольких штатов, то ими занимается не местная полиция, а наше Федеральное бюро расследования. Пресловутое ФБР. И раскрывает, если сможет. И законов для всей страны единых нетути. Совсем. Английское уголовное право, основанное на прецеденте, то-есть, принятом ранее судебном решении, в корне отличается от российского и, скажем, французского. Когда-то гениальный Наполеон от эдакой вот дикости отошёл, а его Кодекс Наполеона послужил основой законодательства практически всей Европы. Кроме, конечно, основанной на снобизме и ярых идеях собственного превосходства над всеми Англии, примкнувшей к ней по неволе Ирландии и ещё кучки разных отщепенцев. К сожалению, Соединённые штаты даже победив Англию в ходе революции, сохранили бредовые юридические псевдотрадиции. И не только. Меры веса и других измерений в Штатах Америке тоже очень даже существенно розняться с принятыми человеком разумным. Постоянно приходится судорожно пересчитывать, а сколько это в человеческих цифрах будет? Наприме: озы, фунты, дюжины и кварты с галлонами. Рехнуться можно от фитов и всяких паундов. Слава Богу, хоть в деньгах навели порядок, cистема эта десятичная, a то бы так и меряли мани в гинеях, шиллингах, суверенах и пенсах. Правда, должен вам заметить, мы, простые русские люди, можем считать деньги в любой валюте, лишь бы они были! Вот так. Проверено. Однако, тут мы вернёмся в грядущее. Любая страна имеет свои особенности, отличия и приметы. Не всегда резкие, но имеет. И, естественно, Соединённые штаты, не без этого. Господа! Когда я читаю наши новости, или смотрю телевизор, сердце моё сжимается от ужаса, а затем пытается спрятаться в пятках. Боже! Что твориться на необъятных просторах родины индейцев племени Чероки и там всяких Навахо с Делаверами! Спаси и сохрани. Стреляют, грабят, наезжают машинами и топят другу друга путём строительства некачественных дамб! Продажа населению оружия уже привела к тому, что численность популяции покупателей, если смотреть через некую подозрительную трубу, стремительно падает и по экспоненте стремится к неощутимо малым числам! Сенат и Конгресс, забыв про раскуривание трубки мира, (которое и так было запрещено Всемирной организацией здравоохранения) выкопали томагавки войны и несут друг друга по кочкам. До их полного примирения! С летальным исходом! Активисты странных направлений в физике любви, утверждающие на голубом или розовом глазу, что их система взаимопроникновения лучше, звонче и чище, устраивают парады с публичным выливанием водки в сточные канавы и сортиры. То что эта водка местная, а не русская, их не останавливает. Поскольку они по секрету сообщают, упиться можно и текилой с ромом. То что перед выливанием дурни водку уже оплатили, их не останавливает. Не у всех в Америке нет денег. Как мы легко можем убедиться, у богатых свои игрушки. Девиз «купи и выпей», заменён на «купи и вылей!» Тут, впрочем, все довольны! Демонстрации, собирающие на марши разгневанные миллионы и ярко свидетельствующие о том, что что-то не так, идут нескончаемыми потоками. Что говорит не столько о неком неблагополучии в обществе, сколько о том, что масса людей могут себе это развлечение легко позволить. И только выйдя на улицу, где под окнами нашего дома бегают бурундуки и пятнистые олени, белки ведут нескончаемые любовные игрища и мирно летают разные птахи в тихом и спокойном небе, ты убеждаешься, не всё ещё потеряно. Кстати! Более похожего на русских народа, даже внешне, я не встречал. Особенно часто русские типы встречаются среди афроамериканцев. Вот поставь только антицветовой фильтр, или примени лёгкий отбеливатель, русская морда лица проглядывает легко и сразу. Правда, по части взятия лоха на понт нахрапом, агрессии и отбивания отрицанием всего жизненного, местное население от нас крайне далеко. Я так думаю, не доросли ещё! Слабаки! Вы только подумайте, местные аборигены почти всегда начинают фразу не со слова «нет», не с: «я думаю», а со слов: «мне кажется, что вы совершенно, мистер, леди правы, однако…» Ужас просто. Я иногда даже теряюсь. Инстинкты, туды их мать! Но, это так, лирическое отступление. А теперь по существу, а-то забуду. Я там, в начале своего малого-таки сообщения, про радар или антирадар начал. Так вот! Оказался прелестный этот прибор орудием мерзких китайских триад, вынашивающих грязные планы против честных автомобилистов Америки! Однажды, когда я ехал с обычной скоростью в 65 миль, вполне в пределах знака, антирадар грозно запищал и текстом на экране сообщил: Внимание! Впереди разведён мост. Проходит пароход. Примите меры к избежанию столкновения. Я вообще обалдел. Никаких водных преград на не раз проезженном мною пути не было. А антирадар продолжал: Ваша скорость свыше 200х сот миль. Сбросьте скорость. На мокрой и неровной дороге вы получите автопроисшествие. А между тем ярко светило солнышко, скорость оставалась прежней. Я плюнул и поехал дальше, выдернув китайское чудо из розетки, от которой оно нагло получало свои ватты или вольты. Чего точно, не скажу. Физика для меня дело такое же тёмное, как и китайские антирадары! Приехав домой, я взял агрегат и отнёс его в трашкен, тo- есть, бачок для собирания вторичного сырья. Пущай там вещает! Может кто ещё попользуется!

Вечером

Я сидел предвечерней порой у зажжёного камина в глубоком кожаном кресле. Ничего не делал и делать не собирался. В доме царила совершенно немыслимая у нас тишина. Наше население, включая жену, куда-то всё подевалось. По делам разъехались! Три малых девчонки в доме! Жена сына. Моя жена! Какая там тишина? Огонь завораживал. По поленьям бежали искры, пламя скрипело, и с дымом летело в трубу. Света на улице хватало, так что огромные безлистные уже деревья, растущие сразу за домом, раскачиваясь под порывами ветрами, служили неким живым экраном, отделяющим близкий лес от ухоженных кустов и детского городка на нашей земле. Зелёная трава, редкие осенние листья и огромные голые ветви, как голые руки мифических лапидов, тянущиеся в тщетной тоске в небо. Толстое стекло слайдовой двери, служащей и огромным окном, отделяло от меня холодок этой осенней погоды, внезапно налетающие мелкие порывы дождя и холодного ветра. Хорошо! Когда-то я непременно добавил бы Бунинское «Затоплю я камин, буду пить. Хорошо бы собаку купить!» Но не купить мне больше собаку. Потому, что умирают они раньше нас, оставляя неутешную печаль по другу. Была, ох, была у меня белая в рыжих пятнах на ушах бульдожица Абигейл. Это для собачьего клуба и родословной. А для нас просто Булька! Живой сгусток любви и обожания всех членов нашей семьи, сторонник только одного правила в отношении посторонних: Я лучше знаю. Всех порву! Когда моей Буле было восемь месяцев и размером была собачка с варежку, на меня бросилась и укусила за руку, а я спасал своего щена, двухгодовалая хаски. Волк как волк, только сине- серой масти. Но ошиблась, сучка! Распрямившись мгновенно как боевая пружина в «Макарове», Булька взмыла в воздух, вцепилась в пасть нападавшей и повисла, сжимая челюсти, медленно, но верно окаменевавшие. Мы с хозяином хаски разняли собак. Хаски поджала хвост и трусливо дрожала, a моя Буля рычала и снова рвалась в бой. Вот с тех пор мы и перестали быть хоть какими-то там авторитетами в отношении чужих. «Рвать, ничего не дожидаясь! И все дела!» Умерла моя Булька через одиннадцать лет. Царство тебе бульдожее небесное. Не говорю — собачее. Драка будет! И не пью я. Надоело! Никогда в жизни себе в этом не отказывал, иногда, бывало, и чрезмерно позволял, да вот тут, в США, так пахать физически приходилось, нельзя было пить. И курить! Сломаешься, страховки медицинской нет, всё полетело к чёртовой матери! Да и возраст поджимал. Когда тебе за пятьдесят, а конкурируешь с молодымии неграми и латино, надо быть в хорошей форме. Был у меня знакомец, подчёркиваю, не друг, не приятель, просто знакомец. Некто Илья. Смылись они с женой из Белоруссии, из славного города-героя Минска. Их дочь, свалившая за бугор ранее, дала подписку, что будет содержать родителей, вызвала отца с матерью, да и кинула их, узнав, что чего-либо путного им вывезти не удалось. Бывает! Илья помыкался по ХИАСАМ и синагогам, стонал, ныл и выбил бесплатное жильё, фудстемпы-талоны на получение товаров в магазинах бесплатно, статут беженца и разрешение на работу. Для примера! Моя жена, поскольку родилась в Америки, имела гражданство США. Так вот, своей гражданке дали сумму всего в 1450 долларов для обустройства, с условием её полного возвращения в течение следующего года! Месяц проживания в съёмном аппартаменте нам стоил около 500 долларов. Да, ещё пока найдёшь работу, пить, есть надо. И на транспорт деньги. И на мелочи, типа лезвия и зубной пасте со щёткой. На счета за газ и электричество. То, да сё! А вот беглому еврею из Союза все блага. Но, вот тут и заковыка вышла. Нам рассчитывать приходилось только на самих себя, мы и пахали, как рабы на галерах, a Илья, едва сердцем приболев, побежал в госпиталь. Мол, погибаю. А тогда мода была, чуть-чего, под нож! И резали его, и вставили некую там механизьму для выправления ритма сердца. Бесплатно. Прошло время, уже уровня жизни Илье стало мало, статус сейчас, а он служил когда-то Главным инженером всего Минскстроя, был слишком для него низок, да, и показать решил дочери с мужем ейным, мол, он ещё как, ого-го, и ваще, зарабатывать сможет. Пришёл к нам, я тогда пахал в кинотеатре с 14-тью залами. И не менеджером, а кем быть прикажут. Bсё только бегом! Уборщик, кассир, продавец коки и хатдогов, грузчик, киномеханик, билетёр, сменщик кино- вывесок, и т. д. Рабочий день — 12 часов. Перерыв на обед — 30 минут. Можно поесть принесённый с собою бутерброд, поделиться половиной его с негром, который сидит рядом и смотрит тебе в рот, так посидеть. А в остальное время на своих двоих. Ничего? Расжалобил меня дурака и сердобольного русича Илья, пошёл я к руководству, и договорился, а в США с улицы на любую, пусть самую чёрную работу никого, практически, не берут. Так и устроил беглого рэфьюджи уборщиком. Нормально! Какой чёрт мог тогда знать про операцию на сердце? Стал Илья работать, покуривать себе начал и немного выпивать! Mесяца через три мой коллега, идя домой, увидел выставленный на улицу перед домом приличный диван. Здесь это всегда означает — берите кто хотите, добрые люди. Илюша этот диван короткими перебежками к себе домой допёр, сел и умер! Совсем! Что мне на другой день его жена наговорила, не поленившись придти в кинотеатр! Благо, закалка у меня была. Я всякого за свою жизнь наслушался, да и видел всяких. Чего это я о грустном? Давно дело было. Похоронили Илью стоя, в одной простыне, всё по вере его. Ну, царство тебе твоё. Лежи, жди Мишиаха! Тьфу! Стой и жди. О! Вона белка за окном. Вроде тоже на меня с укоризною глядит. Вот тут, и правда, наша вина. Собрали мы в большие такие мешки, числом штук сорок-пятьдесят, уйму листьев с участка, и все её тайные схроны и кладовочки прахом пошли. Нетути их! Ну, извини, серая. Да! Pыжих белок в нашей части Америки нет. И летом и зимой они серые!

Робинзонский Ливерпуль

Пацаны! Я книжку одну читал. Приключенческую. Так и называется «Приключения Робинзона». Это такой облегчённый вариант, ну, не для взрослых когда. Слова убрали трудные, матерка нашего добавили для связки. Короче, приспособили. Чего говоришь, Лысый? Банкуй, мол? А я тебя, гниду, спрашивал про разрешение начать? Ты чего, с понтом дела, распоряжаешься. Толян, ты поближе. Две саечки для бодрости и сахарок с завтрашней пайки. Что б не чирикал. Деловой! Слушаете? И вот, в одном английском городе жил-был моряк. Он, правда, не совсем моряком являлся. Хотя, как тут посмотреть. Если человек в море ходит и профессия у него с морем связана — моряк. Но, это к сути дела не относится. Потому что окончил мужик этот университет. Что для моряков той поры и вовсе являлось делом неслыханным. Тогда на улицу из этих самых университетов выпускали попов, адвокатов, алхимиков и врачей. Все эти профессии на корабле не нужны были. Если помрёт кто, то сами ему скажут чего-надо, на доску, к ногам груз и за борт. И тебя бы так надо Лысый! Ну чего ты микраша ковыряешь? В лоб тебе парнёк сам закатать не может, а ты и пользуешься. Толян! Ещё две и шмазь. На долгую и добрую память. С оттягом работай! А врачей иногда брали. Мало ли какая там хвороба в пути встретится. Иногда и вылечивали! Редко только. Потому, старые времена, наука ещё себя не превзошла. И вот из города одного, Ливерпули. Город так назывался. Как понял я, ливер, он и в Африке есть ливер, требуха человеческая. И пуля понятно что. Вот и назвали. Там не разъясняется. Да и так понятно! Вот из города этого вышел корабль, и на нём в поход пошёл врач судовой, звался Робинзоном. А по фамилии Крузо! Или это другая книжка была. Про Гулливера? Разберёмся! Шли моряки в волнах, время тоже шло, совсем как у нас. Мы вот сидим, а срок идёт. Tам буря началась. Море же, оно такое, как даст, так и Вася с Васясей. Только брызги летят. Все взяли и утонули. Как их и не было, a врача этого, который Крузо, на берег выбросило. Живого, правда, но не очень. Ближе к мёртвому. Утром глаза открыл, ручками ножками подёргал, что такое? Неподвижен. Думал врач сначала, что парализовало его. У нас во дворе так было. Очнулся Петюня Кочет, потянулся, а ничего грабками сделать не может. Сам потом рассказывал. Он ногами дрыгать, ни-ни! Тоже не шевелятся. Испугался до смерти. Думал, по-пьяни замуровался где, али баба его дурында живым захоронила. Оказалось, в дурке огинается. Такую «белку» словил, семером вязали, a он всё вырывался и на столб электрический лез. Кричал, что книжку читал про исцеляющую силу тока. Так пришлось на Петюню рубаху такую надеть, с рукавами длинными и по всему низу со шнуровкой. Да закрутить со страшной силой, а то он всё рвал, так что и одолеть не могли! Вот и Робинзон прочухался окончательно, видит, весь он верёвками обвязан, под него доску огромную подводят, с понтом грузить и вывозить, a куда молчат. Может на кладбище, а может и на мясо пустят. И людишки вокруг мелкие какие-то, лилипутами оказались. Да вы, наверно, цирк видели такой. Все маленькие, в блёстках, а главный у них здоровый и пузатый. Что делать? Он вырвался и бежать. Видит остров посреди лагуны. В кустах весь заросший. Так шасть туда. А там, а там… Дикари костёр жгут и приспособились такого же как они жарить. Страшное дело. Позади лилипуты с доской своей разделочной, впереди шашлык живой мастрячать. Куда бежать? Тут Гулливер сразу и призадумался. Какой Гулливер? Так у этого хрена два имени было наверное. Как у нас. Вот я, к примеру, Виктор Степанович Приголубь-Отбросить! И редкую двойную фамилию имею. Плюс кликуха «Коцарь»! У того фраера английского тоже вроде два имени было. Я так смутно помню, давно читал. Ещё во время отсидки прошлой. Гулливер, это когда он по лилипутам и прочим гуигмам работал, а Робинзон когда Пятницу голубил. Вы меня тут с толку не сбивайте. Я даю по-порядку! Гуигмы кто такие? Лошади благородные. Всё у них как у людей, а люди для них вовсе ийеху. Я специально названия заучил. В натуре, обложишь кого x**ми — сдуру обижается. Так я приспособился ийеху называть. Самые гандоны штопанные, а совсем они не догадываются, как я их припечатал. Потому, книги надо читать. Чем такие эти вот типы противные будут? Объясняю! Bот как оно пошло навыворот! Лошади оказались чистюлями и умницами. Из их стойла вышли, дома все людские заняли. Живут-поживают. Чай с сахаром пьют. Сытёхоньки! Да не знаю я, чего они ели. Но не камень же. Лошади прокормиться, как тебе покурить. Травка нужна. Её и ели. И там просо всякое с овсом. Чего найдут. Хоть бы и чачавицу. Лошадь не разбирает. Утроба большая, пока набьёшь, так не до разносолов. Ты вот, Лысый, когда баландёр рыбкин суп разносит, так со дна погуще просишь? Вот и лошадь так же. Только траву. А люди между тем в ийеху у них превратились. Живут стадами, ругаются вечно, помойку всякую жрут и чуть чего там со слабым каким, так как ты Лысяра-профурсет орудуют. В яму загонят и ссут на него всем кагалом, а при том какашками закидывают. Веселятся и отдыхают, значит. Так что Робинзону это понравится никак оно не могло. Он вполне уже и руки мыл свои иногда и ложкой пользовался. А тут Ливерпуль в себя пришёл. Тьфу! Не Ливерпуль, а Гулливер. Вышел к иноземным островитянам, накидал им по почкам и всему организму, да жаркое ихнее осовободил, те, которые все дикие, убежали. Может ещё кого пошли ловить, не скажу, не знаю. Но, наверное! Пожрать то он им так и не дал. Им бы сети на тех лилипутов выставить! Ума что ли не хватило? Не в курсе я. А чудика этого недосьеденного Робинзон Ливерпуль Пятницей назвал. День, вроде, такой был. Но как он определил, то я тоже не знаю. Какая пятница может быть на острове необитаемом? Там по песне всё. Гольные понедельники! Да нет, не подельники. Совсем с мысли сбили. Спать пора. Всё! Все по шконкам, босота. Обнял машку и кочумай во сне. С Пятницей!

Протосознание

Всё пропало. Господин Государственный секретарь, истинно говорю Вам. Президент Путин — это Сталин и Гитлер в одном стакане. А тут ещё эти памперсы поперёк встали. И консистенции вещь странной, каменной! Итак, я продолжаю. Слышащий — да услышит. Сик! Неустанно приходя в сознание, тьфу. Неустанно будоража общественное сознание, я официально заявляю, миру нашей демократии настаёт кирдык. И я не боюсь этого слова. Кто не с нами, тот где-то! Сравним. Кто не прыгает, тот янки, — кричали и прыгали на Кубе. И сейчас: Хто не скаче, тот москаль! Поражены? Один в один, а ведь я же предупреждала, теперь пожинайте вами не посеянное. Ветер, значить! О!

«Само понятие святое, оно нам как яйцо крутое, не разобьём, так не съедим, но и другому не дадим.»

Я доступно излагаю? Ещё и не то скажу. Правда, она такая, её резать надо, что бы, аж, визжала в тональности соль минор мерзавка. Откоси! Пардон.

«Обноси хоть всю планету, где увидишь правду эту, только здесь, в местах закрытых…»

Та-там тара-ра та там о, жюрдюи. Музыкальная пауза! Для мосье Макаревича и прочих Юриков-музыкантов. Попутно. Кто знает, чем роднятся имена Петя и Шурик? А я знаю, не скажу. Но Путин безусловно тиран и диктатор, свято попирающий волю кучки негодяев, угнездившихся среди тут! Как сейчас помню, Чехословакия, удобно повернувшись задом, подставила себя Гитлеру. Момент, и Судеты проглочены, a Польша, это милое создание детской непосредствености Чемберлена, Даладье и прочих Рузвельтов, одним мигом всосала в себя не её Тешевскую область Чехословакии. И, не поперхнулась и об агрессии не кричала. Потому как, люди, что моё, то моё, а твое, тоже моё. Золотое правило как любого дурдома, так и европейской политики. Но мы не такие, как всякие там. Один из нас, простой рабочий парень Билли Клинтон, давно уже вам сказал, что на переворот, устроеный светочем демократии, неким Горбачёвым, были отпущены нами с Капитолием сумасшедшие миллиарды. И это не правда, хотя и всё и о нем. Ничего сумасшедшего в святом стремлении помочь встать на истинный путь нет. Клеветникам России ещё отольются наши с Сахаровым и Солженициным гонорары. Хрен вот вам, гандоны, а не печататься в наших западных средствах истинно массовой дезинформации. Так я, бишь, о чём? А, да! Правительство и Верховная Рада (и чему рада?) Украины предлагают простой выход из создавшегося в России положения! Хенде хох, аршлейкерс! — это говорю вам я, признанная на одной шестой части полусуши (всюду эта гада Япония) самой несокрушимой женской крепостью со времен бабушки русской революции Кусковой! Да! Вот! Именно, это положение самодостаточно, изящно, и, где-то даже, мило. Внемлите и рьяно восхищайтесь «Девушка Сара серебряной ложечкой помогает сама себе». Когда бегут из сурового боя морские пехотинцы США, то эту простую песню использует взводный сержант. И ритм, и образ, служащий помощью в суровом облегчении, как в строю, так и в казарме. Где у нашей армии, а я всё ещё называю те два сломанных трактора, на которых выезжают парадировать русские, пардон, меня пипл, военачальники, армией, такие зажигающие себя мелодии? Именно, как сказал не нам поэт, что знать у слабого родилась ты народа. Нет у них серебряных ложечек. С ними, да и то, только на Западе каждый дурак родится! А умными, давно подмечена следующая закономерность, дураков не сеют, не жнут, сами родятся. И при ложке серебряной. Ужас какой! Серебро пудами, все с мудами, а у которых не болтается, с теми общественность, в моём лице, не считается. Чего-то я, кажись, на пословицы и поговорки перешла. Да, и Слава Мошиаху! Язык развивается, чуть в ленты не завивается, какую тут херню ни скажу, в точку. Во, дал мне боже речи дар! Внемлите тираны, глумитесь над нами. Или это большевистская? А кто теперь знает песни, которые я у пионерского костра пела? Там даже можно про сегодняшнее положение в России сыскать. Да вот, хоть эта: Вихри враждебные веют над нами, тёмные силы нас злобно гнетут, в бой роковой мы вступили с врагами, нас ещё судьбы безвестные ждут! Почему молчать? Тихий час в лечебнице? Я этого так не оставлю. Меня люди многие знают. Есть кому побазарить. Хоть бы и сеструха по диагнозу, миляга Клинтон. Которая Хиллари. Мазу легко за меня держать будет. Чего я блатую? Так милок, ты полечись с моё, с контингентом здеся попересекайся, на такой фене заговоришь, блатная музыка стихами Агнии Барто покажется. Всё! Закон порядок любит. На, передай меморандум врачу. Пусть в Вашингтон отправит спецсвязью. Уже сплю. «Гудбай, Америка, да!» Храп!

Странная вещь

(обереутские бредни)

Лысый дедка жил в лесу,

Там молился колесу,

Ел медок и пил росу.

Вдруг запался на красу.

Коли всё пошло на су,

Я тебя, мой друг, спасу.

Рифмой этой обнесу

Из словес сплету косу.

У людей большой изъян,

Коли кто без водки пьян.

Красный мнёт словес сафьян

Милый мне Адабашьян.

Пусть не остров, но буян,

Страшным гневом обуян,

Как то раз курил кальян,

Парень правильный Толян.

Только заправили сей водный инструмент не табаком, а опиумом. Вот человек и сильно рассердился.

Охота ему наркоманом становиться. Лучше махнуть стакан лишний. Или стакан лишним не бывает? История!

Он проснулся, перевернулся, всех, в натуре, разогнал.

Убегайте вы поганцы, затеряйтесь среди скал,

Я не стану наркоманом, это вам прямой сигнал.

Потому что из кальяна смерти видится оскал.

А тут подошёл бывший пионер Петя Иванов, который Красной шапочке честное слово не пить давал. А она ему:

Пионеры всей страны,

Были прошлому верны,

Не просиживай штаны,

Коль не знаешь глубины.

И в чернильнице-непроливайке тонули. Пьяному море по колено, а остальное и привязать можно!

Не храни кирпич в кармане,

а Елду за воротом,

Помни, истина в стакане,

А рифму на «за воротом» и искать не буду. Мы, обериуты, какую херню ни напишем, всё одно, лыко в строку. А вместо маку сами знаете что и куда! Я лучше обкончу заканчивая окончание.

Как за воротом елду

У себя я не найду,

Значит тут прокрался враг,

Он ведь тоже не дурак.

Две елды или одна,

Тут и справка не нужна.

Конечно, для вражины наличие двух ёлд станет приметной достопримечательностью. За сим, бывайте. Пламенный обериутский привет. Ганнушкина. Отделение один. Острое. Коли напишете, значит скоро встретимся. Сизокрылов Бенедикт. Аутор.

Разговор

Зря вы всё это! Я авторитетно заявляю, без моего участия ни одно дело в мире не делается. И, таки, не только на планете Земля. До самого края Ойкумены космической. Чего это последнее обозначает? Пожалуйста. Может кто знает, что такое газгольдер? Ну, башня такая с тёплой водичкой внутри. А? Не слышу! Так вот Ойкумена к газгольдеру не имеет никакого такого отношения. Особенно, тут я как бы подчёркиваю, космическая. Категорически! Вот вы, может, слыхали, железнодорожные колеи в стране нашей и на Западе, но не в Монголии, разницу имеют. Я первый на это указал. И обьяснил. Тут всё дело в математике. Те, которые у них, они дюймами считать приучены, а мы, наоборот, литрами и сантиметрами. Потому система десятичная. У них в серёдке дюжина. И меряют на фунты, дюймы и фурлонги. В то время как славяне издавна в поприщах всё мерили. То есть сколько чего лошадь выпить может! Даже поговорка у них народная была, пьёт, как лошадь! Устарела она сейчас. Я кино смотрел, там артист один Савву Морозова играл. То ли Казарьян, то ли ещё как-то. Чёрный такой. Но не Адабашьян. Этот помельче будет. Правда, оба талантливые. Так в том кине лошади, аж, целое ведро шампанского налили. И что же? Не пьёт, сволочь. Напитком людским брезгует. Выход нашли конечно. Потому гримёры с бутафорами допили. И ещё за водкой сбегали. Лошадь! Только и есть радости, голова большая. С другой стороны мяса её в сервилат не добавишь, не тот выход. Вот помню к столу винегрет взять. И красный, и вкусный, а есть нельзя. Почему? Так я в столовую опоздал, они двери и закрыли. Вот он винегретик-то, на прилавке лоханка целая, а не укусишь. Так и с лошадью. О чём разговор? За жизнь, братан, толковина. Сиделец? Глумились тираны, терзались, гады, над вами? Вихри всякие веяли? Садись. Нюхать будешь? На, клеёк высший сорт. Не обессуть. Закусить нечем. Пробирает до действительного пупапомрачения. Как нам Чапаев говорил: Я, лично, крестьяне- народ, за Интернационал. А тут один там с поправкой влез, да давай Василия Ивановича пытать. Ты, слышь, говори-отвечай, — говорит, за какой? За Второй или за Третий? Или трёхсполовинный? Что делать? Только Чапаев герой народный был. Как на него сядешь, так и говорить нечего! Сразу спросил того вражину: А винтовка твоя игде? Тот и заткнулся, у него окромя нагана и винтовки никакой не было. Одно слово, комиссар. Он там ещё шубу баранью зашивал. Перед отъездом. Только не на лошади, а на машине такой, старенькой, да на ходу. Ну, конечно, не такая, как у Ленина была. Сам Ролс-Рой с царской конюшни. Забор пониже, труба пожиже. Однако, уехала, стервь. И комиссара увезла. А тут казаки пришли. В шапках таких меховых, с газырями. Ножики длинные, удобно часовых резать. Те, как та птичка, даже не чирикнули. Или вот Роза наша к примеру. Да вон она. Роза, спой цветик, не стыдись. Пошёл бы я в подмандёнок? Оно бы неплохо, да надобностей давно нет. Да и места эти у тебя как подходы к замку Шиповничка, позаросли. Всё в колокольчиках, а не розанах. Ты ж в бане года полтора не была? Что бы на тебя позариться, это голодным волком зимним надо быть. Тому всё равно что хавать. Думаю тобой волк отравится. Ну, это его дело. Не хватало нам, людям, ещё и за волков переживать. Один так и сказал: Тщательно пережёвывая пищу, ты помогаешь обществу! Эй, Скутья! И за что тебя из монахов выгнали. Аппетит хороший, ржёшь, как крокодил, и зубов нету. Никого покусать физически не можешь. Прямо, апостол грекокатолический! Только пообносился малость. Ряса ешё ничего, а трусы красные с чёрными рыбками — перебор. Что, всё равно не видно? Ну, ты даёшь! У тебя же ряса только спереди. А сзади ты из тюля кусок пришил. Вот оно чудо света — от жилетки рукава. Надо бы у тебя поискать и от мёртвого осла уши. Зачем? А я отвечу! Вот ты холодец любишь, это который и стюдень будет? Молчишь? И правильно! Продукт сей из самых тебе отборных сисек-пиписек делают. В том числе из мёртвых ушей. А из живого никто пока холодец не варит. Потому сбежит. Хоть вот тебя, Скутья, ежели в кастрюлю и варит шесть часов, то что? То-то! И так любой! Всё, моя очередь.

Давай, братан, нюхнём на раз, и сим восславим унитаз. Поскольку в мире жёстком нашем нет места Таням и Наташам! Так смело лезь на щепку щепка, кто на клею, наклеен крепко! Ура! Вот оно солнце свободы!

А чего профессор наш тут ещё написал? Вот мутата. Неразборчиво, а его уже не спросишь. Из него сейчас черти гороховый кисель варят. Он умер, точно, умер, явив собой картину, я поэт, зовуся Свечкин, от меня всем хер овечкин! Ха-ха! Это я точно подметил. Спи моя радость, усни. Падает!

Общение с народом

Здравствуйте, земляне. Как тут у вас всякое? В смысле разумного, доброго, вечного? Не стоит? В каком смысле? А, в смысле не стоит и обсуждать. Понятно. Братья по полу, как великий поэт сказал, мужики. Никого я не хочу обидеть и ни на что не намекаю. Да я не за этим, просто к слову пришлось, так у нас повелось, а затем не срослось! Я дико извиняюсь, профессия отпечаток наложила. Вы, люди русские, всё прозой говорите, а я поэт россиийский бряцаю на лире. С кимвалами! Вы совершенно правы. Вирши, басни, инда, и на серьёзные стихи замахиваюсь. Вот например:

Поэт — он честь свою блюдёт, моральный гнёт его гнетёт. Но, вынув из карманов руки, мне рукоплещут даже суки! Я сам могу и сам хочу, могу к врачу и палачу. Но всё же лучше бы сто грамм. Я не люблю ненужный драм!

Пробирает? То-то. Спасибо, я присяду. О, и стакан. А это чего? Лучше и не спрашивать? Вот она где сила мудрости народная. Ведь простые люди, а как точно подмечено. Один наш русский поэт, такой же как я простой человек, так прямо всем говаривал: Перо к руке, рука к бумаге, мгновенье, и стихи свободно полились. Он прост был и вы тоже. Родство поэтических и народных душ. И выпить был не промах! Мимо рта не носил. Пил эту, с названием таким малороссийским. Вспомнил. «Вдова Кличко». Ваше здоровье! Однако! Ебительская сила. Это куда же она пошла, что, аж изо рта пузырики? Так на войне с проблемами и стеклоочиститель божий дар? Это точно! Будем!

Ах, едрёной мамы вошь,

Ну, не пей, кады не хошь.

А уж коли пропустил,

Думай — это был этил.

Вскоре сам всё разберёшь,

Коль метил, тады помрёшь!

Вот так и рождаются великие стихи. Собственные впечатления, пропущенные через восприятие, украшенные поэтическими дарами и опубликованные. Хотя бы и в виде устных высказываний, но, перед аудиторией! Благодарю, с удовольствием. Мы ведь поэты как устроены? Всё в себя, всё в себе и уже отттуда наружу. Извините, в себе не сдержал. Конечно, бывает. Вот, если помните, дружили великих два писателя. Лермонтов и Пушкин. Пересекались часто. Там по бабам сходить, то, да сё. Пострелять на дуэли какой. Ну, развлекались. Гении же! И друг над другом любили подшутить. Это порой у них до смешного доходило. Купаться раз пошли, Пушкин в воду, а Лермонтов его стихами огорашивает. Стоит, мол, Пушкин в воде, по самые муде. Шутка гения! А Пушкин и отвечает: Стоит Лермонтов на суше, в ушах беруши, ждёт суши, а получит хренов пачку от Саши. Так смеялись, у Пушкина чуть мозговая нитка не лопнула. Или, вот, тоже поэт был такой, Фетов фамилие. Тут я и сбиться могу. Вроде про зелёный шум писал, а то весны, весны ждала природа. Тоже очень смешно! Сами подумайте — зелёный шум. Это как? Мы — поэты, ох, не просты. Иногда ночью проснёшься, так Маяковский писал, — горелой спичкой слово запишешь, а утром гадаешь, зачем и чего. Он так один раз слово «ноги» на коробке спичечном накарябал. Чуть не неделю думал, куда эти ноги деть? Некуда! Разве что на хер одеть! Так и матерился, потому край. И переживал очень, что кто-нибудь узнает и напишет про него, что он облако в штанах! Вывернулся, бродяга. Поэму назвал про облако, а ноги от солдата, войной оторванного. Так и писал классик: Как солдат, оборванный войной, бережёт свою единственную ногу. А сам застрелился. У него насморк сильный был, руки часто мыл, а с мылом-то всегда проблемы. Гражданская война была. Мыло и то съели. Взял браунинг, и ку-ку Володя. Хоть o дверь стучали, а исхитрился. Катаев, этот хоть не поэт, но присутствовал, про венец в книге своей потом, долго спустя написанной, тоже помянул. Гляди, вон понесли, говорит, мозг Маяковского! И какой хрен почтеннейшего в морг занёс? Они два братана были. Один Катаев, а другой тоже Катаев, только под псевдонимом Петров. Так тот, который не Петров, с Есениным даже Серёжкой попивал и дружил. Придут, бывало, на вокзал, билеты там купят в Рязань, а затем бутылок сорок пива. Так пока пьют, осознание им приходит, сегодня никуда ехать не стоит. В поездах-то тогдашних таких тёплых сортиров как щас, не было. Вот! Так они билеты продадут и дальше пиво пьют. На вокзале с этим без проблем! А что, и выпью. Раз пошла такая пьянка, мимо рта не пронесу, сидит муха на полянке, пьёт из чайника росу. Надо этот образ запомнить. Свободолюбивая муха с негодованием отвергает любое поползновение на её непричастность! Сильно! Буль, буль! Опять пузырики, но в этот раз крупнее. И как тут будешь не радоваться. И выпивка, и салют, и иллюминация. В одном стакане в прямом самом смысле любого слова! Я тут прилягу, пожалуй. В единении с народом самая сильная сила. Вы уж тут без меня держитесь. Нет молодца сильней винца, он сказал, поехали, и махнул. Вот это было сильным творческим продвижением в нужном направлении. Сплю, моя радость, уснул, если успел и махнул. Хррр.

Встреча

Здорово, старичок. И куда канаешь? В школу? Ну, ты сказал. Весь из себя деревянный, полено, поленом, и в школу. Да не, без проблем, Буратинушка. Ты чего, меня совсем в натуре не помнишь? Поле Чудес, фекс, брекс, кекс? Пересекались же? Я ещё с шалашовкой был. Алиса кликуха! Лиса по жизни которая. Братан, ворот отпусти. Я ж к тебе без претензий. Встретились, раньше виделись, вот и заговорил. Ты без обид. Сам пойми. Я — кот, Алиса — бикса бановая. Она, чего там, под кем. И мы на эти сольдо в «Трёх пескарей». Жрать-то надо. Ей сколько и с кем без разницы, а мне и на жизнь, и на баб. Каких баб коли Алиса рядом и даром? Ты, братан, не путай. Вот у тебя лошадь для скачек на ипподроме будет, так станешь ты на ней на работу ездить? Вот то-то что нет! Лиса для денюшек, а прочее сам добывай. Ей самой так мужики нужны, как мне Буратины. Извини, вырвалось, но только по сути, точно. А у тебя какие дела? Да не может быть! Мальвина за Карабаса вышла. Вот стервь! И это за всё твоё хорошее. Артемона хотела на колбасу продать вьетнамцам. Ты гляди, чего творится. Звереют бабы без наблюдения. А этот, двуполый, что плакал всё и стишки читал. Типа того: Пропала Мальвина, невеста моя. Назначен начальником тайной полиции? Замаскированный агент охранки Тарабарской короны? Во, дела. Не, я торчу. Это он, значит, всех нас в разработку взял и пас. Знать бы где стража тайная дремлет, да туда. Только нет таких мест. Везде бдят, гады. Слышь, Буратина, а может по маленькой? Я угощаю. Кьянти там. Или граппы. Можно и Чинзано. И пиццу пяти сыров. С перцем и пепперони. Да вот кафешка как раз. Садись. Официант! Два по триста граппы, Чинзано нам бутылку, пиццу целую. И, поворачивайся быстрее, чего как неживой? Бура! А как у тебя с театром дела? Ты же и ключик нашёл и дверку. Нет больше театра? Это как? Папаня твой, Карла, на дуру нашу Коломбину губу раскатал, да в Венецию прошвырнуться отправился, а руководить всеми в театре финансовыми делами Джузеппу Сизого Носа оставил? Это он голова! И чего? За два дня тот пропил всё? Как сумел? Большой талант, таких ценить надо и хранить с ногами в цементном тазике у Тортиллы в пруду. Там и стоит, но легче не стало? Понятно. Ты пей, пей. Чего меньжуешься? Мы ж кенты по жизни. Такие дела проворачивали. Помнишь, как я слепым работал? А как ты вокруг дерева смолистого бегал, пока Карабасушка полностью не влип? Молодость, молодость. Так ты на какие хрены сейчас живёшь? В школе работаешь? И кем? Трудовик! Сильно! Дуремар у вас в школе ботанику с зоологией преподаёт? Самое ему там место. Тебе чего? Вот старое бульонное мясо! Ты ж петух, куда ты к фартовым правильным пацанам подсаживаешься? Нам же не отмыться потом. Так и руки никто не подаст! Оборзели мастёвые. У нас в Евросоюзе чуть не главными стали. Голубые, сами, блин, Папу Римского подменили. Главный католик, и за однополые браки! Конец света! Правда, ему всё одно! У них там испокон веков такие традиции. Друг друга имеют, харятся по-чёрному, а на нас, остальных, епитимьи накладывают. Мы с тобой люди простые. В случ чего, просто хер на всё прочее кладём. А эти папские ребята в митрах с подходцами. Мол, мы друг друга можем. Вы друг друга по-всякому, а моральные уровни Папа определять будет. Исходя из общечеловеческих стандартов! Как и в зоне. Ты прикинь! Пошёл в церковь, руку пидору поцеловал, а завтра сам в петушатнике. Каково? Сам себя опустил! Только у нас всё в зоне по-честному. Петухи — у параши, пацаны — по шконкам, а жарить уродов доступных в порядке общей очереди. Ветеранам воровского мира — социальные, там, льготы. По-людски! Как и во всём цивилизованном мире! Ну, вздрогнем! По одной, и за милую Бога душу! Лихо ты! На спирте метиловом тренировался? А, ну, да! Тебе это дело без разницы. Бревно! Был поленом, стал мальчишкой, воду пил с большой одышкой. А метиловый спирток, не надев с утра порток! В школу не пойдёшь сегодня? И правильно! Зачем? Выпил человек с утра, весь день свободен. Слушай! А пойдём к Тортилле в гости. Выкупаемся, сплетни послушаем. Нет? Лучше пойдём с доберманами побуцкаемся? Не, братан. Это тебя за что возьми, не укусишь. А меня, Кота, они живо на ленточки распустят. Так что, бывай! Пойду я. Куда? Именем Тарабарского короля… Опять! Я ж только отсидел. Мяу, и в рожу. Буратино, мудохай ближнего и не забудь про дальнего, а то он приблизится и отмудохает тебя. Всем пасть порву, моргалы высосу. Буратино вперёд!

Интервью

Здравствуйте! В эфире канал «Все сто». Мы точно знаем с какими интересом и нетерпением ждут наши сограждане раздела последних новостей. Ещё бы! Точность и гласность, правдивое освещение и глубокий анализ, сросшиеся с профессиональным мастерством ведущих, не зря вызывают милое любому сердцу удивление, а, порой, и зависть со стороны наших друзей-соперников! Два мира, два мнения. И любой может оказаться прав. Или прав со своей точки зрения Наша же задача проста. Я не побоюсь уподобить себя петуху, активно разрывающему кучи навоза, в поисках не им туда ранее положенного жемчужного зерна! Итак, у голубого, как ранее уподобляли, экрана я, Вафлик Мюнстер.

Тележурналист, ведущий и, по совместительству, аналитик, психоаналитик, анальгетик и просто так человек, глубоко переживающий те огрехи, которые приходится героически преодолевать сегодня. Хотя и появились они даже не вчера, а скорее остались нам в наследство от предыдущего режима, когда народ соседней страны, грубо попирая национальное, стремился вывести всех нас к благам и дарам цивилизованного мира. Правда, понимая это по-своему, и отдавая то, что и ему доставалось не сразу и с трудом. Сегодня у нас в гостях представители прогрессивной части нашего общества. У многих складывается впечатление, органы министерства внутренних дел незалежной республики, это какие-то монстры, собирающие поборы на дорогах, насилующие девушек-селянок на просторах страны и убивающие простых снайперов, впрочем как и других не вооружённых ничем, кроме колов, цепей, бутылок с зажигательной смесью мирных демонстантов. Но, это не так! Очищающая весна унесла в прошлое огрехи, а оставшееся, плавающее на поверхности, собрала, сплотила, разбавила добровольцами и зацементировала. Правда, все должны понимать, ни один новый механизм вовсе не идеален. Все его части должны притереться друг к другу. Образно выражаясь, скрещивание ужа с ежом и сливание и перемешивание воды и масла — вот основы журналистской деятельности. Так и в повседневности. Укреплённые молодым пополнением наши таки внутренние войска, Уж, и творчески вдохновлённые последними событиями молодые хлопцы, Ёж, дадут нам ту колючую проволоку, в объятиях которой задавится любой враг. Заметьте, не я, а вы это сказали. Или, по крайней мере, сами подумали! Итак, у нас в гостях ответственный работник Министерства внутренних дел и керивник, заместитель руководителя области Западной Украины. Пан, полковник, разрешите начать с вас. Такие события последних дней, как полная и окончательная победа демократии в нашей стране, неизбежно вызвали к жизни процессы, приводящие к определённым эксцессам. Это и захваты банков, и штурм ликёро-водочного завода и попытка переподчинения новому владельцу завода» Запорожсталь»! Как относится ваше министерство к таким проявлениям революционной инициативы? Отвечу вам и сразу, и кратко. Никак оно к этому не относится. Наше святое дело сохранение в нынешних жутких условиях той степени возможности существования, которую удаётся достигнуть. Расстрел в Киеве патрульных сотрудников милиции, штурмы с захватом оружия объектов внутренних войск, да и сам призыв под наше подчинение отъявленного вор. Извините, подростков, входящих как раз в группы повышенного риска, как-то наркоманы, алкоголики и ранее судимые, ведёт к уничтожению, либо к разбавлению авторитета государства. Да и отношение к нашему спецназу, в лице подразделения «Беркут» уронили авторитет органов внутренних дел ниже плинтуса. Очень хорошо. Ваша точка зрения мне понятна. Но, вот завтра может возникнуть и ситуация, когда нашей демократической власти понадобится помощь специалистов МВД. Как у нас дела в этом направлении? Великолепно! Наше министерство в едином порыве устремится и вынесет. А, если надо, то и снесёт. Во имя! Ще не вмерла Украина! А я лично ничего другого и не ожидал! Теперь вы, пан керивник! У нас тут ходят слухи, что в руки членов ваших правых организаций попало около сотни российских средств противовоздушной обороны. Типа «Игла!» Как вы думаете распорядиться внезапно полученным богатством? Отдать органам МВД и Армии? Или? Вы знаете, пан журналист, что мы создаём свои вооружённые отряды, призванные помогать, как милиции, так и армии. Помните как один старый фермопильский воин легко сдерживал около трёхсот спартанцев? Так же и мы. А как пелось в нашей старой боевой песне: «На земле, в небесах и на море, наш напев и могуч и суров, если завтра война, если завтра в поход, будь, ласка, сегодня к походу готов!» В небесах! И именно для этого и нужны ПЗРК! Наши диды и батьки били немецко-советско-польских катив и говорили: Держись, хлопцы, Нимитчина нам поможет! Но это к слову. Теперь по существу. Задавайте вопрос! Я хотел бы у вас спросить, а как нам понимать заявление Юлии Тимошенко о том, что русских надо расстреливать из ядерного оружия. Звиняйте, дядьку, как ответила молодая Каторжинка, увидев размеры того, что ей предлагали. Эта дамочка не имеет отношения не только в светлому бандеровскому движению, но и к людям! Вы сами подумайте каким может быть человек, в котором намешана армяно-еврейская с проблесками русской, кровь? Гольное чмо и никакого респекта. Такие порочат всё святое, чистое, завещанное нам борцами за свободу. Спасибо господа, что уделили нам своё, столь драгоценное для страны, время. До будущих встреч в эфире. Ваш Вафлик Мюнстер!

Гурман

А хорошо бы, брат, сейчас селяночки рыбной! Когда-то на ВДНХ над прудиком ресторан был по этой части. Просто объедение. Днём забредёшь, народа никого. Прохладно. Пиво импортное и обслуга вежливая. Селянки порцию и осетрину на вертеле. За всё, про всё — полтора рублика. Это как по нонешним временам? Селяночка огненная, маслинки плавают, всё что надо там. Вкуснота! Или вот «Базар славянский!» Кулебяки, расстегаи, бульон с яйцом. А в «Арагви» там, к примеру, другое. Сациви. Шашлык по-карски на рёбрышках. Бастурма. Тоже вкусно. А вот вина я любил грузинские. «Тетра», «Твиши», абхазские тоже хороши. «Лыхна», «Псоу». И, конечно, «Хванчкара»! К рыбе-белое, к мясу — красное. Наука! Коньяки на вкус определял. Из дорогих грузинские были хороши. Вот, к примеру, «Греми». Ну, и армянские «Двин», «Арарат». А из дешёвых армянские, что три звёздочки. Дагестанский, конечно, похуже будет. Но, самая гадость — азербайджанские коньяки и вина. Они их в цистернах из под нефти перевозили, так что вкус её завсегда присутствовал. Да! Молдавский тоже коньячок средненький «Белый аист». Прямо как зона пожизненная называется! А вот однажды прикол у меня был. Познакомился случайно с дамочкой одной в скверике. То, да сё! Зашли в кафе, выпили. С собой взяли, а идти некуда. У меня дома барракуда обретается, а у неё мужик в любой момент нагрянуть может. И пригласила она меня к себе на работу. Мол, там легко посидим, выпьем, и мешать никто не будет. Пришли мы с ней с заднего входа, а это магазин такой продовольственный оказался. Ну, где всё продают. И спиртное, и мясо, и колбасу с крупою. Хлеб даже есть! Дамочка моя директором оказалась. Отпустила вечером персонал, сказав, мол, дверь сама на сигнализацию поставлю и закрою. И, действительно, закрыла! Стол в кабинете накрыла, ну, и понеслось. Никогда в жизни в моём распоряжении целого магазина с директором не было. Мы с ней по полной оторвались. И на столе её руководящем и даже на колоде рубщика мяса. А потом такси вызвала и меня домой отправила. Даже дорогу оплатила. А я дурака свалял. Пока трезвый был, ни телефона не взял, ни адреса. Проспался, тырь-пырь, не могу даже представить, где я ночь провёл. И с кем! Так и не нашёл. Чудны дела твои, Господи! Или, вот, была у меня паспортистка одна. С ней как в анекдоте. Зашёл по делам в паспортный стол, друг на друга глянули, ей охота, и мне охота. Зачем же себе по пустякам отказывать? Ко мне нельзя, паспортный стол не магазин, что делать? А у неё муж. Так она приноровилась к сестре ходить. Вроде той ребёнка не с кем оставить. Барак. Один там сортир, одна кухня. У сеструхи всего одна комната. Дитё в кроватке, сеструха на постели, а мы там с паспортистской на полу на матрасе каком-то тоненьком. Хорошо хоть дама моя упитанная такая из себя была. Прямо французская булочка. С корочкой хрустящей! И ничего! Всё нормально было пока не понадобилось ей широту нрава своего проявлять! Решили мы с ней вопрос, а она рукой сестру дергает, мол, проснись. А та и не спит. Год, как вдовеет, мужика по-пьяни зарезали! И шасть вниз. Что делать? Пришлось и с этой. А там первая лезет. Так я то не хер железный. Это эталону хорошо. Который с серебром в голове, золотом в кармане и сталью в портках! Погодь, — говорю, — милая! Я — сейчас. Как наши друзьяки-хохлы гутарять «До витру». В тую клозету! А сам огородами, огородами и к Чапаеву! Только меня сестрёнки и видели! Год без мужика и сестра на подхвате. На ленточки они враз распустят! А вот в «Будапеште», ну, знаешь, от Петровки, да влево, в переулочек, кухня дрянь была. Сильно на любителя! Во всё паприку свою пихают, а её не каждый и выдержит! Перец ихний красный! Гуляш знаменитый венгерский, так его что бы потом запить, это сколько надо вина ихнего принять на грудь? Венгры — вообще народ дикий. Язык имеют такой, что ему могут только финны с эстонцами выучиться. Потому что у них свой язык такой же степени дерьмовости! Ужас чего бурчат! «Пекин» ещё ресторан был. У памятника Маяковскому. Тот любил всем зад показывать, так его к великому нашему соседу и поставили. По злобе видать. Хрущёв там лысый примандюкивал. Мао то его ни в грошь не оценил. Всякие отношения порвал. Уж больно гавна много толстопузый мясник на Сталина нанёс! Эх, не успел его Лаврентий Палыч к общему с Троцким знаменателю привести! За что и получил смерть лютую, беззаконную! Да! Так я про «Пекин»! Ресторан этот китайской кухни был. Ну, не по настоящему, а так, адаптированной. А вот выпивка правильная имелась. Водка там «Мандариновая», «Черри вайн». И, что интересно, не дорого. Закажешь себе утку по пекински, креветки в коричневом соусе, да сто грамм мандариновки, всёго два рубля и выйдет. Вкусно очень, и необычно. О! Закипело! Бросай лапшу и колбасу поструганную. Миски готовь. Десятиминутная готовность. Докладываю, наш бомжатник к приёму пищи сосредотачивается! Бывший человек, а ныне сугубое насекомое, к приёму пищи готов! Бывое существо с интересной биографией, некто. Не пришей, пристебаев! Вольно! Сам рядовой! Прошу за импровизированный стол, господа! Как сказал классик «Лягушку, существо болотное склизкое тиская, получаешь ощущение отвращения!» Можно было и не бить. Сука ты, а не интеллигентный человек! Получи! Переворачивает на костёр кастрюлю с едой! Всеобщая свалка. Апофеоз!

Очередь

Здравствуйте! Кто последний здесь будет? Не последний, а крайний? В смысле? С какого края? С последнего? Я, конечно, дико извиняюсь, но за кем прикажете очередь занять? За вами? Так вы и есть крайний от двери. Лады! Время есть, вы меня не просветите, а почему не последний? Последняя у попа попадья? Ну, это вопрос дискуссионный! Впрочем, я по попадьям не специалист. Как говорят наши украинские братья — няхай! Или белорусские? Вот раньше все были или братья, или сёстры. Или там, к примеру, Родина — мать, государство — отец, а дети все разные, и чернявые и белявые. Россия, та ваще, я не пойму! На словах — старший брат, а по натуре — Золушка! Любой никогда не мывшийся об неё ноги вытирал, работать на себя заставлял, да ещё и говорил, что жрёт несоразмерно. То сало его всё приест, то шпроты! Прорва какая-то! До того договорились, решили, что Россия им свою воду с северных рек в пустыни перегонит. В целях оказания братской помощи угнетаемым ею народам! Во! Даром! Что бы мы тоже мыться перестали! Ой, извините. Я может не в ту очередь сижу? Здесь людям прививки от укусов делают? Вас тоже покусали? И кто? Жена? Не попадья часом? А то вы к ним резко настроены. Обычная себе жена? Это ж надо! А почему сюда-то? Она у вас стерва бешеная, так что проверится не мешает? Это точно. Всё бывает! Как говорила одна монахиня:» Осторожность — мать мудрости», и надевала презерватив на свечку! А одна так мужу и объясняла, что, мол, от духа святаго залетела! И зря он ей не поверил. История всё расставила по своим местам! Меня самого кто покусал? Самка удава! Это довольно длинная история. Правда, и время у нас есть. Судя по очереди. Вот что вы будете делать, если попадёте на совершенно незнакомую вам планету, с население, не говорящим ни на одном человеческом языке. И жестов они не понимают. Мы на земле сами с ними разобраться не можем! Два раздвинутых пальца Черчилля — знак Виктори. Победа! А покажи ты те же самые пальцы в Гватемале или Эквадоре — отмудохают. Потому ты прилюдно человека назвал рогоносцем! Большой палец вверх- много где значит, что всё идёт хорошо. А есть страны, в коих ты утверждаешь, твой собеседник — пидор! С болгарами тоже проблемы. У них жесты про да и нет, вовсе, черти чего. С нами не совпадают! Да и на слух не всё ладно! Вон, Энрике Мариконе — итальянский композитор, обалденная музыка к спагетти-вестернам. А в любой стране Латинской Америки — Маррикон является обозначением гомика! По- грузински, Сухуми, в абхазском варианте -Акуа- воздух портить! Каково! А по-латыни — вода! И это только то, что на поверхности. Так вот. Я — ксенопереводчик. Буду вместо тебя с разными там синенькими изъясняться! Путем компиляции звуков, жестов, рефлекторных и иных движений! Автоматом. Мы работаем над созданием сложного синдромного психокомплекса, позволяющего перевоплощаться в реальности. Для чего и привлекаем к сотрудничеству не только людей, но и гуманоидов. И, конечно, рептилоидные формы жизни. Пока ещё никто не доказал, что динозавры не были зело разумными существами, не строили космолёты и торговали с системой Вселенского кольца! Триста миллионов лет сотрут какие угодно материальные свидетельства. Так и многое пока недоступно человеку. Антактида, например, глубины океанов. Да и в глубь Земли мы проникаем чисто поверхностно. Три великих теории так и остаются недоказанными.

1. Внутри планеты находятся не только океаны лавы, но и огромные запасы воды. Отсюда — вселенский потоп. Бог –Знание — Творитель — открыл зиппер, раз, и потекло! Следы уничтожены!

2. Существование глубоководной и подземной цивилизаций. Или, анклавов, высадившихся на планете инопланетян!

3. Земля — это чемодан без ручки. Вещь тяжёлая, лучше нести и не браться. А искать в Космосе. Что мы и делаем. Правда, пока безуспешно!

Вот я и работаю в этом направлении. Это как в сыске переговорщик. Преступник есть, ОМОН здесь, да он заперся и с оружием. А там дети. Вот и идёт переговорщик. Только в нашем таком вот случае, преступник на человеческих языках вовсе не разговаривает. А самка удава причём? Смешное дело. Выпустили толстомясую из вольера, она разлеглась на кресле и языком жестов мне и говорит: Гони, мол, всех на хер! Нам с тобой и вдвоём неплохо будет. Только распорядись, мне пару кроликов там поживее, а тебе пива ящик. Холодного. Я сдуру так и перевёл. А коллега мой мне заявляет, что я не там акценты расставил. И текст звучит как приказ выслать сюда мужика-удава поздоровее, и, что бы, побыстрее. А про пиво и кроликов я сам придумал. Я за своё держусь. У неё, — говорю, — спросите. И жестами предлагаю беседу продолжить. А эта гадюка-переросток хвать меня за плечо зубами, да давай обвивать. Еле отодрали. Так она там отодранная в клетке. А я здесь, на уколы приехал. Это ж жуткое дело, бешеный синдром стоящего удава! Оно мне надо? Давай, иди, крайний, твоя очередь!

Соседи

Честное благородное слово даю, это не я! Сами подумайте, вывалить у двери ведро с пищевыми отходами, позвонить по телефону и попросить, что бы убрали поскорее. У меня и ведра, кстати, нету. И отходов пищевых вовсе не бывает. Весь путь пищевой цепочки легко прослеживается. Что купил, съел, унитаз, купил, съел, унитаз. Замкнутый круг. Желаете проверить? На любой стадии! Верите на слово? Спасибо. А то я уже отчаиваться начал. Зачем мне разборки с соседями? Сегодня вы мне чего, завтра я стекла там толчёного в ваш суп. Ничего хорошего. Эгоизм гольный и мещанство! Оно нам надо? Оно нам не надо! А в беде вашей могу помочь кое-чем. Я, когда последний раз из психушки выписывался, успел там проконсультироваться. Среди вас, обывателей, мнение присутствует, мол, в дурдоме все пациенты ку-ку и наволочками инопланетян ловят. Официально заявляю, не все. Да-с! Отнюдь, начальник! Есть и такие, как я. Вы Ганнушкина читали, конечно? Корсакова? Кащенко? Сербского? Нет? Однако! Не думал, что есть такие, кто классиков не изучал! Но сейчас говорим не об этом. Среди скорбных обитателей весёлого дома всех пациентов, условно, конечно, можно всегда разделить на больных, и обречённых быть иными. Так шизофрения- болезнь, а вот психопатия — состояние врождённое. Даун не больной, а иной. Олигофрения тоже не заболевание, а врождённое состояние. Сечёте? Поскольку гениальность у нас всегда пересекается с такими же пограничными состояниями, что и болезнь, одно от другого отделить зело трудно, а, порой, практически, совсем не возможно. Даун может ложку в ухо себе нести и смысл жизни пальцем из носа выгребать, а, скажем, такое как таблицы девиации кораблей знать наизусть. И это только потому, что читать научили, да в нужное время книга штурманская в руки попалась! Олигофрен какой рисует так, как Кандинскому не снилось. Шизофреник теорию вероятности лучше Энштейна знает. Правда всё это не всегда и только до известных пределов. Даун спокойно под трамвай шагнёт, ни о чём не думая, олигофренуша тихо зарежет кого ножницами сдуру, с шизика и вообще спроса нет. Но своим они в консультациях не отказывают. Лежал у нас такой специалист по около всяческому творчеству. Так и не подумаешь, тихий, вежливый. Только жрал со страшной силой и всё. Бывало все тарелки оближет. У кого чего остаётся, сами ему несут. Чистая прорва! Шизуха его долбила. Он вообще представлялся некиими братьями Стругацкими, по какому поводу и пайку себе требовал за двоих. Может и аппетит оттуда. С виду один, а внутри двое. И все трое жрать хотят! Страшное дело! Так долгими ночами мы с ним частенько беседовали. Знал, мужик, многое. Одна его часть даже по-японски говорила. Я на этом языке не очень, но он как загнёт «Скоси мо вакаримасен», да «Коннича ва» — чистый отпад. Япоша и всё. А другая часть в математике кумекала. Ему корень квадратный из стула извлечь — чисто шесть секунд. И про многочлены всё рассуждал. Мол, у кого многочлен, тот и в барыше будет. Член, рёк, хорошо, а многочлен лучше! И про Польшу добавлял. «У кого больше, то и есть из гадской Польши. Панует!» Энциклопедист! Ленинской, блин, школы! Так вот он мне тайны всякие время от времени открывал. Жуткие. И эту открыл, про которую я вам говорить начал. На Земле нашей мы не одни обретаемся. Есть инопланетяне, а есть наши древние. Всякие там гоблины, джины и гномы. Но это не у нас. В отдалении. А в России своя мелкая сволочь проживает. И, хотя и мелкая, но размером может быть и крупным. Скажем, домовой, банный, сетевой, путейский, да много их, гадиков. Вот эта масть людям иногда и гадит. Колдуны. Им из ничего ведёрко пищевых отходов смастрячить, как вам два пальца под самовар. А уж по телефону позвонить их с детства учат! Шутейно! Позвонит, скажет: Позовите Казимирчика. А потом смеётся. Пошутила, значит. И у нас такой на чердаке живёт. Не от мира сего. Прокопом прозывается и опилки может есть. Ну, там, за домом присмотрит. Провернёт в крыше дыру и на результаты посматривает. Зальёт ежели, то сколько этажей. За какое время. Наука! А так, без опытов над нами, им жить скучно. Одно слово, мелкая сволочь! О, гляди, точно он. Прокоп, здорово. Куда ведро понёс? На помойку? Молодец, Прокопушка. А там чего? Вывалишь так, что и подходов к бачкам не будет? Точно, начал исправляться, кончил ссаться, начал сраться! Голова! Ну, иди, какой с тебя спрос! Тебе вредны все страсти роковые, одно влечёт, моменты игровые! Так вот я вам и говорю. Без сознания от чего-то. А может устал, да и прилёг? Пойду я. Сейчас по телеку моему фильму «Палату номер шесть» показывать будут. Вона чего с нами врачуги творили. Беспредел и всё. А тот, который пищевым отходам не обрадовался, на двери табличку имеет «Доктор медицины, психолог и психоаналитик Коклюш С. В.» Так получай, фашистик, гранату! И ушёл в стену!

На фразу «Вы мне ещё за Севастополь ответите!

Итак, господа, заседание нашей международной конференции разрешите считать открытым. Нам предстоит выработать повестку дня и обсудить некоторые интересущие всех вопросы. Поэтому я и предлагаю обозначить название нашей встречи, а я бы даже назвал это на западный манер и митинга, а затем сторонам, принимающим участие в работе, кратко изложить свои точки зрения на сугубую проблему. Название предлагается такое: Моральные, имущественные, территориальные, ну и иные претензии к Российской империи, а также пути достижения удовлетворения этих претензий! Нами! Коротко и всё ясно. Предлагаю заслушать вводные краткие сообщения стран-участниц. Развёрнутые программы изложены в розданных вам печатных материалах. Наша встреча вызвала бурный и живой международный интерес. Здесь присутствуют в качестве стран-наблюдателей представители Лхасы в изгнании, Микронезии, островов Туалу, а также фрейдисты открытого сечения, представляющие радужное сообщество! Такая поддержка говорит о незатухающем внимании мировой клаки нашей демократической общественности к вашим проблемам. Украина, пожалуйста. Шумерское сказание говорит о том времени, когда на просторах Средиземноморья и его разных там окрестностей простой украинский хлопец по имени Гильгамеш не только воевал с препротивным Мардуком, но и варил свой кулеш. И всё для этого было! Просо, оно же пашено, то-есть, основа, ну и всякие жирные части побиваемых им чудовищ! Не увлекаться историей и ближе к делу? Будь ласка! С тех пор уже прошло много лет. Менялись времена и люди. Но враг оставался тем же! Оставив для сугубой себя маскировки лишь короткую форму самоназвания и изменив окончание чудовищный и злобный Мардук превратился в Коммунистический интернационал! И не зря вовсю предупреждал писавший прозу на русском, естественно только лишь для маскировки, великий писатель Шевченко имя которого любому из вас на Западе всё равно ничего не говорит! Вот эти священные и жуткие в своей исповедальности фразы: «Схороните и вставайте». «В тени лежал и плакал он!» Всего две строчки, а широта картины затмевает воображение! Слава Богу, мне это не перечитывать. Тяжело! Ближе к телу? В каком смысле? А! К делу! Будь ласка! И куда бы мы все делись, если бы не язык наших врагов! Единственное средство коммуникации! Некто Бальзак, чи Мопассан написали-таки страшненькую вещь, про кожу шевро! Она только и делала, что сжималась. Аналогичная история произошла и с нашей страной. К настоящему времени утрачены исконные ариалы обитания укров на территории Индии, Пакистана, Афганистана, Ирака, Армении, а я уже не говорю о Европе и нашем Северном Курдистане! Отбросив события, исчезающие в исторической дали, позвольте мне перейти к современности. После первой мировой войн, все мы генерировали первую украинскую республику, нормального типа. Пусть не большую, пусть без всякой возможности выжить, но мы это сделали. А нас присоединили к Польше, что б ей украинским солопом поперхнуться! А чего я не так сказал? Нехай выйдет лайдак, да обьяснит! Шахрай! Галах! Всё бы им нашу кровушку попивать. Да, ладно! Проехали. А тебе чего не ясно, то наши хлопцы мало вам в войну разъясняли? Ещё могем добавить! Ещё Польска не сгинела, а попахивает вся! Кто не вмерзла? Украина? Пан ведущий, просю объявить перерыв. Дывись, яка кака! Вот цяця! Мало мы вас рубили с нашими русскими братами! Мазепы коцаные! А я и перерыва ждать не буду. Мой дед Варшаву вашу от немцев не для того освобождал, что бы всякий хряк на нашей русской земле валялся. На пшют? Ах же ты, сука! А стулом. На, жри микрофон, в Бога, душу и фитилёк с лампадкой! Вставай страна огромная! Врывается полиция!

Проза

Дело было простым и ясным, сесть и написать хоть чего! Пионерское детство, рецепт изготовления жирофлэ жирофля без гарнира, или неописуемые моральные муки русского поручика при наличии отсутствия бобровой струи. Пьеса в трёх актах. Да вот не писалось одинаково ничего! Как мне и не пилось, не елось и из дома выйти не хотелось. Тут я рискнул оглянуться по-сторонам и с ужасом убедился — свершилось. Моя душа, с трудом протискиваясь по фибрам, покидала застывшее тело. Оно, подумалось тут же. «Ни тебе аванса, ни пивной!» И призадумался. Во- первых, я в жизни никаких таких авансов ни от кого не получал. Во всех смыслах! На службе — раз в месяц, на работе, пополам, два раза. Правда, авансом можно считать и некие предложения, время от времени мне поступавшие. Скажем осторожно, от заинтересованных лиц. Ясно, какого полу! Но, это только слова! Эфирное! Нематериальная вещь. Аванс, намёк, нескромное предложение. Как кому нравится. И, во-вторых! Ежели там моя душа с телом расстаётся, то я, собственно, где? Чем это я думаю, да и рассуждаю? Учёные люди мне толковали, мозг погибает первым. Остановилось сердце, мозгу через пять минут чистый кирдык. Я, таки, ещё и беседую! Вот те на! И, следовательно, для мышления мозг не нужен! Или он выполняет роль компьютера? Типа объединяет речь, слух, рефлексы и прочее там в единое целое? Инструмент, пусть высокоразвитый, но инструмент. А основа основ — душа? Так и она вона где. Выбирается! Тут меня озарило. А с чего это я взял, что осовобождается именно моя душа? Тело, похоже, моё. И только! А душа — дело тёмное, научно не разработанное. Всё больше клирики, циники и лирики по ней прохаживались. Ну, там, шизики, но местами! А смотрю я чем? Интересно. Почти, как в женской бане. Когда в результате многолетней эксплуатации, подмылась, в другом смысле, и аккуратно сложилась перегородка между мужским и женским отделениями! Никакого такого я не наблюдается. А рассказ вдруг начал писаться.

Автобус набирал скорость. За окнами был обычный подмосковный пейзаж. Смешанный лес, ёлки-палки, лес густой! С заднего сиденья доносились звуки магнитофона. Некто призывал Перепетую совершить с ним поцелуйный обряд, причём, за этот вполне невинный по нынешним меркам акт, готов был выложить вагон копчёной скумбрии. Но это при условии, если Перепетуя её любит. Дело было летом, за бортом градусов под тридцать, и, было похоже, человек принял на грудь изрядно и отдыхает. На просьбы окружающим, субъект реагировал добродушно, посылая всех по известному адресу. Со всех сторон послышались возмущённые голоса. Женщины, а их было большинство, призывали мужчин вмешаться и остановить трансляцию. Мужчины уже начали было задумываться, однако, на заднем сиденье поднялся на ноги здоровенный детина в гавайской расстёгнутой рубахе и драных джинсах и открыто заявил, что не потерпит произвола и даст ****янок любому, кто желает дать ему ****ы! О чём и вопросил громогласно! Мол, кто желает мне её дать, прошу подняться. И, действительно. Свершилось. С переднего сиденья приподнялась вообще гороподобная личность и густым басом спросила: Эй, ты! Тебя как зовут? Вася, — последовал какой-то робостный ответ. Иди сюда! А когда Вася подошёл, человек-гора положил ему руку на плечо и сказал: Ну! Кто нам с Васей даст ****ы? Сцена впечатляла. Водитель автобуса то ли от страха, то ли из-за любопытства, засмотрелся на двух идиотов и отвлёкся от вождения. Результат не замедлил сказаться. Огромная лосиха внезапно выбежала на дорогу. Водитель не среагировал, и автобус на средней скорости вмазался в зверя. С пассажирами почти ничего не произошло. Сидели, сидел и водила. Но, двое-то стояли как раз перед лобовым стеклом. Естественно, что от удара они, по- инерции, вылетели куда-то к чёртовой матери. Картина была умилительная. Лосиха лежала ногами вверх, а сзади, лицом на её промежности, валялись потерявшие сознание герои, они получили, то что искали.

Я увидел, что их души устремились куда-то к городу, а рядом, неприлично хихикая, летела эманация души лосихи. Использовав свою недюжинную силу, эта троица помогла наконец-то освободиться и душе моей. Та поблагодарила, и все исчезли в радужном сиянии светлого завтра. Смерти нет, — легко подумалось мне, найдут себе на неведомых планетах приключений, получат по новому телу, а милая лосиха, может, вообще станет каким-нибудь мастодонтом. Мне тоже пора, однако, и я вернулся на свою планету, поскольку время поджимало, мне надо было на нашем «Флексе» тащится за средней внучкой в школу!

Творческий семинар

Горацио: Смотрите, Гамлет, тута скоро произойдёт одно явленье, которое понять не сможет мудрейший даже среди мудрых. Из ничего средь мрака ночи фигура выйдет исполина, доспехи, шлём и даже шпоры напоминают всем кого-то. Того кто был и вам так дорог. Шута Иорика проказы сейчас ушли в чертоги Гебы, где и освоили пространство. Так он шутейно шлёт оттуда китайское предупрежденье. Холод ночи нам не вредит. Итак, вперёд!

Крузенштерн: Когда б я не был человеком в пальто, и, где-то, пароходом, боялся б летней я простуды. Сейчас же, в бронзе и каменьях, что осыпаются угрюмо, мне не доступен и нестрашен сей переплёт. Пусть житель Бронкса, некто Биндер, создав обрез золототканный, на переплёт моей обложки, печальный поместит сафьян. И Ипполиту отошлёт!

Гамлет: Горацио, о бледнолицый друг мой! Подай стакан с сидрахо Крузенштерну! Скажи, что я легко поверил в муки, которые он перенёс на сцене. Хотя сидевший рядом Немирович, скандаля с Данченко и заостряя темы, меня вот к Станиславскому послал. И я впервые в жизни не поверил, когда услышал где-то мозжечёчком, как мой гипофиз рёк: Гипоталамус тебе сказал конкретное «не верю!»

Уважаемые слеподраки нашего члегоноста! К вам обращаюсь я, друзья мои! Я бы мог бы вслед за гениальным автором этих строк продолжить, обкладывая всех присутствующих братьями и, даже, сёстрами, но, скромные анатомические и психофизиологические особенности наших органоидных прилямпкоидов, не позволяют мне сделать это! Мы сегодня собрались здесь, а, говоря по-научному, тута, для обсуждения вопроса, тесно связанного с нашей общественной деятельностью. Всех нас объединяет одна, но пламенная мразь, извините, страсть, к изучению материальной и моральной культуры, языка и прочих особенностей жителей отдалённой от нас миллионами промилей, а, я не побоюсь этого слова, и литров в микроэквиваленте, планеты, которую тамошние жители, так и не могущие в силу религиозных особенностей выговорить её истинное имя, называют просто и даже безыскусно — Матушка Земля! Да и сами обыватели, в силу своей сугубой религиозности, частенько посылают друг друга к такой же матери, именно это самое и имея ввиду! А, иногда, и вводят в еду непременно повторяя, что имею, то и иду. Я прошу меня извинить. Тонкие семантические, фоновые и словарно-фонарные особенности изучаемого языка иногда допускают самые двусмысленные для нас толкования. Две словарные конструкции остались на нашей планете памятниками в себе. «Одень на x** шапку, а то уши обморозишь» и «Да нет возможно!» Отсюда и все трудности в изучении. Смысловые особенности аборигенов и степень нашего познания соприкасаются, где-то сиренево-фиолетово. Во фразе «Сигнал к атаке три зелёных свистка вверх», мы не находим смысла, а для местного населения, одетого в одежду одинакового образца, эта фраза вполне понятна! Как и укорительно-ласкательное «Вот выведу тебя в чистое поле, поставлю лицом к стенке, да и пущу пулю в лоб! Не возрадуесси!» И на какой стадии выполнения обещанного местный субъект должен исполнить последнюю часть ритуала и не «Возрадоватьси?» Полагаю, после моего краткого и милого вступления, я могу передать место на кадковой пальме ещё одному прелегомену науки, старшему аршину сарсапарил, взявшему себе вполне земное имя Какодрокус! Мхур и ур на всё, что вы полируете! Этим дивным земляным приветствием я квадроциклю просперно! Сегодня я предлагаю вашему вниманию не компиляцию земных произведений и не чистое подражание голому постановлению! Я взял на себя труд создания из ничего эпохахального. Тщательно ознакомившись с доступными мне источниками, я приступил к написанию продолжения в целом смешной истории, в которой действуют Гамлет, Горацио, Крузенштерн, Ипполит и, некто, кот Матроскин. Да, вы все её помните. Там Гамлет ест отравленный Крузенштерном и другими розенкрейцерами бутерброд, Ипполит моется, не снимая пальта, которое Матроскин и предлагает считать человеком и пароходом! Стараясь погрузиться в особенности земляной жизни, я часто использую как реалии, так и иллюзии с аллюзиями. И это при неком наличии частичного отсутствия гипербол, метафор и, местами, амфибрахия и четырёхстопного ямба, перекрещенного гнутым чисто хореем! Вы сами, прочитав несколько строчек вступления, смогли бы оценить всю психоделичность задуманного! Нет! Не зря выношу я и всё членогонство моего кряка в строчки посвящения.

«Шёл трамвай девятый номер,

Всяк в его салоне помер,

И кондуктор и водила,

Сдохла каждая мудила.

Модуляций было много,

Рельсы к смерти прут убого!

А могли бы не ходить,

И движенье возродить!

И чего-нибудь родить,

И в уборную сходить!»

Вот эти, с трудом переведённые мной строки, выражающие, на мой взгляд, мысли и чаяния интеллектуала постиндустриального общества и войдут в золотой фонд нашей литературы. Что же до пере…

К сожалению на этом обрывается каменный манускрипт, доставленный последней экспедицией с планеты Туманная ось зла. Именно данный текст, как отражающий отношение к учёному развитию Позитива, мы публикуем в ежегодных маналах научного сборника Академии наук государства Лапутия. С искренним Вам, Просперо Новоказус Стремительно!

Отдых

Леон осторожно осмотрелся. В этом месте саванны колючий кустарник сменялся отдельно стоящими деревьями. Похожие на земные акации, со светлыми, правда хвойными, кронами, деревья, с бросающимися в глаза ярко-жёлтыми цветами, собранными в большие соцветия, служили отличными ориентирами. Именно здесь и располагалось то место, к которому двигался человек. И ранее, и сейчас, стремление к преодолению трудностей лежало в поведенческом выборе молодых. Как хорошо было после скучных зимних дней в московском мегаполисе, постоянных штудий старинных фолиантов и рукописей, сдачи факультативов и курсовых, очутиться в совершенно дикой саванне планеты, настолько отдалённой от Земли, что и воображение не могло себе отчётливо это представить. Один на один с дикой природой, враждебными аборигенами, имея на вооружении лишь охотничий нож и арбалет с пучком болтов. Дорогу осилит идущий, — говорили когда-то предки. А японцы добавляли: Если не знаешь что делать, делай шаг вперёд! Так парень и поступил, причём, как оказалось, вышло это совсем не осмотрительно. Как только он перенёс вес тела на правую ногу, скальное покрытие, до этого казавшееся совершенно незыблемым, легко провернулось по своей оси. Тренированное тело на рефлекторном уровне раскинуло руки. Падение в открывшийся глубокий колодез было предотвращено. Подтянувшись, Леон вытащил ноги из открывшегося провала. И, как оказалось, очень вовремя. Едва он успел откатиться в сторону, как из щели ударил фонтан кипятка. Это был гейзер. Кипящие термальные воды рвались наружу. Пар и брызги летели вокруг. Пришлось брать ноги в руки и убегать. Внезапно наперез ему бросилось какое-то существо. Серого цвета шкура, свисающая небрежными лохмотьями, мускулистые руки, оскал огромного рта и кроваво-красные, горящие яростью, маленькие глаза. Bсё это громоздилось на мощных кривых ногах. Местная разновидность человекоподобных. Обычно они питались насекомыми и растительной пищей, но иногда не брезговали и птицами, да и мелкими зверьками. Очевидно, напуганные катаклизмом, они связали в своём мозгу человека и выброс гейзера. А вот и ещё около двадцати таких же красавцев, и все они, явно, не испытывали тёплых чувств к Леону! И, так уж получилось, триба мешала парню, его дальнейшему продвижению к цели. Пришлось применять приём, испытанный гладиатором Спартаком в «Спартаке» Джованьоли. Леон резко набрал скорость, по дуге обходя нападающих. В рукопашной схватке со зверями человек не имел преимуществ. Не то дело в беге! И вскоре быстро сложилась такая картина. Парень бежал не особенно и упираясь, несколько аборигенов рвали за ним со всех ног. Но как только один из них догонял противника и уже радовался добыче, парень резко выбрасывал назад ногу, одетую в окованный легированной сталью сапог, и местом боевого соприкосновения становилось сплетение нервных узлов, как раз там, где грудь переходила в живот.

Животное падало на землю, а сцена охоты продолжалась. Правда, не долго! Когда преследующий остался один, он как-то задумчиво потряс головой, горестно взвыл и сел на землю. Продолжая всё же пугать противника стуком двух огромных кулаков в могучую грудь. Отдышавшись, Леон опять отправился по своему маршруту. Впереди вставала огромная арка. Кто и когда построил это истинно циклопическое сооружение было совершенно неизвестно. То что это не могли сделать местные, было совершенно понятно, но тогда кто? Лёгкая тень откуда-то сверху и справа рефлекторно отложилась в мозгу. И уже падая и выхватывая арбалетный болт, парень понял как вовремя он это сделал. Ещё одна загадка планеты, бронзовая страж-птица, появилась на горизонте. Спасения не было. Охрана природы была заложена в память этого далёкого от современности существа. Не живая и не мёртвая, парящая годами и самовоспроизводящаяся, птица-страж была ужасом планеты. Человек покушался на жизнь местного существа, человек должен был быть уничтожен! Болт уже был в арбалете, прицел, выстрел и пучок бронзовых перьев рухнул с небосвода. Не стоило ждать последующего явления ещё одной. Леон со всех ног бросился под арку. Не повезло и тут. Очевидно пробуженный к активности огромный трёхглазый робот с лазерным скорчером в одной псевдоруке, и бластером в другой, легко и охотно встречал путешественника. Арбалет и нож против лучевого оружия, превращающего даже камень в пар! Где-то здесь должен был находиться тайник со странным артефактом, получившим название разрыв-трава. По древнему поверию славян, разрыв-трава обладала такой силой, что всегда защищала тело человека от любого оружия. Искать её следовало в определённые дни и только в определённых местах. Древние ведуны спасали русских витязей от ран, используя скрытые в траве целебные свойства. Леон знал, что в корпусе робота существовало несколько уязвимых мест. Тщательно прицелившись, он поразил боевую машину в одно из них. Ударом по сервоприводу Леон перебил пульт управления ведением огня. Робот легко мог восстановиться, однако, это требовало какого-то времени. Выхватив нож, парень всадил его в броске в то место, где была расположена иннервация механизма. Робот замер, и Леон использовал все возможности для достижения тайника с артефактом. Но с опозданием! Выстрел из скорчера поразил беззащитное тело. Вспыхнул огонь, и человека не стало. Игра окончена, — раздался мелодичный женский голос. Вы не прошли на второй уровень. Опустите жетон и начинайте сначала. Надеемся, вас ждёт удача!

На протырку

Я родился и вырос в Москве. Нет, это не был знаменитый родильный дом имени хрен его знает какого тов. Грауермана. Что на Арбате. Появился на свет я даже вовсе на Покровке, во дворе. Там ещё был районный суд и с улицы магазин спортивных товаров «Спартак!» А крещён в церкви Феодора Стратилата, что на Антиохийском подворье в Телеграфном переулке. Москва, в целом, была маленьким городом. Так из своего дома 2 по проезду Серова, бывшему Лубянскому, ходили мы, послевоенные пацаны, купаться на Майский просек в Сокольниках, на Оленьи пруды, или на платформу «Маленковская». Там тоже имелась цепочка прудов, идущая до парка «Сокольники». Подчёркиваю, пешком. Денег на проезд не было, так что шли. Купались и на набережной Москва-реки у Британского посольства, или там, где теперь огромный храм Христа Спасителя. От дома моего, дореволюционного гостиничного типа строения, сейчас ничего не осталось. Там лежит камень жертвам репрессий 1937 года. Я сам с этим категорически несогласен. Репрессии начались в семнадцатом, и не окончатся никогда. Да и что считать репрессией? Любое государство по сущности своей репрессивно. Иное дело, по закону ли это делается. Так в сучьей гитлеровской Германии в концентрационные лагеря направлялись люди беззаконно, по решению только репрессивных органов, минуя суд. Я не беру военное время. Иные мерки. Хоть в США, хоть в СССР. А в мирное только судебное решение должно определять судьбу человека. Не так было в России времён Ленина, Троцкого и его кровавых соратников. Всех этих ненавистников русских людей, культуры, языка, всегда последовательно проводивших геноцид русского народа. Именно они и были истреблены окрепшим Сталиным. Даже Геббельс в своих мемуарах признавал, что нацистам не помогала пятая колонна. В СССР её вывели до войны. Этот деятель жалел, что вместе с Ремом и его бойцами не уничтожили и большинство генералов, бездарно проигравших войну тем, кто пришёл на смену той верхушке армии, которая была до войны в СССР! Причём, эти приспешники главных палачей русского народа были осуждены по законам и судом. Но, я отвлёкся. Я же о протырках начал! У московских пацанов моего времени не было привычки без билета ездить в метро, как и на всём транспорте. Дойти легче. В милицию попадать страшились. Особенно в центре. Наше 46 отделение на Маросейке особо не славилось, а вот на Пушкинской улице, кажется, «Полсотое» гремело. Я вам честно скажу, в милиции в первый раз я был, когда паспорт получать пошёл. Да и другие тоже. Кроме тех, кто сел капитально, имея «гоп-стоп», «гоп-стоп не вертухайся», «рывок,» или «бакланку». А мы шуровали по мелочам. Доблестью было пройти на зрелищные мероприятия без билета. Во дворе все болели за «Динамо», и только я, сам не знаю почему, за «Спартак». Болельщиков ЦСКА не было, как и любителей команд «Торпедо» и «Локомотив». Основных стадиона было два. «Динамо» в старом Петровском парке и стадион в Лужниках! Вы не поверите, но я ходил туда и сюда пешочком. Летом делать нечего, день длинный, так что к семи в Лужники. Три линии обороны. Сначала входные ворота и высокая чугунная решётка. Там на билеты просто смотрели и пропускали. Но никакого билета у меня не было и быть не могло. Откуда у московского двенадцатилетнего пацана сумасшедшие деньги на билет? Я точно не помню, но, где-то, рублей десять. Мороженое фруктовое семьдесять копеек стаканчик, эскимо 1 рубль десять копеек. Билет в метро 50 копеек, троллейбус 40, а трамвай 30 копеек. Водка 22 рубля, а колбаса приличная 12 рублей килограмм. Мясо 8—10 рублей на рынке. Так что решёточку ту, отойдя в сторонку, я легко преодолевал. Раз, раз, и я в Лужниках! Но далее были турникеты, и билетёры у самого стадиона, проверяли билеты. Тут сложнее. Я карабкался по изразцам стены у входа в ресторан «Спорт», или «Рекорд». Забывать начал! А там, на высоте метров трёх, уже был внешний балкон стадиона. Прыжок, вот он я. Зритель. Оставался последний оплот проверок. Что-вроде секьюрити. Это уже при входе на трибуну. Но надо было знать ихнюю психологию. Идти на боковые трибуны, или не дай Бог туда, где располагалась правительственная ложа, явно не стоило. Спалишься! Я шел к трибунам, что за воротами. Публика там попроще, пацанов много, внимания не обратят. А вот и стадион. Если с занятого тобой места тебя и попросят, проблемы нет. Найдём ещё. Свисток. Матч начался. А потом пешочком домой. По набережной, мимо эфиопского посольства и мемориальной доски авиаполка «Нормандия- Неман!», пустырю на месте стройки Дома Советов, а там Кремль, Варварка, сквер, я дома. А вот на стадион «Динамо» с протыркой никаких трудностей не было. Там не курили во время матча, не было и буфетов с водой и едой. После первого тайма все выходили в аллеи Петровского парка, а ворота оставались широко открытыми. Без всяких проблем второй тайм был мой! А вот как я посетил позднее выставку в Манеже. «Чешское стекло», красота. Очередь вокруг здания и уходит в необозримость. Но надо осмотреться. Как-никак, люди мы русские. Поговорку «Вода дырочку найдёт» знаем! И точно! На выходе стоит один человек. Он и смотрит только на то, что бы столпотворения не было. Выходят большими группами. У всех созданные стеклодувами и тут же розданные значки выставки. А за очередью и я. Тихо, мирно, трюх-трюх! И внутри! Экскурсия в обратную сторону, но ничего. Потом всё равно назад идти. Час, и я со значком на улице. Очень красиво, жаль, что у меня никогда таких вещей не будет. Это-то я осознаю отчётливо! Да и поставить вазищу цветного стекла в нашей одиннадцатиметровой комнатке негде. Правда, очень красиво! А тут ещё и выставка Соединённых штатов в Сокольниках! Ну, это, ваще! И вот я там. Такой очереди коренной москвич, живший в послевоенной столице, никогда не видел. Лето. Жара безумная, но, мир сошёл с ума. Все хотят хоть на минуточку в США. Да ещё, говорят, там пепси-кола бесплатная! Отпад! И вот я тут. Только странные солидные люди могут не знать, в парк есть входы и с боковых сторон. Для прогулок в остальной части. И если от метро «Сокольники» милиции и лошадей как в дивизии Доватора, то со стороны Майского просека никого. Тишина. Трамваи ходят. Народу нет. Там я и идут. А вот ограда самой выставки. Просто смешно. Штакетник под два метра. Даже с перекладинами для моего удобства! Прыжок, рывок, и я уже на выставке. Народу, народу! А смотреть-то и не на что. Значки раздают, я взял. А вместо экспонатов огромные красивые стенды, пара роскошных машин и бумажные стаканчики с пепси. Дрянь. По сравнению с «Ситро» или «Освежащей», ваще труха! Набрал шикарных буклетов. Красиво живут. А вот и статейка. Всё на русском. Один из студентов университета одел на голову коробку и стал так ходить на занятия. Ему предложили снять, но тот обратился в суд и выиграл процесс. Свобода слова! Мне бы его проблемы. Домой пешком идти около минут сорока. Правда, по пути будет кинотеатр «Шторм» на Красносельской, а там с сегодняшнего дня идёт американский фильм «Великолепная семёрка». Говорят вещь! Два рубля у меня есть, так что в кино пройду чин-чинарём. А буклеты я выкинул. Думал, может буду когда в Америке, проверю. Шутка такая. Я хотел туда попасть с первого класса. За что и получил в «лесной школе» кликуху Мишка-американец. И за свою клетчатую кепку тоже. Bот теперь я в Америке, а клетчатой кепки у меня нет. И ни у кого, кого я вижу вокруг и по телевизору тоже! Может они и не американцы? А чего все на американском диалекте английского гутарят? Или трёкают?

Кул де сак

Наш дом стоит среди столетних деревьев на высотке со стороны проезжей улицы. Если говорить честно, то не очень улица эта самая и проезжая. Так, несколько автомобилей в час. Тишина, птицы и всякие там белки, зайцы и олени. Иногда и лиса бежит среди бела дня, совершенно не опасаясь ни людей, ни собак. Белки игнорируют кошек, олени — охотников. Жаль ушла из жизни моя маленькая бульдожица Абигэйль, с такой родословной, что и какому-нибудь президенту США впору было бы позавидовать! Вот та никогда и никому ничего не спускала. В её мозгу никаким таким образом не укладывалось, что рядом с обожаемыми людьми — членами нашей семьи, могут существовать разные нелепые твари, вне зависимости от размеров! Убедить её в обратном было, решительно, невозможно. Человек в соседнем автомобиле, пешеход, зверюшки или собаки — все враги. Это Абигейль знала точно. И ещё беда была в том, что на морду бульдога в продаже нет и не было намордников. Никак они там не держаться! Приходилось постоянно держать нашу радость на коротком поводке и всё время помнить — у тебя в руках мина замедленного действия. Буля была очень ласковым зверьком. Ластилась к людям, не смотрела на домашнего кота. Образец миролюбия и инертности. Бульдог всегда предпочитает лежать и спать, это когда он не ест и не гуляет. Так спит и там. Но раз на меня кинулась огромная хаски в возрасте около трёх лет. Буленьке было восемь месяцев, но она ни на секунду не думала. Развернулась, высокий прыжок, и челюсти сомкнулись на носе хаски. И как ни визжала и ни вырывалась зверюга, Буля её не отпускала. Мне пришлось с огромным трудом разгибать челюсти малютки. На носу у противницы была содрана вся кожа и из глубокого укуса текла кровь. Хаски с визгом ретировалась, а Буля стала хуже относиться к собакам вообще. Сходить с ней регулярно, раз в три месяца в ветеринарную клинику, был немалый подвиг. Американцы очень дружелюбные люди и своё отношение переносят на животных. Очень часто мне приходилось с трудом отговаривать людей, желавших что бы наши собачки познакомились. Представляю, сколько бы прибавилось в тот день у врачей работы! А второе, что сделало премилую ласковую собачку вовсе невыносимым мизантропом, была покупка нами дома большего размера, чем тот, что мы владели до этого. Дом имел и землю с парковкой перед входной дверью, и довольно большой земельный участок, огороженный красивым штакетником. Перепрыгнуть его бульдог никак не мог. Не борзая, сам метр с кепкой! А по улице к школьному автобусу и обратно шли школьники. И многие дразнили гуляющую собаку, доведя её до истерики. Желание достать врагов было так велико, что Буля от дикой ярости становилась сиреневой! А идиоты радовались, иногда бросая в собачку шишки и мелкие камешки. В их головёшки не приходило, что будет, если моя милая Абигэйл сумеет попасть к ним! Так что через день мы с сыном поехали и купили секции забора под два метра, наглухо закрывшие улицу. Что проделало значительную дыру в нашем бюджете! Да счастье и здоровье члена семьи было дороже. Но сейчас я рассказываю про наш следующий дом. Так уж получается, люди учатся, пашут как проклятые, платят налоги, но и на жизнь остаётся. И мы купили дом побольше, в тихом таком месте, правда до Балтимора двадцать, а до Вашингтона тридцать минут по хайвэю. Рождались мои внучки, метры, метры, метры. Всем по комнате, ну и так пространство нужно. Так что дом приличный. Да и участок есть. Цветы, деревья, хорошо! А живём мы в «кул де сак». Внешне, вроде, по-французски. Как говорят американцы: Пардон май френч! Переводится на русский как «Тупик»! То-есть, от главной улицы отходят аппендиксы типа улиц без конца. Только клумба вас ждёт и проезд по кругу. А там обратно давай! Так мы и живём. Что интересно, с соседями только иногда здороваемся. Едешь мимо в конец улички за почтой, руку поднимешь. В гостях за почти десять лет я ни у кого не был. И они у меня и друг друга. Не принято. Вот за нашим домом стоит дом владельца маленькой фирмы. Чего-то он варганит по электричеству. Имени не знаю, как и он моего. Здороваемся. Снега зимой была уйма, я грёб и сосед грёб. Он моложе намного. Закончил у себя, подошёл, нам стоянку расчистил. Сын с женой на работе, а нам ехать надо. Сказал спасибо, а чего ещё скажешь? Внизу улицы старик живёт. Как-то мы с ним не заладились. Даже не здоровались. Он машиной ручной снежную дорожку всегда прокладывал, но только до нашего дома. А тут перед Рождеством жена сына ходила, подарки по соседям разнесла. Так принято. Из русского магазина коробочки конфет. Кому набор шоколадный. Кому вина бутылка. Всем соседям. А потом пришла какая-то женщина, подарки принесла, с Рождеством поздравляет. Я, естественно, ей конфет набор и вина бутылку. Говорит, что уже жена сына им подарки дала. Я сказал, мол, это от меня. Назад что ли брать? Русские мы люди. Оказалось, это жена дальнего моего соседа. Так теперь он не только до нашего дома, а и за углом, вниз по улице, снег чистит. А имени всё равно не знаю! Там, рядом с ним, практически за самым его домом, начинается парк. Дорожки асфальтовые, игровые. Пруд даже есть c черепахами и рыбами. И ещё одна соседка живёт с необычной историей. Её муж, полковник армии США, работал в Пентагоне. Во время нападения самолёта там и пропал без вести! Это было время 9.11. Нет человека и всё. И следов нет никаких. Вдовеет. На дереве в память мужа резинка жёлтая. И раз в год вся улица к ней на поминки собирается. Просто постоять рядом, послушать её и родню. А как зовут даму я не знаю! Вот так и живём мы в нашем «Кул де сак.» Рядом, но никогда вместе. Традиция. Каждый сам за себя, один Бог за всех!

Гуано

Слышь, пацан! Гуано купишь? Дёшево отдам, сам приобрёл по-случаю. И использовал бы сам, да денег надо. Только условие одно — самовывоз! Я транспортные расходы не потяну. А так легко продам, как говорится — из рук в руки, куплю брюки, хотел бы боты, для нашей босоты! Но обувь слили на три-четыре. Берёшь гуано? Какие боты? Да никакие! Это ж, рынок, братан, вот я разговоры и разговариваю. Сам понимаешь, слово за слово, хером по столу, я в барыше, а ты на скучном шише! Без обид, мен! Так договорились? Чего такое это самое гуано есть? Ну, ты и серый! Просто лапоть неразношенный. Я тебе полчаса толкую, а до тебя, как до жирафа, этого фраера ушастого! Это же у меня чистое органически и по химическому составу удобрение. Чудо современного рынка. Урожай поднимает, как ваягра соответствующий орган. Импортная вещь. Купишь — оценишь! Все соседи к тебе сбегутся смотреть. Вот ты чего выращиваешь? Овёс? Сразу на ветках пряники овсяные висеть будут. Есть устанешь, а уж про срывать готовые изделия с кустов овсяных, стремянка понадобится! Арбузы подкормишь — ветки не выдержат. Сумасшедшее дело! Один со мной не посоветовался, сам подкормил кукурузу, а не учёл, дупель пусто-пусто, что она генно модифицирована была. Вся, как есть, в Канаду иммигрировала. И на границе, на двух языках, канадском и американском, убежище попросила! А ты говоришь! Берёшь? Молодец! Теперь детали! Основное производство класси-гуано находится в Тихом океане. Слышал про такой? Ну, его ещё Колумб открыл, когда за черными и, там, неграми в Америку плавал. Да ты знаешь! Этот парень был работорговец известный. Я сам в кино и смотрел. Так он говорит: Негоциант! Торговец черным деревом! И зовут, мол, меня, не как-нибудь там, а Себастиан Перейра! Понял? Ты прикинь! При чём здесь Колумб? Так в кино персонаж этот играл обобщённо всех их, кто Тихий океан открывал, закрывал, короче, бороздил. Ну, и без Колумба не обошлось при всех делах конечно! Так там было государство Тувалу. Дикое место. Друг друга они жрали, соседей жрали, а также трахали всё, что движется! Совсем дикие, без штанов, но, впрочем, и при рассмотрении их под увеличительным стеклом, они при гуано! И из этого вот мирового продукта, как оказалось, состояли земли, поля, пляжи и горы. Прикинь, чистое гуано, хоть чай с ним пей! И без всякого сахара! Откуда взялось? Это, братан, страшная тайна, но тебе открою. Библию сам читал? Откуда? Оттуда! Просвещаться надо. Я тут в электричке по дела своим ехал, а какой-то комод книги по ходу движения втюхивал. Нашёл чего! Но я то время с пользой люблю проводить. Ни выпить, ни закусить не было, так я книжку приобрёл. С картинками. Называется она «Библия для трёхлетних!» Tам сам Боженька, а вокруг ничего! В натуре! И написано: Земля же была безвидна, и дух Божий носился над бездной! Секёшь? Так и с Тувалой этой было. Океан гольный, и ничего. Но заметь! Птицы были и жрали со страшной силой! А кто жрёт, тот и соответственно. Чистая физика. Чем ты больше в себя, тем больше всё наружу! Целые такие острова эдаким образом возникали. С горами, полями, лесами и человеками! И всё из птиц! Жуть! А потом, когда учёные на вкус попробовали, то и признали это вот дело лучшим в мире катализатором роста. Я даже слова научные почти наизусть выучил. И оттуда пошло — гуано! Эти, дикие которые, штаны купили, сомбреры и сапёрные лопатки. С утра до ночи роют и продают! И до того докопались, не стало у них ни хера! Из последних пальм плот смастрячили, назвали его «Кон-Тики» и в Египет уплыть хотели! Не получилось! Там гуано нет, а они по другому жить разучились! Встанет с утра, банан съест и копать! Режим. Ну, ты сам секи! Тебя в зону, лет много, братан, просидишь, так долго ещё в шесть утра подъём делать будешь! Рефлекс! Учил в школе, небось, про Павлова? Такой же! Тот, бывало, как рюмку увидит, да вилочку с грибочком на неё наколотым, сразу слюной капает. Наука! Так они теперь, я про пацанов с островов гуановых, приспособились. Живут на плотах, а за гуано в океан Тихий ныряют. Отсюда и пошло у них новое название — Островное государство Тувалу! Ну, чего, по рукам? Берёшь моё гуано? Ага! И сколько тебе продукта надобно? Ложку столовую? Ты, братан, лук ел, или так охуел? На пробу? Это тебе не мороженое! Чего его пробовать? Вот скажи, у тебя растения какие? Цветок один «Ванька мокрый»? В горшке? А чего ты бары-растабары развёл? Рынок? Слово за слово, остальным по столу и разбежались? Издеваешься? Гляди, гад! Следующий раз придёшь моё гуано покупать, обломится! Плыви, членистоногое! Ах, ты так? В морду норовишь забраться? Я тут стою, никого даже не трогаю, гуано на любителя продаю, а он меня за всё доброе в харю? Получи, фашист, гранату. А, не совсем нравится? Совсем не нравится? Привыкай! Граждане-товарищи! За что меня забирать? Я честный торговец, вот и патент у меня. Почему патент на чистку обуви, а я гуано торгую? Так… Увезли!

Случайный разговор

Слышь, парнишок, на Макаревича пойдёшь? Да не на улицу имени Макаревича. Я и не знаю такой! На концерт! Где будет? Вот скажи я тебе, в Караганде, так обидишься. А если ещё точнее? В третьей позиции женского тела. Ну, не позиции, этаже! Это- без разницы. На билете и адрес прописан. Вот. Библиотека иностранных языков. Вроде, она на Ульяновской будет. В начале. Или в конце. Дык — откуда смотреть! Сам бы пошёл, да фрака нету. А без него я и близко, как к святыне языкастой, так и к Андрею, свет Макаревичскому, близко не подойду. Не тот афект будет! Сечёшь, братан? Глянь, тут счастье будет, как выпить одну бутылку водки, одну пива, и ты на вершине, ваще, нечеловеческого блаженства. Точно как в песне о птице, которая цвета ультрамарин. Ну, существо из меди! Я эту вот самую песню давно когда-то пел. В школе было ещё. Соберёмся, мы, бывалоча, это даже до отсидок всех моих, да давай петь! Цыганка с картами, дорога… и птички эти. Романтика! Новый поворот, что он нам несёт. Кто чего сосёт? И так далее. Да я тут не о тебе. К слову просто пришлось. Я про самого Андрюху этого! Какой композитор был. А повар какой! Ну с его такими талантами, да в зоновской столовой, цены бы не было! Это он момент проспал. Мог бы ещё при Советах срок мотануть, так как этот, досидент! Сейчас бы уже в Америке от тубика загибался! Нет! Не всё дано человеку. Не сумел сильно досадить советской власти. Так, в жопу то кусал, то лизал, но, всё это как бы понарошке! Что бы и правда не присесть! Ну, ясно, существо, да ещё из меди! Но, сейчас не об этом! Бери, брат, этот билет! Хрен со всем, пару пива, и разбежались! Что? У тебя с собой джин есть? Это как? В смысле, в бутылке джин? Ну, пацан, ты даёшь! Старик Хоттабыч, блин! Тебя свои тут не Волька, ибн Алёша Костыльков прозывают? Я ту историю с джином Хоттабом с детства помню. К ней ещё детектив там прилагался. «Патент А Б.» А вот о чём, запамятовал совсем! И страшная книга о путешествии во времени. Вроде, один пацан фраернулся, нырнул в прошлое, а там Ленин! Что делать! Еле выбрался. Потом всю свою жизнь букву Р совсем не выговаривал. Как китайцы! Откуда я знаю? Так мы тут это, пересеклись с китаёзами. Они в разговоре всё на Л напирают. Холосо, длуг! Вот так и говорят, суки! Жуткая, ваще, история, была, нечеловеческая! Сейчас расскажу. Слышь, братан. На, бери билет этот. В кафе? Это можно. Я на мели. Сухой третий день. Чую, придётся домой возвращаться. С женой вот поругался, так она меня из дома выставила. Ну, не убивать же бабу. Я за своё отсидел уже. И она вон тоже отсидела. Как, иногда чуток сорвёшься, так базар-вокзал! Иди говорит, отсюда. И дала мне на дорогу два сырых яйца! Ты сам прикинь! И билет этот. В насмешку! Ей на работе баба одна дала! Тоже они всегда лаялись, а тут подошла и билетик. На! В знак моего глубокого уважения к вашей красивой биографии! А моя мне его ссударила! Вот я и сугубо обиделся. В гараже заначка была, так я быстро истребил. Сам-то я в отпуске сейчас. Чего заказать? Сардельки и холодец. Винегрет. И это всё с пустым стаканом. Будем твоего Хоттабыча пробовать. Ого! Джин «Бифитер»! Ты извини, дрянь жуткая. Пили мы его. Я по Оми ходил с плавучей лавкой. С водкой напряжёнка была. Самая погань -девяностые года. А этого добра, «Гордон», да «Бифитер» джин — море разливанное. Я так думаю, его где-то там неподалёку и готовили. Типа Ройял спирт, бузина, ну и немного чего для терпкости, крепости, да дурмана. Размешать и готово. А вот наклейки такие же точно! Так я о китайцах! Сосед-братуха у себя прописал небольшую китайскую семью на свою жилую площадь. Деньги заплатили уж больно хорошие. И сам сосед на три месяца на дачу, в Крым уехал. А как назад воротился, к нему шасть участковый. И документы предъявил, что у него там на площади около семисот человек временно прописаны. А за это нонче вилы полагаются! И концов никаких не нашли! Мы с ним тогда с болью и трудом большим это дело развязали. Чуть ли не через авторитетов наших и ихих. Дружок-то мой с зоны ещё. Объяснил на пальцах китаёзам понятия. И про кирдык в том числе. Все выписались разом! А твой джин хоть и получше Омского будет, а тоже дрянь. Я тебе, братан, благодарен. Ты на меня не сердись. Пойду с бабой мирится! Но, эти два сырых яйца я ей припомню. Спасибо за еду. Привет Макаревичу! В цвете ультрамарин!

О темпоре!

Дайте мне сюжет, и духом будет комедия из трёх актов! Или, там, из пяти. Хорошо было милейшему Гоголю восклицать! Сидит рядом с Пушкиным, «Вдову Клико» потребляют, девки сенные и прочие их ублажают. Пятки и прочее чешут. В голове ищут. Оркестр балалаечников им про славного Росса симфонию заводит. Одно слово — гении! А мы? Мне кто сюжетец подкинет, типа: Господа! Я имею сообщить вам-таки пренеприятное известие. К нам в губернию едет Путин! Стреляйтесь! И как тут на комедию словеса наберёшь? Даже в лучшем случае — на некролог! Нет, элементы трагикомедии имеются. Вот, например, назначение, господина Дворковича, открытого и убеждённого либерала-рыночника, сторонника отпуска всего в свободное капиталистическое плавание, вдруг, назначают смотрящим за ценами! Только как из этого комедию театральную сколупендить? Не поймут, азиаты-с! И окажешься в Макаревичах! Тоже поц, кстати, тот ещё! Он, значит, пиарится будет, денежки себе огребать, а, с другой стороны, письма президенту, свои типа, слать. Вроде того Иудушки, что опус один сочинил: «Как нам обустроить Россию!», хотя даже он не призывал наших телёнков бодаться с дубом! Ладно, проехали! Итак: Жили три друга — товарища в маленьком городе таком. Ну, назовём его Гавр. Или, скажем, Дувр. Хотя, может быть, и Кале. Или, вот, Па де Кале. Были они, естественно, французами. Тут надо бы для антуража чего французское мне тихо ввернуть, буланжери, ажан, уи, крем брюле, я потом ещё припомню. Простые такие французские парни. Блузон, музон, газон, да оранжад и вин де руж. Под Сюзанну и Марианну! И вот… «И вот плевал я с Эйфелевой башни на головы беспечных парижан!» Ё-маё! В Высоцкого, блин, вляпался. Вот с кем бы я водки сейчас махнул не глядя. Нашей, Пейсаховой! Только навряд ли! Сейчас он мёртв, а при жизни какой ему интерес со мной пить был? С восьмилетним! Так, чего тут у меня? Жили… Были… А всё же хорошо Адабашьян Макарке врезал. Ты, человек публичный, публично изъясняешься, так и огреби себе публично. То-есть, принародно! Адабашьян этому пирогу не чета. Актёр от Бога, художник, поэт, сценарист. О, вспомнил! Графиня лупила Боярского по мордасам в присуствии графа и герцога! Так брызги кровавые летели. А потом к ним подошла и пояснила, мол, лицо она публичное, особенно в день написания писем, так вот и лупить вольна любого и прилюдно. Вот бы Макарушке старой такой разношенной галошей, да по физии. Раз пять. Или шесть! На концерте! Пустячок-с, а приятно! Тьфу на вас десять раз, мысли малохольные, мысли окаянные. Теперь на «Любе» перемкнуло. Не, я так вовсе никогда ничего не напишу! Ближе мысли, пейсаховая, помогай!

Туманной лунной ноченькой

На набережной Гавра

Бежали со всей моченькой

Три друга от кадавра!

Блузоны развевалися,

Плевать на Марианну,

Но живы все осталися,

И грянули «Осанну».

Вино спасало красное,

Да гру-фуа с сардинкою.

Вновь стала жизнь прекрасною,

Для лиц, что со щетинкою.

Ушли долой сомнения,

Нет больше чувств со страхами.

А после затемнения

Гоняют мёртвых трахами.

Блин! Стих выпал! Бред правда, но, стихотворный! Какой кадавр, трахи с кем, куда баб дели? Так, вопросов больше чем ответов. Правильно сказал то ли Веласкез про Пушкина, то ли Козьма Прутков про Жмеринки. «Суди, мой друг не свыше сапога!». Аз есмь драматург. Так и надо драмы писать. А коли не получается, то комедии. В самом крайнем случае, на крайняк, скетчи! Навроде, как Ежи Лец Валенса! Или без Валенсы? Какая, хрен, разница. Кто из современных про эти непричёсанные мной мысли вспомнит?

Высокой страсти не имея,

Торчал ужастик от хорея,

Не опоясывался ямбом,

Поскольку был по-жизни М* Вамбом.

Или Мвамбой? Мгангой? Проехали!

Ба! Опять стишком сблудил! Суворов, просто Суворов. «Туртукай взят, и я был там!» Нет, брат, не отвертишься. Общее направление уловил? Дерзай, ты на правильном пути. Тюрьма за плагиат уже близко. Ну, не тюрьма. Вилы! «Что бы словам было тесно, мыслям просторно»! Ё-маё! Кончилась! Утром полная бутылка была. Куда делась? Неужто выдохлась? Я и пил по чуть-чуть. Надо бы пойти ещё одну на углу взять.

Мы с песнею не былинной,

Шагаем по Неглинной,

Шагаем по Неглинной

По матушке реке.

В трубе слегка воняет,

Что каждый обоняет,

Других не обгоняет,

Спидометр в руке.

Спать, где здесь диван? Ага! Долго примеривается, с размаху попадает мимо. Грохот упавшего торшера, лёгкое возенье на полу. Мощный храп! Спи спокойно, дорогой товарищ! «Мы сами, родимый, закрыли орлиные очи твои!» И тут у меня, как у Ильича, на глаза навернулась скупая мужская слеза!

В Верховной Думе

Пресс-конференция.

Господа, дамы и чьи-то товарищи. Я, кстати, с этого начинал и погорел. В Турции был в служебной командировке, так значок надел с портретом деятеля какого-то. Ну, я человек безгранично страной художественно развитый, а там эмаль богатая, местами переходящая в финифть и скань. Иногда и перегородчатая! На портрете серьёзный человек был, в феске красной, пузатый и во фраке. Видно, что голова! Я на приём к местным пашам пошёл и для форсу украшение одел. Скандал тогда был страшный! И турчики оборзелые обозлились, и наши товарищи! Вот что компартии так близки. Нам тогда разъясняли про резбу, нет, резню, полутора миллиона армян, а я всегда был не дурак. Красный диплом! Только вот никто не удосужился показать портреты главарей армянского сопротивления и подполья! А этот, в турецком головном уборе, из них был! Выперли меня из этой Турции. Хорошо хоть язык оставили! Я на шести языках могу. Вот ты есть захочешь, а чего делать? Страна совсем тут иностранная! Не то мне. По-турецки: ашарга керек, по-французски: же не манж па сиз жур. И так далее. Шляффен-ессен, манджарить! И гив ми диз стейк фор фри, плиз! Мастерство не пропьёшь! Без относительства к этого теме разговора. Но сейчас не об этом! Вы мне прямо и правильно задали вопрос, и я так же вам прямо здесь и правильно отвечу. Да! Я это говорил и горжусь этим! Я первый из всех заметил русскую национальную особенность. Специально посмотрел источники и где-то у Карамзина, или Татищева нашёл чёткое определение нашему стремлению к самоупорядовачиванию! Уф! Не, наш язык — самый заковыристый в мире. Все помнят? Одень, сами знаете куда, шапку, а то уши отморозишь? Вуаля, вуаси! То-ли дело идиш! И коротко и красиво! Тут пока выговоришь, уже забудешь, что у тебя мама русская была, как у Руцкого! Только пивом не торговала, хотя бы и могла, будучи по паспорту гражданкой Эйдельман! Да, это я о чём тут? А, вот! Наш президент всей страны, Владимир Владимирович Путин, ещё долго будет руководить. Однако, и враги не дремлют. Вон, ты гляди, в лагерную пыль размолотый Ходорковский со смехом восстановился и вместо похорон тут у нас матушки своей, на которые так, гадюка, и не приехал, хотя ради состояния вот её здоровья его с кичи вынули, чего удумал! Опять еле договорил! Ну, я змей, силён! Так Владимир Владимирович! Я вам чего скажу. Прав был сей человек, говоривший, мол, труд его труду раба на галерах подобен. И врагов и идиотов много. И непонимающих, и нетерпеливых. И прямо ждущих ошибок от него или смерти желающих! А Бог он вам не Никишка! Как стукнет кого, так и азохен вэй, что значит, привет родителям! Посылает Господь России спасителей, а мы их помётом жидким, хоть в интернете, но поливаем. А я не позволю! И мы не позволим. Все фракции. Тут такое дело. Выборы там, или чего в Думе, то один коленкор. А, ежели, все основы пытаются снести, да страну назад, в девяностые, а у нас уже всё поделено, и делить нечего? Это как? Смех смехом, а пусси райот кверху мехом! Народ так считает! И мы все сплотиться должны, а Президенту выказать совершенно необходимые почёт и уважение. Я не льстю, как некоторые. Открыто говорю, лучше Путина нам сейчас никого не найти! Нет такого человека, не было и не надо! Вот мне предлагайте, я бы не взялся. Хотя и знаю, у меня может получится! Не берусь. Про это ещё Хлестаков рассказывал. Мол, многие приходили, брались, а покувыркаются, хватять патоку с шила, с жара, и уваливают. Невмоготу! Нет сейчас лидера у нас сильнее! А всякие выборы-мыборы они народ и Президента от дела отвлекают. Это что за срок — шесть лет? Вы покойного столпа и отца демократии спросите, некоего Солженицина, так он бы, хоть и был демократ и либерал, ответил. Даже на нормальный десятерик не тянет. Огрызок! Мы есть тут страна особенная. Что Тютчев-то говорил? «У нас особенная стать, в Росиию можно только верить!» И я предложил стране и народу подумать, пока только подумать над моей идеей. Пусть во главе всей страны стоит выборный царь, сроком на десять лет. Настоящий. В барме, со скипетром и державой. Рынды вокруг. И некто Иванов. В красной рубашке! Флаг сменим на императорский. Чёрно-жёлто-белый! И сразу на этот пост нашего Президента. Пусть работает, а если кто мешать будет, то это измена Государю и Отечеству. И пора будет Иванову злодею разъяснить, зачем ему по чину такого цвета рубашка положена! И Патриарху нашему к титулу одно слово только стоит добавит — Истинный. Ну, там ещё по мелочи, истинный всего мира сего и его окрестностей, земель Иверской, Армянской. И так далее. Вплоть до Эквадора! А через десять лет не выборы провести, а ротацию. Путина назначить Верховным существом с правом объединения церковных и светских функций, а Патриарха торжественно захоронить на новом мемориальном кладбище в Мытищах! Вот, вкратце, вся суть моих предложений! Молчите? Онемели от величия мысли! Это бывает. У меня таких идей достаточное и соразмерное количество. На следующей прес-конференции я вам расскажу о своём плане «Как нам обустроить Украину до полного исчезновения Галичины!». До свидания!

Сон депутата Рады!

Сука! — проникновенно прозвучало в ушах. Разоружись перед партией «Незалежная свидомость»! Тебя для чего хлопцы в Тягнибоки и Яроши выбирали? Что бы ты косоворотку- вышиванку носил и сало в шоколаде ел? Депутат от одномандатного округа! Дывись яка цаця! Как одна отдельно взятая мандатория от мандатоносителя. И, что интересно, все вышеперечисленные слова являются у нас однокоренными и производными от слова манда! Откуда ты и выпал в процессе уманданутия! Ты усё понял, козий выкидыш не нашего Бога? Ох, не зря хлопцы про тебя такие сказы сказывают, а седые бандуристы на сопелках и кимвалах славу расследованию поют. Ты ведь тайный москальский еврей, и, по одной версии, имеешь апсердоним Цыка Пильзенский, а по другой Голопуп-Сруль Карлович Вассермуттер! Нам всё давно известно! Ты прокрался в Верховную Раду, имея тайное намерение на совершение диверсии, путём перекрывки кранов для воды в туалетах и устроив бесплатную раздачу жидкого сала с пургеном. Так-то, отрезав панов добродиев от места их постоянного пребывания, ты, гада ядовитая, решил вывести из строя ненавистных тебе, как еврею и москалю, гидных, то есть, все достойных украинцев, вроде меня! Я, казак Гаврилюк, честно стоявший на морозе с посиневшей от ненависти к «Беркуту» жопой, вывел тебя-таки на чистую днепровскую воду! Твоя и моя партия как «Незалежная свидомость» создавались вовсе не для того, что бы ты набирал свои тухлые 2% голосов избирателей! Оставь это Мишке Касьянову. Где обещанные наши тысячи последователей, где? Куда ты чуткого и верного патриота Сашка Билого подевал? Ходят слухи, что его застрелили наши враги по твоей наводке! Что, падлюка и курощуп, ненавидишь всех, кто не носит как москали пейсы? Это тебе не у Бени Коломойского вафли кушать. Сладострастник кондитерский! Как тебя Рада держит? Жди. Скоро уже придёт наша Йюля, и тоди моя речь тебе небом с сиротскую ширинку покажется! А вот и она тут! Давай ползи сюда, ненька наша. Нравится тебе её облик? Синяя голова с тёмно-золотой короной лихо уложенных змей, тулово, что длиною в казацкую лошадь, ручки, так чопорно и сладко теребящие кусок высушенного газа, того, за который клятые кацапы и москали упекли её в жуткую цигулёвку! А вот эти восхитительно кривоватые ноги, изысканно обрамляющие конец её и плавно и чуть нежно переходящие в хвост! Слышь, ухо свиное, как конец, разглядел? Это не аллегория там какая, а наличие присутствия животворящего мужского начала, но и не без влияния женского! Панна Тимошенко говорить тут будет, а ты слушай, потому, я же не хирург, как говаривал нам Лёва Задов у батки Махна в Толстовском варианте. Оторву ручки с ножками, крылья и лапки, да и скажу, что так и було! Попомнишь, гад, Попандопуло! Пан козак, позвольте уж мне с паном шахраем словом тут перемолвится. Что ж ты волчья сыть, трявяной мешок, не ревёшь по-звериному, не блеешь конём тут по-козлиному, а поёшь, потрох рваный, по-соловьиному? В гости я к тебе не одна пришла, а пришла к тебе с косой вострою! Вот этой! Сейчас будем правду говорить. Итак, москальская тварь и агент Верхнего Ориноко, какие есть твои доказательства? Шифры, пароли, явки! Документы об это место, — и хвост Йюли показал на пол перед ней. Трепещи отчётливо, ибо пришёл день твой судный! Обеда не будет! Ты сам обед, вот и мои змеи подтверждают простую жизненную истину! Я, царь царей, кей из кеев, Закхок Мудрый. Ой, извини, козак, это из другой оперы. Слушай, а чего мы так долго с ним разговариваем? Чего он знать-то может? Про ФСБ я сама всё могу ему рассказать, сколько уже лет с Путиным сотрудничаю, а так он совсем пешка. Ещё и миллиона не скрал. Брось-ка его в сортир! Нет стой, это его только обрадует. Видно же, что гельминт! Надо бы тварь за ушко, да на солнышко! Что за звонок? А, чего, кто спал? Я заснул, а пора голосовать? Могу! И уже проснувшийся пан депутат Украинской Верховной Рады с наслаждением потянулся! Народу слава! Это был всего лишь сон!

Ночью

Я страдала страданула,

Пред тобой себя нагнула,

Ты в ответ: Башка болит,

И, ваще, радикулит.

Я сегодня не могу,

И себя поберегу,

У меня «мужские дни»,

Жди что б кончились они!

Костерок догорал, да и портвейн был на исходе. Заметно похолодало. Мой свитерок, красивый, но синтетический, греть давно перестал. Да и сыро уже было. Мы с Танькой сидели на поваленном бревне, и это её голос рассказывал о трагических событиях. Сама она что-ли свои песни пишет, -лениво подумалось мне. Чёрный зев палатки напоминал о тёплых спальниках, сухости и близости любимого тела. Третий день в лесу, не готовим, правда, чай варим. Из еды в ход пошло всё: шашлык, консервы, колбаса, прихваченная с собой сырая картошка. Глупость конечно! Можно было бы нам свалить на Юга. Там море, чебуреки, вина навалом, да вот только в паспортах у нас нет отметки о браке, а бдительные и морально устойчивые граждане, сдающие комнаты, так и норовят срочно поинтересоваться твоим социальным статусом. Хотя спрашивается в задачке, им-то не один хрен? Про гостиницу я и не говорю. Блюдут! Задачка на сообразительность. Дано: холостой врач 27 лет, медсестра 22. У них хорошие отношения, но чисто технические. Какое я слово нужное нашёл. Типа из анекдота про охоту. Ей охота и мне охота, вот это охота! Мы в плане таком друг другу весьма подходим! А вот в остальном… В плане общем, Танька книг никаких не читает, до сих пор пишет с ошибками, правда дело своё, хирургическая медицинская сестра, знает туго. Никогда не перепутает окончатый абортцанг с маточной кюреткой и с зажимами Мишеля, да и шприц Жане тебе никогда не подаст! Тот самый, на сто миллилитров, ухи промывать грязнулям. Тут она богиня. Ну, и в смысле тёплых отношений тоже! Таис Афинская! Где-то в Луховицком районе Московской области, есть у неё женишок, фельдшер, да ветеринарный. Сейчас дом достраивает, а на Покрова свадьба. Я уже к ним приглашён, но до таких высот эстетики пока не созрел, так что вряд ли буду! Где-то неподалёку хрустнула ветка. Я насторожился. Вроде и до Москвы близко, но лес здесь глухой, болотистый. Рядом охотничье хозяйство. Кабаны шастают, лоси. Значит и волки имеются! Летом, оно конечно, волки на людей не нападают, да кто его, зверя, знает, проголодается, а тут свежатинка. И бегать по кустам, жилетку драть, смысла нет. У меня с собой топорик имеется, да ещё ножик есть за 65 копеек. Складной, здоровый, только мне почему-то кажется, что против волка он не очень мне пригодится. Поэтому под рукой лежит дубина сучковатая, метра так на полтора. Вот ею отмахнуться и от волка можно! Да и мало ли! Народ тоже разный бывает, иной и хуже волка. Вон в газетах наших сколько страшилок появилось с приходом гласности и демократии! Жуть! Опять хруст, только уже ближе. Взяв дубину, я перемещаюсь в тень, где и сливаюсь с кустиками. За моей спиной ствол огромного дерева, так что какая-никая, а защита. В мою сторону, — командую я Таньке, но она только сонно повела плечами. Похоже, как сидела, так и заснула. А к угасающему костру вышло нечто невообразимое. Представьте себе ртуть, но застывшую, а из неё человеческое подобие моего роста. Было такое ощущение, что человек облил себя чем-то напоминающим ртуть, этот состав застыл, и стал его второй кожей! Судя по лицу, это был мужик лет тридцати, или сорока, мускулистый, широкоплечий, с волевым подбородком и пронзительным взглядом. А вот глаза были живыми, стального цвета, и со зрачками как у змеи, то есть вертикальными, а не горизонтальными. Привет, — услышал я. Какие дела, братан? Присядем? И мы вдвоём уселись на бревно. Кури, -тут он протянул мне пачку «Данхил». Спасибо, -и я в ответ раскрыл перед ним пачку «Явы»! Закурили! Ты не будешь против, если дева пойдёт поспит? Проводи, пожалуйста! И я действительно отвёл Таньку в палатку и уложил в спальник. Причём, она вовсе не проснулась, но в лежбище своё влезла очень уж аккуратно, даже кроссовки сняла! Я тут же вышел к костру. Мужик продолжал курить. В сыром этом воздухе дым не шёл вверх, а как бы расползался по окрестностям. На самом-то деле на лес пал туман, придавая деревьям и кустам совершенно фантастические очертания. Костя, — сказал мужик. Это имя моё, а тебя как кличут? Зови меня Иваном, — ответил я, и стал ждать продолжения. Не сказать, что я не был немного испуган, но сильнее меня разбирало любопытство. Тут явственно запахло братьями Стругацкими, улитками на склоне, и жуками в муравейнике. Да и прогрессор Румата не выходил из памяти! А ты терпеливый, — услышал я.- Вопросов не задаёшь, хотя наверняка имеешь! И правильно! Я и сам всё разъясню, ну, не в той степени, как профессорский Шарик разъяснял чучело попугая! Что я родом не совсем с этой планеты, ты и сам догадался. Книжек у вас тут научно-фантастических много, варианты в них самые разные! А я вот и одет достаточно для тебя странно, да и глаза не как у людей, неправильные! Вот только один вопрос, это мои глаза, или часть защитной одежды? Спешу сразу все твои сомнения развеять. Такое вот дело. Может слышал про теорию существования параллельных миров, вселеннных, планет и так далее? Считай, что я с планеты Земля, но совсем не твоего времени, пространства и прочего сущего. У тебя от портвейна там осталось чего? На донышке? Нам хватит. Пришелец взял бутылку «Агдама», вылил в рот последние капли, поморщился и сказав: Ну, и дрянь ты, брат, пьёшь, — передал мне полную. Как и когда в ней образовалась жидкость, я даже и разобрать не успел. Обтерев горлышко рукавом, я вылил в рот немного содержимого. Это, конечно, был белый портвейн, но уж никак не ублюдочное творение ликёро-водочного завода «Кристалл!» Вино «Порто белое». 1967 год. Португалия. Назвать можно как угодно, но портвайн должен быть из Португалии. Как и коньяк и шампань из Франции, а водка из России. Но не та, что у вас в магазинах. Это пойло никакого отношения к водке не имеет! Как и некто Менделеев, якобы, открывший секретные пути получения данного продукта. И до него пили, а он лишь поделил чистый спирт напополам! Химик, одно слово! Ты меня, Вань, извини, ежели я твоё чисто русское самолюбие затронул! Ну, там вот, российский гений, национальное сокровище. Если так, то звиняйте, дядьку. Продолжим? Теперь уже пили из двух кружек, которые я предварительно ополоснул водой из большой фляги. Не закусывали. Мне не хотелось, а человек по данному вопросу молчал. Может у них так и принято? Так вот, Вань, -услышал я. Ты про компьютер слыхал чего, ну, хоть немного? Сам я никаких-таких компьютеров в руках не держал, за ними не сидел, поэтому честно признался, знаю в пределах фантастики. Всякие там «Экимаксы» и прочие, которые желают своим искусственным разумом мир подменить, а людей вывести как тараканов, подчистую! Костя усмехнулся. Смотрелось это чуть жутковато, но всё ж таки понять смысл мимики было можно. Не так немного, но где-то близко! Так вот, компьютер– это будет машина электронная, человеком созданная, и жить ему помогающая. Да я не об этом. Ты можешь сам набрать текст, или сделать с чего-то картинку, а затем выслать в адрес другого компьютера. Дойдёт за секунды. Вот и представь, такой же компьютер, но перемещать во времени и пространстве можно людей. У нас до туристов, правда, дело пока не дошло, дороговато будет, а вот, постоянных времени службы сотрудников, перемещают. Вот и я здесь, по роду службы так сказать. Никаких секретов я не открою, если скажу, ни в прошлое, ни в будущее хода нет. Только в «параллели» как мы их называем. В одно и тоже время. Вот только истории на Землях шли со своими делами. Похоже на то, что старт был одинаковый, а развитие пошло по разному. Сечёшь? Я интересовался, у вас события странные были. То самолёт старый в небе летит себе и исчезает. Иногда, поезд едет без рельс из ниоткуда, да в никуда, НЛО разные, корабли старые парусные. Тут отчасти и наша вина, да и ещё может кто уже до стадии хронопутешествий дошёл. Пересекаются временные континуумы, как у вас в некой научной фантастике объясняют! А я специально к вам. Открою великую тайну, за добычей. Предки наши жили разгульно, всё в технику ударялись, за природой не очень смотрели. Так мы чего можно тщательно восстанавливаем, и в том числе мир животный. Тут я позаимствовал у вас немного пацанья лесного, но, как говорится, не бесплатно! Через несколько лет у нас их поголовье большим будет, научились мы рост ускорят, да и количество лет прибавим. Вот их и вернём. Будут и к жизни в дикой природе приспособлены, и жить дольше, без болезней. Обоюдная нашим мирам польза! Да ты, брат, совсем плывёшь! Бывай, Ваня, рад встрече. Может ещё когда свидимся! И ушёл в темноту и туман! Утром я проснулся, вышел из палатки, но, разумеется, никого не нашёл. Холодало! Привиделось во сне мне всё спьяну, — решил, я, поднял с земли аккуратно поставленную к бревну бутылку с остатками вина и допил. Это был превосходный «Порто»!

Жуткие мифы Древней Греции

Рассказ бригадира копателей в арх. раскопках.

Взвейтесь соколы орлами,

А мы встретим вас колами,

Раскатаем в пух и прах,

И отвалим все на трах!

Итак! Плыла по реке голова, на губной гармошке играла и лихую песенку пела. А чего не петь? Всё что можно было потерять — потеряла. Чего ты с головы возьмёшь? Она даже на холодец не годится, чать, не голяшка! Нет, можно, конечно, ободрать, высушить и в Микронезии людоедодам продать. Которые головы сушёные собирают. Да где та Микронезия, и где голова? А плыла голова по речке Стикс, которая в Древней Греции во владениях Аида, царя мёртвых, проистекает. Из судоходных средств на речке этой один корабель кентавра — перевозчика передвигается. Мёртвых греков возит. За долю малую. Драхму или лепту? Не помню я. В школе училка нам чего-то говорила про подъезд и швейцара. Который скудной лепты не взял. Или это о другом? Правда, бывали преценденты, живые являлись. Вон Геракл по пьяни прихрял, кентавра отбуцкал, хоть тот мало что мужик здоровый, так ещё и лошадь, а когда на помощь вылетел ужасный адский пёс Кербер с целой массой змеюк вместо шкуры на голове, то Геракл так бедного ублаготворил, что тот замертво свалился, хотя и был давно бессмертный. Полежал, а потом встал, и пошёл искать место, где бы ещё прилечь! Затем этот ещё заходил, который за своей Эвридикой. Певец местный, Орфеем звали. Странное имя какое-то. Чего-то я про него слышал! Ну, и мама Ахилла, который Патрокла друг, тоже зашла раза. У неё шашни с царем местным земным были, а сама она, по-жизни, богиня. Ну, всё это при ней! Есть за что приятно подержаться! Так они пока с царём держались за чего хотели, сынуля у них приключился. Фетида, так богиню эту звали, она по морским делам была. Но, и в хиромантии понимала. Что б кто сыну не повредил, она его младенцем в этот самый Стикс окунула. Ахилл и не рыпнулся, а уже получил там защиту от любого оружия. Потому, вода Стикса волшебная! И только пятка его в руке мамашиной оставалась. Всё ж его в реку бросить и богиня не рискнула! Чёрт его знает, что в царстве мёртвых в воде обретается! Так его и ухайдакали впоследствии троянцы. Прямо в пятку попали. Дело было в Малой Азии, а там и Палестина неподалёку. Так местные обыватели загадки по этому поводу свои придумали и смеялись страшно! А чего смешного-то? «Отгадай загадку и реши вопрос, метился я в пятку а попал я в нос!» И чего смешного? Тут история вовсе трагическая. Может они, ну, те кто это сочинял, знали что в жару трупы быстро ужасно пахнуть начинают? И всё равно не смешно! Ну, так значить, был такой склад ума у людей. Отчего иные плачут, Шендеронович, вона, смеётся! Ладно, отвлёкся я тута. Плывёт голова по ужасной реке, ничто не лежит на прибрежном песке. Сик! Здесь я изящно полемизирую с автором, описавшим купание пионера в реке Конго, да ещё и в присутствии целого пионерского отряда! Фомой пионера звали. Так и на могильном памятнике обозначено. «Был съеден корокодилом во время купания. А мы ведь ему говорили. У Неверующий! Одно слово — Фома. Так им на роду, Фомам, написано!» Да! Как голова очутилась в реке Стикс, всем понятно? Не всем? Так я поясняю популярно! По горам и прочим лесным гранитным массивам далёкой страны Суомии шлялся некий здоровенный пацак с карлой лютым на плечах! Карла был его братаном, а баба вот у них получилась общая. Наиной её звали. Ну, как жену Ельцина! Только это было раньше гораздо, и та Наина была красавицей! А не пришей-пристебай! Правда, это дело воли и вкуса. Всё великое мы можем опошлить, — заявил как-то раз один гомосексуалист. Он, кстати, слыл эстетом, что по словам фельдфебеля Ваника доказывает — эстетизм очень даже был всегда сродни гомосексуализму! Но это к слову! Итак карла, поскольку лютый, подождал пока брат после решения проблемы полов с Наиной заснёт, головушку его буйную и отрубил. Как говорится, твой меч, твоя голова с плеч! А Наина эта умела колдовать. Пацак ей сильно нравился, но влезать в сложные взаимоотношения с братьями она не стала. Карла тож славился умением колдовать так, что от всяких-яких только брызги летели! А ей-то с ним жить, да жить, да скоромное тешить! Братана вот не стало, так хоть к карлуше в делах секса прислониться! Так она и говорит. Мол, дорогой, теперь когда последнее препятствие на пути нашей неземной любви пало, надо нам и о себе подумать. Что люди скажут? Брат на брата крамолу куёт! А хорошо ли это? Давай я голову эту самую дохлую силами чародейства оживлю, а там макнём её дуру в реку грецкую такую, Стиксиком местными именуемую, как бы для придатия голове устойчивости лекарственного бактериофага против разных гнилостных микроорганизмов, да уж пускай себе у нас в травке стоит, сохнет. Вся такая живая! А если кто чего–предъявим. Вот братан, мол, вона, стоит он тут. Приболел малось, а сейчас на вольных травах телеса, почти в болезни утраченные, нагуливает. И как греки говорят, «Пер аспера ад астра!». Что переводится, «астра — она тоже цветок, хотя и не пахнет!» По-научному! Так и сделали. Голова тут ожила, до самого Стикса её по течению отправили. Самовывозом! Зефирным, конечно! Без руля и без ветрил! И без страха от педрил! Шутка такая! Да чего ей бояться? У неё и объекта покушения нет. А как нам рассказывали люди в одной из лекций в интитуте коммунистического просвещения, то если нет хоть одной из составляющих признаков преступления, так сказать, объективной стороны, субъективной стороны, субъекта преступления и объекта преступления, то ничего и не будет. Заплати, и дело успешно развалится! Вроде так? Вот она и плыла, песенки ухарские распевая. А чего ей делать оставалось? «Без рук, без ног, на бабу скок!» — это не про голову. Хотя мысли кое-какие скоромные и оставались, а вот воплотить их в жизнь не было никакой физической возможности. О! В рельсу лупят! Кончай перекур, обедать пошли. Потом поспим пока жара, а там купаться. Я эту археологию до тонкостей изучил. Семнадцатый год в поле!

Разговор после принятия!

Вот простая вроде вещь, электробритва, а сколько в ней открытий чудных явил нам просвещенья дух? Ты сам прикинь. Ну, что такое плавающие ножи, ни я, ни сам учёный физик Лаперуз тебе не разъяснит! Темна вода во облацах! Кстати о Лаперузах. Слыхал, что Франция, страна такая есть? Дикая, конешно, но как Карлсон с мотором, симпатичная! Секи! Коньяк изобрели, шампузу и минет! Это сколько народу пользы, даже подумать страшно! Ладно, проехали, сейчас не об этом! А о чём? А, да, Лаперузы. У них там одно время повадились королей кончать! Как какой заведётся, так его и аннигилируют. Блин, еле выговорил. Мне участковый вчера сказал, что он меня вот это самое, и в извращённой форме! Так до того во Франции дело дошло, королёк по имени Людовик Шестнадцатый кареты сам по себе ремонтировал и слесарем себя обозначил! Жуткое дело! Народ тама возмутился, потому конкуренция нечестная, и прикончили работягу! У них там просто было. Баба ейная, жёнка, Марея Антуанета за слова свои лютую смерть прияла. Через усекновение главы по самое не балуйся! Топором, мля! Палач на плаху как вышел! Сам весь в черном, топор у него мясницкий, мышцы гора как у Шварценегерра, а она ему говорит: Вы бы, пся крев, хоть чего на колоду постелили! Вона кровь там, грязь всякая, мухи садятся! Я через тебя, подлюшного, ещё какую инфекцию схвачу! Понятно оборот? Ну, палачи народ простой. Как дал ей по шее, так и Вася! И правильно. Пришла по такому делу, так участвуй, а не отвлекай своим присутствием занятого человека. Опять я тут от Лаперуза отошёл. Так там сам, который последний по счёту, тоже вопросы задавал. Вот его привели на плаху, он стоит и у палача спрашивает: А что, Лаперуз наш уже Карафуто открыл, которое дикие русские Сахалином зовут? А про ножи плавающие спросить не успел, снесли сироте головушку. Так она и покатилась, да в корзину с отрубями. Чего отрубями? Не отрубями в смысле отрубили, а отрубями в смысле отходов технологических, получаемых в процессе использования нами сельского хозяйства. Понял? Ты чего, никогда в деревне не был? Там при Хрущёве это дело в ход широко пошло! Макуху ели, жмых, а отрубями закусывали. Распарят, и пропускают через свиней! А потом едят, то отрубя, то макуху. А свиней не ели. Хрущёв налог ввёл на домашние сельхозпродукты. Вырастишь свинью, да отдашь государству. Но при этом отрубя есть можешь по полной и в своё удовольствие! Как и всё прочее своё с приусадебного участка. Вот только наш то лысый хер с родинкой приказал всю землю приусадебную отрезать по самые окна избушкины в пользу колхозов и совхозов. Так что хочешь ты макуху, али отруби, сначала укради в родном колхозе, а потом пользуйся! Никитка наш, он тот ещё хозяин был. С кем пришлось товарищу Сталину работать, жуть! Откуда я все эти учёные научные премудрости знаю? Из телевизора! После работы отряд построят, шмон, то сё, а потом личное время. Кто куда, а я телевизор смотреть. Вот и почерпнул много полезного! Так я про Сталина! Его гады с разных сторон освещают, но мне чего понравилось. В самый пик репресий, в 37 году, в стране нашей сидело народа меньше, чем сейчас в дни мира и демократии в США. Процентно, по количеству всего населения! Понял? А нам всё врали про репрессии! А что стрелял вождь, так и сейчас бы буржуазию надо бы! Которые воруют не как мы, а по-чёрному. Я в последней ходке был за две бутылки водки! 300 рублёв ущерб. Два года! А отдельные рыжики воруют наномиллионами, и хрен всем по деревне. Потому, он Меламед, а я Сидоров! Расовое, блин, неравенство и полный конфликт интересов! Во! Так я про Сталина! Страну надо поднимать из разрухи, а у него с кадрами хана! Зиновьев и Каменев — политические проститутки. В смысле поступления на свои личные нужды денег — могут, а вот для народа — никак! Бухарин, у него «Бухарчик» кликуха была. Вроде он при центровых пацанах на своих цирлах шестерит! Любимец партии, а очком крутит и вашим, и нашим! Тут народ богатеев сверг, да только в себя приходить начал, а он кричит: Обогащайтесь! Точно как Горбач кооператорам! Нам с тобой никаким образом не обогатиться, а те которые мешками воровали, в панах ходить будут. Там ещё Луначарский был. Тоже личность известная! По культуре работал, змей! Массовые праздники организовал, движения антицерковные молодёжные. Столько храмов порушил. При нём ещё некий Емельян Ярославский обретался, русский был, подпольная фамилия Губерман! Да ты слышал поди. Он до сих пор в Израиле пишет! Библию свою написал занимательную. Или тот папа его был, как у Антонова- Овсеенко и даже не однофамильца Алёши Сванидзе! Я про Карлу Сванидзе! И прикинь такое дело к носу. У самого Сталина отец был сапожник. Говорят, что не родной, не знаю, сам он окончил семинарию духовную, да два курса отучился в Академии. По тем временам образование пристойное. Да ещё на Кавказе! А при нём в делах два реальных пацака-сапожники. Никитка– шут, который Хрущёв, и Каганович. В Правительстве Скрябин-Молотов в Председателях, правда, с гимназией. И Куйбышев, так тот инженер. Остальные, хоть военные, хоть цивильные, вовсе дикие люди. Нарком НКВД, Колян Ежов, в анкетах писал, что у него неоконченное начальное! Работай с ними! Всё, сдёргиваем. Участковый идёт. Опять вопросы задавать будет химического порядка. Оно нам надо? До завтра. Суббота ныне, отоспимся и сюда. В клуб по интересам! Бывай, братан. Машке твоей привет. Ну, и Шишкину! Не писателю и не художнику! Наше вам с кисточкой, гражданин начальник! Всё! Уже ухожу! До побачення! «А на чёрной скамье, на скамье подсудимых…»

Рассказ в камере

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.