электронная
72
печатная A5
397
18+
Распутываю мир

Бесплатный фрагмент - Распутываю мир

Объем:
274 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-9403-8
электронная
от 72
печатная A5
от 397

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Я доказала. В первую очередь — себе

Посвящается трём великим женщинам в моей жизни: маме, Алёне и Лейле

Пролог

Он звал её.

— Молли…

Тихий шёпот разносился эхом в её черепной коробке, отдавался болью, пульсирующей, но такой нужной сейчас. Она была благодарна возможности всё ещё быть живой. И одновременно с этим стала острее чувствовать монстра внутри себя. Он пробивался сквозь её тело, пронзал вены и нервы, а своими когтями рвал кожу. Делал всё возможное, лишь бы выбраться наружу и показать себя таким, какой он есть.

В тот момент, когда девушка очнулась на влажной траве, над её головой светила луна.

Страх холодной рукой сдавил сердце.

Она дёрнулась, садясь на холодную землю и прижимая к груди окровавленную руку. Прислушалась к тайной музыке ночи. Оглянувшись по сторонам, попыталась подняться, используя в качестве опоры кирпичную стену.

Но резкая боль в ноге, накатывающая беспрерывными волнами, не дала девушке завершить начатое. Подобную боль она чувствовала несколько лет назад, когда, катаясь на велосипеде, не справилась с управлением. Даже тогда Молли не плакала, а сейчас рыдала в три ручья, всхлипывая и вытирая здоровой рукой грязные дорожки с щёк.

За ней гнались от силы два человека, и она прекрасно знала, кем они являлись. Её настигли слишком быстро, каким-то странным образом узнали её настоящую, подлинную ипостась.

Девушка подняла голову и посмотрела на небо. Яркая луна давала хоть какой-то свет, но его оказалось недостаточно. Раненая сделала ещё один шаг и упала на землю, прижимаясь спиной к сырой стене заброшенной церкви. У неё сбилось дыхание, сердце стучало неимоверно быстро, даже с перебоями, пульсация медленно нарастала в голове. Должна была вот-вот взорваться, волнами уже доходила до своей оглушительной кульминации.

А потом всё прекратилось.

Взрыв произошёл за секунду и сразу стих, но кровь стремительным потоком хлынула в рот, стекая по уголкам губ и окрашивая ворот футболку. Собственная кровь казалась до ужаса противной и тошнотворной.

Гадкой, словно яд.

Другим бы она показалась восхитительной.

Молли выплюнула сгусток крови, вздохнула и попыталась снова встать. Опять чувствуя себя слабой, она мелкими шагами шла вдоль стены и всхлипывала. Ей бы сейчас ненавидеть тех, кто непременно убьёт её, но вместо этого накатывала злость на саму себя. Вот так умереть — за то, что не человек.

Девушка прижалась к стене, жадно хватая дрожащими губами воздух. Выбраться не получится. И что теперь? Умереть из-за одной ошибки?

Какой?

Ошибка в её матери. Ошибка в её родственниках. Ошибка в её семье по линии отца.

Молли тяжело вздохнула. Девушка помнила, что перед тем, как потерять сознание, она успела пробежать целую милю от придорожного маленького магазина для дальнобойщиков, но до их городка было ещё слишком далеко. Пока бежала, в неё стреляли тонкими иглами, её даже сбила машина. Кто-то настойчиво желал ей смерти.

«Молли, ты родилась обычной», — так твердила мама, но парень

[тот, кто всегда должен спасать]

девушки был другого мнения. Молли понимала, что всегда выглядела жалко, что никогда не была достойна его любви.

«Слишком необычная для обычных…»

Почему она вспомнила его слова именно сейчас? Его голос, хоть и нереальный, успокаивал лучше любой классической музыки. Почему она даже на грани смерти вспоминала о любимом парне?

Неужели потому, что он стоял перед Молли прямо сейчас, смотрел голубыми глазами, которые девушка любила больше своей жизни? Она даже не заметила, как он вышел из ночной темноты. Она и не думала его здесь увидеть, ведь дом парня располагался совсем в другой стороне от города. Но девушка смотрела на него — он был таким высоким. Она смотрела на него и восхищалась, и не понимала, — ничего, даже будучи на грани истерики. Девушка хотела быть на его месте, хотела, чтобы все восхищались ею, как восхищаются её парнем.

Его имя крутилось заученной наизусть молитвой: «Пол Томпсон». Все, чёрт возьми, в её мире знали имя этого человека. Все знали его судьбу.

И только сам Пол не стремился следовать этой судьбе.

Он сделал несколько шагов в сторону церкви, выискивая кого-то обеспокоенным взглядом, а Молли сильнее вжалась в стену. Да, это её парень, и она любила его, но… стало до одури страшно.

— Молли, милая!

На его шее выступила жилка. Молли облегчённо втянула свежий воздух и попыталась отойти от стены. Эту старую церковь, к которой прислонялась девушка, уже давно забросили, но это полуразрушенное здание оказалось единственным местом в округе, где можно было спрятаться. Заметив удивлённый взгляд Пола, девушка открыла рот, чтобы признаться. Признаться не ему — себе. И не смогла.

Прыгая на здоровой ноге, она подскочила к нему и схватилась за его толстовку. Сломанная рука болталась вдоль тела. Молли не чувствовала в парне нежности, будто это уже и не он был. Будто его подменили. И подменили в ту самую секунду, когда она вышла из своего укрытия.

— Ты как, Молли? — Он гладил её по волосам и губами касался горячего лба. Смотрел с нежностью.

Всё ещё любил её.

Ах, нет, всё тот же. Пол всё так же заботился о ней. Молли отстранилась, поднимая на парня заплаканный взгляд. Ей хотелось защиты, которая исходила от него, но всё это казалось иллюзорным. Всё казалось таким странным, что горло сжималось от подступивших слёз.

Смерть рядом.

Смерть её обнимает.

Пол гладил её волосы, делая вид, будто не замечает её серьёзных ран. Меж бровей пролегла складка, но больше ничего на его лице не было написано. Закрыт. Заперт на все замки мира.

— Вызови скорую, Пол. Пожалуйста. — Её голос дрожал, адреналин давно спал, а боль становилась невыносимой. Перед глазами всё плыло, весь мир настойчиво стремился исчезнуть, падая в чёрную дыру.

Но любимый не достал телефон. Он смотрел ей в глаза отстранённым взглядом, словно находился и не здесь вовсе. Не с ней…

Неожиданно глаза загорелись, оживились, метнулись на кого-то или что-то поверх головы Молли. Девушка в одну секунду осознала — что-то не так. Что-то происходило, а она просто оказалась не в том месте и не в то время. Лучше бы не ходила сегодня на улицу. Но кто заставил её выйти во двор?

Незнакомый голос в телефоне. Он приказал бежать без оглядки. Прямо в лапы хищника, врага, охотника, убийцы.

Пол кинул мрачный взгляд на полуразрушенное здание перед собой.

— В церковь, — жестоко кинул парень.

— Что? — прошептала девушка. На большее сил не хватило.

Он неожиданно резко подхватил её на руки, даже не заботясь о том, что каждое его движение причиняло невыносимую боль, и кинулся с нечеловеческой скоростью к заброшенному зданию. Дверь открылась с первого удара ноги. Оглянувшись, Пол опустил девушку на коричневую скамью напротив алтаря.

— Пол, я…

— Заткнись, Молли.

Даже не рявкнул — только тихо и с шипением отдал приказ. Девушка послушалась, замолчала и уставилась на его спину, от страха боясь даже пошевелиться. И боялась она Пола.

Сильный. Сильный, чёрт его дери. С повадками диких кошек.

Неожиданно он развернулся к ней и протянул обе руки. В такой темноте его вены казались совсем черными на фоне почти что белой кожи.

— Выбирай, — приказал парень.

— Что? — нелепо прошептала Молли и несколько раз моргнула.

Но в ладонях ведь ничего не было. Девушка поджала губы и подняла на него усталый взгляд. Издевается? Выбирать? В руках ничего не было, это же не сон какой-то.

Или?..

Пол открыл рот, но даже не успел заговорить — чей-то низкий смех прервал его.

Смех доносился со стороны алтаря.

Бог.

Молли повернулась к алтарю и уставилась на высокого человека. Его лицо было скрыто капюшоном чёрной мантии, лишь узкий подбородок выглядывал из-под неё. Руки с длинными пальцами и с грязью под ногтями. Неужели Молли стала жертвой какой-то организации, известной только в их мире? Но, как она знала, её парень уж точно не влезал ни в какие передряги и ни с кем не был груб. Он был добр и, вероятно… Или же нет?

Он… он такой же, как и она.

Он знает её лучше неё самой.

Он чувствовал её кровь.

Оставалось играть невинную овечку, потому что так шансы выжить возрастали.

— Кто вы? — прошептала девушка. Голос казался чужим от напряжения. В голове навязчиво крутилось лишь одно слово — Бог. Но страх в секунду улетучился, а инстинкт самосохранения исчез напрочь.

Лучшая защита — нападение.

— Что вам от нас нужно?! — рявкнула девушка.

Да, она стояла перед Богом. Да, она Его совсем не боялась.

— «От нас»? — переспросил человек в мантии, его голос оказался низким и грубым, и создавалось такое ощущение, будто он только перестал ломаться. — Мне нужна только ты.

Молли насторожилась. Вспышка уверенности прошла, оставив только старую боль.

— И что вам нужно от меня?

— Секреты, мысли, тайны. — Незнакомец повертел запястьем. Молли увидела, что губы его дрогнули в полуулыбке. — Сила, скрытая в тебе.

Молли бросила взгляд на своего парня. Его лицо было каменным и не выражало никаких эмоций. Похоже, Пол совсем испугался. Молли сделала глубокий вдох. У неё было несколько секунд на размышление.

Но ей и этого не дали.

Всего лишь секунда прошла, а что-то резко врезалось в живот и отбросило на несколько метров ближе к алтарю. Девушка ударилась боком и сломанной рукой о заплесневелый пол, в глазах потемнело от новой вспышки боли. Разряд прошёлся по спине, оставив после себя тёмные точки перед глазами. Но она не вскрикнула, нет, она была выше этого.

Она скорчилась и зашлась в диком кашле, сплёвывая кровь на пол. Красная жидкость закупоривала дыхательные пути и тонкими струйками вытекала изо рта.

Молли посмотрела отупелым взглядом в ту сторону, где находилась всего несколько секунд назад. Сомнений не оставалось.

Это сделал Пол.

— Ненавижу! — выкрикнула девушка, а в уголках её глаз собрались жгучие слёзы. Когда она всё поняла, когда осознала произошедшее и узнала тех, кто убьёт её, она возненавидела Пола Томпсона всей душой.

В ушах стоял противный звон, а единственное слово, которое она слышала, было «выбирай».

— Выбирай. Либо твой парень, либо я.

— Выбирай.

— Выбирай!

«Выбирай, выбирай, выбирай, выбирай, выбирай, выбирай, выбирай»

Молли закричала.

«выбирай-выбирай-выбирай-выбирай-выбирай»

— Пол! Пол, Пол…

Он улыбнулся, как улыбаются все психопаты перед смертью своей жертвы. Склонился над ней, рвано прошептав у самого уха:

— Молли, ты сделала правильный выбор.

И она упала.

Её пульс медленно угасал. И когда дыхание полностью остановилось, Пол понял, что сделал.

Он убил её. Вот так просто.

Только через минуту вновь раздался спокойный голос человека в мантии.

— Отличная работа, — сказал тот. — Её было легко убить, верно, Пол?

Парень сжал губы в тонкую полоску. Он наблюдал за тем, как кровь медленно окрашивала пол. Ему не хотелось отвечать на поставленный вопрос, ведь собеседник прекрасно знал ответ: Молли и правда была убита быстрее, чем все остальные.

— К чему было нам убивать её? Я, конечно, догадывался, что она… никчёмная и неполноценная, но убивать просто так?.. — совладав со своими чувствами, спросил Пол. Его напряжённый голос прорезал тишину. Он действительно не понимал, ведь ему не сказали о цели этих немалочисленных убийств.

— Амориллис не хочет видеть в своих рядах не-Покровителей, заруби это, наконец, себе на носу. — Парень, заметив мрачный взгляд Пола, развернулся. — Пойми, её смерть спасла нас. А теперь, если хочешь, можешь выпить её кровь. Говорят, она у них вкусная. Да и тебе силы хватит больше чем на месяц.

Пол устало посмотрел на парня.

— И всё-таки… Даже если и неполноценная… Отнимать жизнь у других! — воскликнул он и с болью сжал кулаки до белых костяшек. — Полукровка, не полукровка — зачем вешать на кого-то свои ярлыки? Ты знаешь, что кровь Матери все равно преобладает. Вольфрам… Пожалуйста…

— Ты… — парень в мантии запнулся. — Ты привыкнешь. Ты когда-нибудь меня поймёшь. Совсем скоро.

Вольфрам развернулся и пошёл прочь. Лишь у самого выхода он вскинул руку и громко добавил:

— Мы все равно убьём их. Всех без исключения.

И скрылся во тьме.

Глава первая. Кафе

Кафе «Розмари» не было таким уж популярным у подростков, но всё-таки некоторые ощущали что-то душевное в этих столиках из тёмного дерева, в пепельно-розовых шторах и приглушённой музыке. Однако даже интерьер родного места не смог успокоить Мэдисон. Она взглядом пожирала девушку, сидящую в другом конце зала, в мыслях убивая её и желая самой мучительной смерти.

— Нет, Мэдди, ты ошиблась, у неё не такая сумочка, как у тебя. — Саманта Кингсли тяжело вздохнула: её подруга уже полчаса во все глаза пялилась на блондинку за дальним столиком, а всё из-за какой-то сумки! Она никогда не понимала (да и никогда не поймет), почему некоторые выходили из себя при виде похожих на них людей. Какая разница? Да, сумочки одинаковые, но ведь украшения разные. И девушки сами — тоже абсолютно разные.

Мэдисон встряхнула головой, и чёрная чёлка практически закрыла её глаза.

— Да видно же, что на распродаже купила эту подделку, — ехидно ответила девушка и перевела взгляд на свой десерт. А через несколько секунд — снова на объект ненависти. Оскалилась. Еле успокоила себя. — Да что в ней особенного? Посмотри, Сэм, ну разве ты не видишь, она же простушка. П-р-о-о-о-с-т-у-ш-к-а.

Сэм закатила глаза, откинулась на спинку бордового диванчика и сложила руки на груди. Это смешно в какой-то мере. Мэдисон мало что выводило из себя, но люди, одетые в поддельные шмотки, занимали в её личном аду самый горячий котёл.

— То есть мы с тобой будем покупать брендовые вещи, чтобы потом сидеть и смотреть на этих… — она задохнулась от негодования. — На этих!..

— Мэдисон! Прекрати!

Дверь открылась, и серебряный колокольчик над ней вмиг зазвенел. Саманта вжалась в мягкую обивку, сгорая от нервозности, но через секунду облегченно вздохнула: это был не её предмет воздыхания, а всего лишь обычный парень, пришедший с цветами для своей второй половинки.

Её подруга кивком указала на лицо девушки, которое всё пылало. Сэм приложила к щекам холодные руки, без вопросов выполняя указание Мэдди.

— Он точно придёт? — спросила Саманта, не в силах отвести взгляд от двери. Ей казалось, что пройдет секунда, и в кафе кто-нибудь войдет. — Я как-то волнуюсь.

Мэдисон вздохнула и опустила ложку в мороженое, всё её внимание окончательно перешло на Сэмми:

— Давай пока не будем думать об этом. — Её глаза вспыхнули новым огнём. — Не, ну ты посмотри, у неё даже телефон как у меня!

— Мэдди, — спокойно напомнила Саманта.

— Придёт-придёт, он каждые выходные здесь бывает. Говорит, что место нравится, — махнула рукой подруга.

Глаза как-то сами собой устремились к той девушке.

— Хотя здесь и правда красиво, — прошептала Мэдисон.

Сэм поджала губы. Она обвела взглядом помещение. Это кафе выглядело элегантно: красивые панельные стены, широкие окна с изящными тюлями и приятный полумрак. Конечно же, такие парни, как Пол Томпсон, ходят на ланч только в подобные заведения, никак иначе.

— Что ж… — начала Мэдди, но чертыхнулась и еле слышно спросила сама у себя: — Ну почему же именно он?

Она спрашивала это каждый раз, когда рядом находилась Сэм. Ей не нравился предмет обожания подруги. Мэдисон просто ненавидела Томпсона. Причину так Саманте и не рассказала. Вроде бы и вражды между ними не было и нет. Хотя Пол на её нападки не отвечал, что можно было бы посчитать за слабохарактерность, но, как оказалось, парень просто не любил конфликты.

Губы Сэм сжались в тонкую полоску. Девушка, переживая, рефлекторно дотронулась до браслета, подаренного мамой. Подвески-шармы гармонично дополняли друг друга: цветок из черной стали и птица на ветке.

— Даже тушь, — заскулила Мэдисон, — тушь такая же.

Она устремилась взгляд вверх, на экран маленького телевизора.

— Новости… — лишь заслышав слова, Саманта вздрогнула и с тяжёлым сердцем перевела всё своё внимание на выпуск новостей.

Опять? Сколько можно крутить одно и то же по всем федеральным каналам?

— Сегодня, в три часа дня, в одном из мусорных баков на улице N был найден обескровленный труп ребенка. Полиция считает, что за этим стоит серийный убийца, орудовавший на улице N и ранее. Меры предосторожности для населения…

Мэдисон щелкнула пальцами перед лицом подруги, отвлекая ту от телевизора.

— Сэмми, он здесь, — едва слышно прошептала она.

Девушка крутанула головой, выискивая знакомое до боли лицо. А когда не нашла, резко поднялась и чуть ли не нависла над подругой.

— Издеваешься, да?!

В ту же секунду зазвенел колокольчик, и Сэм встретилась взглядом с Полом. Покраснев, она села на прежнее место, скрестив руки на груди.

— О, Пол, иди сюда! — Мэдисон даже улыбнулась.

Улыбнулась.

Сэм стало как-то не по себе.

Видимо, просьба Мэдисон была для него такой же неожиданной, как и для Сэм, но, тем не менее, он подошёл к столику. И подсел не к Мэдисон, а к Сэмми, отчего та ещё больше засмущалась.

— Привет, Мэдди, Саманта.

Ей, может быть, показалось, но действительно ли он сделал паузу перед тем, как назвать её по имени? Показалось, скорее всего. И почему полное имя? Они знакомы уже столько лет.

— Что-то надо? — он недоверчиво спросил Мэдисон.

— Хочешь сходить с нами в клуб? — Мэдди призадумалась. — В «Идзанами»?

Из горла Сэм вырвался утробный странный звук, будто она хотела что-то сказать, но в самый последний момент передумала. Пол бросил на неё заинтересованный взгляд, и лёд в его глазах ненадолго растаял, а потом он снова повернулся обратно к Мэдди.

— Я подумаю, — ответил Пол. Боковым зрением девушка заметила, как между его бровей пролегла складка.

— Подумаешь? Да ладно тебе, Пол, сегодня выходные, почему бы и не погулять? Музыка, люди и море алкоголя.

Парень показал большим пальцем на Сэм.

— Я слышал, что Саманта и алкоголь плохо совмещаются.

Девушка вспыхнула.

— Да это было всего один раз! — воскликнула она. Никто не обратил внимания на её возмущённое лицо. — Я просто немного перебрала. Совсем чуть-чуть.

Мэдисон прыснула в кулак.

— И на улицах сейчас опасно. — Пол кивнул головой на телевизор. — Не будешь бдительной — умрёшь.

Сэм вздрогнула, тем самым привлекая к себе внимание. Ужасно, что люди умирали по прихоти какого-то психопата, которому место либо в лечебнице, либо в тюрьме строгого режима.

— Что-то не так, Саманта? — мягко спросила Мэдисон, стараясь помочь подруге расслабиться.

— Нет, нет, все нормально. Я… просто… а… ч-что? — Сэм робко опустилась взгляд на руки.

— Ты-то хочешь в клуб, Саманта? — спросил парень, вглядываясь своим синим морем в её зелёные глаза. — Слушай, Мэдди, не дадим ей алкоголя.

Мэдисон снова прыснула в кулак.

— Так хочешь?

Сэм охотно кивнула. Ей действительно хотелось сходить в клуб, развеяться после надоевшей учебы. А ещё она недавно купила новое платье и вычитала в какой-то статье способы нанесения макияжа на длительное время. Покрасоваться хотелось — перед ним уж точно.

— Ладно, тогда я с вами, — сдался Пол. — Будет ещё кто со школы?

— Я позвоню Джеку, — Мэдисон порылась в своей сумке в поисках чёрного смартфона. — Он-то уж точно любит веселиться.

Сэм даже немного удивилась: сегодня Мэдди не подначивала Пола, ни разу не огрызнулась, не раздражалась на него. Но сам парень выглядел напряжённо. Такое с ним впервые. По крайней мере, в кругу знакомых он старался выглядеть добродушным и отзывчивым.

— Уверена? — мрачно осведомился парень. — Мы можем и без него обойтись.

— Он наш друг. Кстати, не хочешь его линзы?

Джек промышлял линзами, бутафорией и париками. Только продавал он эти вещи за куда более крупную сумму, чем покупал. Как он сам говорил, помахивая деньгами: «На этом строится бизнес». А девушки всё равно ему ничего не говорили.

Томпсон отрицательно качнул головой.

— У меня хорошее зрение.

— А цветные?

— Цвет глаз — это подарок матери.

Мэдди прикусила губу, едва сдерживаясь от колкостей, и тяжело вздохнула.

— Как хочешь, — она пожала плечами. — У меня связь не ловит, выйду на улицу.

Сэм подняла на неё умоляющий взгляд, пытаясь её остановить, но Мэдисон этого даже не заметила. Когда она вышла, звякнув колокольчиком, Саманте показалось, словно всё утонуло в тишине, прерываемой только монотонным голосом ведущего новостей.

Эта тишина легла на плечи тяжёлым грузом.

В попытке разрядить неловкое молчание Сэм достала из кармана телефон, но, не удержав его в руках, уронила под стол. Пришлось наклониться, подобрать его… и удариться головой о край стола, возвращаясь в исходное положение.

Справа, как ни странно, послышался смешок.

— Саманта, ты такая неуклюжая.

— Я не… с каждым случается… Прости.

— Ты извиняешься за то, то ударилась головой? Тебе это не кажется странным? — спросил Пол. — Это же случайность. И это мне стоит извиниться за свой смех. Прости, Саманта.

Она ничего не ответила. Пол кивнул головой в сторону телевизора, рефлекторно облизнув нижнюю губу.

Что за дурная привычка — облизывать губы?

— Что думаешь насчёт репортажа? Тебе не кажется это жутковатым?

«Сэм, он разговаривает с тобой, с тобой! Почему ты стесняешься? Ты этого долго хотела, трусиха!»

— Да, жутко, — согласилась она. — Люди не должны умирать.

— Но они умирают: от давления общества, религиозных конфликтов, старости, одиночества… Это естественный процесс.

Сэм заглянула в его глаза. Что он хранил за слоем льда? Хрупкое сердце или чудовищную душу, которая была согласна с убийцей? Пол Томпсон — одна сплошная загадка, ответа на которую не было и никогда не будет.

— Ты… защищаешь того человека? — осторожно прошептала девушка.

От него исходила опасность.

Да плевать.

Он рядом.

Он так близко, что Сэм казалось, будто она слышит ровный стук его сердца и чувствует жар его тела.

Пол не ответил. Он всегда защищал оступившихся, но это была неправильная позиция.

Он нахмурился.

— Я не защищаю, лишь говорю… М-м, может, кто-то не может жить, не убивая людей? Может, чужая смерть спасает чью-то жизнь?

— А не ты ли тот маньяк?

Это вырвалось как-то само собой.

Он хмыкнул и посмотрел ей в глаза. Сэм показалось, что ещё немного — и её затянет, она неумолимо утонет в этой пучине, задохнётся, лёгкие начнут гореть адским огнём, наполняясь водой. Она сфокусировала взгляд на экране телевизора, сгорая от стыда. Что за глупый вопрос, Господи? Он не мог быть тем самым маньяком.

Или же мог?

— Я бы тебя уже убил, — признался парень. — Но ты сутками находишься рядом с Мэдисон, так что ты в безопасности. У тебя хорошая подруга. Надёжная. Она тебя защитит.

Сэм вздрогнула. Дыхание от страха сбилось напрочь. Она хотела бы узнать причину его поведения.

Белая фигура в телевизоре привлекла внимание.

— Там заяц, — неожиданно сказала Сэм.

— Прости, что?

— Заяц. — Она указала на телевизор. Сейчас показывали отрывок видеосъемки, предоставленный очевидцем. — Там, в нижнем углу. Видишь?

Пол и звука не издал. Он сжал ладонь в кулак, отчего костяшки пальцев побелели.

— Тебе, наверно, показалось.

Саманта пожала плечами. Кажется, действительно показалось.

— Вижу, вы нашли общий язык.

Мэдисон, незаметно вернувшись, села напротив ребят и убрала телефон в карман сумки.

Тряхнув копной волос, она исподлобья глянула на подругу.

— Ведь так? — осведомилась она.

— Джек идёт? — спросил Пол, отвернувшись от новостей в одну секунду с Сэм. Он и Мэдисон переглянулись.

— Сказал, что будет идиотом, если не пойдёт.

— Ну, удачи ему. — Пол поднялся из-за стола. — А теперь, извините, мне пора идти. Пока.

Сэм посмотрела на его походку, волосы, одежду — он был идеален, кто бы что ни говорил. А потом он неожиданно свернул к той девушке, у которой была такая же сумочка, что и у Мэдди. И тушь. Саманта сжала в руках телефон, не сводя взгляда с улыбки парня.

— Почему она, Господи? — раздраженно прошептала она.

Мэдисон пожала плечами, неотрывно смотря на пару. Она нахмурилась и прикусила губу.

— А я тебе говорила! Вот же идиот.

Сэм рассмеялась, но под печально-весёлым взглядом подруги смутилась и опустила взгляд в ноги.

— Сэмми, может, пойдем домой?

Девушка молча кивнула головой. Они оставили чаевые обслуживавшему их официанту и, захватив свою лёгкую верхнюю одежду, направились к выходу.

На улицах их маленького городка сегодня было жарко. Уже совсем чуть-чуть оставалось до лета, которое девочки планировали провести за городом с семьей Мэдди. Несомненно, Саманта ждала этого: учёба уже настолько проела мозг, что становилось даже как-то отвратительно от самой жизни.

— Сегодня погуляем, ура! — воскликнула Мэдди.

Она закинула сумку на пассажирское сидение своей машины — обычного пикапа, который ласково называла «малышка». И сейчас, назвав её так, она ждала, пока её подруга сядет на пассажирское сидение.

— Малышка, мы сегодня будем танцевать!

— Мэдисон, «Идзанами» ведь находится в том самом районе, где орудует маньяк, разве нет? — Саманта пристегнула ремень безопасности.

— Не волнуйся, трусиха, — ответила та, только с третьей попытки включив радио в «малышке». — Я ничего не боюсь.

Оно и было видно. Не каждый осмелился бы поездить на такой старой развалюхе. Хотя Сэм не привыкать: уже год она ездила с подругой в школу. Опасно было только зимой.

— И все-таки, — начала Сэм. — Не хотелось бы стать его очередной жертвой.

— Ой, Саманта Кингсли, заткнись. Просто будь рядом со мной и Джеком.

— А как же Пол?

Мэдисон искоса взглянула на подругу.

— А я думаю, — проговорила она, — что ему меньше всех угрожает опасность.

Саманта ухмыльнулась и затем засмеялась в голос.

— «Меньше всех угрожает опасность», — прошептала Сэм, словно пробуя предложение на вкус. — Он же не может быть тем самым маньяком?

— Не думаю, что это он.

Саманта с тревогой взглянула на подругу. Ей на лицо упали пряди чёрных волос, поэтому Сэм не видела её глаз. Но она почувствовала темноту её души.

— Ты… разумеется он не может быть плохим человеком, — заверила Мэдисон. — Но… Сэм, тебе всегда нравились отрицательные герои. В книгах, сериалах, аниме… Ты всегда выбирала плохих людей. Надеюсь, что сейчас… ты знаешь, в кого влюбилась.

— Мэдди, мне не нравятся такие твои разговоры.

Девушка тяжело вздохнула и на секунду повернулась к подруге, улыбаясь так ярко и сладко.

— Он не может быть плохим человеком. Но он может быть ужасным монстром.

— Мэдди! Признай, ты его просто ненавидишь. Ты моя лучшая подруга, но в плане отношений с Полом я не могу тебе доверять.

Девушка цокнула и устало перевела взгляд на дорогу. За поворотом показался дом Саманты.

— Я одного прошу: присмотрись. Заметь в его действиях настоящего Пола.

Саманта не ответила, прикусив губу.

Захлопнув за собой дверцу машины, Сэм поднялась по ступенькам, даже не проводив взглядом подругу. Войдя в дом, она скинула рюкзак прямо в прихожей.

— Мама! Я дома.

Папу встретить дома в такое раннее время было просто невозможно: он погряз в своей работе, отдавал ей больше времени, чем семье. А вот мама — истинная домохозяйка, выходила только в магазин, да и то раз в несколько дней. Подруг у неё не было, приятелей тоже, хотя, с её-то тёплым и добрым характером, она могла бы найти близкого человека вне семьи.

Поэтому Сэм почувствовала себя некомфортно, когда не обнаружила маму дома. Тяжело вздохнув, она посмотрела на часы в гостиной и с ужасом поняла, что до танцев оставалось всего ничего.

Тихо закрывшись в своей комнате, — мама могла прийти в любую минуту, — Сэм раскрыла дверцы шкафа, выискивая подходящую для клуба одежду.

Чёрт, надо бы ещё накраситься. Хотя бы глаза и губы. Она знала миллион способов нанесения макияжа, но с цветовой гаммой были проблемы. Не умела сочетать, к сожалению. Но училась.

Поэтому она быстро остановилась на том самом новом коротком белом платье. Глаза подчеркнула тушью и тёмными тенями, а губы — красной помадой.

Когда Сэм вышла из комнаты в ванную за ватной палочкой, она заметила маму, стоявшую и смотревшую на неё такими удивленными глазами, будто видела в первый раз.

— Ты… чего это? — мама первой нарушила тишину.

А ведь и правда. Сэм — не тот тип девушек, что прожигали всю свою молодость в душных залах ночных клубов. Она была весёлой девушкой, которая вела странички в социальных сетях с эстетичными фотографиями, имея малое количество поклонников.

— Я схожу в клуб с Мэдисон… и Джеком… ну, и Полом.

— Пол Томпсон? — Мама положила сумку на кушетку. — А это точно хорошая идея?

Сэм дернулась, да и мама тоже, когда неожиданно донёсся звук подъезжающей машины — и уж точно не папиной.

— Я пойду, мам. — Саманта обошла её, но вдруг почувствовала, как мамины руки легонько придержали запястье девушки. Пальцы женщины зацепились за браслет.

— Будь осторожна, Сэм.

— Мам, — с тревогой и напряжением выговорила она. — Ты же никогда не была такой. Что на этот раз? Я всего лишь иду танцевать.

Мама с полминуты вглядывалась своими бодрыми и насыщенно-зелёными глазами в такие же глаза дочери, а затем устало вздохнула и отпустила её руку.

— Буду дома в одиннадцать. Не скучай.

И девушка исчезла за дверью.

Конечно, музыка в «Идзанами» всегда была резкой, оглушающей и чертовски ритмичной — в этом никто не сомневался. Самое то для танцев. Но вот только из всей четверки танцевать не умела именно Сэм. Хотя, если хождение туда-сюда и редкие наклоны можно назвать танцем, то она, несомненно, танцевала.

— Как твои дела? — Мэдисон наклонилась слишком близко, стараясь перекричать музыку. Сэм вскинула два больших пальца вверх, не забывая покачиваться из стороны в сторону.

— А твои?

— Хочу ещё один коктейль, а ты? — Мэдисон кричала практически у уха. Сэм заалела: со стороны могло бы показаться, что они целуются.

— Я не хочу повторять события трехлетней давности.

Мэдисон ухмыльнулась и отстранилась от девушки.

— А где Пол? — спросила Саманта и завертела головой.

И правда, с того момента, как они вошли в клуб, девушка упустила свой предмет воздыхания из виду. Он будто растворился в толпе.

— А, вон он! — воскликнула Мэдди. — Стоит там, с девуш… а, слушай, не важно.

Сэм резко развернулась в ту сторону, куда совершенно случайно пальцем указала подруга, и чуть ли не упала на неожиданно подкосившихся ногах. Парень, в которого она уже десять лет была влюблена, стоял и обнимался с какой-то незнакомой

[дрянью]

блондинкой. Саманта заметила, что на губах его заиграла улыбка, когда он провёл носом по шее незнакомки.

А потом неожиданно впился поцелуем в её губы.

— Да… плевать мне уже…

Мэдисон нахмурилась.

— Ты точно так же говорила года три назад, когда он пригласил девушку из параллельного класса. А потом улыбнулся тебе и был моментально прощён.

— А где Джек? — кусая от нервозности и досады щёку изнутри, спросила Сэм.

Мэдисон криво улыбнулась и указала пальцем себе за спину. Джека обступила толпа подростков, а он — король танцев — исполнял какие-то рваные движения под такую же резкую музыку. Совершенно случайно Сэмми снова бросила взгляд в сторону любимого человека.

Он, всё так же целуя ту девушку, открыл глаза и посмотрел на Саманту. Будто прекрасно знал, где она стояла. Это не было простым совпадением.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 397