электронная
60
печатная A5
243
18+
Пыль

Бесплатный фрагмент - Пыль

Книга вторая

Объем:
62 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-4687-1
электронная
от 60
печатная A5
от 243

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть 1

Густой запах кофе полностью заполнил старую кофейню. Все столики в это утро заняты. Разношерстная публика по-утреннему вяло галдит. Кофе пьется литрами, круассаны и бутерброды поедаются килограммами. Обычное будничное утро. Хотя, внимательный наблюдатель мог бы заметить, что почти все посетители кафе как будто составляют единое целое. Что-то неуловимое витает в воздухе, кроме запаха кофе и свежей выпечки. Если посторонний еще немного приглядится, то ему станет понятно, что клиенты, заказывая кофе, вовсе не случайно прикасаются правой рукой ко лбу, хотя и стараются делать это как бы невзначай, незаметно. А в ответ, и тоже вполне осознано, хоть и тайно, официанты прикладывают левую руку к груди в область сердца. Впрочем, два-три посетителя заказали чай и не замечают этих странных знаков, этой параллельной жизни, которая бурлит вокруг них.

Телевизионная болтовня от утреннего шоу натужно веселая. Ведущие, парень и девушка, взахлеб рассуждают о новой тенденции — люди стали отказываться от личного автотранспорта. Продажи новых и подержанных автомобилей падают, зато растет количество покупок велосипедов и самокатов. «Знаешь, я уже три месяца без своей машинки», — щебечет девушка с экрана. «Как? Это же невыносимая мука. Жизнь без авто — это как существование без свободы!», — изумленно поднимает брови ведущий. «Котик, зато я поправила свою фигуру, видишь, минус пять!», — ведущая выгибает спину, с обворожительной улыбкой крутится перед камерой.

За столиком в самой дальней части кофейни, рядом с дверью на кухню, сидят двое мужчин. В чашках дымится кофе. На тарелках лежат остатки бутербродов с ветчиной и сыром и растекшийся желток от яичницы.

— Видел, как я заказал кофе? Знаки понял, запомнишь? — спрашивает мужчина лет сорока в строгом костюме молодого парня в джинсах и футболке.

— Да, запомнил, это не сложно. Рука ко лбу, рука к сердцу. Проще простого, — тихо, заговорщицки отвечает молодой.

— Кофе вкусный?

— Вроде, обычный. Если бы я не знал о его свойствах, то никогда бы не догадался, что это противоядие, — молодой мужчина задумчиво вертит в руках чашку с кофе. Еще раз прихлебнул, удовлетворенно улыбнулся. — Спасибо тебе за этот завтрак. Признаюсь, я уже месяца два так много не ел. Все перебивался то хлебом, то еще чем придется. Сам знаешь, время сейчас трудное, а тут… Рай для голодного человека! Ну, конечно для человека с деньгами. Сейчас далеко не каждый может себе позволить утренний круассан или бутерброд с сыром.

— На здоровье, я рад что тебе понравилось. Но главное, такой завтрак должен стать обычным делом для всех, не только для богатых.

— Хотелось бы верить, что так будет! — пылко ответил молодой человек.

— Точно будет. Надо только сделать так, чтобы мы были у руля этой жизни, и, конечно же, необходимо избавиться от Пыли.

— Кстати, а ты знаешь, кто первым узнал о Пыли?

— Я, честно говоря, не все знаю. Говорят, что первыми были члены Команды Очистки. Некоторые из них работали на Заводе и когда узнали о свойствах Пыли, то не смогли продолжать свою деятельность. В тайне, они решили помочь горожанам стать свободными. Они организовали свою группу, а ученые изобрели добавку в кофе для нейтрализации Пыли.

— Кто сейчас главный?

— Говорят, это Георгий Лонгинов. Помнишь, он работал журналистом на Городском телеканале? — спросил мужчина в пиджаке.

— Как-то не очень… А может и помню… это тот, который брал интервью у известных людей? — с сомнением, протяжным тоном проговорил парень в майке.

— Да, это он. Надо признаться, я до сих пор помню, как он разговаривал с мэром. Интересные были вопросы, а ответы — очень забавные. Ладно, о деле. До меня дошли сведения, что в ближайшее время что-то готовится, что-то большое.

— То есть?

— Какая-то массовая акция, можно сказать наступление. Мой Освободитель передал, что всем сообщат по смс подробности. И тебе тоже, ты теперь в нашей команде.

Молодой человек ухмыльнулся.

— Ладно, мой Освободитель, до встречи, мне пора на работу, — молодой мужчина встал, пожал руку и быстрым шагом вышел из кофейни. Человек в пиджаке спокойно допил кофе и тоже покинул кафе.

Часть 2

Бывает, что все идет не так? Настроение какое-то странное, в голове стучит тупая боль, а все запланированные дела почему-то вызывают тошноту, или просто есть ощущение, что все сорвется, такая вялая хандра, выбивающая из колеи? Так начался день у Председателя. Вроде, все как обычно. Утро, завтрак, возня с детьми, ворчащая жена. Но каждую минуту Председатель чувствовал, что этот день — особенный. Кофе хороший, но чуть более обжигающий, чем обычно, да к тому же с противным привкусом. Дети бегают в обычном утреннем возбуждении, но вдруг Председатель получил неожиданных тумаков от тишайшей обычно дочки.

— Папа, ты мой барабан! — радостно объявила младшая, колотя своего папу руками по голове.

Жена посмотрела на Председателя таким странным взглядом, что в его душе пронесся ледяной ветерок.

— Может, хоть сегодня ты позвонишь мне? — злым голосом спросила она.

Председатель уже не удивился, что его водитель опоздал на десять минут и не извинился. Скорее наоборот, шофер бросил на начальника нахальный взгляд со своего места и даже не пошевелился, чтобы выйти из салона и открыть дверь автомобиля.

— Карета подана, господин Председатель, — вызывающе гаркнул водитель, — куда прикажете?

Председатель ничего не ответил, сел в салон и попытался успокоиться. Может воображение слишком сильно разыгралось или это поздний ужин дает о себе знать? Не надо было есть так много тушеного мяса на ночь. Председатель ехал на работу и предчувствие чего-то плохого продолжало его терзать. Въезжая в Город, он бросил рассеянный взгляд в окно. Пыльные улицы, мрачные здания, какие-то серые люди медленно бредущие по тротуарам. Гул пролетающего вертолета придал Председателю сил. Все в порядке, все по плану. Препарат поступает вовремя, горожане под контролем.

Удобно расположившись в кожаном кресле в своем кабинете, Председатель выпил первую чашечку кофе. Он любил этот момент — начало рабочего дня. Несколько минут для того, чтобы побыть с собой, перебрать в уме план необходимых дел. Еще чуть-чуть и надо будет исполнять свою роль — большого начальника. Управлять, повелевать, наблюдать за страхом подчиненных и их раболепием — это и приятно, и притягательно для Председателя. Впрочем, наглое поведение водителя омрачило сегодняшнее утро. Надо бы его уволить, подумал Председатель. Чуть улыбнувшись, он потянулся за телефоном. Однако, взять трубку не успел. В кабинет вбежал возбужденный Олег.

— Срочное сообщение! — громко закричал Олег.

— Олег Игоревич, прошу, присядьте. Во-первых, доброе утро. Во-вторых, что случилось?

— Да какой там сядьте! Я только что получил детальный отчет о той аварии, где якобы разбился Георгий Михайлович. Так вот, это не так!

— Что это значит? — Председатель сразу понял, что этот день и правда какой-то особенно противный. Тошнотворное чувство страха сжало живот.

— А то и значит, трупы в автомобиле не Георгия и не его водителя! Мы провели ДНК-экспертизу. Все точно. Это какие-то неизвестные люди, причем умершие вовсе не от дорожно-транспортного происшествия. Один скончался от сердечного приступа, а другой от инсульта. Как такое получилось, почему во время первого осмотра врачи не обнаружили этого, хотя должны были, сейчас выясняют специалисты. Но это невероятно! Попахивает заговором и предательством!

— Мы же видели аварию своими глазами!

— Верно! — Олег нервно зашагал по кабинету. — Каждый день Георгий был под колпаком наших спецслужб. Мы следили за всеми его шагами! Он буквально нашпигован датчиками и передатчиками, как он мог провернуть этот побег?

— Сейчас важно другое — где он сейчас? — Председатель нахмурился.

— Клянусь, мы его найдем, из-под земли достанем! — грозно поблескивая стеклами очков закричал Олег. — Никуда не денется. Он либо в Городе, либо в Деревне, то есть на нашей территории.

— Откуда такие сведения?

— Это же очевидно! — Олег присел в кресло и навалился тяжелым животом на стол Председателя. — Где его интересы? Здесь. Где его соратники? Тоже здесь. Так что, найдем в ближайшие дни.

— Хорошо, Олег Игоревич, действуйте. Я на вас рассчитываю.

Олег быстро поклонился и выскочил из кабинета.

Председатель достал из кармана сотовый телефон и набрал номер.

— Геннадий Геннадьевич, доброе утро, — начал разговор Председатель. — Я думаю, вы в курсе создавшейся ситуации… Да… Мы все контролируем… Подумайте о мерах со своей стороны… Хорошо, спасибо!

Председатель убрал трубку в карман пиджака.

— Черт бы тебя побрал! — неизвестно кому громко проговорил Председатель. Он передернул плечами и нажал кнопку селектора.

— Людочка, принеси мне, пожалуйста, еще чашечку кофе.

Секретарь не ответила. Председатель удивился. Через минуту дверь открылась, Людочка внесла в кабинет поднос с кофейником и чашкой, молча поставила приборы на стол и, ничего не говоря, двинулась в сторону двери.

— Люда, с тобой все в порядке? — спросил Председатель.

Секретарша коротко кивнула головой, улыбнулась и быстро выпорхнула из кабинета.

Какая-то она странная, подумал Председатель и тут же вздрогнул от громкого боя городских часов. Рука дернулась, кофе выплеснулся из чашки на бумаги, лежащие на столе.

— Да что такое, в самом деле! — вскрикнул Председатель и стал промокать коричневое пятно платком, стараясь спасти мокрые документы.

Часть 3

Володя привычно нажал на педаль газа. Он знал, что в этом месте дороги частенько дежурят полицейские, но ему надо было срочно попасть в центр Города. Три месяца назад он потерял работу. В небольшой частной фирме по производству окон Володя отвечал за функционирование компьютерной сети. Работа не пыльная, много времени он проводил в интернете, общаясь в соцсетях. Впрочем, когда случались сбои, приходилось много и напряженно колотить по клавишам, чтобы компьютеры работали, а производство пластиковых окон шло без перебоев. И вот, три месяца назад, начальник собрал всех в холле офиса и объявил, что каждый пятый работник будет уволен, а половина из тех, кто останется, на месяц уйдут в неоплачиваемые отпуска. Сейчас, поворачивая руль, чтобы на высокой скорости вписаться в крутой поворот, Володя вспомнил, что глубоко переживал, когда узнал, что попал в группу увольняемых. Отчаяние на время захватило его. Ведь Володе надо было каждый месяц платить за кредит, на который он купил свой автомобиль. Был еще один кредит за телефон, но Володя предпочитал не думать об этом. Через пару месяцев, когда деньги закончились, а сотовый телефон был сначала выключен, чтобы избавиться от назойливых звонков из банка, а потом продан, Володя успокоился. Ну, нет работы, нет денег, что тут поделаешь? Спасибо родственникам, завозили продукты и иногда давали немного наличных. Володя обращался в самые разные фирмы. Сначала крупные, те, что на слуху. Там его вежливо просили ждать звонков или писем. Не дождавшись ответа, Володя пошел просить работу там, где могли требоваться подобные специалисты — в магазины и кафе. Получив отказ и там, он попытался устроиться в ателье по экспресс починке одежды. Но и там его не взяли. Володя уже подумывал, а не сменить ли ему профессию? Он знал, что на вокзале требуются грузчики. Только, как говорил ему его друг, надо прийти вовремя, лучше в пять часов утра и тогда есть шанс получить работу. Володя был не сильным человеком, физическая нагрузка пугала его. Поэтому он очень обрадовался, когда накануне получил приглашение на собеседование в крупную коммуникационную компанию. И сегодня хотел приехать вовремя, хотя и проспал. Досадуя на себя за приобретенную привычку не заводить будильник и спать до обеда, Володя на высокой скорости преодолел крутой поворот и увидел стоящую на обочине патрульную машину. Довольный сотрудник, накручивая жезл рукой, пронзительно засвистел в свисток и сделал знак остановиться. Володя, ругаясь в душе на полицию, неудачное утро, на себя, на то, что не прислушался к своему предчувствию и опыту, остановил автомобиль у обочины. К двери уже подходил слегка располневший полицейский.

— Лейтенант Петров, — представился полицейский. — Ваши документы, пожалуйста, — слово «пожалуйста» он протянул медленно и со смаком. Володя отдал полицейскому документы.

— Так, так, Владимир, — распевно начал полицейский, — нарушаем? Вы знаете, что превысили скорость на сорок километров?

— Лейтенант, да я, это, не заметил даже, — Володя попытался разыграть неопытного водителя, вдруг удастся разжалобить, — очень уж спешу в центр Города!

— Все вы куда-то спешите, — заметил строго полицейский, — и причина, конечно, очень серьезная?

— А то, как же! Устраиваюсь на работу, собеседование скоро начнется! Лейтенант, ну, серьезно, отпусти, а? — пролепетал Володя. По глазам стража закона было ясно, что поблажек ждать не стоит. Полицейский стал вытаскивать из сумки бланк, чтобы выписать штраф.

В это время до них донесся звук Городских часов. Они отбивали одиннадцать часов. Полицейский, вдруг, коснулся рукой лба, внимательно наблюдая за нарушителем. Володя поднес руку к груди. Полицейский молча отдал документы. Володя сел в автомобиль, посмотрел на полицейского и не удержался от того, чтобы лихо подмигнуть стражу закона. Тот, с улыбкой, кивнул и тоже весело подмигнул в ответ. Володя нажал на газ и поехал в центр Города, размышляя, стоит ли ему вообще появляться на собеседовании или лучше сразу направиться в Деревню.

Часть 4

За пять минут до одиннадцати, в студии Городского телеканала царила атмосфера спокойной напряженности. Ведущий Андрей сидел в кресле на фоне декораций. Режиссер, звукорежиссер и продюсер заняли свои места в выпускающей монтажной. Ожидалось, что будет прямое включение в выпуск Новостей с открытия Центра молодых и инициативных. Продюсер Надежда громко говорила в трубку телефона: «Саша, ты все понял? Включаешься через десять минут. Ты третий. Сначала сюжет про больницы, потом о погоде и дальше ты. У тебя все в порядке?» В трубке что-то забулькало. Режиссер нажал какую-то кнопку и обратился к ведущему: «Андрей, минута до эфира». Ведущий кивнул головой в знак того, что слышал и того, что все в порядке.

— Шапка пошла, — пробубнил режиссер, на экранах замелькала графическая заставка выпуска Новостей. — В кадре! — отрывисто и громко проговорил режиссер. Он переключил камеру на крупный план ведущего. Андрей кивнул зрителям, как бы случайно приложил руку ко лбу. Потом взял в руки бумаги, стал их спокойно перебирать. Андрей смотрел в камеру и молчал. В монтажной началась паника.

— Андрей, ты почему молчишь? Говори что-нибудь! — громко зашептал режиссер.

Андрей продолжал сидеть за столом и молчать. Он слегка улыбался, хоть и напряженно.

— Здоровайся! Что случилось? — заорал продюсер.

— Что делать? — повернулся к продюсеру режиссер.

— Давай рекламу! — крикнул продюсер.

Режиссер выдал в эфир подборку рекламных роликов. Продюсер забежал в студию.

— Ты что, голос потерял? — закричал он на Андрея. — Что ты молчишь?

Ведущий продолжал сидеть за столом и молчать.

— Совсем с ума сошел, что ли! — продюсер в бессилии не знал что делать. — Саня, давай промо, Андрей, похоже, совсем сбрендил! — крикнул продюсер кому-то в пространство студии.

Андрей спокойно отцепил микрофон от лацкана пиджака, встал, молча вышел из студии и прошел мимо кричащего продюсера.

В монтажной, в этот момент, режиссер лихорадочно ставил в плей-лист промо-ролики, что-то бормоча под нос. Звукорежиссер, ничего не говоря, встал и вышел из комнаты. Натужно зазвенели телефоны. Мимо монтажной пронесся продюсер, прижимая сотовый к уху.

Часть 5

По дорогам Города едут автомобили, работают кафе и магазины. По тротуарам идут люди. Многие улыбаются. Многие молчат. Пешеходы обмениваются знаками приветствия. Группа молодых людей смеется, тыкая пальцами в витрину магазина по продаже бытовой техники. Там, в телевизорах, показывают Андрея, который молчит. Люди идут, стоят, сидят на скамейках. У каждого свои дела. Но у всех, кто молчит — одна цель. Это чувствуется по слегка покрасневшим щекам, по-особому блеску в глазах, по чуть более теплому, чем обычно, хоть и молчаливому приветствию. Водители пропускают друг друга на перекрестках. Уличные музыканты, похожие на пришельцев, мягко наигрывают пряные мелодии то ли на гитарах, то ли на мандолинах. Туристы обсуждают впечатления, говоря на непонятном языке, удивляясь яркому солнцу и добродушной, хоть и молчаливой атмосфере, которая их окружает. Трое полицейских идут быстрым шагом по тротуару. Рации громко трещат. Старший что-то говорит в трубку сиплым голосом. Несмотря на грозный вид, в движениях полицейских чувствуется неуверенность и растерянность.

Часть 6

Председатель допивал чашку кофе. Смутное ощущение тревоги не покидало его. Зазвонил телефон. Председатель вздрогнул. На четвертом звонке взял трубку, послушал.

— Жду вас у себя через минуту.

Не кладя трубку, Председатель нажал кнопку селектора.

— Люда, вызови ко мне срочно Олега Игоревича. Чтобы через минуту был в кабинете! — повысил голос Председатель, бросил трубку и шумно выдохнул.

В кабинет быстрым шагом вошел Геннадий Геннадьевич.

— Где Олег? — бросил он на ходу.

— Сейчас будет.

— Как вы понимаете, у нас чрезвычайная ситуация. Только пока непонятен масштаб, — начал Геннадий Геннадьевич, и в это время в кабинет грузно ввалился Олег. — А, Олег Игоревич, прошу, присоединяйтесь. Итак, в Городе происходит что-то странное. Люди замолчали.

— То есть как? — с одышкой спросил Олег, усаживаясь в кресло.

— А так, в прямом смысле. Все наши наблюдатели сообщают, горожане перестали говорить. И таких очень много. Да вот, пожалуйста, включите телевизор.

Председатель потянулся за пультом, нажал кнопку. Раздался противный писк. На экране висела настроечная таблица с надписью: «Трансляция прервана по техническим причинам. Приносим свои извинения».

— И так уже минут десять. А до этого ведущий появился в кадре и молчал, просто сидел, как пень, и улыбался! — Геннадий Геннадьевич в возмущении развел руками.

— А что с вашей секретаршей? — обратился Олег к Председателю. — Забегает ко мне, молча сует записку, — Олег вытащил из кармана смятый клочок бумаги, — посмотрите, что написано: «Срочно на совещание!». Как это понимать? Людочка что, тоже замолчала?

Председатель подскочил в кресле, быстро подбежал к двери, распахнул ее, сделал шаг и впился глазами в секретаря.

— Людмила, пожалуйста, зайдите в кабинет, — ледяным тоном просипел Председатель, посторонился, пропустил в кабинет испуганную секретаршу. Пройдя следом, Председатель опустился в свое кресло.

— Пожалуйста, присаживайтесь, — указал рукой Председатель на кресло между Геннадием Геннадьевичем и Олегом. Люда присела на краешек.

— Людмила, расскажите нам, сколько вы у меня работаете? — Председатель впился глазами в секретаря. Люда молчала.

— Если память мне не изменяет, года три, не так ли? — мягко, почти задушевно проговорил Председатель. Людмила молчала.

— Да отвечайте же! — крикнул Председатель и стукнул рукой по столу. Люда вздрогнула.

Часть 7

От крика испуг у девушки прошел, ее глаза сверкнули гневом, а плечи расправились. Она встала, смело посмотрела на Председателя. Люда улыбнулась, подняла правую руку и показала средний палец в неприличном жесте.

— Ах, ты, сука! — Председатель вскочил с кресла, подбежал к Людочке и сильно ударил ее кулаком в лицо. Девушка упала на ковер. Председатель с утробным ревом начал пинать лежащую секретаршу. Люда закрыла лицо руками и съежилась. При каждом ударе она кричала. После десятка пинков, Люда уже не могла кричать, а только глухо постанывали и скулила от боли.

— Да, прекратите уже! — крикнул Геннадий Геннадьевич.

Председатель вздрогнул и остановился. Он тяжело дышал. Как загнанный в ловушку зверь, Председатель окинул комнату мутным взглядом.

— Уберите ее, — хрипло прокаркал Председатель. Олег достал сотовый, набрал номер.

— Трое охранников в кабинет Председателя, срочно!

Через минуту в кабинет вошли трое вооруженных людей в форме.

— Эту убрать, пока отнесите в медкабинет, там посмотрим, — распорядился Председатель.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 60
печатная A5
от 243