электронная
97
печатная A5
446
18+
Пятый пункт

Бесплатный фрагмент - Пятый пункт


5
Объем:
276 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-9933-4
электронная
от 97
печатная A5
от 446

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

А судьи кто?

Телефонный звонок с французской музыкой разорвал все мои мысли о дальнейшем сне. Я приоткрыл глаз, повернулся на бок и потянулся за телефоном на тумбочку. «Peter» сообщил мне телефон с фотографией улыбающегося америкоса. Мой взгляд упал на часы, которые показывали без десяти восемь утра. Сонный мозг тут же прикинул местное время в Сан-Франциско. Боже, Питер, у тебя же 10 вечера! Какого хрена ты не спишь еще в уютной кровати со своей толстой женой?

Поморщившись, я все-таки сдвинул слайдер для ответа:

— Hi, Pete! How’re you doing? — я старался не выдать того, что еще не успел открыть глаза.

— Hi, Michael! Are you sleeping? — видимо, я не слишком убедительно ответил на звонок, но я постарался продолжить игру.

— Actually, not. I’m drinking tea. Maybe my voice is a bit rough after conditioner in the plane.

— Next time ask them to make warmer. How’s the project work? Have you talked to engineers?

— Yep, yesterday. The prototype is almost done. Today’s noon we have final meeting.

— Nice to hear! I expect to see you on Monday here.

— Well… — я замялся, так как старательно придумывал отмазку от полета в Сан-Франциско прямо послезавтра. Хотелось еще немного побыть в родном городе. А кроме того у меня были еще планы. — I have to solve some questions with Artem before coming to you. I think I’ll be in your office next Thursday.

— It’s a pity. I wanted to talk with you a.s.a.p.

— You can say me now what you want.

— It’s a bit personal. I want face-to-face meeting.

— Bill suspects something?

— May be. He wants to make a board of directors meeting. I said it’s not a right time for it, but you should understand, that I can’t delay it forever.

— Got it. I’ll be on Thursday.

— Ok. So I’ll plan the meeting for next Friday.

— Deal.

— Ok, see you.

— Good night, Peter!

Ну, не мог же я прокинуть своего формального босса. Хоть мы с ним и в одной упряжке. Питер раньше был моим финансовым директором, когда вся штаб-квартира компании находилась в Гамбурге. Потом он же нашел весьма хороших инвесторов, которые согласились за сходный процент акций влить бабла в развитие моей технологической компании. В результате я остался с 40-ка процентами акций и тремя инвесторами, которые никак не могут между собой договориться. В выигрыше оказался я, когда ненавязчиво предложил Питера на должность председателя совета директоров в новосозданном холдинге с главным офисом в Саннивейле неподалеку от Пало-Альто.

Я же в свою очередь стал генеральным директором своей же технологической компании, но уже с несколькими дочерними предприятиями. Мой офис находится в Гамбурге, хотя я там бываю дней 10 в месяц. Остальное время уходит на поездки по моим дочкам, разбросанным по всей Европе. Такая география позволяет собирать лучших технических специалистов во всех странах, ведь далеко не все готовы менять страну проживания. Даже с большей зарплатой.

Основная работа моей компании сейчас заключается в разработке технологических новинок в сфере промышленной автоматизации для своих инвесторов. Конечно, я не конкурент для Kuka. Скорее, я — один из их партнеров, ведь на базе их продукции основаны многие из моих решений.

Кроме того, на момент входа новых инвесторов я имел неплохой приработок от продажи всякой мелкой офисной автоматизации — побочных продуктов от основной деятельности. Собственно, этот участок мне оставили, так как он покрывал около половины расходов на деятельность компании — согласитесь, глупо терять раскрученный в Европе бренд.

Кстати, инвесторы из Сиэтла дали мне еще два техноцентра в Майами и Нью-Йорке, моих любимых американских городах. Я теперь даже в отпуск не езжу, поскольку мне достаточно моих командировок. Нужно будет еще на Гавайях и в Сен-Тропе что-нибудь открыть.

Плюс еще с полдесятка офшорных компаний для различных операций и в итоге у меня в контроле сейчас находится около полусотни юридических лиц по всему цивилизованному миру. Ну, и в Украине, как исключении из общего правила. Хотя именно здесь происходили мои самые значимые изобретения. Живой ум молодых украинцев позволяет делать что-то такое, до чего американец или немец в жизни не додумается. И при этом он не будет просить больших денег. Тысяча-полторы евро для ведущего инженера — это даже не смешно в Германии, а в Украине — добро пожаловать! Скажем, в Украине разрабатывается сам принцип технологии, ее способ функционирования. А в дальнейшем это уже передается в соответствующий техноцентр в ЕС или США — они с внедрением лучше справляются. В общем, и здесь Украина является сырьевым придатком.

Я так и продолжаю вариться тут в своей каше, несмотря на грозное око инвестора, поскольку Питер постоянно прикрывает мой тыл, с которого этот самый инвестор пытается зайти. Не могу сказать, что я являюсь образцом честности и ответственности. Частенько закатываю вечеринки и прочие радости жизни за счет компании. Если бы не Пит, я бы уже давно слился. Хотя, с сорока процентами акций одной из крупнейших технокомпаний в отрасли бедным человеком я бы точно не остался.

Поплевав пять минут в потолок, я решил все-таки вставать. Водитель должен приехать в половине девятого, так что у меня оставалось на все про все около получаса. И да, несмотря на то, что я вроде как «большой дядя» для всех украинских сотрудников, я никогда не опаздываю. Считаю это ниже своего достоинства.

Когда я перевернулся, чтобы подняться, я зацепил телефон, который с грохотом рухнул на пол.

— Все в порядке? — донесся мамин голос с первого этажа.

— Да-да, все окей! — крикнул я в ответ.

— Ты встал уже?

— Да.

— Чай тебе делать?

— Не откажусь!

Да, когда я приезжаю в Украину, я живу у своих родителей. Нахрена снимать убогую комнату в отеле за двести баксов в сутки, когда у родителей есть неплохой двухэтажный дом в хорошем районе? Да и с моей работой мы так можем чуть чаще видеться — хотя бы по вечерам за ужином.

Мои родители в свое время отхватили себе за сходную цену «свечной заводик», который делает всякие железные штуки. А благодаря грамотному управлению и тотальному контролю смогли вывести его из-под угрозы банкротства. Спустя какое-то время заводик стал приносить прибыль понемногу, а через несколько лет и вовсе сделал их долларовыми миллионерами. Родители всеми силами старались привлечь меня к семейному бизнесу, но я так и не воспылал горячей любовью к бездушным кускам стали и подался в собственное дело, которое эти куски стали одушевляло. Справедливости ради скажу, что именно родители дали мне определенный стартовый капитал, за что им безмерно благодарен.

Пока чистил зубы, прокручивал в мыслях план на сегодняшний день:

С 9 до 12 — проверка отчетности по бухгалтерии. А то эти мудаки любят тут подворовать. Контроль нужен постоянный. Ну, или, по крайней мере, его имитация, чтобы все думали, что ничего не ускользнет от зоркого ока ревизора.

12:00 — встреча с Артемом по вопросу вливания денег. Зараза, он только деньги просить умеет. Пусть лучше зарплаты не индексирует, а то его участок стал сильно много тратить.

Где-то в час дня можно поехать пообедать, а в полтретьего тот самый final meeting по текущему проекту. Зная, как это обычно бывает, закончится он к шести-семи вечера.

На выходные я планов еще не строил, хотя было несколько идей. Может, Сереже позвонить и затусить где-нибудь? Или просто снять шлюху на сутки и чудесно провести время? Надо подумать.

Вернувшись в комнату, я открыл шкаф, чтобы выбрать одежду. Учитывая то, что все сегодняшние встречи будут носить достаточно неформальный характер, нужно что-то соответствующее. Точно! Я закрыл шкаф и открыл сумку откуда вытащил стильную футболку от Gucci, купленную месяц назад в Милане. Оттуда же я вытянул левайсовские джинсы, а вот за пиджаком пришлось опять открывать шкаф.

Уходя из комнаты, я посмотрел на себя в зеркало. Да, я бы себя трахнул. Метр девяносто пижонской красоты в худощавом теле. Хотя, во мне не было ничего необычного: простая короткая прическа с гладко выбритыми висками, обычные карие глаза (цвета коньяка, как говорила одна из моих подружек), типично еврейский нос, узкие губы и немного впалые от худобы щеки. Наверное, только большие кисти рук и длинные «пальцы пианиста» делали меня каким-то нестандартным.

Примерно на половине лестничного марша я уже почувствовал запах маминого хобби к старости лет. Она просто изумительно делает выпечку, которую я очень люблю. Наладив бизнес, она занялась обустройством дома «для внуков», которых ни я, ни сестра не спешили ей приносить. Я в свои 34 вообще не женат и пока, собственно, не собираюсь. Сестра в столице активно строит карьеру, ей тоже некогда. В результате, мама готова, а заботиться не о ком.

— Пахнет так, что я сейчас тебя съем! — я с улыбкой на лице зашел на кухню.

— Рада, что тебе нравится. Вот только когда ты мне внуков уже привезешь, чтобы они тоже оценили? — мамы, такие мамы.

— Всему свое время. Я пока занимаюсь работой, мне некогда.

— Да всем вам некогда! Тебе уже 34, куда дальше тянуть?

— Когда созрею, я тебе обязательно сообщу.

— Ох уж эти детки, — сказала мама, ставя на стол тарелку с выпечкой и чай, — сахар сам себе насыпай.

— Спасибо, мамуль. Ты у меня самая лучшая, — я чмокнул ее в щеку и уселся за стол.

На кухне работал телевизор, который крутил какие-то познавательные видео с YouTube. Как раз шла какая-то российская передача о курортах. Ненавижу московский говор, но почему-то не стал переключать.

«Ницца — это средоточие самых роскошных яхт, автомобилей, гостиниц и казино. Здесь каждый миллионер найдет чем заняться», рассказывала акающая ведущая.

— Точно, — сказал я вслух и достал телефон.

— Что такое, — мама повернула на меня голову.

— Да так, по работе вспомнил.

В Telegram открыл диалог с контактом Jacob Pilot и отправил короткое сообщение: «2000 TLN». Через полминуты получил ответ «rgr». Мы друг друга поняли.

— Там твой Гриша приехал, — крикнула мама из зала, когда я уже делал последний глоток чая.

— Спасибо, мам, уже бегу.

Я натянул адидасовские кеды, захватил сумку с планшетом и выбежал на улицу, где меня ждал Volvo V90 Cross Country цвета морской волны, на все заднее стекло которой красовался логотип моей компании с припиской «Oftech technology center». Модель машины и ее цвет я выбирал лично. Почти во всех дочках именно эти машины выполняют функции жоповозок для руководителей, а по совместительству и перевозят оборудование на полигоны, презентации и транспортные компании. Для более габаритных грузов руководители уже сами выбирают машины.

— Привет, Гриш! Едем в офис.

— Принято, — коротко ответил водитель и завел двигатель.

В украинской дочке 2 Volvo. Одну водит Витя, безумно разговорчивый тип, который часто мешает работать. Да и какие-то конфиденциальные вопросы при нем не порешаешь — растрындит все и всем. Гриша же чем-то похож на меня: социопат, не разговорчивый, постоянно о чем-то думает и не болтает лишнего. Обычно я стараюсь ездить именно с ним, если он не занят на другой работе.

***

Зная, что я никогда не опаздываю, Галина Ивановна сегодня на удивление своих подчиненных приехала рано — когда я подъехал, ее машина уже стояла на парковке. Непонятно только: она решала так показать, что, мол, она тоже не опаздывает на работу, или подтирает последние свои косяки, чтобы я не заметил.

— Доброе утро, господа! — поприветствовал я стоящих на курилке.

— Доброе утро, Михаил Иванович, — Толпа, увидев меня, закопошилась и потянулась к урне.

— Да чего вы — докуривайте. У вас же еще 10 минут до начала рабочего дня! — усмехнулся я и зашел в офис.

Во время моего пребывания здесь моим кабинетом обычно становится переговорная. Благо, современные технологии позволяют быстро развернуть рабочее место в любой точке мира. Я просто подключаюсь к своему серверу с любого ноутбука или планшета и место готово. Пока я проверяю почту, в переговорную заходит та самая Галина Ивановна, всем главбухам главбух. Это такая пятидесятилетняя тетка, расцвет карьеры которой приходился на лихие девяностые. Она с удивительной ловкостью рук уводила финансы так, что даже аудиторы Deloitte не смогли бы найти концы за месяц работы. Мне же предстояло за 3 часа обнаружить все ее косяки. Естественно, всего я не найду, да и задачу такую перед собой не ставлю. Мне главное сделать так, чтобы меня обворовывали в разумных пределах.

— Доброе утро, Михаил Иванович! Вам как обычно, электронный вариант сбросить?

— Доброе, Галина Ивановна. Я почему-то думал, что отчеты должны быть у меня на сервере еще вчера вечером, — эта стерва таки подтирала свои косяки. Значит, есть, что искать.

— Ой, я, наверное, перепутала. Сейчас все сброшу, — она пытается падать на дурочку.

Пока она мне все сбрасывает, я продолжил проверять почту. Из кучи абсолютно не информативных писем я выбираю пару с опоздавшими отчетами о продажах от испанской и французской дочек. Просмотрев их, я понял, что подобрал туда неплохих управляющих. Все идет по плану и без сбоев.

— Михаил Иванович, я все сбросила — смотрите, — послышался отвратительный голос главбуха из-за открывающейся двери.

— Да, Галина Ивановна, вижу, — сказал я и начал открывать первый отчет.

Галина Ивановна продолжала стоять в дверях, как будто чего-то ожидала.

— Я позову вас, если мне будет что-то непонятно.

— Хорошо, я поняла, — ответила она и удалилась.

Если вы думаете, что поиск воровства сводится к поиску надписи «украдено» в большой таблице, вы глубоко ошибаетесь. Воровство обычно замаскировано под вполне обычные операции вроде покупки скрепок и подобного. Найти завышенную цену, которая потом превращается в откат, для меня не представляется возможным, а потому я сравниваю два отчета о платежах: тот, который мне дает Артем, управляющий, и тот, который дает главбух. Почему-то Галина Ивановна, будучи сотрудником технологической компании, до сих пор не может понять какие безграничные возможности предоставляет обычный эксель. Собственно, моя работа при такой поверхностной проверке (а другой за 3 часа и не может быть) сводится к проверке отличающихся цифр. А Галина Ивановна до сих пор гадает, почему у меня глаз такой наметанный. И самое интересное, что она каждый раз пытается найти все более изощренные способы и пункты в счетах, а я с такой же легкостью их обнаруживаю. Причем я часто даже рассказываю ей сколько конкретно она отправила себе в карман. Кстати, если бы она хотя бы несколько месяцев к ряду показывала, что не ворует, я бы дал задание Артему раза в полтора ей зарплату поднять. Но Галина Ивановна этого не понимает, ведь она привыкла работать и зарабатывать именно в таком ключе.

За первые полчаса я нашел 2 сомнительные операции. На каждой из них было уворовано, предположительно, по 200 баксов. Мелочно она как-то берет. Пожалуй, более крупную сумму я бы не заметил, сочтя ее какой-то неточностью, ошибкой в отчете Артема.

К концу второго часа я обнаружил уже 8 операций, каждая из которых содержала те самые 200 баксов лишних сумм. Совсем плохо стало у Галины Ивановны с фантазией.

Выписав все их на отдельный лист, я отправил его ей на электронку, чтобы она потрудилась объяснить мне происхождение завышенных цен. После этого я заглянул в бухгалтерию:

— Галина Ивановна, ловите у себя письмо. Жду ваш ответ. На все — 40 минут.

Она только кивнула головой, выражая в глазах весь тот страх, что она испытывала глубоко в душе. Пока главбух приходила в себя, я сделал себе кофе и спустился на производственный участок.

Конечно, это не огромный цех, где сотнями тысяч клепаются современные технологии. Это скорее небольшое помещение на 200 квадратов, где проходят первичное испытание прототипы различных агрегатов. Кроме того, здесь присутствует участок сборки и наладки, а за стеклянной стеной сидят конструкторы с программистами, чтобы все делалось, не отходя от кассы. Кстати, им это даже на пользу — они сразу видят результаты своей работы и могут контролировать процесс ее выполнения. Ведь простой инженер тоже может ошибиться, а конструктор сразу же может это увидеть и скорректировать.

Мне нравится сидеть в самом цеху, поскольку это заряжает меня энергией. Когда вокруг кипит работа над созданием будущего, как никогда понимаешь, что не зря работаешь, что в твоей деятельности есть какой-то смысл. Инженеры уже даже не особо обращают на меня внимания, если я просто сижу на стульчике с краю. Хотя они уже привыкли к тому, что я могу подойти, что-то спросить, посоветовать, проверить. Если я подхожу к какому-то агрегату, то обычно сразу подтягиваются и конструктор, и программист. Такой себе «мозговой штурм». Я ведь тоже начинал с такой же работы. При работе над первым моим прототипом, который я потом успешно продал за полмиллиона долларов, я же был и конструктором, и инженером, и программистом. Поэтому всю эту кухню я ощутил на себе.

Сейчас самый активный процесс идет в четвертом секторе, где разрабатывается система автоматизированной мойки офисных стеклянных небоскребов. Вы вот никогда не думали, как моют в них окна? Да там почти каждый день висит группа промышленных альпинистов! И каждый день они моют какой-то определенный участок. А стоят промышленные альпинисты немало денег. Автоматизированная система в расчете даже на год обойдется дешевле, но у существующих систем есть один существенный минус — они очень негибкие, они устанавливаются стационарно и их внедрение стоит достаточно дорого. Мы же разрабатываем систему, которую можно установить/снять/переставить буквально за полчаса. И ей не нужно будет врезаться в здание, ставить огромные анкера. Я давно хотел заняться этим и сейчас как раз подвернулся чудесный повод — я убедил одного из инвесторов в необходимости такого девайса. Он же готов и использовать эту разработку. Кстати, final meeting после обеда будет именно по этой разработке. Нужно будет утрясти некоторые технические моменты.

Пока я наблюдал за манипуляторами Kuka с нашими насадками на другом участке, мой телефон просигнализировал о новом сообщении от главного бухгалтера. В письме она расписывала длинную жалобную историю по каждому из сомнительных платежей. Меня эта история не убедила, поэтому я ответил просто: «Мне кажется, необходимо переделать счета и учесть эти переплаты в будущих покупках». Полиняла Галина Ивановна на полтора куска зелени — денюжку придется возвращать туда, откуда взяла. Можно было бы ее, конечно, уволить и делов-то, но где гарантия, что следующая не будет хуже? Эту я хоть контролировать могу кое-как. Да и ворует она достаточно немного.

После отправки сообщения я поднялся на второй этаж, где меня уже ждал Артем, директор дочки. Хотя я его склонен называть управляющим, поскольку кардинальных решений каких-то он не принимает — просто контролирует работу на месте. В общем, Артем — неплохой парень. Ему 30 лет и для своего возраста он достаточно неплохо поднаторел в подковерных офисных играх, научившись выживать в самых, казалось бы, безвыходных ситуациях. Конечно, ему немного мешает лишний вес, который он набрал от сидячей работы, но на качество исполнения это не влияет, так что я не особо обращаю на это внимание. У него есть все перспективы перебраться в Гамбург на пост моего зама, но пока он нужен мне здесь. Не нашел он еще себе замены, хотя с полгода назад я ему намекнул на то, что неплохо было бы развиваться.

— Привет, Миш! Готов? — протянул он мне руку.

— Как пионер: всегда готов! — ответил я с улыбкой и протянул руку в ответ.

— Ну, идем ко мне, сказал он, открывая дверь в кабинет.

Тут стоит упомянуть, что все кабинеты на втором этаже с прозрачными стенами. Я бы сделал тут полноценный open space, но тогда ребята из разных отделов будут мешать друг другу. Да и потолки в этом офисе низковаты для этого. Короче, Артем решил выделиться и заклеил окна матовой пленкой. Таким образом, можно определить, что в кабинете кто-то есть, но что там происходит — никак. Он мне когда-то даже рассказывал, что трахал одну из своих бывших сотрудниц прямо в разгар рабочего дня. По его словам, никто ничего не заметил.

— Ну что, посмотрел отчет главбуха? Что скажешь? — Артем усаживал свою большую жопу в ортопедическое директорское кресло.

— Пизда она старая — вот что скажу!

— Да ладно тебе! Как будто ты не знаешь ее.

— Да знаю. В том-то и проблема. Артем, тебе нужно лучше контролировать ее. Почему я должен выискивать ее воровство? Мое время очень дорого стоит!

— Миш, я стараюсь, но ты же понимаешь…

— Артемка, ты ведь тоже не ангел небесный, — я вопросительно посмотрел на него.

Он явно занервничал. Видимо, задел за живое. Ага, значит, нужно покопать под тебя.

— О чем ты? — сказал Артем после маленькой паузы.

— Да ты и сам знаешь. В общем, я хочу, чтобы в следующий раз, когда я приеду, все было вылизано. Тебе повезло, что инвесторы со своими аудиторами у тебя редко бывают.

— Понял. Будет сделано, — Артем виновато потупил взгляд. В общем, я и раньше подозревал, что Артем делает какие-то мутки, но ведь он не дурак — по-умному все делает. Комар носа не подточит. Но лишний раз настремать его не помешает. Пусть поерзает немного.

— Короче, я тебе отправил копию того, что нашел по Галине Ивановне — проконтролируй, чтобы все было в порядке. По окончании отчет мне на личную почту.

— Все ясно. Сделаю. А что по проекту? У тебя есть какие-то корректировки?

— Да какие нахуй корректировки, Артем? У тебя сидят лучшие конструкторы, которые сделают все хорошо, я уверен. Я с ними даже рядом не стою. Если по ТЗ все соответствует, я спокоен за реализацию.

— Ну, там не совсем. Есть некоторые отклонения.

— Критичные? Совсем без отклонений же никак.

— Давай расскажу, — Артем потянулся за бумагами в лоток на столе. — Энергопотребление на 15 процентов выше ТЗ. Плюс еще есть проблемка с вакуумными двигателями. Собственно, из-за них и энергопотребление выше.

— Ну, так реши вопрос! 15 процентов — это много. Сделай так, чтобы расхождение не больше пяти было.

— Умеешь ты задачи задавать. Мы тут все уже мозг сломали.

— Покажи мне схему.

— Сейчас, секунду, — Артем начал рыться в компьютере. — Гляди!

— Дай мне пару минут.

Артем откинулся на кресле, пока я вовсю напрягал мозг и вспоминал, что обозначают все эти стрелочки и палочки на схеме. Я никогда не был выдающимся конструктором и никогда не умел читать документацию. Я ведь предприниматель, а документацию пускай читают те, кому положено.

Кое-как разобравшись, я заметил какой-то непонятный узел соединения:

— А это что за конструкция? — спросил я у Артема, показывая на этот узел.

Артем немного повернул к себе монитор:

— Ну, как — стабилизатор напряжения.

— А нахуя он тут нужен?

— Так все ж перегорит, если не поставить. А если скачок напряжения?

— Артем, ну ты серьезно? Мы собираемся всю эту хуйню ставить на офисные стекляшки, которые были построены максимум лет 20 назад. Там на входе стоит столько фильтров и стабилизаторов, что даже если электростанция отключится, они будут из сети еще полчаса вытягивать все, что можно.

— Эммм, — Артем крепко задумался. — Ладно, я спрошу у конструкторов, сможем ли мы от него отказаться. Ты ж будешь на совещании после обеда? Можем обсудить это.

— Да мне нахер не надо это обсуждать. Я не знаю, буду я там или нет. Вы там без меня все можете обсудить спокойно. А ну-ка, зови конструктора.

— Сейчас, — Артем быстро набрал на телефоне номер. — Алло! Сереж, зайди ко мне сейчас, — сказал он в трубку, после чего положил телефон на стол и обратился уже ко мне: — Сейчас поднимется.

Через минуту в кабинет зашел какой-то зачуханный очкарик с таким видом, как будто его полгода не кормили. Кофта висит, джинсы еле на бедрах держатся. В общем, он выглядел именно так, как мы себе представляем конструктора.

— Сереж, проходи, присаживайся. У Михаила Ивановича созрел тут вопрос: можем ли мы избавиться от стабилизатора на входе?

— Не, ну как… — Сережа явно нервничал в присутствии большого начальника, — а если это… на станции ебнет.. ой, простите… отключится что-то.

— Серега, не стесняйся, говори так, как удобнее, — я хлопнул Сережу по плечу.

— Ладно… — Сережа выдохнул. — Если в сети что-то наебнется, тут же все перегорит к хуям.

— Сереж, Михаил Иванович нам тут поведал такую весть, что в цивилизованном мире, откуда он приехал, на входе в современные стекляшки ставят такие штуки, как сетевые фильтры и стабилизаторы напряжения. Они могут позволить нам отказаться от стабилизатора на нашем агрегате?

— Да ну в общем… Если хорошие стабилизаторы, то его просто обрубит в какой-то момент от сети и все. Он повиснет на страховке.

— Серег, а сколько жрет эта херня? — спросил я, тыкая пальцем в схему на мониторе.

— Не помню точно — надо смотреть. Процентов 10 от общего потребления.

— Ну, вот видишь, — посмотрел я на Артема. — Вот я вам мозги и починил.

— Просто гений! Не зря ты у нас тут всем командирам командир!

— Ладно, не увлекайся, — я повернулся к Сереже, — Спасибо, Серег, ты нам очень помог.

Когда за Сережей захлопнулась дверь, я повернулся к Артему:

— И нахрена я вам нужен на совещании?

— Да в общем, получается, что не нужен.

— Ладно, я может и подъеду. Если успею, — я посмотрел на часы — было всего полпервого, но продолжать общаться с Артемом мне как-то не хотелось. Он опять предложит поехать вечером по шлюхам, а настроения у меня на это не было. — Короче, я поехал прошвырнусь по городу. Если не приеду на совещание, то до понедельника, — я встал и протянул ему руку.

— Окей, бывай.

Страсть

Сев в машину, я задумался о том, куда бы мне хотелось. Хотелось подышать свежим воздухом в этом промышленном городе, но до ближайшего свежего воздуха ехать минут 40 в одну сторону. Можно было бы поехать в сквер Мира — там неплохой скверик есть. Заодно по магазинам пройдусь рядышком. Иногда в местных бутиках можно выхватить какие-то реально классные вещи по очень хорошим ценам.

— Шеф, куда? — спросил Гриша, не поворачиваясь.

— Туда, — я ткнул пальцем в крышу и рассмеялся, — Поехали на Мира.

— Принято, — ответил Гриша и завел машину.

Погодка была весьма хорошей. В общем, здесь в первой половине мая всегда достаточно солнечно и тепло. В сквере Мира на лавочках сидели несколько пар, возле киоска валялся бомж, хорошо отметивший солнечную погоду, мимо сквера куда-то спешили какие-то люди. Интересно, кто из них подозревает, что в Украине вот просто так, прямо по улице и без охраны, может ходить долларовый мультимиллионер? Когда я жил здесь, мне это было сложно представить, поскольку все мои знакомые даже самые мелкие миллионеры в первую очередь старались завести себе бодигардов. Я же наоборот старался оставаться открытым для мира, открытым для людей. Может, это было обосновано тем, что моя сфера деятельности не особо интересует местную власть, а может, я просто не люблю все эти понты. С подросткового возраста, бывая периодически в Европе, я привык к тому, что богатые люди ничем от всех остальных не отличаются. Они одеваются примерно так же. Ну, может чуть подороже и не из дискаунтеров. Ходят в такие же пивбары и общаются с такими же людьми, как и все остальные. Как-то в баре Кельна я познакомился с 30-летней писательницей из Штатов. Она — долларовый миллионер и при этом не стесняется сидеть и общаться с обычным 17-летним пацаном в обычном баре. А потом мы сели в обычный трамвай и поехали в ее обычную квартиру, которую она там снимала. Правда, секс не был обычным. Мы так настроились на одну волну, что до сих пор у меня не было ни с кем подобного секса. Я буквально чувствовал, как ей хочется, в какой позе и с какой скоростью. Кончили мы, кстати, одновременно и это было безумно круто.

Потом я старался найти подобное ощущение со своей сокурсницей, с которой мы дружили 5 лет, после окончания университета — с одноклассницей, с которой мы могли общаться часами обо всем на свете и темы для разговоров у нас никогда не заканчивались. Но все это было не то.

В какой-то момент я даже хотел найти эту писательницу, чтобы повторить, но потом подумал, что ей уже за 40 и этими действиями я могу только испортить все свои чудесные воспоминания.

Бутылка пепси в моей руке медленно опустевала. Кстати, я никогда не пью кока-колу, только пепси. Многим все равно, но не мне. У пепси абсолютно другой вкус, она живая. А кока-кола для меня всегда была массовым продуктом для лохов. Безвкусная и беспощадная. Хотя, это, конечно, самообман и пепси — такая же херня, как и кока-кола.

Когда жидкость из бутылки полностью перетекла в мой желудок, я решил немного пройтись все-таки по магазинам, а потом двинуть на обед в кафе неподалеку. На выходе из сквера я увидел парочку, которая целовалась так жадно, как будто сейчас съедят друг друга. Я только усмехнулся и пошел на свой зеленый свет.

Пройдя немного от перехода, метрах в пятидесяти от себя я увидел необыкновенной красоты девушку. У нее были крашенные светлые волосы. Даже скорее белые. На лбу был виден результат неудавшегося эксперимента с прямой челкой, которую она, по всей видимости, сейчас активно отращивала. На ней была белая футболка с надписью «SEXY», а сверху была накинута черная свободная кофта на пуговицах, прикрывающая маленькую попу. Ножки были скрыты за синими джинсами, но мое воображение достаточно быстро оголило их. Обута она была в симпатичные белые балетки с парой стразов. Через плечо у нее была небольшая сумочка, по размерам больше смахивающая на клатч. На вид ей было лет двадцать-двадцать пять.

По мере того, как она приближалась, я рассматривал ее все подробнее. У нее были достаточно выразительные голубые глаза, аккуратный носик, слегка пухлые щеки и очень сексуальные губы. Реально! Это тот случай, когда смотришь на губы и хочешь их засунуть себе в рот целиком. У вас такое бывало? У меня тоже да. Это был именно такой случай.

Когда между нами осталось метров 20, она заметила, что я ее старательно рассматриваю, и глянула на меня в ответ, после чего улыбнулась и немного опустила взгляд, как будто застеснялась. Но я не отводил глаз и продолжал ее изучать. Ее грудь второго размера прекрасно подходила ее телосложению. Хотя, я не люблю грудь больше второго размера. И меньше тоже. Я вообще считаю, что второй размер идеален во всех отношениях.

Когда между нами оставалось уже 5 метров, я вдруг подумал, что мне бы все-таки неплохо не тратить время зря и пройтись по магазинам, потому что я не скоро успею попасть хоть в один в ближайшее время. Мне нужна была новая футболка, какая-то стильная кофта и недорогие кроссовки. Да и вообще я никогда не знакомился просто так прямо на улице. Я не знаю что мне делать, что говорить. Черт! Отвлечение другими мыслями не помогало, у меня в штанах что-то явно зашевелилось и дало понять, что слиться не получится и нужно действовать.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 97
печатная A5
от 446