электронная
36
печатная A5
402
16+
Пятьдесят коротких рассказов

Бесплатный фрагмент - Пятьдесят коротких рассказов

О жизни и о себе

Объем:
282 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-2067-5
электронная
от 36
печатная A5
от 402

Конкурс красоты

Однажды мне предложили работу, от которой я, как мужчина, не достигший ещё даже 40, просто не мог, да и по правде говоря, не хотел отказываться. Из Японии приехал очень известный фотограф для съёмок новогоднего календаря «Русская зима». Многие, наверное, помнят роскошные по цвету и детализации картинки календарей из Японии с фотографиями горы Фудзи, японских красавиц, гейш в национальных кимоно, древних замков и цветочных фантазий икэбана. А в этот раз крупный предприниматель, владелец издательства и типографии, решил напечатать календарь из фотографий полуобнажённых российских красавиц, слегка одетых в шубки из норок и песцов. Переводчик нужен был опытный, владеющий как съёмочной терминологией, так и хорошо знающий лексику из сфер медицины и косметологии. В одной из пятизвёздочных гостиниц Москвы съёмочная группа арендовала шикарный зал и начала готовиться к съёмкам.

Сам фотограф по виду больше напоминал пирата — одноглазый, с широкой чёрной повязкой наискосок лица, всё время покуривавший, и обращавшийся к своим помощникам и помощницам очень короткими приказными фразами и жестами. Мужчина совершенно замкнутый, избегавший всяких культурных мероприятий и посещений дорогих ресторанов. Другое дело — владелец компании календарей — ходил по нашим магазинам, лично выбирал шубки для фотосессий, по вечерам засиживался в лучших ресторанах Москвы. Ну а мне приходилось его сопровождать, о чём я совершенно не жалею. Он всем интересовался и даже сам захотел участвовать в выборе красавиц для съёмок. В то время я ещё не представлял себе масштабы бизнеса «красоток», но оказалось, что существовали специализированные агентства фотомоделей, предлагавшие клиентам сотни девушек на выбор по каталогам-прейскурантам с фотографиями не только в профиль и фас, но и в неглиже и без оного.

Японец — хозяин «бизнеса календарей» долго выбирал кандидатов на съёмку. В конце концов, список был готов, и девушкам разослали приглашения. Сначала они должны были проходить кастинг. Тут уже право выбора предоставили фотографу. В комнате «жюри» обустроили и уголок для переодевания, но девушки, по-видимому, были уже опытными и совершенно не стеснялись обнажаться в той степени, в какой хотел фотограф. Для меня это было в новизну, поэтому я себя чувствовал неловко, оказавшись в настоящей студии «плейбоев» и красоток, но профессиональные задачи перевода были выше мужского любопытства, и я отнёсся к эротическим эпизодам как к обычной работе. Хотя, должен сказать, такого количества красивых девушек в первозданном виде я до того времени ещё не видел, а некоторые так восхитили прекрасными формами и изящными линиями, что даже самому хотелось взять холст, кисти и «малевать» с обнажённой натуры что-то подобное «Источнику» Энгра. На той картине, между прочим, и кувшин очень гармонично смотрится на фоне красивого женского тела… Лучше любого календаря!

Уже потом в моей жизни было много ситуаций, когда, глядя даже на обнажённую женскую фигуру, я думал совершенно о других вещах, как например, во время медицинских операций с участием японских хирургов. Тогда я думал только об одном — как всё в точности перевести, чтобы спасти больную или избавить её от страданий. Помню, однажды в Токио мы проводили фестиваль русской культуры. В составе группы артистов из России был коллектив танцующих и играющих на народных инструментах очень красивых девушек. Смотреть — радость души и, как говорят, «загляденье». В один из субботних вечеров девушки вышли на сцену танцевать перед гостями. Музыка, стуки каблуков, и вдруг, отчаянный крик. Одна из артисток бросает на пол свою мандолину и, закрывая рукой глаз, выбегает со сцены в гримёрную. Я вижу, как из-под её ладошки что-то течёт, но не кровь, а какая-то прозрачная жидкость. Когда она приоткрыла ладонь, я увидел кусочек металлической скобы, вонзившийся в её глаз. Это был фрагмент крепления танцпола. Глаз «вытекал». Вызываем скорую, я с девушкой еду в больницу — там осмотрели, что-то «смастерили», но сказали — операцию сделать не смогут, и что глаз спасти не удастся. Но дали шанс — в одной из пригородных больниц есть очень умелый хирург-офтальмолог, который способен «творить чудеса» в глазной хирургии. Но туда ехать часа полтора, да и время — выходной день и уже за полночь. Я упросил врачей дозвониться до «светилы», а когда он взял трубку — всеми возможными японскими словами умолял его помочь нам. Мужчина оказался добрым хирургом. Сказал — приезжайте.

Через два часа я, переодевшись в зелёную бумажную одежду, уже участвовал в подготовке красавицы к операции. Девчонка была не просто симпатичная, она была по-настоящему по-русски красивой. Даже и в мыслях не хотелось представлять её «одноглазой». Наверно, об этом подумал и хирург, делавший операцию. Когда подготовку закончили, он уселся в кресло, как органист перед клавиатурой, и, глядя только в свою маску-монитор, полчаса совершал руками какие-то магические манипуляции, отдавая короткие распоряжения, видя перед собой только увеличенное изображение глаза. Потом он снял маску и сказал: — «Видеть будет», ушел в комнату для переодевания и исчез. Девушку-красавицу я оставил в больнице, а сам вернулся в гостиницу, усталый, но радостный, что красивое лицо останется красивым. Уже в Москве она мне позвонила и рассказала — наши врачи в институте офтальмологии были удивлены — как японскому хирургу удалось спасти глаз. У нас в таких ситуациях прогноз был печальным…

А во время съёмок фотомоделей я всё же чувствовал себя не только переводчиком, но и мужчиной, поэтому любовался красавицами как представительницами женского пола. Дня два мы всех фотографировали, переодевали, раскрашивали, и вот, наконец, мои «страдания» закончились. Президент компании сказал — всем спасибо, но попросил остаться одну молодую блондинку, чем-то напоминавшую образ Мерлин Монро, только с менее пышными формами. Ей было лет восемнадцать. После этого главный приглашает меня и девушку в ресторан, угощает дорогим вином, начинает ласковую беседу. Рассказывает, что сразу после возвращения в Японию он проводит международный конкурс красоты, и девушка, назовём её Таня-сан, ему очень понравилась. Обещает пригласить её в Токио, всё оплатить, плюс дополнительный гонорар и подарки, но с условием… Сегодня вечером он встретит её у входа в гостиницу и проведёт в свой номер, где она должна с ним остаться наедине. За это он обещает ей первое место на конкурсе, призы и съёмки в дорогих рекламных роликах.

Девушка смотрит на меня — я молчу. Моё дело перевод, пусть сама решает. Она отвечает: — «Хорошо, я приду». Потом мы с ней остались вдвоём, она спрашивает — как ей поступить? Я говорю — ты уже взрослая женщина, тебе выбирать — получить хорошие деньги, но лечь в постель со стариком, или поставить точку в этой истории. Решай сама — мы тебя ждём у входа через два часа.

Захожу с ней в лифт, вместе спускаемся вниз. Прощаемся, провожаю её взглядом. Вижу — она идёт к какому-то молодому скромно одетому пареньку, стоящему у входа с букетом цветов. Они вместе выходят и идут к метро…

Через пару часов мы с «шефом» стоим у входа, ждём. Он волнуется, перебирает чётки. Спрашивает меня: — «Придёт?». Я отвечаю: — «Сказала да, подождём!». Стояли минут 40. Не пришла. Бизнесмен разозлился, молча ушёл. Его помощник расплатился со мной и сказал — спасибо, завтра можете не приходить. А я всё равно был доволен и нахально улыбался. Всё же чувство выше «бабла»! Красивой девчонке — молодого парня и настоящую любовь. А для толстосумов есть другие! Безразличные!…


Я помогу! Обещаю!

Это рассказ не о себе. Один хороший друг поведал мне свою личную историю, сначала показавшуюся мне настолько странной, что я даже задумался — всё ли у него в порядке с головой, но после некоторого переосмысления я всё же пришёл к выводу — всё хорошо, что хорошо кончается, поэтому счёл возможным рассказать об этой истории и читателю.

Сергей — так зовут моего давнего знакомого, человек импульсивный с довольно неустойчивой психикой, но всегда добивающийся того, что ему очень хочется. Что-то пошло не так или не нравится — бросает дело на полпути, чтобы не теряя сил и средств взяться за что-либо другое, более перспективное и выгодное. И почти всегда ему это удавалось.

Надоело служить в армии офицером — подал рапорт на увольнение, когда началось сокращение Вооружённых Сил, и быстро нашёл себе прибыльное занятие на «гражданке».

Накопив приличный капитал, поменял торговлю сантехникой на продажу бытовой электроники. А в последнее время занялся автомобилями и даже открыл свой автосервис.

Никогда ни о чём не жалел, спокойно относился и к неудачам, и к случайному везению. Но что мне в нём нравилось или привлекало — он всегда был со мной честен и откровенен. Даже в трудные армейские времена, когда мы жили от зарплаты до зарплаты и частенько брали друг у друга взаймы пусть и небольшие суммы денег, он не придумывал сомнительные отговорки, чтобы оттянуть время, а всегда точно в обещанный срок отдавал долг.

С личной жизнью у него не очень ладилось — случайный брак с женщиной «для утешения» во время службы в отдалённом гарнизоне оказался бездетным, и через несколько лет после расставания с армией и переезда в столицу пара без сожаления распалась.

Его родительскую «двушку» в центре разменяли на две однокомнатные в разных «спальных районах» столицы, но Сергей отнесся к переезду спокойно, только на некоторое время больше не вступал в серьёзные отношения с представительницами прекрасного пола. Разве что от случая к случаю, стараясь не делать лишних и неразумных трат.

А бизнес приносил хороший доход и сулил перспективой расширения. Врагов он пока себе не нажил, поэтому со спокойной душой возвращался в свою квартиру на пятом этаже новостройки, по вечерам развлекая себя зрелищем того, как соседи по дому не могут разобраться с местами на парковке и устраивают разборки на глазах у жильцов дома.

Сам он тоже не раз ругался с неуступчивыми автовладельцами, ставящими машины так, что там, где могли парковаться три, умещалась только одна, причём хозяин авто даже и не задумывался, что крадёт свободное место у других жителей дома. Сергей никогда не мирился с хамством и заставлял эгоистов переставлять свои машины, если заставал их на месте. Возможно, именно за это он и поплатился глубокими царапинами от ключа или отвёртки по всему кузову своего новенького чёрного «мерседеса».

Однажды вечером, подъехав к дому, он заметил, как очень старательно, но безуспешно пытается занять узкое, но ещё пустующее место маленькая красная машинка — старенький фольксваген гольф. Подойдя ближе, он увидел за рулём женщину, а на заднем сиденье — мальчика лет пяти.

— Давайте я Вам помогу! — предложил Сергей. — Сяду за руль и припаркую!

Довольно симпатичная дама строго взглянула на Сергея и ответила:

— Не надо! Я сама!

— Ладно, как хотите, я покажу жестами!

Потом он минут пять размахивал руками, пристально вглядываясь в красивое лицо через боковое зеркало её автомобиля. Но главное — он поймал себя на том, что ему это доставляет удовольствие, и он вовсе не хочет спешить и искать пустующее место для своей машины. Дама ему чем-то понравилась, а такое с ним не случалось уже давно.

Припарковавшись, она даже не улыбнулась, а только отрывисто с каменным лицом произнесла «спасибо», и быстро удалилась, крепко держа за руку мальчика, скорее всего сына.

Вернувшись в свою квартиру, Сергей ещё несколько раз допоздна выглядывал в окно, пока не убедился, что женщина никуда не уехала. Наверное, живёт в соседнем подъезде — решил Сергей.

На следующий день он позвонил своему помощнику по работе и сказал — «Я сегодня задержусь», а сам уселся у окна, чтобы застать момент, когда женщина сядет в свою машину.

Вскоре она появилась, держа за руку мальчика. Пристегнула его ремнём, села за руль и уехала.

Интересно, а муж то у неё есть — подумал Сергей. Либо есть, либо был — решил он, но мысль эта не давала ему покоя.

В субботу она приехала одна, без мальчика. Наверное, отправила к родителям — решил Сергей.

На следующий день, в воскресенье, услышав два писка уже запомнившейся ему охранной сигнализации, Сергей подошёл к окну и увидел, как выйдя из своего «гольфа», женщина с мальчиком направилась в соседний подъезд. Теперь уже сомнений не было — либо незамужняя, либо «разведёнка». Одним словом — свободная.

Пару дней Сергей искал какой-нибудь повод, чтобы вновь напомнить о себе, и такой случай ему представился довольно скоро.

Утром, собираясь на работу, он заметил, как интересовавшая его дама беспомощно стоит у своего автомобиля и пытается что-то сделать со спущенным колесом. То ли случайно сама, то ли кто-то нарочно проколол ей заднюю шину. Это шанс — подумал Сергей. Даже не заглушив свой Мерседес, подбежал к даме и предложил помощь. И она согласилась её принять. За считанные минуты Сергей установил запасное колесо, уложил домкрат в багажник и уже готов был завязать с ней непринуждённый разговор, но она, с безрадостной улыбкой сказала лишь «Большое спасибо, я очень спешу!», и быстро покинула двор.

Сергея это разозлило. Могла бы уделить хоть несколько минут для начала знакомства — мысленно прошептал он в уме, с досадой и раздражением провожая взглядом старую красную иномарку.

Сергей не любил проигрывать хотя бы потому, что всегда выигрывал. Вернувшись с работы и увидев, что рядом с машиной его «дамы сердца» несколько незанятых мест, он, не снижая скорости, газанул и ударил потрёпанный «гольф» прямо в водительскую дверь. Дешёвая сигнализация добросовестно сработала, и двор наполнился громким свистом «соловья-разбойника». Через минуту его знакомая в одном халате с ключами уже бежала к машине.

Сергей виновато улыбался и пытался её успокоить — мол, «заклинило педаль», но дама, сначала рассерженная, вдруг залилась слезами и, плача произнесла очень важную для Сергея фразу — «Ну почему мне так не везёт с мужиками? Еле избавилась от одного придурка, теперь налетела на другого! За что мне это наказание? Как я завтра поеду на работу? Всё! Вызываю милицию! Да и от Вас, кажется, пахнет алкоголем. Пусть лишат прав и накажут по полной!».

Но невозмутимый Сергей как ни в чём ни бывало засмеялся и первым делом спросил — «Как Вас зовут?».

— Какое Вам дело, ну Наташа, и что?

— Наташа, не надо никого звать. Я отвезу Вас и Вашего мальчишку на своей машине, а уже завтра Ваш «гольф» отремонтируют в моём автосервисе. Вот моя визитка — не верите — позвоните и спросите меня. И денег я Вам оставлю, чтобы не беспокоились, что кину. Идите домой, а утром я отвезу Вас с сынишкой на работу, отправлю эвакуатором «гольф» на ремонт в свой автосервис, а вечером встречу, подъеду куда скажете. Может, к тому времени и Ваш «гольф» уже будет как новенький!

И в этот момент он увидел, как она, перестав плакать, внимательно всматривается в его глаза, как бы безмолвно спрашивая — а вам-то точно можно верить?

Сергей протянул ей «дежурные» пятьдесят тысяч и сказал — «Это гарантия. Можете мне верить! Идите отдыхать, только назначьте время утренней встречи. Вот мой домашний номер».

Наташа позвонила уже через полчаса и договорилась о встрече.

Утром она вместе сыном Сашей уже ждала его у соседнего подъезда. Сергей подогнал свой новенький, но уже со слегка помятым бампером «мерседес», и отвёз её на работу, по пути высадив мальчика у детсада. Она пересела на переднее сиденье и уже со спокойным видом рассказывала ему о себе и своей жизни, как бы отвечая на незаданные вопросы, которые крутились в голове у Сергея.

Была замужем, всё шло хорошо, но муж связался с другой, а этого она не могла ему простить. Долгий трудный развод, размен квартиры, борьба за сына. В итоге расстались, но бывший муж хотел отобрать сына и обещал мстить, если его мальчику найдут другого отца. Так и жила, боясь оступиться и навлечь на себя месть.

«Я боюсь мужчин. Они мне просто не нужны. Поставлю на ноги сына и как-нибудь устрою свою жизнь» — с грустью в голосе она закончила свою историю.

«А я никого не боюсь!» — сказал Сергей. — «Просто не создаю проблем ни себе, ни другим. И всегда знаю, как остановить обнаглевших хамов. Хотите проверим?»

Наташа рассмеялась, но промолчала. Сергей высадил её у больницы — там она работала старшей медсестрой.

«В пять ждите, приеду на Вашей машине!» — сказал он, расставаясь.

Вечером в пять Сергей уже стоял у входа и ждал её.

Наташа появилась ровно в пять. «А где машина?» — спросила она, не заметив на стоянке свой красненький «гольф».

«Наташа, если бы я был Вашим мужем, ни за что бы не разрешил Вам с сыном ездить на этом старье. „Гольф“ годится только в металлолом. Видите тот белый „мерседес“. Он практически новый. Это моя вторая машина. Я виновник аварии, поэтому решил возместить ущерб. Вот ключи, завтра оформим документы. А сегодня я на нём отвезу Вас домой».

Наташа не ожидала такой щедрости. Расплакалась и обняла Сергея. Он поцеловал её нежно и сказал — «Больше никого не бойся! Я хочу быть твоим телохранителем и надёжным отцом для твоего сына. Своего у меня нет, но я всегда мечтал о мальчишке. И все твои проблемы я решу — обещаю!».

О том, что было дальше, я Сергея не расспрашивал — новая семья состоялась, и я даже был приглашён на свадьбу. А Сергей добросовестно выполнял свои семейные обязанности.

Но однажды мы снова встретились. Посидели, поболтали, и он рассказал мне о неожиданном продолжении своей истории.

Как-то среди ночи во дворе раздался взрыв, и всё осветилось жёлтыми языками пламени. Это полыхал белый «мерседес», подаренный Наташе Сергеем. Сам ли он загорелся от утечки бензина или кто-то поджёг — выяснить не удалось. Автомобиль был застрахован на все случаи жизни, так что ущерб страховая компания полностью возместила.

Но спустя некоторое время консьерж протянула Сергею бумажку с номером телефона и сказала — «Этот человек знает, кто поджёг Ваш автомобиль. Позвоните ему, если это Вас ещё волнует».

Сергей позвонил. Человек сказал, что снял на телефон, как неизвестный облил машину Сергея и поджёг. «Хотите — скину видео на Ваш мобильник, если переведёте на счёт моего телефона десять тысяч. Если нет — я просто сотру запись».

Найти обидчика было для Сергея делом чести, он перевёл деньги на мобильник звонившего и получил видео. Лицо неразличимо, но видно, как незнакомец в куртке и джинсах обливает жидкостью белую машину.

Вернувшись домой, Сергей гордо похвастался Наташе — «Вот этот мужик сжёг нашу машину. Уж от меня то он не уйдёт. Получит по полной».

Наташа попросила показать ей видео, но после того, как взглянула на экран мобильника испуганно прошептала — «Серёжа, это же мой бывший муж. Я даже со спины его могу узнать. Теперь он будет нам мстить. Я боюсь за сына и за тебя. Он ни перед чем не остановится!».

«Не бойся!» — спокойно, как всегда ответил Сергей. — «Я смогу его убедить, что он нам сполна отомстил, и больше мстить не надо. Поверь мне, ты же меня знаешь!».

И точно. Больше им никто не пакостил, и бывший муж уже не давал поводов о себе напоминать. Только Сергей никогда не рассказывал Наташе, как ему удалось убедить её мстительного мужа.

Я тоже пытался вывести Сергея на откровенный разговор, но он только слегка загадочно улыбался.

«Алексей, ты же меня знаешь — я умею решать проблемы, не создавая трудностей ни себе, ни другим. Если у тебя возникнут какие-то нерешаемые ситуации — обращайся. Я помогу! Обещаю!»


Подсказка

В этот день Костя проснулся рано. Звонил Сергей, просил о встрече.

«Буду у тебя через час. Жду в машине!».

Вместе они раньше работали в охране банка, но из-за каких-то финансовых проблем Костю и ещё некоторых ребят уволили, и он оказался временно безработным. С Сергеем Костя часто выезжал на охоту, когда хозяин с дружками на выходные выбирался в загородное охотхозяйство пострелять кабанов. Костя помогал Сергею готовить ружья и карабины, а заодно и научился неплохо стрелять. Сергей был замкнутым, ничего о себе не рассказывал, но всегда сопровождал в поездках шефа, и на зависть Косте катался на фирменном черном Чероки, подаренном президентом банка.

Когда Сергей подъехал, Костя уже ждал его у подъезда. Сергей вышел из машины, открыл заднюю дверцу и жестом позвал Костю. Осмотревшись по сторонам, он усадил Костю на заднее сиденье и отъехал в соседнюю подворотню. «Слушай, братан, есть срочное дело. Обратились ко мне, но я сегодня должен на пару дней уехать с шефом, сам не смогу выполнить, поэтому обращаюсь к тебе. Уверен, ты сможешь! Дело на лимон. Двести штук сейчас, остальные — потом». Костя догадывался о мокрых делах Серёги, но тот его никогда в них не посвящал, хотя вечно безденежный Костя готов был и сам поучаствовать в разборках со стрельбой за хорошие деньги. Сергей спокойно продолжал: — «Костя, есть одна гнида, очень противный мужик, всё время гадит нашим ребятам. Надо шлёпнуть! Должен был сделать сам, всё приготовил, но у меня вышла нестыковка из-за шефа. Будь уверен, всё пойдёт как по маслу. Есть адрес, код подъезда, ключ от чердака. Тебе только навести и нажать курок. Потом сядешь в свой Пежо и гони! Отдам остальное сразу, как вернусь».

Костя молчал, но не возражал, а Сергей тем временем достал кофр с винтовкой, бумажку с адресом, ключи от чердака и фото мужчины южной национальности. «В общем, Костя, вот это тот самый мужик, зовут Ашот, он генеральный директор строительной фирмы, но это информация тебе лишняя. У них в ресторане напротив этого дома завтра армянская свадьба. Он там основной гость, выберешь момент и шлёпнешь. Ресторан с открытой верандой, всех будет видно. Не засиживайся, сразу же сматывайся. По рукам?».

Получив увесистый конверт, Костя, сильно нуждавшийся в деньгах, молча кивнул, радуясь в душе выгодному предложению. Он не любил богатых и бизнесменов. Ещё на фирме они относились к нему пренебрежительно, как к слуге, поэтому желание подзаработать совпало с возможностью мщения. Винтовка с оптикой, такая же, как и те, что возили на охоту. Всё понятно, без вопросов. «Давай!» — прощаясь, пожал ему руку Сергей.

На следующий день после обеда Костя подкатил на своём стареньком Пежо к дому на фото. Незаметно прошмыгнув внутрь подъезда, быстро поднялся на верхний этаж, открыл замок на чердак и без труда нашёл окошечко с видом на противоположную сторону улицы. Всё как по маслу — подумал про себя Костя и приготовил винтовку, поставив увеличение прицела на максимум. На веранде ресторана уже собирались люди в праздничных одеждах. Мужчины в костюмах, женщины в платьях, всё как обычно, только сразу смутило одно. Мужики как один были похожи на того, что смотрел на Костю с фотографии, полученной от Сергея. В основном тёмноволосые, некоторые седые, и совсем мало облысевших. Вот почему Серёга сам не пошёл на дело — подумал Костя. — Он боялся шлёпнуть не того, кого надо, поэтому и послал меня — занервничал Костя.

Поняв, что дело срывается и денег ему не видать, Костя чуть было не запаниковал и готов был бежать, но вдруг в объективе прицела он увидел белый квадратик с именем и фамилией одного из гостей свадьбы. Там было крупным шрифтом написано «Вазген Самвелович Карапетян. Директор рынка». Судорожно переводя прицел с одного мужчины на другого, Костя увидел заветные черные буквы белой картонки на левом кармане одного из гостей — «Ашот Вазгенович. Генеральный директор». Обрадовавшись подсказке, даже не глядя в лицо мужчины, Костя нажимает курок и попадает точно в белый квадратик нагрудного левого кармана. Одного выстрела оказалось достаточно.

Быстро собрав вещи, Костя бегом спустился по лестнице и направился к своему стоявшему неподалёку Пежо. Он был так рад успеху, что даже не обратил внимание на то, что дверь машины как будто уже была кем-то открыта. И только повернув ключ зажигания, он услышал тихий странный щелчок, последний звук в своей жизни. «Сука ты, Серёга!…», — умирая, прошептал Костя……


Бимка

Он появился у меня во дворе, когда вокруг ещё шумела стройка и не было заборов. Соседский пёсик, щенком подаренный солидному генералу, превратившийся не как было обещано в дорогого породистого пса, а в обычную беленькую небольшую собачку непонятного происхождения. Как говорят, «дворянин». Да и кличку дали ему простенькую — Бимка. Я часто приезжал смотреть — как подрастает мой домик, многое делал сам в перерывах, когда одни рабочие уезжали или сбегали, прихватив мои инструменты, а другие пока не приехали, или их надо было ещё поискать. Каждый раз, увидев меня, Бимка несся мне навстречу с приветливым лаем, виляя хвостиком и делая вид, что в моё отсутствие он охранял мой ещё строившийся дом. Это, наверное, так и было, поскольку он не только лежал у крылечка, но постоянно бегал вокруг моего домика, облаивая притаившихся котов или ходивших привычной старой тропинкой по моей территории незнакомых мне местных жителей. В хозяйский особняк он убегал только после того, как я уезжал. Мне пёс очень нравился, и я, возвращаясь в Москву, вновь ждал встреч со своим загородным знакомым. Однажды он приполз ко мне, скулил, и вообще ничего не стал есть. Я по внешним признакам понял, что пёс «траванулся». На следующий день привёз таблетки бисептола, растительное масло и, как опытный собачник, провёл курс лечения. Через пару дней Бимка вновь встречал меня радостным лаем.

Поначалу я удивлялся — почему пёс прибегает ко мне, а не сидит у дома хозяина. Но вскоре я увидел, как генерал выводит гулять на цепи большую немецкую овчарку, а его адъютант — какого-то декоративного бульдога. Видно, Бимка пришёлся им не ко двору. У меня было желание взять пса к себе домой, но я даже и не думал идти к генералу и упрашивать его отдать мне своего пса — и неуместно, и не поймут… А ещё у меня в Москве у самого уже было две собаки — бассет и спаниель. Да и вообще, держать в квартире много собак — это настоящее безумие и для хозяина, и для соседей.

Моя дружба с Бимкой продолжалась месяцами. Наконец мой дом стал приобретать жилой вид, и я решил брать с собой за город и своих собак. Сначала я приехал с девочкой-бассетом. Бимка с ней подружился, радовался, как будто я специально для него привёз собачку-невесту. Но через пару дней я взял с собой и кобеля-спаниеля. Бимка, встретив нас, агрессивно залаял и даже пытался наброситься на огрызавшегося спаниеля, но увидев, как я его поглаживаю, очевидно, понял, что он больше здесь не главный, и, приняв позу побеждённого, лёг на спину, расставив лапы в стороны — сдаюсь! В конце концов, после взаимного обнюхивания и виляния хвостами, псы разобрались меж собой, и Бимка, грустно поджав хвостик, убежал на территорию своего хозяина. Через несколько дней я вновь приехал один. Бимка встретил меня, но уже не громким радостным лаем, а просто улегся недалеко от дома и даже не подошёл к миске с едой, которую я каждый раз ставил для него и наполнял всякими «вкусняшками».

Потом он как-то пришёл уже не один, а привёл с собой лохматого бродячего пса, очевидно, местную бездомную сучку. Мне это не понравилось, и я её прогнал. Бимка обиделся и убежал вместе с ней. С тех пор целый месяц ко мне не прибегал. Но откуда-то появилась целая стая бродячих собак. Генерал был этим явно недоволен и приказал адъютанту избавить территорию от незваных гостей. Адъютант — прапорщик с лицом рецидивиста-уголовника, мужик очень прямолинейный и грубый. Что он сделал — не знаю, но однажды я услышал звуки десятка выстрелов боевого оружия. Больше бродячих псов в округе не было. Но совсем исчез и Бимка. Он не бегал ни у соседа, ни на участках поблизости. Я конечно, каждый раз при встрече спрашивал адъютанта — «Куда подевался Бимка?». Но он уверял меня, что давно его не видел, и не знает, где пёс. Но что-то мне подсказывало, что без участия адъютанта не обошлось. Как-то я увидел, как он хладнокровно из пистолета «макарова» стрелял по воронам. Шансов у них не было… А у меня так и остался скребущий душу осадок — почему я не оставил Бимку себе. Он ведь меня выбрал своим хозяином, был готов служить и слушаться, а я не решился его приютить… Прошло более двадцати лет, а я о нём вспоминаю и жалею, что однажды прогнал его с бродячей невестой… Может, этот рассказ как-то облегчит не покидающее меня чувство вины перед Бимкой….


Светило

Это история, свидетелем которой я стал почти 30 лет назад. В начале 90-х, работая преподавателем японского языка в одном из столичных вузов, я перевёлся на полставки для того, что иметь достаточно свободного времени и заниматься устным и письменным переводом, что существенно пополняло небольшой семейный бюджет.

Однажды меня пригласили сопровождать известного японского учёного, хирурга с мировым именем, который не только хотел освежить воспоминания о Москве, но и встретиться с давними знакомыми, коллегами по профессии. Первым в списке друзей был наш именитый хирург, директор крупного медицинского центра. Ещё из Токио японский профессор пытался связаться со старым знакомым, но ничего не получилось. И тогда меня попросили позвонить и договориться о встрече.

Набрав нужный номер, я сумел дозвониться в секретариат центра и поговорить с представителем по внешним связям. Пришлось долго объяснять, кому и зачем понадобилась встреча с директором, в итоге я оставил свои данные и стал дожидаться ответа. Через пару дней мне перезвонили и назначили день и час встречи. Японский профессор очень обрадовался. Когда-то в семидесятые они дружили и встречались целый год — тогда начала действовать система научного обмена учёными — к нам приезжали стажироваться японские специалисты, а наши, соответственно, выезжали в японские научные центры для повышения квалификации. И вот настал день встречи.

Вежливая секретарша впустила нас во внушительного размера кабинет, к нам навстречу вышел крупный мужчина за шестьдесят в синем балахоне и белом чепчике, как и положено оперирующему хирургу. Сразу же вспомнив старого друга, обнял его и после коротких взаимных воспоминаний повёл японского профессора знакомиться с клиникой.

Свежий ремонт, шикарное оборудование не могли не удивить гостя. Совсем не то, что он видел 20 лет назад. В музее клиники — всё от момента основания и стареньких кустарных приборов до самых современных операционных систем. Затем директор повёл нас в часовню, которую специально построили для больных, желающих очиститься перед возможной последней дорогой в их жизни.

Всё понравилось, вернулись в кабинет, а в соседней комнате уже был накрыт шикарный стол с чёрной икрой, блинами, осетриной, так что сразу же захотелось попробовать «вкусненького». «Вот так мы теперь живём!» — убедительно говорил директор, — «Даже у вас в Японии такого нет!».

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 402