электронная
396
печатная A5
530
18+
Путь в ИТ

Бесплатный фрагмент - Путь в ИТ

Книга о том, как жить в ИТ профессионально и счастливо

Объем:
242 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-1251-4
электронная
от 396
печатная A5
от 530

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Кто я (и зачем всё это)

Я не известный человек — я обычный, самый настоящий разработчик, не испорченный излишним медийным шумом.

За первые 10 лет работы успела пройтись по всем тропам и поджидавшим на них граблям карьеры фронтендера. Окончила с отличием профильную специальность. Школу тоже. И да, правда, это никому не нужно. Начинала с завораживающего причастностью тогда и ставшего немодным теперь: работала в инженерной поддержке далеких от ИТ сотрудников библиотеки, собирала из коробок и настраивала десятки рабочих станций за день. Писала SQL-запросы на невообразимом сейчас французском к стандартной специализированной БД для библиотечных систем. Поднимала блоги на ныне подвластном, пожалуй, каждому вебмастеру WоrdPress (глубины сети хранят их живыми и спустя десятилетие). Верстала под легендарный IE6. Писала на порицаемом ныне PHP скрипты для парсинга онлайн-магазинов. Грешила фрилансом: немецкое модельное агентство еще держит мое имя в ИТ-команде, а лучшие скутеры и мотоциклы и по сей день продаются в моем родном городе сквозь написанные в студенчестве строки, с дизайном, достойным места в музее ИТ.

Трудилась в лучшей компании онлайн-интернет-вещания. Разрабатывала ТВ-приложения под Samsung/LG/Philips, когда Smart TV только зарождались на рынке. Писала HTML5-видеоплееры для всем известных и высоконагруженных проектов. Реализовывала стандарты видеорекламы — подводные части ежедневно наблюдаемых вами десятками баннеров, пре-, мид- и пост-роллов. Делала SPA и адаптивные интерфейсы. Проклинала зоопарки напичканных багами мобильных. Занималась разработками для нашего местного и лампового радио.

Изведала радости и муки руководства фронтендерским отделом. Собеседовала, взращивала кадры как могла, скатывалась в психологию, принимала уходы как личные потери — и вырастала, чтобы не принимать.

Попала в одну из самых желанных ИТ-компаний нашей страны. (Но это уже та самая другая история.)

Да, поработать за навеваемой модой границей не успела. Хотя порывалась. И даже ступала одной ногой. Просто поняла, что мне это не нужно.


Зачем?

Показать ежедневную рутину, жизнь, какой ее видят профессионалы ИТ, вставая утром и ложась вечером. А чаще — ночью. Мир, которому отдано ХХ часов в сутки, отдано всё, что есть у нас: молодость и энтузиазм. Где мы существуем в светлое время суток. Что видим вокруг. Что думаем о мире. Как общаемся. Влюбляемся и выгораем. Находим смыслы и идем дальше.

А главное затем, чтобы помочь всем причастным избежать ошибок на своем пути, идти к намеченным целям без поворотов на лишние тропинки, и, конечно же, стать профессиональнее и счастливее.

Для кого?

Для тех, кто хочет связать свою жизнь, для начинающих и думающих, быть или не быть. Информация, очищенная от моды, онлайн-курсов, инфобизнеса поверх ИТ.

Для разработчиков и профессионалов — как сборник советов по каждому этапу карьеры и очередной биографический нон-фикшн: посмеяться над историями, увидеть себя, задуматься, признаться себе, не согласиться со взглядами.

Структура книги

Мы все проходим определенные этапы на своем жизненном пути, равно как и на пути профессиональном. Трудно отделить их, влияние второго на первый в судьбе достойного разработчика колоссально.

На каждом из таких этапов свои цели и задачи, свои советы и опыт уже прошедших ранее по этому пути. Поделиться последними и вдохновить на новые свершения и призвана эта книга. Хочется верить, ее структура сформирует некий Advice Driven Behaviour — поведение, управляемое советами, по аналогии с TDD.

Название каждой главы базируется на основных этапах разработки программного обеспечения.

Design — проектирование, с момента зарождения идеи о вступлении на сей путь до формирования четкой картины о шагах по ее достижению. Мы же знаем, что заказчик всегда меняет требования? Учесть все пути, по которым пойдет развитие продукта, — задача практически невыполнимая даже для разработчика с бородой длиною во всю историю развития ИТ. Так что… о шагах самых первых, пока жизнь и ваши цели не внесут свои разумные коррективы. С чего начать, когда, на что обратить внимание, как выстроить мышление и почувствовать себя на шаг впереди остальных. А это часто отличная мотивация, чтобы продолжать захватывать мир. По крайней мере, для нас, амбициозных программистов.

Write — написание кода. Основной этап создания своих навыков, активного изучения теоретических основ, алгоритмов, структур данных, принципов написания хорошего кода. И это самое написание на популярных (и не очень) языках, средах и фреймворках. Что важно, а что лишь информационный шум, что даст вам фору, а что никогда не приведет к статусу высококлассного разработчика. В случае более-менее классического сценария развития событий — данный этап посвящен обучению в вузе.

Compile — сборка и запуск. Начало работы, первые шаги по применению полученных навыков в промышленных масштабах. За что браться, как выстроить отношения, как не распыляться, что станет плюсом, а что, скорее, помешает дальнейшей карьере. О первой работе, о разрыве обучения с реальностью и как привести их в гармонию.

Run — основная часть пути. Как расти, быть лучше, становиться руководителем, выбирать компании, куда двигаться. Все, что способно помочь идти летящей походкой, с высоко поднятой головой и бокалом в руке. Вернее, ехать на вполне себе автомобиле. О серьезных компаниях, дедлайнах, открытиях бизнеса, извечных диссонансных ИТ-собеседованиях. Про самую классическую программистскую жизнь.

Debug — отладка. Любой сознательный и ответственный разработчик со стажем согласится со мной, что выгорал. Терял смысл. Думал открыть свою мастерскую по сборке мебели, или, скажем, автомойку. Посвятить себя фотографии. Да и в конце концов — выползти из шкуры «детей подземелья» на свежий воздух, под лучи солнца и ароматный ветер. Иными словами, бросить к черту всё и уехать в путешествие на накопленные остатки. К чему приходят разработчики, с какими мыслями борются. Как выбираются, стряхивают пепел и продолжают.

Refact — приведение в порядок. Построение более-менее гармоничных отношений накопленного опыта с внешним миром и полноценной жизнью. Keep life-work balance. И что ждет нас у горизонта.

Design

Когда начать

Is there right time for?..

«Ты никогда не сможешь соперничать с мужчинами — пока они будут писать код и совершенствовать свои навыки, ты будешь жарить котлеты».

Та фраза сильно врезалась в мою память. Я часто вспоминаю ее и по сей день — то упиваясь осознанием, что да, я смогла: избежать, добиться… то чувствуя, что стою в шаге от принятия сей безнадежной мысли и смирения. Но вы — никогда не допускайте последнего.


Мой путь в ИТ начался классе в десятом, когда в сознании начал всё серьезнее вырисовываться вопрос поступления. Стоит отметить, что выросла я в семье по большей части врачей, и по меньшей (но столь же значимой для меня) — преподавателей. С детства все разговоры, шутливые вопросы и представления о моем будущем витали вокруг профессий доктора и учителя. Да и я сама была искренне убеждена, что продолжу семейную традицию и стану хирургом или лором, как бабушка, акушером-гинекологом, как дедушка, или, в самом близком и понятном мне случае, — терапевтом, как мама. Каждый из них отдал всю свою жизнь профессии и становился одним из лучших в своем кругу, занимал руководящие должности: управлял отделением или был заведующим консультацией. Их путь был хотя и требующим массы сил и отдачи, но прозрачным и понятным. Одна специализация, одно (за небольшим исключением ординаторства) место работы, одни глубокие знания — и на всю жизнь. Каким любопытным и тяжелым для меня станет после осознание: в ИТ всё не так. Попытки проецировать профессиональный опыт другой сферы и иного поколения на представления о будущей жизни и работе добавили сложностей принятия на начальных шагах моей карьеры. В области, где за год твои навыки и знания могут устареть достаточно, чтобы перестать вызывать блеск в глазах рекрутеров, да и в глазах собственных. Где появляются и уходят в прошлое фреймворки, сменяется мода на стили и пути решения одних и тех же ежедневных задач, — так стремительно быстро, что спасают лишь гибкий ум, глубокое понимание базовых концептов и непрерывное, ежечасное, ежеминутное погружение, самообучение, чтение, развитие — и практика, практика. Но, впрочем, обо всём по порядку.

Не помню точно, как и когда именно ко мне пришла мысль пойти на ИТ-шный факультет. Кажется, отец — а он был причастен к той самой преподавательской части моей семьи — однажды принес домой списки всех специальностей единственного в городе технического вуза, где работал он, и мой выбор пал на Информационные системы. Тогда же началась подготовка.

Пожалуй, такое время серьезного старта — средние и старшие классы, с прицелом на вуз — одно из самых классических. Еще 15 лет назад, когда этот старт совершала я, время даже раньше среднего: мало кто знакомился с азами программирования сверх школьной программы информатики. Да и в общественном сознании, как это принято говорить сейчас, «хайпа» вокруг ИТ — с тем кадровым голодом и космическими зарплатами — не предвиделось. Никах фронтенд-разработчиков, ИТ-дизайна, понятий UX/UI и бригад тестировщиков ПО не существовало в массовом сознании отрасли. PhotoShop не предугадывал появления толп веб-дизайнеров, ринувшихся отрисовывать макеты динамических страниц для всемирной паутины в продукте, предназначенном для обработки статичных растровых изображений. ВКонтакте еще не был запущен, Falcon только пыталась выбраться из фантазий инженеров в бескрайние слои атмосферы, и, само собой, устройство повседневного средства связи и аппарат для создания снимков — ничего не знали о возможном единении.

Максимум, что представлял себе среднестатистический подросток (отдельных гиков и олимпиадников не берем) о стоящих профессиональных инвестициях своего ума, — близость к ПК, который стал постепенно завоевывать место в быту и бизнесе, при том, что компьютерная грамотность населения оставалась на крайне низком уровне. А значит, был шанс востребованности — для обслуживания рабочих станций и манипуляций в пакетных программах на нужды фирм.

Доступ в интернет получался через телефонные модемы и по заветным карточкам на ограниченное время, а лабораторные работы теми счастливчиками, у которых были более-менее честные уроки информатики, приносились на дискетках. Переформировать свое сознание на higt-tech-восприятие и включиться в бесконечную гонку технологии тогда требовало некоторых усилий.

Сейчас всё проще. Даже если вы решите начать одновременно с поступлением — вы уже впитали очень много. ИТ вокруг нас, с детства, каждый день. Пусть прогресс нещадно меняет формы — вектор развития уже в вашем сознании. Вы знаете множество терминов. Ежедневно вы стоите по ту сторону барьера для разработчиков — на темной половине пользователя. Вы видите удобные приложения и тормозящие интерфейсы, увлекающие дизайны сайтов и неработающие ссылки. С большой вероятностью — знаете разрешение и названия ОС вашего телефона, хотя бы раз натыкались на страницу 404 и пользовались html5-плеером. А значит, вы уже чувствуете, что есть «хорошо», а что стоит сделать, чтобы получить разгневанного пользователя. Да, детали изменятся, но сам принцип мышления и нужный угол взгляда на мир — уже с вами. В этот период вы достаточно сознательны, чтобы самостоятельно направлять обучение в близкое вам русло, и еще достаточно увлечены, чтобы создавать фейсбук ночами в общежитии.

А если раньше? Средний возраст прихода в фигурное катание будущих олимпийских чемпионов — порядка 4 лет. Старт в юные годы дает вам огромную фору. И это прекрасно. Но важно помнить, что ИТ и разработка продуктов — это не только скорость набора символов и крутость вашего приложения. Это также учет требований конечных пользователей, решение их проблем. Увы, в погоне за техничностью и модой на инструменты разработчики забывают, зачем они здесь собрались. А вот зачем: решать проблемы людей. Делать их жизнь проще. Позволять каждому тратить больше времени на то, что получается у него лучше, чем у любого другого.

Для эффективного достижения таких целей нужно глубокое понимание предметной области. Для этого, в свою очередь, необходимы зрелость и широта взглядов. Вы будете удивлены, как революционно могут помочь любые знания из совершенно неожиданной сферы. Будьте спортсменами и оттачивайте технику: кто посмеет сказать, что научиться как можно раньше — это плохо? Но не забывайте, как важно сохранить увлеченность работой на всю оставшуюся жизнь, а еще — не упустить за занятиями только программированием с малых лет тысячи других областей и терабайты знаний об устройстве мира. Ведь именно они с большой вероятностью позволят вам создать новые решения, увидеть скрытое от «программистов-аутистов» и стать лучшим разработчиком, тимлидом, руководителем в Google или создателем стартапа, который изменит мир.

Илон Маск много читал в детстве, путешествовал и, что более знаково, жил в среде расового противостояния и сохраненного рабства на землях ЮАР. Он не посвятил свою жизнь с ранних лет изучению программирования (хотя первая его игра увидела свет еще в довузовский период). Нестандартный жизненный путь, широкий взгляд на мир с иного угла дали результат, недостижимый одним лишь корпением над документацией всё свободное время. Ричард Фейнман с ранних лет собирал радиоустановки на чердаке. Но в более поздние годы не сидел, запершись в кабинете физики, а осваивал игру на барабанах и ходил с парадами по Бразилии.

Помните, раньше — значит надежнее, но в долгосрочной перспективе не значит результативнее, разумнее, профессиональнее, Да и вообще мало что значит. И последующие истории тому доказательство.

А если позже? Уже окончив вуз по иной специальности, проработав некоторое количество долгих лет вне ИТ… У вас есть тот самый кругозор, который создает уникальную комбинацию способностей и может привести к революционным решениям. И да, у вас гораздо больше воли, мотивации и целеустремленности — ибо такой выбор серьезнее, требует кардинальных перемен в жизни — переезда, перестраивания семейных отношений, и делается куда более осознанно, нежели выбор школьного абитуриента.


История первая

Первый техлид, с которым мне довелось поработать, казалось, мог всё. Когда приходилось настраивать рабочее окружение и сталкиваться с ошибками, в которых StackOverflow оказывался бессилен, — достаточно было позвать его. Любая проблема с npm-пакетами, версиями gem-ов, последствиями кривых рук в Linux, настройками серверов — решалась за пару минут. Когда нам поступила задача быстро завести партнерский интернет магазин на PHP, наиболее глубоко знакомым с этим непрофильным для компании языком (разработка у нас велась на Ruby) снова оказался он. Именно герой моей истории занимался ведением основного продукта: высоконагруженного сервиса для известного медиахолдинга. Между делом он грамотно воспитывал стажеров, многие из которых вырастали в успешных разработчиков. В свободное время вел технический блог, находил любопытные решения, пробовал, настраивал новые инструменты. В рабочее — успешно рассчитывал мощности и конфигурации серверов для поддержания устойчивой архитектуры видеоплатформы. Добавить ко всему легкость коммуникаций: редкая общительность для традиционного типажа того времени — программистов-интровертов, шутки над коллегами мимоходом, инициация обеденных групповых вылазок командой на турники с подтягиваниями, отжиманиями и хардкордной «планкой». Последняя, к слову, показывалась им как образец, и никем более на тот момент не осиливалась к повторению.

Казалось, вот так должен выглядеть профессионал, наслоивший на хорошо усвоенные академические знания, практический опыт нескольких (да-да, даже не десяти, пятнадцати или двадцати — ему было всего тридцать с небольшим) лет работы. Каково же было мое удивление, когда я узнала, что академического ИТ-шного образования в этой истории нет и вовсе! Более того, нет даже хоть сколько-нибудь смежного технического. А по своему диплому наш лучший техлид — преподаватель, специалист физической культуры и спорта.

Те самые смежные софт-скилс из другой профессии сыграли здесь свою весомую роль. Более осознанный выбор и интерес к области, увлеченность и пробы проектов в нерабочее время позволили ему лучше остальных техлидов поддерживать актуальный уровень знаний. Успешно выступать с полезными докладами на ИТ-встречах и бегать на лыжах, побеждать в волейбольных турнирах и быть в отличной физической и профессиональной форме.


История вторая

Когда мне довелось побыть в роли руководителя отдела фронтенд-разработки, в компании остро стоял вопрос найма новых кадров. Сложность поиска верстальщиков и JS-специалистов состояла в отсутствии в явном виде таких специализаций. Приходилось или брать студентов со скамьи и обучать с нуля со всеми вытекающими, либо фильтровать огромный поток уже успевших поработать в смежных сферах с надеждой найти нужный уровень и типаж. Большинство профильных выпускников, не блиставших алгоритмическими способностями, дабы получить работу по специальности, шли в студии сайтов или подобные некрупные фирмы, попадая, как правило, во фронтенд-разработку как облегченную версию профильной работы. В то время как лучшие кадры выбирали чистое и «профильное» программирование — уходили в бэкенд. В итоге квалификация клиентских разработчиков даже спустя год-другой работы оставляла желать лучшего. Сеньоров и умудренных на тот момент не искали. Перепробовав различные техники отбора, мы в итоге пришли к популярной в известных мировых фирмах методике, где кандидату даже чисто на верстку (да-да, были такие времена, когда верстальщик и JS-программист были отдельными сущностями) помимо прочих вопросов предлагалось решить и запрограммировать некую алгоритмическую задачу.

Шли собеседования, ротировались кандидаты, разочарование росло. Никто не мог справиться с задачей на приемлемом уровне. Причем затруднения вызывало логическое мышление: способность рассуждать, строить жизнеспособную модель решения. Кандидаты, требовавшие неприличные для себя зарплаты, специалисты по искомым фреймворкам, — все терялись и оказывались не способны отойти от стандартных приемов. Они старались применить «прецедентный подход», а не находя готовых решений из своей практики (что зачастую оказывается синонимом «не вспоминая нагугленного ранее») — становились бессильны. Единственным справившимся со всеми заданиями кандидатом оказался разработчик, переехавший из другого города. Последние года два он работал в веб-студии, а до этого честно строил карьеру агента по недвижимости — иными словами, являлся профессиональным дипломированным риелтором. На данный момент, спустя несколько лет, он продолжает работать на всех наших основных проектах, участвует в создании Smart TV-приложений, видеоплеера и иных высоконагруженных сервисов.


История третья

А теперь о выпускнике кафедры машиностроения. В наших кругах телевизоры — не самая модная отрасль, потому, когда успешно поборовшим задание на разработку приложения Smart TV стал пусть и непрофильный кандидат, я была безгранично довольна. Те, кто застал времена зарождения части «smart» в составе TV (а это были не такие далекие 2010-е), возможно, помнят настоящий коэффициент IQ тех девайсов. Под капотом «умные» приложения содержали в себе обычный веб-браузер — казалось бы, что может быть проще. Но нет: видимо, опасаясь восстания машин, производители того времени прилагали значительные усилия по созданию всевозможных препятствий к торжеству ТВ-интеллекта. Документации и гайды по разработке тщательно запрятывались от незнакомцев, индусская поддержка брала недельные паузы на медитации, а сборка приложения и его тестирование на реальном телевизоре представляли собой путь из 9 кругов ада. Сюрпризы оказывались в самых неожиданных местах. Фокусы не ставились на элементы, стандартный HTML-ный select отказывался назначать выбранный элемент через JS, свойства CSS выделывали трюки уровня старых IE, а встроенные медиаплееры с их непредсказуемыми обработками сиков и сдвигов live-трансляций позволяли разработчикам медленно, но неотвратимо постигать дзен. Особенно отличался Philips, не желавший перезапрашивать и отрисовывать даже несколько небольших тумбнейлов на странице за небольшой промежуток времени и благополучно «вешавшийся» на этом так, что не срабатывала даже перезагрузка.

SDK, ОС платформ и их версии, системы сборки и тестирования на ТВ постоянно менялись, в каждом аппруве в стор оказывались какие-нибудь новые удивительные требования, и появлялись то лишний десяток полей, то дополнительные чек-листы, которые надо было заполнить. А еще требовалось подготовить 2 презентации PowerPoint с картинками каждого экрана, таблицами элементов на нем, их подробным описанием на уровне «что должны делать каждая кнопка и каждый компонент приложения». Прошедшее все муки (порядка нескольких месяцев!) разработки приложение попадало в руки прилежных корейских или индийских тестировщиков. Спустя пару недель оно неминуемо возвращалось с замечанием вроде «ваша текущая выбранная кнопка недостаточно заметно обозначает фокус на себе с расстояния нескольких метров», после чего под слезы дизайнеров рамка делалась еще жирнее и краснее, и продукт отправлялся на очередной цикл тестирования. Кстати, хочется снять кепку перед специалистами тестирования Индии и Кореи — как они проверяли функционал приложения на русском языке во времена отсутствия Google Translate по фото — для меня до сих пор остается загадкой.

Чтобы сражаться и побеждать в этой сфере, был нужен человек, разбирающийся не только в наборе качественного кода в редакторе, но и в сетевой и аппаратной частях устройств, необходимых для подключения/настройки ТВ под отладку. И именно он с последней частью справился успешнее многих. Сначала выполнил тестовое задание по написанию несложного ТВ-приложения, с нуля разобравшись со всей платформенной инфраструктурой. Затем практически единолично разработал для нашего крупного заказчика приложение с не самым тривиальным интерфейсом, платежными сервисами, VOD и live-видео. Уникальное чувство юмора и широта общения в других слоях жизни — отлично вписали его в коллектив, очертив ореолом легкости и позитивного мышления.

И хотя позднее, перейдя фронтенд-разработчиком в одну из крупнейших российских ИТ-компаний — «Рамблер», герой моей истории зарекся когда-либо иметь дело с «теликами» — заслуженного места в историях успехов непрофильных кандидатов ему уже не изменить.


История четвертая

Когда я пришла в Яндекс, больше всего меня поразило умение разработчиков молниеносно ориентироваться в любом инструментарии. Быстро пробовать, настраивать — не важно, насколько полна документация. И это-то при всеобщей редкости подобных навыков для типичного фронтендера. Казалось бы, нужно сочетать в себе познания devops, где-то становиться немного админом и бэкенд-специалистом, чтобы умело манипулировать системами выкатки и развертыванием на серверах. Среднестатистический, порой даже опытный, милд-фронтенд-разработчик зачастую стремится избегать подобной деятельности, не чувствуя себя в ней как рыба в воде и, пожалуй, слегка побаиваясь.

Герой же моей истории писал скрипты склеивания файлов, настройки конфигов будто бы между делом. Всё это получалось так же легко, как центрирование какой-нибудь банальной фронтендерской кнопки, выполняемое не первый год. Самые современные полезные инструменты были подключены к проекту по инициативе одного только его. Не успевали плавно распространиться по проекту одни из них, как в свободное время, пробуя, изучая, осознавая преимущества, он выбирал новый оптимальный с точки зрения решения некой задачи вариант и встраивал его в код.

Лучше всех знакомый с проектом, он был назначен мне ментором, когда я переступила порог новой для себя компании. Как руководитель в прошлом, я сразу оценила верный педагогический подход: преподнесение информации, немаловажный начальный ввод в курс дела, пояснения по каждой из первых задач, экскурсии по кодовой базе и полезным внутренним инструментам. Присутствовали и необходимые рассказы на вечную тему «почему именно в этом месте „так исторически сложилось“». Хотя на тот момент я работала фронтенд-разработчиком дольше него и считала себя опытнее в плане обучения сотрудников (да и имела опыт руководящей должности), — с легкой долей зависти про себя пришлось отметить профессионализм его преподавательских действий.

Поначалу мне виделось что-то непривычное в суждениях моего ментора для порой типовых фронтендерских задач. Однако поток новой информации, обрушившийся на меня в тогда еще чуждой компании, и лояльность к окружающим не оставляли времени и весомых оснований для развития своих мыслей на этот счет.

Пока разработчики других отделов десятками решали, какие средства для тестирования выбрать, с чего начать, как вообще подойти к написанию кейсов, герой моей истории успевал не только определиться, но и настроить, написать и вдобавок по собственной инициативе — интегрировать в процесс Continuous Integration. При следующей встрече не полениться набросать презентацию, демонстрирующую ключевые моменты его решения коллегам. Стоит ли упоминать, что у человека, который так горел глазами на работе и успевал так много, были и внеурочные проекты, где он не пытался зарабатывать старыми знаниями, а пробовал новинки ИТ-шной сферы, держал нос по ветру и стремился улучшить свои программистские подходы.

Когда в одной из задач потребовалось динамически менять заголовки страниц, он подсказал мне релевантную React-библиотеку. Она называлась Helmet. «Как-как?» — переспросила я, не зная на слух подобного слова и, как следствие, не найдя аналогий с решаемой задачей. «Как шлем по-английски», — доходчиво пояснил мой ментор. Английским я занималась то параллельно, то последовательно всю сознательную взрослую жизнь, пыталась читать оригиналы, смотреть фильмы, использовать для общения в поездках за границей. Да, асом не была, но всё же. Та ситуация со шлемом меня задела. Неужели всё зря, и для всех (но только не меня) очевидно, как будет шлем по-английски?

Впрочем, по этой части чуть позже я позволила себе успокоиться — когда однажды за обедом я узнала от своего наставника, что он дипломированный преподаватель английского языка и даже проработал несколько лет в школах.


Не все истории таковы.

На моей памяти было резюме кандидата, где строки о работе в должности фронтенд-разработчика в равных пропорциях чередовались со строками вида «повар-технолог» и «главный суши-мастер». И хотя, подтверждая примеры выше, с тестовым заданием он справился вполне прилично (правда, для уровня джуниора, а не искомого мидла) — мы решили не нанимать его. Всё же в здании офиса недавно нашим же гендиректором был открыт стильный ресторан, куда мы все ежедневно ходили обедать. И очень уж не хотелось быстро потерять ценный найденный ИТ-шный кадр.


Минуточку, скажете вы, там, парой страниц выше, было нечто такое, что зацепило меня, резко выбилось из общего вполне себе политкорректного контекста. Что-то такое, не очень приятное на глаз и слух. Ах да, «программисты-аутисты»… Позвольте, звучит как оскорбление! К чему же это?

Компания, в которой я провела самые яркие карьерные годы, была выстроена не то чтобы с нуля, а скорее даже с минуса. Малоприбыльный регион, недостаток высокопрофессиональных кадров. Первый офис в подвале, где ведрами приходилось вычерпывать воду. А сейчас «Инвентос» — известные каждому клиенты, серьезные решения в своей нише, команда глубоких и мыслящих профессионалов и собственное здание компании. История ее основания и личность создателя заслуживают отдельной книги. Когда я впервые услышала то сравнение — «программисты-аутисты» — из уст «отца», моему возмущению не было предела. Разве можно относиться так к своим сотрудникам, тем, кто отдает большую часть своей ежедневной жизни на благо бизнеса? Масштаб эмоций усилился атмосферой: знаменитая фраза прозвучала на ежегодном выступлении в канун новогодних каникул перед всеми трудившимися в компании разработчиками. Только позже я смогла понять, насколько жизненно и справедливо то сравнение и насколько дальновидным было его озвучить.

Признание проблемы — половина решения. Услышав подобное, мне захотелось не быть тем ограниченным человеком, не умеющим общаться с внешним миром. Да, задачи требуют концентрации, но для великих продуктов всегда приходится выходить из зоны комфорта. Выбираться за рамки, чтобы было куда расти. Достроить карту за дверцей дома и не упасть в пропасть. Мыслить нестандартно, комбинируя знания из других областей, жизненный опыт — вот что важно. А к человеку, открывшему после запуска ИТ-компании не менее успешный ресторан, свою радиостанцию, отстроившему современный офис и проектирующему научный городок, — стоит как минимум прислушаться.


«Так когда начать?» — спрашиваете вы. Будучи родителем и беспокоясь за будущее своих детей, думая, что сделанный ими выбор (или настоятельно рекомендованный вами) в пользу ИТ вечен, как набитая подростком татуировка, — вздохните и расслабьтесь. Надеюсь, приведенных примеров силы последующей (и осознанной) смены специальности достаточно. Если же вы школьник или представитель иной профессии, сомневающийся в сроках начала, то у меня для вас, как читателей этой книги, хорошие новости. Вы уже начали.


Советы в конце подраздела


Определитесь как можно раньше.

Срок вторичен, сбалансированное развитие первично. Ставьте на первое место кругозор, не жертвуйте всем ради одного.

Не беспокойтесь о четкой точке старта. Постепенно окружайте себя связанными источниками. Уже сейчас.

С чего начать

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 396
печатная A5
от 530