электронная
Бесплатно
печатная A5
254
18+
Пространственное столкновение

Бесплатный фрагмент - Пространственное столкновение

Страх и ужас, трепещите!

Объем:
82 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-4164-7
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 254
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Парадокс

Парадокс (или же пространственное столкновение), придуманный неким Думином, был доказан методом от противного в математике, когда некоторое положение физической модели или схемы сначала отвергается, а затем путём преобразования модели приходит к противоречию с тем или иным принципом, который считается безусловно истинным.

Мысленный эксперимент, который провёл Думин и показал, что помимо сверхъестественных или параллельных миров, существует некий последний, носящий собой нелепое название «Раш-9».

Идея множественности миров издавна существовала в философии. В Древней Элладе она была связана с атомизмом Демокрита, Метродора Хиосского, Эпикура. Демокрит полагал, что в пустоте есть разные миры, очень похожие на наш, почти тождественные и даже тождественные нашему, и кардинально отличные от нашего. Возможность сосуществования разных миров выводилась из принципа изономии –равнобытийственности, равновероятности.

Описанные в мифах Рай, Ад, Олимп, Вальхалла — классические примеры «альтернативных вселенных», отличающихся от привычного нам реального мира. Помещение действия в альтернативный мир (по сравнению с описанием будущего или прошлого нашего мира) позволяет обойтись без усилий, связанных с достижением правдоподобия (наукообразного обоснования картины будущего или соответствующей историческим источникам картины прошлого), при этом предоставляя практически безграничные возможности в построении необходимой автору «сцены» для описываемого действия.

Никто так и не выяснил, для чего на самом деле понадобилось это таинственное место. Некоторые считают, что это обычная фантастика, другие же склоняются к мультивселенной.

Думин также нашёл способ попадания в этот мир, путём трёх этапов развития событий, но немногие могли бы понять суть.

Все права на книгу принадлежат Дэмину.

Ничто из неё не может быть перепечатано, заложено в компьютерную память или скопировано в любой форме — электронной, механической, фотокопии, магнитофонной записи или какой-то другой — без разрешения владельца.

Перемена.

Когда бежал за электричкой,

Там, где от счастья слышен плач,

Он просит:" поживи, сестричка!»

Я думала, что рана зажила.

И будет он везде носиться,

То раздавать советы как прожить,

На февральский снег он с гордостью ложится,

Мой друг, хорошо с тобой мне жить.

И погружаясь в их извивы,

А нам без меры пьётся и живётся,

За то, что мы все люди, мы все живы,

Идёшь, боясь, что нить порвётся.

Дэмин Дэминов.

«События, произошедшие на этой планете много веков назад, продолжают существовать в ином измерении пространства. События, что произойдут много веков спустя, уже существуют. Мы не в силах воспринять их бытие, поскольку не можем войти в то измерение пространства, что их содержит.»

Лучше, чем Джордан

Команды распределены. Диме достался красный цвет. Как ни странно, в противоположной команде опять был один из тех парней. Это наталкивало на мысль, что будет опять нечестная игра с их стороны.

«Баскетбол… Дима был не так уж и плох в этой игре. Проиграет, или выиграет его команда… Какая разница? Ведь это всё равно ничего не изменит.»

Свисток. Игра началась. Димка решил не часто лезть в центр событий, а лишь иногда помогать команде, когда была в этом нужда. В основном парнишка ходил где-то в сторонке. Поэтому соперники не рассчитывали на то, что Дима будет такой уж большой преградой в их победе.

Это приносило свои плоды, так как Дима порой неожиданно помогал своей команде. Таких исходов соперники не сочли нужным предугадать.

***

Счёт с большим отрывом в пользу команды Димона. Команда противника забила только один раз, и то трёх очковый. Был небольшой перерыв, где соперники поделились друг с другом наблюдениями. Сделав выводы, они поняли, что пора бы приставить кого-нибудь к Диме на закрытие.

Только сейчас они поняли, что Дима неплохо так помогал команде в тяжёлые моменты. Когда его союзников зажимали, Диме прилетал мяч, и тот же после перекидывал им обратно, готовым вот-вот принести очередные очки команде.

К Димке подставили того паренька, которого он невзлюбил… Он довольно жёстко мешал ему передвигаться и постоянно закрывал Димона. Из-за чего союзникам стала закрыта помощь последнего. Без этой помощи команда стала проигрывать, а счёт соперников стремительно рос.

***

Счёт противников стал в два раза больше счёта Диминой команды. Его команда была обречена на проигрыш. Димону надоело уже пытаться вырваться из лап этого парня, и тот решил не сопротивляться, а просто стоять около корзины его команды.

Рефери объявил, что осталось полминуты до окончания игры. Тот парень, закрывающий Диму, решил встать на защиту своего кольца, дабы у союзников было меньше шансов сравнять счёт.

Свисток. Две команды слетелись в самом ожесточённом и коротком сражении. Команде Димона всё никак не удавалось пробиться… И вдруг один союзник был открыт. Он за одну секунду осмотрел зал… и увидел Димку открытым.

Тут же он решил передать мяч Димону, правда непонятно почему он вдруг решил передать мяч именно ему, когда вот уже десять секунд осталось до окончания игры. Дима поймал мяч. Вражеская команда сразу же рванула в его сторону.

Исход игры в руках Димона… Остаётся пять секунд.

Давай, Димасик, сейчас, или никогда! — подбодрил сам себя Димка. Передав все силы одной руке, Дима вздохнул и кинул мяч в сторону вражеской корзины.

Затих весь зал. Все наблюдали за мячом, запущенным Димой. Секунды превращались в часы, а последний в свою очередь в бесконечность.

БАААААААХ!

Зал разразился овациями. Да такими овациями, что казалось, сейчас лопнут все стёкла в спортзале. Радовались все, кому не лень, как и трибуны, так и некоторые соперники, которые были ошеломлены таким броском.

К Диме подлетели его же союзники, принявшись его подкидывать…

А сейчас что?

Зеркало ванной отразило угрюмую физиономию с красными глазами и воспалёнными веками. Ледяная вода немного выбила боль из висков, но обрывки памяти никуда не делись. Хуже недосыпа может быть только слишком долгий сон… Может же такое быть?

Дима Тарасов подтащил старый железный стул и уселся на привычное ему место, машинально бросив взгляд за окно.

И это моя нынешняя жизнь? Разве так я хотел её прожить? — подумал Тарасов.

Где же та радость, где яркое солнце, а самое главное — где те самые яркие краски радуги, окружающие эту планету?

Когда Тарасов был подростком, он хотел стать профессиональным баскетболистом. И подойдя к делу со всей серьёзностью, не пропускал школьные тренировки, учился у лучших баскетболистов его города, и даже участвовал во всех соревнованиях

Леброн Джеймс был кумиром Тарасова, определившим всю дальнейшую жизнь. У Димы когда-то даже была мечта сыграть с ним один на один.

А потом мир как будто сам себя уничтожил, исчезло всё… Пропало желание двигаться и жить. И баскетболисты оказались никому не нужны. Людей не интересовал спорт, их интересовали деньги. Наступила эра, где капитализм нокаутировал социализм.

Поэтому несостоявшийся баскетболист каждое утро поднимается, держась за больной живот от недостатка пищи, и направляется прямиком за… сигаретами в местный ларёк, а затем снова домой, и снова спать.

Что-то сегодня я залежался… Может пойти за новой пачкой? — спросил сам у себя Тарасов, снова бросив взгляд на многоэтажки.

Грязно-серый день плавно сменялся тёмно-синей морозной ночью. Это заставило встряхнуться и сбросить остатки оцепенения. Такие ночи всегда задевают что-то в памяти, вытаскивая, казалось бы, уже похороненные воспоминания. Единственное, что ещё не стало серым, и выглядит так же ярко, как и в детстве, когда не было ни вопросов, ни дилемм.

Облачившись в старую отцовскую куртку, которую отец подарил Тарасову и заткнув уши наушниками, Дима выбирался на улицу.

Сегодня шторм обещают. — пробормотал Тарасов, глядя на пустое небо. До ларька оставалось немного, и пока Тарасов шёл, успел замёрзнуть. Поэтому поспешил укрыться от холодного ветра под навесом гастронома. Замёрзнув окончательно, Тарасов спрятал руки в карманы, укрылся и закрыл глаза.

Кем я раньше был?

Мечты, надежды, цели. Я знал, что однажды стану мастером спорта по баскетболу. Я надеялся, и готовился к этому.

Я успевал во всём, умел отжиматься, подтягиваться, делать броски сверху и даже бросать с мёртвой точки, как это называется в баскетболе.

Стоит ли говорить о том, что желание так и не сбылось?

А потом не сбылось и желание стать кем-то нужным обществу.

Обществу оказались бесполезны таланты, музыканты и кто-либо ещё, неспособный порвать глотку ближнему за длинный рубль.

Звук пролетевшего на огромной скорости мотоцикла прервал все мысли Тарасова. Утихший было ветер снова вцепился в куртку, продувая её насквозь. Поправив воротник, Дима продолжил свой путь.

Все куда-то неслись, куда-то спешили. Но разве им есть куда спешить? Плевать! Люди этого и заслуживают.

— Слышь, пёс?

Тарасов обернулся. Позади него стоял типичный представитель русского быдла, стоявший возле мусорного бака. Тёплая ветровка с нашивкой на левой руке «Stone Island», камуфляжные штаны и не менее вызывающие кроссовки.

— Чего тебе? — неуверенно спросил Тарасов.

Модник вытащил руку из кармана и сбросил на пол пустую жестяную банку. — Эй, парень, ты чего здесь мусоришь? А ну-ка поднял быстро.

Тарасов скрипнул зубами, сделал шаг и положил банку в урну.

— Добился своего?

Модник усмехнулся. — Не делай так больше, хорошо?

— Да ну тебя! — заскулил Тарасов, ускорив шаг к пункту назначения, оставив быдло-куна в одиночестве.

Тарасов вышел в небольшой дворик. В нём веяло типичным советским стилем еще больше — чахлая и желтая, но все же трава, голые и сухие, но все же деревья. В бетонных джунглях русских мегаполисов такие дворики — непозволительная роскошь. Да и кому они там нужны?

Вдруг одна из дверей отворилась, и оттуда выглянул парень.

— Эй, ты! Быстрее сюда! — крикнул парень. Димка послушал зов и юркнул внутрь.

Тарасов оказался в обветшалом помещении, в совершенно пустом, без мебели и без полок.

— Что стряслось? — недоумённо спросил Тарасов. У Димона заиграл инстинкт самосохранения, который нужно было чем-то подавить.

— Ты чего гуляешь по этому переулку в столь поздний час? Тебе жить надоело?

— В смысле? Я всегда здесь хожу за сигаретами, о чём может быть речь?

Из улицы послышались крики. Парень тихо вздохнул. — Ну вот, они и до нас добрались… Ой, как не вовремя.

Оба задумчиво посмотрели в окно. Из-за угла выбежала толпа забивных во главе уже знакомого Тарасову быдло-куна, который заставил его положить банку в мусорный бак.

— Твою… — прошипел Тарасов.

— Эй, открывайте двери! К вам гости пришли! — крикнул один из них и принялся силой долбить в дверь.

Парень рванул ко второй двери, подзывая Тарасова за собой.

— Беги на крышу, срочно! — крикнул паренёк, подталкивая Тарасова к двери в глубине комнаты. — По лестнице, на крышу, пошёл!

— Стой, объясни…

— Хватит болтать! На крышу, быстро!

Тарасова буквально выставили за дверь, которая тут же щелкнула замком. Не долго думая, Тарасов мигом рванул наверх по лестнице.

Чердак был открыть, и Димка быстро вылез на крышу через небольшое окошечко. Уже протискивая туда вторую ногу, он услышал сзади топот и скрип прогибающихся досок. Тарасов, не оглядываясь, побежал. Вслед ему понеслись грозные выкрики.

Послышались выстрелы. — Откуда у них блядь оружия?! — закричал Тарасов, ускользая от каждой пули.

Тарасов бежал, перемахивая через трубы и уступы, бежал иногда по самому краю, и куски черепицы бесшумно летели вниз, за мостовую.

Снизу во всю орали гопники, желающие прихлопнуть Тарасову в любую секунду.

Кровь стучала в висках, адреналин гулял по венам, мышцы налились силой. Тарасов словно проснулся от спячки. Он бежал. Вокруг свистели пули, кроша черепицу и расщепляя доски. Но ему было легко. Тело вспомнило недавние рефлексы, вспомнило пьянящее ощущение опасности, ощущение хождения по лезвию бритвы. Димка усмехнулся, пролезая в какое-то окошко.

Пролетая через множество ненужного мусора, Тарасов снова оказался на крыше, на пороге вниз.

На той стороне улицы на крыше виднелась большая дыра, указывающая прямиком в бездну. Тарасов судорожно обернулся — сзади него бежало двое парней с битами. Перекрестившись и надеясь на всевышнего, прыгнул вниз.

Мне крышка… — успел подумать Димон, перед тем, как упасть прямо в бездну. Последнее, что он успел увидеть перед тем, как потерять сознание — огромный кусок дерева обвалился прямо на него.

Суд Господень

«Разве не знаете, что святые будут судить мир? Если же вами будет судим мир, то неужели вы недостойны судить маловажные дела? Разве не знаете, что мы будем судить ангелов, не тем ли более дела житейские?»

Какое счастье жить вот так, не считая часов, не ища забвения в сне, не боясь никуда опоздать, а спокойно ждать восхода солнца, наслаждаться мыслью, что впереди ещё бесконечно много времени, что можно ни о чём не тревожиться.

Тарасов проснулся, но открывать глаза ему не хотелось. Странно, неужели ещё не приехали? Димон решил, что просыпаться ещё рановато. Но чей-то настойчивый гул рядом не давал ему покоя. Сначала Тарасов подумал, что это черти, которые ждут не дождутся, когда уже смогут им полакомится прямо из горящего котла, но прислушавшись понял, что это были вовсе не черти… А кто тогда? Инопланетяне?!

Дима открыл глаза и слегка удивился. Он находился в вагоне поезда, который вёз его куда-то вдаль. Осматривая купе поезда, Тарасов начал чувствовать невыносимую духоту. Как будто градусов тридцать… Неплохо здесь обогреватели работают.

Димино удивление возросло ещё больше, когда тот повернулся к окну. Цветущие деревья, щебечущие птицы, зеленеющая трава… Ну дела.

Значит, дело не в обогреве поезда, это на улице так жарко. Но разве в ноябре может быть такая жара? И точно ли Тарасов у себя в городе? Казалось, что он вроде недавно скользил по крышам, убегая от местных забивных.

Поднявшись с пассажирского сидения, Димка почувствовал скованность в суставах, будто тот проспал в сидячем положении несколько дней напролёт. Осмотрев все пассажирские места, стало понятно, что теперь Димону даже не у кого спросить обратной дороги.

Тарасов хрустнул шейными позвонками и задумался. Стоп, есть же водитель! Дима стал бегать по вагонам в поисках машиниста, но никого не нашёл. Найдя железную дверь, Тарасов открыл её и окончательно убедился — машиниста нет. На обед ушёл, наверное. Ладно, подождём.

Сев на место водителя и закинув ногу на ногу, Димон принялся ждать. Его внимание привлёк календарный лист. На нём были по порядку перечёркнуты дни до тридцать первого числа. Год, месяц… Всё перечёркнуто.

В голове у Тарасова промелькнула мысль о скачке времени на несколько месяцев назад, но здравый смысл подсказывал ему, что нет повода для паники. В конце концов, спросит у машиниста лично, что тут происходит. Время не могло изменится, такого не бывает.

***

В поезде было так жарко, что Диму хватило на пять минут. Было настолько душно, что если он не выйдет, то зажарится прямо на месте.

Тарасов вышел из поезда, попутно осмотрев его. Перед ним стоял обычная гражданская электричка, довольно старой модели, поскольку таких Димон раньше не видел.

Вблизи поезд выглядел очень даже реалистично. Тарасов провёл по нему рукой, удостоверившись, что никаких глюков нет. Почувствовав нагретый под солнцем раскалённый металл, Диме захотелось убедиться ещё кое в чём. Ударив кулаком по корпусу поезда, Димка окончательно убедился, что это не сон.

Боль ясно ему давала понять, что всё здесь так же реально, как и вчера, когда была ещё ночь поздней осени.

Простояв так пару минут, Тарасов обернулся назад к виднеющимся издалека хрущёвка, а посреди статуя Ильича — без руки. Диму невольно прорвало на смех. Эх, Ульянов-Ульянов, как же ты теперь будешь совершать октябрьскую революцию без одной руки? И я не знаю.

Придя к выводу, что Димке лучше спросить кого-нибудь здешнего, чем ломать себе голову, тот поправил свою обувь и направился в город. Если и дальше будет тут гадать — ничего не добьётся. Машинист наверняка где-нибудь в городе. Но надо как-то его найти.

Жители городка

Уже полтора часа Тарасов блуждал по коридорам, состоящими из голых стен многоэтажек и заросшей тропинки.

Для Димона с виду город напоминал — обычный провинциальный город. Хрущёвки, дворы, брошенные машины. Создавалось впечатление, что Тарасов попал в некий зомби-ужастик.

Тарасов сглотнув, встал и снова окинул взглядом двор. Стояла полная тишина, лишь птицы нарушали всю эту тишину и покой.

Невдалеке зашелестели листья, и в эту же секунду, с дерева упал ботинок.

Дима подошёл ближе, но тут же вздрогнул. Его охватили страх и отвращение. Он утёр проступивший пот на лбу и, не отрываясь, смотрел на это. На ветке, привязанная тросом, покачивалась нижняя часть тела человека. Трос был грубо привязан прямо к торчащему из чёрного зловонного мяса обломку позвоночника.

Тарасов осторожно потянулся к ногам, надеясь вытащить несчастного. Но нога мягко продавилась под его пальцами, и, убрав руку, Дима услышал мерзкий хруст зашевелившихся в трупе червей. Димона прорвало на нервный смешок.

А где водитель? — бешено прошипел Тарасов, взглядом оглядывая каждый уголок домов.

Внезапно на его слабое бормотание откликнулись. Тарасов услышал слабый стон из черной глубины двора. Он сначала списал его на его бурное страхом воображение, но стон вдруг повторился, на это раз громче.

— Кто здесь? — срывающимся голосом крикнул Тарасов. — Здесь кто-то есть? Я лишь ищу водителя.

Ответом был стон, и Димону показалось, что на этот раз будто бы перемешанный с глухим плачем. Дима, осторожно ступая, пошел вперед, на звук. Из-за угла доносились вздохи и даже вроде как неуверенные шаги. Что-то хрустнуло. Стон раздался еще громче, казалось, человек шел из последних сил, умирая.

Какого?! — опешил Тарасов.

Димон хотел закричать, но крик застрял в его горле, пропуская лишь слабый хрип… Буквально в метре от себя Тарасов увидел идущего полуживого человека. Нет, это был не зомби, и не какой-то там мутант, а вполне здоровый человек, за небольшим исключением — он был сильно ранен.

— П… Помоги мне! — человек застонал, на этот раз отрывисто, переходя на жуткий плач.

— Твою! — в ужасе крича, Тарасов неловко дернулся — и, оступившись, упал на сухую траву.

Человек с тихим всхлипом сделал шаг к Диме, и тот, забыв все от страха и шока, судорожно отползал все дальше, не отрывая глаз от чудовищной фигуры бедолаги.

— Я хочу домой! Выпусти меня! — человек вдруг оглушительно взвыл и накинулся на Димона.

И тут Тарасов, перехватив на земле удачно попавшуюся Беретту, с криком отчаяния полоснул очередью пуль в лоб человеку. Ярко-красная кровь брызнула прямо Димке в лицо. Тарасов зажмурился и со скрипом зубов еще сильнее давил на спусковой крючок. Пистолет безнадёжно щелкнул пустым затвором и затих, но Дима не слышал этого — в его ушах стоял звон и крик человека, убитого сию секунду. Бедолага, издав звук сливаемой раковины, конвульсивно дёрнулся и упал.

Тарасов, с бешено колотящимся сердцем, резко направлял пустой пистолет то в оду сторону, то в другую, в панике не осознавая ничего.

Немного отойдя от шока, Дима понял, что ствол пуст, и патронов больше нет. Димка пытался понять, что вокруг стоит почти мёртвая тишина, и лишь изредка свистели птицы.

Кто… это был, чёрт возьми?! Может это водитель, и я убил его, обрезав себе путь на свободу?! И где я вообще? — Тарасов пытался разобраться, что к чему.

С душевным недовольством Дима понял, что патронов больше не осталось. Закинув пистолет в карман, Тарасов взял в руку первый попавшийся на глаза кусок дерева.

Димка, стараясь сохранять спокойствие, огляделся и, угадав в темноте чуть освещённый порог какого-то дома, осторожно пошёл туда, вздрагивая даже от скрипа асфальта под ботинками. Полуминутное испытание было закончено, и Тарасов почти вбежал в небольшое помещение.

Метнувшись в угол, он обвёл стволом всю комнату, ища взглядом незваных гостей. Но здесь никого не было. Похоже, это была старая налоговая, ибо по полу было разбросано множество грязных бумажек и старых документов.

Ощутив себя очень неуютно, Димку передёрнуло. Здесь все просто дышало смертью, и ему, живому, здесь было, мягко говоря, не по себе. Тарасов чувствовал себя беспомощным с жалким пистолетом в руках, в которых не было ни единого патрона… Но нужно хотя бы поискать здесь выживших — должны же они быть?

***

Тарасов блуждал по комнатам. Под ногами скрипел мусор, обломки дверей, окон, потолка и стен. Выбравшись в коридор, Дима огляделся по сторонам.

Старое, плачущее трещинами здание. Застывшие слёзы, в виде обломков штукатурки, местами падали на пол, осыпаясь мелом. Димины ноги неслись вперёд, словно зная маршрут. Любопытство и множество не отвеченных вопросов вперемешку крутились в голове. Коридоры были похожи один на другой.

Новый коридор. Уже более другой, чем предыдущие. Обогревшие стены пробудили в Димке чувство тоски и горя. Но, спустя мгновение, это чувство было перекрыто приятным, навивающим воспоминания запахом мокрой штукатурки.

Тарасов зашёл в ближайшую комнату, расположенную по левую руку от него. Осмотревшись, Дима подошёл к окну и убедившись, что тот находится не слишком высоко, залез на подоконник и спрыгнул на покрытую росой траву.

Тарасов слегка отошёл в сторону и огляделся. Яркое солнце освещало своими первыми, тусклыми лучами кирпично-ржавый фасад здания, чей двор и частями, стены плотно заросли мхом, травой и хрупкими деревьями. В глазах у Димона сочеталось абсолютное безразличие к происходящему. Его пугало отсутствие реакции. Он не помнит, каким лешим он оказался здесь. С кем и в каком состоянии. Никто, кроме того полуживого типа Диме на глаза не попадался.

В эту секунду позади Димона вдруг раздался тихий рык, и, прежде чем тот успел обернуться, на его спину обрушился мощный удар. Тарасов, вскрикнув от острой боли в спине, повалился на землю, успев заметить за спиной нечто устрашающий силуэт человека.

Тарасов закричал, судорожно ища найденный им ранее пистолет, а тот тёмный силуэт то появлялся, то в ту же секунду исчезал.

Дима, в панике скача по полу, ощутил, что из-за боли в спине не может подняться на ноги. Ничего не видя от ужаса и боли, Тарасов схватил в руку рядом лежащий кирпич, и в состоянии адского болевого шока, пытался прицелится в это существо и зарядить ему прямо в череп.

Тёмный силуэт метался туда-сюда, запутывая Димона с ног до головы. Тарасов, скрипя зубами от боли в позвоночнике, приподнялся на руках и крепко сжав кирпич с криком кинул его по уже подошедшему с другой стороны существу. Но шустрое нечто не остановился, и напротив, ещё быстрее пошёл на Диму.

Тарасов, не прекращая искать что-то тяжёлое, попутно брал небольшие камни и кидал прямо в существо, когда же последний лихо уклонялся от каждого ежесекундного попадания.

И вдруг Дима наткнулся за своей спиной прислонённый к стене небольшой баллон с пропаном. Не думая о последствиях, он нажал на спуск.

Тарасов успел лишь увидеть вспышку ослепительного огня, звуковая волна щёлкнула по ушам, оставив в них глухой звон. Димона нехило швырнуло к стене, и вдруг всё затихло.

***

Мокро… Очень мокро… Где я? Как я сюда попал?

В голове копошились обрывки мыслей, но ни одна из них не выдавала истинную суть моего пребывания здесь.

Мелкие капли ледяной воды заставляют меня прийти в себя, но где я нахожусь? Почему дождь идёт? Нужно вставать.

Я пошевелил руками, затем ногами. Это было непросто, но я смог…

***

Тарасов лежал, не открывая глаз, пребывая в довольно странном состоянии. Он то проваливался в забытье, то вновь начинал осознавать себя. В голову лез совершенно невообразимый вихрь мыслей — ему вспомнился институтский выпускной, гулянки с друзьями, и даже знаменательные моменты, когда его награждали медалями за блестящую игру в баскетболе. Дима то тщетно пытался понять, жив ли он ещё, или уже на том свете, то вслушивался в пронзительный звон в ушах и ноющую спину. Наконец, он решился открыть глаза. По ним тут же резанул прозрачный серый дымок. Димка, не поднимая головы с земельного пола, оглядел то, как перед ним полыхало сильное пламя.

Пустой пистолет Тарасов так и не нашёл, но увидел в полуметре от себя нечто новое. Перед ним, шагах в трех лежал грязный «Браунинг». Дима даже не пытался понять, откуда он тут, хотя, скорее всего, до взрыва он лежал где-то в рядом. Тарасов, все еще дрожа, захотел встать, но не получилось. От нахлынувшей в спину боли Дима застонал.

Преодолевая боль, Тарасов все же сумел встать и оглядеться. Того существа нигде не было, будто огонь отпугнул его. Тарасов презрительно покачал головой. Теперь уже вряд ли здесь кто-то есть. Но все же — кто-то ведь сюда приезжает? Значит, здесь остались уцелевшие.

Взяв в руку пистолет и собравшись с мыслями, Димка вышел в какой-то темный внутренний дворик, зажатый в четыре стены большого здания. Тарасов остановился лишь тогда, когда понял, что ужасное существо больше не гонится за ним.

Тарасов, не понимая, что же с ним происходит, постарался рассмотреть все получше. Но в глаза сразу бросилось множество деревянного хлама, в самом углу двора. Тарасов, поморщившись, сжал пистолет. Подойдя к первой попавшейся коробке он ударил по ней ногой и извлёк оттуда картонный коробок с патронами. Да, это были патроны как раз под это оружие. Дима, впервые за пребывание в этом страшном месте ощутил что-то похожее на уверенность. Повезло.

Тарасов, ступая неслышно, подошел к месту, где дворик заворачивал. Видно было плохо, но все же Димка сумел пройти бесшумно. Вдруг откуда-то впереди раздался шум, словно кто-то ходил, шаркая ногами. Дима, ощутив, как его сердце вздрогнуло, быстро выглянул за угол, выставив вперед револьвер. Но там никого не было.

И словно в ответ на Димины мысли, совсем рядом, откуда-то сверху раздался громкий выстрел. Тарасов вздрогнул, как от удара, и попытался найти того, от которого совсем рядом звучал выстрел. Но он услышал лишь удаляющиеся шаги на одной из крыш.

Тарасов, развернувшись, быстро нашел выход и вышел в другой стороны на улицу. И чуть не споткнулся о труп. Вывернувшись, Димка переступил через тело, отметив, что у того были пулевые ранения. Тарасов слышал человека, он находил все больше его следов. Но почему же этот кто-то так избегает Диму? Или делает вид, что избегает? Дима бегло оглядел крышу, но на ней никого не было. Тарасов продолжал всматриваться, и вдруг заметил на крыше пухлую фигуру. Этого было достаточно.

— Эй, там, на крыше! — крикнул Димка, оглядываясь, — Вы слышите меня?

Но фигура, казалось, проигнорировала Димона. Тарасов, проходя по дворам, видел дома с пробитыми крышами, в которых зияли огромные дыры. Димка даже услышал отдаленный дикий, полный ужаса крик, и затем выстрел. Если здесь и были выжившие, то теперь Димон остался один. Он чувствовал свое одиночество, как никогда.

Дима прошёл по грубой каменной мостовой, мимо старой газели, вышел к повороту, ведущему на площадку перед домами, и вдруг застыл, с содроганием глядя на открывшуюся картину.

Тарасов поднял взгляд. На балконе дома, перед которым посредине замер Димка, стоял человек с винтовкой. Словно не замечая Диму, как человека, попавшего вместе с ним в этот город, он прицелился в него. Тарасов моментально отскочил назад и укрылся за ближайшее здание. Дима так и застыл с поднятым пистолетом в руках и как завороженный, вытащил голову из-за угла и с ужасом взглянул на человека с ружьем.

Тот, наконец, оторвавшись от приклада оружия, посмотрел вниз, на Димона.

— Ты, похоже, смельчак, раз уж блуждаешь здесь. — усмехнулся человек.

— Кто вы? — крикнул Тарасов.

Человек окинул взглядом двор, ища новую цель. И только тогда ответил: — Кто я? Тебя это волновать не должно. У нас с тобой только одна цель — выбраться отсюда, играя по его правилам, или увязнуть здесь.

— Про кого «его»? Вы имеете ввиду водителя? Что привёз нас сюда.

Человек опустил ружьё вниз и стал внимательно изучать Димину физиономию. — Думаю, нам с тобой следует многое обсудить. Поднимайся!

Проживший

Тарасов подошёл к небольшой двери, разгрёб от её порога обломки кирпича и пластика, сыпавшиеся с изувеченных стен. К счастью, дверь была не заперта, и Димка вошёл в плохо освещённое помещение.

Тарасов с удивлением отметил, что помимо общего разгрома — опрокинутых столов и стульев, рассыпанных по полу бумаг и ручек, практически весь пол был залит какой-то краской, напоминающей засохшие химикаты.

— Слышь, сюда! — донёсся крик сверху.

Димка посмотрел наверх и увидел того человека, который несколько минут тому назад чуть ли не убил его. Он кинул лестницу Тарасову, и тот быстро забрался наверх и выполз на чердак, в котором, в отличии от того помещения, было довольно уютно. Но из-за полного отсутствия света, Димон чуть не упал.

— Вы здесь? — спросил Тарасов, ощупывая каждую стенку.

Человек осторожно взял фонарик с пола и осветил подошедшего Диму.

— Здесь я, здесь. Не кричи, лучше присядь. — человек кивнул в сторону пола. Дима послушно сел рядом с ним. — Это хорошо, что ты пришёл, я уж думал, это опять они…

— Кто? — насторожился Тарасов и не сдержался: — Что здесь происходит? Какого черта никого нигде нет, везде разгром?! Где я вообще и что происходит? И кто вы такой?

Человек усмехнулся и придвинулся поближе. — Хочу тебя поздравить, мальчик, ты в аду. И говори по тише, у них очень хороший слух.

— У кого? И где нормальный свет?

Человек потянулся к лампе и включил её, машинально выключив фонарик.

— Ты что-нибудь необычное видел? — с интересом спросил неизвестный.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 254
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: