электронная
18
печатная A5
249
16+
Проклятый трон

Бесплатный фрагмент - Проклятый трон


Объем:
66 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-5970-3
электронная
от 18
печатная A5
от 249

1555 год

«Молодой лев превзойдет старого,

На поле боя в одиночном поединке,

Поразив ему глаза в золотой клетке

Что приведет старого льва к мучительной смерти»

— К чему это предсказание? Я приехала к тебе совершенно по другому поводу. — возмутилась толстая женщина, едва умещавшаяся на маленьком стуле.

— Я все понимаю, моя королева, но предсказания появляются иногда сами собой, например, как это. Я не властен над ними. Странный силуэт измученного, больного мальчика лет восемнадцати явился ко мне во сне. Он назвал себя Франциском.

— Франциском? Что еще он тебе сказал? — ее зеленые и без того большие глаза расширились на пол лица.

— Я запомнил только это предсказание и то, что он упомянул вас, назвав виновницей его смерти. Еще просил передать, что он всегда подле вас, и вы за все расплатитесь со временем. Госпожа, я же вас не раз предупреждал, чтобы вы были аккуратней со своими врагами, и когда пытаетесь наказать их своими методами. Ничем хорошим это не закончится. — Нострадамус одарил ее добрым и мудрым взглядом.

— Нет никаких доказательств того, что я к чему-либо причастна! Это наглая ложь! Как ты смеешь обвинять меня в чем-то, ссылаясь на слова какого-то там мальчика из твоих снов. И говорить мне про какие-то методы! Ты явно забыл, как я спасла тебя от инквизиции! Что я назначила тебя в Арле королевским медиком и астрологом! Позабыл, что только благодаря мне, ты все еще жив, и заметь, даже почетаем! — в ярости она вскочила с места.

— Моя королева, вы прекрасно знаете, что я ничего этого не забыл. Я просто говорю вам то, что видел во сне. Обвинять вас? Упаси Господь! Вы, последний человек, кого я мог бы в чем-то обвинить. Я стараюсь уберечь вас. Простите меня великодушно, если я обидел вас. — умолял он, вставая на колени.

— Хорошо! Я сделаю вид, что ничего не слышала. Скажи мне вот что. Что означает данное твое предсказание? — успокаиваясь, она снова медленно опустилась на стул, с трудом втискиваясь в него.

— Точно не могу растолковать. Но это точно связано с вашим мужем. Будьте осторожны.

1554 год

Маленькое помещение смердело мочой, болезнью и сыростью. Где-то неподалеку слышался громкий кашель какого-то бродяги и женщина, облаченная в плащ из черного бархата, хотела быть неузнанной и всеми силами прижимала к лицу откидывающийся капюшон, из под которого виднелись белоснежные рюши.

Роскошная, дорогая одежда и обилие драгоценностей так сильно отличались от общей картины этого ужасного места. Женщина тяжело дышала. Было заметно, как левой рукой она постоянно зажимала нос, чтобы не вдыхать эту вонь.

— Зачем вы вызвали меня, сударыня? Вы же понимаете, что это небезопасно. — прозвучал скрипучий до дрожи мужской голос, от которого она даже вздрогнула.

— Козимо Руджери. А вы не могли найти для встречи еще более гадкого места? — произнесла она ехидно, отбрасывая с головы капюшон.

Перед мужчиной в дряхлой мантии, стояла женщина лет двадцати пяти. Со светлыми, кудрявыми волосами, голубыми глазами и чистой, идеальной кожей. От яркого свечения двух свечей ее ожерелье с огромной россыпью брилиантов на шее освещало все это мерзкое место.

— Госпожа д'Альбре, что вас привело в Париж, и зачем вам я? Говорите быстрее, у нас мало времени. — настороженно оглядываясь по сторонам, спросил уже совсем немолодой мужчина с длинной, седой бородой и черными, как сама ночь, глазами. Это был старик, известный всем, как самый могущественный чернокнижник и главный астролог Екатерины Медичи.

— Раз у нас мало времени, я перейду сразу к делу. Мне нужно, чтобы вы убили короля! Мой муж, Антуан Бурбон, скоро станет королем Наварры. Как вам известно, он является представителем французского правящего дома Капетингов, так же как и король. Если Генрих умрет, мой муж может стать регентом молодого короля, а потом, дальше я разберусь сама.

— Вы предлагаете, мне предать королеву и короля?! С чего вы взяли, что я на это соглашусь?

— Руджери. Властный сир Руджери. Я прекрасно знаю о вашем отношении к королеве, и что вы творите у нее за спиной, и как хотите иметь больше реальной власти при дворе и я могу дать ее вам. Мой муж должен стать королем.

— Что вы готовы отдать за это, сударыня?

— Все, что угодно!

— Мне много не понадобится, когда придет время, вы расплатитесь. А с кем именно, я вам сообщу. Прощайте! — бледный огонек от свечи начал отдаляться, оставляя позади, говорящую всем своим видом о богатстве женщину.

В башне, рядом с Сен-Жерменским дворцом, на чердаке, куда от страха не сунулся бы ни один человек, где все время происходили странные и пугающие вещи, недавно вернувшийся со встречи, взволнованный, угрюмый старик, стоя голый в одной только мантии, создавал привычный ему алтарь.

Нарисовав круг внутри круга, написав какие-то буквы по краям, он поставил рядом вино, шесть белых и шесть черных свечей, курильницу и какой-то очень пахучий табак. Распущенные, седые волосы от пота прилепали ко лбу, отчего он выругнулся, потому что пришлось снять его любимый чепчик. Но по другому нельзя.

Едкий дым вонючего табака заполнил чердак мгновенно, и как только свечи начали затухать, старец вопросил.

— Ты — Асмодей?!

— Козимо Руждери, зачем ты вызвал меня?

— О великий герцог ада! Ты знаешь все. Ты знаешь истинные ответы о настоящем, прошлом и будущем. Ты повелеваешь духами. Мне нужно, чтобы ты позволил мне управлять одной обиженной душой, что таит ненависть к королевской семье.

— Что ты предлагаешь взамен? — прошипел демон, и всю комнату заполнил тошнотворный запах мервечины, что исходил из его рта.

— Жанна д'Альбре, молодая, будущая королева отдаст тебе свою душу и будет делать все, что ты скажешь. — прошептал Руджери, боясь посмотреть в сторону демона, поскольку после последнего раза, когда он увидел его обезображенное лицо, он не мог спать несколько недель.

— Еще одна грешная душонка очередной королевы? Хорошо! — были последними словами одного из сильнейших демонов ада и, как только он покинул чердак, окончательно взмокший старик ощутил невероятный, обжигающий холод.

— А я наблюдал за тобой, — услышал он позади себя писклявый, отвратительный и немного хрипловатый голос. — Я видел, как ты травил, изводил и мучил людей. Я знаю про тайную комнату, которую вы скрываете вместе с этой змеей, что отравила меня. А кто помог ей в этом? Трясешься? Правильно трясись. Ты приготовил тот яд.

— Кто вы? — с ужасом спросил Руджери, медленно разворачиваясь.

Прямо позади него, слегка зависая в воздухе, парило страшное существо, напоминающее человека, но его лицо и тело были изувечены. Из кожи сочился гной, половина лица обвисла. Нос был черным, а, возможно, это была дыра вместо носа. На голове не было волос, только язвы и открытые раны. Уши и губы отсутствовали. Тело было скукоженным, словно кто-то сломал ему кости, а после забыл их вправить на место. От существа пахло протухшими яйцами и прогнившим мясом.

— Ты не узнаешь меня? Ну конечно, я наверное сильно изменился. Яд, что ты изготовил, превратил меня в такого монстра. Имя Франциск тебе ничего не говорит? Молодой юноша восемнадцати лет, который должен был стать королем.

— Брат короля Генриха? — взвизгнул старик. — Но почему на зов явились вы, и почему вы тут, а не там? — он поднял палец вверх.

— Я остался здесь добровольно, рядом со змеей, ждал своего часа. А теперь говори, чего ты хочешь, мерзкая крыса?! — призрак когда-то красивого юноши приблизился к Руждери вплотную, отчего тот чуть не задохнулся.

— Вы же понимаете, что я просто делаю то, что мне велят. Не я вас отравил.

— А что насчет тайной комнаты?

— Это тоже не я. Это все она!

— Лжец! Я знаю, что тебе это тоже нравится. Говори уже, чего ты хочешь?

— Я хочу, чтобы вы убили короля, больше никто не сможет. Он постоянно под охраной, живому человеку это не под силу.

— Генриха?! Эту ленивую свинью? С удовольствием! Я давно ждал этой минуты, но не мог материализоваться без помощи. Теперь-то я отомщу. Но не жди, что я сделаю это сейчас, всему свое время. Жанна д'Альбре родила мальчика год тому назад, и у хозяина теперь есть свои планы на него. Я вернусь ровно через пять лет.

1559 год

— Мой король, я настоятельно вам рекомендую избежать сегодняшнего боя в одиночном поединке. — умолял Генриха II личный астролог семьи Медичи и добрый друг самого короля, Лука Гуорико.

— Что вы пристали ко мне?! Что ты, что моя вечно беспокойная жена. Все будет хорошо, в турнирах мне нет равных, все это знают. — весело сказал он, предвкушая предстоящий бой. Мало того, что он обожал такие поединки, так еще в этот раз там будет восседать в центральной ложе дама его сердца. Его любовь и некоронованная королева, Диана де Пуатье.

Та самая Диана де Пуатье, из-за которой его жене Екатерине Медичи постоянно приходилось мириться со своим унижением и заставлять себя наступать на горло своей гордыне. Но она была умной и даже расположила к себе любовницу своего мужа, и строила из себя ее подругу.

Екатерина знала, что только благодаря Диане, король хоть и изредка, но посещал ее ложе. После чего она мучилась от ревности и собственного бессилия, осозновая, что она не может что-либо изменить и ей приходилось довольствоваться малым.

Народ ликовал. Все с восхищением смотрели на короля. Тот же, в свою очередь, с гордым видом и прямой спиной, на бравом коне мчался с копьем в руке на своего друга, молодого капитана Шотландской гвардии графа Габриэля де Монтгомери.

Внезапно глаза короля заслезились, в нос ударил сильный трупный запах. В надежде разглядеть через узкую щель в шлеме, что там впереди, он увидел лишь слабый, серый силуэт, словно летящий ему навстречу.

— Здравствуй брат, твой час настал! — прокричал до боли знакомый голос. И в следующую минуту деревянное копье графа Монтгомери ударило о шлем. При ударе король отчетливо видел, как чья-то рука хватает кусок дерева, отколовшегося от копья и втыкает ему в прорезь шлема, прямо в глаз.

Он чувствовал, как этот кусок все глубже проникал в мозг. Дальше темнота. Боль. Бессознание. Король ощущал, что жизнь уже покинула его, оставив лишь пустой сосуд под названием тело и ничтожную каплю души, которая тщетно старалась выжить.

Лучшие врачи королевства десять дней боролись за его жизнь. Генрих пытался все рассказать, но речь была бессвязной. Он плохо видел, но чувствовал, что тот, кто сделал с ним это, стоит рядом, этот запах он вряд ли, когда-нибудь смог бы забыть. И на последнем вздохе он все же сумел произнести лишь одно слово.

— Франциск.

Траур. Мрак. Черные, пасмурные дни захватили все королевство. Дожди омывали дороги, слезы застилали глаза безутешной вдовы. Радовало лишь одно, наконец-то она могла избавиться от той, что портила ей жизнь столько лет. Но улыбка от избавления от Дианы де Пуатье была недолгой, попытка пережить смиренно смерть любви всей ее жизни, давалась не легко.

— Франциск! Франциск! — повторяла она вновь и вновь, держа в руках проклятый, позолоченный шлем короля. — Старый лев. Золотая клетка. Франциск! Не может быть! — Екатерина не забывала слова Нострадамуса ни на миг. Особенно то, что дух молодого принца всегда рядом с ней.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 249