электронная
Бесплатно
16+
Проклятие предтеч

Бесплатный фрагмент - Проклятие предтеч

Assasins` creed 3 FanFiction

Объем:
314 стр.
Возрастное ограничение:
16+

Скачать бесплатно:

Проклятие предтеч

Автор: Lord Corvus Loki

Беты (редакторы): CRAZY SID (

Публикация на других ресурсах:

Только с разрешения и со ссылкой. Я буду не против, но знать должен.

lclbooks.wordpress.com

Примечания автора:

Я ненавижу Мери Сью. Меня огорчают девушки, думающие, что попасть в то время, к этому мужику — романтично и прекрасно.

Суровая реальность примет вас в свои объятия и обернется ночным кошмаром.

Если только у вас не хватит духа взять саблю в зубы и переть за этим психом на край света. Может быть, тогда…

А прокладки и туалетную бумагу еще не скоро изобретут.

Эффект обратного просачивания

Предисловие

«Абстерго» развивалось бешеными темпами. Анимусы захватили рынок услуг. Каждый хотел ощутить историю на своей шкуре, прожить еще несколько жизней внутри своей. Это же так захватывающе!

Кто же мог знать, что тамплиеры по-прежнему разыскивают знаменитую семью Кенуэй.

И тем более мало кто знал историю Дезмонда Майлса, Альтаира, Эцио и Коннора.

А ведь у Коннора потомков было, мягко говоря, много. И поныне существуют носители его генома.

Не так сложно было для «Абстерго Индастрис» найти нить, ведущую к знаменитым ассасинам. Правда, найденное их не сильно воодушевило.

***

— Добрый день, располагайтесь, Хизер, вы здесь надолго. Надеюсь, вам понравится. — Девушка приятной внешности лучезарно улыбалась, укладывая посетительницу в мягкое кожаное кресло и надевая ей визор. — Это не только путешествие в прошлое, но и приятное времяпровождение. И если мы сможем узнать что-то значимое для истории, вас ждет вполне серьезное вознаграждение, — информировала она клиентку, а то и потенциального сотрудника «Абстерго Индастрис».

— Катерина, быстрее! Ты должна это видеть! Они нашли его! — выпалил хозяин лохматой головы, сунувшейся в дверной проем.

— Крис, пошел вон! Я занята, — огрызнулась оператор. — Даже если это он самый, он никуда уже не денется.

Тело в кресле засучило ногами, устраиваясь поудобнее.

— А это точно безопасно? — поинтересовалась посетительница. — А то у меня заранее нос чешется. Не к добру это.

Нос действительно чесался. На нем зрел прыщ, хоть для подростковых прыщей было уже поздновато.

— Абсолютно. Вам не о чем беспокоиться, все уже многократно отработано и опробовано на сотнях людей! — заверила Катерина. — Вы попадете во времена Вашингтона, как мы предполагаем, в которые ваш предок был одним из важных свидетелей.

— Он выжил? — едко поинтересовалась Хизер. Вся процедура немало настораживала девушку, несмотря на обширную рекламу и море отзывов прошедших подобное приключение. Наконец-то авантюризм и желание ощутить что-то экстремальное взяли верх, и приглашение, принесенное курьером корпорации и любезно сунутое под дверь, было принято. Ну не сидеть же дома и не киснуть, словно квашня, в ожидании чего-то замечательного?! Ведь чтобы оно случилось, нужно поднять задницу и хотя бы выйти за пределы квартиры.

— Конечно! Вы же смогли появиться на свет! — растерянно посмотрела на нее оператор. Клиенты задавали подобные вопросы крайне редко. Видимо, попадались либо менее любопытные, либо более сообразительные.

— Вдруг он меня до тех времен заделал, — резонно заметила клиентка, почесывая одну ногу о другую: кожаное кресло вызывало ощущение, что Хизер находится на приеме у врача, возможно, психолога, и от этого было жутковато. В итоге напал страшный зверь «почесун».

— Думаю, можно начинать. Внимание! Может быть легкое головокружение. — Катерина быстро нажала комбинацию кнопок на клавиатуре, пресекая возможность спросить что-либо еще: только неприятных вопросов в начале рабочего дня для полного счастья не хватало.

Головокружение было. Как и ослепительная вспышка перед глазами. С ней пришла дикая тошнота и боль в филейной части.

— Какого?! — Хизер вздернула руку к глазам, спасаясь от яркого света.

— Неполадки! — голос Катерины доносился издалека. — Крис, срочно ко мне!

— Что, вашу мать, происходит?! — запаниковала девушка в кресле. Ноги отказывались слушаться.

— Обратное просачивание! Не трогай перезагрузку! Мы ее можем потерять! — в голосе парня слышался ужас.

— Хизер! Хизер, попытайтесь вернуться, Хи… — стих крик Катерины вдалеке.

— Черт возьми, что это такое?! — раздался возмущенный мужской голос над головой.

Задница Хизер ощутила под собой твердую землю и холод.

— Юнона, что происходит?!

— Это… неожиданно. Но возможно, полезно, — прошуршал незнакомый женский голос. — Это потомок.

— Какой потомок?! Чей?!

— Мы не планировали этого, — холодно ответила названная Юноной.

— Хоть не мое?! — прозвучало требовательно от мужчины.

— Нет. Но вы связаны той же странной машиной, что ее сюда отправила. Она странник между мирами. Это все, что я могу тебе сказать.

— Не смей так уходить! — возмутился мужчина.

Хизер осторожно убрала руку от глаз и прищурилась. Зрение начало возвращаться, а задница все еще болела.

— Черт тебя подери! — мужской силуэт на фоне какой-то постройки в бессильной ярости грозил кому-то кулаком. — Опять загадки!

Хизер с трудом встала с земли, на которой четко отпечатался след ее многострадального отбитого седалища. Оно явно ныло, чего не должно было быть в принципе. Девушка со стоном схватилась за поясницу и прогнулась назад. Хрустнули позвонки.

— Ты кто? — весьма невежливо обратился к ней мужчина, которого можно было назвать здоровяком. Он был на голову выше пришелицы и походил на индейца: смугл, скуласт и с гладко выбритым лицом, а голову многозначительно украшала полоса волос, из которой вышел бы отличный ирокез. Притом этот странный дядька в сине-белом костюме был увешан оружием, как новогодняя елка — украшениями.

— Пострадавшая, — емко бросила Хизер, подозревая, что хамить все же опасно. Вдруг из этого клятого анимуса выдернуть вовремя не смогут? Боль настораживала. Этого не было в инструкции. А еще она должна стоять тут не на своих ногах, а находиться в теле другого человека. Ну, так, по крайней мере, обещалось. Однако же нет, задница болит своя, ноги тоже свои, хоть на них и надето что-то иное, нежели кроссовки.

— Жуть какая, — буркнула девушка, оглядывая кожаные штаны и дурацкую рубаху. — И так-то пузо, а тут еще и полнит…

Она попыталась отряхнуть грязь с колен и скривилась от боли: появилось ощущение, что упала с велосипеда и прокатилась кубарем, но взяться двухколесному транспорту здесь было неоткуда. Земля порывалась уйти из-под ног, а кончики пальцев покалывало, словно проходило онемение.

— Ты меня понимаешь? — переспросил фанат индейцев и провел рукой перед глазами девицы. Рука была усеяна шрамами и затянута в полуперчатки не первой свежести.

— Не маши на меня руками, как джедай какой-нибудь! — огрызнулась Хизер, пнув камешек носком неудобного сапога. — Понимаю.

Она всегда начинала хамить и огрызаться, а то и вспоминать, откуда были ее не столь далекие предки, когда чем-то была напугана. Сейчас же взгляд метался в поисках хоть чего-нибудь знакомого. Кроме земляного пола и камней узнаваемого было маловато, и это доводило до истерики с пол-оборота.

— Я тебя — нет, — отчеканил мужчина, при ближайшем рассмотрении оказавшийся слегка моложе, чем на первый взгляд. Мало того, он вполне смахивал на ровесника девушки. Хотя количество шрамов и усталая помятая рожа, измазанная в пыли, красоты и молодости ему не прибавляли.

— Мои соболезнования. Где я? — Хизер задрала голову, оглядывая потолок помещения, в которое ее занесло. Он явно нуждался в ремонте.

— Земли ганьягэха, — будто бы выматерился парень.

— Стало понятней, — в голосе девушки послышалась легкая паника, грозившая перейти в тяжелую. — Я черт-те где и черт-те с кем, и вылезать отсюда черт-те как!

— Женщина, ты не в себе, — посочувствовал индеец.

— О нет. Я-то как раз в себе. А не должна быть в себе, понимаешь?! — сорвалась-таки на крик неудачливая путешественница по волнам памяти предков.

Мужчина покачал головой и, развернувшись спиной, направился к выходу.

— Отлично! — Хизер хлопнулась обратно на место, где так красиво смотрелся отпечаток ее задницы. — Буду сидеть тут, пока не выдернут!

Пожав плечами и сердито хмыкнув, незнакомец развернулся и направился к выходу, не видя смысла не только продолжать беседу, но и в принципе общаться с пришелицей. Мужчина уже был шагах в пятидесяти от девушки, когда, занеся ногу над порогом, пошатнулся от жуткой боли, пронзившей голову раскаленным прутом.

Недолго думая, Хизер заорала. Накатила тошнота, и сознание помутилось.

Последнее, что девушка услышала — это звук падающего тела, оснащенного большим количеством металлических вещей. Попросту «БЗДЫН».

В одной связке

— Кажется, мы должны кое-что обсудить, — после пяти неудачных попыток уйти, от греха подальше, мужчина решил вернуться к девице, орущей каждый раз, как он делал шаг за порог и пытался потерять сознание.

— Да неужто?! — прилетело в ответ, а еще взгляд, полный бессильной ярости и чуть ли не ненависти.

— Я не могу уйти, и мне это не нравится, — стараясь сохранять спокойствие, пояснил здоровяк.

— Боюсь повториться, но… да неужто?! — Хизер подавилась и закашлялась. Видимо, яда в словах было многовато.

— Кто ты такая? — бритоголовый уселся напротив, подобрав ноги под себя, и принялся беспардонно разглядывать девицу. Судя по насмешливому взгляду, она его не столько раздражала, сколь забавляла.

— Я дура, которая позволила запихнуть себя в далекое прошлое и смогла в нем застрять, — прокашлялась наконец Хизер. Во взгляде темных глаз напротив появилось недоверие.

— Люди умеют ходить по реке времени? — с легкой издевкой уточнил псевдоиндеец.

Смириться с появлением из воздуха странной особы было можно, а вот с подобными утверждениями — не так-то просто. Хотя кто знает этих предтеч, возможно, они были вполне способны перемещаться во времени. В конце концов, кольцо, полученное от них, отталкивало пули. Так почему бы им не закинуть в прошлое это создание? Но с какой целью? И почему именно на его голову свалился подобный подарочек?!

— А еще плавать и ездить. Нет, конечно! Наверное, — уже не так уверенно продолжила огрызаться пострадавшая. — Так что ты давно помер, извини.

— Тогда как я с тобой говорю? — поинтересовался доморощенный Шерлок и внезапно подался вперед, со всей силы ткнув девушку указательным пальцем в руку.

— Обалдел?! Больно же! — дернулась Хизер и тут же помрачнела. — В натуре больно.

— Что тебе больно? — переспросил испытатель нервов.

— Руку! Ты-то кто такой?! — Хизер растирала уже наметившийся синяк.

— Я Коннор, — представился тип.

— Ага. А я Терминатор из будущего, ищу твою мать и тебя, мне нужна твоя куртка и мотоцикл, — эхо нервного смешка пролетело по старому дому.

— Зачем тебе моя мать? — сразу напрягся парень. — К чему тебе моя одежда? Что такое «мотоцикл»? — странные слова, слетавшие с языка девицы, резали слух. А какое отношение она могла иметь к его семье?!

— Боже, за что? — Хизер схватилась за голову. — Спасите меня от этого бреда. Ты думаешь, я поверю, что ты такой, весь красивый и с ирокезом, и есть Коннор?! Да ты скорее Чингачгук Еловый Змей!

— Не смей больше так меня называть! — отчеканил оскорбленный мужчина. — Я за меньшее на деревьях вешаю. Мое имя Радунхагейду.

— Отлично, ты Коннор, — сразу согласилась Хизер. — Не смею оспаривать. Ты мне лучше скажи, что теперь делать?!

— Думаю, для начала идти следом, — поднялся на ноги индеец и протянул руку.

Отказываться было бы не слишком разумно, и девушка, заскрипев зубами, поднялась с земли, поплелась на шаг позади местного жителя.

Будущее представлялось страшным, темным и полным боли.

Едва они покинули дом, как свежий воздух хлынул в легкие Хизер, вызвав головокружение. Повсюду царствовала природа, особенно за частоколом: зеленел густой лес, исступленно орали птицы, и еще какая-то фигня отчаянно свистела вдалеке. Многозначительный волчий вой заставил нервно сглотнуть. И все бы хорошо, но Коннор упрямо пер в тот самый лес. Девушке, конечно, приходилось бывать в экспедициях, но тогда с собой имелись все необходимые вещи, удобный рюкзак и GPS. А тут ни тебе мобильника, ни спасателей. Только первозданная природа и дикий незнакомый мужик в странной одежде. Пробежавшая мимо лиса окончательно убедила девицу в том, что лучше не отставать от проводника: зверья было много, и оно было непуганым. Найти какой-то другой выход из сложившейся ситуации пока что не представлялось возможным.

— Эй, не так быстро! — крикнула вслед Хизер, пыхтя от непривычного темпа, заданного воином.

— Я еле иду, — удивился мужчина. — Ты больна?

Он еще раз внимательно осмотрел обузу. Тяжело дыша, та смотрела на него снизу вверх, раскрасневшаяся и возмущенная. Особых отклонений, кроме объемной задницы и немалого противовеса спереди, замечено не было. Как правило, так выглядели дочери купцов, не обремененные домашней работой, или трактирщицы. Обычная такая баба, только в мужской одежде.

— Сам ты больной! — возмущению не было предела. — Видишь, я бегу как могу!

— Бежишь?! — ужаснулся индеец. — Если ты из будущего, то оно ужасно, — пробормотал он, сбавляя темп.

— Ужасно — это здесь, — Хизер прихлопнула здоровенного москита, впившегося в шею, едва прикрытую темно-русыми волосами, собранными в хвост ядовито-зеленой завязкой. — Тут мутанты захватили воздушное пространство.

Покачав головой, Коннор вышел за частокол и начал бодро подниматься вверх по склону.

Кошмар только начинался.

Через сто метров у девушки закололо в боку, легкие рвались из груди, пот заливал глаза. Густая трава цеплялась за неудобные сапоги, кустарник нещадно хлестал по ногам, насекомые явно вознамерились высосать из Хизер всю кровь, до последней капли. А тут еще и крутой подъем с камнями и деревьями… Грубая рубаха навевала аналогию с походным брезентовым костюмом, предназначенным совершенно для другой погоды. Ведь если в мире девушки была сейчас вполне себе обычная зима, то тут вовсю царило жаркое, душное лето.

— Изверг! — взвыла Хизер. Изувер удивленно посмотрел на нее с холма. Расстояние в те самые пятьдесят шагов он выверял с удивительной точностью.

— Точно больная, — пробормотал он, и внезапно его озарила догадка, от которой лицо исказил ужас. — Может, ты, это… тяжелая? — слегка краснея, поинтересовался он.

— Да уж не легкая, 85 кило! — карабкалась вверх девица. — Рост высокий, кость тяжелая, скелет широкий…

— Я не это имею в виду.

— Ты на что намекаешь?! — Хизер наконец взяла эту высоту и зло уставилась на спортсмена прошлых лет. — Беременной обозвал, что ли?! — взгляд серо-голубых глаз выражал желание убивать.

— Это многое бы объяснило, — отступил на шаг нахал.

— Я сейчас изменю ход истории. Саблю одолжи! — рыкнула девушка.

— Наверное, нет, — качнул головой Коннор, развернулся и потопал дальше, раздвигая перед собой кусты, будто это была рядовая прогулка.

— Ненавижу прошлое, — прошипела девушка, утерев рукавом нос с небольшой горбинкой, который был тотчас оцарапан отпущенной садистом веткой. А природа продолжала щебетать.

Дурные новости

— Бобик сдох, — объявила Хизер, падая на ступеньку крыльца, пока Коннор ковырялся ключом в замке. Пробегающая мимо дворняга уставилась на девушку желтыми глазами и выразительно зарычала. — Ты тоже не розами пахнешь, — отмахнулась от нее девица, озираясь и вытирая пот, заливающий глаза.

Широкий двор, конюшня, дровяной сарай… Вроде бы все это было знакомо Хизер, все было видано еще там, в будущем. Но запахи…

Воняло действительно жутко. Запах пота смешивался с «ароматами», доносившимися от конюшни, овчарни и шкур, что сушились на улице.

Схожая вонь была на скотном дворе у бабушки в деревне.

— Вставай, — слегка раздраженно приказал Коннор, уже прикинувший, чем ему светит приобретение подобного «хвоста».

Пока они ползли по поместью, на Хизер не единожды задерживались любопытные взгляды и раздавался мощный шепот за спиной. Одна версия была краше другой, и индейцу не понравились они все.

Хизер, хватаясь за перила, со стоном вползла в дом.

Желудок предательски заворчал.

— Стой тут, — приказал мужчина и направился вверх по лестнице. Пыхтя, Хизер поискала взглядом опору, но, не найдя таковой, грузно села на задницу прямо на пол, вытирая пот со лба тыльной стороной ладони.

— Я все похудеть не могла, а… — пробормотала она. — Да тут курс выживания молодого бойца!

С истеричным смешком Хизер припомнила, как играла в страйкбол. Большую часть игры она проводила обороняя базу. Там бегать много не приходилось, да и было это года два назад. Попробуй-ка побегать, когда вес напяленного на тебя снаряжения составляет не менее десяти килограмм. Вроде бы немного, а уже тяжко: сразу предательски болят колени.

И тут волосы на голове девушки зашевелились от ужасного осознания: родители. Через пару дней они начнут обзванивать друзей. Через неделю — морги. Про дальнейшее думать не хотелось.

— Иди сюда, — позвал сверху фанат ирокезов.

Хизер подумала и решила, что по лестнице, пожалуй, стоит все-таки идти как белые люди, а не ползком, на четырех костях, как собака. Хотя последнее казалось крайне заманчивым.

Покорение лестницы прошло удачно. С нескрываемым презрением и едва ли не с жалостью Коннор наблюдал за этим восхождением.

— Там — комната. Пока что живешь в ней, — и рука указала на открытую дверь.

— Восторг, — высказалась девушка, глядя на огромную кровать с балдахином, стол и стул. Стены были увешаны картинами, на которых изображались баталии. Память услужливо подпихнула картинку похода в музей.

Балдахины спасали от клопов. Частично. Но по крайней мере это отменяло ночевку в лесу. Количество оборзевших зверей по дороге к поместью поражало воображение. Одного особо наглого зайца девушка даже успела пнуть.

— Если что-то будет нужно — скажешь, — Коннор развернулся на каблуках и намылился сбежать от этого кошмара вниз по лестнице.

— Нужно, — остановил мрачный голос. — Сортир-то у тебя есть?

В туалет хотелось давно и безнадежно, но ломиться в кусты в присутствии брутального типа было неловко, да и, как знать, может, прямо за этим кустом поджидал волк, а то и медведь. А тут уже приспичило обстоятельно, особенно на фоне нервяка и активного скакания по буеракам.

Сортир был. Правда, у бабушки в деревне было лучше. Но по крайней мере сама будка присутствовала.

— Я в аду, — заключила Хизер, с ужасом представив, что будет примерно через двадцать дней, а именно ПМС.

— Что хотите делайте, но выдергивайте меня отсюда! — похолодела девушка. — Иначе мне крышка!

И тут свершилось чудо. Словно кто-то из богов услышал ее молитвы, или в будущем наконец-то решил заработать клятый аппарат, который вообще-то изначально должен был быть исправен.

«Хизер, ты меня слышишь?!» — знакомый голос Катерины пронзил мозг раскаленной волной. Это было больно, но сам факт наличия этого голоса в голове доводил до оргазма.

— Какого черта происходит?! Почему я здесь так?! Откуда боль?! — вопросы толпились в голове. И вновь болевые ощущения дали о себе знать.

«Ты попала под эффект обратного просачивания! Все то, что происходит с тобой там, происходит и с твоим телом! Мы не можем тебя вытащить! Мы можем лишь поддерживать тебя с помощью капельниц! Не умирай, слышишь?!»

— Вашу мать. Если я вернусь — я вас по судам затаскаю, — мрачно ответила попавшая по уши в дерьмо девушка. А это было именно оно. — Как мне выбраться?

«Скорее всего, тебе надо будет найти какую-либо вещь предтеч», — Катерина, видимо, решила добить клиентку.

— Че?!

«Спроси у Коннора. Он объяснит».

— Вы что, его знаете? Катерина?! Катя? — Хизер явно что-то заподозрила, но увы. — Дисконнект, — мрачно заключила она. — Чтоб вы все передохли!

— Все-таки ненормальная, — заключил Коннор, с положенных пятидесяти шагов наблюдая за счастьем, свалившимся ему на голову. — Плохо. Очень плохо.

— Коннор! — Хизер поплелась к мужчине. — Кто такие предтечи?!

Если раньше в голове девушки копились вопросы, то теперь в мозгу словно начался час-пик. Надо было выкручиваться любой ценой. Катерина явно догадывалась, куда и к кому загремела клиентка, и, кажется, знала, что может девушке помочь. Кто, черт возьми, эти предтечи?!

— А нет. Вот теперь плохо.

С каким-то мрачным удовлетворением Радунхагейду почесал в затылке. Отрастающие волосы цеплялись за перчатку. В голове шевелилось простое решение проблемы: прикопать на заднем дворе, около сортира, и забыть. Правда, вероятность сдохнуть от этого тоже присутствовала. Но легкие пути решения всегда ускользали от воина.

— Не уличный разговор, — тяжело вздохнул он. — Есть хочешь?

— Как волк, — пожаловалась Хизер. Это было фатальной ошибкой.

Осознание

Уныло сидя в том же сортире, что и утром, Хизер размышляла о тяжести своей жизни и о том, как скучает по туалетной бумаге большого города. Да и по унитазу в принципе.

Местная жратва вывела разнеженный желудок из благостного неведения. Оказывается, с едой тут тоже была напряженка. Не то чтобы Коннор плохо готовил, но память услужливо преподносила на блюде гипотетических эхинококка, сальмонеллу и бычьего цепня. Все это вспомнилось из институтского курса биологии, даже притом, что Хизер отличницей не была никогда. Мясо с кровью — прямая дорожка на тот свет, как она считала. Однако Коннор был весьма живой, при зубах и жрал в три горла. Это успокаивало.

А вот живот устроил бунт.

Пиво было хоть и не сравнить с тем, что продавалось в магазине, но все равно этот напиток девушка категорически не приветствовала, предпочитая хлебать воду.

Видимо, реакция на нее была тоже замечательной.

— Угля пожрать, что ли… — с тоской спросила Хизер саму себя. Организм ответил глухим протяжным урчанием.

Наконец покинув заветную будку, девушка воззрилась на мускулистое шрамированное нечто, от скуки коловшее дрова во дворе.

— Эй, Рембо! — позвала она, и Коннор мрачно уставился на нее, застыв с занесенным над головой топором. — Я поняла, что я в полной заднице. Но где искать этих твоих… — рукой она изобразила воображаемый нимб над головой.

Топор со свистом вошел в колоду.

— Я же просил, не на улице, — поморщившись, дровосек отряхнул ладони.

— Свидетелей убьешь. Я не хочу тут застрять, — Хизер жестом указала на поместье.

— Я этого еще меньше хочу, — огрызнулся могавк. — Я отойти не могу, а это никуда не годится. У меня есть дела поважнее, чем с тобой возиться. Пока ты там отсиживалась, я на зиму дрова заготовил.

Действительно, поленница получилась внушительная.

— Прошу пардону, но я не привыкла к местной кухне, — не осталась в долгу Хизер. — Так давай найдем эту хрень, и я свалю отсюда! И тебе хорошо, и я счастлива!

— Отлично. Сфера расколота при тебе, кольцо опробовали — не подходит, как мы уже выяснили. Что же нам тогда искать? — ехидно спросил Коннор, опираясь ладонями на топорище.

— Мне почем знать?! — вновь накатывала истерика.

— Только записи отца, если они существуют, — помрачнел индеец и устроил подбородок на сложенных руках. — Лезть в логово тамплиеров…

— Тут еще и тамплиеры?! Жак де Моле и все такое? — обалдело присела на нерасколотую колоду Хизер. — Кажется, впереди еще одна байка о тамплиерах, мало мне уроков истории было в универе!

— За что? — Коннор возвел взгляд к небу.

— За независимость, — едко сообщила девушка и отскочила, от греха подальше. Коннор вытащил топор из пня и неласково смотрел на шутницу.

— Про независимость поговорим отдельно, — отчеканил он. — В дом, — топор многозначительно указал путь.

Пришлось подчиниться.

Лекция по истории страны, орденов тамплиеров и ассасинов и о мистике затянулась еще часа на три. Под конец голова трещала уже у обоих.

— Без поллитры не разберешься, — Хизер была в ужасе от услышанного. Мерзкий тип же ухмылялся, сидя верхом на стуле и облокотившись о его спинку.

— Есть виски.

— Сам пей эту дрянь, — поморщилась девушка. — Скажи мне, как тебя вообще угораздило вляпаться в такую бойню?!

— Предтечи. Отец, — емко ответил Коннор. — Это не так нелепо, как твоя машина.

— Спорный вопрос. Мне деньги нужны были, — огрызнулась девица.

— На что? — в голосе индейца угадывалось глумление.

— На приставку…

Неожиданно Хизер поняла всю нелепость и ничтожность своего желания. В носу защипало, подбородок дрогнул. Прямо перед ней сидел мужик, которого всю жизнь имели как хотели в политических играх, он вкалывал на благо народа и во что-то верил. Живого места на нем действительно не было, особенно тот страшный шрам на боку впечатлил. При этом мужике подписали декларацию. Да он, наверное, спал в обнимку с оружием.

А она хотела игровую приставку, чтобы пострелять и побегать по руинам за какую-то деваху.

Ну что, стреляй, бегай. По-настоящему.

— Извини, — почему-то захотелось сказать это парню, который видел больше, чем кто-либо из ее знакомых.

— За что? — удивился он. — А к чему эта приставка? Как в словообразовании? К имени? Она действительно так много стоит?

— Коннор… я никому раньше этого не говорила, — Хизер опустила голову.

— Только не это, — ирокез на голове индейца зашевелился от ужаса, и сам Радунхагейду на всякий случай чуть отстранился. Судя по всему, ожидал он услышать что-то весьма неприятное и надоевшее.

— Я дура. Боги, какая я дура… — Хизер ткнулась лицом в ладони и все же разревелась.

— Слава духам, — выдохнул Коннор. — А вот это я рад слышать! Ну, то есть, не это, но… — индеец смутился, не зная, что делать, и тут его озарила мысль. — В вашем времени из лука стреляют?

— Ага… Спортсмены… — проревела девушка.

— Дать пострелять? — с надеждой в голосе спросил ассасин. — Некоторым помогает.

— Коннор… ты безнадежен, — Хизер хихикнула сквозь слезы. — Завтра. Я задолбалась.

На поместье опустилась тяжелая, душная, пропитанная запахами ночь.

Обреченность

Утро пришло и принесло желание содрать с себя кожу: да, постельные клопы были. Да, они жрали хуже москитов. И это было только начало.

— Боже, я надеялась, что проснусь и я дома! — взвыла Хизер. А затем поняла, отчего же она пробудилась.

У нее трещала голова больше, чем чесалось тело. Где-то на крыше задорно матерился Коннор. Кажется, он тоже решил, что вчера ему все только приснилось.

Рассветное солнце глумливо светило в окно, говоря о том, что только что наступило раннее утро. Очень раннее.

— Он еще и встает ни свет ни заря, — проворчала Хизер. — Маньяк! — рявкнула она, сползая с адского ложа и натягивая штаны. Пожалуй, спать стоило не снимая оных.

— Доброе утро, — приветствие было явно выдавлено сквозь зубы. Добрым для Радунхагейду начало нового дня не было категорически.

Справившись с одеждой, девушка оценила, что штаны на ней стали слегка болтаться. Видимо, вчерашний поход и последствия ужина не прошли даром.

— Да я так фотомоделью стану, — то ли с удовольствием, то ли с ужасом сообщила Хизер самой себе. Хотя ударные тренировки тоже ни к чему хорошему женщин не приводят.

— Будь добра, спустись, — донеслось из приоткрытого окна. — Я хочу спрыгнуть.

— Зашибись, — Хизер осторожно, шаг за шагом, сползла по лестнице, опасаясь ступить за заветную черту.

Как только она шагнула с последней ступеньки, раздался глухой удар и хруст веток. Озадаченная, Хизер приоткрыла дверь и выглянула на улицу.

Из кучи елового лапника выпрыгнул недовольный ассасин.

— Зарядка? — поинтересовалась девушка. Взгляд индейца стал еще более недовольным и грозил прожечь в вынужденной соседке дыру. — Завтракать? — предположил объект недовольства и почти испуганно заткнулся.

Как вчера выяснилось из разговора, готовить ей здесь не стоило. А то одним поместьем станет меньше. Готовить на открытом огне гостье из будущего приходилось всего пару раз, в походах, и то без отравившихся не обошлось. В итоге шансы получить пожар в результате кулинарных экспериментов были очень высоки.

Диета «отсталые века» продолжалась.

— Сегодня идем на охоту, — мрачно сообщил за завтраком неразговорчивый собеседник.

Хизер с грохотом уронила ложку на пол и опасливо уточнила:

— Куда?

— На охоту, — терпеливо повторил Коннор.

— Я не умею. У нас на охоту ходят только в магазин, — предупредила девушка, поднимая ложку и стряхивая с нее ошметок чьего-то пера.

— Научишься. Выбора у тебя нет, — индеец подхватил тарелку и куда-то ее поволок, скорее всего, мыть.

— А на кого? — жалобно поинтересовалась жертва шутки предтеч. Про охоту она знала немного, но и этого хватило, чтоб ужаснуться. Зверюшек девушка любила, но предпочитала делать это на расстоянии, а желательно вообще на фотографиях или хотя бы в клетках, за ограждением. Особенно дело касалось тех животных, что имели когти, зубы и дурной характер.

— Олень, вапити, енот, бобер, волк, рысь, пума… — послышалось привычное перечисление. Зайцы были самым безобидным. — Медведь тоже может подвернуться.

— Мужчина, я вас боюсь, — страшным голосом сообщила Хизер, да так, что Коннор с интересом глянул на нее через плечо.

— А в машину лезть не боялась?

— Уел.

Хизер подошла со своей тарелкой и уставилась на наполненную водой кадку, которая показалась девушке орудием пыток в сравнении с привычной раковиной. Но освоившись с кухонным инвентарем, Хизер решила, что не так уж все и плохо. Научиться можно многому.

Это опять было ошибочным суждением. В следующий час Коннор нагрузил ее неудобным подобием рюкзака, кинжалом, странной конструкции пистолетом, коробкой с иглами, которую посоветовал без него не открывать, мотками веревок с какими-то отвесами, топориком и луком со стрелами. Сказать, что это было тяжеловато — значит промолчать. Последним штрихом была клевета в адрес одежды девушки.

— Снимай, — Коннор потопал в подвал.

— Не поняла?! — позеленела Хизер. — Ты что, извращенец?!

Пронзительный стон сообщил о недовольстве мужчины ее поведением. В итоге ей на кровать был брошен какой-то странного вида индейский костюм.

— Это еще что? — Хизер с трудом напялила тесноватую ей одежду. Стало удобней. Коннор выглянул из-за приоткрытой двери и удовлетворенно кивнул.

— Хоть на человека похожа.

— Во нахал, — Хизер подергала короткий рукав. — Это откуда вообще?

— Я это лет в семнадцать носил, — флегматично сообщил индеец и сбежал вниз по лестнице, грохоча сапогами.

— Вот скотина.

Девушка бросила взгляд в мутное зеркало. На нее смотрело нечто, забывшее с утра причесаться: хвост растрепался, а в волосах торчали репьи. Нос был запачкан углем. Рожа категорически осунулась и побледнела.

— Вашу мать. Хоть сейчас на косплей. Маниту, едрить, — пробормотала Хизер, сверкнув серо-голубыми глазами. Получилось жалобно.

— Ты идешь?! Долго ждать?! — позвал Коннор.

Казнь унижением начиналась.

Мотивация

Когда они ломились через лес, Хизер еще терпела. Когда Коннор ускорил шаг, она смолчала. Но когда он полез на дерево…

— Ты куда? — в ужасе спросила горе-охотница, когда индеец легко подпрыгнул и, ловко подтянувшись, пошел по ветке как по Бродвею.

— Туда, — удивленно посмотрел он на нее сверху вниз. — Так удобнее.

— Я не умею лазать по деревьям! — Хизер этот разговор уже не нравился.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.

Скачать бесплатно: