электронная
144
печатная A5
531
16+
Профессия за тридевять парсеков

Бесплатный фрагмент - Профессия за тридевять парсеков

Серия «Астробиолог»

Объем:
382 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-8708-1
электронная
от 144
печатная A5
от 531

Фокарт Молл, первый помощник капитана космического крейсера «Армада», очнулся на полу и болезненно сморщился. В голове будто пчелы роились, жаля во все подряд. Почему-то особенно доставалось вискам, хотя удар — Фок точно помнил — пришелся под правый глаз.

— Ты его убьешь когда-нибудь! — услышал он укоризненный голос, а потом маленькие ладони, пахнущие металлом и чем-то незнакомым, сладким, осторожно похлопали по щекам.

Фок разлепил глаза и увидел над собой сразу двух Людочек, расплывчатые силуэты которых водили хоровод, как звезды бинарной системы. Он с усилием моргнул, и те наконец слились в единый образ.

— Он крепче, чем ты думаешь. Эй, Фок! — Пощечина от капитана оказалась весомее. — Очнулся? Скажи что-нибудь!

— Хватит меня лупить! — послушно простонал Фок и попытался сесть, но его тут же уложили обратно.

Яркий световой луч ударил прямо в подбитый глаз и отозвался в черепе настоящей бомбой.

— Сотрясения нет, — спокойно констатировал Сергей, выключая фонарик. — Говорил же, все в порядке!

— В следующий раз может быть хуже!

— Тренировки как раз для того, чтобы было лучше. Из каждого урока можно извлечь пользу. Фок, какой вывод ты сделал сегодня?

— Что у вас тяжелая рука, — отрешенно ответил Фок, снова приподнимаясь. На этот раз — беспрепятственно.

— Хороший вывод, — одобрил капитан. — Осталось научиться под нее не попадать.

Фок кивнул и пожалел об этом. Звон в ушах сменился шумом пульсирующей крови. А ведь почти увернулся в этот раз! Но лучше бы Сергей перестраховался и, как обычно, остановил кулак заранее.

Людочка погладила по голове, убрала со лба взмокшие пряди и куда-то убежала. Фок покосился на капитана, размышляя, стоит ли спрашивать, в чем была ошибка, или все и так должно быть ясно.

— Чего смотришь? Извиняться не буду, сам виноват.

— Да я и не рассчитывал, — фыркнул Фок.

В конце концов, он сам уговорил Сергея возобновить тренировки и не жалел об этом. Если не шарахаться от противника, можно научиться предугадывать следующее движение и уклоняться. Он по-прежнему не видел смысла причинять кому-то боль, а вот постоять за себя… Реакция у Фока была что надо, жаль только, капитан оказался быстрее.

Вернувшаяся Людочка протянула стакан и капсулу с каким-то лекарством. Фок выпил, не задумываясь, как в детстве, когда мама с точно таким же видом сбивала приболевшему сынишке температуру. Боль нехотя уползла куда-то вглубь, еще давая о себе знать, но уже не так рьяно.

Девушка присела рядом и принялась смазывать место удара регенерационной мазью. Невысокая, крепенькая, по-военному подтянутая Джамалудира была совершенно не похожа на маму внешне. Неровно остриженные пряди падали на лицо с одной стороны, маскируя шрамы и изувеченное ухо, а на затылке обрывались коротким ежиком. По возрасту она скорее годилась Фоку в сестры, но беспокойство в ее глазах было настолько искренним, что он неожиданно для самого себя расчувствовался и поспешил отвести глаза.

— Ну что, продолжим?

Фок охнул и попытался возобновить спасительный обморок, а Людочка уставилась на капитана с молчаливым укором.

— Да шучу я, шучу. Отдыхай, боец.

Капитан ушел к энерпульту — проверять, не сбилась ли «Армада» с установленного курса за время его отсутствия. Отбитый у подельника корабль слушался его безукоризненно, но Сергей все равно часто связывался с компьютером. То ли ожидал подлости от захваченного крейсера, то ли просто не мог наиграться с новой игрушкой. Фок склонялся ко второму варианту.

— Ты уверен, что в порядке? — Людочка помогла подняться. — Голова не кружится?

Утвердившись на ногах, Фок уперся взглядом в ее макушку и неожиданно осознал, как вырос за последнее время. Еще недавно они были одного роста, а сейчас он уверенно смотрел на нее сверху вниз. Того и гляди догонит капитана! Фок расплылся в довольной улыбке и решительно отмахнулся. Он уже взрослый, и опека ему ни к чему. А то Сергей засмеет…

— Все отлично, Джам. Спасибо.

Джамалудира на сокращение имени отреагировала благосклонно, ничем не выдав удивления, зато капитан оторвался от любимой «Армады» и скривился.

— Джам, джем, крем — фу! Где ты этой гадости понабрался? Раньше ее имя тебе язык не дробило.

— Мне нравятся оба варианта, — примирительно заметила девушка. — И мое имя ничуть не сложное.

— Оно слишком длинное.

— «Людочка» тоже длинное.

— Зато родное.

Помощница капитана порозовела и смущенно поправила челку. Другие девушки обычно заправляли пряди за ухо, а Людочка, наоборот, приглаживала спереди.

— Устроишь нам покушать, дорогая? — Сергей обаятельно ей улыбнулся.

Для Людочки это был контрольный в голову. Фок за ее спиной беззвучно фыркнул в кулак: и ведется же! Ох уж эти девчонки! Не то чтобы Фок разбирался в заморочках слабого пола, но то, что капитан ею манипулирует, было понятно всем, кроме, почему-то, самой Людочки. Она умчалась выполнять поручение так охотно, будто ее послали купить сандарский бриллиант.

— Смотри не влюбись, Фок. А то мне придется убрать конкурента.

Сергей говорил убийственно серьезным тоном, но Фок уже наловчился отделять его шутки от правды. Впрочем, он и не собирался в кого-то там влюбляться. Заняться ему больше нечем! Ухаживай еще за этими девчонками, цветы дари. А где их взять-то в космосе, цветы эти? А конфеты он и сам бы с удовольствием съел, да нету.

— Хорошо, ее здесь нет — решила бы, что свадьба не за горами. Армада бы с ума сошла от ревности!

Сергей засмеялся. Пиратский корабль и супружеская жизнь были так же далеки друг от друга, как два конца Вселенной. А уж представить капитана примерным семьянином совсем не получалось. Вот на велюровом диване в каких-нибудь «галадевочках» — запросто.

— Я не виноват, что нравлюсь женщинам.

— Это все «краса неземная», — припомнил Фок, и в ответ на вопросительный взгляд пояснил: — Я это от кого-то из наших слышал.

— Это мне Людочка однажды зарядила такое, — с усмешкой признался Сергей. — Капа подслушал и подхватил. Теперь всем тайком рассказывает и угорает. А я не знаю, беситься или ржать вместе со всеми.

Фоку внешность капитана была глубоко безразлична, хотя насчет «неземной» можно было и поспорить. Ведь именно земные гены и придавали Сергею той самой чудинки, на которую падки девушки во всех мирах. Вот те же глаза, например. Пожалуй, Фок и сам не отказался бы усмирять подчиненных одним взглядом. Его собственные были теплого шоколадного оттенка, как и у всех представителей миррийской расы, и таким даром не обладали. Наверное, для этого нужно родиться на дикой и странной Земле.

Когда-то Фок обожал слушать рассказы отца об этой планете. Земляне казались ему чем-то вроде людоедов из детских сказок: вот прилетишь к ним с миром, а они тебя сцапают и разрежут для своих варварских опытов! Брр. Тогда Фок не мог и подумать, что когда-нибудь увидит одного из них так близко. А чистокровные земляне, должно быть, еще страшнее.

— Что вы делаете?

Сергей разглядывал какие-то картинки. Фок тоже подошел к энерпульту и встал у спинки кресла. Несмотря на действие мази, скула медленно опухала, а глаз заплыл и плохо слушался. Он хмуро потер самое больное место, закрыл здоровый глаз и уставился в затылок капитана вторым, пытаясь понять, не нанесен ли зрению непоправимый урон. Веки пощипывало и хотелось щуриться, как при сильном ветре, но это пустяки. Прилетало и посильнее.

Капитан напряженно расправил плечи и неожиданно резко потребовал:

— Не маячь за спиной!

Фок, не споря, передвинулся вбок, чтобы быть в поле зрения, а когда Сергей кивнул и расслабился, в шутку спросил:

— Боитесь, я вам нож под лопатку воткну?

— Скорее, что на макушку плюнешь, — усмехнулся Сергей. — Просто не люблю, когда сзади подкрадываются. Хочется развернуться и выстрелить. Рефлекс.

О том, что капитан не доверяет даже своим людям, Фок догадался давно. Ярким подтверждением служил тот факт, что на новом корабле он первым делом приказал заварить люк, ведущий из рубки в капитанскую каюту. Сергей предпочитал пройтись общим коридором, но спать спокойно, зная, что никто не вломится к нему среди ночи, минуя дверь.

— Но я же… друг.

Последнее слово далось нелегко, но других синонимов определению «человек, благодарный за то, что его спасли и приютили, и не способный на всякие подлости» он с ходу не подобрал.

— Слышь, друг, — Сергей на миг оторвался от экрана, чтобы взглянуть на помощника, — кончай выкать, сто раз просил! Будто пристав из МИК, аж тошно.

— Я не могу так сразу! — Он действительно неоднократно пытался, но в последний момент язык будто сворачивался в трубочку, отказываясь фамильярничать с грозным капитаном. — Вы старше!

— Поколение-то одно.

— Но не год же!

— Дожил, — устало вздохнул капитан, — подростки стариком считают!

Фок потер все еще гудящий лоб. На Мирре детей учили почтительности с ранних лет, не делая различий вроде: «вот этот человек родился чуть раньше, он ровня, а это старик — к нему проявляй уважение». Старше значит старше, что тут непонятного? А Сергей вообще начальник! Ладно еще Людочка — с ней как-то само собой все сложилось…

— Ну так… чем вы заняты? — попытался сменить тему он.

Капитан демонстративно промолчал. Фок, пользуясь тем, что Сергей на него не смотрит, обреченно закатил глаза. Вот же упертый, хуже любого старика! В среде пиратов действительно было не принято разводить «официальщину». Фок всегда думал, что это из-за воспитания подавляющего большинства, которое, мягко говоря, отсутствовало. А оказывается, банальная вежливость напоминает бандитам исконных врагов — судебных приставов. А если в следующий раз им припечет суп вилкой есть?! А то у копов ложки, ужас-то какой!

Он собирался так же демонстративно уйти, но на полдороги передумал. Заняться было решительно нечем, а болтаться с Сергеем куда интереснее, чем скучать в каюте. Еще, чего доброго, заглянет кто-нибудь из наемников, придется выслушивать насмешки по поводу свеженького «фонаря» и догадки о том, за какую провинность капитан «подсветил» ему глаз.

— Что в… что ты… — упрямо поборол собственный язык Фок и выдохнул, как после сложного упражнения. — Делаете… то есть ешь… то есть… Да …! — Он выругался и в ужасе зажал себе рот, а капитан оглушительно расхохотался. Похоже, приставы были ни при чем, тому просто нравилось выводить Фока из зоны комфорта. Фок подумал, что терять уже нечего — базарная ругань и так приравнивалась к смертному греху — и выпалил: — Что ты делаешь?!

— Во-от, уже лучше, — довольно протянул Сергей. — Ты как, ничего? Мир не рухнул?

— Не смешно! — обиделся Фок. Знал бы Сергей, как нелегко ему даются такие вот простые, казалось бы, вещи! Он чувствовал, что предает этим свою родину, воспитавшую того, уже бывшего, но все равно привычного себя.

— Я, дружок, любуюсь видами будущего Эдема. Вот, например, смотри: здесь будет водопой. Лес, глушь и никаких людей вокруг. — Сергей продемонстрировал спутниковое изображение обширного лесного озера, сверху похожего на зеркальное блюдце. — Красота?

— Красота, — согласился Фок. — Только там вон домики какие-то, наверняка деревня рядом.

— Считай, ее уже нет. Когда добуду четвертый фрагмент…

Фок честно прождал минуту, думая, что Сергей продолжит оборванную фразу, но капитан молчал.

— Мне кажется, вам нужно больше доверять своим людям.

— О-хо, ты решил поучить меня жизни? — восхитился Сергей и с напускным любопытством воззрился на подчиненного снизу вверх.

Фок немного отступил, чтобы капитану не приходилось сильно задирать голову. Миррийцы интуитивно подстраивались под окружающих, стараясь предоставить всем максимальный комфорт. Он сделал это машинально и только потом задумался, не примет ли Сергей этот шаг за признак трусости.

Но капитан даже не заметил — или не подал виду — продолжая разыгрывать из себя прилежного ученика. Фок приободрился.

— Вам никогда не хотелось подружиться с кем-то? Разделить проблемы на двоих, а не пытаться все поднять на собственных плечах?

— Хм, дай подумать… — Капитан подчеркнуто сморщил лоб и побарабанил пальцами по энерпульту. — Нет.

— Совсем никогда? У всех же есть друзья! — не поверил Фок и помрачнел. — Или были когда-то…

— Друзья — это враги, которые пока себя не проявили.

— Но так ведь неправильно! У человека должен быть кто-нибудь, кто ему дорог!

— Зачем?

— Как это зачем?! — Фок вдруг осознал, что орет на собственного капитана, и уже тише продолжил: — Чтобы не быть одиноким.

Сергей, судя по всему, воспринимал сейчас помощника примерно так же, как любой взрослый — ребенка, уверяющего, что красные машинки ездят быстрее, потому что красивые.

— Одинокий человек свободен, пока другие привязаны поводком к кому-то там.

— Вам просто нужные люди не попадались, — уязвленно пробормотал Фок. — С которыми вы могли бы быть собой.

— Думаешь, мне стоит поискать друзей в причальных барах? — притворно-озабоченно спросил Сергей. — Или развесить объявления: «Приветик, я Сережа, профессия — пират. Отчаянно ищу в кого поплакать»? И смайлик еще в конце…

Фок представил себе тех, кто откликнулся бы на подобное объявление, и подавил невежливое фырканье.

— Предположим, вам действительно хорошо без друзей. Но мне-то вы почему не верите?

Капитан ответил одной из тех странных земных фраз, значения которых Фок никак не мог уловить:

— Потому что яблочко от яблоньки.

— А как насчет Людочки?

— Фок! — начал раздражаться Сергей. — В этом мире можно доверять только себе. Рекомендую усвоить это, пока жизнь не ударила в подставленную спину. У нее, поверь, рука потяжелее моей будет.

Задумавшись, Фок бессознательно облокотился на энерпульт, случайно зацепив пару кнопок, и потревоженный компьютер отозвался противным писком. Парень отскочил, не понимая, что происходит. К системе управления новым кораблем у него доступа не было, так что он мог безбоязненно попрыгать на клавиатуре и в довершение уснуть прямо посреди россыпи кнопок. Максимум, чем это грозило, — веер раскрытых инфокон и запущенная вирт-игра. А сейчас он умудрился задействовать боевые системы «Армады»!

— С повышением, — без улыбки поздравил капитан в ответ на ошарашенный взгляд и отменил запуск импульсных ракет. — Пришло время научить тебя управлять кораблем.

Фок судорожно сглотнул. Водить боевые крейсеры он совершенно не хотел и вообще побаивался. Тут ведь одним движением рычажка можно разнести что-нибудь важное и чертовски нужное!

— Зачем?

— Ну, — передернул плечами капитан, — вдруг мне понадобится отлучиться?

Фок икнул от испуга и, забывшись, с легкостью преодолел нерушимый барьер субординации:

— Ты не можешь оставить «Армаду» на меня! Я не справлюсь с компьютером и наемниками… и с гипадерами!

— Уймись, я еще не ушел. Мне просто нужна страховка. Считай это приятным бонусом к вопросам доверия.

Фок считал это чудовищной ошибкой, равносильной брошенной в лицо «черной метке». Если Сергей покинет корабль, пираты передерутся за право заменить его на привлекательном посту, а Фока сметут и не заметят.

— Я ни за что не справлюсь! Назначьте Райна, его все уважают и будут слушаться!

— Вот именно поэтому — нет.

Капитан определенно сошел с ума! И дело даже не в каких-то там тенях — какие тени! Это уже не призрачные опасения, а реальный страх за собственную шкуру. А ведь Фок только от этого отвык!

— Вы же понимаете, что ваши люди никогда не позволят мне командовать здесь? Они преданы вам, а не мне!

— Дитя наивное, они преданы тому, кто им платит. Это не твоя проблема, я все уже продумал. Или, — Сергей прищурился, вызывая у Фока стойкую ассоциацию со змеей, — ты не доверяешь мне?

Фок открыл рот, но ничего цензурного сказать не смог. Это что, была проверка? Тогда он только что ее провалил.

— Вам я верю! — тем не менее горячо возразил он. — А вот Капе…

— Неужели? — «Змея» сменилась василиском, и Фоку захотелось, как раньше, ссутулиться и спрятаться подальше от его глаз. — Ну пошли.

Капитан поднялся и стремительно направился к выходу. Он успел пройти весь путь, остановиться в проеме и обернуться, прежде чем Фок сообразил, что от него требуется, и припустил за ним. Намерения Сергея, как обычно, менялись слишком быстро и не поддавались логике.

Капитан направлялся к лестницам. Фоку пришлось ускорить шаг, чтобы не отстать, а потом и перейти на бег. Куда и зачем спешит Сергей, он не знал и терзался смутным предчувствием, что все это не к добру. Но сам виноват — расслабился, позволил себе непочтительное общение и споры. Что-то теперь будет? Капитан его, конечно, не убьет, но вот запереть в каюте, так сказать, подумать над своим поведением, вполне мог.

— Простите, — жалобно промямлил Фок.

Сергей обернулся, но ничего не сказал, и Фок окончательно сник. Дело пахло даже не каютой, а целым карцером. И зачем он только рот открыл! Ведь знал, что капитан ненавидит разговоры о «миррийской чуши»! Ой, что будет…

Когда Сергей спустился на жилую палубу, Фок уже готов был согласиться с любым мнением, лишь бы не заперли. Но капитан, оказывается, шел к собственной каюте.

Фоку доводилось пару раз бывать в каюте капитана на старом рейдере, но здесь такой необходимости до сих пор не возникало. Не то чтобы он стеснялся, просто следовал негласному правилу «не лезь в личное пространство капитана, если не хочешь больно сдохнуть» и старался обходить эту дверь на цыпочках.

Капитан терпеливо переждал вихрь пронесшихся у Фока мыслей и приглашающе махнул рукой — добро пожаловать, мол. Парень переступил с ноги на ногу.

— Да не съем я тебя, — подбодрил Сергей и, буквально силой втолкнув в каюту, сразу заблокировал дверь.

Едва переступив порог, Фок понял, что не просто крупно влип — он утоп!

Каюта была погружена во мрак, хотя автоматический свет должен был сработать на открывание двери. Впереди маяком светились лампочки энерпульта, и только благодаря им он сумел разглядеть две гибкие тени, метнувшиеся с разных сторон помещения. Фок пожалел, что не родился на планете Арани: умей он ползать по отвесным поверхностям, как тамошние паукообразные жители, наверняка уже был бы на потолке.

Он отшатнулся и врезался спиной в капитана. Гипадеры замерли, недовольно плеская хвостами. Низкий утробный клекот давал понять: он помеха на пути к обожаемому хозяину. Фок наплевал на субординацию и вцепился в капитана мертвой хваткой, борясь с желанием по-девчачьи завизжать.

— Свет! — скомандовал Сергей, и темнота, наконец, отступила.

Старую «Армаду» делали под заказ, взамен первого корабля, который капитан унаследовал от отца. Сергей лично занимался чертежами, расположив все основные и дополнительные отсеки по своему усмотрению. У него еще не было гипадер, но, видимо, он уже тогда рассчитывал поселить каких-нибудь монстров в непосредственной близости от командного центра, чтобы иметь под боком неподкупных союзников, доверяющих только ему.

Планировка крейсера была совсем другой. Самым значительным и радостным для Фока отличием стало отсутствие в рубке помещения, которое годилось бы под клетку. Конечно, можно было поселить хищниц в одну из пустующих кают или, например, на складе. Крейсер был огромным кораблем: легкий старый рейдер занял чуть больше половины ангара, оставив достаточно места для трех мобильных шаттлов, нескольких джамперов на случай эвакуации и прочей мелкой техники. Экипаж вольготно разместился на каютной палубе, а Фок целую неделю на автомате заруливал не туда. Так что для гипадер места бы хватило по-любому.

Но расстаться со своими жуткими питомцами капитан не пожелал и забрал гипадер к себе. Фок знал об этом, но, как и остальные, был уверен, что хищницы сидят на привязи или за ограждением, а не свободно бегают по всей каюте, встречая гостей с искренним гастрономическим интересом!

В шею уперлось прохладное дуло бластера.

— Ну проходи, чего встал? — Голос капитана прозвучал почти ласково. — Только руки убери, я не ценитель близких контактов.

Фок с огромным трудом заставил себя разжать побелевшие пальцы, но сдвинуться с места так и не решился. Хищницы, пьющие кровь своих жертв, были страшнее, чем все бластеры мира, вместе взятые.

Одна из них как раз приблизилась и принялась обнюхивать его ботинок. Ее подружка, склонив ушастую голову, с любопытством посматривала на капитана, будто спрашивая: «Это нам? Его можно съесть?».

Сергей опустил бластер и сильно толкнул его в спину. Фок отмер, рефлекторно шагнул вперед и едва не наступил на когтистую лапу. Оскорбленная гипадера отскочила и заклокотала, прижимая все четыре уха. Фок беспомощно вжался в стену, не помня себя от ужаса. Раньше Людочкина фобия казалась необоснованной, но после случая в рубке старого корабля, когда эти твари чуть не сожрали Капу, он ее понял. Гипадеры внушали трепет, как никто другой.

— Расслабься, я не собираюсь скармливать тебя им, — спокойно сказал Сергей, пряча бластер в кобуру на поясе.

Он безбоязненно присел рядом и погладил зверюгу вдоль хребта. Гипадера заурчала и прогнулась. Вторая хищница поспешила за своей порцией ласки, вклинившись между ними и едва не повалив хозяина на пол. Сергей засмеялся и так запросто ее отпихнул, что у Фока против воли отвисла челюсть: ну как собаку, честное слово!

— Видишь? Они не опасны. Иди сюда.

Фок так замотал головой, что чуть не свернул себе шею.

— Это вообще-то не просьба, — нахмурился Сергей.

— Пожалуйста, можно я просто уйду? — взмолился Фок. Он готов был на коленях ползать, лишь бы Сергей не заставил приближаться к этим чудовищам.

— Ты же сказал, что мне веришь.

— И за это вы хотите меня убить?! — Голос сорвался, но сейчас Фоку было все равно, в каком свете он себя выставит. — Ну пристрелите, забейте до смерти, выкиньте в открытый космос — только не отдавайте им!

Гипадерам крик не нравился: их уши-локаторы улавливали даже ультразвук. Они раздраженно зарокотали, но с места не сдвинулись. В последнее время капитан уделял им мало внимания, и они не пожелали отойти от него даже на тот краткий миг, который понадобился бы, чтобы разорвать горластому человеку шею. Задрать безоружного они могли довольно быстро, а выпить кровь ведь можно и попозже…

Фок поймал себя на мысли, что действительно предпочел бы любую другую смерть.

— Они не нападут, пока я здесь.

— Это животные! — отчаянно прошептал Фок, уже не надеясь достучаться. — Вы не знаете, что творится у них в головах!

— А ты знаешь?

— Я знаю, что они хотят меня убить, этого достаточно!

— Так, все! — рявкнул Сергей. — Надоело. Или ты немедленно выполняешь приказ, или я ухожу, а ты разбирайся с ними сам!

— П-пожалуйста, пожалуйста, не надо!

— Раз…

Сергей поднялся. Гипадеры разочарованно тявкнули и тут же переключились на Фока.

— Капитан, прошу!

— Два… — неумолимо продолжил тот.

— Сережа!

— Три.

Фок на негнущихся ногах сделал шаг вперед и практически упал на колени у ног капитана. Гипадеры удивленно выпрямились. Теперь их морды были в каком-то полуметре от лица Фока, а сверкающие серебром глаза с двойными зрачками — на одном уровне с его.

— Умница! — На дрожащее плечо легла уверенная рука. — Видишь, все не так страшно.

Фок был категорически не согласен с этим утверждением. Ему казалось, что сердце вот-вот остановится. Любознательная гипадера, которая интересовалась его ботинками, подошла вплотную и с фырканьем принюхалась к ссаженной щеке.

— Ее зовут Айвори. А это — Эбони.

Гипадеры казались совершенно одинаковыми, и как Сергей их отличает, было загадкой. Фок хотел что-то сказать, но не сладил с языком.

— Ну что, будешь и дальше петь песенки о безграничном доверии?

— Это здоровенные злющие хищники! — пролепетал Фок, не веря, что кто-то может не понимать такой очевидности. — Если они решат кого-то убить, ты их не остановишь, и дело тут не в доверии! Они и с тобой расправятся, если захотят!

Сергей помолчал, обдумывая сказанное, а потом как-то спокойно, как само собой разумеющееся, ответил:

— Ну, тогда я их пристрелю.

Фок недоверчиво качнул головой, но что-то подсказало: это правда. Капитан действительно убил бы вышедших из подчинения любимцев, которыми, казалось, так дорожит. Сергей ни к кому не привязывался, старательно держа дистанцию даже с верной Людочкой, но Фок надеялся, что со временем это пройдет. Не может же он быть совсем плохим? Фока-то он спас, значит, в нем еще осталось что-то хорошее! Так ведь?..

За все время, проведенное на пиратском корабле, он так и не спросил, почему из толпы пленных миррийцев, среди которых были куда более сильные и выносливые, Сергей выбрал именно его. Сперва это казалось неважным: Фок тяжело переживал разлуку с близкими, их возможную гибель. Потом пришел страх. Он до дрожи боялся капитана, этого непредсказуемого человека с ледяными глазами, который не останавливался ни перед чем, двигаясь к намеченной цели. Фок избегал его всеми силами, боясь лишний раз пикнуть. Памятный разговор в рубке старого рейдера стал чуть ли не первым их диалогом. В тот день Фок понял, что вел себя глупо. Капитан не перестал быть пиратом, но убийство Фока не входило в его планы. Почему — он не знал до сих пор, но уцепился за эту мысль, как за спасительную соломинку, и это помогло расправить сведенные ужасом плечи. Всего за месяц или чуть больше, Фок пообтерся, привык и даже начал получать удовольствие от общения. Может, и капитан изменится?

Он поднял голову и встретился с глазами, которые когда-то снились ему в ночных кошмарах.

— Почему ты меня спас? Зачем я тебе нужен?

Сергей отпихнул льнущих гипадер и поднялся.

— Расскажу, когда ты сможешь мне поверить.


Межгалактический линкор «Фибрра»

***

Порой так хочется отмотать время назад! Исправить ошибки, переиграть шулера-судьбу и выбрать другой путь на развилке жизненных дорог. И всегда в такие моменты в голове насмешкой звучит: «Ах, знать бы, что так будет!».

Если бы я знала, какую подлость уготовила мне судьба этим утром, то, пожалуй, вовсе не вылезла бы из кровати, и пусть бы мир как-нибудь справлялся без меня. Но трели будильника не оставляли шансов поваляться в уютной постельке еще пару часов.

Мелодия с поэтичным названием «Птички на заре» раздражала, как неубитый с вечера комар. Казалось, она проникала в сознание, минуя уши, и откликалась все нарастающими волнами бешенства. Тот, кто так ее назвал, обладал очень специфичным чувством юмора.

— Да не сплю уже, не сплю! — простонала я и принялась шарить под подушкой. — Заткнись наконец!

— Команда «заткнись» не распознана, — несгибаемо откликнулись откуда-то сбоку, и механические «птички» запели еще громче, вызывая нестерпимое желание зажарить их на вертеле, а из яиц сделать гоголь-моголь.

— Зачем я только тебя терплю?!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 531