электронная
200
18+
Проект Z

Бесплатный фрагмент - Проект Z

Тайны прошлого в тени настоящего

Объем:
256 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-4146-9

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

В этом году ноябрь выдался непривычно холодным и дождливым для теплолюбивых жителей Лос-Анджелеса. Ливни зарядили ещё с конца октября и уже изрядно надоели, но прогноз погоды на ближайшие дни не сулил перемен.

Джейн выглянула в окно:

— Ничего себе, разошёлся! Надеюсь, все будут на машинах — пешком в такую погоду…

Часы показывали без четверти пять. До прихода гостей оставалось всего двадцать минут, и девушка заканчивала приготовления. Сегодня особенный день, и она хотела, чтобы всё было безупречно. Вскоре во дворе послышался шум мотора, и хлопнула входная дверь.

— Кто дома?

— Нэтт, привет. Проходи, ты вовремя. Поможешь Джорджу перенести стол из кухни в гостиную? — спросила она, выйдя навстречу.

— Привет, Джи! Конечно, не вопрос. А где Джордж? Я его не видел.

— Здравствуйте, агент Майерз! — поприветствовал тот из кухни.

— А, Митчелл, вот ты где! Привет.

— Я собирался вынести стол сам, но он очень тяжёлый.

— Ну вот, я точно вовремя.

— Ты сам? А где остальные? — удивилась Джейн.

— Я предлагал Эмме и Алексу поехать со мной, но эти голубки решили добираться сами.

— О, так у них всё серьёзно?

— Не знаю, у Алекса редко бывает серьёзно. Но я всё же надеюсь.

— Да, — улыбнулась Джейн, — хотелось бы. Эмма — милая девушка. Правда, я не очень хорошо её знаю.

— Ну вот, сегодня и познакомитесь ближе.

— Что с погодой? Уже льёт вторую неделю!

— Это небо оплакивает моё повышение!

— Или моё трудоустройство! — подыграла Джейн.


Парни отнесли стол в гостиную.

— Тяжёлый, — заметил Нэтт.

— Это точно. Агент Майерз, разрешите отойти, мне нужно позвонить домой.

— Да, иди.

Митчелл вышел на улицу.

— Слушай, отпусти Джорджа, у него там дома что-то, — попросила Джейн. Всё равно вечером у меня будет полно агентов ФБР. Пусть парень решит свои проблемы.

— Личные дела в рабочее время?

— Нэтт, там, похоже, и, правда, что-то серьёзное. Он весь вечер места себе не находит, постоянно домой звонит. В порядке исключения, ведь можно?

Джейн умоляюще смотрела на него.

— Ладно, так и быть. Сам сегодня подежурю.

— Спасибо! — обрадовалась девушка.

— Слушай, а откуда у тебя этот стол тяжеленный?

— Остался от бывших хозяев.

Знаешь, я иногда сажусь и представляю, как мои родители обедали за этим столом, собирали друзей…

— Тебе тут непросто.

— Наоборот. Так я чувствую себя ближе к ним. Тут я — Джейн Хартвелл, а не Миранда Николз.

— Кстати, когда будут готовы твои настоящие документы?

— Скоро, на этой неделе.

— Отлично. Наконец, ты вернёшь своё имя. Я знаю, как это для тебя важно.

— Очень. А ещё важнее узнать, что случилось с мамой и папой. Я не верю, что это была просто автокатастрофа.

— Мы всё узнаем, поверь, — заверил он.

— Спасибо, Нэтт, — тепло поблагодарила Джейн.

Джордж вернулся в дом.

— Митчелл?!

— Да, сэр!

— Твоя смена закончена, отправляйся домой.

— А как же…

— Я останусь. Можешь быть свободен, но завтра к восьми ты должен быть снова на посту.

— Так точно, сэр, — сказал он Нэтту, потом посмотрел в сторону Джейн. — Спасибо вам, мисс Хартвелл. До свидания!

— До завтра, Джордж! — улыбнулась Джейн.

Нэтт смотрел на неё с недоумением.

— Не понял, а почему он тебя благодарит? Это он попросил тебя со мной поговорить?

— Нет, он не глупый парень, сам догадался, что я за него попросила.

«Хм… что-то я не уверен» — подумал он, но промолчал.

Вскоре подъехали Алекс, Эмма и мистер Брукс. Девушки быстро накрыли на стол, а ребята принесли дров для камина. Живой огонь создавал тёплую атмосферу домашнего уюта. Когда все гости расположились за столом, Джейн встала. Все молча смотрели на неё, не понимая, чего она хочет.

— Я… хотела бы кое-что сказать, — смущаясь, начала она, — конечно, я не мастер произносить речи, но…

— Не переживай, сегодня с нами психолог, если что, она объяснит, что ты имела в виду, — подбодрил Алекс.

— Спасибо, Алекс, — улыбнулась она. — Вы, конечно, знаете, по какому поводу праздник. Вчера я, наконец, выкупила этот дом в собственность, чему безмерно рада. Но я знаю, что без помощи каждого из вас ничего бы не получилось.

Мистер Брукс, вы дали мне работу, без которой мне бы не дали заём. Вы также руководили операцией в подземке, спасая мне жизнь.

— Это не только моя заслуга, Джейн.

Алекс, — ты рисковал, работая с людьми Уилсона, прикрывая меня, я этого не забуду.

— Да ладно, пустяк — ответил Алекс.

Эмма, — хоть мы совсем мало знакомы, но я знаю, что без твоей помощи агенты вряд ли нашли бы тайный выход из лаборатории.

— Джейн, я внесла совсем небольшой вклад в это дело.

— И всё же.…Без помощи каждого из вас мы не собрались бы сейчас в этом доме и за этим столом.

И, Нэтт — ты поверил в мою историю, когда она звучала как полный бред. Ты спасал меня столько раз, что я уже просто потеряла счёт. Ты всегда рядом, как настоящий, надёжный друг. Спасибо тебе. Спасибо вам всем, потому что сейчас у меня нет никого ближе.

— А говорила, не умеет произносить речи, — сказал Брукс, вытирая глаза.

— Да, спасибо за тёплые слова, — присоединился Алекс.

— Думаю, мы станем друзьями, — высказала надежду Эмма.

— Я очень надеюсь!

— Но ты и сама большая молодец, Джи, — заметил Нэтт. — Ты всегда поступала твёрдо и решительно, порой делая необычные и сложные вещи. Другая на твоём месте давно раскисла бы.

— Спасибо, Нэтт.

— Ну что, официальная часть закончена? Можно приступать к банкету? — спросил Алекс.

Все рассмеялись.

— Да, конечно, — опомнилась Джейн и присела за стол рядом с Эммой.

— И сколько же лет придётся выплачивать этот заём?

— Ой, даже не спрашивайте, мистер Брукс.

— Не понимаю, какие проблемы? Записываешься на программу «Умственный счёт», выигрываешь десять штук, и прощайте долги! — предложил Алекс.

— Да, это выход, но пока Зоргинс на свободе, лучше не светиться.

— И то верно.

— Кстати, о нём ничего не известно?

— Ничего конкретного. Последний раз его видели в Германии, а вот где он сейчас…

— Наверняка живёт где-то по липовым документам, — заключил Нэтт.

— Скорее всего. Но в ближайшее время вряд ли он сунется в страну. Думаю, заляжет на дно года на два.

Джейн отнеслась к этому предположению скептически, но промолчала. Нэтт это заметил, и решил поговорить с ней, когда все разойдутся.

Подошло время десерта, и Джейн вышла на кухню.

— Я помогу? — вызвалась Эмма.

— Давай, быстрее справимся.

— Как ты вообще, после всего пережитого?

— Прошло уже около месяца с тех пор, но, знаешь, я всё ещё вздрагиваю от резких звуков. Может, если бы Зоргинса поймали, было бы иначе?

— Это нормально, Джейн. Ты перенесла серьёзный стресс, побывав в заложниках, к тому же стала свидетелем убийства. Как психолог, я бы сказала, что ты достаточно легко перенесла реабилитацию, если, конечно, тебя больше ничего не беспокоит…

Эмма вопросительно посмотрела на Джейн. Та опустила глаза и поспешила перевести тему:

— Нет, всё в порядке, правда…

Кстати, я слышала, ты составляешь психологический портрет Зоргинса?

— А, да. Довольно интересный тип. Социопат с комплексом бога, помешанный на науке, к тому же — весьма рационален.

— Хм… ну, про комплекс бога я догадалась давно. А можно определить, как он поступит дальше?

— В каком отношении?

— Ну… вообще…

— Ты хочешь знать, вернётся он или нет?

— И это тоже.

— Боишься?

Зависла напряжённая пауза.

— Так, у меня всё готово, можно нести, — не ответив, Джейн подала поднос Эмме. — А я разрежу торт и присоединюсь.

«Кажется, поторопилась…» — подумала Эмма и отправилась к гостям. Джейн нарезала торт, но вышло много крошки. Она бросила нож и рухнула на стул, обхватив голову руками.

— Так, спокойно, Джейн, всё хорошо, — проговорила она и, сделав глубокий вдох, пошла к гостям.

Там что-то оживлённо обсуждали.

— А вот и тортик! — обрадовался Алекс, когда вошла девушка, — наконец-то!

— Да, по спецзаказу, — улыбнулась Джейн, — а вы что обсуждаете?

— Рассказываем Эмме про Нью-Йорк.

— А-а-а, это интересно. Странно, что Алекс до сих пор не поделился.

— Как-то не заходил разговор, — пояснил тот.

— Так вот, идея заключалась в том, что Джейн должна была привести нас в лабораторию Зоргинса, но для этого её должны были найти. Чтобы это выглядело правдоподобно, мы придумали уловку с аварией. В Клифтоне Джейн и Нэтт встретились с местными агентами. Её снабдили новейшим, мощным маячком, благодаря которому мы могли знать о её местонахождении. Нэтт вернулся в Лос-Анджелес ближайшим рейсом, а Джейн отвезли в больницу и проинструктировали персонал. Потом она просто позвонила мне и рассказала нашу легенду об аварии по дороге в аэропорт и гибели Нэтта. Ну, а я всего лишь добросовестно слил всё это людям Уилсона.

— Блестящий план! И никто не заподозрил?

— Я неплохая актриса, — вступила в разговор Джейн, — в школе занималась в драмкружке. Они, и правда, поверили, что я убита горем и совершенно беспомощна.

— Мы рассчитывали, — продолжил Нэтт, — что как только она окажется в лаборатории, мы ворвёмся и возьмём Уилсона и Зоргинса ещё тёплыми.

— С поличным?

— Да, у нас ведь не было прямых доказательств. Это был единственный разумный выход. Но всё пошло не так.

— Да, вы не учли, что в лаборатории окажется такая система защиты, которую придётся брать измором.

— Да, не учли. Если бы мы раньше догадались про запасной выход! Тогда бы никто не ушёл.

— Что об этом теперь, Нэтт? Все и так действовали слаженно и оперативно, — похвалил Брукс.

— Да, вы правы. Только где теперь искать этого Зоргинса…

— Ну, не будем о грустном! — предложил Алекс.- Есть и хорошие новости. Паркер, помощник Уилсона, наконец-то пришёл в себя.

— Вышел из комы? Когда? — обрадовалась Джейн.

— Пару часов назад. — Включился в разговор Нэтт. — Мне позвонили из больницы. Он ещё очень слаб для допросов, но я послал к нему агентов для дополнительной охраны.

— Почему ты сразу не сказал??? — возмутилась Джейн.

— Прости, я не хотел сегодня говорить о делах.

— Это прекрасно, Нэтт, теперь он сможет многое рассказать. — Воодушевился Брукс.

— А я так не думаю, — заключила девушка.

— Почему?

— Я немного с ним общалась, пока сидела в лаборатории. Он хорошо осведомлён о делах Уилсона, а вот про Зоргинса почти ничего не знает. Он не прольёт свет на его эксперименты.

— Ну, не стоит судить так категорично, Джейн. В любом случае, он знает больше, чем мы.

— Возможно, мистер Брукс. Но я бы не ждала от него слишком многого.

— Всё! Хватит о работе, давайте праздновать! — Воскликнул Алекс.

— И, правда, зачем об этом? — поддержал Нэтт. — Лучше скажи, когда планируешь начинать ремонт?

— Думаю, уже по весне.

Нужно будет вынести мебель и сделать всё как положено. Да и деньжат за зиму подкоплю.

— Разумно. О, засиделся я у вас, — посмотрев на часы, сказал Брукс, — меня дети, наверное, потеряли.

— Зря вы их с собой не взяли!

— Не заслужили они отдыха сегодня. Виола в школе с мальчишками подралась, а про старшего так и вовсе молчу.

Ладно, спасибо, Джейн, за угощение, но пора идти.

Вместе с Бруксом засобирались и все остальные.

— Может, я всё-таки, помогу тебе убрать? — предложила Эмма.

— Нет, спасибо, я справлюсь.

— Я помогу, — вызвался Нэтт. А вы идите, у вас с Алексом, кажется, самолёт рано?

— Спасибо, друг, — поблагодарил Алекс, и они уехали вслед за Бруксом.

Глава 2

Чем я могу помочь? — спросил Нэтт, когда все ушли.

— Помоги мне перенести всю грязную посуду, а я загружу в посудомойку.

— Хорошо.

— А куда это летят Эмма с Алексом?

— В Лонг-Айленд, на уикенд.

— Что, на аттракционы?

— Да, Алекса вдохновил твой рассказ о поездке туда в детстве. Вот и решили.

— Ну, думаю, не пожалеют.

Слушай, а я могу навестить Паркера?

— Ну-у-у, я не знаю. А зачем?

— Понимаешь, я ему обязана и не могу остаться в стороне.

— Обязана?

— Да, я раньше не рассказывала, но там, в лаборатории, ко мне начал приставать один парень. Я бы не отбилась сама, а Паркер спас.

— Но ведь он же помогал Уилсону всё это время и сделал немало, чтобы тебя поймали!

— Да, знаю, Нэтт, но каждый имеет право на ошибку. Я говорила с ним — и он не тот, кем кажется! Знаешь, если его будут судить, то я отплачу ему добром.

— Хорошо, я понял. Но сейчас ты ему ничем не поможешь. Поверь, то, что ты готова свидетельствовать в его пользу, уже немало.

— Да, наверное.

Ничего себе! — Воскликнула она, взглянув на часы. Уже половина двенадцатого. Засиделись.

— Хорошо, что завтра не на работу. Я перенесу стол обратно, в кухню?

— Давай вместе, он тяжёлый.

А уже известно, что будет с ребятами из лаборатории? Их тоже будут судить?

— Не думаю. Ассистенты Зоргинса ничего толком не знали о его истинных намерениях. Он использовал их втёмную. Даже те, кто был хоть немного в курсе, выполняли его приказы из чувства страха.

— Ты имеешь в виду, того врача, что колол Уилсону паралитические и галлюциногены?

— Да, и его тоже. После нескольких допросов, я склоняюсь к тому, что они будут проходить просто свидетелями по делу Зоргинса. Брукс меня поддерживает.

— Согласна, они не должны отвечать за грехи Зоргинса.

Пожалуй, я выпью ещё чаю.

— Я присоединюсь?

— Давай, — улыбнулась Джейн и поставила чайник.

— Ты считаешь, что Зоргинс вернётся? — Неожиданно спросил Нэтт.

— Я не говорила этого. Почему ты спрашиваешь? — напряглась девушка.

— Когда Брукс говорил, что Зоргинс ляжет на пару лет на дно, я увидел на твоём лице скепсис.

Джейн подняла на него глаза. « Да, наблюдателен. Хм,… а чего я ожидала? Это ведь ФБР».

— Да, знаешь, я не верю, что он исчез надолго. Я ведь жива и здорова, к тому же прихватила его флешку. Он обязательно вернётся, и, думаю, что скоро.

— Откуда такая уверенность?

— Полная замена клеток организма происходит за одиннадцать месяцев. С того рокового вечера, когда мне ввели эту клетку, прошло уже два. Осталось девять.

— То есть, он вернётся за тобой, когда пройдёт этот цикл?

— Самое позжее. Возможно, и раньше, ему ведь нужны результаты исследований, а они на флешке.

— Но он не знает, что она у тебя и просто считает её потерянной.

— Рано или поздно, узнает.

Они пили ароматный чай, расположившись на диване, в гостиной, перед мерцающим камином.

— Джи, мы справимся. Всё будет в порядке. Один раз уже справились.

— Да, конечно, — спокойно ответила Джейн.

— Знаешь, я должен извиниться.

— За что? — удивилась она.

— Я так закрутился с этим повышением: вступление в должность, передача дел, — весь месяц какая-то беготня, суета. Ты столько всего пережила, а я не находил толком времени, чтобы просто поговорить. Работаем в одном офисе и почти не общаемся.

— О чём ты? Мы же каждый день пересекаемся на работе, созваниваемся. Да и, в конце концов, ты же не обязан опекать меня круглосуточно.

— Нет, ты не поняла. Да, мы видимся мельком, созваниваемся, но по телефону я не могу посмотреть тебе в глаза и понять, как ты на самом деле. А сегодня я увидел, что что-то не так. Джи, что случилось?

— Всё нормально, Нэтт. Тебе показалось. Я просто устала. Уже поздно, езжай домой и я лягу спать, — с ног валюсь.

— Но я не могу оставить тебя без охраны. Джордж вернётся только утром, поэтому я останусь тут, в гостиной. А ты иди, ложись.

— Ладно, хорошо, спокойной ночи.

Джейн поднялась наверх, а Нэтт расположился на диване, перед камином.


* * *


Джейн спала плохо, как и всё последнее время.

Кошмары начались почти сразу после возвращения из лаборатории. Помогало лишь сильное снотворное, но за спокойные ночи приходилось расплачиваться днём — головной болью и сильной слабостью. Последние недели Джейн отказалась от таблеток и перешла на травы, но они помогали мало. Скопившийся недосып сказывался на здоровье и выливался, нередко, в раздражительность или рассеянность.

Сегодня вечером она заварила новый настой — из мяты и пустырника, надеясь, что он будет эффективней. Постепенно отвар подействовал, и девушка погрузилась в лёгкую дрёму.


* * *


После странного разговора с Джейн, мужчина был озадачен. Нэтту не спалось, и он размышлял:

«Что-то не так. В последнее время она изменилась. Ещё неделю назад заметил. Постоянно уставшая, круги под глазами…

И самое страшное — ничем не делится. Всё сводит к отговоркам, типа, «я спешу», «занята», «некогда» или «устала». Особенно, если спрашиваю о личном. Странно всё это…

Вдруг, он услышал наверху какой-то шум и крики. Тут же достав пистолет, предусмотрительно оставленный с вечера под подушкой, Нэтт бесшумно поднялся по лестнице и открыл дверь в комнату Джейн.

Испуганная, она сидела на кровати, обхватив руками колени, пытаясь успокоиться. Нэтт подошёл ближе и ужаснулся: Джейн была такой же бледной, как стена позади неё.

Заметив его, девушка решила скрыть испуг:

— Что-то случилось?

— Ты кричала. Я подумал, кто-то залез в дом.

— Нет, просто дурной сон. Всё в порядке.

— Просто сон?

— Да. Я в норме, Нэтт. Прости, что разбудила и напугала. Иди, отдыхай, а то не выспишься.

Молодой человек почувствовал лёгкое раздражение в её голосе.

— Зачем ты лжёшь мне, Джи? Я же вижу — с тобой что-то происходит. Неужели, после всего, что мы пережили, ты до сих пор не доверяешь мне?

— Прости.

— Прости? И всё? Что с тобой? Ведь это уже не первый кошмар, верно?

— Нэтт, не стоит. Не нужно сейчас об этом. Я ценю всё то, что ты для меня делаешь, но я должна справиться сама.

— Но…

— Прошу тебя, ложись спать. Я в порядке.

— Ладно, отдыхай. Поговорим утром. Если что, — зови.

— Хорошо, спасибо, — устало улыбнулась она. — Спокойной ночи.

— И тебе тоже. — Ответил Нэтт.

Глава 3

Джейн встала в шесть утра, хотя не спала с четырёх. Выходные на неделе для неё давно перестали выделяться, по крайней мере, с утра. Она тихонько спустилась на кухню и принялась готовить завтрак, стараясь не разбудить Нэтта. Но он поднялся не намного позже.

— Доброе утро!

— Доброе. Я разбудила тебя?

— Нет, я сам проснулся. Сила привычки — каждый день встаю в полседьмого. Уже без будильника поднимаюсь, даже в выходные.

— Да, закон подлости, — улыбнулась Джейн.

— А ты поспала хоть немного? Выглядишь неважно.

— Немного.

Знаешь, прости меня за ночной кошмар. Ты испугался за меня, и хотел помочь, а я повела себя ужасно. Извини.

— Я понимаю, тебе сейчас непросто. Только хочу попросить — не скрывай от меня ничего, ладно? Никто не справится в одиночку. Ведь для того и существуют друзья — делить вместе не только радости, но и трудности.

— Спасибо, Нэтт. Я доверяю тебе, и ты это знаешь.

— Тогда расскажи, что с тобой происходит?

— Ничего серьёзного. Просто бессонница или плохие сны. Но я готовлю успокаивающие отвары.

— Помогает?

— Ну,…отчасти. И я ещё не всё пробовала.

— Мне кажется, тебе стоило бы встретиться с психологом.

— Я говорила с Эммой, она считает, что моё состояние вполне нормально, после всего, что я пережила.

— Правда? Это хорошо. Знаешь, говори с ней почаще, она хороший специалист.

— Хорошо. Это не трудно — мы постоянно видимся на работе.

Так, завтрак готов. Бери тарелку и подсаживайся.


Кухню наполнял приятный аромат свежезаваренного кофе.

— М-м-м, кофе у тебя отменный, — похвалил Нэтт.

— Да, это единственное, наверное, чему я научилась у Рейчел. Готовить она особо не умела, да и не всегда старалась. Всё время — эта кроличья диета.

— Это как? — рассмеялся Нэтт.

— Да вот так! Она же просто помешена на здоровом питании. Всё только на пару, мяса — минимум, любимый овощ — брокколи. Ещё это зерно пророщенное.… Вот и питались мы с Джоном, как кролики или козы, в основном — капустой.

— Да, не повезло вам.

А как же это кофе не попало в чёрный список? Ведь вредно для сердца?

— Это распространённое заблуждение. По последним данным, хороший, натуральный кофе очень полезен и даже укрепляет сердечную мышцу.

— Впервые слышу.

— А вот Рейчел вычитала где-то. И знаешь, — разыгрывать любящую и заботливую мамочку у неё получалось неплохо.

— Да, в течение стольких-то лет… тебе, наверное, непросто принять это.

— Да, непросто. Но, признаться, теперь, мне кажется, словно я знала это всегда. Конечно, пока я была ребёнком, то мало что понимала, и считала родителей самыми лучшими на свете, но всё же многие их поступки казались мне странными.

— Что ты имеешь в виду?

— Я вспоминаю подростковые годы. Да, мама всегда заботилась, чтобы я была одета, обута, накормлена и здорова. Но это всё, что её волновало, представляешь?!

А то, что творилось у меня в душе, никогда её не беспокоило. Знаешь, я всегда завидовала девочкам, которые общались с мамами, как с подружками: секретничали, обсуждали мальчиков…

Как-то раз, ещё в школе, мне понравился мальчишка. Помню, я пришла в комнату к маме, а она что-то читала. Я села рядом и начала рассказывать про него. Сначала она не слушала, а потом, когда поняла, о чём речь, достала из шкафа книжку о половом созревании и отдала мне со словами — « Пришло время, детка, прочитай внимательно»

— Да уж, могу представить.

— Так было всегда. Когда я стала встречаться с парнями, она купила упаковку презервативов и вручила мне.

— Серьёзно?

— Сказала, мол, делай что хочешь, только безопасно.

Подружки завидовали и говорили, что у меня очень прогрессивные предки, я и сама так думала. Но в глубине души, всё же, понимала, что это не нормально.

— И правда! Значит, тебя не сильно расстроил их арест?

— Они причинили мне столько боли! Я просто не могу любить или хотя бы уважать их.

Да, они заботились обо мне все эти годы, но, в то же время, лгали!

Они ведь могли не подчиниться Уилсону, могли поступить по-человечески и рассказать мне всю правду, раз уж не сумели полюбить, как родную дочь.

Они вместе с Зоргинсом украли моё детство.

Думаю, они получат то, что заслужили.

Кстати, их допрос пролил хоть немного света на мою историю?

— Их ведёт Алекс, и он говорил, что никаких зацепок относительно Зоргинса выявить не удалось.

Это всё, что я знаю. Подробности спросишь у него, когда они с Эммой вернутся из Лонг-Айленда.

— Окей, заодно и узнаю про флешку.

— Да, Алекс говорил, что она как-то очень мудрено зашифрована. Уже вторую неделю мучается и всё впустую.

— Замкнутый круг какой-то!

У лжеродителей ничего не выяснить, флешку не расшифровать.… Иногда, мне кажется, что правду о настоящих родителях мне никогда не узнать.

— Не стоит отчаиваться, Джи, мы только в начале пути. Я уверен, мы распутаем этот клубок, главное — держаться вместе.

— Да, если успеем, — очень тихо сказала она.

— Что?

— Да, конечно распутаем, — повторила вслух Джейн.

— Кстати, какие у тебя планы на сегодня?

— Хочу остаться дома, спуститься, наконец, в подвал — может, найду хоть что-нибудь.

— А я хотел предложить съездить в Лонг-Бич. Мои родители устраивают вечеринку в честь возвращения брата. Уверен, они тебе обрадуются.

— У тебя есть брат? — удивилась Джейн.- Ты никогда не говорил…

— Да, младший, — Крис. Он только вчера демобилизовался. Собственно, по этому поводу праздник.

— Но ведь это семейный праздник, Нэтт. Боюсь, я буду лишней.

— С чего ты взяла? Родители будут рады с тобой познакомиться.

— Спасибо за приглашение, но я откажусь. Честно говоря, и погода и настроение не праздничные. Я не смогу искренне радоваться знакомству с твоими родными, а претворяться не хочу. Как-нибудь, в другой раз, ладно?

— Ну,…хорошо.

Время за завтраком пролетело незаметно.

Послышался какой-то шум, и кто-то постучал в дверь.

— Это, наверное, Джордж, — предположила Джейн и встала из-за стола.

— Я открою, — остановил её Нэтт и пошёл к двери. Действительно, это был Джордж.

Молодой человек пытался справиться с зонтом, который никак не хотел закрываться до конца, а с крыши на парня лился поток воды. Нэтт открыл дверь.

— Здравствуйте, агент Майерз!

— Что с зонтом, Митчелл?

— Кажется, заклинило.

— Как же ты с пистолетом справляешься, если даже зонт сложить не можешь?

— « Ну вот, прицепился к мальчишке!» — подумала Джейн и вышла в гостиную.

— Так что у вас вчера случилось, Джордж? — перевела она разговор, спасая парня.

Тот продолжал отчаянно бороться с зонтом.

— Моя сестра заболела, вчера поднялась высокая температура, а отвезти в клинику было некому.

— И как сестрёнка?

— Уже хорошо, спасибо. Температуру сбили, сейчас лечим дома.

— Сколько ей?

— Шесть.

— Передай Сьюзи привет от меня, пусть поправляется, — пожелал Нэтт. — И дай мне, наконец, этот зонт.

Нэтт немного повозился с механизмом и зонт послушно закрылся.

— Вот, держи. У тебя тут рычажок заржавел, заедает. Нужно почистить.

— Спасибо, агент Майерз.

— Не за что.

— Проходите на кухню, Джордж, там ещё остались тосты. Вы, наверняка, не завтракали, — пригласила Джейн.

Парень поблагодарил и прошёл на кухню.

— Ты его балуешь! Он здесь, чтобы охранять тебя, а не холодильник.

— Брось, Нэтт, тебе не идёт занудство, — улыбнулась девушка.

— Ладно, не буду. Но мне пора идти — ещё нужно выбрать что-нибудь для брата. Звони.

— Конечно, созвонимся.

— Пока!

— До встречи!

Глава 4

Девушка попрощалась с Нэттом и занялась делами.

Она недавно перевезла оставшиеся вещи, и нужно было их разобрать.

К счастью, Джордж помогал ей там, где требовалась мужская сила.

К обеду Джейн закончила распаковывать коробки, и решила перекусить.

— Идёмте обедать, Джордж! — Позвала она.

— Извините, мисс Хартвелл, не положено.

— Бросьте. И не бойтесь вы начальства, я не скажу Майерзу.

— Но…

— В конце концов, вы заработали обед! Вы помогали мне с коробками и мебелью, а это не входит в ваши обязанности.

Всё, Джордж, сдавайтесь, сопротивление бесполезно, — рассмеялась она.

— Хорошо, — сделав вид, что устал сопротивляться, Джордж прошёл на кухню.


* * *


За обедом Джейн решила расспросить молодого человека:

— А вы давно работаете под началом Майерза?

— Нет, совсем недавно. Я в Бюро меньше года.

— Только окончили академию и сразу в ФБР?

— Да, мисс.

— И вас тут же взяли?

— Мистер Брукс направил меня в академию после гибели отца, которого он знал лично, а когда я её окончил, взял меня в свой отдел, и поручил агенту Майерзу.

— Ваш отец тоже был агентом?

— Внештатным сотрудником. Он погиб от рук каких-то бандитов, когда я был ещё ребёнком.

С того дня я поклялся, что сделаю всё, чтобы как можно больше этих ублюдков оказалось за решёткой.

— Вы молодец. И… мне очень жаль вашего отца.

— Спасибо, мисс.

— Значит, всё это время вы работали с Нэттом? Странно, я никогда вас раньше не видела.

— Да, последние месяцы я работал, в основном, в офисе. Агент Майерз редко доверяет мне оперативную работу. Моё первое задание я получил чуть больше месяца назад.

Мне бы хотелось когда-нибудь стать таким же решительным и бесстрашным, как агент Майерз.

— Вы станете, я уверена.


* * *


После обеда Джейн решила спуститься в подвал. Она набросила кожаную куртку и направилась к двери.

— Вы уходите? — окликнул её Джордж.

— Нет, я хочу спуститься в подвал.

— Я должен вас сопроводить.

— Хорошо, только захватите зонт, на улице всё ещё ливень.

Они вышли на улицу и повернули за угол дома. Шёл косой дождь и ледяные капли засекали, несмотря на зонт. Из-за постоянных ливней земля под ногами превратилась в вязкую жижу. Изрядно вымокнув, они добрались до входа в подвал. Светлая краска на ржавой металлической двери давно облезла, как и повсюду на фасаде дома. Большой железный замок, казалось, проржавел насквозь. Ключ к нему Джейн подобрала уже давно, из тех, что висели на гвоздике в кладовой, но вот спуститься до сих пор не получалось.

«Наверное, зря я затеяла это сегодня», — подумала про себя девушка, пытаясь открыть замок замёрзшими пальцами.

— Да, не лучшую погоду вы выбрали для прогулок, мисс Хартвелл, — словно читая её мысли, заметил Джордж.

— Это точно, — дрожащим голосом подтвердила она.

— Вы замёрзли — заболеете. Может быть, лучше вернуться в дом, а прийти сюда, когда ливень закончится?

— А когда он закончится? Уже которую неделю льёт! И что, мы, зря пришли, что ли? Давайте хотя бы войдём.

Джейн пыталась попасть ключом в замочную скважину, но озябшие руки не слушались.

— Давайте, я, — предложил молодой человек, наблюдая за тщетными попытками.

— Попробуйте…

Джордж взял ключ, быстро вставил его в замок, и через несколько секунд открыл его.

Он взялся за старую ручку и стал тянуть на себя, но изъеденный ржавчиной металл не выдержал и ручка оторвалась.

Молодой человек не удержался на ногах и повалился прямо в огромную грязную лужу.

Теперь о спуске в подвал не могло быть и речи.

Джейн помогла парню встать, и они быстрым шагом направились обратно.

— Простите меня, ради Бога, вечно создаю проблемы, — извинялась девушка.

— Ничего, сам виноват. Можно было и догадаться, что эта ручка оторвётся, — усмехнулся он, глядя на ржавый след на ладони.

— Идите в душ, вам нужно вымыться и согреться, а я найду вам сухую одежду.

Джордж пошёл в ванную, а Джейн поднялась наверх.

Переодевшись, она направилась в детскую. Убрать там она ещё не успела, и, помнилось, в шкафу, были какие-то мужские вещи. И в самом деле, на одной из полок лежали аккуратно сложенные, выглаженные рубашки. На нижней — были брюки, свитера и прочее. Девушка бережно провела рукой по рубашкам и задумалась:

«Почему они в детской? Наверное, после смерти родителей, папина сестра принесла сюда все их вещи и заперла комнату на ключ, чтобы ничто не напоминало о страшном горе. Но ведь от себя не убежишь…

Надо бы навести здесь порядок. Возможно, удастся ещё что-то выяснить…»

— Мисс Хартвелл? — Голос Джорджа отвлёк девушку от раздумий, — куда я могу положить мокрую одежду?

Она взяла с полки рубашку и брюки и быстро спустилась вниз.

— Кладите сразу в машину, я простираю в экспрессе, к вечеру — будет сухое. Я принесла вам вещи. Оставлю их здесь, на кресле, в гостиной, — сказала она.

— Хорошо, спасибо, — ответил Джордж.


* * *


К вечеру у Джейн разболелась голова и поднялась температура. Она прилегла в спальне наверху, но только задремала, как зазвонил мобильный. Сонная девушка пыталась нащупать его на кровати, но тщетно.

— Мисс Хартвелл, вам звонят, — донёсся голос Джорджа снизу.

— Вот напасть! Я оставила телефон внизу!

Жутко не хотелось тревожить парня, которому она и без того доставила массу хлопот.

— Я спущусь, — сказала она в ответ.

Голова раскалывалась. Джейн прошла по коридору, опираясь о стену рукой, и вышла к лестнице. При взгляде вниз голова закружилась, и потемнело в глазах.

Джордж заметил, что девушке плохо, и поспешил помочь.

— Пойдёмте, я отведу вас обратно. Вам нужно прилечь.

Молодой человек привёл её в комнату и принёс телефон, который к тому времени уже замолчал. На дисплее высветился один пропущенный от Нэтта. Девушка решила перезвонить.

— Нэтт?

— Джи, привет! Ну как ты там, как день прошёл?

Голос Нэтта звучал весело и бодро.

— Ничего, не без приключений, конечно, но терпимо.

— У тебя странный голос, в чём дело?

— Что-то нездоровится, мы тут с Джорджем сильно вымокли и замёрзли, пока пытались открыть этот чёртов подвал.

— Тебе что-то нужно? Я сейчас приеду.

— Нет, нет! У меня всё есть, и если что, я могу попросить Джорджа.

— Хорошо, выздоравливай.

Глава 5

Утром Нэтт всё же решил навестить девушку.

В гостиной его встретил агент, сменивший Джорджа.

— Доброе утро. А где хозяйка?

— Здравствуйте, агент Майерз. Мисс Хартвелл ещё не спускалась. Вчера она неважно себя чувствовала, может быть, ещё не проснулась.

— Понятно. Спасибо.

Нэтт поднялся наверх и заглянул к Джейн. Она действительно ещё спала, и, казалось, выглядела лучше, чем в последнюю встречу.

Молодой человек спустился на кухню и принялся готовить завтрак.

— Ты всё-таки приехал!

За спиной раздался знакомый голос.

— Джи! Как ты?

— Отлично, как видишь!

В самом деле, впервые за последнее время она выглядела свежей и отдохнувшей.

— Но вчера ведь болела голова и была температура…

— А откуда ты узнал?

— Разве не ты мне сказала?

— Нет. Опять звонил Джорджу, — вздохнула девушка.

— Да, звонил! Я ведь переживаю.

— Спасибо. Но я в полном порядке. Наверное, вчера мой измученный организм просто не выдержал, вот и всё. Теперь я, наконец, выспалась, и всё вернулось в норму.

— Рад за тебя! Давай, садись, кофе готов.

Джейн достала банку Nutella и села рядом.

— О, какие вкусняшки на завтрак!

— Да, сегодня у меня праздник!

А как прошёл вчера ваш?

— Отлично. Жаль, что тебя не было.

— Да, пожалуй.

— Так значит, ты не попала в подвал?

— Нет. Всё этот проклятый дождь!

— О, посмотри! — воскликнул Нэтт, подойдя к окну, — солнце!

— Точно! А я даже не заметила.

Ну что, тогда спустимся в подвал?

— Давай. Неизвестно, надолго ли распогодилось.

Молодые люди позавтракали и отправились в подвал.

Нэтт открыл массивную железную дверь и заглянул внутрь.

Тусклый дневной свет падал на позеленевшие бетонные ступени, постепенно растворяющиеся в темноте.

— Как темно…

— Тут должен быть свет, — предположил Нэтт, пытаясь нащупать выключатель на внутренней стенке. — Точно, есть.

Раздался щелчок, но лампочка не загорелась.

— Перегорела?

— Наверное. Сюда ведь много лет никто не заглядывал. Ничего, я подсвечу.

Нэтт включил мобильный и стал спускаться, держа его перед собой. Джейн спускалась за ним. Тусклого света мобильника не хватало даже на то, чтобы увидеть, где кончаются ступеньки.

— Глубокий подвал, — заметила девушка.

— Да уж, а с виду не скажешь.

Было влажно. Даже стены и потолок были покрыты мелкими капельками. Вскоре стало понятно, почему здесь так сыро. На полу стояла вода и последние две ступеньки оказались затоплены.

— Да тут целый потоп! Ливень хорошо постарался. Боюсь, мои ботинки к этому не готовы.

— Вот напасть! Ну ладно, давай я пройду вперёд, у меня сапоги, а ты подожди тут.

— Ладно, давай.

Джейн взяла у Нэтта телефон и осторожно спустилась.

Уровень воды был всего на пару сантиметров ниже голенища сапог, поэтому двигаться приходилось медленно.

Она прошла вперёд и осмотрелась. В воде плавало много всякого мусора. По бокам, вдоль стен, были построены полки, на которых стояло множество банок. Джейн взяла в руки одну из них и обнаружила там… солёные огурцы, вернее то, что к этому моменту от них осталось. Остальные банки тоже, очевидно, были с домашними заготовками.

— Ничего себе! Тут просто продовольственный склад.

— Ну, это неплохо.

— Да, только сроки годности на всё это истекли, я думаю, лет пятнадцать назад.

— Жаль, — сыронизировал Нэтт.

Девушка тем временем продолжала осматривать помещение.

В дальнем левом углу она заметила дверной проём, расположенный намного выше пола. Ноги в воде уже начинали замерзать, и Джейн была рада выбраться на сушу. Она подошла ближе. Когда-то дверь тут, конечно, была, но дерево сгнило от сырости. Как ни странно, оттуда веяло чем-то пугающе-знакомым.

Переборов необъяснимую тревогу, она поднялась на порог и направила внутрь немного света.

Вся комната была выложена белым кафелем, а посредине стоял стол, с множеством колб, пробирок и ещё каких-то приспособлений, на стенах висели полки со старыми книгами.

В целом комнатка напоминала… лабораторию Зоргинса в миниатюре. Эта мысль привела Джейн в панику.

В памяти начали всплывать жуткие картины из недавнего прошлого. Ком подступил к горлу, и стало трудно дышать.

«Выйти, воздух, я не могу дышать, скорее!» — Подумала она, и рванулась назад, но внезапно поскользнулась на кафеле и упала в воду, ударившись головой.

— Джи, ты в порядке? — встревожился Нэтт, услышав всплеск.

— Нэтт, помоги! — крикнула она, безуспешно пытаясь подняться на ноги.

Молодой человек молниеносно спустился и обнаружил Джейн, отчаянно барахтающуюся в воде.

— Джи, всё в порядке, тут воды по колено. Ты не тонешь, всё хорошо, — пытался он успокоить девушку.

— Нэтт, там…, я…, мы…, это он! Он! Он хочет убить меня!

— Тише, тише, давай выбираться отсюда. Держись за меня, пойдём. Тебе нужно согреться, обсохнуть, успокоиться, а потом всё расскажешь.

— Нет, ты не понимаешь, он был там, он вернулся!

— Хорошо, я понял, но я с тобой, а, значит, никто не причинит тебе зла. Пойдём.

* * *

Джейн сидела у горящего камина, укутанная в тёплый плед. Нэтт принёс горячий чай и вышел на кухню. Он был озадачен. Единственным разумным решением было связаться с Эммой, и он набрал номер друга.

— Алекс, привет!

— Нэтт, рад слышать. Но голос у тебя какой-то… Всё нормально?

— Нет. Долго объяснять, мне срочно нужна Эмма. Она с тобой?

— Да, сейчас.

— Слушаю. Привет, Нэтт.

— Привет, Эмма. Мне нужна твоя помощь. С Джейн что-то… Я не знаю что, но нужно что-то делать. Думаю, ты можешь ей помочь, ты ведь в курсе её состояния.

— Я??? В курсе? С чего ты взял?

— Как? Погоди, она ведь сама сказала, что говорила с тобой.

— Нет, она ничего мне не рассказывала. Хотя…, когда отмечали новоселье, я пыталась узнать о её состоянии, правда, она свернула разговор, так и не открывшись. А что произошло?

— Сегодня мы пошли осмотреть подвал, он оказался затоплен. Она была в сапогах, поэтому спустилась одна. Через несколько минут там, внизу, она уже была в панике.

— И что, как ты её нашёл?

— Она барахталась в воде, словно боялась утонуть, хотя лужа была всего по колено.

— Она что-то говорила?

— Да, она кричала, что «он» вернулся и хочет её убить. Кто такой «он» я так и не понял, возможно, Зоргинс…

— Ясно. Плохо.

— Что с ней, Эмма?

— Не могу сказать точно, пока не увижу её. Мы уже в пути, приедем сегодня вечером и сразу к вам. Как она сейчас?

— Ну, хотя бы успокоилась. Я заварил ей чабрец и мяту, надеюсь, уснёт.

— Хорошо, дождись, пока уснёт, и сходи в подвал ещё раз. Попытайся понять, что её напугало.

— Например?

— Ищи вещи, хоть отдалённо напоминающие те, что могли быть в лаборатории — именно с этим связаны её самые страшные воспоминания.

— Хорошо, я понял.

— И постарайся вспомнить всё странное в её поведении, что ты замечал с тех пор, как она вернулась. Мне нужна максимально полная картина, чтобы знать, как помочь.

— Ясно. Я позвоню Джорджу и другим агентам, которые у неё дежурили. Может быть, они что-то заметили.

— Это хорошая мысль. И если приступ повторится, запомни всё, что она будет говорить, а лучше запиши.

— А как её успокоить?

— Как сможешь, только не давай никаких седативных. Заваривай травки: мяту, мелиссу, ромашку — всё, что есть. Жди меня к семи.

— Хорошо, спасибо.

— До встречи!

Глава 6

Действительно, травы вскоре подействовали, и девушка уснула, а Нэтт, по совету Эммы, спустился в подвал.

— Ого! Тут и правда хватает закаток! — воскликнул он, осветив помещение фонариком. — Что же тебя так напугало, Джи? Не понимаю… Стеклянная тара? Нет, вряд ли. Случилось что-то ещё…

Нэтт прошёл дальше, внимательно рассматривая всё вокруг. Вдруг ему в глаза бросился дверной проём. Он подошёл ближе и заглянул внутрь.

— Теперь всё ясно…

Белый кафель, лабораторный стол, колбы, пробирки, реактивы: всё и вправду напоминало лабораторию Зоргинса.

Нэтт поймал себя на мысли, что даже ему в этом помещении было неуютно. В голову невольно лезли неприятные воспоминания. Осматривать что-то более внимательно не хотелось, да и необходимости в этом он уже не видел. И так всё было ясно.

Он вернулся в дом. Девушка мирно спала на диване в гостиной. Плед немного съехал, и Нэтт аккуратно его поправил.

«Что же с тобой случилось? — Еле слышно спросил он, — почему? Пожалуйста, держись, ты справишься, я знаю. Ты сильная, Джейн, ты обязательно справишься, а я буду рядом»

* * *

Время тянулось, как всегда, если чего-то ждёшь. До семи оставалось всего полчаса, но даже они казались целой вечностью. Весь день Нэтт провёл в доме Джейн. К счастью, приступов больше не было. Он дважды предлагал ей поесть, но она не хотела. Поговорить о том, что произошло в подвале, наотрез отказалась. Девушка просто сидела на диване, уставившись в одну точку.

К приезду Эммы Нэтт был уже в панике. Они примчалась вместе с Алексом, прямо из аэропорта.

— Здравствуй, Нэтт!

— Привет, дружище! — Поздоровался Алекс.

— Спасибо, что приехали.

— Эмма рассказала мне обо всём. Держись, брат, — сказал Алекс, обнимая друга.

— Спасибо, Алекс.

— Как она? — Спросила Эмма шёпотом.

— Плохо. Не знаю, что делать.

— Приступы повторялись?

— Нет, но она категорически отказалась поговорить о том, что произошло в подвале. И не ела весь день.

— Так ты выяснил, что там случилось?

— Думаю, да. Там есть комната, которая напоминает лабораторию Зоргинса: колбы, пробирки, реактивы и кругом белый кафель.

— Ясно. Я так и думала. Что ещё?

— Я связался с агентами, они говорят, что у неё довольно частые бессонницы и кошмары, я и сам недавно стал свидетелем.

— Это плохо. Ладно, сейчас я попробую с ней поговорить. Ждите.

Эмма вошла к Джейн и присела рядом.

— Привет! Как дела?

— Здравствуй, Эмма, — ответила девушка убитым голосом.

«Узнаёт, слава Богу!» — облегчённо вздохнула Эмма.

— Джейн, милая, Нэтт рассказал, что тебе стало плохо. Что-то случилось?

— Я в порядке.

— Хорошо, а что было в подвале?

Джейн резко изменилась в лице.

— Эмма, нет. Я не хочу, я не буду об этом говорить, пожалуйста!

— Ладно, как хочешь. А как ты себя чувствуешь? Что-нибудь болит?

Девушка на минуту задумалась.

— Голова. Довольно сильно.

— Нэтт, — обратилась Эмма к парню, — ты давал ей что-нибудь от головной боли?

— Нет, она не жаловалась!

— Покажи, где именно болит.

Джейн положила руку на затылок и застонала от боли. Там, после удара, образовалась кровавая ссадина, но волосы мешали заметить её сразу.

— Нэтт, вызывай врача, может быть сотрясение, — скомандовала Эмма.

— Да, сейчас.

— Я позвоню, — вызвался Алекс.

Скорая приехала сразу. Доктор, осмотревший Джейн, настаивал на госпитализации, но девушка была категорически против. Когда он закончил, Нэтт отвёл девушку наверх.

Доктор, как она? — спросила Эмма.

— Судя по всему, у неё сотрясение. Конечно, я бы хотел сделать рентген, чтобы исключить гематому, но пациентка непреклонна. Я выпишу все необходимые препараты, и, думаю, скоро она поправится. Если возникнут какие-то вопросы или, не дай Бог, осложнения, — звоните.

И ещё, мне показалось, что она не в себе, и я сомневаюсь, что это вызвано травмой.

— Вы правы, причина не в этом. У неё и раньше были подобные проблемы.

— Тогда я рекомендую вам обратиться к психотерапевту, и как можно скорее.

— Да, я сама психолог, и среди моих знакомых есть хорошие специалисты.

— Тогда не затягивайте. Вот — список лекарств.

— Благодарю вас, доктор. До свидания.

— До свидания.

Доктор ушёл, а Эмма и Алекс остались в гостиной, всё ещё пытаясь осмыслить произошедшее.

— Я подозревала, что всё гораздо серьёзней, чем обычный стресс.

— Это очень опасно?

— Пока не знаю…

— Нужно купить лекарства. Я съезжу в аптеку?

— Да, конечно, в центре города есть круглосуточная.

— Я мигом.

— Давай.

Молодые люди обменялись лёгкими поцелуями и Алекс уехал. Через минуту спустился Нэтт.

— Уснула наконец-то.

— Хорошо, ей сейчас необходим здоровый крепкий сон.

— Эмма, ты знаешь, что с ней?

— Думаю, да.

Будучи в заложниках, она испытала сильнейший стресс. Она видела, как убили человека, сама была на волоске от смерти, это не считая того, какое потрясение она перенесла, узнав о родителях и предательстве Майкла. Всё это — серьёзное испытание для психики.

— То есть, у неё посттравматический шок?

— Да, началось всё с него, это точно.

— Началось?

— Она ведь скрывала своё состояние, и оно усугубилось.

Ко всему этому ещё прибавился панический страх, ведь Зоргинс ещё на свободе.

— Значит, если бы я его поймал, она была бы в порядке?

— Трудно сказать. Но не вини себя, пожалуйста.

— Подожди, я не понимаю.… Вначале с ней было всё хорошо.

— Дело в том, что каждый переживает эмоциональное потрясение по-разному.

Для одного осознание случившегося приходит сразу, а для другого — со временем, по принципу бумеранга. Джейн, очевидно, из второй категории.

— Она меня пугает. Ей можно как-то помочь?

— Проблема в том, что я даже не представляю, с чего начать. У неё целый комплекс эмоциональных проблем.

На посттравматический шок наслоился навязчивый страх, который полностью выбил её из равновесия. Под его воздействием сформировалась фобия. Теперь её пугает всё, что хоть как-то напоминает о тех событиях.

— Это лечится?

— Да, но не быстро и при условии, что она сама этого хочет. Пока же Джейн даже не осознаёт, что с ней происходит.

— И что делать?

— Это не мой профиль, но я знаю отличного психотерапевта, который может помочь. Я позвоню ему завтра.

— Завтра уже понедельник…, а её нельзя оставлять одну. Я, наверное, возьму отпуск. И Джейн тоже нужен больничный.

Сейчас позвоню Бруксу, объясню ситуацию, он поймёт.

— Я тоже поговорю с ним завтра. Он доверяет мне.

— Хорошо. А где Алекс?

— Он поехал в аптеку за лекарствами для Джейн.

— Уже поздно. Я могу отвезти тебя домой.

— Нет, не стоит оставлять её без присмотра. Я дождусь Алекса, он вот-вот вернётся.

— Да, ты права, хорошо.

* * *


Психотерапевт приехал после обеда.

— Я не могу начинать терапию сейчас, — заключил он после осмотра.

— Почему? — Удивился Нэтт.

— Я говорил с доктором Фостер, и она достаточно подробно описала ситуацию. Мисс Хартвелл плохо спала последние недели, верно?

— Да, бессонницы и кошмары.

— Она очень ослабла физически за это время. Прежде, чем лечить её психику, нужно, чтобы она немного окрепла.

Я предлагаю оформить её в мою клинику, там она сможет получить комплексный уход и лечение.

— Вы хотите отправить её в психушку?

— Нет, вы не так меня поняли. В нашей клинике нет решёток на окнах. И смирительных рубашек тоже.

Мы помогаем людям, пережившим серьёзные потрясения, реабилитироваться, избавиться от навязчивых страхов и вернуться к нормальной жизни.

— Мне нужно подумать.

— Хорошо. Но не медлите. Без профессиональной помощи состояние мисс Хартвелл не улучшится.

После долгих раздумий и поисков в интернете отзывов об этой клинике Нэтт решил посоветоваться с Эммой. Она заверила его, что это действительно самый лучший выход:

— Я понимаю твои опасения, Нэтт, но я давно знаю доктора Ризнера, он хороший специалист. Он помог очень многим! Не сомневайся, это правильное решение. К тому же, ты всегда будешь в курсе всего, что с ней происходит, и в любой момент сможешь навестить её и забрать оттуда…

— Хорошо, я сам отвезу её в клинику. А как долго она там пробудет?

— Неизвестно. Результаты покажут. И ты сам это увидишь.

* * *

Джейн сидела за столом на кухне, но к еде не притронулась.

— Джи, помнишь доктора, который тебя осматривал вчера? Он сказал, что может помочь тебе. А Эмма считает, что он лучший. Ты ведь согласна, что нужно что-то делать?

— Я справлюсь.

— Ты уже это говорила. И что? Становится только хуже. Эмма говорит, что у тебя посттравматический шок и навязчивые страхи. Тут нужно серьёзное лечение.

— Я не знаю…, Я просто устала.

— Доверься мне, Джи. Давай поедем в клинику к доктору Ризнеру.


— В психушку?

— Нет, в клинику. Без решёток и смирительных рубашек. Никто не будет тебя удерживать, если захочешь уйти. Я читал отзывы пациентов, он многим помог.

— И надолго?

— Как только станет лучше, я сам тебя заберу.

— Хорошо. Только не бросай меня там.

— Я буду рядом, обещаю. Я и отпуск для этого взял. А вместе мы справимся.

Глава 7

Утро выдалось невероятно солнечным. Коварные лучики просачивались сквозь узоры гардин и слепили глаза. Джейн надоело жмуриться, и она повернулась на другой бок. Рядом, обняв руками подушку, бессовестно крепко спал Нэтт.

«Везёт кому-то! — Подумала девушка и улыбнулась.

Она взглянула на часы.

«Всего семь тридцать! И выходной! Как всегда что-то разбудит! Хотя, ладно, я и так выспалась».

Она поймала ладошкой солнечный лучик и почувствовала нежное тепло.

«Сегодня вечером всё будет официально…, — подумала она, и улыбнулась, разглядывая ажурное золотое колечко на безымянном пальце, сверкающее в солнечном свете.

Она ещё немного понежилась в постели, накинула любимый халатик и спустилась вниз. Гостиная была просто залита солнцем.

Джейн поставила чайник и присела на диван.

Девушка ещё никогда не чувствовала себя такой счастливой. Впервые за много лет рядом с ней по-настоящему родной человек, а не подставная пешка. После всего ада, через который ей пришлось пройти, она, наконец-то, нашла своё счастье. Конечно, последние три месяца были для неё очень непростыми, но рядом всегда был Нэтт, ведь именно он помогал ей больше, чем все доктора клиники.

— Доброе утро, миссис Майерз! — Прошептал Нэтт, целуя её в щёку.

— Доброе утро, родной. Как незаметно подкрался! Тоже не спится?

— Солнце! Прямо в глаза. Спать просто невозможно.

— Ага! Значит, и до тебя лучик добрался!

— Тебя тоже он разбудил? Нужно купить жалюзи, а то скоро вообще с первыми лучами вставать будем.

— Надо. О, вот и чайник закипел! Что будешь?

— Давай чай, зелёный.

— Хорошо. Я сделаю сэндвичи с беконом.

— А можно помочь?

— Попробуй, — улыбнулась девушка.

Нэтт достал из холодильника бекон и стал нарезать тонкими ломтиками.

Джейн готовила тосты.

— Ты разослала приглашения?

— Да, неделю назад.

— Я представляю, что скажет Брукс. Мне кажется, он ждал этого дня больше, чем я сам, — рассмеялся парень.

— Да…, придётся всем объяснять…

— Ты о чём, Джи?

— Как? Наверняка же спросят, почему не позвали на регистрацию. И не в белом…

Нэтт отложил нож и обнял жену.

— Родная, не переживай об этом. Они — наши друзья и, значит, всё поймут. К тому же, они в курсе нашей ситуации.

— Моей ситуации, ты хотел сказать?

— Нет, нашей. Запомни: теперь больше нет «твоего» и «моего», есть только «наше»: наши проблемы и наши радости. Мы с тобой просто не имеем права решать свои трудности в одиночку. Мы — одно целое.

— Отныне и навеки?

— Да, отныне и навеки.

— Хм, тогда где ты дел наши салфетки? — сказала Джейн, едва сдерживая смех, и оба расхохотались. Нэтт ещё сильнее притянул жену к себе.

— Я люблю тебя, Нэтт — прошептала она.

— И я люблю тебя, Джи.

— Всё равно, я немного волнуюсь…

— Не переживай. Всё будет окей. Ты купила платье?

— Ещё нет.

— Поедем выбирать?

— Нет, я сама. Хочу сделать тебе сюрприз!

— Ну, ладно. Я найду, чем заняться — сказал он, окинув взглядом гостиную.

— Хорошо. А, кстати, насчёт ужина в ресторане…

— Да, заказал ещё вчера, как только мы обсудили меню.

— Отлично, спасибо.

* * *

— Эмма, где ты была? Мы опаздываем, а ты ещё не готова!

— Не волнуйся, я успею. Прости, что не предупредила, но у меня был пациент.

— В выходные? Как давно ты работаешь по выходным?

— Ал, не обижайся, ладно? У Джона преддепрессионное состояние, необходимо было провести терапию.

— Снова Паркер, или, как его там, Уилсон? Ты уже два месяца каждый день торчишь у него в камере. Теперь ещё и по выходным?

— Это моя работа, Алекс. Я — психолог ФБР и я обязана сделать всё, чтобы мой пациент на момент суда был психически здоров.

Ты ведь понимаешь, это крайне важно для Джейн. Постой, ты что, ревнуешь?

— С чего ты взяла? Ревновать свою девушку к преступнику? Глупости!

— Ревнуешь, я вижу, но мне приятно.

— Опять? Ну, я ведь просил не испытывать на мне свои штучки. Ненавижу, когда ты меня «читаешь».

— Прости, издержки профессии.

— Ладно, и ты прости, я не должен был… Просто у Нэтта сегодня такой важный день, я, наверное, тоже перенервничал.

— Да ладно, ты знал ещё неделю назад. А, кстати, откуда?

— Я его случайно в ювелирном отделе увидал. Спросил, что он там делает, он смутился. Ну, в общем, я его быстро вычислил, нас ведь этому учили. Заметь, никаких психологических опытов! — рассмеялся Алекс.

— Молодец! Ладно, я быстренько соберусь и выезжаем.

— Давай, жду в машине.

Эм, кстати, а что ты подаришь?

— Увидишь, — улыбнулась девушка.

— Интриганка! Тогда и я не скажу.

— Ну, как знаешь.

* * *

Джейн заперлась в спальне, — единственной комнате, где было большое зеркало и удобный столик. У кровати стояли пакеты с обновками. Девушка достала из большого серебристого пакета вечернее платье.

«Оно просто волшебное!» — подумала Джейн, примеряя.

И вправду, платье было изумительным: Изящный корсет из чёрной атласной ткани, вышитый узорами из синих перламутровых нитей, затягивался спереди чёрным кожаным шнурком. Широкая лента небрежно набрасывалась на одно плечо. Там она была немного присобрана, но расширялась к низу, закрывая большую часть спины до края корсета. Куполообразная юбка была выполнена из той же ткани и спускалась до самого пола.

Джейн никогда не любила пышные платья и даже для свадебного вечера решила не изменять себе. Помнится, ещё в школе, когда подружки обсуждали свадьбу своей мечты, она умудрилась раскритиковать все традиции торжества.

— Я не понимаю — удивлялась она, — ну зачем все невесты надевают эти жуткие пышные платья??? Да они же в них неповоротливы, как бронетанкер! И жениху не подступиться, естественная дистанция — полтора метра. Ни поцеловать, ни потанцевать. А в машину в нём забраться, не задрав по самое некуда, вообще нереально.

И машина тоже… ну что все на этих лимузинах помешались? Лично мне он таксу напоминает. Тогда уж сразу катафалк — форма та же. И вообще, зачем машина? Единственный раз надеть свадебное платье и спрятаться в машине… не практично как-то. По мне так пешком и то лучше — пусть весь город завидует!

Конечно, после таких откровений, секретничать подружки её больше не приглашали.

Девушка улыбнулась, припомнив эти забавные истории.

— Да, Джейн, вот и вышло всё почти так, как ты хотела, — глядя на себя в зеркало, произнесла она.

Но размышлять особо некогда, осталось всего полчаса и нужно приниматься за причёску и макияж.

* * *

Нэтт с обеспокоенным видом сидел на диване в гостиной. Пора выезжать, а Джейн до сих пор не спустилась.

— Девушки всегда опаздывают, — констатировал он вслух и поправил галстук.

Сегодня этот сильный молодой мужчина выглядел особенно элегантно: чёрный фрак великолепно подчёркивал выразительные серые глаза и словно был идеально подобран под цвет его волос, таких же угольно-чёрных. К лацкану был аккуратно приколот бутон белой розы. Новые туфли сияли, начищенные и отполированные.

Джейн всё ещё не было, и Нэтт погрузился в раздумья:

«Свадебный ужин. Неужели я дождался этого дня? Сколько всего пришлось преодолеть… да, и придётся ещё, наверняка, немало. Но теперь мы вместе, и мы справимся.

На лестнице послышались шаги, заставив Нэтта обернуться.

Увидев Джейн, мужчина застыл в восхищении.

Она была прекрасна, как никогда: иссиня-чёрные локоны, украшенные аппликацией из нежных цветков жасмина, лёгкими волнами спадали на плечи; большие зелёные глаза окутывала лёгкая дымка, придавая взгляду особенную глубину, а длинные ресницы напоминали крылья бабочки.

— Эй, ты чего застыл? — Спросила девушка, спустившись и подойдя к нему.

— Просто… ты выглядишь потрясающе.

— Правда? Тебе нравится?

— Ещё как! — воскликнул он, и, подхватив жену на руки, стал кружить по комнате.

— Всё, всё, поставь меня, Нэтт! Мы ведь опоздаем!

— Ой, точно! Всё, едем!

Мужчина накинул ей на плечи ажурную шаль, и они отправились к машине.

* * *

В ресторане уже собрались некоторые из гостей. Среди них были и родители Нэтта и его брат, Крис. Со стороны Джейн родственников не было, только друзья. Из прошлой жизни она пригласила лишь Дейва — неравнодушного сотрудника злосчастной компании, в которой она работала ещё до случившегося. На самом деле, он был единственным, кто продолжал общаться с ней и после увольнения.

В целом, торжество планировалось очень скромным, — только самые близкие: Алекс и Эмма, мистер Брукс и его семья, Джордж и ещё несколько ребят из Бюро, родственники Нэтта и Дейв.

— А тут довольно мило, — заметила Эмма, пройдя в банкетный зал, — но где же герои дня? Мне казалось, что мы придём последними.

— У них есть ещё минута, и я уверен, они не опоздают.

— Похоже, торжество пройдёт в узком кругу.

— Да, жаль… Я надеялся на самую настоящую свадьбу, с кучей гостей, торжественной речью и венчанием.

— Я думаю, они верно поступили, не став устраивать пышную церемонию.

Джейн недавно покинула клинику, ей ещё понадобится немало времени, чтобы побороть остаточные страхи. А шум и белый цвет могли только спровоцировать проблемы, ты же помнишь, как тяжело ей далась терапия.

— Да, ты, как всегда, права, но всё равно… Я так надеялся побыть другом жениха.

— Я уверена, Нэтт пригласил бы тебя.

— Интересно, а кого бы выбрала Джейн подругой невесты? После всего, что ты для неё сделала вы стали довольно близки.

— Ты думаешь…

— Я уверен.

— В любом случае, мы не узнаем этого.

Эмма обернулась и заметила, как в одном из зеркал отразился силуэт Джейн.

— Посмотри, кажется, приехали, пойдём, — она схватила руку Алекса и потянула за собой.

— Джи, ты просто великолепна! Это платье… я, конечно, знала, что ты не будешь в белом, но такого контраста я не ожидала!

— Эмма, я и сама не ожидала, что всё будет так… — начала объяснять Джейн с ноткой сожаления в голосе.

Эмма заметила её смущение и, взяв за руку, быстро отвела в сторону.

— Подруга, ты в порядке?

— Да, я счастлива. Я вышла замуж за человека, которого люблю, рядом со мной друзья, но…

— Но..?

— Я знаю, что Нэтт ожидал совсем другого. И не только он. Мы расписались тайно, я не в белом.…Наверное, все вокруг думают, что моя свадьба не настоящая.

— О чём ты, милая? В этом зале нет никого, кто может так подумать. И Нэтт любит тебя, поэтому всё понимает. Ну и что из того, что ты не в белом? Знаешь, это даже банально! А ты открыла новую моду. И чёрный просто восхитителен и тебе идёт! А регистрация… ну зачем на неё ходить? В основном все жаждут банкета, танцев, а уж это мы сегодня устроим!

— Эмма! Спасибо! — поблагодарила Джейн и нежно обняла подругу. — Знаешь, я никогда не была так счастлива. У меня есть Нэтт, у меня есть ты. Ты столько для меня сделала.… Скажи, а если бы свадьба проходила по всем правилам, ты согласилась бы стать подружкой невесты?

— Я была бы счастлива, дорогая, — улыбаясь, ответила Эмма.

Мне кажется, нас потеряли, пойдём к гостям, твой праздник вот-вот начнётся.

— Пойдём…

Глава 8

О-о-о, а вот и миссис Майерз! — воскликнул Брукс, когда девушки вернулись в зал.

Он, Алекс и Нэтт что-то оживлённо обсуждали, потягивая золотистое шампанское из высоких хрустальных бокалов.

— Уже выпиваете, мальчики? — с укором осведомилась Эмма.

— Фостер, ты прямо как моя жена, — разочарованно протянул Брукс. — Но даже она сегодня меня не контролирует.

— И, правда, Эм, не начинай, — подключился Алекс. — Мой друг женился и если сейчас нельзя выпить, то когда?

— Да ладно вам, как всполошились. Я только спросила. Все уже собрались?

— Нет, фотограф застрял в пробке, он звонил, — сказал Нэтт.

— Как??? Он ведь должен был приехать раньше всех!

— Я понимаю, Джи, ты расстроена, но ведь у Алекса есть камера, и он может снимать. А когда фотограф доберётся — присоединится.

— Погоди, Нэтт, я же тамада! — возразил Алекс.

— Самопровозглашённый. Хорошо, дай свою камеру Джорджу, пусть он снимает.

— Ладно.

— Ну, всё, тогда все за стол, пока горячее не остыло, — предложила Джейн.

— А вот это мне по душе! — воодушевился Алекс.

* * *

Молодожёны покинули ресторан далеко за полночь.

Джейн сидела на пассажирском сиденье такси и, отвернувшись к окну, пыталась что-нибудь рассмотреть в бледном свете ночной луны. День выдался непростой, и она заметно устала, но усталость была приятная.

Перед глазами проносились яркие моменты вечера: поздравления друзей, трогательные слова Ричарда — отца Нэтта, забавные конкурсы Алекса.… Кстати, он оказался прекрасным организатором. Брукс даже предложил ему сменить профессию — в шутку, конечно, но было весело.

И напрасно она боялась, что друзья не поймут или осудят — напротив, даже родители Нэтта вошли в её положение и не задавали неудобных вопросов. Хотя они и не были близко знакомы, Джейн чувствовала себя в их обществе совершенно свободно, по-родственному.

Познакомились они в ноябре, когда Нэтт пригласил её на уик-энд в загородный домик. Поначалу девушка побаивалась Ричарда.

Он, высокий, широкоплечий, с суровым выражением лица и командирским тоном в голосе не сильно располагал к себе. Годы военной службы наложили свой отпечаток и на его характер. Однако, понаблюдав за их отношениями с Норой и сыном, она изменила своё мнение. За внешней суровостью и грубоватостью скрывалась искренняя любовь и забота о семье.

И Нора — спокойная, дружелюбная женщина с глубокими, мудрыми глазами и тихим голосом, прекрасно его дополняла.

Едва узнав её поближе, Джейн ощутила знакомое тепло, такое тихое и домашнее, что так поразило её при первой встрече с Нэттом.

Теперь ей стало понятно, кому он обязан этой удивительной особенностью.

Джейн улыбнулась, припомнив обстоятельства их знакомства.

Могла ли она знать тогда, стоя на платформе метро, и впервые глядя ему в глаза, что именно этот человек станет ей дороже всех на свете? Что этот случайный прохожий вызволит её из капкана неизбежности и подарит новую, полную тепла и смысла жизнь?

Девушка отвернулась от окна и взглянула на Нэтта.

Большую часть дороги он отчаянно боролся с усталостью, и в итоге проиграл эту битву. Теперь он мирно посапывал рядом.

Словно почувствовав на себе взгляд, мужчина приоткрыл один глаз.

— Я уснул?

— Да, чуть-чуть…

— Прости, Алекс совершенно измотал меня своими конкурсами. И мне кажется, тот бокал шампанского оказался лишним.

— Да, я сама вот-вот усну. Эмма не шутила, когда обещала устроить незабываемый вечер.

— Это точно.


Такси притормозило около дома, и они вошли в гостиную. Подарки, которые прислали гости, были сложены на диване так, что теперь, на его месте выросла небольшая гора. Нэтт окинул эту горку усталым взглядом:

— С этим мы разберёмся завтра, ладно?

— Мог и не спрашивать, не сегодня же, — сонно пробормотала Джейн.

Принимать душ сил не было. Неимоверным усилием воли она заставила себя смыть косметику и уже собиралась подняться в спальню, но тут её внимание привлёк какой-то предмет, лежащий прямо на полу у входной двери и издалека напоминающий клочок розовой бумаги.

Джейн подошла ближе. И в самом деле, это был небольшой конверт из толстой розовой бумаги.

«Наверно обронили, когда заносили подарки в дом», — подумала она и подняла конверт. Удивительно, но на нём не было ни подписи, ни каких-либо пометок, указывающих на дарителя. После недолгих раздумий любопытство взяло верх над усталостью, и Джейн распечатала конверт. Внутри лежал небольшой листок из такой же плотной бумаги.

Всего несколько слов, напечатанных красивым компьютерным шрифтом, вмиг заставили забыть про сон и усталость:

«Джейн, девочка моя, прими искренние поздравления от старого друга»

Она стояла, как громом поражённая.

— Эй, мы же собирались разбирать подарки завтра утром? — Удивился Нэтт, заметив в руках жены распечатанный конверт.

Мужчина уже успел переодеться в халат и сейчас собирался в ванную.

— Джи, всё хорошо?

— Нет… словно приходя в себя, процедила она.

Нэтт подошёл ближе и прочёл поздравление.

— Я не понимаю, единственная странность в том, что у письма нет адресата. Что тебя так… — Нэтт даже не смог подобрать верного определения её реакции.

— Я знаю, кто этот старый друг…

— Откуда? Автор не подписался, и на конверте нет пометок. Почему ты так уверена?

— А потому, что своей девочкой меня называл только один человек.

Подняв глаза и увидев мертвенно-бледное лицо Джейн, Нэтт догадался, о каком «старом друге» идёт речь.

— Господи, родная, — Нэтт глубоко вздохнул и обнял любимую, стараясь не выдать собственного беспокойства.

— Я ведь говорила — он вернётся.

— Как бы я хотел сказать, что ты ошибаешься, что это всего лишь совпадение,… но не могу.

— Я знала, что так будет. Рано или поздно.

— Как ты? Я позвоню Эмме…

— Нет, не надо. Я в порядке.

— Джи, ты уверена? В прошлый раз твоё «в порядке» закончилось долгим лечением.

— Да, я помню. И я доверяю тебе, и Эмме, но сейчас я действительно себя контролирую. Нужно что-то делать — он придёт за мной.

Джейн напряжённо ходила по комнате, всё ещё сжимая в руках злосчастный конверт.

— Хорошо, что мы можем?

— Попытаться найти ответы. Нужно снова спуститься в подвал. Ты, кажется, говорил, что починил там проводку, пока я была в клинике?

Нэтт изменился в лице:

— Джи, тебе туда нельзя! Ты не можешь снова подвергнуть себя такому стрессу! Всего несколько недель назад…

— Да, всего несколько недель назад я покинула клинику, в которую загремела по милости Зоргинса! Я не забыла, Нэтт, но я не могу прятаться вечно! Я говорила с Бруксом, он рассказал мне, как обстоит дело. Даже если мы поймаем Зоргинса, он наймёт лучших адвокатов, которые будут биться за него до последнего.

Джейн обессилено рухнула на диван, пакеты и коробки посыпались на пол…

— Не думаю, что у нас есть преимущества.

Свидетеля всего два — я и Паркер, и мы оба состоим на учёте у психиатра.

Зато Зоргинс — уважаемый доктор, имеющий несколько учёных степеней. Кому поверят присяжные?

— Да, но ведь есть ещё бригада врачей.

— И что? Он использовал их. Я ведь сама говорила с Иреной, а она понятия не имела, чем он занимается, и остальные тоже. У нас нет весомых доказательств.

Флешка до сих пор не расшифрована, в лаборатории после пожара не осталось и намёка на незаконные эксперименты.

А мои лжеродители работали на Уилсона и не знали об опытах Зоргинса.

Майк, Кейти и остальные вовсе испарились. Ты ведь и сам знаешь. У нас ничего нет. Свидетельские показания легко могут объявить ненадёжными, и тогда он снова выйдет сухим из воды.

— Не выйдет! Он стрелял в федерального агента, прикрываясь заложницей!

— Да, но пожизненное за это не дадут!

Нэтт, я чувствую, что он причастен к гибели моих родителей, я это почти знаю, понимаешь! Я поклялась выяснить правду, но пока не знала, с чего начать. У меня не было отправной точки. Потом, когда мы нашли эту лабораторию в подвале, наконец, появилась зацепка, но я так и не смогла её проверить.

— А сейчас сможешь? Ещё слишком рано, ты не закончила терапию. И снова в подвал, туда, где всё началось?

— Я должна, Нэтт! Неважно, чем всё закончится, я хочу знать правду.

Если мы возьмём Зоргинса, то дополнительные доказательства помогут воздать ему по заслугам, а если он возьмёт меня… хотя бы, я буду знать, во имя чего.

— Я не уверен, что это разумно. Позже, когда ты оправишься — да, но не сейчас.

— Нэтт, о чём ты? Я просто не узнаю тебя! Ты ведь всегда меня поддерживал, что случилось?

Она вглядывалась в его лицо, словно видела впервые.

— Нет, ты не понимаешь! — Воскликнул он в ответ.

— Тогда объясни мне, почему ты решил сдаться?

— Я не собираюсь сдаваться, Джи, я просто боюсь снова тебя потерять! Давай поищем другие пути. Я сам спущусь в подвал, или ещё что-нибудь придумаем, но только не ты!

Джейн заметила, как дрогнул голос мужа. Он стоял, отвернувшись к окну, опершись руками о подоконник.

Вдруг внутри всё сжалось. Стало как-то неприятно и стыдно за свои последние слова. Ведь она только что обвинила самого дорогого человека в предательстве. И за что? За то, что он любит её? И ведь, окажись она на месте Нэтта, наверняка тоже отговаривала бы его от опасной затеи.

Она подошла к мужу и нежно обняла сзади.

— Прости, я не знаю, что на меня нашло. Я не в праве тебя обвинять. Я знаю, ты меня не бросишь.

— Риск очень высок. Эмоциональный фон ещё не стабилен, Эмма постоянно об этом твердит. Мы только поэтому и решили свадьбу не делать. А если ты не выдержишь? Всё лечение впустую!

— Я знаю, Нэтт, я знаю. Когда я думаю об этом, у меня всё внутри сжимается. Но я не хочу больше ждать. Я могу сидеть дома и параноить, или прятаться и убегать снова и снова, и возможно, я даже скроюсь от Зоргинса, что, конечно, вряд ли.… Но есть человек, от которого я не сумею сбежать. Это я сама. И сейчас я чувствую, что близка к истине, как никогда. Возможно даже, она в этом подвале. Да, мне страшно. Но помнишь, что я сказала, когда мы удирали от людей Уилсона через окно гостиницы в Нью-Йорке?

— Да, ты сказала, — «если хочешь победить свой страх — посмотри ему в лицо».

— Это я и хочу сделать. Я должна пойти туда сама и побороть этот липкий страх.

Нэтт пристально смотрел на неё.

То ли освещение в гостиной создавало такой эффект, то ли её взгляд, и правда, был совершенно иным, не знакомым ему до этого дня: полный решимости, глубокий и твёрдый, вселявший спокойствие и уверенность. И такая внезапная перемена изумила мужчину.

— Наверное, ты права. И тебя не отговорить. Ты уже всё решила.

— Да, я решила. Так значит, мы возобновим наше маленькое расследование?

— Да, конечно, но пойдём вместе. Но не сегодня, ладно? Мы устали, переволновались, а для осмотра подвала нужен свежий взгляд.

— Да, согласна, от нас, таких, будет мало толку. Давай выспимся, а завтра, с утра начнём поиски.

— Хорошо.

Глава 9

Несмотря на жуткую усталость, уснуть Джейн не удавалось. В голове вихрем роились тревожные мысли.

«А что, если Нэтт прав и моё упрямство снова уложит меня в клинику?

А вдруг мы ничего не найдём там, внизу?

Что тогда? Где ещё искать, за что ухватиться?

А если Зоргинс решиться похитить меня раньше, чем я узнаю правду?

Так, стоп, нужно успокоиться и перестать нервничать. Всё нормально. Мы обязательно что-то найдём. И я справлюсь. А сейчас нужно спать».

* * *

Утром, после лёгкого завтрака и крепкого кофе, они отправились в подвал.

На ржавой двери красовался новый, блестящий замок. Это сразу бросилось в глаза.

— Ты и дверь починил? — удивлённо спросила Джейн, которая ещё ни разу не была здесь после клиники.

— Да, я подумал, не помешает. Ты вообще как?

— Немного тревожно, но в целом нормально.

— Ты…

— Я уверена, Нэтт, я пойду туда, — перебила она мужа, увидев его сомнения.

— Хорошо, только я пойду первым. И если вдруг ты почувствуешь, что стало хуже — сразу же скажешь. Обещаешь?

— Ладно, пойдём.

Но Нэтт не спешил открывать замок. Вместо этого он продолжал пристально смотреть на неё. Он уже неплохо знал характер жены, и одного «ладно» было явно недостаточно.

— …обещаю, — твёрдо и уверенно сказала Джейн.

— Тогда идём.

Мужчина быстро открыл замок, отворил массивную дверь, и включил свет.

Джейн медленно спускалась след в след за мужем по старым бетонным ступеням.

Тревога нарастала с каждым шагом.

Наконец, они оказались внутри.

Теперь, благодаря освещению, это место не выглядело таким жутким, каким показалось в первый раз.

Стало немного легче. Но расслабляться было рано.

— Как ты? — спросил Нэтт.

— В норме.

Здесь только банки, вряд ли мы найдём что-то в этом помещении. Нужно дальше.

Туда, — указала она в сторону дверного проёма, где всё ещё царил таинственный полумрак.

Нэтт глубоко вздохнул и направился в указанном направлении, но Джейн схватила его за рукав.

— Что?

— Я войду туда первой, ладно?

— Нет, мы так не договаривались!

— Родной, я чувствую, сейчас у меня есть шанс побороть этот страх. Но мне нужно войти туда первой. А ты постой тут.

— Джи…

— Сейчас или никогда, Нэтт!

Эта фраза в устах Джейн была равносильна нажатию на спусковой крючок.

Теперь она точно не отступит.

Мужчина обречённо вздохнул и пропустил её вперёд, напряжённо наблюдая за этой смелой и, по его мнению, совершенно безумной затеей.

Несколько неуверенных шагов — и она около проёма. Ещё шаг — и в комнате. Вот, сейчас — самое трудное.

Джейн дрожащей рукой пыталась нащупать включатель на гладкой, выложенной кафелем, стене. Мысленно она повторяла себе установки, полученные ещё в клинике.

«Это всего лишь комната. Всё, что я чувствую — нереально. Это только мои страхи. Всё в порядке. Вот он, — включатель. Я смогу!»

Собрав всю волю в кулак, она щёлкнула включателем. Комнату залил свет, который вмиг ослепил Джейн, и она зажмурилась, но заставила себя снова открыть глаза.

Ноги подкашивались, и внутри всё перевернулось, но она стояла и продолжала осматривать помещение.

Паника, несколько секунд назад достигшая высшей точки, стала постепенно отступать. К ней возвращалась ясность мышления.

«Это просто комната. Белая комната. Тут кафель, такой же… нет! Во многих лабораториях такой кафель. Это не страшно. Ещё тут колбы, пробирки и какие-то документы. Как в любой другой лаборатории. Это логично. Это не связано с Зоргинсом. Его тут нет. Всё в порядке Джейн, это не та лаборатория. Тут могут быть ответы на твои вопросы. Смелее».

— Джи, ты в порядке?

— Да, всё хорошо, заходи.

Нэтт подскочил к ней и крепко обнял.

— У меня получилось, Нэтт! Я справилась!

— Ты потрясающая!

— Ну что, нужно искать зацепки?

Они принялись осматривать лабораторию.

— Под таким слоем пыли… — Нэтт провёл пальцем по одной из полок, —

Да уж, могу поспорить, с момента гибели твоих родителей, сюда точно не ступала нога человека…

— Если так, — улыбнулась Джейн, — то это обнадёживает. Есть шанс найти хоть что-то.

— Одного не понимаю, зачем твоим родителям тайная лаборатория?

— Не знаю. В той статье об аварии ничего не говорилось о погибших. Кто они, где работали, — ничего. А в базе ФБР пробивали?

— Да, я смотрел, но это ещё 90-е годы, тогда не велась электронная база. Если и есть какая-то информация, то в архиве, но искать там, равно, что иголку в стогу сена.

— Да, в семейном альбоме тоже никаких подсказок. Но лаборатория наталкивает на мысль, что кто-то из них был учёным.

— Возможно работа — и есть та самая ниточка, которая связывала их с Зоргинсом, он ведь тоже учёный.

— Да, но каким образом?

— Ты смотрела документы?

— Да, но там только какие-то вычисления, формулы, как раз то, в чём я ничего не понимаю. Никаких имён или адресов.

— Выходит, мы всё обыскали и ничего не нашли… Джи, мне так жаль.

— Нет, этого быть не может! Мы должны были что-то найти. Неужели я зря преодолела этот страх? Ради какой-то папки с формулами?

— В любом случае заберём бумаги с собой, я покажу экспертам, они поймут, над чем тут работали.

— Да уж, не этого я ожидала…

* * *

Джейн в очередной раз перелистывала старую папку. Бумаги были исписаны вдоль и поперёк торопливым почерком. Присмотревшись внимательнее, она заметила, что почерк был разный!

— Нэтт, посмотри на это.

Мужчина подошёл и сел рядом, на край стола.

— Что ты нашла?

— Эти документы… Я не заметила сразу, но почерк, ты видишь? Здесь и здесь.

— Да, он похож, но отличается. Писали разные люди.

— Погоди, вот этот я помню. Все фото в альбоме подписаны этим почерком.

— Хорошо, давай возьмём бумаги и вернёмся в дом.

* * *

Вскоре все бумаги были разложены в две стопки.

— Так, что мы имеем? — Спросил Нэтт, положив последний пожелтевший от времени лист поверх одной из стопок.

— У нас есть два типа почерка. Значит, в лаборатории трудилось двое. К тому же, бумаги из первой стопки писал тот же человек, что и надписи к фото в семейном альбоме родителей.

— Нельзя утверждать однозначно. Альбом забрали, когда вломились после твоего побега в Нью-Йорк. Мы не можем сравнить почерки, они могут быть просто похожи.

— Да… жаль. А хотя…

Джейн озарила какая-то мысль, она спрыгнула с дивана и побежала наверх.

— Джи, что ты придумала?

— Я сейчас! — донеслось уже откуда-то сверху, и через несколько минут девушка вернулась обратно, с фотографией в руках.

— Откуда это?

— Когда я заподозрила моих лжеродителей, я вынула из альбома этот снимок. Всё это время он лежал в кармане кофты, и я совсем забыла о нём.

— Хорошо, но как это поможет?

— А вот как.

Джейн повернула его обратной стороной, и Нэтт увидел потускневшую, но всё ещё достаточно чёткую надпись:

«Малышка Джейн в свой первый день рождения»

— Оно подписано!?

— Да, и мы можем сравнить почерк с этими двумя, на документах.

— Кстати, я знаю, кто нам в этом поможет.

Нэтт загадочно улыбнулся, достал мобильный и набрал чей-то номер.

— Кому ты звонишь?

— Алексу. У него есть программа, созданная специально для этого.

Нэтт связался с другом и тот пообещал приехать через пару часов.

Глава 10

Молодожёны как раз закончили разбирать подарки, когда приехал Алекс, но в дом вошёл не он.

— Эмма? Ты за компанию?

Джейн была немного удивлена.

— Я подумала, что буду полезна. Я когда-то занималась анализом почерка, так что могу помочь.

— Правда? Ты не перестаёшь меня удивлять, подруга.

— Это моя работа.

— Удивлять?

— Ну-у-у, и это тоже.

Подруги рассмеялись.

— А где Алекс?

— Он в машине копается, что-то у него там… сломалось. Хорошо хоть, не на полпути.

— Я ему помогу, — вызвался Нэтт.

— О, отлично. Не задерживайтесь, к вечеру передавали дождь.

А мы с тобой пока посекретничаем. Проходи на кухню. Я кофе заварю. Там ещё тортик остался.

* * *

— Давненько мы с тобой вот так не сидели, — задумчиво произнесла Эмма, осторожно пробуя горячий ароматный напиток.

— Да, это точно. Последний раз, наверное, после сеанса терапии. Когда это было?

— Недели две назад. Может и больше. Кстати, как ты? До сих пор не могу поверить, что ты спустилась в этот подвал.

— Я в порядке.

Помнишь, как-то ты сказала, что я сильная, а значит, смогу справиться с любым страхом и победить его. Я так и поступила. Мне надоело бежать, надоело прятаться.

С тех пор, как я столкнулась с Зоргинсом впервые, я только этим и занимаюсь. Сколько можно? Я никогда не узнаю правду, прячась по углам и шарахаясь от каждой тени.

— И ты решила действовать. Рискованно, но правильно. Как Нэтт отреагировал?

— Испугался, отговаривал. Но потом всё понял и помог. Он ведь знает мой характер — если что решила, то не отступлюсь. Возражать было бесполезно…

— Да, он и в самом деле тебя любит. Такой, какая есть, не пытаясь переделать на свой лад. Это дорогого стоит…

Эмма едва заметно вздохнула и опустила взгляд.

— А что Алекс? Не такой?

— А почему ты спросила? — Удивилась Эмма.

— Просто ты так сказала…

— Как?

— Ну, с сожалением, что ли… у вас не всё гладко?

— В отношениях не бывает всё гладко. Есть и взлёты, и падения.

— Нет, это понятно. Тут что-то серьёзнее. Не поделишься?

— Понимаешь, мы с Алексом очень разные. Нам тяжело находить компромиссы.

— Мы с Нэттом тоже разные. Порой, я сама удивляюсь, насколько. Но когда мы откровенно обсуждаем проблемы, это помогает.

— Джейн! — Воскликнула Эмма и рассмеялась — кому ты рассказываешь? Я сама миллион раз говорила подобное своим пациентам. Но в нашем случае всё непросто.

— В чём проблема?

— Во многом. Понимаешь, Алекс будто ветер. Он такой деятельный, подвижный, даже безалаберный в чём-то. Он живёт так, словно сама жизнь у него в долгу. Ему не усидеть на месте. И поначалу это меня в нём и зацепило.

Но я,… я, понимаешь, другая. Я рациональный, по жизни уравновешенный человек, не люблю резких перемен, осторожно отношусь ко всему новому. Я домосед, и многие идеи Алекса мне кажутся просто ребячеством. Я — это стабильность, а для него стабильность это однообразие и оно его убивает.

— Могу представить. Но ведь вначале всё было как будто неплохо, правда? Может ещё не всё потеряно?

— Да, вначале… тогда верховодили гормоны, поэтому хотелось верить, что всё получится. Но теперь глаза открылись, причём у нас обоих.

Да и моя работа не добавляет романтики отношениям. Алекс вообще не в восторге от моей профессии. Короче, всё сложно…

Над отношениями нужно работать, причём обоим и постоянно. А я не уверена, что мы хотим этого.

— Ты… думаешь расстаться? — спросила Джейн, и сама испугалась этого вопроса. Она была глубоко встревожена всем, что открыла ей подруга.

Эмма задумалась.

— Не знаю. Иногда лучше не обманываться, пытаясь реанимировать обречённые отношения, а позволить себе и другому найти настоящее счастье с кем-то ещё. Время покажет.

— Может быть…

— Так, только ты не переживай об этом, ладно? Почему я и не хотела рассказывать — знала, что ты начнёшь волноваться.

— А как же? Вы — мои друзья и я вас люблю. Обоих.

— Знаю, — улыбнулась Эмма. Всё будет в порядке, не волнуйся. Будем мы вместе или нет, мы всё равно останемся вашими друзьями. Лучше расскажи, каково это, чувствовать себя замужней дамой?

— Приятно, даже очень. Если бы только не все эти внешние факторы, вроде сумасшедшего гения, мечтающего похитить и покончить со мной.

— Да уж, сильно не расслабишься. Так значит, он прислал поздравление. Можно взглянуть?

— Да, сейчас.

Джейн вышла в гостиную и вскоре вернулась с розовым конвертом.

— Так… красивый компьютерный шрифт, высокопарные слова… Да-а-а, мистер Зоргинс явно хотел произвести впечатление.

— И ему это удалось. Я вот только не пойму, зачем присылать письмо. Мог бы просто меня выкрасть. Тем более, это нетрудно. К чему этот фарс?

— Всё довольно просто. Сейчас он не собирается тебя похищать.

— Зачем тогда всё это?

— Объясню. Это называется нарциссизм, или «комплекс бога», если проще.

Нередко он проявляется в желании манипулировать другими. Он жаждет иметь контроль над тобой, даже на расстоянии. Ему доставляет удовольствие играть с тобой, как кошка с мышью.

— Он уже считает меня своей добычей…

— Зоргинс тебя сбивает с толку, хочет заставить паниковать, довести до нервного срыва. Нельзя ему это позволить.

— Я знаю, зачем он это делает. Он тоже боится, что я что-нибудь откопаю, узнаю правду. Но сам того не ведая, Зоргинс подтолкнул меня к действию.

* * *

Наконец, в дом вернулись мужчины.

— Ну что, починили? — спросила Джейн.

— Да так, что смогли. Всё равно придётся сдать в сервис. Но хоть до дома доберутся.

Нэтт с Алексом расположились на кухне. Правда, чаю они предпочли холодное пиво. Немного перекусив, ребята занялись документами из подвала.

Алекс расставил на столике в гостиной свою аппаратуру — мощный ноутбук и ещё несколько современных гаджетов. Многое из этого Джейн раньше видела только в детективных сериалах.

— Ого! — воскликнула она — как это круто! Я думала, что у ФБР только в кино есть такие штучки.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.