электронная
18
печатная A5
293
18+
Разметка

Бесплатный фрагмент - Разметка


4.5
Объем:
128 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-0827-5
электронная
от 18
печатная A5
от 293
Купить по «цене читателя»

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Наша жизнь — дорога с разметкой. Мы движемся строго по ней или мечемся из ряда в ряд. Кто-то дерзко пересекает двойную сплошную, а кто-то даже не догадывается, что нарушает правила…

Но всегда ли мы сами решаем, как будет размечен наш путь?

Глава 1

Май, 2012


Сумерки только подкрадывались, приглушая свет. В лесу, в пойме, так тихо, что хочется и говорить шёпотом. Кажется, рассмеёшься, а деревья зашумят листвой: «Ш-ш-ш! Молчите!»

Хорошенькая девушка с волосами цвета кофе прислонилась к дубу. Позируя, лукаво заглянула в объектив фотокамеры.

— Ксюш, причёску поправить?

— Нет. Вот так стой, — подруга прицелилась, сделала снимок. Ещё ракурс, ещё.

— Мил, улыбнись.

Девушка чуть наклонила голову, рассмеялась. В карих глазах заиграли чёртики.

— Отлично! Смотри в сторону.

Зашипели деревья.

Кто там?

Мила инстинктивно повернулась.

Неподалёку стоял какой-то мужчина. Невысокий, коренастый. Сердце ёкнуло: маньяк? Увидела «Лэнд Крузер» в кустах. Нет: человек.

— Чего тут делаете? — спросил незнакомец резким голосом. — Чего снимаете?

— Себя, — с максимальным дружелюбием ответила Мила.

— Частная собственность! — рявкнул мужик. — Камеру сюда!

Ксюша схватила сумку с земли и бросилась бежать.

— Ключи, ключи давай! — кричала Мила, протягивая руку. Подруга нашла в кармане брелок от машины.

Мужчина гнался за ними.

Вот их серебристая «тринашка». Мила выхватила ключ, нажала на кнопку, рванула дверь…

Незнакомец вдруг остановился и холодными пустыми глазами посмотрел им вслед.


***

Гадалка озадаченно разглядывала фигуру из воска. Получилось нечто странное. Особая форма импрессионизма.

— Проблема у тебя, Костя.

— Точно, Катюш.

Катя не была похожа на гадалку. Скорее, на француженку: каре с чёлкой, жгуче-чёрная окраска, тёмные глаза. Приятная. Но не молодая. Лет сорок. Или больше?

Посетитель по-свойски облокотился на стол. Симпатичный брюнет. На лице лентяйская щетина, карие глаза пытаются разгадать, что она там видит, в лепёшке из воска.

— Всё серьёзно, — промолвила Катя. — Какое-то было препятствие.

— Столб, — подсказал Костя с самоиронией.

— Машина, — рассмотрела гадалка. — Сильно разбил.

— Чужую, — кивнул он.

— Костя, как так? — воскликнула «француженка» уже в роли человека.

Тот заулыбался с деланной небрежностью:

— Завернул вокруг столба. Неудачный дрифт.

— Кость, взрослый мужик! — Катя покачала головой.

— Кать: за тридцать семь лет первый раз такое. Здесь что-то не то.

Гадалка внимательно изучила форму ауры.

— Да: кто-то тебя сглазил.

— Кто?

— Узнаем, — она сосредоточилась. — Машина чья?

— Девчонки.

Вспышка в памяти: синяя «Субару». Скольжение… Кураж… Дым из-под колёс… Рыжая девчонка показывает большой палец и снимает видео. Вот в этот момент Костя и отвлёкся на секунду.

«Субару» — в хлам.

Ещё картинка: шок. Женская истерика.

— Что делать?! Папа меня убьёт!!!

— … Молодая? — отвлёк голос Кати.

— Лет двадцать.

— Ты с ней недолго общался, — читала по воску гадалка.

— Недельку.

— Проблема у тебя, Костя! А страховка?

Он безнадёжно махнул рукой.

— Обычная. Попал я, Катюх. Она папе пожаловалась. И видос у неё есть.

Катя вдруг оптимистично заверила:

— Есть человек, который тебе поможет.

— Кстати: да! — осенило Костю, и он выбрал номер в мобильном телефоне…


***

Сумерки окрасили небо в чернильный оттенок. Жёлтые огни фонарей, как акварельные краски размывали его синеву, вычерчивали ленту проспекта и мелькали за окном авто. Стрелка спидометра быстро поднялась к отметке «120» и через несколько сотен метров рухнула вниз. Чёрное мерседесовское купе «CLK 240» затормозило на светофоре. Симпатичный брюнет, придерживая левой рукой мобильный телефон, нетерпеливо включил первую передачу. На губах появилась заразительная улыбка.

— Да ладно, Костя, всё нормально будет! Не проблема, — рассмеялся, стартуя со светофора. — Найдём компромисс. Нет, ну если ты хочешь поехать со мной… — славировал между машинами. — Ой, вот не надо! Сочтёмся. Всё, Кость, до связи! — бросил телефон на кожаное сиденье светло-коричневого цвета, сделал музыку громче. В глазах — азартный блеск. Дерзко переставил купе в средний ряд, объехал «Авенсис». Восемьдесят… сто… сто двадцать… Снова торможение с мощной инерцией. Чуть не пропустил нужный поворот! Направо — и яркие огни проспекта остались позади.


Чёрное купе остановилось на парковке у офисного здания. Темно. Пусто. Брюнет выглянул из «Мерседеса», всматриваясь в неприветливые окна. На втором этаже в одном из них горел свет. Взял телефон с кожаного сиденья и, на несколько секунд засомневавшись, набрал чей-то номер. Длинные гудки.

— Мдя! — ответил резкий баритон.

— Анатолий Михайлович? Это Дмитрий Адамовский.

— Второй этаж, двести десятый офис, спроси у охраны.

— Не вопрос.

Голос в трубке исчез. Брюнет нажал кнопки стеклоподъёмников и снова озадаченно посмотрел на окна. Взял сумку от ноутбука и открыл большую дверь авто.


Охранник оглядел его без эмоций. Просканировал взглядом: потёртые джинсы, чёрная футболка с белой абстрактной надписью; атлетическое телосложение, рост где-то за метр восемьдесят. Тёмные волосы пострижены в стильном беспорядке. Выразительные черты лица. И глаза: как у волка. Светлые. Почти голубые. Брр! Чёрные ресницы чуть опустились, и прохладный ультрафиолет стал немного мягче.

— Документы есть?

Брюнет показал водительское удостоверение. «Адамовский Дмитрий Владимирович», — прочитал охранник.

— Второй этаж, направо и прямо.


В коридорах пусто и тихо. Дима повернул направо и уверенно направился к кабинету с номером «210». На губах отразилась ироничная усмешка. Взглянул на дверь — так, словно это был портал в другое измерение, открыл…

В прокуренном кабинете за столом сидел светловолосый мужчина лет за сорок.

— Добрый вечер.

Тот выдохнул порцию дыма и рассмотрел гостя. Пристально, липко. Ехидно.

— Здорово! Это ты, ети его…

— Не я, — с порога открестился Дима. — Брат. Двоюродный.

— Жалко! — протянул Анатолий. — А то бы я… приложил, — и повторил: — Точно не ты? Документы покажь?

— Да ладно! — с невозмутимой улыбкой Дима кинул на стол сумку от ноутбука, открыл…

— Во как! — Анатолий сделал затяжку, глядя на пачки денег. — Как в кино. Га-га! — воткнул сигарету в пепельницу. — Сколько?

— Как договаривались.

— Не фальшивые?

— Из банка.

Анатолий недоверчиво прищурился и распаковал первую стопку. Тщательно пересчитал купюры. Набрал сумму на калькуляторе. Между делом спросил:

— Лет тебе скока, Дмитрий?

— Тридцать шесть.

— Тоже дурной такой?

— У меня бизнес, — уголок его губ скривился в скептической ухмылке, — когда уж мне!

— А с головой чё? — перебил собеседник.

— Нормально всё, — в интонации Димы просквозило раздражение.

— А мне сорок семь, — Анатолий послюнявил пальцы и снова стал считать деньги. Отвлёкся: — По сотне?

— Да.

— Я не экс… энто… экстре-мальничаю, как вы, молодёжь. У меня — рыбалка, охота. Люблю пострелять! — он вдруг цепко всмотрелся в Диму. — А чего у тебя глаза такие?

— Какие?

— Волчьи.

Пауза. Чёрные ресницы необычных глаз часто заморгали и опустились, скрывая ультрафиолетовое свечение. Губы остались спокойными, и только намёк на усмешку в уголке рта показал, что Диму это задело.

— Друг у меня был, — продолжал Анатолий, — с такими глазами. Тоже, кстати, Дмитрий, — осмотрел оставшиеся пачки. Договорил: — Помер. Ох, ети вашу…

И продолжил молча и быстро пересчитывать купюры.

— Всё сходится? — наконец, спросил Дима.

— Ага, — Анатолий достал из стола подготовленную расписку. Но что-то вспомнил и полез за телефоном. — Щас. Увидишь.

На экране смартфона — любительская съёмка.

Синяя «Субару». Костя — за рулём. Смеётся. Отмашка! Визг шин. Красиво закручивает пятак! Резина начинает дымить. Скольжение… Столб.

Дима невольно заржал.

— Вот…!

— Смешно? — упрекнул Анатолий.

— Нет, — тот быстро стёр улыбку. — У меня бы лучше получилось. Можно мне перекинуть?

— Ща перекину! — пригрозил Анатолий. Сунул бумагу. — Привет рас… долбаю твоему. Увижу — в бараний рог, об столб…

— Не вопрос, — Дима забрал расписку, сумку, нетерпеливо поднимаясь со стула. — Ещё раз извини. До свиданья?

— Добро, — крякнул Анатолий и формально пожал ему руку. Дима дежурно улыбнулся, открыл дверь… И вдруг услышал глухой странный голос:

— Дим, это ты?

Повернулся. На него уставились пустые глаза Анатолия.

Мороз по коже! Ответил:

— Нет, — и вышел.

По коридору почти бежал. Бросил «до свиданья» охраннику, нажал брелок сигнализации, оглянулся. Анатолий неподвижно стоял у окна. Дима выругался, запрыгнул в «Мерседес». Зажигание, фары, резкий разворот. Нажал на газ так, что вырвал мусор из-под колёс и вылетел с парковки.

Зазвонил телефон. Дима выковырнул его из ноутбучной сумки, не отрывая взгляда от дороги, и ответил:

— Да, Костя!

— Всё получилось?

— Конечно, — сбросил скорость. — Кстати…

Пауза.

— Алё, Дим, куда пропал?

— Да тут я, — тот остановился на светофоре и отрешённо посмотрел вдаль через перекрёсток. — Ладно, потом скажу.

— Что случилось?

Дима не заметил зелёный, выругался, вместо первой передачи включил третью.

— Тьфу, ёпс! Кость, до связи! Перезвоню, — бросил телефон на сиденье и опять стартовал с пробуксовкой.

Глава 2

Рыжая девушка в модно-рваной мини-юбке брела к торговому центру «Европа» и разговаривала по телефону. Огромные каблуки босоножек попадали в стыки тротуарной плитки; она останавливалась на секунду, выдёргивала ногу и продолжала дефиле. Маленькая, худенькая, в короткой джинсовой курточке поверх чёрного топа. Шальной ветер, налетающий с Волги, трепал её кудрявые локоны и шипел в трубку.

— Пап, ну я «Рэндж ровер» хочу!

— Какой «Рэндж ровер», Юль? — доносилось в ответ. — «Матиз» куплю и катайся!

— Ну, папа! — она возмущённо растопырила пальчики с красными ноготками. — Что я, как дура в нём буду?

— Зато никакой дурак за руль точно не сядет!

— Пап, я тебе потом позвоню, давай, — насупившись, Юля кинула телефон в сумку. Тоскливо взглянула на мост. Он ещё не зажёгся вечерними желтыми огнями, но уже дразнит пролетающими по нему авто. Сейчас бы туда, за Волгу. С кем-нибудь.

И вдруг… Он шёл навстречу: симпатичный брюнет, и в руке у него был ключ от машины. Не разглядывая долго, Юля правдиво споткнулась и рухнула ему под ноги.

— Девушка, ну что же вы? — сказал Мужчина Мечты и помог ей подняться.

— Ой-ёй! — она сморщилась от боли, схватилась за коленку. — Сломала!

Он с незлой иронией усмехнулся:

— Куда подвезти?


Доковыляв до «Мерседеса» с номером «878», Юля сразу перестала хромать. Ага! Похоже, билетик с выигрышем. Но хозяин купе — это вообще джек-пот. Нельзя отпускать! Вспомнив о ноге, которая действительно слегка болела, Юля заползла в «Мерседес». О, блаженство! Не нужно ждать такси или идти на этот ужасный подземный трамвай, в котором ездят усталые бедные люди.

Вспыхнула лунная подсветка приборов. Вот он: приятный звук двигателя. И запах ненавязчивого древесного парфюма.

— Как зовут тебя? — спросил мужчина мечты.

— Юля, — она живенько повернулась, по-кошачьи всматриваясь в его потусторонние светлые глаза. — А тебя?

— Дмитрий.

Юля с наивной непосредственностью погладила светло-коричневую кожу сиденья.

— Какого года машина? Двадцать-ноль-ноль?

— Третий, — ответил Дима с прагматичным скептицизмом.

— С турбиной?

— Нет, — на губах его отразилась та же небрежность. — Атмосферник.

Заулыбался:

— Откуда такие познания?

Юля нескромно изучала его лицо. Мимоходом пояснила:

— Машину себе присматриваю. Ты женат?

— Развёлся.

— Почему? — предположила: — Изменял?

Дима негромко засмеялся:

— Вроде того.

Юля, оценивая, согласилась:

— Ты симпатичный. Не удивительно, — вспомнила новый вопрос: — Дети есть?

Он кивнул:

— Дочь. Восемь лет.

Юля едко подковырнула:

— Не жалко, что бросил?

Дима в тон огрызнулся:

— Я её не бросил.

— А тебе сколько? — снова живенько заглянула ему в глаза.

— Тридцать шесть.

— Ты такой старый?

Он фыркнул насмешливо:

— А тебе хоть восемнадцать-то есть?

— Мне, — глумливо улыбалась она, — уже двадцать один, вообще-то. Замуж пора.

Дима смеялся.

— Может, поедим где? — недовольно перебила Юля. — Есть хочу ужасно.


После ужина они оказались в постели у неё дома, а через неделю Юля приехала погостить к Диме… Да так и осталась пожить.


***

День явно не задался. Сначала Мила поругалась с какой-то девчонкой на перекрёстке. На пути к дому два раза попала в ямы. Возмутилась. Осудила себя за грубую реплику. Стала повторять, что «…за рулём — эмоций нет!» Включая с хрустом вторую передачу, опять расстроилась: синхронизаторы износились. Но как сказали ребята в сервисе — это не критично. «Переключай медленнее. Мы же не на Формуле один!» Ну да, больше похоже на ралли по бездорожью.

Повернула во двор. О-о-о… Как всегда: проблема с парковкой. Полсотни машин. Вот где ей теперь приткнуться? Чертыхаясь, Мила зашла на второй круг. Но навстречу выползла серебристая «BMW» с номером «340». Ни встать, ни разъехаться!

— Ну, а ты куда? — взмолилась Мила, нажимая на тормоз. — Подождать нельзя?

Пришлось сдавать назад. «BMW» с чёрными стёклами пролезла мимо.

Обогнув соседнее здание, Мила, наконец, нашла свободное место за полкилометра от подъезда. Всё: теперь домой, ужинать. Переобулась в туфли на высоком каблуке, вышла из серебристой «тринадцатой». Ай, нет! Забыла! Горел значок, что антифриза мало. Надо глянуть. И куда он девается? Открыла капот. Дохнуло жаром, как из печки и ещё чем-то специфическим жжёным. Это вам не духовка с пирожками! Оценила уровень розовой жидкости в бачке. Вроде нормально. Но чуть-чуть долить можно.

— Девушка!

Обернулась. А, это наглая «трёшка» с номером «340»! Точнее, её хозяин. Симпатичный!

— Вам помочь? — брюнет, улыбаясь, направился к ней.

— Как вам сказать? — начала Мила, смущаясь из-за неожиданного внимания. — Если вы знаете, куда уходит антифриз в этих машинах… — и предвосхитила предположения: — Оба радиатора меняли! Кран печки тоже.

Брюнет рассмеялся. Заглянул под капот, что-то проверил, потрогал.

— Да нормально всё. Долить?

— Горячий ещё, — проговорила Мила, невольно преображаясь в мягкую, беззащитную девочку. Убрала длинные волосы за плечи. — Я потом, сама.

— А муж? — посмеивался незнакомец с карими глазами.

Мила засмотрелась на его лентяйскую щетину, спортивное тело под чёрной футболкой. С неподдельным очарованием отмахнулась:

— А… нет мужа! Некому мне помогать, — и привычным уверенным жестом закрыла капот авто.

Брюнет, явно, забавлялся.

— Можно я помогать буду? — приготовил мобильник. — Телефон подскажете?.. Зовут как?

— Мила.

— Костя, — он снова обаятельно улыбнулся. — Приятно познакомиться? Если завтра я позвоню… Можно? Увидимся?


Завтра. Манящее и зыбкое слово!


Костя позвонил в восемь вечера.

— Мил, привет, — прозвучал приятный голос в трубке. — Если я заеду за тобой через полчаса?.. Не поздно? Нормально?

— Нормально.

Он ещё спрашивает! Да, конечно! Мила восторженно вскрикнула, бросила телефон на диван и стала экстренно собираться на свидание.

— Ну, где этот карандаш? Где? — рылась она в косметичке. Вытряхнула содержимое на стол. Макияж за семь минут, ещё пара штрихов. Так, одежда: чёрное платье? Голубое? Или юбка? Что делать, что делать-то? Выдернула два варианта из шкафа. Оценила. Чёрное платье, из кружева. Добавить к нему бирюзовое колье, джинсовый жакет, туфли на каблуках. Отлично! А сумка? Тёмно-синяя! Быстро выхватила из белой всё содержимое: права/документы на машину, кошелёк. Запихнула в сумочку синюю, туда же бросила косметичку. Расчесала длинные каштановые волосы, подправила горячими утюжками несколько прядей. Всё, она готова. Даже ещё пять минут осталось.


Костя ждал её у подъезда. Улыбнулся:

— Ну что, покатаемся? — и вырулил со двора.

У него была комфортная манера вождения. Ничего показного. Легко, энергично, разумно. Наслаждаясь поездкой.

— …Значит, ты ламинат продаёшь? — на губах Кости появилась приятная улыбка. — Знакомая тема.

— Так ты… — предположила Мила. Он согласно кивнул:

— В строительной компании работаю. Комплектую объекты. И свои, и чужие. Коммерс. Купи-продай, — по-доброму усмехнулся. — Четвёртый год уже!

— А до этого?

— Машины гонял из Европы. Я повёрнут на автомобилях. Хобби у меня такое.

Глаза Милы вдохновлено блеснули.

— У меня тоже.

— Заметно, — смеялся он. — Что любишь?


Они обсуждали марки авто, спорили над её пристрастием к купе. Сошлись на том, что «…и пусть провиснут двери, и отвалятся», но это красивый кузов.

— Машина для эгоиста, — подшучивал над ней Костя.

— Для удовольствия, — с улыбкой уточняла Мила.

— Назад никого не посадишь.

— Я езжу одна. Или вдвоём.

— Уговорила. Будешь покупать — обращайся. Подберу.

И сделал музыку громче.

Дорога уводит вверх, на мост. Это — как взлёт. Спина вжимается в сиденье, по коже бегут мурашки. Чёрные стёкла опущены. Ветер треплет волосы, путает, развевает. Мила улыбнулась: прекрасные мгновения! Скорость, темнеющий горизонт; приятный мужчина рядом. Искры взаимного притяжения.

— К воде поедем? — предложил Костя и повернул направо.


Закончился посёлок. Дорога нырнула в лес. Огромные деревья зашипели, зашептали что-то и притаились.

В душе — холодок. Мила напряжённо читала ауру. Ещё минуту назад Костя был свой, не страшный, тёплый. А сейчас… Украдкой взглянула. Нет, всё тот же симпатичный брюнет. Молчит. Музыку выключил. Мила закуталась в ментальный плед. Он — ни при чём. Это тени. Чьи-то чужие, страшные тени.


Они сидели у реки на засохшем обломке дерева. Смеркалось. Вода стала тёмной, неприветливой, и редкие всплески на поверхности иногда нарушали тишину.

— Кто это? — прислушалась Мила.

— Рыба.

— Точно?

— Ну не водяной же? — Костя тихо рассмеялся. Окинул её ласковым взглядом, так, словно собирался дотронуться, но не решился.

— Холодно?

— Нет. Нормально, — Мила обхватила себя руками, прячась в джинсовый жакетик. Каштановый локон соскользнул ей на лицо.

— Тебе не бывает одиноко? — спросил Костя, незаметно любуясь на мягкие черты Милы, затушёванные волосами, кружево чёрного платья, лаковые ноготки на пальцах, сжимавших локоть.

— Я привыкла.

— А мне бывает. Не люблю находиться дома один.

Снова послышался всплеск. Теперь о водяных подумали оба.

— Пойдём? — предложил Костя и подал ей руку.


Чёрные деревья шептались и затихали, словно наблюдая, как эти двое идут к оставленной у дороги машине.

— … А что рисуешь? — спрашивал Костя. — Покажешь?

— Конечно.

— Значит, дизайну учишься? Работу хочешь поменять?

— Сложный вопрос! — по-доброму смеялась Мила. — Я ещё не профессионал.

— Ну, какие твои годы! — подбодрил Костя; и заинтересовался: — Кстати, а сколько тебе?

— Ой, — печально отмахнулась она. — Много.

— Не больше, чем мне? Это я уже старый, мне тридцать семь.

— Тогда я молчу, — Мила в шутку горестно закрыла лицо рукой. Призналась: — Мне на год меньше.

— Отлично выглядишь! — оценил Костя и распахнул для неё дверь «BMW».


Стёкла закрыты. Включен подогрев сидений, приборы размечены угольно-красным. Свет фар отпугивает тени, прожигает чернильную тьму. Снова посёлок, мост. За ним — мегаполис. Он дышал своей жизнью, манил электрическими огнями, пробуждал кураж в крови. На губах Милы — улыбка. Вот она, магия красоты! Прямо по курсу — новостройки в двадцать пять этажей. Урбанистический пейзаж. Какой вид! И возможно, сейчас кто-то смотрит оттуда на горизонт и маленькие точки машин, бегущие по ленте моста.

— Завтра увидимся? — спросил Костя. — Найдёшь время?

— Конечно, — заверила Мила.

Глаза её искрились от предчувствия счастья.

Глава 3

Юля курила на балконе с витражными окнами, оценивая обзор с седьмого этажа. Старый элитный дом. Вот у неё — новостройка. Но квартира значительно меньше. Стряхнула пепел. Оглянулась. Дизайн, конечно, шикарный. В нём стиль, новизна, лёгкость. А балкон — вообще прелесть. Столик, плетёные кресла с подушками. Как в кафе. Если б ещё курить разрешали… Высунулась в открытую створку. Глянула вниз. Дима приехал! Жадно, словно торопясь доесть, затянулась дымом. А с кем это он? Юля пригляделась. Брюнет на «BMW». Что-о-о? Только не он! Быть такого не может! Прощаются, расходятся. Юля бросила сигарету с балкона и замахала руками, развеивая дым. Фух, сойдёт.

Но не это сейчас главное.

— Дим, — встретила она его в прихожей. — А кто сейчас с тобой был?

— Брат двоюродный, — тот бросил сумку и ключ от авто на столик.

— Брат? А его… Костя зовут?

— Да, — в ожидании подвоха озадачился Дима.

Юля драматично закатила глаза.

— Он мне машину разбил! В курсе?

Пауза.

— Какую? «Субару»? На столб завернул? — Дима ошалело перестал моргать: — Так вы с ним… встречались?

Юля отмахнулась, пряча эмоции за небрежным жестом.

— Нет. Потусили дня три.

Дима смотрел на неё с неподдельным ужасом.

— Значит, это я отцу твоему деньги отвозил? Анатолий Михайлович…

— Ты? — ещё сильнее изумилась Юля. И подтвердила догадку: — Да, это мой папа.

Дима закрыл лицо рукой.

— Вот твою ж…

— Что? — ухмыльнулась Юля. — Поругались?

— Нет, — на автопилоте он взял ключ от авто. Проговорил: — Сюрприз! Прям, судьба! А мама кто?

Юля на секунду опустила глаза.

— Её нет.

— Извини.

— Да ладно, — отвернулась, сосредоточилась. — Пропала она, пять лет назад.

— То есть?

— Ушла из дома и не вернулась. Как люди пропадают?

— Искали?

— Конечно, — Юля съежилась, словно маленькая птичка. — Снится папе всё время. Говорит, ходит по лесу и зовёт его.

— Почему по лесу? — Дима нервно перебрал ключ; зрачки стали яркими, глаза — ещё светлее.

— Спроси его. Ездит иногда, ищет, — она заметила перемену и добавила пикантности: — Или выпьет, сядет с фотографией и спрашивает: «Маша, как мне тебя вернуть?»

— Понятно. Извини, — Дима коснулся её рукой. Сказал: — Я скоро, — и вышел.


Вечер он провёл в бильярдной с Костей.

… — Ну ты попал! — злорадно посмеивался тот. — Ладно, я… Но ты: почему? В миллионном городе нашёл именно её!

— Не знаю, — Дима выбрал шар. Прицелился. Засомневался. Обошёл стол с другой стороны. — Из-за тебя всё.

— Здрасьте!

— Зря смеёшься, кстати, — лёгким касанием уронил шар в лузу.

Костя взял мел.

— Что, злая на меня?

— А то! Она теперь на «Матизе» ездит, — Дима несерьёзно заулыбался. — Что ржёшь-то? Её папа наказал.

Сказал… и промахнулся.

— О, — поддел Костя, — рука дрогнула. Ты чё-т прям боишься его.

— Ты это, звезда «Ютуба», — напомнил Дима, — не забывай, кто вместо тебя поехал.

— Помню: должен, — согласился Костя. Поискал удачную пару шаров. Уточнил между делом: — А что с ним не так-то?

— Да всё так, — Дима, наблюдая, отставил кий. Усмехнулся. И озадаченно предположил: — Только кажется мне, что он слегка того, шибанутый. Не думаешь?


***

Вечер. Уже девять часов, а Костя ещё не позвонил.

Мила листала фото в ноутбуке. Оценивала. Неудачные выбрасывала в «корзину». Хорошие перемещала в отдельную папку. Отвлекалась на телефон. Но он молчал.

Как быстро привыкаешь к вниманию! Ни дня без Кости. Они вместе всего лишь неделю, а жизнь кардинально поменялась. Увлёк, зацепил, задурманил. И теперь Мила сидит за своим ноутбуком, ждёт звонка и не может сосредоточиться на деле хотя бы минут на пять. Работай, Милка, работай! Выбери достойные снимки. Та-ак, а вот это что за шедевр? Увеличила фото. На заднем плане запечатлелся тот самый злой мужичок. Вон он, стоит за деревьями, смотрит. Мила максимально приблизила фрагмент. Черты лица размытые. И ореол позади фигуры, как на испорченной старой плёнке. Что это?

Усмехнулась. На привидение похоже.

Звонок.

Мила схватила трубку.

— Привет, — улыбался Костя в эфире, — я тут задержался по делам. Может, завтра увидимся?

— Ну… давай, — с деланной лёгкостью согласилась она.


Обещания… Это — будущее в кредит. И, порой, без гарантии возврата.


***

Анатолий курил в просторной столовой вместе с Юлей.

— Чё трубку дома не берёшь?

— А я… — она, замявшись, стряхнула пепел с тонкой сигаретки. — Не живу там. Я у друга.

— От, ёпс! Кто такой? — Анатолий скептически прищурил один глаз.

— Дима зовут, — предвосхитила нотации: — У него строительный бизнес.

— Я его знаю?

— Нет, — Юля поспешно сделала затяжку. — Хотя… Ты его видел.

— Видел? Эт где-й-то? Напомни.

— Ну… он тебе деньги за мою машину привозил.

— Ох, ё… — Анатолий поперхнулся дымом; лицо стало красным. — Его-то ты где нашла?

— Случайно…

— Твою дивизию! Силы небесные, — пробормотал отец. Выдохнул. Воткнул сигарету в пепельницу. — Тебе, Юль, что в лоб, что по лбу. Ничему жизнь не учит.

— Но… — возразила она с напускной беспечностью, — Дима нормальный.

— Нормальный? — фыркнул Анатолий. — Тоже мне! — толстые пальцы нервно повертели телефон на столе. — Так: день даю. Уходи от него.

— Чего вдруг? — Юля уронила пепел на пол; в жёлтых глазах — недоумение. — Пап, может, я сама решать буду, а?

— Я сказал — день, — складки в углах его рта стали ещё резче. — Слышала?

— Почему?!

— Обсуждать будем? Ключи от квартиры давай? — он протянул руку.

— От машины тоже? — съязвила Юля. Бросила сигарету, вскочила из-за стола. — Я буду с ним жить! Хочу и буду! И замуж выйду!

— Ну-ну, — неожиданно тихо ответил Анатолий. — Дерзай.

Юля упрямо поджала губы и, не прощаясь, выскочила из дома.


…Звонок Анатолия застал Диму в машине.

— Ну, здравствуй, Дмитрий, — услышал он в трубке резковатый голос, и мороз пробежал по коже.

— Вечер добрый. Чем обязан?

— Ты встречаешься с моей дочкой?

Тот промолчал.

— Дима, зачем ты вернулся?

— В смысле?

— Голову мне не морочь? — Анатолий ухмыльнулся; добавил тише: — Я знаю, что ты там. Чую. Слышишь, демон?

Дима хотел нахамить, но… телефон словно приклеился к уху, а по затылку поползли колкие мурашки.

— Отстань от нас! — говорил хрипловатый голос. — Дочку мою не трогай, понял? Я тебя найду и вытащу. Понял?

Дима ошалело молчал.

— Алё! — прикрикнул Анатолий. — Чё там? Чё замер?

— Да понял я, — проговорил тот, паркуясь у тротуара.

— Добренько, — похвалили в трубке. — Глаза у тебя — как у демона, Дмитрий. Знаешь? Сожрёт он тебя!

Конец связи.


…Лес. Полумрак. Женщина в белом. Бежит, спотыкается. За ней — Анатолий. «Маша, вернись! — кричит он. — Маша, вернись!» Она не успеет… Не спрячется… Так жутко… Липко… Рука коснулась спины…

Дима вскочил на постели. Светало. Юля тихо сопела рядом. Он озадаченно посмотрел на неё. С неприятным чувством отодвинул подушку подальше и снова уснул. Без видений.

Глава 4

Совершенно случайно на улице Советской Мила встретила музыканта Сашу.

— Милк, ты, что ли? — окликнул тот и кинулся навстречу. — Тебя не узнать!

— Привет-привет, — заулыбалась она.

Ну, здравствуй, «неформальное» прошлое!

За последние лет десять Саша даже не изменился. Разве что, постарел. Чем не рок-звезда из двадцатого века? Его как будто телепортировали из прошлого в настоящее. Всё те же длинные белые волосы, собранные в поредевший хвост. Чёрная футболка в стиле девяностых с изображением рок-группы. Заношенные джинсы. И сигарета в руке.

Бывает, встретишь кого-то и недоумеваешь: а что у вас было общего?

— Ну, как ты? — спрашивал Саша. — Где? Что с музыкой?

Мила дружелюбно улыбнулась:

— Я теперь просто слушатель. Давно уже. А ты?

— Я? У меня новый проект! Зайди в Интернет, найди такую группу…

Саша увлечённо рассказывал о записи в студии, концертах, новых инструментах, идеях. Но: за все десять лет звёздная слава к нему так и не пришла. Подытожил:

— В нашем городе бесполезно музыкой заниматься. В Питер надо ехать. А ещё лучше — в Штаты.

Замолчал. Разглядел Милу с любопытством. Её бежевую юбку в офисном стиле, босоножки на каблуках, тёмно-синюю блузку в мелкий горошек. Волосы, уложенные крупными локонами. Поинтересовался:

— Замуж не вышла?

— Не-а.

— А тот музыкант?

— Забыла уже давно. И не напоминай, — Мила рассмеялась и выглядела при этом совершенно очаровательно. — А ты, Саш?

— Я — женат. Давно уже! Что, Милк, может, как-нибудь встретимся, поболтаем? Ты сейчас куда? На трамвай?

— Нет, я на машине.

— Правда, что ль? — Сашка неподдельно удивился. — И как, прям сама ездишь?

— Конечно езжу. А ты?

— Я? Не, машины — это не моё. Да ну на фиг! Тем более сейчас — их столько… — он замахал руками, словно хотел остановить невидимый несущийся на него автомобильный поток. — Или ты въедешь, или в тебя.

— А мне нравится, — смеялась Мила своей красивой улыбкой. — Наверное, это или дано, или нет.

— У меня друг есть, — поддержал тему Саша, — вот у него — «BMW». Повёрнут на машинах. И жена у него сама ездит, на красной «Тойоте». Моя когда с ней познакомилась — загорелась — тоже хочу! Я ей сразу сказал: на фиг надо? У меня столько денег нет. Жить надо по средствам. Правильно? — и завершил разговор предложением: — Ну что, давай созвонимся? Покажу своё творчество. Рад был увидеть.


***

Час ночи. Остановившись перед дверью квартиры, Саша отдышался: лифт не работал, и на четвёртый этаж пришлось подниматься пешком. В поисках ключей запустил руку в джинсовую куртку. Нащупал опустевшую пачку сигарет, горсть гитарных медиаторов. Обследовал другой карман: жвачки, мелочь, телефон. В третьем… ага, ключи! Потихоньку открыл дверь. Обычно в это время Яна спала, и будить её не хотелось.

Разулся, покачнулся, ударился о полку с обувью. Янкины туфли шлёпнули его по затылку и запутались в метровых космах.

— Бли-и-ин! — зашипел Сашка, мотая головой.

От грохота Яна проснулась. Выглянула из спальни. Светлые волосы пикантно растрёпаны, голубые глаза сонно щурятся. Красивая! Спросила:

— Что там? — и, обнаружив, как муж пытается вынуть застёжки туфель из своей шевелюры, в ужасе ахнула: — Саш! Ремешки оторвёшь!

— А волосы вырву — ничего?

Она фыркнула:

— Ничего, пострижёшься!

— Щаз, — съязвил Саша. — Помоги лучше.

— Не буду. Ты пил, — Яна недовольно надула пухлые губки и скрылась в спальне.

— Иди, иди, — бурчал Сашка, стряхивая обувь на пол и отправляясь на кухню. — Всё ей не так! — открыл холодильник. — Пожрать бы чего!

Достал остывшие котлеты и, поедая их с солёными огурцами, задумчиво замолчал.


***

Снова дорога. За бортом — всё ещё жарко, в салоне «BMW» — плюс двадцать два.

— Заедем на пять минут к одному другу, — объявил программу на вечер Костя, — а потом — на стройку.

— Далеко? — улыбалась Мила, любуясь им сквозь тёмные очки.

— Очень далеко, — заверил тот.

— Это хорошо, — она тихо рассмеялась.

Они проехали через какие-то дворы, арки, переулки и оказались у старого офисного строения. Костя набрал номер на телефоне.

— Сань, ну выходи, я подъехал.

Выключил кондиционер. Опустил чёрные стёкла. Тёплый воздух сразу заполнил салон авто, прикоснулся к холодной коже. Мила посмотрела на вход в здание. Да так и замерла в удивлении: оттуда появился музыкант Саша и направился прямо к ним. Костя выскочил из машины, пожал ему руку.

— О! — донёсся голос Саши. — Мил, привет!

Та улыбнулась, поднимая тёмные очки.

— Привет!

— Знакомы, что ли? — загадочно улыбнулся Костя. Сашка кивнул в знак согласия:

— Да, в рок-группе играли когда-то.

— Да ладно!

Сашка убрал за ухо прядь метровых белых волос.

— Давай, что там закачал?

Костя отдал ему флэшку и, поговорив минут пять, попрощался:

— Ну, мы поехали.

— Удачи, — пожелал Сашка, снова рассмотрел Милу с интересом. Помахал рукой: — Пока! — и как богомол попрыгал по ступенькам обратно в здание.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 293
Купить по «цене читателя»