электронная
400
печатная A5
752
18+
Проданный ветер

Бесплатный фрагмент - Проданный ветер

Объем:
540 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-3880-9
электронная
от 400
печатная A5
от 752

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

— Все, Константин Петрович! Дальше пойдете без нас по кромке океана, а мы повернем на Славянку, — устало проговорил полковник, смахивая испарину с лица. — Запомни самое главное, что я бумаге доверить не могу…. Если с нами, что-то случиться, то доложишь, что инженерных дел мастера подтвердили наличие на Клондайке коренного золота.

Скажешь, что местами золотоносные жилы выходят на поверхность, где их можно разрабатывать в промышленных масштабах. За точку отсчета пусть возьмут лесопилку этого проходимца Саттера, именно она стоит на хребте одной из крупнейших жил. На карте она привязана к местности, ее легко найти. Добейся аудиенции и доложи в картографическом кабинете, об изысканиях нашей экспедиции. Пускай твои убедительные аргументы прозвучат в сих стенах вместе с доводами инженера. Береги его кстати — он свой хлеб честно отработал, да и один он остался в живых, из всех мастеров горных. На теле у него в ремне кожаном описания всех наших изысканий, в цефире к местности привязаны и пробы золота. Думаю, они произведут впечатления на берегах Невы, заставят наконец, задуматься и в Сенате, где почему-то упорно не хотят, на кромке империи рудное дело ставить. Добейся, чтобы об итогах нашей секретной экспедиции узнали и в Академии наук, да и в стенах Русского географического общества.

Пора уже ударить во все колокола и объяснить наконец, что такие как мы, которые муки принимают в изысканиях, стараются не только для рождения таких трудов как «Атлас Южных морей», но и для того, чтобы империя богатела.

— Все сделаем, — пробормотал, кивнув Орлов. С прищуром глядя на проходивших мимо навьюченных лошадей, ведомых уставшими казаками. — Империи конечно нужны достоверные землеописание земель и различных произведений природы. А нужно ли все это нашим чиновникам?

— Не суди обо всех скверно, Константин Петрович, — со вздохом отозвался полковник. Будущее за людьми умными, коих в империи много, к ним присмотреться получше надобно. Озадачься своим переходом крепко, от него сейчас многое зависит.

— А может всетаки попробуем провести обоз по этому маршруту? — тихо проговорил Орлов. — Идти осталось не много, а по берегам Славянки верст сто будет с гаком, да еще по землям, которые заселяют не аулеты, а кенайцы.

— Нет, поручик, — с горькой усмешкой отозвался тот. С навьюченными лошадьми, да по каменным осыпям нам не пройти. Бывал я в этих краях, потому и знаю, что не пройдем. Это если муку в лабазе оставить, да потом с подмогой вернуться, тогда лошадей по кромке провести можно. Но кенайцы сам знаешь, злодейство быстро учинят, так что выбора у нас нет, а муку в фортах поселенцы ждут.

— Как же вы пойдете по Славянке? Индейцы вооружены получше наших казачков, — покачав головой, проговорил Орлов, поднимая воротник полушубка.

— Согласен, что винтовки Винчестера с подствольным магазином, да продольно-скользящим затвором, оружие серьезное, — отозвался полковник. — Недооценка противника всегда ведет к поражению, потому и отправляю тебя за подмогой к Черемисову, ну а там уж как Господь решит. Доберешься до форта есаула, расскажешь ему, где и как идем. Пусть вышлет навстречу казачков для подмоги, толмача своего пусть тоже отрядит, а уж с толмачом мы всегда договоримся.

— Мне обоз у есаула в форте ждать?

— Ждать нас не надо, ежели у есаула все спокойно, то возьмешь лодку с двумя казачками и двигайте на веслах к Ново — Архангельску. Бумаги, что Неплюев везет уж больно серьезные, цены им нет для империи. Ну, а если, что не так пойдет, бумаги эти уничтожить надобно непременно — это приказ, поручик. В бумагах этих ключ ко всей Аляске, к ее процветанию и развитию. Задачу свою мы выполнили, теперь главное до Максутова добраться, а уж он смекнет как вас быстрее до Петербурга отправить.

— Кого мне с обоза взять? — спросил Орлов, играя желваками.

— Заберешь всех гражданских, что бы у нас были руки развязаны, у нас помимо кенайцев, впереди есть трудные участки пути.

— Что вы имеете в виду?

— Славянка в этих краях разбивается на несколько рукавов, — поморщившись, проговорил полковник, доставая кисет с трубкой. — В некоторых местах придется переправляться, пока даже не знаю как, холодно уже. Спокойнее мне будет без них, сам понимаешь.

— Каторжанина беглого по прибытию в форт, в острог определить?

— Конечно! У вас с Неплюевым другая задача! Заберешь с обоза и кузнеца, думаю, с подковами мы сами управимся, смотрю, занемог он совсем как похолодало.

— Радикулит?

— Да, заедает его поганец, — раскуривая трубку, буркнул полковник, — боюсь как бы ему хуже не стало. Хворь эта сам понимаешь не для таких прогулок.

— Миссионеров значит, мне тоже забирать?

— Конечно! Уж больно идут тихо.

— Ваше превосходительство! — крикнул один из казаков, вытирая лицо лохматой шапкой. — Зорька на заднюю ногу хромит!

— Ударилась, что ли? — уточнил полковник нахмурившись.

— Как по лету на змею наступила, так с тех пор долго идти не может.

— Хорошо делаем привал! Ну, вот и вы заодно соберетесь, — произнес полковник, оглаживая коротко стриженную, седую бороду. — В помощь тебе даю урядника Степанова, он сейчас на вас харчи получит, да рукавички потеплее подберет. Управишься с одним помощником?

— С одним каторжанином я и сам управлюсь.


Полковник, сунув руки в карманы потертого оленьего полушубка, прищурившись, посмотрел на небо, которое имело у горизонта светло — оранжевый оттенок, переходящий в голубой и тихо проговорил:

— Какая же здесь все-таки дивная природа …. Сколько мы здесь странствуем, а все одно глаз не нарадуется. У меня на родине таких сочных красок и не найти, а ковры из цветов какие тут по лету, эти сине- зеленые леса, эти фиолетовые и синие горы. Смотришь на эту красотищу, дышишь этим чистейшим, аж до звона воздухом и жить хочется.

— У нас все так плохо? — тихо проговорил Орлов, закуривая папиросу.

— Почему?

— Я уже второй год служу под вашим началом и научился читать между слов. Вы меня хотите о чем- то предупредить?

Полковник поправил фуражку, устало посмотрел на подчиненного и тихо проговорил:

— Озаботься в первую очередь, Константин Петрович, не беглым разбойником, а миссионерами, которые с тобой пойдут.

— Сулимой и Ламбертом? — искренне удивился тот. — Но почему?

— Есть у меня на их счет скверные подозрения.

— Зачем мы их вообще с собой брали? — тихо проговорил Орлов, ища среди мелькающих шинелей спешивающихся казаков с алыми лампасами, темно — коричневые одеяния миссионеров. — Пускай сидели бы, у этого проходимца Сеттеля, да миссионерством своим бы занимались.

— Не могу пока всего рассказать, Константин Петрович, извини. Одно могу сказать — так надобно было сделать.

— Что даже намекнуть нельзя, чего мне от этих попов ждать? Сами же говорите, что с бумагами важными пойдем.

— Сомнения у меня имеются, что ляхи они, да и насчет миссионерства их тоже вопросы имеются, — вздохнув, отозвался полковник. Ну, сам посуди, тот который молчит все время. Ну, какой с него миссионер?

— Ламберт?

— Он родимый! Помнишь в Россе, в драке с мексиканцами погиб один из наших горных инженеров?

— Помню, конечно, и что?

— Перед гибелью своей, за пару дней как раз, сказывал он мне, что этот самый безграмотный монах, писал палкой на земле цифирь, какую — то. И, что характерно, напишет, глаза закатит и шепчет себе под нос, словно запоминает.

— И спросить не спросишь, — покачав головой, проговорил Орлов.

— Вот, вот! Что с глухонемого возьмешь, — проговорил полковник, выбивая остатки пепла из трубки о приклад винтовки. — Я тогда у Сулимы, спросил, что все это значит.

— И, что же тот ответил? — уточнил Орлов, глядя на сидевших поодаль миссионеров в накинутых на голову капюшонах.

— А Илья Сулима заявил мне, что брат Ламберт молится так усердно, а инженеру нашему, мол, все показалось. И надо же такому случиться — зарезали нашего инженера! Заметь, что и трезвы мексиканцы были, и повод для ссоры плевый был, а не убоялись злодейство учинить.

— Хорошо я учту это, — кивнув, отозвался поручик, озадаченный этим известием. — А что про Сулиму можете сказать?

— Да ничего практически, — развел руками полковник, — они же за неделю до нашей погрузки на парусник появились. Слышал только, как они с нашим Неплюевым постоянно спорили. Иван Иванович сам знаешь, как к служителям культа относится — любит он их, а Сулима от этого аж с ума сходит. Как-то раз в запале спора, Сулема выкрикнул, что монахи из Пруле всегда будут верны папскому престолу.

— Погоди, Павел Яковлевич, — насторожился Орлов. — Уж не значит ли это, что Сулема из этого самого Пруле?

— Очень даже может быть, — кивнув, буркнул полковник.

— Но ведь это тот самый монастырь, где доминиканцам дали привилегию принимать исповедь за пределами их диоцеза.

— Именно так, Константин Петрович. — А самое главное, что монахи эти всегда яростно отстаивали интересы своего папы, всегда верой и правдой служили его престолу. Имей это в виду.

— Из их школ я знаю, вышло много инквизиторов.

— Все верно, их низший и средний персонал инквизиционных судилищ, всегда гордился своей работой, всегда отличался собачей преданностью папскому престолу.

— Зачем же они здесь объявились? Их орден все знают как нищенствующий и в столь далекое путешествие навряд ли они пустились бы.

— Вот и я говорю про тоже, странно, что они объявились в наших краях. А нас- чет их бедственного положения ты заблуждаешься, Константин Петрович, уверяю тебя. В действительности они обладают огромными богатствами, да и влиянием во всем мире. На миссионерскую деятельность нужны деньги, поэтому папы всегда щедро подкармливали их, имея, разумеется, через них влияние на самые отдаленные части мира.

— Погодите, это, что же получается? — пробормотал Орлов, потирая ладонью лоб. — Они же не только всегда дерзко отстаивают свои учения, но их частенько используют в шпионстве. Вы хотите сказать…

— Я хочу, Константин Петрович, чтобы ты помнил про это когда к Черемисову пойдете. Дойдешь до форта, оставь их там! В дороге присмотрись к ним, попробуй Сулиму на разговор вывести доверительный. А там глядишь и какой клятвой принудишь его послужить на благо империи. Хотя конечно с такими разговоры вести надобно по-другому, через офицера ведающего сыскными делами.

— Или через пыточных дел мастера, — кивнул Орлов, — у которого и немые говорить начинают. — Хорошо я все понял.

— Ну и ладненько, возьмите с урядником по винтовке да по револьверу, патрон по десять на каждый ствол. Больше выдать не могу, да и не придется вам, я так думаю никаких боев вести. Места здесь пустынные, а уже к вечеру следующему глядишь и на разъезд казачков выйдите. Ну, все собирайся, поручик, а я пойду людей твоих потороплю.

Оставшись наедине Орлов, выбросил окурок и, затоптав его сапогом, стал с остервенением грызть спичку. Его как человека военного всегда выводило из себя, когда он видел превосходство противника в вооружении, а тем более в лице каких- то аборигенов. Которые имели на вооружении не только луки и стрелы, но и добротные винчестеры, револьверы Смита — Вессена и при этом не имели нужды в припасах к ним. Им же приходилось считать в обозе каждый патрон, чуть ли не молиться на десяток современных нарезных винтовок, прикупленных у американцев по случаю. Он с тоскою думал про то, что все это уже было и было совсем недавно в Крыму. Где империя познала горечь поражения, которое душило все русское общество. На всю жизнь он запомнил, как в боях приходило понимание того насколько отстала технически Россия от своих противников. Когда русская пехота была, как и сто лет назад вооружена кремниевыми гладкоствольными ружьями, которые стреляли на три сто шагов. Как французские пули Минье, после нескольких выстрелов не входили в дуло ружей, а ему с солдатами приходилось забивать их шомполами, проклиная весь белый свет, под яростными обстрелами врагов. Которого удавалось сдерживать лишь яростными контратаками, огромными потерями и отчаянными рейдами в неприятельские тылы. Тогда как и сейчас враги не испытывали нужды в припасах и могли спокойно вести прицельный огонь до тысячи двухсот шагов, не испытывая задержек при стрельбе. Что давало им возможность уверенно поражать не только передовые порядки, но и наносить серьезный урон бомбардирам с обозами, находясь при этом в безопасности от гладкоствольных ружей с их ограниченными возможностями. Шло время, но ничего не менялось, хотя всеми признавалось, что круглая пуля получив вращение, проходя по нарезам ствола обладает лучшей меткостью и дальностью.

И вот теперь им противостоят племена окраинных народов, вооруженные винчестерами и скорострельными револьверами Кольта, не знающими нужды в патронах. В то время как в российские войска нарезные винтовки идут с огромными потугами, словно военное ведомство не желает содействовать победе русского солдата.

Откровенно глупые приказы с берегов Невы не давали возможности углубляться далеко от океана, что не давало русским поселенцам ближе соприкоснуться с культурой и укладом жизни других народов. Которые отличались от дружелюбных аулетов и с которыми были натянутые отношения, то и дело грозящие перерасти в вооруженные конфликты. Вместо общения у костра, дымя трубкой пущенной по кругу, колонистам частенько приходилось старательно целиться в их головы украшенные перьями, видеть их перекошенные в боевой раскраске лица. Орлову была понятна эта агрессивность, ее корни и причины. Больше ста лет назад, на их землю пришли не только миролюбивые открыватели новых земель, но и алчные перекупщики. На их земли ступили царские чиновники различных рангов, имея в основной своей массе единственное желание, как и у американских и английских китобоев — обогатиться любой ценой. Вся эта разношерстная публика, жаждущая наживы, обирала и оттесняла аборигенов с обжитых их предками мест, нарушая многовековой уклад их жизни. Болезни, завезенные в эти места, довершали трагедию коренных племен, которые как могли, пытались противостоять этому нашествию. Орлова, как и многих поселенцев, досаждала какая — то безысходность и захирение в делах колонии, которое могло привести только к одному — разорению. Пушной промысел еще и оставался основой хозяйства колонии, но самых ценных каланов за все эти годы практически извели. За менее ценными лисами, бобрами и котиками приходилось уходить все дальше от океана вглубь материка, вторгаясь все дальше во владения индейских племен. Он простой русский офицер, не имеющей ни горного образования, ни купеческой жилки понимал, что только добыча угля и золота может привести колонию к процветанию. Но, как и в истории с нарезным оружием, чиновники были глухи к доводам не только рядовых колонистов, но и к аргументам самого правителя Русской Америки — Максутова.

— Да, только тогда заживет здесь русский люд, — проговорил поручик с горечью, когда горное дело на этой земле твердо встанет. — Тогда не придется таскать муку на лошадях по фортам, тогда сам люд торговый значительных и не очень держав повезет ее сюда. Да и для казны войной разоренной, продажа золота с углем будет ко времени. Ничего осталось потерпеть совсем не много, несколько переходов до Ново — Архангельска, а там дорога до Петербурга. Может, насей раз услышат наши доводы и примут наконец правильное решение в начальствующих кабинетах. Ведь зачем — то два года назад отрядили нашу секретную экспедицию.

— Ваше благородие, — проговорил старый казак, подходя, — собрались мы вроде. Можно и в Родину путь держать.

— Все взяли, что для перехода надобно? — рассеяно, уточнил Орлов, глядя на седую прядь волос, которая выбивалась из-под лохматой шапки казака.

— Все как есть, — кивнув, отозвался тот, — котелки, крупы, чая с сахаром, палатку с нашими рукавичками. Даже два куска мыла у сотника умыкнул, с шурупами винтовыми.

— Шурупы то нам зачем? — улыбнувшись, уточнил поручик.

— Так ведь в Ново — Архангельске их у него не допросишься. Попам только нет вещей теплых, в табеле — то они нашем не значатся.

— Ну, о них есть, кому позаботиться, — отмахнулся Орлов, осматривая стоявших поодаль людей.

— И зачем только мы их с собой потащили, — шепотом проговорил урядник, крестясь при этом.

— Приведем в форт к есаулу, а там пускай сами шагают куда вздумают. А чем они тебе не нравятся?

— Да, скользкие они какие — то, латиняне опять — же, а за нами увязались за православными. Что у Ламберта, что у Сулимы глазки, все время бегают. Прямо как у котов шаловливых. Черные у них душонки, ох черные!

— Хорошо, Степанов, я учту твои соображения, — кивнув, проговорил Орлов. Попрощались с полчанами? Ну и, слава Богу, забирай людей и в путь! Я вас догоню сейчас.

— Есть выступать!

Козырнув двумя пальцами, старый казак перекрестился и, подойдя к стоявшим по одаль произнес:

— Не забывайте, что как и прежде живем по военным артиклям, идем тихо и не приметно. Вопросы есть? Ну, тогда все за мной марш!

Проводив взглядом свой не большой отряд, Орлов медленно подошел к Калязину и тихо сказал:

— Ну, вроде бы все, Павел Яковлевич, тронулись мы.

— Дай я тебя обниму напоследок! — проговорил тот, обнимая поручика. — Дойди обязательно до есаула.

— Все сделаем господин, полковник, — отозвался тот в ответ. — Можете не сомневаться.

— Я и не сомневаюсь, что Господь тебе поможет. Старайся вести людей тихо и скрытно, обходи любые стычки, у тебя с Неплюевым другие задачи стоят. Про ранец, что с минералами урядник несет, не забывай — это тоже важно, как и золото для империи. Доложи правителю нашему, что Саттер платить за участок отказался, а я предупреждал его об этом.

— Но оно ведь и к лучшему! Значит, участок этот все еще под нашим флагом находиться!

— Правильно смекаешь, Орлов, — кивнув, проговорил полковник, — теперь донести это до правителя надобно быстрее.

— Все сделаем, Павел Яковлевич, сколько раз за турецкие линии хаживать приходилось, а это ведь у себя дома.

— Тогда война была и каждый из вас, пластунов знал, что если схватят, то янычары отведут душу, сдирая с еще живого кожу, в липких от крови халатах. А здесь мы хоть и на кромке империи, но у себя дома. Вот я и боюсь, чтобы это обстоятельство ни сыграло с тобой злую шутку, ну все догоняй своих людей и храни вас Бог.

Со вздохом Орлов окинул взглядом спешившийся отряд казаков, на фоне желто- оранжевого великолепия и с грустью произнес:

— Прощайте, братцы, Бог даст еще послужим вместе царю и отечеству.


Простившись с теми с кем, долгие месяцы терпел все тяготы и лишения, давая возможность горным инженерам проводить свои изыскания. Веря, что все принятые муки будут не напрасны и сослужат добрую службу на благо и для развития «земли царевой», Орлов поспешил за своим не большим отрядом. Который уходил все дальше и дальше к побережью океана Великого.

Чем ближе они подходили к прибойной линии, тем сильнее менялся облик растительности вокруг. В результате осенних штормов, устья не больших речушек местами оказались завалены морскими наносами и теперь они отчаянно пробивали себе новые направления к океану, образуя новые устья. Огромную силу штормов, можно было разглядеть уже невооруженным взглядом по большим завалам в черте прибоя, из песка, камней и прибитых к берегу деревьев. Все эти завалы были покрыты большими кучами темно-зеленых водорослей, которые двигались в прибойной волне, словно живые чудовища.

Спускаться по склону к океану, между огромных сосен оказалось задачей не из легких. Из-за бурелома отряду Орлова пришлось потратить на это гораздо больше времени, чем он планировал. Кругом чувствовалось влияние на растительность северных ветров, накладывавших отпечаток, на весь здешний ландшафт, делая его суровым и неприветливым.

Спустившись, наконец, к подножью, люди тяжело дыша, повалились на каменистую землю, покрытую желтовато-зеленым мхом.

— Все! Не могу более, — хрипя, выпалил конокрад, — сердце из груди выскакивает! Господин, офицер! Ну, снимите с меня железо! Куда я от вас убегу? Нет просто никакой мочи уже, вступитесь хоть за меня! Христом, Богом прошу, пощадите!

Орлов, сидевший на стволе поваленной лиственнице, медленно достал портсигар и, закурив папиросу, проговорил:

— На жизнь свою беспутную жалуешься? Американцы таких конокрадов как ты просто вешают, в назидание другим. На тебе вон и малахай, шикарный какой. И сапоги с телячий кожи вытянуты, и косоворотка дорогая с шапкой. Чего замолчал? В Родине ходил бы в драном зипуне, да в лаптях! Потерпишь, немного осталось идти.

— А я так думаю, — тяжело дыша, проговорил инженер, лежа на спине. — Еже ли мы, Константин Петрович, лучшею частью общества считаемся, то с нас и спрос — почему наш мужик так плохо живет. Вы согласны со мной?

— Опять ты, Иван Иванович, свои речи крамольные заводищ? — поморщившись, проговорил поручик. — Тебе ведь еще и тридцати нет, а столько желчи в тебе!

— Нет, ну в самом — то деле, — не унимался Неплюев, — лучшие представители должны заботиться о своем народе.

— Ты, инженер, за речи свои крамольные, — буркнул казак, поглаживая седую бороду, — когда-нибудь в острог попадешь.

— Вот, вот, — поддержал Орлов, играя желваками. — Ты, думаешь, что после Крымской компании для меня не ясно, что нужны преобразования в империи? Что только силою реформ можно догнать непременно первостепенные страны?

— Отчего же тогда в начальствующих кабинетах Петербурга, думают иначе? — выпалил инженер.

— Зря ты так, Иван Иваны, — со вздохом отозвался поручик. — Разве манифест Александра, не шаг в этом направлении?

— «О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных Сельских обывателей»? — скривившись, проговорил инженер. — О нем речь ведете?

— Именно о нем, — кивнув, подтвердил офицер, — это только первые шаги, но они сделаны!

— Бог с вами, — сокрушенно вздохнув, проговорил Неплюев вставая. — Сколько еще пройдет время, прежде чем наш крестьянин станет свободным, вольным хлебопашцем? Они ведь так и не получили землю в собственность.

— Ну, раз сам государь самолично начертал, то так тому и быть, — угрюмо прогудел, огромного телосложения кузнец, стриженный под горшок. — Вначале научатся жить по,, Уставным грамотам,,, а там и выкупят свои наделы.

— А до этого? Будут платить оброк? — усмехнувшись, буркнул Неплюев. Глядя на неспешно бегущие волны.

— Верно, — подхватил урядник, — а не хочешь платить или не можешь — так отбывай барщину.

— Ты, Иван Иванович, никак главного не ухватишь, — проговорил Орлов вставая.

— И чего же это я никак не ухвачу? — выпалил тот разозлившись.

— Наш русский крестьянин стал другим — он стал свободным.

— А ты чего, Сулима, улыбаешься? — разозлился Неплюев. — Чего это тебе так весело стало?

Круглое лицо миссионера с дряблой серой кожей, мгновенно стало серьезным и он, покачав головой, проговорил:

— Просто я не перестаю удивляться вами…, впрочем, как и американцами. Те радуются как дети, что победили рабство. Вы тем, что освободили своих крестьян и считаете их почти свободными.

— Но ты — то святой отец, имеешь на этот счет другое мнение конечно, — с усмешкой процедил инженер.

— Американцы не хотят видеть, что их общество погрязло в грехе, — проговорил Сулима. Грозя кому — то указательным пальцем. — У них все покупается, все продается, а жизнь человека не стоит и цента, впрочем, как и у вас в империи. В этих окраинных землях, ни ваш император со своим окружением, ни ваш Синод не хотят видеть очевидного.

— Ну-ка, ну-ка, — буркнул Орлов. — Чего это мы здесь разглядеть не можем?

— Вы столько уже потеряли в этих краях своих подданных! И замете не только из-за коварства местных индейцев, но и из-за того, что вам трудно прокормить ваших колонистов. Скажите еще спасибо Господу, что он наградил эти земли рыбой, зверьем, ягодами да грибами, лишь это и позволяет вашим поселенцам выжить. Вы не можете устроить достойную жизнь своим поселенцам здесь в фортах, а рассуждаете о лучшей доле всех крестьян в империи.

— Ну, что же, Сулима, — проговорил офицер, — есть правда в твоих словах. Наши люди, заброшенные за океан, истосковались по наваристым щам — это правда, мы тоскуем здесь по нашей картошечке-кормилице, да мы терпим нужду в хлебе. Но уверяю, что скоро здесь все изменится!

— Дай то Бог, — усмехнувшись, отозвался тот.

— Степанов! — проговорил Орлов, поднимая ворот полушубка.

— Я, ваше благородие, — отозвался тот подходя.

— Пока все отдыхают, — давай — ка осмотримся вокруг. — Осмотрись, что твориться по ходу движения, вон с той террасы, а я вон с того холма осмотрюсь.

Дав Неплюеву в руки, револьвер и приказав следить за каторжанином, Орлов отправился к соседнему холму, с которого можно было хорошо осмотреть не только прилегающие окрестности, но и водную гладь бухты, которая щетинилась вспенивающимися гребнями темно-зеленых волн. Не обнаружив в бинокль ничего подозрительного вокруг, поручик принялся изучать прибрежную полосу, на поверхности которой громоздились многочисленные кучи из старых деревьев, песка и валунов.

— Видимо в прошлом, на месте вон той равнины был залив, — проговорил тихо, подошедший Сулима.

Орлов медленно опустил бинокль и, повернув голову, подозрительно посмотрел, на стоящего поодаль миссионера с посохом проговорил:

— Откуда такие познания? В монастыре естественные науки стали преподавать?

— Ну, зачем вы так, офицер? — отозвался тот, опираясь на свой посох. — Я просто предположил это, глядя на эти береговые валы, из-за которых океан видимо и отступил местами.

— Может быть, — буркнул поручик. Изучая дряблое, изъеденное оспинами лицо миссионера. — У нас в Симбирской губернии таких явлений нет…

Внезапно Орлов увидел бегущего урядника, который то и дело оглядывался и по возбужденному виду которого, было понятно, что- то случилось.

— Спрячься, святой отец! — выпалил Орлов, хватаясь за винтовку. — Никак казак кого — то обнаружил.

Подбежавший урядник сообщил, что обнаружил всадников. Которые, спешившись, стояли на одной из террас, изучая, по всей видимости, местность.

— Какие еще всадники? — с тревогой пробормотал поручик.

— Не могу знать, ваше благородие, — тяжело дыша, прошептал тот. — Иду себе, глядь, а они в седлах сидят, все вооружены вроде.

— Индейцы?

— Кто же их знает, — пожал плечами казак, — далече было.

Подойдя насколько это было возможно, Орлов быстро поднял бинокль и стал внимательно изучать склоны террас. На одной из которых, на высоте нескольких верст действительно стояло несколько всадников. Расстояние не позволяло рассмотреть детали, одно было очевидно — это были не индейцы.

— Ну, что там, ваше благородие? — нетерпеливо уточнил Степанов шепотом. — Не чугучи случаем?

— Да нет, на американцев они похожи, или на англичан, — отозвался Орлов, опуская бинокль.

— Что вы собираетесь делать? — озабоченно пробормотал Сулима.

— Ничего особенного, — отозвался поручик, — обойдем террасу, да пойдем дальше.

— А если они нападут на нас? — прошептал монах.

— Пока на нас никто не нападает, да и в союзниках у нас янки, все возвращаемся.

— А если это англичане или испанцы? — предположил урядник.

— Идемте, нам скрытно двигаться надобно! — отрезал поручик.


Орлов понимал, что этот маневр хотя и увеличивал путь верст на десять, но в тоже время позволял избежать встречи с вооруженными людьми, которые могли оказаться как союзниками в лице американцев, так и браконьерами в лице англичан или испанцев.

Постепенно они все дальше удалялись от берега вглубь материка, обходя стороной террасу, на которой были обнаружены всадники. Лишь к концу дня им удалось выйти к узкой полоске березняка, отделяющей их от океана.

— Ну вот, — проговорил поручик удовлетворенно, — теперь можно и к океану выходить.

— Ваше благородие! — взмолился конокрад, обливаясь потом. — Ну, сбейте железо! Ведь мочи никакой нет, в нем по бурелому шагать. Я никуда не сбегу, клянусь всеми святыми! Да и куда бежать, когда кругом аборигены шастают? Они же если и не зарежут сразу — так скальп сдерут! Уж лучше я с вами до форта дойду.

— Это верно, — буркнул поручик, — на чугучах креста нет, могут и зарезать. А могут и скальп снять. И достанутся тогда твои сапоги дорогущие какому-нибудь нехристю, а железо до форта нести будешь — это твой крест. Степанов! Дойди до берега, да осмотрись кругом и если все спокойно знак нам подашь.

— Это я мигом, — кивнув, отозвался тот.

— Всем отдыхать пока урядник в поиск ходит. А ты, Иван, расскажи мне пока, где сапоги такие справил, — прислонившись к сосне, проговорил Орлов.

— Знамо дело где, — прогудел кузнец. Скручивая мозолистыми ручищами самокрутку. — Украл у кого-нибудь!

— Я, кроме лошадей в жизни ничего не брал чужого! — взорвался конокрад. С остервенением вытирая рукавом пот с лица. — У одного янки на виски поменял! У тебя вон у самого -то и сапоги справные и зипун из оленины пошитый!

— А виски где взял? — засмеявшись, уточнил Неплюев.

— Замолчали все, — пробормотал с тревогой поручик, глядя на замершую фигуру урядника. — Что там еще за напасть?

Из укрытия было видно, как остановился Степанов, а постояв несколько минут, стал медленно возвращаться, держа винтовку наготове. По всему было видно, что он увидел какую — то опасность.

— Впереди трое индейцев, — проговорил он тихо, — это чугучи. Идут от океана, наверняка разведчики.

— Их только трое? — уточнил Орлов, лихорадочно думая, что следует предпринять.

— Не знаю, ваше благородие, темнеет уже.

— Что же нам делать? — подавлено выдавил Неплюев, озираясь по сторонам.

— Главное по ничтожным поводам не поддаваться панике! — оборвал его поручик. Чувствуя как застучало в груди сердце. — Их всего трое, подождем, может мимо пройдут.

Но вскоре стало понятно, что индейцы идут прямо на них и тогда Орлов дал команду занять оборону.

— Ишь рожи — то раскрасили, — со злостью прошептал кузнец. Сжимая руками увесистую дубину.

— Самое главное, урядник, не стрелять первыми, — тихо проговорил поручик. Может еще получится уклониться от стрельбы.

— Разрешите мне попробовать договориться с ними? — вдруг тихо и смиренно проговорил, Сулима. Со вздохом, перебирая четки.

— Что это вы еще удумали? — насторожился Орлов. Глядя на бегающие глазки миссионера.

— Хочу отвести от нас беду, — проговорил монах, щелкая четками. — Мои проповеди хоть и коротки, но всегда находят дорогу к сердцу.

— У них, между прочим, штуцера нарезные, — с раздражением прошептал поручик. — И им наверняка не ведомо слово Божье.

— Вот я и обласкаю их этим самым словом, — проговорил монах, снимая капюшон. — Я ведь миссионер, да и потом других предложений я так понимаю, нет.

— Ну а, что, Константин Петрович, — оживился инженер с бледным лицом, — пусть латинянин лихость свою покажет. Вразумит нас, как надобно смертные муки принимать за слово Божье.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 752