электронная
260
18+
Призрак Грязного Гарри

Бесплатный фрагмент - Призрак Грязного Гарри

Объем:
202 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-9582-5

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Продолжение рассказов из серии Месть.

Месть — это блюдо, которое едят в холодном виде.

— Рей, давай быстрее.

— Ну мам, можно я не поеду?

— Сегодня они приглашают на обед, ты не можешь отказаться.

— Я и так этого кретина каждый день в школе вижу.

— А по-моему, Дилан — нормальный парень — вмешался отец.

— Ага, пока его взрослые не видят. С его подачи вся школа знает, что я импотент и гей.

— Рей!!!

— Это правда, есть кое что и похуже, но я переживу. Больше всего его бесит то, что я младше, а учусь с ним в одном классе. Слава Богу — в последнем.

— Я могу поговорить с его отцом.

— Па, я тебя умоляю, тогда порезанные колеса и выбитые стекла будет не самое страшное. Я постараюсь экстерном закончить школу.

— Он собирался в тот же универ, что и ты.

— Только через деньги его родителей. Тем более, что его отец — твой подчиненный.

Отец сел рядом с ним на стул.

— Все так плохо?

— Хуже, чем ты можешь представить. Он злобный и завистливый ублюдок, у него своя банда. Я не удивлюсь, если они убивают бомжей.

— А тебе не кажется, что ты преувеличиваешь?

— Пап, спустись на землю. Она уже давно не такая, как была лет 40 назад. Я думаю, вам надо отходить от этой дружбы подальше.

— Мы столько лет вместе, отец его тебя любит.

— Да — грустно сказал Рей.

— Знаешь, что? Я может быть старый дурак, но не совсем не выживший из ума. Я куплю тебе квартиру в охраняемом доме и положу денег, на оплату услуг. Если что с нами случится, тебе перейдет весь трастовый фонд. Дом этот могут продать, но квартира будет твоя.

— Не надо было тебе говорить.

— И еще я поговорю с ребятами, чтоб за тобой приглядели и они тоже.

— Этого-то я и боялся.

— Рей, ты не конфликтный человек, даже постоять за себя не можешь. Ты даже от своего имени и фамилии отказался.

— А ты хочешь, чтоб надо мной вся школа смеялась? И как вас угораздило придумать.

— Чем тебе фамилия не угодила?

— Королевская. Пап, мне неприятен этот разговор. Давай закончим и пойдем в гости, раз вы так хотите.

— Мальчики, мы уже опаздываем.

— Надеюсь, что костюм тройку не нужно будет одевать, проворчал Рей. Быстро переоделся и посадил родителей в свою машину. При мысли о том, что этот дом могут продать, у него сжалось сердце.

Дилан сиял радушием, только за спиной родителей ущипнул его, обнял за шею и сказал

— Как поживает мой голубой мальчик?

— Отстань, ты не в моем вкусе — Рей скинул руку и прошел в гостиную, сцапал из корзины книгу по архитектуре и углубился в свои мысли. Планы должны поменяться. К Новому Году я должен кончить эту гребанную школу, иначе мне не выжить. Получу диплом, и плевать не торжества.

Потом курсы или экзамены в универе. Придется ночами не спать. Я выдержу — думал он. Потом он сидел за столом и жевал, что дают. Мать Дилана заметила, что он сегодня притихший.

— Его любовник бросил — высказался Дилан и засмеялся.

Отец хотел что-то сказать, но Рей врезал ему ногой под столом. Потом родители разбились на пары, а Рей уставился в книги, считая минуты, когда можно будет уйти. Через какое-то время подошел ухмыляющийся Дилан.

— Там, твой старик набрался — может такси вызвать?

— Я довезу — медленно сказал Рей поднимая глаза — на своей машине.

— На своей? Дилан бросился к окну и увидел шикарный джип, который мог только во сне ему сниться.

— А в школу ты на чем ездишь?

— На маминой, чтоб такие мудаки как ты не разбили.

Дилан хотел ему врезать, но передумал, да и родители провожали гостей.

Рей усадил родителей на заднее сидение, закрыл двери, попрощался и уехал. В семье Бишопов всю ночь продолжался скандал.

— Этому сопляку джип за 70 штук, а мне мазду за 20 — орал на родителей Дилан. Сначала родители его успокаивали и говорили, что нет денег. Дилан не верил и закатил истерику еще больше. Тогда отец врезал ему по щеке и сказал

— Послушай, ибо говорить буду только один раз. Виктор не велел мне никому говорить. Рея пригласили в НАСА, к тому же он получает стипендию в университете и в следующем году грант дают на исследования. И если ты еще хоть раз обзовешь его геем, то получишь ремня — это я уже не шучу.

— Так ему только…

— Вот-вот. Виктор не сказал, но я и сам догадался, что ты ему жизнь портишь в школе.

Дилан сдулся, как шарик. Тогда впервые у него промелькнула идея — убить. Но как убить и не попасться? Теперь, каждый вечер ложась спать, он прокручивал, как будет убивать Рея и его семью. После Нового года он больше не видел Рея в школе. Один раз спросил у родителей, они сказали, что он получил диплом и, вдобавок, кончил какие-то курсы и, если потянет — летом закончит третий курс универа, куда ты только пойдешь осенью. Злоба и зависть всколыхнулись с новой силой. Как-то распивая бутылку виски, стащенную у отца, он поделился с друзьями. Но восторга от исполнения они не испытывали.

— Отстал бы ты от него — сказал Ник. Он плохо учился, зато много читал. Все это плохо кончится.

Да и чем он тебе насолил — тем, что умнее? За это Ник был избит и выкинут из компании.

С большим трудом и папиными стараниями Дилан поступил в университет. Там он узнал, что Рей уже учится на 4-м курсе, и то, что он с пацаном из НАСА ездил в круиз.

— Я ж говорил, что он педик. — сказал он на курсе. После лекции к нему подошел профессор и намекнул. что такие намеки не соответствуют правде, а во-вторых, надо придержать язык — если он хочет остаться здесь учиться.

Родители купили Рею квартиру, осталось только выгнать его из дома. Он долго упирался. Отец настаивал — что своя квартира, купленная, выплачена, водил его по дому — тут охрана и почта, тут помойка, там врачи, если перейти в другой корпус, там же есть столовая — позавтракать, магазины, бассейн и все, что хочешь — за все заплачено — не зря что ли такое ХОА здесь. Универ рядом, на работу против трафика — все для тебя.

— А вы? А если на следующий год меня в МТИ возьмут? А это еще несколько лет?

— Если нельзя будет экстерном, поедешь, а квартиру сдадим на пару лет. Мы без тебя проживем, можешь не беспокоиться, друзья есть.

Так под уговоры родителей Рей переехал. Через месяц он знал большинство жильцов из тысячеквартирного дома. С кем-то встречался за завтраком, если было время, помогал детям с уроками, кто работал в магазине, приносили ему еду или вещи, сам он, отправляясь за покупками, спрашивал бабушек не привезти ли чего-нибудь вкусненького.

День Благодарения и выходные он планировал провести у родителей. Позаниматься, поесть нормальной домашней еды и вообще отдохнуть. Вечером они сидели у камина и разговаривали про жизнь, когда раздался звонок в дверь. Рей побежал открывать, в глазок увидел Дилана.

— Папа, Дилан пришел — успел крикнуть он и наступила тишина.

Когда он очнулся, долго не мог понять, где он. Не мог понять, что хочет от него врач. Потом дошло, что, наверное, показывает сколько пальцев. Он сказал

— Я не вижу.

Вокруг него собралась толпа в белых халатах. Рей посмотрел на себя и увидел, что до пояса голый и в каких-то наклейках. Руки и ноги зафиксированы.

Он спросил — где он, но, похоже, его не поняли. Потом одни врачи ругались с другими. По какой причине, он не понял. Заработал аппарат, который измеряет давление, и одна половина врачей выгнала другую. Следующий раз он проснулся в другой палате, но опять привязанный.

— Ты меня понимаешь? — спросил врач, но голос доносился откуда-то издалека.

— С трудом — ответил Рей. Ему дали воды, но речь лучше не стала.

— Что случилось? — как мог, спросил он.

— Это у тебя хотели узнать. Рей попытался поднять руку, не получилось.

— У тебя судороги, возможно эпи-синдром, но одну руку все-таки отстегнули. Он взял врача за руку.

— Родители?

— Тебе потом объяснят.

— Почему я не вижу? — спросил Рей.

— Били по голове, в глазу сосуды лопнули, со слухом, наверное, тоже проблемы. С тобой из ФБР хотят поговорить.

— Давай. Только у меня на голове как будто полотенце. Только сейчас он понял, что половину слов просто глотает. Врач давал последние наставления ФБРовцу. Опять загудел аппарат для измерения давления.

Мужик подошел к нему и представился. Рей не запомнил.

— Что случилось? — спросил ФБРовец.

— Что случилось? — спросил Рей. -Я не помню.

— Ты в состоянии выслушать?

— Да, только, наверное, не запомню.

— Все записывается, я тебе копию дам.

Рей кивнул головой.

— На День Благодарения ты был у родителей?

— Да.

— Что произошло?

— Не знаю. Почему я здесь?

— Пока ты не отключился — рассказываю. Твоя супер-пупер машина оснащена всякой техникой и через 15 минут после угона полиция знала, что за рулем не ты. Остановили. Там было трое уже не подростков. Дилан Бишоп — ты его знаешь?

— Да. Учились вместе. Кертис Блек и Эндрю Грант тебе о чем-нибудь говорят?

— Нет.

— Нас вызвали в ваш дом.

— Родителей убили — попытался сказать Рей, меня не добили. Потом он попытался заплакать и это не вышло.

— Тебя накачали лекарствами. Да, родители были убиты выстрелами из пистолета, тебя били по голове, немного по ребрам, потом пытались вложить в руку пистолет, но ты его даже удержать не сумел и уронил в лужу крови.

— Дилан?

— Да. Мне плохо — успел сказать Рей и провалился в яму. Следующий раз он очнулся через несколько дней.

— Привет — сказал мужчина.

— Привет — ответил Рей.

— Ты меня помнишь?

— Нет.

— А разговор?

— Нет, кажется, мою семью убили, и меня тоже. Он закрыл глаза. Но кроме мрака больше ничего не было.

Через несколько дней пришло несколько человек.

Один представился адвокатом родителей. И стал зачитывать завещание, из которого Рей ничего не понял.

— Тут происходит конфликт интересов. Твои родители хотели, что если с ними что-нибудь случится, за тобой присматривали Бишопы. Но поскольку их сын подозревается в убийстве, они не могут быть твоими опекунами. Но узнав про такое — вот один человек вызвался быть твоим опекуном. Он не имеет права распоряжаться твоими деньгами или имуществом и прочим, просто тебе нужен будет уход, долго, а он может его обеспечить. Рей смотрел на мужчину.

— Не помню, как зовут. Работает врачом в доме, где я живу.

— Ларри. Лоуренс Янг.

— Ты согласен?

— Да. Бумаги подписать? Тогда руку отстегните.

— Вам рассказать, что у него? — спросил врач Ларри.

— И так понятно. Я врачом на скорой работал, до того, как в эту контору устроился. Стариков лечить. Ларри вздохнул. Черепно-мозговая, открытая, потеря крови, говорит плохо, руки трясутся, память тоже никакая, глаз красный, зрение упало, слух, наверное, тоже. Эпилепсия?

— Несколько приступов, но недостаточно для постановки диагноза.

— Паралич есть?

— Нету.

— И то слава богу.

— Кому же ты перешел дорогу, малыш — спросил Ларри глядя на Рея в упор. Рей смотрел на него и не видел. Кровавая пелена начинала застилать глаза.

— Заканчивайте — сказал врач.

— Рей, я тебя вылечу — быстро сказал Ларри, только меня жена из дома выгнала, можно я у тебя поживу. Платить буду 2 штуки в месяц — с адвокатом договоримся. Ты как?

— Живи — сказал Рей. Ключи я не знаю где.

Ларри вдруг поцеловал его в щеку и успел погладить по руке, потом пошел подписывать договор с адвокатом и свидетелями.

Через 2 недели Рея выписали домой под надзор Ларри. Он зашел в свою квартиру и не узнал. В столовой стояли коробки и часть родительской мебели. Рей сел на диван и застыл.

Ларри сел рядом с ним.

— Адвокат решил, что тот дом надо продать, а люди купили с мебелью, то, что им не нужно — упаковали и я отвез тебе. Сам разбирайся, что тебе нужно, что нет. Семья военного, мальчик и девочка. Вроде приличные.

Рей сидел на диване и не шевелился. Его мир рухнул, не осталось даже осколков.

— Эй, окликнул его Ларри, может подстричь тебя?

— Не надо. Что мне теперь делать?

— Я написал список — чтоб ты помнил и делал пока меня нет. Если что — телефоны по всему дому расклеены. Я договорился, первые две недели тебя покормят — будут приходить.

— А ты, на обед?

— Попробую, но тут пациентов прорва. Еще поговорил с другом — можно попробовать попасть в программу — тогда тебе голову по полной обследуют.

— Мне очки нужны.

— Сходим завтра, если хочешь. Слух, думаю, восстановится. И лишний раз голову не трогай.

— А мыться как?

— Под душем. Предлагал подстричься, у тебя правая половина выстрижена. Сам побриться сможешь?

— Не знаю. Я теперь ничего не знаю.

— Тогда лучше лежи и ни о чем не думай.

— Не получается.

— Давай немного поедим, потом ты помоешься, дома все-таки, не в больнице. Я хотел бы осмотреть тебя, потом надо лекарства распределить. Потом ты будешь лежать в постели и командовать куда девать вещи — хорошо?

— Наверное. Он вздохнул — я не помню, где мои вещи.

— В комоде. Трусы и домашние штаны с майкой — я прав?

— Да. Рей пошел в душ, сначала думал, что удастся заплакать, не получилось. Голову от шампуня промыл. Хотел побриться, порезался.

Ларри посмотрел на него, затащил обратно в ванну, побрил как смог, уложил волосы, что Рей отдаленно напоминал себя прежнего.

— У тебя пульс зашкаливает — сказал Ларри, ты чего-то боишься?

— Тебя.

— Почему?

— Ну, вдруг приставать начнешь.

— Кино надо поменьше смотреть.

— А в жизни разве не так?

— В жизни за такое можно срок схлопотать. У тебя трещина была на ключице, я потрогаю?

— Давай.

— Больно?

— Нет.

— А где болит?

— Глаз, в-основном, и голова тупая. ФБРовец обещал пленку с записью.

— Диск, но смотреть не советую. На ночь не надо. Лучше подумай о приятном.

— О чем? О том, что меня тоже из дома выгнали, что я не помню половину, говорить не могу нормально, все праздники прошли без меня и день рождения тоже.

— У тебя когда?

— 19 февраля, 19.

— Это еще поправимо. Он достал 3 авторучки. Послушай, если поймешь, что тебя накрывает — у всех по-разному, кто просто падает и биться начинает, у кого резкая слабость. Если успеешь — сделай себе укол.

— Куда?

— Лучше в плечо или живот, но и ноги сойдут.

Если почувствуешь, что кружится голова и падаешь — хватаешь сладкое — какое есть под рукой и глотаешь. Если в магазине, лучше кока-колу нормальную или еще какую сласть. Я тебе браслет сделаю с болезнями и, в случае чего, тебе просто обязаны будут оказать помощь. Владельцу магазина потом заплатишь, просто имей с собой немного наличными.

— Грустно. Как я понимаю, это помимо всего остального.

— Да. Тебе голову конкретно разбили, но не с намерением убить, а чтоб ты инвалидом остался. Они не знали, что сейчас много чего лечится.

— Они?

— Их было трое. Дилан и 2 подельника. Пацанам дали по 10, выйдут через 3, Дилану 25, с повторной апелляцией через 10 лет.

— Я запишу — сказал Рей, забуду ведь.

— Ты что-нибудь задумал?

— Как я могу думать, с разбитой головой — ответил Рей и посмотрел на голую стену.

— Карие глаза, каштановые волосы — красивый пацан — подумал Ларри и вот ведь, не повезло.

— Если не трудно, сходи в универ и возьми документы, что я сдал или не сдал, я думаю, что вряд ли там уже учиться буду. С НАСА меня тоже выпрут — сказал он и в глазах показались слезы.

— Ничего, когда-нибудь выздоровеешь. Ларри обнял пацана за плечи. А пока разбирай коробки. Не забывай поесть и в туалет ходить, со временем разберемся что к чему. Вечером перед дверью стояло несколько коробок.

— Это ненужные вещи — сказал Рей — их нужно в подсобку отнести — туда сваливают то, чего не нужно, можно и взять, что надо.

Ларри быстро отвез коробки в подвал, потом проверил, в порядке ли Рей и повез его в молл. Зрение оказалось левый минус 2, правый минус 8. Рей совсем расстроился.

— Ты главное не выслушал — сказал Ларри — зрение со временем может восстановиться. Пока в таких очках походишь. Тебе, кстати, не плохо.

— Да, если б не линзы.

— Волосами прикроешь. Зря, что ли, отращиваешь? Они улыбнулись.

— Пойдем поедим — предложил Ларри

— Знаешь, мне что-то не очень.

Ларри достал ручку — шприц.

— Да не, народ кругом, музыка, раздражает.

— Извини, я и забыл.

— А я забыл, что, выкидывая ненужные шмотки, они мои забрали.

— Хорошие вещи?

— Да.

— Купим, не проблема, но сейчас, действительно, пошли в тихое местечко.

— Может домой? Я мясо могу поджарить.

— Класс. Откуда ты такой взялся?

— С одинокой звезды, наверное.

На другой день Рея дома не обнаружилось. Ларри рвал и метал, пока не позвонили из полиции и не сказали, что его машина стоит напротив его бывшего дома.

— Я адрес забыл — сказал Рей.

— Через несколько дней его опять обнаружили там же, только теперь он сидел и плакал.

Соседи, у которых он припарковался, всячески успокаивали его, но не получалось. Потом он выпил 3 таблетки и успокоился. Полицейский патруль довез его до дома.

— Я записал тебя на обследование — 6 процедур, не самых приятных — справишься?

— Наверное.

Через несколько дней его опять обнаружили около дома. Теперь уже и новые жильцы были готовы его убить. Приехало несколько патрульных машин и Ларри с адвокатом. Пока они все ругались, Рей смотрел уже не на свой дом. Потом посмотрел на жильцов и сказал

— Я хочу посмотреть, где нас убили. Один раз, последний. Пожалуйста. Я больше не приеду. Воцарилось молчание. Ларри взял его под руку и они вошли в дом. Рей смотрел на чужой дом, но в-основном смотрел на пол.

— Здесь я лежал — показал он рукой. А родители…

— Дальше — сказал патрульный — вот здесь — он показал место. Их быстро убили — с первого выстрела, второй — контрольный. Рей упал на колени на пол и уперся головой в паркет. Молился он или плакал, никто не мог сказать. Потом он встал, опять извинился, сказал прощайте, захватил Ларри и поехал домой.

— Зря адвоката прихватил — в машине сказал он — теперь придется чек выписывать.

— А что мне оставалось делать. Ты не дождался результатов обследования, сбежал, а в полиции тебя грозили на несколько суток упечь. Я не справлюсь один.

— Извини. Больше не повторится. Дома есть что выпить?

— Тебе нельзя.

— Плевать.

Результаты оказались малоутешительными, но Рей, казалось, жил отдельно — в своей голове. Он поехал в МВА и сказал, что ему надо поменять место жительства в правах. Поскольку права были почти новые, ему сказали, что он и с бумажкой может спокойно проездить еще лет 5.

На что Рей культурно объяснил, что он страдает кучей заболеваний и склероз еще не самое худшее. И ездит домой он — по своим правам. Там живут другие люди и в полиции ему обещали, что если еще раз он там покажется, его посадят. Так что будьте любезны — позвоните в патрульное отделение или мне надо будет идти объясняться с вашим начальником? Служащий посмотрел на него и за $40 выдал новые права с новым адресом.

Пройдя все обследования, Рей задумался над своей жизнью. Она просто катилась под откос. Он пытался вспомнить, чему его учили в универе и не смог, дошел до школьной программы, даже любимые уравнения решались с трудом. Он многое забывал, поэтому взял привычку записывать ручкой, хоть и коряво, но на телефоне он не попадал по кнопкам — так тряслись руки. Ему оформили и пенсию, и инвалидность, и еще кучу поблажек, включая инвалидный номер.

— Я, конечно, больной, но не до такой же степени — сказал Рей, отказываясь от номера.

Потом начал проходить упражнения для тренировки памяти, но скоро застрял, кроссворды и любимые судоку тоже. Если читал книгу, приходилось записывать, иначе на другой день не помнил прочитанного. Ларри делал упор на массаж и спорт — это получалось лучше, но веселее от этого не становилось. Потом Лари познакомил его со своей пассией — Ланой. Она была из России и много лет ухаживала за больными. Ходили слухи, что по желанию родственников, больные могли скончаться гораздо раньше, чем при хорошем уходе. Она не имела детей и не любила их, но Рей понравился сразу — маленький принц — назвала она его. Рей улыбнулся, а Ларри похоже не понял, после чего ему объяснили, что классику надо читать. Летом Ларри предложил поехать в Вермонт. У него накопилось много отпускных, а в Вермонте была хорошая возможность подзаработать. Лана согласилась сразу, правда упомянула, что Ларри еще окончательно не развелся. Про то, чтоб оставить Рея одного, разговора не было.

— Вермонт — неплохо — сказал он. 2 часа и МТИ рядом, наверное, уже доктором наук был.

Повисло молчание, которое прервала Лана.

— Поедем завтра в молл, тебе вещей купим. Ты что больше любишь?

— Не знаю. Рей помолчал, потом сказал — сапоги, я шнурки завязывать не умею. Рубашки не люблю.

— Что-то типа байкерского прикида?

— Наверное, но куртку я люблю коричневую — к волосам подходит, и майки с принтом фэнтези, может свитер.

— Волосы подравнять не хочешь?

— Хочу, если все не отрежешь. Они пошли в ванну и Рей услышал, как Ларри хлопнул Лану по заднице. Он снял очки, зачесал волосы.

— Все равно правая половина короче левой

— Ну и пусть. Главное, чтоб сзади было ровно и на хвост хватило.

Лана пошла на кухню за кухонными ножницами.

— Клиент оказался капризный — улыбнулась она Ларри.

Наконец волосы были подстрижены, она даже ополоснула ему голову, чтоб не кололись остатки.

Рей вышел без очков.

— Мне кажется, я стал лучше видеть.

— Краснота уменьшилась — заметил Ларри. -Вы с утра к окулисту загляните, стекла поменяйте.

Так они и сделали, минус полтора и минус 6, уже неплохо — сказал врач. Подождите операцию делать. Год должно быть стабильное зрение — а у него на улучшение пошло.

Они пошли в Хот Топик, где набрали кучу вещей, но померять им не дали. Нечего старой кошелке подсматривать — сказали Лане, а Рей один не справился. Он появился из примерочной, так и не застегнув джинсы, а из другой двери появился менеджер и стал орать, что они хотят ограбить магазин, у Рея случился припадок. Скандал замять не удалось. Прибежавшие на вопли секьюрити вызвали скорую и полицию. Рея и Лану увезли. Причем она кричала, что это мой ребенок и довели до больницы опять, тупые продавцы. Потом позвонила Ларри, Ларри адвокату. И в скорой собрался целый консилиум. Менеджеру отдали джинсы, в которых увезли Рея, но, судя по взглядам, он решил, что вечером лучше уволиться. И он не ошибся. Пока мужчины решали, что будет лучше для Рея, Лана в это время писала жалобы и на магазин, и на продавцов, и на менеджера, и на владельцев магазина, и что своим поведением довели ребенка до скорой. Врачи решали, что Рей поспит до вечера или как получится, а потом отправят домой. Ларри послали за готовыми очками, адвоката писать жалобы. Лана осталась с Реем одна и тут ее как будто прорвало. Она плакала и гладила его по голове, медсестры приносили ей успокоительное, на что она сказала, что она сама медсестра, а вот ребенка не уберегла, что подонки избили. Когда Рей очнулся, он не понял, где он, посмотрел на зареванную Лану и сказал

— Ма, ты чего?

Лана заплакала еще сильнее. Ларри, сидевший в коридоре и тоже сочинявший несколько грозных писем, заглянул к ним. Еще в коридоре сидела полиция.

Когда они спросили, что случилось, Рей честно ответил

— Не понял. Они орали на маму, потом на меня, что я вор и чего-то у них украл, обзывали маму. Мы только хотели немного вещей купить.

Полицейских добило то, что он не мог вспомнить роспись и попросил у мамы права. Нацарапал свои имя и фамилию. Когда полицейский открыл рот, спросить

— А чего это у вас фамилии разные?

Ларри грубо сказал

— Мы его усыновили, а теперь на выход. Ребенку поспать нужно.

— Ты думаешь, мне поспать нужно?

— В любом случае полежать, лучше в госпитале. Рей согласился. Где лежать, не имело значения. Он поел, что принесли на ужин, и Ларри сунул ему планшет с судоку.

— Здесь самые легкие. Просто подумай. Хорошо?

— А нам надо домой съездить, порядок навести, да и вещи собирать. Мы тебе в Вермонте купим, у меня там друзья есть.

— Вы хотите меня бросить? — спросил Рей.

— Нет, что ты, малыш — погладил его по голове Ларри. Просто нужно начинать готовиться к отпуску, и, я думаю, тебе там понравится.

— В Вермонте?

— Да, но это сюрприз будет. Кстати, через пару месяцев я окончательно свободный человек буду.

— С Ланой поженитесь?

— Наверное. Но сначала я дом хотел купить для семьи.

— Я добавлю — тихо сказал Рей, только не бросайте меня.

— Все будет хорошо. Поедем на моей машине, а твою в гараж загоним, вернее ты загонишь, она у тебя с такими наворотами. И еще я подумал — может в сети что-нибудь найдешь, а я когда адрес узнаю — скажу — и мы тебе закажем все, что хочешь.

— А сейчас ты адрес не знаешь?

— Нет, все зависит от начальства и места работы, ну и чтоб тебе понравилось.

Они ушли. Рей стал думать, везде ли он подстелил соломки, на случай если эта парочка проходимцев вздумает его ободрать. Деньги на счет переводились, адвокату тоже он платил, хотя они и двуличные. Воровать у него особо нечего. К трастовому фонду не подберутся. Жаль, конечно, что он им не нужен, но ничего не поделаешь. С такими мрачными думами он и уснул.

Утром он проснулся от того, что появились новоявленные родители с новыми вещами.

— Представляешь — они тебе 3 коробки с вещами прислали бесплатно и еще чек на 25 штук.

— Положишь на банковский счёт?

— Наверное.

— Тебя выпишут сегодня, но надо будет врачу показаться. Не мне, неврологу. Я нашел в Вермонте, только доедь туда. Сейчас мыться и переодеваться во все новое. Потом отгонишь машину, пересядешь в нашу и поедем. Может к ночи приедем.

Рей только спросил

— А завтрак?

— Лана приготовила сэндвичей, а обед только за Нью-Йорком будет.

Они выехали из дома. Ларри договорился со всеми, если будет много посылок — адвокат приедет и откроет дверь. Они не знали, что на третий день Хот Топик закрылся, и они были вынуждены оплачивать пребывание Рея в госпитале, услуги скорой и далее по списку.

— Па, давай я поведу, до Нью-Йорка. Здесь дорога нормальная.

Ларри поцеловал и обнял его

— Я рад, что ты меня папой назвал. Я, конечно, не заменю твоих родителей, они были достойные люди, но я постараюсь. Рей смотрел вдаль и злобная улыбка играла на его губах.

Они поменялись местами. Перед Нью-Йорком пришлось уступить место отцу. Рей съел половину сэндвича и уткнулся в ноут. В Вермонт они приехали уже вечером. Как он понял, это было частное комьюнити, с видом на озеро, куда пускали далеко не всех. Ларри показывал дом. Заботиться ни о чем не надо, на это есть прислуга. Лана будет в командировках, ненадолго, Рей может купаться прямо с пирса или ловить рыбу, но купаться лучше под охраной.

Где-то была слышна музыка, молодежь веселилась. Ларри перехватил грустный взгляд Рея.

— Сделаешь себе пару уколов.

— Думаешь, поможет?

— Я буду через несколько домов работать. Только ты ко мне на работу не приходи. Лучше позвони.

— Понял. А выехать отсюда можно, ну куда-нибудь?

— Лучше с сопровождающим.

— Конвой что ли?

— Нет, для твоей же безопасности.

Ему отвели комнату в деревенском стиле — а-ля медвежий угол. Но белье было свежее и новое. Он посмотрел на топорной работы стол и стулья и усмехнулся. В ногах кровати стоял большой телевизор. Рей снял сапоги и лег на кровать. Он завидовал тем, кто сейчас отжигал на дискотеке или купался голышом в озере, ему это было не дано, кроме одного. Утром на столе был завтрак и записка. Мама приедет через неделю, папа забежит на обед. Он поел, поздоровался с прислугой и вышел на улицу. Несколько домов стояли почти рядом и соединялись переходами, в глубине сада был большой фонтан, судя по всему, изображавший водопад. Он быстро осмотрел комьюнити. Оно было небольшое, но удобное.

— Лукас Бразерс — сказал он вслух и недобро усмехнулся.

— Эй, пацан, ты новенький? — услышал он сзади чей-то голос.

Обернулся. Это тоже был молодой человек, но постарше его.

— Ты новенький?

Рей пожал плечами.

— Наверное.

— А почему на пробы не идешь?

— Пробы чего?

— Ты что дебил? Тут кино снимают. Какого хрена приехал?

— С родителями.

Пацан посмотрел на него как на умалишенного и побежал обратно, Рей пошел другой дорогой и скоро оказался дома.

— А я уже думал искать тебя — сказал Ларри.

— Тут негде потеряться — ответил Рей.

— Чего такой грустный?

— А чего — веселиться мне не дано. Я думаю, здесь порнуху снимают. А ты-то чем занимаешься?

Ларри подавился.

— Кто тебе рассказал?

— Интернет. И потом, я ведь не дебил, просто памяти нет.

— Тебе лучше не знать.

— Это я понял. Только что я тут делать буду?

— Отдыхать, купаться, с актерами познакомишься, они нормальные, только роли у них такие.

— Сколько будет стоить убить человека?

Тут Ларри уронил ложку.

— Ты что задумал?

— Не сразу, тем более, они в тюрьме, и родителям их жизнь испортить.

— Рей, я все понимаю, но не советовал бы.

— Это ты не понимаешь. Я с вами связался, потому что знаю кто вы и чем занимаетесь. У меня есть деньги, не много, как у Рокфеллера, но есть. Поэтому если надо — я продам себя. В конце концов это всего лишь тело. Ты назвал моих родителей достойными людьми, тогда почему почти год они лежат в земле не отомщенные?! И тут Рей стукнул кулаком по столу. Суп выплеснулся из тарелок. Ларри сразу уменьшился и стал доедать. Рей вытер стол и тоже стал доедать. Так они сидели молча минут 10, пока Ларри не сказал, что ему пора на работу.

— Успеется — заметил Рей.

— Твоих родителей кремировали — тихо сказал Ларри.

— Я знаю. А еще я знаю, кто дает деньги, грязные деньги, которые потом получаются чистыми. Это не любительская шарашка, здесь делают хорошие фильмы.

— Откуда ты знаешь?

— Посмотрел. Еще я хочу массаж, плавание, тренажерный зал тут есть?

— Есть.

— Еще избавиться от волос по всему телу и татуировку — типа как у Рока, но на всю спину.

— Это все?

— Почти. Помимо основного заказа.

— Ты хоть знаешь, что я сейчас могу тебе врезать и через полчаса выловят твой труп в озере?

— Врежь. Мне уже все равно.

— Рей, ты же астрофизиком хотел быть.

— В прошлой жизни. Больше у меня ничего не осталось.

— Тебе же хорошо было с нами. Или ты притворялся?

— Не притворялся. Но больше всего меня бесит, что через 2 года эти 2 укурка выйдут на свободу и, вероятно, убьют еще кого-нибудь. А Дилан получает в тюрьме блага, которых ты и не видел — за папины деньги.

Ларри пришел с обеда мрачнее тучи. Как раз шло обсуждение новой сцены и все были в сборе.

Он подошел к собравшимся и сказал

— Кто тронет моего ребенка, будет жалеть об этом всю свою короткую оставшуюся жизнь.

Наступила тишина.

— Твой ребенок — такой высокий, с темными длинными волосами и в очках?

— Да.

Послышался шепот, кто-то сказал

— Но он же совершеннолетний.

— Да, но у него проблемы со здоровьем. Так что, поняли?

По тому, как погрустнели некоторые лица, сразу стало видно, что поняли.

— Пол или Энди — здесь?

— Нет, завтра приедут отснятый материал посмотреть.

— Мне будет нужен с ними приватный разговор.

— Ларри, у тебя проблемы? — спросил кто-то из актеров

— Да. И большие. И я не знаю, что делать.

Он пошел к себе. Потом позвонил Лане. Судя по тому, что Лана плакала, разговор был не из приятных.

На другой день в перерыве между рабочими трениями Ларри зашел к начальству и сказал, что его сын хочет с ними поговорить. Братья заинтересовались

— Пусть приходит.

— Интересный тип — сказал Энди, когда Ларри ушел и показал статьи в интернете.

— И что это светило здесь делает?

— Судя по всему, ему крепко досталось, вероятно хочет мести.

— Хм — сказал Пол. — пусть придет, послушаем и решим.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.