электронная
180
печатная A5
372
6+
Принцесса сильфов

Бесплатный фрагмент - Принцесса сильфов

Объем:
116 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4474-0160-3
электронная
от 180
печатная A5
от 372

Глава 1. Мечтательница

Калитка, запутавшаяся в побегах вьюна, темная зелень вишневых листьев — солнце просвечивает искрами; дом прячется в этих побегах, ветвях и солнечных брызгах… бетонная дорожка, крыльцо…

— Деточка! Ты где?!

Маленькое оконце абсолютно не пропускает солнечные лучи. Может, протереть? Девочка подняла руку, коснулась ладошкой запыленного стекла и… передумала.

Пыль и паутина не пугают ее. Наоборот. Этот мир, ограниченный косыми переплетениями деревянных балок — чердак. Укромный уголок, место, где никто тебя не потревожит. Ну, разве бабушка…

— Ириша!

Отозваться? Или нет?

Чердак большой, пыльный, и в его недрах скрыто столько замечательных вещей. Вон там, в углу стоит деревянный сундук с железными петлями на крышке, очень старинный. У девочки есть почти такой же, но маленький деревянный сундучок, в нем она хранит свои сокровища: сломанные броши, обрывки цепочек, выпавшие неведомо откуда блестящие камешки, сережки без пары, пуговицы, стеклянные шарики с пузырьками внутри, хрустальные кубики, которые когда-то были украшением настольной лампы, и еще много чего интересного. Раньше этот ящичек служил дедушке, он держал в нем инструменты. Но потом подарил его Ирише. Конечно, сначала дедушка подновил ящичек, почистил и покрыл лаком, так, что получилась настоящая шкатулка для драгоценностей. Взрослые очень смешные. Они думают, что Ириша собирает всякие безделушки просто так, в смысле: коллекционирует. На самом же деле, все совеем не так. Потому что Ириша давно ищет и никак не может найти маленьких человечков. Она точно знает, что крохотные прекрасные люди существуют. Она уже прочитала много книжек и посмотрела все-все мультики, она все знает о волшебных летунах, вот только, никак не может найти их. Она даже придумала себе игру, и частенько забирается одна на чердак к своим сокровищам. Она мечтает, и на крышке большого сундука возникают роскошные залы и галереи волшебного замка, где живут крылатые человечки и их прекрасная королева. Хрустальные кубики превращаются в столы и колонны, стеклянные шарики запросто играют роль аквариумов в подставках из колец, броши становятся мозаиками и картинами, монетки, сложенные одна на другую и чуть сдвинутые в сторону — лестницами. Когда материала не хватает, под рукой большой сундук. А в нем! Ах!

Если поднатужиться и открыть тяжелую крышку, а потом убрать слой пожелтевшей ваты… Елочные игрушки! Вот шишки, огромные, матового стекла, тяжелые, зеленоватые, усыпанные блестками. Так, а это — фигурки из картона, оклеенные цветной фольгой: мальчики на санках, девочки в шубках, зверюшки… глаза разбегаются! А вот часы-ходики, тоже стеклянные, с выпуклым циферблатом. Такие повесишь на лохматую елочную лапу, и считай: пол елки украсил. Шары. Тут их видимо-невидимо! Огромные, солидные, будто в изморози; маленькие, блестящие, гладкие и с вдавленным рисунком: то звезды, то лампочки, то смешные рожицы. Макушка — наконечник. Вы никогда не видели такой макушки! Она очень высокая, похожая на шпиль старинной башни. Желто-зеленая, у основания она расходится в замысловатую фигуру, переливающуюся всеми цветами радуги, и постепенно сужается, превращаясь в острый шпиль. Даже можно уколоться! Вот, если бы построить настоящий замок, и приделать к нему такую башню!

Но самое интересное — шуршащий дождик и струящаяся мишура. Вот где богатство!

Блестящий комок тонких полосок, которые так трудно разбирать; потом, мохнатые пышные гирлянды разных цветов. Можно, накинув на шею, представить себя певицей из старого фильма, или дамой, которая прогуливается, помахивая концом мехового боа… Ах, как восхитительно! Из мишуры выходит славный лес густой и дремучий с разными опасностями. А из дождика вообще можно сделать все, что угодно: пышные перины кроваток, новые наряды для сережек-принцесс, еще дождиком удобно разделять между собой комнаты дворца.

На самом дне — разноцветные гирлянды: тугой жгут из зеленых проводков и крохотных лампочек. Дедушка сам их собрал и раскрасил. Лампочки мигают по очереди, отчего получается бегущая дорожка светляков, если выключить свет. Но на чердаке нет розетки, поэтому гирлянду никак нельзя использовать, а то была бы целая иллюминация для обитателей замка. Жаль…

Ой! Надо скорее все уложить обратно. Голос бабушки звучит совсем близко. А то еще влезет на чердак…

— Бабушка, я иду!

— Спускайся деточка, к тебе девочки пришли.

— Ба, скажи им, что меня нет!

— Сама скажи! — рассердилась бабушка, — со своими подругами разбирайся сама, а обманывать нехорошо!

— Ладно…

Лестница высокая и девочка слезала осторожно, чтобы не соскользнула нога. Снизу за ней наблюдали бабушка и огромный лохматый дворовый пес Бобик. Бабушка волновалась:

— Ох, упадешь ты когда-нибудь оттуда. Скажу дедушке, чтобы спрятал лестницу.

— Ну, бабушка! — Девочка уже спустилась и стояла, запрокинув перепачканное лицо и отряхивая ладошки от блесток.

— Опять в игрушки лазила? Все побьешь, на Новый Год будет пустая елка!

— Я осторожненько!

Девочка порывисто обняла бабушку, прижалась головой к ее фартуку и так же быстро отстранилась.

Бобик, удостоверившись, что все в порядке, лениво отошел в тень и завалился спать. Он, как и положено, таскает за собой тяжелую цепь, прикрепленную к ошейнику, честно облаивает всех чужаков, заходящих во двор, натягивает цепь, прыгает на калитку, сотрясая забор. И только очень немногие знают, что Бобик просто играет роль. На самом деле, он совершенно свободен. Его ошейник легко снимается, достаточно Бобику тряхнуть лохматой головой, да слегка помочь себе лапой. Что он и проделывает по вечерам, когда хозяева ложатся спать. Бобик где-то гуляет всю ночь, а утром, как ни в чем не бывало, возвращается к своему рабочему месту, просовывает голову в ошейник и ждет появления деда и бабушки с завтраком.

Ириша присела на корточки возле своего любимца и потрепала его мощный загривок. Пес добродушно заворчал. Девочка засмеялась, вскочила и побежала к калитке. Там переминались с ноги на ногу две соседских девчонки. Недавно дед привез машину чистого желтого песка, а из него так замечательно получаются пирожки! Девочки пришли, чтоб уговорить владелицу золотистой песчаной горки поиграть с ними.

В палисаднике хорошо! Таинственный мир, спрятанный от посторонних глаз под узловатыми ветвями старой груши: скалистая серая гряда фундамента под домом, цветочные джунгли, жасминовый бурелом, верные пограничные стражи — вишневые деревья и Золотая гора. И так было всегда!

— Давай играть в принцев и принцесс, — предложили подружки.

— Мне не хочется, — девочка все еще находилась под впечатлением чердака.

— Тогда давай построим дом! — не отставали подружки. Девочка задумалась и вдруг сказала:

— Я знаю, как мы будем играть: мы будем искать маленьких человечков в цветах!

— Как это? — удивились подружки, — каких человечков

— Ну, это маленькие люди, совсем, как мы, только крошечные и очень красивые, — девочка посмотрела на свой мизинец, — вот такие. — Подружки замерли от восторга.

— И мы будем их искать?

— Будем. Но они всегда осторожные и хорошо прячутся. Потом, они умеют летать. У них такие серебристые крылышки, как у стрекоз. — Девочка прикрыла глаза, она прямо увидела своих загадочных человечков с их чудесными крылышками.

Все трое прошли в палисадник и вскоре исчезли в цветочных зарослях.

Девочки исчезли, их присутствие выдавали качающиеся головки соцветий. Шуршала листва. О чем-то думала старая груша.

У самого забора смородина и дикая ежевика. Девочки пробрались к заманчивым ягодам, усыпавшим ветки. Некоторое время молча обрывали сочные сладкие шарики. Пресытившись, выбрались на песчаную горку. Уселись, каждая со своей стороны и принялись сосредоточенно рыть: коридорчики, пещерки, переходики. Они украшали все это веточками, травинками, цветными стеклышками, камешками… В конце концов, сооружение слилось в один большой лабиринт: то ли замок, то ли город.

— Думаешь, они сюда прилетят? — спросила одна из подружек.

— Конечно, им же интересно. Они подглядывают сейчас за нами и ждут, когда же мы уйдем, чтоб все поближе рассмотреть, — объяснила девочка.

— А если мы спрячемся, чтоб они подумали, будто нас нет, — предложила другая.

— Где же мы спрячемся? Нет, нас слишком много. Вон, какие здоровенные! Заметят сразу, — покачала головой хозяйка.

— Ириша! — позвала бабушка, — иди кушать. Девочка с неудовольствием оторвалась от своей работы, встала с колен, попыталась отряхнуть песок с платья и рук.

— Ты выйдешь потом? — спросили подружки.

— Не знаю, — быстро ответила девочка.

Она убежала домой. Подружки понуро побрели к калитке. В палисаднике стало тихо и пусто. Лишь цветочные головки шептались о чем-то своем.

А через мгновение кажется… Серебристый смех, легкое дуновение и вот: стайка прекрасных крылатых существ, дрожа прозрачными крылышками, взлетела из цветочной гущи и опустилась на песчаный город. Крохотные люди бродили по лабиринтам, заглядывали в пещеры, прыгали по камешкам и рассматривали друг друга сквозь осколки цветного стекла. Они о чем-то говорили тонкими голосами. Потом собирались на самой большой, утрамбованной детской ладошкой площадке, и, взявшись за руки, закружились в хороводе под чудесную тихую музыку.

Девочка подкралась к палисаднику и замерла за углом дома… Она во все глаза смотрела на мельтешащих крохотных волшебных человечков. Не веря себе, потерла руками глаза… Стайка стрекоз взвилась в небо и пропала в горячем летнем воздухе. Но девочка улыбнулась.

— Я думаю, вы существуете! Просто вы — маленькие, а я — большая! Не бойтесь!

Она подошла к игрушечному городу, села в песок, и, напрягая глаза, всматривалась в его поверхность, пытаясь найти следы невесомых существ. Стайка летунов тихо смеялась у нее над головой.

Глава 2. Дворец из картона

Ириша тараторила взахлеб:

— Понимаешь, они есть, они существуют, я точно знаю.

— А мне мама сказала, что на самом деле никаких летающих человечков не бывает, это только сказки, — назидательно ответила Наташа.

Ириша сердито глянула на подружку:

— Да ты сама подумай, — девочка начала загибать пальцы, — Дюймовочка — раз, лилипуты — два, маленькие феи с крылышками — три… Она победоносно посмотрела на подругу, — а ведь есть еще и человечки из музыкальной шкатулки, Незнайка со своими друзьями, и много других историй и сказок о крохотном волшебном народе. Так?

— Ну, — Наташа смотрела во все глаза.

— Все эти сказки писали люди взрослые, писатели, сказочники. Уж они-то точно видели этих человечков, может, даже дружили с ними. Только никто им не верил, вот они и писали сказки, точнее, они писали правду, а люди думают, что это — выдумки, — горячо доказывала Ириша.

— Так, где же тогда живут эти человечки? — Наташа готова была согласиться.

— Не знаю, — девочка вздохнула и пожала плечами. — У них должен быть какой-то город, замок, или что-то в этом духе, а, может, у них даже есть своя собственная страна,… а что? У всех есть своя страна, и у них должна быть.

Сразу после завтрака подружки убежали на луг и сидели там, расстелив на траве старенькое покрывало. На покрывале были разложены несметные сокровища: картонная коробка из-под обуви, превращенная в чудесный дворец; все окна и двери в нем открывались, внутри он был обставлен с необыкновенной пышностью: шелковые занавески и балдахины, золоченые троны, крохотные стульчики, зеркала; поистине королевская спальня, располагалась на втором этаже, куда вела широкая лестница; галереи, увитые гирляндами и устланные коврами, были даже светильники, напольные вазы, картины и статуи. Были даже настоящие часы, укрепленные над главным входом. Правда, они остановились давным давно, но ведь это нет так уж и важно.

Девочки увлеченно играли. Обитатели замка: прекрасные принц с принцессой, их друзья и подруги (ничего нет проще: достаточно нанизать на сухую былинку цветочный бутон, и вот уже красавица в пышной юбке спешит на свидание к своему возлюбленному, а возлюбленный — такая же былинка, только вместо камзола — зеленый лист, да лихая шляпа-ромашка на голове…). Самые лучшие наряды, конечно, были у принцессы и принца. Для этого Ириша уговорила бабушку, чтоб та позволила ей сорвать недавно распустившуюся сочно-бардовую георгину, а Наташа принесла с собой несколько розовых бутонов. Дамы одевались в юбки из ноготков, жасмина, полевых цветов. Принц щеголял в голубом мундире из лепестков колокольчика. Замок и всю обстановку Ирише помогли сделать ее тетки-студентки, приехавшие на каникулы. Ириша долго рассказывала им о своей мечте и, наконец, начала рисовать, чтоб было нагляднее. Тетки увлеклись, так постепенно возникла идея создания такого мини-дворца для волшебных человечков. На чердаке нашлась большая обувная коробка; затем была разорена Иришина коллекция конфетных фантиков, ведь требовалось большое количество разноцветной фольги. В дело пошли старая пудреница с овальным зеркальцем, сломанная брошь с зелеными камешками, несколько сережек, оставшихся без пары, кусочки цветного шелка и разноцветные нитки из бабушкиной коробки с рукоделием. Дворец вышел на славу! Изнутри и снаружи стены его были оклеены картинками, вырезанными из поздравительных открыток, крохотная мебель, тщательно выполненная из бумаги, кусочков ткани и ореховой скорлупы. Целый месяц Ириша вместе со своими тетками создавала этот шедевр и, наконец, он был готов.

Подруга Наташа первая удостоилась чести увидеть чудо-дворец. Налюбовавшись, девочки решили идти играть на луг, прямо за огородом.

Ириша несла коробку очень осторожно, боясь повредить. Когда они благополучно миновали заросли кукурузы, тропинка уткнулась в провал копанки — колодца с черной водой, дедушка закрывал его деревянной крышкой, чтоб ненароком никто не свалился. Но девочки часто поднимали крышку и всматривались в непрозрачную глубину, пытаясь определить, есть ли у колодца дно. Ириша утверждала, что колодец бездонный, потому что ведет прямиком в подводное царство.

— Ты все придумываешь, — пугалась Наташа, и подружки, с замирающими сердцами ложились на траву и опускали головы через низкий борт деревянного сруба. Вода даже в самую жаркую погоду оставалась холодной и неподвижной. Девочки бросали в колодец листья, и они неподвижно лежали на поверхности, как будто она была стеклянной.

Но сегодня колодец не интересовал подружек, поэтому они равнодушно прошли мимо, открыли покосившуюся калитку и направились к старой иве — там, в тени ее ветвей, было излюбленное место их игр.

Наташа увлеченно наряжала дам и кавалеров, а Ириша снова начала мечтать:

— Вот, представь себе, если бы в этом дворце жили настоящие маленькие люди, — сказала она.

— Скажи, ты правда их видела? — отозвалась Наташа, раскладывая цветочные головки о оценивающе их рассматривая.

— Правда… Вчера…

— А тебе не показалось? — спросила подружка.

— Нет. Я незаметно вернулась в палисадник, — ответила девочка, — они думали, что я еще в доме, а я потихоньку подкралась и спряталась за цветами. Они были там.

— Маленькие люди?

— Да. Такие крохотные человечки со стрекозиными крылышками в серебристых платьях, тоненьких, как будто светящихся…

— Здорово, — вздохнула Наташа, она заслушалась, отложив в сторону былинку-принцессу в пышной юбке георгине.

Становилось жарко, цветочные головки привяли и уже не казались пышными нарядами, а стали просто умирающими цветами. Игра наскучила.

— Пойдем на реку? — предложила Наташа.

— Пойдем, — согласилась Ириша, — только надо дворец отнести домой и бабушку предупредить.

— Да мы быстренько сбегаем, никто и не заметит, — уговаривает Наташа, — а дворец оставим на огороде, потом заберем, на обратном пути.

Ириша засомневалась, но потом решила, то так будет лучше и быстрее. Играть надоело, а на реку хотелось.

Подружки поспешно собрали разбросанные по покрывалу цветы, закрыли коробку с дворцом и потащили все это на огород, положили аккуратно рядом со срубом копанки, коробку заботливо накрыли покрывалом.

— Ну вот, так хорошо, — приговаривала Ириша, — побудь тут, — сказала она, обращаясь к дворцу, — мы скоро вернемся.

Большая белая кошка Мурка вышла из зарослей кукурузы и уставилась на девочек.

— Мурка, посторожи, ладно, — попросила Ириша. Мурка молча проводила взглядом мудрых зеленых глаз убегающих девочек и вспрыгнула на крышку колодца…

Подружки скрылись за калиткой. Мурка растянулась на прогретой солнцем дощатой крышке и прикрыла глаза.

Легкий ветерок прошелестел в стеблях кукурузы, пробежал по траве, подкрался к покрывалу и откинул его с заветной коробки. Серебристые тела замелькали в воздухе, снизились. Мурка чуть приоткрыла любопытный зеленый глаз. Крохотные человечки скользили по покрывалу и крышке коробки легкими ножками, перелетали с места на место, заглядывали в прорези окон картонного дворцы. Некоторые наиболее бесстрашные уже проникли внутрь коробки, другие только толпились у двустворчатых дверей, сбившись кучкой. Мурка не двинулась с места, только чуть шире приоткрыла оба глаза. Коробка наполнилась жизнью: трепетом крылышек и шорохами ножек чудесных малюток.

Человечки бродили по залам и лестницам, смотрелись в овальное зеркало, прикасались к стенам, вазам и картинам, ложились на кроватки и садились в кресла. Мурку они не боялись, как будто знали ее раньше и были уверены, что кошка их не тронет. Они вели себя беспечно: схватившись за руки, водили хороводы, играли в прятки, забираясь в цветочные головки, оставленные девочками в покрывале; их голоса звенели тихими серебряными колокольчиками, почти неслышными.

За низким штакетником, на лугу появилась маленькая сгорбленная женщина в серых лохмотьях. Она погоняла корову, лениво бредущую среди высокой травы. В зарослях ивняка сердито прокричала какая-то птица. Крупная лиловая стрекоза неизвестно откуда появившаяся на огороде, стрелой мелькнула в воздухе и зависла над картонным дворцом. Глаза Мурки хищно распахнулись, сверкнув изумрудами. Кошка вскочила и угрожающе зашипела на слишком любопытную самозванку. Но та и не подумала улетать. Она опустилась на край покрывала, недалеко от дверей дворца и притаилась, словно захотела поохотится на его обитателей. Не тут-то было. Мурка, громко мяукнув, прыгнула прямо на стрекозу. Той каким-то чудом удалось увернуться, она буквально выпорхнула из-под когтистых лап кошки, оставив на память кусочек блестящего жесткого крылышка. В коробке произошел быстрый переполох, крохотные летуны, спохватившись, бросились вон из-под сводов дворца, серебристыми стрелами взмывали в жаркий воздух и быстро таяли, не оставляя следа.

Мурка облизнула усы, нервно отряхнулась и вернулась на прежнее место. Все стихло. Только где-то далеко слышался глухой колокольчик одинокой коровы.

Глава 3. Лиловая стрекоза

До реки — рукой подать, сразу за лугом — поле с высоченной травой; по полю бежит узенькая мелкая речушка, сплошь заросшая камышом. У моста речушка немного шире, там глубина по шейку, дно и берег песчаные. Но там купались незнакомые мальчишки, и подружки отошли немного в сторону, к деревянным мосткам, на которых удобно сидеть, свесив ноги в воду. Здесь совсем мелко и дно илистое, только побродить можно. Зато мостки спрятаны в камышах. Тихо, голоса мальчишек едва слышны, поют кузнечики, и множество стрекоз танцуют свои замысловатые танцы над водой.

Девочки молча наблюдали за стрекозами, как те, то стремительно проносились мимо, то замирали у самой воды, чуть подрагивая слюдяными крылышками. Но тут, их внимание привлекла весьма необычная стрекоза, крупная, лилово-радужная, с бархатными крыльями. Она уселась на высокую камышину недалеко от девочек и сидела, уставившись на подружек, огромными бусинами таких же блестящих, как все ее тело, глаз.

— Ух, ты! — прошептала Наташа, — вот бы поймать! Я такой не видела никогда. Она тихонько сползла с мостков в воду и протянула руку к невиданному чуду. Но стрекоза мгновенно взмыла ввысь и исчезла, как будто ее и не было. Наташа огорченно вздохнула:

— Жаль, сачка нет… Может, сбегать, принести?

Ириша смотрела в одну точку в пространство, куда, как ей казалось, улетела стрекоза:

— Не надо, — произнесла она.

— Почему? — Наташа снова уселась рядом.

— Представь, если бы тебя ловили скачком?

— Но я же только посмотреть хотела поближе, а потом бы выпустила, — объяснила Наташа.

— Все равно, — настойчиво не соглашалась Ириша, — вот, выйдешь ты гулять, а тебя сачком начнут ловить, да потом рассматривать, понравится тебе?

— Но она же насекомое! — раздельно произнесла Наташа.

— Откуда ты знаешь? Может, они так наблюдают за нами.

— Кто?

— Волшебные человечки, — быстро сказала Ириша. — Смотрят, какие мы, можно ли с нами дружить. А мы с сачками за бабочками бегаем и стрекоз ловим, вот они и не хотят нам показываться. Только иногда, как вчера… или, вот, эта лиловая стрекоза… Может, это разведчик, превратился в стрекозу и наблюдает.

— Сочиняешь! — восхитилась Наташа.

Но подруга только покачала головой.

— Нет, я так думаю, что они нас видят и все о нас знают, а показываются только тем, кто им нравится.

Ириша замолчала и задумалась, что-то никак не давало ей покоя, что было не так с этой стрекозой? Вдруг, она вспомнила:

— Ты видела? У нее крылышко сломано!

— Как-то, не обратила внимания, — призналась Наташа.

Одинокая корова, позвякивая колокольчиком, прошла совсем рядом. Маленькая женщина в сером изношенном платье и грязном фартуке остановилась и скользнула взглядом по девочкам, свесившим ноги с мостков в быструю воду. Ириша заметила этот взгляд и поежилась. Женщина ей не понравилась.

Наташа тоже посмотрела на коровницу:

— Видала, — шепнула подружка, — мама никогда у нее молоко не берет.

— Бабушка к тете Наде ходит за молоком, — тихо ответила Ириша, — а эту я не знаю, кто она?

Наташа пожала плечами:

— Она совсем недавно переехала, в тот дом, что в конце улицы

— А-а, — протянула Ириша, я — думала, там никто не живет, дом-то совсем развалился.

— Теперь она живет. — Утвердительно кивнула Наташа, — Говорят, корова у нее злющая и бодучая, и сама она…

— Кто говорит? — заинтересовалась Ириша.

— Мальчишки, — Наташа махнула рукой в сторону речного пляжа; потом она снова понизила голос и зашептала — теперь на лугу надо смотреть в оба, потому что она корову не привязывает, выгонит со двора пастись, а корова так и ждет, как бы кого боднуть! — Наташа сделала страшные глаза.

— И кого корова уже забодала? — Испугалась Ириша. Не то чтобы она была трусливой, но к коровам и гусям относилась, все-таки, с опаской, потому что кто же знает, что в голове у шипучего гуся или у рогатой коровы?

— Некоторых забодала, — с важным видом подтвердила Наташа.

— Знаешь, пойдем домой, — быстро предложила Ириша.

— Пойдем, — так же быстро согласилась подружка.

Назад возвращались задумчивые.

Мурка по-прежнему дремала на крышке колодца. Когда девочки приблизились, она поднялась, выгнула спину и зевнула во всю пасть. Спрыгнула на тропинку и пошла себе. Дворец был в целости и сохранности, только край покрывала откинут, да цветочные головки перемешались, наверное, ветер…

Коробку Ириша отнесла на чердак, поставила на крышку сундука с игрушками, «так он целее будет» — решила девочка.

Глава 4. Ворота Луны

Вечером Ириша долго смотрела в окно, песчаная гора мягко поблескивала в свете уличного фонаря, качала узловатыми ветвями старая груша. Мурка сидела на заборе, задрав мордочку к темнеющему небу.

Но что это? Девочка всмотрелась внимательнее. Ночные бабочки? Нет, не похоже… Но тогда… не может быть! Над Муркой вились несколько маленьких летунов, вот именно сейчас Ириша поняла, что ее кошка совершенно спокойно общается с волшебными человечками, именно общается, потому что кошка сидела совершенно спокойно и мордочка, обращенная к фигурке в серебристом платьице, была серьезной и даже очень сосредоточенной.

— Кис-кис-кис, — позвала ее Ириша, высунувшись в форточку, но кошка не удостоила ее вниманием, а летуны тут же исчезли, как будто их и не было.

— Мурка! — Ириша чуть не заплакала. Так обидно ей стало. Подумать только, с кошкой они дружат, разговаривают, а с ней с Иришей — нет.

Теперь-то уж Мурка не отвертится! Ириша видела, точно видела волшебных летунов!

Мурка мягко спрыгнула с забора и исчезла в цветах. Ириша снова позвала ее, но в палисаднике, как и на улице, было тихо, ни один листочек не шевелился. Только яркая луна заливала все вокруг бледным светом.

— Ну ладно же, — шепнула девочка, спрыгнула с подоконника и на цыпочках, чтоб никого не разбудить, торопливо выскользнула из комнаты, пробралась на веранду и распахнула входную дверь.

Не прошло и минуты, как Ириша уже была в палисаднике. В двойном свете луны и фонаря на земле и песчаной горке лежали резкие причудливые тени. Ни один листочек не шелохнулся, так было тихо; стебли цветов и ветви деревьев казались нарисованными черной тушью. Вот здесь сидела Мурка и рядом с ней были маленькие человечки, Ириша точно видела. Но куда же они все подевались? Девочка тщательно осмотрела все вокруг, проверила каждую травинку, заглянула под разлапистые листья ревеня. Нет, нигде и ничего.

Ириша оглянулась, подняла голову, и вдруг, странный отблеск показался в чердачном окне. Девочка присмотрелась. Так и есть. На чердаке кто-то был. Потому что теперь Ириша поняла: огонь, привлекший ее внимание, не один, их там несколько, как будто горят свечки и их неверные огоньки вспыхивают и затухают, как будто… гирлянда! Елочная гирлянда, что собрал дед. Конечно!

Это что же? Выходит, на чердак пробрался кто-то посторонний, залез в сундук с игрушками и включил гирлянду с бегущими огоньками?! Но ведь там, на сундуке стоит ее Иришин волшебный замок!

Больше не раздумывая, девочка бросилась к лестнице, ведущей на чердак, и мгновенно взобралась по ней. Но странно, дверь на чердак была закрыта, как обычно, на деревянную щеколду. Что же, выходит, этот самый посторонний сам себя закрыл?

«Что-то здесь не так» — подумала Ириша. Она осторожно, стараясь не дышать, приникла к узкой щелке между досками. Оттуда по-прежнему пробивался свет, и еще Ирише показалось, что она слышит музыку, как будто звенят серебряные колокольчики, тихо и нежно.

На чердаке действительно был свет, но никакого отношения к бегущим огонькам он не имел, потому что чердак был наполнен светлячками, они были повсюду: кружились в воздухе, сидели на балках перекрытий, на сундуке, пробегали по полу. Особенно много их собралось у Иришиного картонного дворца…

— Это никакие не светляки, — одними губами прошептала Ириша, — это волшебные человечки со своими фонариками.

Действительно, света было так много, что Ириша отчетливо видела стрекозиные крылышки и легкие, почти прозрачные тела волшебных летунов. Их тончайшие одежды переливались и светились, они казались то серебристыми, то нежно розовыми, то отливали в золото, то переливались перламутром.

Рука девочки сама собой потянулась к щеколде, она осторожно повернула ее и слегка приоткрыла чердачную дверцу.

Всего одно мгновение — еще мелькали перед глазами девочки крохотные фонарики, еще раздавался звон серебряных колокольчиков, но, увы: на чердаке никого не было. Пахло теплой пылью, да за окошком светил уличный фонарь.

Ириша протерла глаза, покачнулась и чуть не свалилась с лестницы. Она покрепче ухватилась за перекладину и пошире распахнула дверь. Никого и ничего.

Девочка поднялась еще на одну ступеньку и вошла. Она почти ощупью добралась до сундука и, взяв картонный замок, поднесла поближе к окошку. Нет, сейчас ничего не разглядеть. У нее нет с собой ни фонаря, ни лампы, а света с улицы недостаточно. Ириша вздохнула и отнесла замок на место.

Может быть, остаться на чердаке и ждать, когда человечки снова появятся? Вряд ли они придут, если Ириша будет здесь. Да и дома могут хватиться ее. Придется слезать и дожидаться утра. Но уж утром-то она все тщательно осмотрит и найдет доказательства существования маленьких летунов!

Ириша снова вздохнула, выбралась наружу, закрыла чердак на щеколду, осторожно спустилась по лестнице и бегом побежала в дом.

Бесшумно миновала все скрипучие половицы и юркнула под одеяло. «Ничего, ничего, вот, утром я все узнаю» — подумала Ириша, засыпая.

Глава 5. Васильковая фея

…она летела над землей, невысоко так, чтобы Ириша могла хорошенько разглядеть ее черные волосы и волны василькового платья, красиво развеваемого встречным ветром. Она была как нарисованная акварелью картина, и все-таки живая, смеющаяся, удивительная. «Фея» — решила девочка.

Она смеялась и звала.

«Вот бы и мне так летать» — подумала Ириша и побежала следом за васильковой женщиной. Это было нетрудно: она летела медленно, оборачивалась, улыбалась ободряюще и взмахивала полной рукой: «за мной, за мной…»

«Волшебница! Она научит меня» — Ириша бежала и бежала, пока, вдруг не потеряла ее из вида.

Проселочная дорога, по которой бежала девочка, привела ее к полуразрушенному дому, с пустыми проемами на месте окон и дверей; у стен не было крыши, она провалилась внутрь, но Ириша все-таки вошла.

И сразу почувствовала ее за своей спиной. Хотела обернуться, но она взяла девочку за плечи и не позволила.

— Кто ты? — спросила Ириша.

— Зови меня Яной, — чуть помедлив, ответила женщина.

— Яна… очень красивое имя, как ты, ты тоже очень красивая…

Женщина тихонько засмеялась.

— А меня Иришей зовут, — сказала девочка.

— Я знаю…

— Правда! — обрадовалась Ириша, — ты, наверное, фея?

Кто-то был еще. Они не одни стояли среди почерневших обломков стропил, слежавшейся древесной трухи, кирпичных обломков, лежалого мусора. Рядом был еще кто-то, и этот кто-то приблизился.


— Кто здесь? — Ириша попыталась повернуться.

— Стой, — прикрикнула черноволосая, — не шевелись!

— Почему? — Ириша улыбнулась и замерла, вдруг так надо, может быть, именно сейчас начнется волшебство.

— Я должна тебе кое-что рассказать, — просто ответила женщина.

Ириша поверила. Это было похоже на игру, женщина улыбалась за ее спиной, и девочка чувствовала эту улыбку.

— Ты научишь меня летать? — с замиранием сердца, спросила Ириша.

— Я научу тебя всему, что знаю сама — пообещала фея. Она продолжала крепко держать ее плечи, а может, уже и не держала, только Ириша не могла пошевелиться.

— Но это — потом, а сейчас я расскажу тебе, как попасть в волшебную страну.

У девочки перехватило дыхание.

— Ты ведь мечтаешь познакомиться с маленьким народом?

— Да, откуда ты знаешь?

— Я все знаю. А теперь слушай: в Волшебную страну ведет несколько ворот: солнечные лунные и радужные. Открыть их очень просто, достаточно запомнить и произнести заветные слова. Ворота Луны открывают лунный свет, бегущая вода и блеск серебра. Повтори, — велела она.

— Луна, вода и серебро, — поспешно повторила Ириша.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 372