печатная A5
467
16+
Приключения кавказца в России

Бесплатный фрагмент - Приключения кавказца в России

Современная проза для легкого чтения

Объем:
178 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
16+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4485-5005-8

Я хотел назвать свой рассказ «Похождения ловеласа», но подумал, что чересчур фривольное получается название.

Да, пожалуй, и не смогу оправдать ожиданий читателя.

Все-таки мой герой на ловеласа не потянет.

Наверное, более близка к истине одна моя читательница, отзыв которой хочется привести:

«Вообще-то, это не столько приключения, сколько трогательная история о том, как встретились несколько человек, растерянных, неблагополучных.. которые опираясь друг на друга, карабкаются наверх, строят свою благополучную жизнь. В общем, побеждает человечность. Для меня эта история не столько развлекательная, сколько поучительная. Спасибо.» Людмила Р.


Не могу удержаться, приведу слова еще одной моей читательницы:


«В Приключениях кавказца есть правда жизни и милосердие.

Есть интрига. А сколько их сейчас на обочине жизни, сошедших со своего круга?

Так что пишите и зовите к милосердию и пониманию. Смелее! Удачи Вам!

Валентина Т.»


Коротенькое предисловие.


Вначале я хотел написать повесть с любовью, с кровью, признаниями-слезами, с предательствами-изменами, раскаяниями-клятвами, ураганами чувств, бурями эмоций.. А потом почему-то передумал.

Даже сам не знаю, почему из своей бурной, бестолковой жизни, полной ошибок, несуразных поступков, выбрал именно этот эпизод, где нет острых ситуаций, неожиданных, резких поворотов…

Может быть, потому, что этого всего в нашей жизни с избытком? Уж чего-чего, а негатива хватает. И у меня такое ощущение, что читателю начинают надоедать душераздирательные сцены, описание жутких ситуаций.


Есть такая славная традиция в мировой литературе — писать о психопатах, проблемных, ущербных, неблагополучных.

Понятно — для того, чтобы привлечь читателя, нужны острые ситуации, бурные события. У художественной литературы кроме развлекательной роли еще и такая миссия — это школа жизни, проигрываются самые неожиданные ситуации, читатель ставит себя на место героев, учится избегать неприятностей и проблем.

Не знаю, что получилось, но я решил нарушить традицию, написать о нормальных, более или менее здоровых, уравновешенных. Конечно, моих героев не назвать успешными, благополучными. Хотя.. как посмотреть.

Я вырвал из своей нелепой, беспокойной жизни неделю, описал, боюсь — слишком подробно и нудно.. Не могу обещать, что повествование окажется увлекательным и интересным.. впрочем, — кому как. Но могу твердо обещать, что буду честен со своими читателями.

Есть писатели, у которых очень хорошо развита фантазия, могут на ходу сочинять увлекательные сюжеты, острые ситуации. У меня это не получается. Если начинаю выдумывать, искажать реальные события, начинается путаница, нестыковки, ляпы.. Да и великий лодырь я, не могу загружать мозги. А шлепать по клавиатуре, не очень напрягаясь — это уже проще.


Мне уже делали несколько раз замечания, что масса нестыковок, не очень правдоподобное повествование..

Не думаю, что эта история такая уж невероятная. Ее делают неправдоподобной несколько удивительных совпадений.

Но в моей жизни были совпадения более невероятные, которые я, возможно, как-нибудь еще опишу.

..И лучше будь один, чем вместе с кем попало.

ОМАР ХАЙЯМ

Глава первая

Я стал чувствовать себя неважно. Появились головные боли, давление начало скакать, стал нервным, мнительным, слабость навалилась, какое-то малодушие..

Вообще-то такое состояние возникало и раньше, но на этот раз еще и незнакомые боли в области сердца… хочешь, не хочешь — заставили задуматься.

Пришлось обратиться к врачу, своему давнишнему приятелю, Иосифу Гуркину. Подумал — наверное надо бы к кардиологу пойти, но решил, что если надо будет, добряк, балагур и умница Иоська подскажет хорошего врача, в общем, ему виднее. И правильно сделал.

— Не думаю, что это серьёзная болезнь, — заявил он, прослушав-простукав меня, — Загляни к Марату Абаеву, на всякий случай, хороший специалист, но мне кажется — здесь налицо банальное переутомление. Ты когда в последний раз за границу ездил, на курортах отдыхал?

— Лет триста назад, — честно признался я… — Не люблю я эти заграницы, никогда не выезжал за пределы своей любимой необъятной родины, да что-то и не тянет меня в эти хургады и таиланды…

— Не-ет, милый, так не пойдет. Жизнь на пределе до добра не доводит. Периодически расслабляться просто необходимо. Дальше пойдут серьезные болячки. Ну, необязательно за границу.. ты вроде где-то в Сибири учился, вот и поезжай, вспомни студенческую молодость, сейчас много туристических агентств, предлагают очень интересные туры — рыбалки-охоты, байдарочные походы. Но — подальше от жены, рутины, забот-хлопот.. Кстати, как у тебя твой «маленький бизнес», как дома? Давненько мы с тобой не виделись, месяца три, наверное, но ты тогда выглядел посвежее, а сейчас раскис, изможденный какой-то..

— Да бизнес.. слава Богу, пока на плаву. А вот дома — полный швах. Никакого взаимопонимания, придирки, скандалы.. Тут еще теща подключилась. Довольно напряженная обстановка. Придется мне искать себе пристанище в другом месте.. Да практически семьи как таковой и нет. Она из очень обеспеченной семьи, привыкла к роскоши. И, по-моему, у нее завелся, как бы правильнее назвать.. богатый друг сердца.. У них несколько кафе, магазинов, налаженное производство. Меня хотели пристроить винтиком в свой бизнес, но я не оправдал их надежд. В общем, я оказался в этой семье лишним. Как говорится, не ко двору пришелся.

— Вот отсюда и все беды. Заклевали тебя твои милые дамы. Я тебе прямо скажу — ты слишком деликатный, другой бы сказал — слабохарактерный, но я так не стану выражаться. Человек ведь — тот же зверь. Сразу чувствует слабину, падение жизненной энергии.. И тут же на голову садится. Пресловутый феномен запаха крови. Она еще будет каяться, умолять тебя. А душевные силы нигде не купишь. Единственное средство — хороший отдых, витамины, свежий воздух. Ну, и, желательно — хорошие люди в ближайшем окружении… Если бы меня послушался, я бы тебе посоветовал уехать в российскую глубинку, оторваться по полной: каких только там не найдешь — и пышнотелые брюнетки, и субтильные ласковые блондинки, и темпераментные шатенки… Эх, мне бы самому надо бы вырваться, только момент такой, в ближайшие несколько месяцев не смогу. А ты поезжай, поезжай, голубчик, не пожалеешь, мне еще спасибо скажешь. Только не увлекайся, помни анекдот… они ведь, анекдоты все из жизни берутся:

— Что тебе привезти с курорта, милая, — говорит муж.

— Да что угодно — сейчас всё лечится, только СПИД не вези…

Оба хохочем, но у Иоськи не смех, а раскаты грома.

— Да нет, — вяло реагирую я. — Тут и так масса проблем.. И возраст все-таки… на носу сорок лет, пора остепениться.. Да и боюсь я.. Одна только морока и канитель с бабами…

— Но-но, — строго говорит он. — Ты мне упаднические настроения брось. Мы еще повоюем. Вот еще лет через сорок.. там посмотрим, идти на покой, или нет.. А что боишься — это хорошо. Нынешняя молодежь.. палец в рот не клади.. Оттяпает под самый локоть, да еще облизнется. В общем — давай так договоримся: встречаемся через два месяца. Месяц тебе на разгульный образ жизни, на встряску, еще месяц — в себя приходить… А вот если еще останутся жалобы… Это уже болезнь, будем лечить… Да, попей на всякий случай вот эти таблеточки, совершенно не имеют побочки, но здорово поддержат.


Человек очень быстро поддается дурному влиянию. Особенно — такой слабовольный человек, как я. Словом, меньше, чем через неделю я себя обнаружил выходящим из поезда дальнего следования в одном из областных центров Волго-Вятского региона.

Надо честно признаться: подтолкнуло меня к этому шагу одно маленькое обстоятельство. Надежда Яковлевна, моя хорошая знакомая из процветающего агентства недвижимости подбросила мне покупателя, получила свои честно заработанные комиссионные, и неожиданно у меня в кармане оказалась кругленькая сумма в пару тысяч баксов. Нет, сумма не сказать — огромная, но у меня было припасено еще столько же: видимо — в моей подленькой душонке давно теплилась такая гадкая мыслишка, немного гульнуть. Тем более — об этом объекте я и думать забыл, дача на неудачном, безлюдном месте, вдали от дорог и цивилизации. Правда, место живописное, красивое.. в общем, нашелся любитель тишины и уединения.

У меня в виде заначки оставалось еще несколько участков в более перспективных местах, на которых я понемногу строил домики.

И вот, у меня в распоряжении оказалась такая сумма — с сотню тысяч с небольшим, наших, полновесных, российских рублей, и я решил их потратить до последней копейки на… как их называют.. чувственные наслаждения.. услады для тела… сладострастие.. похоть..?


Если уж быть честным до конца, должен сделать еще одно признание. Все-таки в глубине души сидела у меня эта надежда — разом оборвать все связи с прошлым, начать новую жизнь. Еще одна, тайная, даже от самого себя надежда — встретить родственную душу, человека, с которым будет полное взаимопонимание. Впрочем, я понимал, что это лотерея, что об этом мечтают почти все, и так она и остается мечтой..


Итак — время было не позднее, что-то около пяти часов, весна в самом разгаре… даже, пожалуй, начиналось лето.. Я устроился в недорогой гостинице в центре, решил не торопиться, осмотреться, снять для начала миленькую девочку-путану…


С таким вариантом — поискать «злачные места», пойти в ресторан, обойти ночные клубы, дискотеки.. решил повременить. Разве что воспользоваться в крайнем случае, если не подвернется более или менее приличная особа.


Решил немного пройтись, начать знакомство с городом, набрел на стихийный рынок, каких в Российских городах в то время было предостаточно на каждом шагу.


Первый вечер моего пребывания в этом славном городе ознаменовался двумя событиями. И если первое событие — знакомство с Надечкой я полагал важным, то второе событие — знакомство с Валерой, оказалось не менее важным, хотя я не придал большого значения.


Надо заметить — меня всю жизнь сопровождают приключения. И самое интересное здесь — в общем-то я никогда не бываю инициатором, все происходит помимо моей воли. Если кому-то надо спросить который час, или спросить как пройти по таком-то адресу, из сотен прохожих он обратится именно ко мне. А уж просить денег на хлеб, на проезд, опохмелку… сам Бог велел…


Вот и заросший, неопрятный мужик на костыле, мимо которого я шел.. к кому же ему обратиться, когда вот он я — иду:

— Парень, добавь на пиво, помираю..

Мужик в самом деле был плох. И не дать ему двадцатник — один из величайших грехов. Особенно когда в кармане двадцать тысяч с небольшим на текущие расходы. А может здесь роль сыграло то, что я в нем узнал себя в не таком уж далеком прошлом. Несколько раз падал и поднимался. Пару раз подкатывался к самому краю пропасти.

— Так ты же не перенесешь целую бутылку, — подавая двадцать рублей, сказал я.

Удивительно, но он не стал спорить, даже во взгляде, который он бросил на меня, появилось осмысленное выражение:

— Так что мне делать.. все равно скоро помирать.. А так.. пойду домой, хоть вырублюсь..

— Ну, не знаю, смотри сам, — я говорил без особого интереса, — может обойдешься половиной бутылки? Помирать-то тебе рановато, молод еще.

— Да кто ж остановится на половине бутылки? — удивился он. — А может.. ты сам отопьешь?.. Или тебе впадлу пить с конченным пропойцей, — прибавил он, заметив на моем лице легкую улыбку, которую я не смог скрыть.

— Прости меня Господи, за гордыню, за самомнение, — мелькнула у меня мысль, хотя первая мысль была именно эта: ну правильно, как раз мой уровень, мне только остается пить с базарными алкашами-ханыгами..

— Да нет, Боже упаси брезговать, я куплю бутылку, мы с тобой ее разопьем.

Он протянул деньги, я отмахнулся.

— Чудак, если у меня останутся деньги, как ты думаешь, с ними пойду домой? Я же напьюсь.. — вполне резонно заметил он.

Забрал деньги, купил литровую пластиковую бутылку и два пластмассовых стаканчика, когда вернулся, возле него уже маячили опухший с расцарапанной рожей мужичок, и «синюшка» из фильма ужасов.

Я расслышал последние фразы:

— Валер, угости, помираем, мочи нет..

— Да вы что офигели, меня самого угостили, нашлась добрая душа..

«..совсем хорошо, вокруг меня сколачивается цвет округи..» — мелькнула очередная мысль.

Вручил алкашам по стаканчику, наполнил их, пол-бутылки вручил Валере, не стал выслушивать их пламенные благодарности, бросил что-то вроде:

— Будьте здоровы, иди домой, Валера, поспи, не падай духом..


Хотя и поспешил скорее удалиться от этого места, где торговали чем угодно, где было шумно и грязно, у меня не было определенного маршрута и цели.


Вы в судьбу верите? Я тоже не очень верил до того момента…


Я и внимания не обратил на девочку-подростка, которая маячила на перекрестке. Весьма невзрачная фигурка: какая-то поношенная рыжая курточка, какие-то брючки несвежие… Проходя мимо, довольно близко, угораздило же меня глянуть ей в глаза…. Глаза ее были прекрасны. И еще, о таких глазах, наверное, говорят — полные тоски и одиночества…


Возникло ощущение, что чья-то твердая рука вела меня, и наконец я прибыл. И этот кто-то моим голосом сказал:

— Ну что ж, давайте знакомиться…

— Надя, — торопливо сказала она, будто давно меня ждала здесь, и ждала этого предложения. — Только.. вы хороший человек?

Мне показалось, она спросила — тот ли вы человек?

А что я должен был ответить?

— Не знаю.. Время покажет.. По крайней мере я вас пальцем не коснусь без вашей просьбы. И еще обещаю — ни одного грубого слова от меня не услышите…

Как бы правильнее сказать, она встрепенулась, просто на глазах расцвела:

— Ой.. правда?…

А мне почудилось:

— Наконец-то..

— А вы.. вы местный? — в ее голосе была и надежда, и страх, и мольба…

Мог ли я соврать? Мог, наверное. Но не стал:

— Нет.. я с Кавказа.

— Ой, а я кавказцев боюсь.. Говорят — они злые. И грубые.

У нее в глазах была звериная тоска и надежда, что я скажу — да нет, я пошутил, какой из меня кавказец.. Но она услышала другое.

— Ну, раз говорят.. Значит не судьба.. — пробормотал я, и собрался уходить. Но она, похоже, не собиралась закруглять разговор, мне показалось, ожидала еще чего-то.

Потом я часто вспоминал эту сценку, думал — ведь была прекрасная возможность прервать общение, прервать контакт, прервать отношения.

Но.. Судьба, наверное, сильнее.

Она смотрела на меня не мигая, молчала..


— А вы, Надечка.. вообще-то что здесь делаете? Ждете кого-то? Часом, не на свидании?

— Да-да.. Нет-нет.. В общем — жду человека. Мне надо отдать денег, — заговорила она торопливо, и я понял, что мое присутствие здесь нежелательно.

— Я вам дам свой телефон на работе, а вы позвоните завтра.. — продолжала она так же торопливо. Тогда еще сотовая связь только входила в обиход, она продиктовала телефон, я записал, понял, что аудиенция закончена, стал уходить.

— Постойте, — сказала она. — В жизни всякое бывает.. если вдруг не сможете дозвониться, тогда приходите вечером ко мне домой.

И назвала адрес.

В общем — если эта маленькая девочка собиралась вызвать у меня душевное смятение и беспокойство, это ей прекрасно удалось.


Шевельнулось легкое сомнение — если она на свидании и поспешила от меня отделаться, зачем она так ухватилась за меня? Получается — она не хочет, чтобы ее видели со мной? Ответ на этот вопрос пришел позже. Наоборот, она не хотела, чтобы я видел ее с тем, другим.. Боялась, что если его увижу, больше к ней не приду.


Было еще рано — шел седьмой час. Я стал думать, чем бы занять вечер…

Вспомнил о своем намерении — снять симпатичную путану.. Нет, пожалуй, на сегодня хватит приключений, хорошего понемногу. И вообще… черт меня дернул — послушался этого ловеласа Иоську. Ну какой из меня Казанова? Сидел бы у себя в Тепловодске, там тоже масса туристических агентств, очень даже интересные маршруты… Мелькнула даже малодушная мыслишка: не махнуть ли обратно… Стал себя стыдить: мужик ты или нет в конце-концов! Тем более любопытно все-таки, обманула эта девчушка… Надечка, или нет? Стал вспоминать ту сценку.. Кстати, при спокойном размышлении стало доходить — а она ведь никакая не девчушка, а вполне взрослая девица. Просто красивая очень, чистое, свежее лицо, красивые с рыжинкой волосы до плеч, и что главное в ней, что привлекает — натуральность, простота. Никакой картинности, кокетства, жеманности.. Или такая ловкая актриса? Женщины ведь.. они от природы лицедеи, кого хочешь сыграют…

Ну, так или иначе — меньше, чем через сутки все станет ясно. Хотя.. зачем столько ждать, позвоню завтра с утра и узнаю.. В общем, в тот вечер никаких других стоящих внимания событий не было, погулял по парку, вышел на крутой берег большой реки, полюбовался ландшафтами, пошел спать. Спал здоровым сном праведника, проснулся поздно, долго нежился в постели, в одиннадцатом часу при довольно бодром расположении духа пошел искать хороший ресторан с намерением плотно позавтракать…


Первое утро моего пребывания в этом славном городе не обещало головокружительных приключений, но небольшое событие наклёвывалось..


Со звонком Наде долго тянул, подумал еще: а может и вовсе не надо? Ну вот было у меня предчувствие… я бы не сказал — недоброе.. но ощущение, что с этой особой в мою жизнь войдут весьма бурные события, имело место. И еще ощущение имело место — чего-то странного в ее поведении. Или я чересчур мнительный?.. Надо сказать, у меня очень хорошо развито чувство опасности. Острого сигнала не поступало, но…

Трубку сняли сразу, будто сидели и ждали с нетерпением моего звонка:

— Алё, алё, слушаю вас, говорите!.. — послышался звонкий голосок.

— Э-э.. доброе утро.. А мне бы Надежду Винтер.. — промямлил я.

— Надь, тебя какой-то нерешительный молодой человек спрашивает, — заливался озорной голосок.

— Да-да, слушаю вас.. — ну, этот голосок был куда приятнее.

— Вчера как-то скоропостижно всё произошло, я даже не успел представиться.. Это Юра, Юрий Борисович. Как у вас дела, встретили человека, отдали деньги?

— Да, да, всё нормально, отдала.. да там денег-то.. На булку хлеба.. Ой, я же забыла сказать, что работаю до трех, хорошо, что пораньше позвонили..

— Ну и как, сегодня увидимся? — мне не хотелось выглядеть назойливым, но было в ней что-то такое..

— Конечно, у вас же и адрес мой записан, — удивилась она, только что не прибавила: что за глупый вопрос. — И мы знаете, как сделаем? В противоположном углу перекрестка где мы встретились, в глубине скверика есть картинная галерея, там выставка. Я всё собиралась пойти.. в общем — я буду вас ждать в фойе в четыре часа. Правда, я буду свободна всего на полчаса.. ну, в общем — там поговорим..


До вечера, до встречи с Надей было еще далеко.. Появилась мысль — а интересно, ограничусь ли ею, или еще потянет на романы? А не кобель ли я? Нельзя, наверное, распускаться, себя надо сдерживать, а то вовсе вразнос уйдешь. Как любил шутить мой дружок Славик Пашкин, посмотрю-посмотрю, да уйду, наверное, в большой секс..


Я на тот момент еще не знал, что ожидают меня впереди довольно бурные события.


Как-то не задумываясь, механически, видимо, повинуясь стадному инстинкту, я оказался опять на том же базарчике, где был вчера. И тут же, конечно, замаячила фигура вчерашнего алкаша Валеры, человек с костылем ведь издали в глаза бросается.

Я хотел избегнуть встречи, но тот оказался ловчее, заметил меня, приветливо, как старому другу, замахал рукой. Потом я часто задумывался, были ли у меня по отношению к нему какие-то предчувствия, какие-то неясные влечения…?

И вообще, у меня иногда возникло ощущение, будто кто-то вел меня твердой рукой, я действовал по хорошо расписанному сценарию.

Я, конечно, подошел, поздоровался за руку.

— Ну, как у тебя дела, как жизнь, рассказывай, — голос у него был глуховатый, с придыханием.

— Да как сказать.. вполне терпимо, — мой голос, думаю, был бодрее. — Конечно, кто без проблем..

— Без проблем-забот.. и жить было бы неинтересно.. — пробормотал он. — А я, брат, вот видишь до какой жизни докатился.. вот это, я понимаю — проблема..

— Да-а-а.. Положеньице твое, конечно, неважнецкое..

— Да что там неважнецкое — полный швах..

— Не хочешь попытаться выкарабкаться? — впрочем, без большой надежды, так, для поддержки разговора спросил я.

— Хотеть, конечно, не вредно.. Только.. поздно. Сил нет, ради чего, кому я нужен?.. Вот ты вчера подошел ко мне, вроде и не общались мы толком, а у меня появилось какое-то ощущение.. слабая надежда.. Но у тебя же своя жизнь, свои дела, заботы.. Мне иногда кажется, если бы встретился хороший человек, может у меня еще появился интерес к жизни. Но.. Не хочется обольщаться, моя песенка, пожалуй, спета..

— Ну-ну, не так мрачно, как говорили древние мудрецы, пока дышу — надеюсь. А сколько тебе лет? — я продолжал разговор чисто механически, по инерции. Хорошо, что не брякнул — еще пятидесяти, небось, нет.

— Тридцать восемь недавно стукнуло, — как-то устало, даже, пожалуй, обреченно молвил он.

— Ну, что ты, — вполне искренне возмутился я. — Жить да жить, самое интересное впереди.. Мы с тобой ровесники, ты даже чуть моложе меня… Жена, конечно, сбежала, дети есть?

— Да я и женат толком не был, детей нет.. Сбежала, конечно, давно.. Кто с ханыгой станет жить..

— Давай, знаешь, как сделаем? Познакомлю тебя с хорошей бабой, попробуем выкарабкаться.

— А что, есть знакомая? — вроде с надеждой спросил он.

— Вообще-то знакомых нет, но мы быстро разыщем подходящую.

— Да нет.. Не верю я, что что-то путнее получится. Особенно, если посмотреть, как мне до сих пор по жизни везло. Да и какой с меня мужик.. перелом тазобедренного сустава, пью вот, видишь.. А бабы, стервы.. сам знаешь.. Да и болею я, сердце слабое.

— Не так все ужасно, Валера.. Сейчас медицина делает чудеса, оперируют, быстро на ноги ставят.

— А откуда ты знаешь, как меня звать? — у него в голосе промелькнули подозрительные нотки.

— Так вчера же твои дружки обращались.

— А-а.. Дружки.. Вот видишь, какие у меня теперь дружки..

— Тут, видишь, единственный вопрос — зеленого змия победить. Как только станешь пить поменьше, все остальное наладится. Инвалидность можно сделать. — У меня откуда-то появилось искренне сочувствие к бедолаге.

— Я пытался сделать документы, походил.. да сил не хватило..

— Ничего, вторую группу инвалидности мы тебе сделаем, здесь проблем не будет.. а живешь ты где, и с кем?

— Да тут совсем рядышком, с мачехой-стервой.. Злобная как овчарка.. Вот она и довела меня до такой жизни, отца угробила.. Одной ногой в могиле, у нас с ней одинаковые диагнозы — аритмия, экстрасистолия, ишемия.. Ей-то под восемьдесят, и я туда же.

— В общем, давай, Валера, мы так сделаем. Я тебе дам сторублевку, а ты старайся немного сдерживаться. А завтра продолжим наш разговор.

— Нет, ста рублей много. Упьюсь я. Дай полтинник, а завтра еще подкинешь.

У меня был двоюродный брат, намного старше меня, так тот страшно пил. Я по молодости лет не спас его, потом тяжело переживал. Чем-то Валера напоминал брата, видимо, это обстоятельство сыграло роль, что я стал относиться к нему с сочувствием.


Ровно в четыре я был в картинной галерее. Она меня ждала у входа. Одета была она уже очень даже нарядно, это была уже не та вчерашняя замухрышка. Выглядела если и не элегантно и изысканно, то уж по крайней мере довольно привлекательно.

— Я купила два билета, проходите в первый зал, я сейчас приду, — сказала она и направилась к зеркалу.

Я зашел в зал, стал рассматривать картины.


— Ну как, интересно? Или не очень? — послышалось рядом.

— Ну.. ничего.. Неплохо.. — пробормотал я.

В самом деле было много интересных работ.. Разные авторы, разные жанры, направления, манера.

Мы медленно переходили от картины к картине, делясь впечатлениями. Оказалось, что у нас с Надей полностью совпадали вкусы, мнения.. Полчаса пролетели незаметно.


— Ну вот.. — меня не покидало ощущение, что ее что-то беспокоит. — Мое время вышло. Нам придется расстаться ненадолго.. Адрес мой не забыли? Попова тридцать восемь, квартира три, мне три коротких звонка. Через полчаса я уже буду дома. И буду ждать вас. Приходите. Придете?

— Приду, — сказал я, но уверенности в моем голосе, мне кажется, не было.

— Приходите, я вкусненького приготовлю, возьму чего-нибудь выпить.. Вы что пьете?

— Вообще-то я не пью…

— Как?! Совсем? Трезвенник? Язвенник? Религиозные соображения? — она заметно оживилась.

— Ну.. не совсем.. А почему это вас удивляет? Не видели непьющих людей? Да и религия не приветствует..

— А вы часом, не моджахед? — она, кажется, затаила дыхание.

— Нет, нет, — успокоил я ее, — вполне умеренных религиозных взглядов. Пивка я попью, наверное, кстати, в питании очень разборчив.. да я всё возьму. А то может — в ресторане поужинаем?

— Вы знаете.. — замялась она, — я бы хотела первый вечер провести в уютной домашней обстановке..

— Ну хорошо.. давайте так..

В ее поведении все-таки были какие-то странности. Я бы не сказал — большие, явно заметные, настораживающие, но все-таки…


Я мог позволить себе устроить просто роскошный ужин, набрать таких вкусностей, которые моя пассия в кино не видела, не то что в натуре. Но я купил недорогой бумажный литровый пакет сухого вина, пару банок пива, пару банок консервов, правда, не удержался, купил большую копченую рыбу. Скорее всего это природная осторожность, зачем привлекать внимание, наверное все должно соответствовать?

— Ой, зачем вы столько всего набрали… У меня же всё есть.. — засуетилась она, когда я ровно через полчаса заявился к ней с большим пакетом. — Ну ладно, вечером у себя поужинаете…

Если честно признаться — я чувствовал себя не очень уверенно. Район, в котором она жила, ну никак не назвать изысканным и аристократическим. Обшарпанные двухэтажные домики семей на двадцать, постройки примерно середины прошлого века, заросшие, захламленные дворы, обитатели под стать — помятые какие-то, угрюмые… Оказалось — жила она в трехкомнатной квартире, из которой сделали коммуналку на три семьи. Ей досталась самая маленькая комнатка — узкий длинный пенальчик, который выходил единственным окном во двор. Понятно — туалет, ванная, кухня — общие. Было довольно тесно — большой холодильник, шкаф, буфет, просторная кровать, и узенький проход.

— Вот так и живем, — виновато сказала она. — Располагайтесь, давайте я за вами поухаживаю. Немного тесновато.. но ничего.. в тесноте, как говорится, да.. Разуваться не надо, я собиралась завтра затеять уборку.. давайте теперь на стол собирать.. Музыку какую любите?

Нет. Я не совсем так представлял себе «прожигание жизни», когда собирался «оттянуться по полной…». Пусть не огромные светлые залы с большими столами, заставленными заморскими деликатесами, марочными винами, дорогими коньяками…. Но ведь и не такое убожество..

Но опять же.. В тех шикарных залах обретаются длинноногие раскрашенные красавицы, готовые продаться тому, кто подороже заплатит. А здесь.. Как аленький цветочек в мрачном лесу — море обаяния, стеснительна, скромна.. И вроде всё натурально.

А стол вышел совсем даже неплохой.

— Ну рассказывайте, как вы живете, чем занимаетесь, что вас привело в наши северные края, — говорила она своим очаровательным, совершенно неподражаемым, голоском, накладывая мне закусок и подливая пива. — Мне всё интересно, сколько у вас детей, сколько жен… У вас же многоженство? Нет?

— Да нет.. — ответствовал я рассеянно и вяло, только чтобы поддержать разговор. — Боюсь вас разочаровать, у нас как-то никогда не практиковались гаремы.. А детей у меня двое.. вернее, трое..

— Ну, молодец! — звонко хохотала она, — Не знает точного количества детей.. Они что, все от разных жен?

— Да нет, почему же.. Всего от нескольких. — Я подыгрывал ей, а она и рада: заливается всё пуще..


Естественно, я не стал ей объяснять, что семьи в общем-то у меня нет, что я поставил крест на своем темном прошлом, и намерен как можно быстрее забыть о нем, как о дурном сне.

В общем, беседа стала налаживаться, о себе я рассказал кое-что, еще несколько занятных историй из жизни, разбавляя анекдотами….

Она оказалась благодарной слушательницей, веселой, интересной собеседницей, очень начитанной, развитой.

Но все-таки я чувствовал в себе некоторую напряженность, не сказать, что тревогу, но неясное беспокойство имело место.

— Ну что ж, Надечка, спасибо за очень хороший вечер, очень приятную беседу.. Для первого вечера, мне кажется, достаточно… Как говорится — дорогие гости, не надоели вам хозяева?…

Лицо у нее сделалось как у ребенка, который намерен заплакать:

— К-как? Уже?! А я думала.. Мы же толком не успели.. Вам далеко добираться? А где вы остановились, я даже не спросила… Вам со мной скучно стало, да?…

Потом — обреченно:

— Скажите честно, придете завтра?

— Скажу вам, насколько во мне есть честности — завтра приду. И еще скажу — с вами было очень интересно. И приятно… Но.. мне надо идти.

— Ну, хорошо. Я вам верю. Провожать не пойду. Да, вот, возьмите запасные ключи, этот от входной двери, этот — от моей комнаты. Приходите пораньше, располагайтесь, читайте, смотрите телевизор, развлекайте себя. Я постараюсь пораньше, часам к трем..


В общем, я собрался уходить: как-то неспокойно было на душе, дом этот мрачноватый, не помню — двух- или трехэтажный, постройки сталинских времен..

Соседки ее по коммуналке привели мужиков, слышались пьяные голоса…

У меня при себе не сказать, что большая сумма наличности была — тысяч двадцать,

наверное, остальные сто тысяч были на кредитке. Надо заметить, дело происходило в начале века, деньги были немного дороже сегодняшнего курса. Четыре-пять тысяч считались хорошей зарплатой.


Так вот она стала упрашивать, дескать, посидим еще полчасика:

— Рано ведь еще совсем, и вообще, мне кажется, вы себя чувствуете скованно, вроде что-то беспокоит. Правда, не знаю, может вас ждут..

Я согласился, решил еще посидеть..


Между делом спросил — кого она там ждала, вроде деньги собиралась отдать..

— Ой, да какие там деньги, мужу надо было на хлеб дать, я его прикармливаю.. — ответствовала она.

Ну, в общем-то все нормально — мужу так мужу. Оказалось, что она с ним в общем-то и не жила.. Тот пьет, опустился, без неё давно пропал бы.

Ну, идет неспешная беседа, говорим о том, о сем.. И вдруг, неожиданно даже для себя, спрашиваю:

— Надечка, а когда мы целоваться будем? — вот ей-Богу, так и спросил.

Она просто была ошарашена. Совершенно растерялась, засуетилась, стала заикаться:

— Я.. как-то.. и не думала.. а что, об этом разве спрашивают?…

Я постарался ее как-то успокоить:

— Да честно говоря, я сам побаиваюсь скоропалительных отношений.. как-то вырвалось.. Просто, наверное, решил прозондировать, выяснить ваше отношение к вопросу..

Она, как зомбированная, пробормотала несколько бессвязных фраз, а потом четко и ясно сказала:

— Ну что делать, надо решиться.. Только отвернитесь..

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.