электронная
96
16+
Правоведение для всех

Бесплатный фрагмент - Правоведение для всех

Понятно и доступно о государстве, законах, судах и полиции

Объем:
584 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-8449-7

Москва — 2017, © Артём Русакович

Введение

Что вы узнаете из этой книги

Основные вещи, касающиеся правовой сферы: самые важные юридические термины, признаки и виды государств, принципы работы судов и полиции. После прочтения вам будет гораздо проще понимать законы, судебные решения, книги и статьи о праве, а также решать правовые проблемы.

Достаточно ли этой книги, чтобы разобраться в праве

Увы, нет. Право — вещь необъятная. Помимо общеправовых терминов и принципов, нужно ещё изучить отдельные отрасли права (конституционное, уголовное, гражданское и др.). Однако сделать это после прочтения моей книги будет гораздо легче.

Кто и для чего должен прочитать эту книгу

Студенты-первокурсники юридических факультетов — чтобы разобраться в предметах, с которых начинается обучение (теория государства и права, судоустройство и правоохранительные органы).

Школьники — чтобы лучше сдать ЕГЭ по обществознанию.

Журналисты — чтобы не ошибаться в статьях о судебных процессах, новых законах и работе полиции.

Преподаватели обществознания — чтобы глубже понимать правовые и политические темы.

Те, кто работает с юристами (бизнесмены, менеджеры, бухгалтеры) — чтобы лучше понимать, почему юристы дают тот или иной совет и что за странные слова они при этом употребляют.

Сами юристы — чтобы освежить знания и вспомнить основы профессии.

Любой другой человек — чтобы расширить кругозор и лучше разбираться в правовых вопросах.

Как пользоваться книгой

В книге есть внутренняя логика и последовательность, поэтому желательно читать все главы в том порядке, в каком они написаны.

Но те, у кого чисто практические цели, могут что-то пропустить. Так, если вы готовитесь к ЕГЭ по обществознанию и не хотите тратить время на лишнюю информацию, можете проигнорировать главы «Правоприменение», «Каучуковые нормы», «Высшие суды», «Суды общей юрисдикции», «Проблемы судебной системы», «Правоохранительные органы: проблемы и реформы», «Юридические термины» — в курсе обществознания этих тем нет.

Если вы бизнесмен, менеджер или бухгалтер, можете пропустить главы о государстве и работе высших судов. В работе они вам вряд ли понадобятся.

Если вы студент-первокурсник юридического факультета, то первые 16 глав (плюс глава «Юридические термины») вам пригодятся при сдаче экзамена по дисциплине «Теория государства и права», а остальные (кроме последней) — по дисциплине «Судоустройство и правоохранительные органы». Последняя глава даёт краткий обзор тех отраслей права, которые вы будете изучать следующие несколько лет.

Как помочь автору

Лучший подарок автору — хорошие продажи книги. Купите побольше экземпляров, чтобы дарить родным и близким. Все сталкиваются с юридическими проблемами, поэтому книгу можно дать почти каждому: детям, коллегам, сокурсникам, начальнику, супруге, родственникам, друзьям, учителям, врачам, сотрудникам ДПС, чиновникам в госучреждениях и любым людям, с которыми вы сталкиваетесь в своей жизни.

Благодарности автора

При работе над книгой мне помогли Наталия Ерёмина, Андрей Ралько, Ксения Чуракова, Булгун Сучинова и Валия Гафарова. Отдельно огромное спасибо за помощь моей жене Марии Оленевой и моим родителям Нелле Русакович и Анатолию Русаковичу.

Книга издана при содействии компании «Юридическая служба столицы» и лично Д. А. Ястребова. Также благодарю за финансовую поддержку Ольгу Соломину, Константина Тишкевича и Доната Еникеева.

Об авторе

Я родился в 1986 г. в городе Урай (Ханты-Мансийский автономный округ), вырос в Уфе, сейчас живу в Москве. В 2006 г. закончил факультет журналистики МГУ им. Ломоносова, в 2016 г. — Московскую государственную юридическую академию им. Кутафина. Работал журналистом, юристом, преподавателем. Автор книг Camp America (о путешествии по США), «Дороги Кавказской войны» (о путешествии по Кавказу), путеводителей «Средняя Азия», «Русский Север», «Урал» (серия «Путешествуем сами»). Занимаюсь судебной защитой прав потребителей, пишу статьи на юридические темы и преподаю право и обществознание. Мой блог в ЖЖ — hitch-hiker.livejournal.com, также меня легко найти в соцсетях Facebook и VK.

Глава 1
Что такое право

Право — искусство добра и справедливости. Сегодня в России это кажется насмешкой, но именно так считали древнеримские юристы и так переводится с латыни их пословица двухтысячелетней давности ius est ars boni et aequi.

Юристы Древнего Рима заложили основы современного права. И если следовать их логике, то право и всё, что с ним связано, — государство, суды, полиция, чиновники и юридические вузы — должны делать мир добрее и справедливее. К сожалению, так получается не всегда, но предназначение права от этого не меняется.

Такое определение термина «право» не совсем научное, и чуть ниже я дам более официальное, но для начала подойдёт и такое. По крайней мере, оно помогает понять, зачем право нужно и что оно делает.

Итак, ключевые понятия в праве — добро и справедливость. Мало кто может дать определение этим словам, но их значение понимает каждый. Задача права — вывести это понимание в чёткие правила, по которым мы определяем, когда и что делать. Согласно этим правилам убийца или вор должны отправиться в тюрьму, нарушитель правил дорожного движения — оплатить штраф, заёмщик — вернуть кредит банку, продавец — выплатить покупателю деньги за плохой товар, кандидат в мэры — занять свой пост, если за него проголосуют горожане.

Иногда правила нужны не для добра и справедливости, а просто для удобства. Например, мы не знаем, что добрее и справедливее — когда люди едут по правой стороне дороги или по левой. Но нужно установить хоть какое-то правило, чтобы люди не сталкивались. В России этот вопрос решён так: «На дорогах РФ устанавливается правостороннее движение транспортных средств» (ч. 5 ст. 22 ФЗ «О безопасности дорожного движения»). Так что, помимо добра и справедливости, одна из целей права — это разумность.

Право отстаивает добро, справедливость и разумность простым способом: устанавливает для людей правила поведения и наказания за их нарушение.

Но это определение объясняет не всё. Например, неясно, почему некоторые правила люди считают справедливыми, а другие — нет, или почему одни правила реально действуют, а другие существуют лишь на бумаге.

Чтобы разобраться, нужно выяснить, как именно люди понимают слово «право». В юридической науке это называют тяжеловесным термином «правопонимание» (или «пониманием права»). Существует три основных подхода к правопониманию: нормативный, философский и социологический.

Три подхода к правопониманию

Нормативный (он же позитивистский) подход — самый простой. Право приравнивается к закону. То есть государство в своих законах устанавливает, что хорошо и правильно, а люди следуют этим законам. Например, жители России могут объединяться в профсоюзы не просто так, а потому, что это им позволяет статья 30 Конституции РФ и закон «О профессиональных союзах…». Если государство сочтёт более разумным запретить такие организации, мы не будем рассуждать и спорить, а спокойно примем такие изменения. Ведь это написано в законе, а значит это правильно.

Также, согласно нормативному подходу, если в законе что-то написано, то так оно и есть в действительности. Скажем, в российской Конституции записано, что Россия — это демократическое и правовое государство (ст. 1) или что «судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону» (ст. 120). Следовательно, так оно и есть — ведь это указано в законе.

У нормативного подхода к правопониманию есть следующие минусы.

Во-первых, закон может быть недобрым, неразумным и несправедливым. Например, государство может запретить людям менять место жительства, работать не по специальности, выезжать за границу, исповедовать что-то, кроме православия или ислама, вступать в любые политические партии, кроме правящей, голосовать за кого-то, кроме действующего президента, — и всё это, с точки зрения нормативного подхода, будет происходить «в правовых рамках». Но многим людям такие правила покажутся несправедливыми. На эту тему есть старая шутка: «Помните — всё, что случилось в гитлеровской Германии, происходило в строгом соответствии с законом».

Во-вторых, закон может в реальности не действовать. Скажем, указанная выше статья 120 Конституции РФ про независимость суда не всегда соответствует реальности — на судей часто давят председатель суда, вышестоящие суды, прокуратура и многие другие субъекты, заставляя их выносить определённые решения. А тезис о том, что Россия в данный момент — демократическое и правовое государство, многие считают очень спорным.

Тем не менее, нормативный подход — самый чёткий и понятный, и благодаря ему сразу видно, что понимают под словом «право». Именно этот подход к пониманию права применяют в учебниках по обществознанию и юридическим дисциплинам. Их авторы просто говорят о правилах, установленных государством, и редко рассуждают о том, насколько они разумны, справедливы и реальны.

Итак, нормативный подход к пониманию права: право — это система правил поведения, установленных государством.

Философский подход (он же нравственный или естественно-правовой) к пониманию права похож на латинскую пословицу, с которой я начал рассказ. Этот подход утверждает, что право — набор правил поведения, отражающих идеи добра, справедливости и разумности. То есть право приравнивается к тому, что люди считают правильным, разумным и целесообразным. А законы и реальная жизнь могут либо отражать, либо не отражать эти идеи.

К этому подходу близка философская идея «естественных прав» — прав, данных человеку от природы. Всеобщая Декларация прав человека 1948 г. в первой статье говорит: «Все люди рождаются свободными и равными в своём достоинстве и правах». То есть не государство что-то даёт или не даёт человеку (как в нормативном подходе), а он изначально рождается с набором определённых прав. И задача государства — защитить эти права. Но разные государства выполняют эту задачу по-разному.

Пример такого подхода — юридическое образование в средневековых университетах Европы. Там, изучали, в основном, римское право, казавшееся идеальной системой отношений между людьми. А законы и реальная жизнь профессоров и студентов не волновали. Точнее, волновали, но только в плане того, насколько они близки или далеки от идеала. «В университетах не преподавали „практическое право“, — пишет Рене Давид в книге „Основные правовые системы современности“. — Университетский профессор учил методу, позволявшему создавать самые справедливые по содержанию нормы, более всего соответствующие морали и благоприятствующие нормальной жизни общества».

Первый минус такого подхода к правопониманию: представление о добром, справедливом и разумном у разных людей и в разное время отличается. Но человечество всё же сформулировало общие представления об этом: в трудах философов, учёных и юристов, а также в нескольких международных документах.

Второй минус философского подхода — он может увести нас далеко от реальности. Вместо понятных правил поведения мы имеем набор идей, которые мало того, что чётко не прописаны, так ещё и не всегда действуют в реальной жизни.

Итак, философский подход: право — это система правил поведения, отражающих идеи добра, справедливости и разумности.

Социологический подход — наиболее приближенный к жизни. Он предпочитает не то, что написано в законе, и не то, что люди считают идеалом, а то, что существует и происходит в действительности. Это тот подход, который применяет каждый человек, когда видит, что в законе написано одно, а в жизни происходит другое.

Выяснить, какие правила поведения существуют на самом деле, помогает социология — наука, изучающая общество. Социологам необходимо провести тщательную и детальную работу: проанализировать статистику, прочитать судебные решения, опросить множество людей. После этого они могут сделать адекватные выводы: как в реальности действует закон и почему в одних случаях он работает так, а в других — иначе.

В России самые интересные и важные исследования по этой теме проводит питерский Институт проблем правоприменения. Его сотрудники занимаются, в основном, проблемами полиции и уголовного судопроизводства. Они не только исследуют практику применения права, но и предлагают пути реформирования полиции и судебной системы. В частности, исследователи ИПП подтверждают правило, сформулированное многими юристами — «если вина человека не доказана, российский судья, скорее всего, даст ему условный срок». Анекдот по этому поводу — разговаривают двое судей: «А ты можешь посадить невиновного?» — «Конечно, нет! Дам ему условный срок».

Вот и исследователи ИПП заметили, что в России с увеличением тяжести наказания увеличивается и доля условных приговоров: «Если по самым тяжёлым из дел средней тяжести (санкция до пяти лет лишения свободы) судьи выносят 33% условных приговоров, то по самым лёгким из тяжких (верхняя санкция — шесть и семь лет соответственно) — уже 51 и 52% соответственно. Вдумайтесь: более половины приговорённых за тяжкие преступления получают условный срок. Это уже был бы не гуманизм, а какое-то бездумное попустительство, если предположить, что судьи действительно верят, что отпускают гулять по улицам серьезных преступников… Похоже, что, не имея возможности отпустить людей, наказывать которых нет достаточных оснований, судьи просто переключаются на самую лёгкую из возможных санкций — условную» (Элла Панеях «Суррогат оправдания. Как российский суд освобождает от наказания»).

Разумеется, это не стопроцентное правило, поскольку иногда судья в России может и оправдать невиновного, а может и дать ему реальный срок. Но общая тенденция именно такова. Для судей важны карьера и добрые отношения со следователем и прокурором, но остатки совести у них всё же есть — отсюда и такое интересное правило.

Для выявления этих и многих других правил и существует социологический подход к праву.

Итак, социологический подход: право — это система правил поведения, реально существующих в обществе.

Соответственно, применяя три подхода к праву, мы можем проанализировать любое правило, установленное законом, и посмотреть:

а) что про это правило написано в законе (нормативный подход)

б) отражены ли в нём идеи добра, справедливости и разумности (философский подход)

в) как оно работает в действительности (социологический подход)

Разумеется, один подход не исключает других. Все они дополняют и углубляют друг друга. Наличие трёх подходов к правопониманию стимулирует нас не просто читать законы, но и размышлять о том, насколько они правильные, и смотреть, применяются ли они на практике.

И примерно как для христиан Господь един в трёх лицах (Отца, и Сына, и Святого Духа), так и право для нас едино в трёх этих подходах. Чем более развитое и демократическое государство, тем меньше различий между ними: государство устанавливает добрые, справедливые и разумные законы, а руководители страны, чиновники, судьи и простые люди в действительности им следуют.

В российском праве, очевидно, эти подходы иногда расходятся. От этого при обсуждении правовых проблем иногда возникает лёгкое чувство шизофрении. Очень часто у нас можно услышать разговор про то, что «по-хорошему должно быть так, а закон написан вот эдак». Или — «вообще, в законе написано это, но в жизни все происходит вот так». Или даже — «по-хорошему должно быть так, но в законе написано по-другому, а в действительности все вообще иначе».

В дальнейшем я буду рассказывать о праве, исходя больше из нормативного подхода, и часто смешивать понятия «право» и «закон». Но, естественно, там, где такой подход расходится с двумя другими, нужно делать на это поправку.

А пока я дам определение права, где попробую совместить все три подхода. И пусть пока они часто не совпадают, но когда-нибудь, надеюсь, таких расхождений будет гораздо меньше.

Итак, право — это установленная государством и действующая в обществе система правил поведения, отражающих идеи добра, справедливости и разумности.

Право и другие социальные нормы

Добиваться добра и справедливости в отношениях между людьми можно по-разному. И наше поведение регулируют многие правила. Наука объединяет их все в понятие «социальные нормы». Эти нормы говорят нам о том, что хорошо и что плохо, как относиться к другим людям и как вести себя в разных ситуациях.

Правовые нормы — это лишь один вид социальных норм. Но есть и другие.

Например, существуют моральные нормы — правила, в которых отражены представления о добре и зле. Они говорят о том, что обманывать — плохо, а помогать другим — хорошо, и, соответственно, запрещают первое и поощряют второе. Самую важную моральную норму, так называемое «золотое правило нравственности», сформулировали в своё время все развитые цивилизации. Она гласит: «Поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой».

Заставить людей соблюдать моральные нормы непросто. В идеале после нарушения человека будут мучить совесть и осуждать окружающие, но на практике это происходит не всегда. Кроме того, моральные нормы не очень конкретны и оставляют простор для толкования.

Ещё существуют религиозные нормы. Частично они совпадают с моральными — например, многие религии предписывают помогать другим людям и говорить правду. Есть и более специфические правила: например, ислам обязывает верующих пять раз в день совершать намаз (молиться), а христианство призывает соблюдать пост (запрет в определённые дни есть мясные и молочные продукты).

Человек соблюдает эти правила, если верит, что сверхъестественные силы (один или множество богов) накажут его за неправильное поведение.

Ещё один вид социальных норм — корпоративные. Это правила, которые установили разные негосударственные организации: профсоюзы, объединения предпринимателей, политические партии. Такие организации отстаивают права своих участников, так что исключение из их числа может лишить человека ряда преимуществ.

В некоторых странах это очень действенный метод. Например, в США неполиткорректная лексика не запрещена законом. Однако такие запреты есть в корпоративных нормах — в кодексах журналистской этики, правилах ассоциаций газет и телеканалов и т. д. И журналист за частое употребление в эфире слова «ниггер» или «латинос» может вылететь из профсоюза или лишиться работы.

Итак, корпоративные, религиозные и моральные нормы — все они, как и правовые нормы, входят в понятие «социальные нормы».

Чем же отличаются правовые нормы от всех прочих социальных норм и как соотносится их содержание друг с другом?

Прежде всего, правовые нормы установлены государством, и государство обычно наказывает за их несоблюдение. Это, конечно, более действенный метод — как говорил известный американский бандит Аль Капоне, «добрым словом и пистолетом можно добиться гораздо большего, чем просто добрым словом».

С другими социальными нормами всё не так жёстко. Их устанавливают сами люди, и ответственность за несоблюдение не столь серьёзная. Скажем, в случае с моральными нормами — лишь общественное осуждение и муки совести (если она есть). За нарушение религиозных норм человека может ожидать недопуск к причастию, отлучение от церкви и самое страшное — попадание в ад после смерти. Но в загробную жизнь многие не верят, и такое наказание их не пугает.

Что касается содержания, то жёсткой границы между социальными нормами нет. Очень часто нормы права совпадают с другими социальными нормами. Например, право запрещает убийство и кражу — и то же самое делают религия и мораль. Но иногда право обходит молчанием тот вопрос, который регулируют мораль и религия. Скажем, мораль и религия предписывают помогать людям, попавшим в беду, но право такого не требует — точнее, требует только от людей, в чьи обязанности это входит (пожарные, врачи, полицейские). А иногда право противоречит морали и религии. Скажем, несмотря на недвусмысленный запрет «не убий», существующий в христианстве, некоторые страны с преимущественно христианским населением (США и Белоруссия) до сих пор практикуют смертную казнь.

Но, повторюсь, чаще всего правовые нормы совпадают с другими социальными нормами (особенно с моральными). Если точнее — конкретизируют их содержание.

Например, правило «нельзя обманывать других людей» дало много правовых норм в самых разных случаях. Если вы ложно обвиняете кого-то в совершении преступления сексуального характера, — с точки зрения закона, это разновидность клеветы. Наказание за неё предусмотрено ч. 4 ст. 128.1 УК РФ (штраф или обязательные работы на срок до 400 часов).

Если вы обманываете людей, чтобы похитить их имущество стоимостью от 5 тыс. руб. до 250 тыс. руб. — это мошенничество с причинением значительного ущерба гражданину. Наказание предусмотрено ч. 2 ст. 159 УК РФ (до 5 лет лишения свободы).

Наконец, если вы обманываете суд, выступая свидетелем, — это разновидность заведомо ложных показаний. Наказание за них предусмотрено ч. 2 ст. 307 Уголовного кодекса РФ (до пяти лет лишения свободы).

Кроме того, во всех трёх случаях вы обязаны возместить ущерб тем, кто пострадал от вашего обмана — это регулируется Гражданским кодексом РФ, в частности, статьями 150—152 (о компенсации морального вреда) и главой 59 (об обязательствах вследствие причинения вреда).

Право говорит не обо всех разновидностях обмана. Многие из них правом не учтены и остаются в ведении морали и религии. Вы часто можете кому-то что-то пообещать и потом спокойно забыть об этом. Известная пословица говорит, что «обещать — не значит жениться». Это тоже обман, и он осуждается моралью, но право (по крайней мере, в России) здесь ничего не регулирует. За такой обман вы человека к ответственности не привлечёте и ничего с него не получите.

Граница между правом и другими социальными нормами часто менялась. Например, раньше почти везде право затрагивало вопрос верности в браке. Этот вопрос до сих пор регулируют мораль и религия — в большинстве случаев люди осуждают измену. Однако государство сегодня никак за неё не наказывает. Только в некоторых исламских странах (в частности, в Иране) супружеская измена считается преступлением и за неё предусмотрено наказание.

То же самое касается гомосексуализма. Не так давно разные государства активно с ним боролись. Ещё в XX веке в Германии, Великобритании, Советском Союзе, некоторых штатах США и многих других странах половой акт между двумя мужчинами считался преступлением. Очевидно, тогда правовая норма совпадала с моральной — общество осуждало такое поведение, и это нашло отражение в законе. В Уголовном кодексе РСФСР до 1993 г. была статья 121 «Мужеложство», дословно звучавшая так: «Половое сношение мужчины с мужчиной (мужеложство) наказывается лишением свободы на срок до пяти лет». Но позже произошёл сдвиг: люди перестали считать это аморальным и вредным, поэтому и закон прекратил вмешиваться в эту сферу. Сейчас в большинстве развитых стран этот вопрос не регулируется, и люди сами решают, с кем спать — с человеком другого пола или того же самого. Опять же исключение составляют разные исламские страны — тот же Иран, а также Афганистан, Пакистан, Узбекистан.

Ещё один пример — проблема свободы слова и гласности. Какие мысли высказывать, о чём писать и говорить — стоит ли сюда вмешиваться и насколько? Обычно под запрет подпадает лишь прямой обман (см. выше) или неправомерное распространение результатов творчества (книг, фильмов, технологий). Что же касается общедоступной и правдивой информации, а также мнений на её счёт — здесь каждое государство решает вопрос по-своему. Где-то можно говорить и писать всё, что угодно, где-то — почти всё, где-то — только то, что соответствует официальной идеологии.

В частности, сегодня в России закон запрещает распространять идеи и художественные образы, которые российское руководство считает вредным для общества. Сепаратизм, суицид, употребление наркотиков, гомосексуализм, терроризм, экстремизм, проблемы религии, межнациональная и социальная рознь — обсуждение этих проблем может быть расценено как пропаганда и наказано штрафом и тюрьмой. Целые ведомства и тысячи чиновников и полицейских заняты тем, что выискивают на форумах и в социальных сетях ту информацию, которая подпадает под пропаганду перечисленных явлений, а судьи рассматривают дела и выносят по ним приговоры. Но, возможно, когда сменится руководство страны, запреты уйдут в прошлое, а всё это будет урегулировано только моральными, религиозными и корпоративными нормами.

Таким образом, право входит в систему социальных норм, но границы между правовыми нормами и всеми остальными (моральными, религиозными, корпоративными) не всегда можно чётко выделить. Какие-то правовые нормы совпадают с моральными, какие-то — нет, но чаще всего правовые нормы уточняют и конкретизируют содержание моральных норм под разные ситуации.

Что ещё понимают под словом «право»

Слово «право» — очень многозначное. В толковых словарях можно найти не менее десятка значений этого слова, и половина из них имеет юридическое содержание.

В определении права я сказал «установленные государством», но правильнее было бы сказать «государствами». На нашей планете почти 200 государств, и каждое из них устанавливает свои правила. Плюс есть нормы международного права, обязательные для стран, которые о них договорились. Все в целом они образуют ту самую систему правил, которыми руководствуются люди. Причём действует она не только на Земле, но и в космическом пространстве, которое освоил человек. Ведь если где-то есть люди и созданные ими вещи, то и там могут возникнуть имущественные споры, произойти преступления, начаться и закончиться семейные и трудовые отношения — в общем, всё то же самое, с чем мы сталкиваемся здесь, на Земле. Так что право — это система правил всего человечества.

Но чаще всего так глобально люди не мыслят, а понимают под правом систему правил, установленную каким-то одним государством («российское право», «право Франции» или «право США»). Происходит это потому, что каждый из нас обычно живёт в одном государстве и подчиняется, в основном, его правилам.

Также под правом понимают практическую деятельность юристов («я занимаюсь правом») или просто набор знаний о правовой сфере — науку («он изучает право»). В этом смысле синонимом «права» является слово «юриспруденция», что в переводе с латинского означает «знание права» или «правоведение».

Ещё слово «право» используют для обозначения системы правил в какой-то одной сфере жизни (уголовное право, налоговое право, семейное право) или в какой-то одной ситуации (право собственности, залоговое право) — то есть для обозначения таких явлений как «отрасль права» и «правовой институт» (подробнее о них я расскажу позже).

Перечисленные выше значения объединяют в понятие «право в объективном смысле».

Этому понятию противопоставлено «право в субъективном смысле». Им называют данную человеку законом возможность что-либо делать или иметь, чем-то пользоваться или распоряжаться («право на бесплатного адвоката», «право на самооборону», «родительские права» и т. д.). Этих прав может быть много и принадлежат они конкретным людям.

В частности, избирательное право в объективном смысле — это система правил, регулирующих выборы и референдумы, а избирательное право в субъективном смысле (или субъективное избирательное право) — это право человека избирать или быть избранным. Другой пример: право собственности в объективном смысле — это система правил, регулирующих вопросы владения и распоряжения имуществом, а право собственности в субъективном смысле — это возможность человека иметь определённые вещи. И если из контекста неясно, какое именно «право» имеется в виду, авторы юридической литературы могут пояснить, что речь идёт об объективном или субъективном смысле этого слова.

В английском языке с этим проще — там есть два разных слова: law и right. Соответственно, law — это право в объективном смысле, а right — право в субъективном смысле.

Как и любая другая наука и сфера деятельности, право требует знания базовой терминологии. Без неё будет сложно понять, как же это право работает. Вот эти базовые понятия, которые нужно знать каждому, кто хочет изучить право:

правоотношение;

субъект права;

источник права;

нормативный правовой акт;

закон и подзаконный акт;

норма права (или правовая норма);

правовой институт;

отрасль права;

система права;

публично-правовой и частно-правовой;

правонарушение;

юридическая ответственность;

правоприменение;

государство и формы государства;

суд;

правоохранительные органы.

Хотя неподготовленного человека все эти слова могут напугать, поверьте — разобраться в них под силу любому. Но об этом в следующих главах.

Резюме

Существует три основных подхода к правопониманию (т.е. к тому, что считать правом). Нормативный подход приравнивает право к закону, философский — к идеям добра, справедливости и разумности, социологический — к реально действующим правилам. Если совместить три подхода, то право — это установленная государством и действующая в обществе система правил поведения, отражающих идеи добра, справедливости и разумности.

Правила поведения, из которых состоит право, называются правовыми нормами (или нормами права). Они входят в число социальных норм, наряду с моральными, религиозными и корпоративными. В чём-то правовые нормы совпадают с другими социальными нормами, в чём-то — нет. Чаще всего правовые нормы конкретизируют и уточняют моральные нормы.

Право как система правил поведения — это объективное право или право в объективном смысле. Право как возможность что-то делать — это субъективное право или право в субъективном смысле. Кроме того, право — это практическая деятельность юристов или юридическая наука (она же «юриспруденция»).

Глава 2
Правоотношения и субъекты права

Термин «правоотношение» практически неизвестен людям без юридического образования. Крайне важно разобраться со смыслом этого слова, потому что без него нельзя понять многие другие вещи.

Итак, правоотношение — это общественное отношение, урегулированное нормами права, участники которого связаны взаимными субъективными правами и юридическими обязанностями.

Ну а теперь по порядку.

Что такое «общественные отношения»? Если говорить просто, то это отношения между людьми по какому-либо поводу.

Вообще, общественных отношений очень много, в том числе тех, которые нормами права не урегулированы. Возьмём, например, отношения между мужчиной и женщиной. Есть много вопросов, по поводу которых им нужно договариваться — кто моет посуду, кто платит в ресторане, где проводить отпуск, как разрешать конфликты. Все эти и многие другие вопросы изучают психология, философия, этика, сексология и другие науки, а сами люди руководствуются разными социальными нормами (прежде всего, моральными). Но право в эти вопросы не вмешивается. Даже если стороны договорились о чём-то — «я буду мыть посуду, если ты будешь готовить!» — государство не защищает эти договорённости и не принуждает стороны соблюдать их. Соответственно, это отношение — общественное, но не правовое. И даже если они поженятся, право вмешается в эти отношения только по одному поводу — относительно имущества, которое у них появится во время брака.

Но есть много таких отношений, которые право активно регулирует. Именно поэтому в определении указано — «урегулированное нормами права». Такие отношения возникают при заключении сделок, нарушении закона, исполнении служебных обязанностей и по многим другим вопросам.

Обычно право регулирует отношения между людьми следующим образом: в определённой ситуации даёт одному право, а на другого налагает обязанность. И если второй свою обязанность не выполняет, то государство по требованию первого наказывает нарушителя или принуждает эту обязанность выполнить. Вот и вся нехитрая схема. Причём права и обязанности могут быть не только у людей, но и у организаций, в том числе у государства.

Право, которое налагают на одну из сторон правоотношения, — это право в субъективном смысле или субъективное право (о разнице между субъективным и объективным правом см. первую главу «Что такое право»). Означает оно возможность человека выбирать модель поведения. Причём эта возможность охраняется государством. Например, право на свободу передвижения даёт человеку возможность как поехать куда-то, так и остаться на месте. Право требовать возврата долга даёт человеку возможность как требовать его, так и не требовать. Государство, давая право человеку, как бы говорит: «Ты можешь поступить так, а можешь и не поступать — выбор за тобой, в этом и есть твоё право. А если кто-то будет нарушать твоё право — мы его накажем».

Обязанность (также её называют «юридической обязанностью») — это модель поведения, которое государство требует от человека в какой-то ситуации. Подписал человек договор — обязан выполнять, совершил преступление — обязан ответить, поступил на работу — обязан работать, получил доход — обязан уплатить налоги. Юридическая обязанность не даёт человеку выбора — он должен поступить именно так, как предписывает закон или договор. Государство, налагая на человека обязанность, как бы говорит ему: «Ты обязан поступить так, других вариантов нет, в этом и есть твоя обязанность. А если будешь нарушать — мы тебя накажем».

Примеры и виды правоотношений

Наиболее явный пример правоотношения возникает после заключения договора. Скажем, владелец квартиры подписал с кем-то договор найма жилого помещения (в просторечии — договор аренды). Из-за этого у владельца квартиры появилась обязанность предоставить жильцу помещение на срок, указанный в договоре, а у жильца — право требовать предоставления этого помещения. В свою очередь у владельца квартиры появляется право требовать от жильца оплаты, а у жильца — обязанность вовремя оплачивать квартиру. Может возникнуть ещё с десяток взаимных прав и обязанностей по другим вопросам: кто и как убирает помещение, платит коммунальные платежи, делает ремонт. И каждый раз праву одного человека будет соответствовать обязанность другого. Это один из примеров имущественного отношения, которое регулируется гражданским правом.

Если человек поступает на работу, то он вступает с работодателем в трудовые отношения. Цитата из ст. 15 Трудового кодекса РФ: «Трудовые отношения — отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции…». Как мы видим, у работника возникает обязанность лично выполнять работу и право получать за это плату. В свою очередь, у работодателя будет право требовать от работника выполнения работы (и даже право уволить за её невыполнение) и обязанность выплачивать ему зарплату. Есть и другие взаимные права и обязанности — по поводу имущества работодателя, безопасности труда, отпусков и выходных. Но на них пока не будем останавливаться. Главное — понять основную идею.

Если человек совершил преступление, то тут безо всякого договора у него появляются права и обязанности в отношениях с государством. У государства и его представителей есть право наказать преступника, а у преступника, в свою очередь — обязанность претерпеть последствия наказания.

Преступление, кстати, может создать ещё одно правоотношение — между преступником и потерпевшим. У потерпевшего есть право требовать взыскания ущерба с преступника, а у преступника — обязанность возместить ущерб. Потерпевший может заявить гражданский иск в рамках уголовного дела либо после уголовного процесса подать на преступника в суд отдельно в рамках гражданского судопроизводства.

Не следует путать одно правоотношение с другим. Отношения государства и преступника урегулированы уголовным правом, и преступника наказывают по Уголовному кодексу. А отношения потерпевшего и преступника урегулированы гражданским правом, и потерпевший может взыскать ущерб согласно Гражданскому кодексу.

Важно, что в правоотношениях у одного человека прав ровно столько, сколько обязанностей у другого человека. Но количество прав одного никак не зависит от количества прав другого. Бывает даже, что у одного участника правоотношений есть только права, а у другого — только обязанности.

Возьмём, например, норму из семейного права. Все знают, что родители должны содержать своих несовершеннолетних детей. Но не все знают, что у взрослых детей есть обязанности по отношению к родителям: «Трудоспособные совершеннолетние дети обязаны содержать своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей и заботиться о них» (ч. 1 ст. 87 Семейного кодекса РФ). Как видите, трудоспособным совершеннолетним детям закон здесь не даёт никаких прав, а только налагает обязанности, а именно — содержать нетрудоспособных и нуждающихся в помощи родителей. А на родителей, в свою очередь, закон не налагает никаких обязанностей, а только даёт им право требовать содержания.

Все правоотношения делят на относительные и абсолютные.

Указанные выше примеры — это относительные правоотношения. В них право одного человека соответствует обязанности другого. Правда, участником правоотношений может быть не только один, но и несколько человек, а также организация (в том числе государство) или несколько организаций. Но в любом случае круг этих людей и организаций строго определён.

А есть ещё абсолютные правоотношения. Это когда право есть у одного или нескольких людей или организаций, а обязанность — у неопределённого круга лиц. Например, вы написали песню — и тут же возникло абсолютное правоотношение. Состоит оно в том, что у вас есть исключительное право использовать эту песню, а у остальных семи миллиардов жителей планеты и сотен миллионов организаций — обязанность не нарушать это право. То же самое с правом собственности: вы купили земельный участок — и у всех остальных появилась обязанность не нарушать ваше право владеть, пользоваться и распоряжаться этим участком.

Кроме того, правоотношения делят в зависимости от сферы жизни или отрасли права на семейные, уголовные, гражданские, административные и др.

Почему важно знать о правоотношениях

Термин «правоотношение» помогает разобраться, что и как регулирует право. Делает оно это, повторюсь, таким простым способом: в какой-то ситуации даёт одним права, а на других налагает соответствующие обязанности.

Любую отрасль права в России начинают изучать с определения тех правоотношений, которые она регулирует. Мы смотрим, что это за отношения, в чём их особенности, кто может быть их субъектом, как они возникают и прекращаются и т. д. Например: «Административное право — это отрасль права, регулирующая общественные отношения в сфере управленческой деятельности государственных органов и должностных лиц» или «Гражданское право — отрасль права, регулирующая имущественные, а также связанные и не связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на имущественной самостоятельности и юридическом равенстве сторон».

Важно понимать, когда и какие правоотношения возникают и в чём они состоят. А то вы невзначай можете оказаться участником какого-то правоотношения.

Например, договор, из которого возникают имущественные права и обязанности, — это не обязательно бумага с датой и подписью. Закон позволяет заключить договор без лишних формальностей: скажем, вы что-то кому-то предлагаете, а тот соглашается. И если кто-то из вас докажет этот факт (например, предоставив переписку), то суд может признать наличие правоотношений. На языке гражданского права это называется «направлением оферты» (предложение заключить договор) и «акцептом» (принятие предложения).

Скажем, вы предприниматель и написали другому предпринимателю: «Готов поставить вам такой-то товар по такой-то цене. Доставка входит в стоимость, отгрузка — в течение двух дней после предоплаты». Вы, может, думали, что ещё всё обсудите и окончательно договоритесь, а тот в ответ пишет: «Хорошо, привозите по такому-то адресу. Деньги вам перечислил». Всё: у вас возникли правоотношения. В течение двух дней вы обязаны доставить товар. Иначе суд может взыскать с вас полученные деньги, а ещё, возможно, и убытки от неисполнения договора.

Или возьмём трудовые отношения. Они возникают не только после заключения трудового договора. В ст. 16 Трудового кодекса РФ указано: «Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя… в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен». Так что если работник приступил к работе с согласия работодателя, у них возникли правоотношения со взаимными правами и обязанностями. Работник теперь не может просто бросить работу, не уведомив работодателя за две недели (ст. 80 ТК РФ), а работодатель не может уволить работника, если на то нет законной причины (ст. 81 ТК РФ).

В общем, будьте аккуратнее: одно неловкое движение — и вы уже в правоотношениях.

Юридические факты

Для этого самого неловкого движения придуман термин «юридический факт». Юридические факты — это события или действия, в результате которых возникают, изменяются или прекращаются правоотношения.

Например, два человека заключили договор о купле-продаже товара — возникло правоотношение. У продавца есть право получить деньги и обязанность передать товар, у покупателя — обязанность уплатить деньги и право получить товар. Значит, заключение договора — это юридический факт, в результате которого возникло правоотношение.

Если эти люди заключили дополнительное соглашение к договору (например, что срок доставки откладывается, из-за чего продавец обещает снизить цену) — правоотношение изменилось. Соответственно, заключение допсоглашения — это юридический факт, в результате которого изменилось правоотношение.

Наконец, они расторгли договор — правоотношение прекратилось. Продавец и покупатель теперь не имеют никаких взаимных прав и обязанностей. И расторжение договора — это юридический факт, в результате которого прекратилось правоотношение.

Юридические факты делят на действия и события. Действия — это то, что происходит по воле человека (заключение договора, причинение вреда, совершение преступления), а событие — это то, что происходит помимо воли человека (стихийное бедствие, смена времён года, смерть или болезнь).

Скажем, ваша машина застрахована по КАСКО от полной гибели. И вот случился ураган, дерево упало на машину и полностью разрушило её. Это событие и будет юридическим фактом. Благодаря ему возникнет новое правоотношение между вами и страховой компанией. У вас будет право требовать от неё страховую выплату, а у страховой компании — обязанность произвести эту выплату.

Субъекты права

Субъект права — это тот, кто может иметь субъективные права и нести юридические обязанности, т.е. быть участником правоотношения. Обычно разделяют понятие «субъект права» — тот, кто потенциально может участвовать в правоотношениях, и «субъект правоотношений» — участник конкретных правоотношений.

Из понятия «субъект права» логически выводится понятие правосубъектность — это способность кого-то или чего-то быть субъектом права.

Кто и что относится к субъектам права? Или, перефразируя вопрос, кто и что обладает правосубъектностью?

Прежде всего, это люди. Причём все без исключения.

Сегодня все люди обладают правосубъектностью с момента рождения до момента смерти. Но так было не всегда. В рабовладельческом обществе (например, в Древнем Риме) раб не был субъектом права. Иногда законы охраняли его от чересчур жестокого обращения, как сейчас законы охраняют животных, но в целом статус раба не отличался от положения животного или предмета мебели: хозяин мог его продать, подарить, сдать в аренду или ликвидировать. Также раб не нёс ответственности за свои действия, как сейчас не несёт её животное или автомобиль. Кому они принадлежат, тот и отвечает за последствия. Если же хозяин отпускал раба на волю, то после надлежащего оформления тот как бы юридически рождался для общества — отныне он становился не «говорящей вещью», а самостоятельным субъектом права.

Но сегодня, повторюсь, каждый человек является субъектом права. А животные — не являются, о чём нам прямо говорит ст. 137 Гражданского кодекса РФ: «К животным применяются общие правила об имуществе…». То есть животные — не субъекты права, а имущество, поэтому никаких прав и обязанностей у них быть не может.

Помимо людей, существуют и другие субъекты права — разного рода организации, созданные людьми.

В частности, это юридические лица — организации, которые люди создают для ведения бизнеса или достижения полезных целей. Примеры юридических лиц — акционерные общества, производственные кооперативы, благотворительные фонды, профсоюзы, религиозные организации, политические партии.

Термин «юридическое лицо», к сожалению, не все понимают правильно. Многих запутала знаменитая цитата из классики, некорректная с правовой точки зрения: «Я пришел к вам, как юридическое лицо к юридическому лицу» (И. Ильф, Е. Петров «Золотой теленок»). На одном интернет-форуме я даже видел тему с заголовком «А почему физическое лицо не является юридическим?» Видимо, автор вопроса думал, что юридические лица — это лица, которые имеют юридические обязанности, и не понимал, почему люди к таковым не относятся.

Между тем, понятие «юридическое лицо» возникло именно для обозначения тех субъектов права, которые не являются людьми. Люди издавна создавали организации, а эти организации уже заключали сделки, приобретали имущество, участвовали в судебных процессах, платили налоги. Конечно, всё это делали конкретные люди, работавшие в этих организациях. Но делали они это от имени организаций, и официально именно организации несли все права и обязанности. И вот в какой-то момент получилось, что такие организации с точки зрения закона стали очень похожи на людей.

В Средние Века даже возник богословский спор: можно ли корпорацию (то самое юридическое лицо) отлучить от церкви. Папа Римский Иннокентий IV в 1245 г. по этому поводу заявил, что всякое отлучение распространяется на душу и совесть и что поэтому не могут быть отлучаемы от церкви корпорации, у которых нет ни души, ни совести, ни воли, ни сознания и которые являются лишь отвлечёнными понятиями, правовыми наименованиями и фиктивными лицами.

Чтобы различать людей и созданные ими организации, и придумали два термина: «физическое лицо» и «юридическое лицо». «Физическое лицо» — это физически существующий человек, которого можно увидеть и потрогать. А «юридическое лицо» — это организация, существующая только на бумаге и в сознании людей, то самое «отвлечённое понятие», по выражению Иннокентия IV. Увидеть и потрогать можно только имущество, принадлежащее юридическому лицу, и людей, которые в ней работают. Тем не менее, по закону юридическое лицо имеет многие из тех прав и обязанностей, которые есть и у человека.

Физические и юридические лица сокращённо называют «физлицами» и «юрлицами», а на профессиональном жаргоне — «физиками» и «юриками». Пример из речи юристов: «Это договор между физиком и юриком или между двумя юриками?».

Также стоит упомянуть об индивидуальных предпринимателях (ИП). Это понятие многие путают с юрлицами, но индивидуальный предприниматель — это не организация, а человек, просто с особым статусом. Такой статус даёт ему некоторые дополнительные права (заниматься бизнесом, выбрать один из нескольких налоговых режимов и др.) и налагает на него некоторые обязанности (отчитываться о доходах, платить взносы во внебюджетные фонды и др.). Подобные права и обязанности действительно сближают ИП с юридическим лицом, однако человеком от этого он быть не перестаёт.

Важный вид организаций, созданных людьми, — это государство. В чём-то оно похоже на юридическое лицо и тоже существует лишь на бумаге и в сознании людей. Мы можем увидеть и потрогать территорию, которую контролирует это государство, людей, которые в нём живут, имущество, которое ему принадлежит, но самого его физически тоже не существует.

Государство имеет уникальный правовой статус — оно само создаёт и охраняет право, выпуская законы и следя за их выполнением. Кроме того, государство может заключать сделки, владеть имуществом, быть истцом и ответчиком в суде и делать многое из того, что делает человек или юридическое лицо. В российском гражданском праве есть понятие «публично-правовое образование», в которое входят и государства (в нашем случае — Российская Федерация), и субъекты федерации (например, Липецкая область или Приморский край), и муниципальные образования (например, город Нижний Тагил или сельское поселение Красноусольское).

Государство и его отдельные части могут создавать организации и передавать им некоторые свои полномочия. Такие организации называются государственными органами и тоже могут быть субъектами права. К ним относятся министерства, федеральные агентства, разного рода службы и департаменты, внебюджетные фонды (пенсионный, социального страхования и др.), суды и прокуратура. Они управляют жизнью общества, собирают и распределяют деньги, привлекают правонарушителей к ответственности, разрешают споры между гражданами. В этих организациях работают должностные лица — это тоже физические лица, но действующие от имени и по поручению государства.

Итак, все люди и перечисленные выше организации обладают правосубъектностью, то есть способностью быть субъектом правоотношений. Этот термин в последнее время всплывает в дискуссиях о том, какие задачи встанут перед юриспруденцией из-за бурного развития науки. Например, следует ли в будущем наделить правосубъектностью роботов с искусственным интеллектом, разумных существ, созданных генетиками, или представителей инопланетной цивилизации, если мы её найдём.

Пока эти вопросы носят больше теоретический характер, но суды уже иногда сталкиваются с ними. Например, в 2015 г. в Нью-Йорке зоозащитники потребовали признать за шимпанзе некоторые из прав, которыми обладают люди. Пока — безрезультатно: «Попытки распространить юридические права на шимпанзе можно понять, когда-нибудь они даже могут увенчаться успехом», — указала Джаффе [судья]. Вместе с тем, она сообщила, что сейчас, в соответствии с законом, эти животные считаются собственностью, а не личностями. «У них нет никаких юридических прав, помимо тех, которые защищают их от физического насилия и прочего жестокого обращения», — подчеркнула судья».


Лирическое отступление: в мире животных

То, что животное — это не субъект права, для многих может стать открытием. Ведь мы постоянно слышим о зоозащитниках, которые отстаивают права животных на достойное существование. Но «права животных» — это, скорее, фигура речи, потому что у них нет никаких прав в юридическом смысле. Такие права есть только у людей и организаций — в том числе у государства.

В частности, у государства есть право наказать человека за жестокое обращение с животными согласно ст. 245 УК РФ. Преступление там дословно описано так: «Жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, если это деяние совершено из хулиганских побуждений, или из корыстных побуждений, или с применением садистских методов, или в присутствии малолетних». Возможные наказания — штраф, обязательные или исправительные работы, ограничение свободы до одного года или арест до шести месяцев.

Обращаю внимание на формулировку из УК РФ. Из неё видно, что просто убийство животного не считается преступлением и у животных нет никакого права на жизнь, в отличие от человека. Это естественно, иначе мы бы не могли купить мясо в магазине. Преступлением считаются только те случаи, когда к гибели или увечью животного привело жестокое обращение. То есть, если совсем упростить, убивать животных можно, и лучше всего — быстро и безболезненно. А вот мучить их ради развлечения, наживы или в присутствии малолетних, да так, что это приведёт к гибели или увечью животных, — это уже запрещено.

Наличие этой статьи отнюдь не говорит о том, что животные являются субъектами права. Ведь правоотношения после описанного выше убийства или увечья возникают не между животным и её мучителем, а между мучителем и государством. Просто государство считает, что мучить животных нехорошо, и виновного в этом следует наказать. Государство привлекает человека к ответственности, а тот несёт наказание.

Примерно то же самое происходит, когда человек уничтожает или повреждает другие объекты, охраняемые законом. Если он сорвёт растение, занесённое в Красную книгу, или сбросит ядовитые отходы в озеро, или повредит архитектурный памятник, то государство может его наказать. Но, разумеется, ни растение, ни озеро, ни памятник не становятся из-за этого субъектами права, и никакие права и обязанности у них не появляются.

Кроме того, в случае с животным правоотношения возникают между владельцем животного (если таковой существует), и мучителем. Владелец — будь то человек или юридическое лицо — может взыскать деньги за причинение ущерба его имуществу. Но само животное, если оно осталось в живых, конечно, никаких своих требований выдвигать не может.

Правосубъектность и её элементы

Итак, правосубъектность — это способность живого существа или организации быть субъектом права или субъектом правоотношений. Правосубъектность включает в себя два более узких понятия — правоспособность и дееспособность.

Правоспособность — это возможность человека иметь права и обязанности. У физического лица правоспособность есть от рождения и до смерти, у юридического — с момента создания (регистрации) до момента ликвидации.

Хотя все физлица и юрлица обладают правоспособностью, но её объём бывает разным. Например, до 18 лет гражданин РФ не может голосовать и не обязан служить в армии. Тех же прав и обязанностей не имеет иностранный гражданин, проживающий в России, независимо от возраста. Одни юрлица могут распределять прибыль между своими создателями, другие — нет.

А дееспособность — это способность своими действиями (или в ряде случаев — бездействием) приобретать права и обязанности, осуществлять и прекращать их.

Дело в том, что иногда люди имеют права и обязанности, но не могут сами их осуществлять или нести ответственность за нарушение обязанностей.

Например, несовершеннолетнему ребёнку (даже грудному младенцу) можно подарить или завещать квартиру, машину или иное имущество, и оно будет ему принадлежать. Однако распорядиться этим имуществом — продать, сдать в аренду или заложить — он не сможет. До 18 лет это будут делать его законные представители (чаще всего — родители). И только с 18 лет он обладает полной дееспособностью и может сам распоряжаться своим имуществом.

Также человек до какого-то возраста не обязан нести наказание за нарушение закона. Так, за административное правонарушение можно наказать только человека старше 16 лет. За преступление по общему правилу наказывают с 16 лет, но в некоторых случаях — с 14 лет.

Кроме того, психически больного человека могут лишить дееспособности и во взрослом возрасте. В результате этого он формально будет иметь те же права и обязанности, но лично осуществлять их уже не сможет.

Разделение правосубъектности на правоспособность и дееспособность имеет значение, только когда мы говорим о людях. Что касается организаций, то они всегда сами осуществляют свои права и обязанности (через сотрудников и представителей). То есть у организаций существует единая правосубъектность, которую можно не делить на правоспособность и дееспособность. Правда, на практике в отношении организаций тоже употребляют термин «правоспособность».

В правовой науке дееспособность делят на сделкоспособность и деликтоспособность. Первое — это возможность человека самостоятельно совершать сделки и вступать в имущественные отношения (в гражданском, трудовом, семейном праве). Второе — это обязанность человека нести ответственность за совершённое правонарушение (в том же гражданском праве, а также в уголовном и административном). Но в законах и судебных решениях такие термины почти не встречаются, там используют единое понятие «дееспособность» или (в случае с уголовным и административным правом) «вменяемость».

Резюме

Правоотношение — это общественное отношение, урегулированное нормами права, участники которого связаны взаимными правами и обязанностями.

Есть два вида правоотношений: относительные и абсолютные. В первом случае круг участников правоотношений строго определён. Во втором случае праву одного или нескольких субъектов соответствует обязанность неограниченного круга лиц. Кроме того, правоотношения делят в зависимости от сферы жизни или отрасли права на семейные, уголовные, гражданские, административные и др.

Правоотношения возникают, изменяются или прекращаются из-за юридических фактов, которые делят на действия (например, заключение договора или совершение преступления) и события (например, смерть или стихийное бедствие).

Участниками правоотношений могут быть только субъекты права (т.е. те, кто обладает правосубъектностью). Существуют следующие субъекты права: люди, юридические лица, государства, части государства (регионы, города или посёлки), государственные органы и их должностные лица. В разных правоотношениях они имеют разные права и обязанности.

Правосубъектность включает правоспособность (способность иметь права и нести обязанности) и дееспособность (способность своими действиями приобретать права и обязанности, осуществлять и прекращать их).

Глава 3
Источники права: нормативные правовые акты

Иногда в правоотношениях кто-то нам что-то запрещает, или заставляет что-то делать, или отказывается выполнять наши требования. То чиновник не выдаёт нужный документ, то продавец не возвращает деньги за некачественный товар, то гаишник говорит: «Нарушаем, гражданин. Здесь же нельзя поворачивать».

В этих ситуациях у нас возникает закономерный вопрос: «А где это написано?». Если наш собеседник умный, он скажет: «Это написано там-то. Статья такая-то пункт такой-то». Если глупый, то занервничает: «Где надо, там и написано! Чё, умный что ли?».

Не факт, что он будет прав — может быть, «где надо» написано что-то совершенно другое. Но в любом случае мы должны иметь возможность посмотреть в документ, который определит наши права и обязанности в этом правоотношении.

Так плавно мы подходим к понятию «источник права».

Итак, источник права — это то, куда судья, чиновник, полицейский и любой гражданин может заглянуть и понять, как правильно поступать в той или иной ситуации. Обычно это документ, содержащий общеобязательные правила по определённой теме или ситуации.

Ещё одно полезное определение: источник права — это то, на что судья может сослаться в своём решении. Дело в том, что спор о любом правоотношении можно довести до суда, и уже суд решит, кто и как должен поступать в этой ситуации. Соответственно, зная, на что ссылается суд, мы заранее можем сказать, как поступать правильно, а как — нет.

Ну и совсем уж научное определение: источник права — это способ выражения и закрепления норм права.

Существуют следующие виды источников права:

нормативные правовые акты;

нормы международного права;

обычаи;

судебные прецеденты;

акты высших судов;

договоры нормативного содержания;

научные труды (доктрина);

религиозные нормы;

принципы права.

Все эти виды источников права отличаются друг от друга по важности, объёму, количеству и ясности изложения. Сегодня расскажу только о нормативных правовых актах, а о других источниках права — в следующий раз.

Нормативный правовой акт

Нормативный правовой акт (встречается иногда под аббревиатурой «НПА») — это письменный документ с правилами поведения, которые касаются определённой темы. Обычно его содержание упорядочено по статьям, которые делятся на части и пункты. Статьи иногда объединяют в главы, а главы — в разделы.

Нормативный правовой акт — главный источник права в большинстве стран. В России не меньше 90% правил поведения, установленных государством, прописаны в нормативных правовых актах.

Сфера применения и внешний вид нормативных правовых актов могут сильно отличаться: это и краткая Конституция, которая даёт общее представление об устройстве нашего государства, и четырёхтомный Гражданский кодекс, где прописаны почти все возможные правила относительно имущества, и постановление правительства РФ от 16 августа 2004 г. N 413 «О миграционной карте», определяющее внешний вид и правила заполнения миграционной карты (её дают иностранцам при въезде в Россию).

Руководство РФ принимает два вида нормативных правовых актов — законы и подзаконные акты. Законы можно разделить на три вида: Конституция, федеральные конституционные законы и федеральные законы. Подзаконные акты тоже делят на три категории: указы президента, постановления правительства и приказы министерств и ведомств.

Если расположить их в порядке убывания юридической значимости, это будет выглядеть так:

1) Законы

а) Конституция РФ

б) федеральные конституционные законы (ФКЗ)

в) федеральные законы (ФЗ)

2) Подзаконные акты:

а) указы президента РФ

б) постановления правительства РФ

в) приказы министерств и ведомств

Чем ниже, тем, соответственно, меньше у нормативного правового акта юридической силы. То есть НПА, которые находятся в этом списке ниже, не должны противоречить тем, которые находятся выше. Например, законы не должны противоречить Конституции, подзаконные акты не должны противоречить законам, а постановления правительства не должны противоречить указам президента. Если же возникает противоречие, то нужно применять документ с большей юридической силой.

Законы

Законы — самые важные нормативные правовые акты. В их названии обычно кратко указано, для чего они нужны и какие ситуации регулируют. Например, есть законы «О защите прав потребителей», «Об образовании», «О потребительском кредите», «О банках и банковской деятельности», «О судебной системе РФ», «О полиции», Налоговый кодекс, Уголовный кодекс, Земельный кодекс.

Принять закон может только парламент страны (в нашем случае — Государственная Дума РФ) или сам народ на референдуме. В России есть только один закон, принятый на референдуме — Конституция. Все остальные либо приняты Госдумой, либо достались нам в наследство от советского времени (но таких законов с каждым годом всё меньше).

Главный закон страны — Конституция, где изложены главные принципы и правила, по которым устроено наше государство и право. Другое название Конституции — Основной закон. Все остальные нормативные правовые акты не должны ей противоречить. Однако написана она абстрактно и не очень конкретно, поэтому не всегда понятно, соответствует ли ей какой-то закон или нет. Такие вопросы разрешает Конституционный суд РФ (но об этом в другой раз).

Особая категория законов — это федеральные конституционные законы (ФКЗ). Так называют законы, которые приняты по вопросам, предусмотренным Конституцией. В некоторых случаях Конституция упоминает о существовании какого-то государственного органа или о какой-то важной процедуре и пишет, что по этому поводу нужно принять федеральный конституционный закон. Например, «судебная система РФ устанавливается Конституцией РФ и федеральным конституционным законом» (ч. 3 ст. 118 Конституции РФ). Для исполнения таких статей и принимают федеральные конституционные законы (в данном случае — ФКЗ «О судебной системе РФ»).

Федеральных конституционных законов не очень много. Можно сразу их все и перечислить: «О Конституционном Суде РФ», «Об арбитражных судах в РФ», «О референдуме РФ», «О судебной системе РФ», «Об Уполномоченном по правам человека в РФ», «О Правительстве РФ», «О военных судах РФ», «О Государственном флаге РФ», «О Государственном гербе РФ», «О Государственном гимне РФ», «О чрезвычайном положении», «О военном положении», «О судах общей юрисдикции в РФ», «О Верховном суде РФ», «О порядке принятия в РФ и образования в её составе нового субъекта РФ».

Федеральные конституционные законы выше по значению, чем все остальные законы и нормативные правовые акты (ч. 2 ст. 76 Конституции РФ). ФКЗ может быть принят или изменён только после одобрения 2/3 членов парламента. Столько же требуется и для изменения самой Конституции. Именно поэтому 2/3 (или 300 из 450 депутатов Госдумы) называют «конституционным большинством».

Лёгкая загадка для читателей: в каком из перечисленных выше федеральных конституционных законов есть фраза «серебряный всадник в синем плаще на серебряном коне»?

Ну и, наконец, большинство остальных законов — это федеральные законы, чаще всего сокращаемые до аббревиатуры ФЗ (ФЗ «О полиции», ФЗ «О бухгалтерском учёте», ФЗ «О рекламе»). До принятия Конституции РФ в 1993 г. законы у нас было принято называть по-другому — «закон Российской Федерации» (или «закон РФ»). Некоторые из них до сих пор действуют и носят такое же название: например, закон РФ «О защите прав потребителей» (принят в 1992 г.) и закон РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ» (принят в 1991 г.).

Важный вид законов — кодекс. Как правило, кодекс содержит в систематизированном виде нормы, регулирующие какую-то одну большую сферу жизни общества. Наиболее важные: Гражданский кодекс РФ (ГК РФ), Уголовный кодекс РФ (УК РФ), Кодекс об административных правонарушениях РФ (КоАП РФ), Трудовой кодекс РФ (ТК РФ), Налоговый кодекс РФ (НК РФ).

Мода делать кодексы (или, как говорят юристы, «кодифицировать» или «проводить кодификацию») появилась в начале XIX в. Первопроходцем здесь стала Франция, где при Наполеоне Бонапарте были созданы наиболее удачные кодексы: Гражданский и Уголовный. Преимущества такого порядка очевидны, если сравнить их со странами, где кодексов нет. Например, в Англии до сих пор нет ни Уголовного, ни Гражданского кодекса. Соответственно, нет документов, где собраны все возможные виды преступлений или большинство возможных сделок, — всё это разбросано по множествам разных законов и судебных прецедентов.

Формально кодексы — это всего лишь разновидность федеральных законов, и по идее у них та же юридическая сила. Но фактически кодексы имеют особое значение, а в некоторых даже написано, что никакие другие законы не должны им противоречить. Например, в ч. 2 ст. 3 ГК РФ указано: «Нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу». Может ли закон сам устанавливать то, что другие законы не должны ему противоречить, и нужно ли следовать этому правилу, — этот вопрос юридическая наука и суды не решили.

Подзаконные акты

Многие важные вещи вы в законах не найдёте. Скажем, ни в одном законе не написано, как гражданин России может оформить регистрацию по месту пребывания или по месту жительства (в просторечии — «прописку»). В законе РФ «О праве граждан РФ на свободу передвижения…» по этому поводу сказано только следующее:

«При регистрации… граждане РФ представляют заявления по форме, установленной федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, и иные документы, предусмотренные настоящим Законом и правилами регистрации и снятия граждан РФ с регистрационного учета…».

Не слишком информативно, не правда ли?

Всё дело в том, что в законе часто невозможно прописать в деталях все правила поведения, поэтому он содержит только общие и главные предписания. А поскольку указания закона в большинстве случаев исполняют президент, правительство, министерства и другие государственные органы, то парламент и оставляет им возможность конкретизировать всё в специальных документах. Эти документы и называются «подзаконными актами».

Например, в случае с «пропиской» для исполнения закона были приняты два подзаконных акта с очень длинными названиями и очень объёмным содержанием. Чтобы не тратить ваше время, приведу их названия в сокращённом виде: первый — постановление правительства РФ от 17.07.1995 N 713 «Об утверждении Правил регистрации…», второй — приказ ФМС России от 11.09.2012 N 288 «Об утверждении Административного регламента…». В них и расписано подробно, как можно вставать на регистрационный учёт по месту пребывания и по месту жительства, куда и какие документы приносить и сколько ждать.

Если выражаться научным языком, то подзаконные акты — нормативные правовые акты, которые принимаются государственными органами на основе законов и для их исполнения.

Иерархия подзаконных актов соответствует иерархии госорганов. Самый важный у нас — президент, чуть менее важный орган власти — правительство, ниже правительства — министерства и ведомства.

Итак, особо важные вопросы доверяют решать президенту — так появляются указы президента (иногда — распоряжения президента). Например, в ФЗ «О гражданстве РФ» сказано, что «президент РФ утверждает положение о порядке рассмотрения вопросов гражданства РФ» (ст. 29 ч. 2). В соответствии с этой нормой издан указ президента РФ «Об утверждении Положения о порядке рассмотрения вопросов гражданства РФ», где расписана вся эта процедура. Понятное дело, писал документ не сам президент, а сотрудники его администрации. Однако они принесли подготовленный текст указа на подпись именно президенту, и только после его одобрения этот документ начал действовать.

Для регулирования менее важных вопросов, но таких, где требуется согласовать мнения разных министерств, издаётся постановление правительства. Скажем, ФЗ «О безопасности дорожного движения» говорит, что «порядок сдачи квалификационных экзаменов и выдачи водительских удостоверений устанавливается Правительством РФ» (ст. 27 ч. 3). Видимо, такая норма появилась из-за того, что здесь нужно согласовать мнения МВД, министерства транспорта, министерства образования и других госорганов. В результате вышло постановление правительства РФ от 24.10.2014 N 1097 «О допуске к управлению транспортными средствами», где перечислены виды водительских удостоверений, требования к экзаменаторам, порядок сдачи экзаменов и выдачи водительских удостоверений.

Ну а если для конкретизации закона требуется мнение только одного государственного органа, то ему самому и поручают разработать подзаконный акт. Это и есть приказы министерств и ведомств. Скажем, вид на жительство иностранцам в России выдают на основании ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в РФ». В статье 8 этого закона указано только то, что вид на жительство выдают на три года, если человек до этого находился в РФ не меньше года с получения разрешения на временное проживание. А по поводу формы заявления и порядка обращения сказано, что «порядок выдачи… утверждается федеральным органом исполнительной власти в сфере миграции».

«Федеральным органом исполнительный власти в сфере миграции» до 2016 г. была Федеральная миграционная служба РФ, а после её ликвидации — управление МВД по вопросам миграции. В законе этот орган даже не назван и, как видите, не зря: у нас часто меняют структуру госорганов — не переделывать же из-за этого закон. Раньше ФМС издавала приказы с описанием всей этой процедуры (последний — от 22 апреля 2013 года N 215), теперь же этим занимается МВД.

Иногда возникает путаница с названиями подзаконных актов, поскольку они содержат самодостаточный набор правил, который, можно сказать, начинает жить своей жизнью. То есть правительство или некое ведомство выпускают постановление и приказ, где говорят, что «с такого-то числа начинают действовать такие-то правила в определённой сфере» и чуть ниже — «Такие-то правила» и далее сами правила. Например, правила дорожного движения (ПДД) существуют не просто так, а содержатся в постановлении правительства №1090 от 23 октября 1993 г. «О правилах дорожного движения». И отдельного источника права под названием «Правила дорожного движения» не существует.

Но всем бы надоело каждый раз писать полную ссылку на источник: «Гражданин А. нарушил пункт 11.3 Правил дорожного движения, содержащихся в постановлении правительства №1090 от 23 октября 1993 г. «О правилах дорожного движения». Поэтому в разговорах, протоколах и судебных решениях просто укажут: «Гражданин А. нарушил пункт 11.3 Правил дорожного движения».

Итак, повторю основную идею. В законах прописывают общие принципы и положения. Иногда их достаточно, чтобы понять, как всё будет работать. Скажем, к Гражданскому кодексу часто не нужны подзаконные акты, а из него и так понятно, как разные физические или юридические лица могут заключать сделки. Но часто нам нужно ещё найти подзаконный акт, который конкретизирует вещи, упомянутые в законе. Это могут быть указы президента, постановления правительства, приказы министерств и ведомств.

Граница между законом и подзаконным актом

Граница между нормами закона и подзаконного акта не очень строгая и часто меняется. Есть нормы, которые должны быть записаны в законе и нигде больше. Например, только закон может устанавливать, какое действие является преступлением (ч. 1 ст. 14 Уголовного кодекса РФ). Но есть вещи, которые могут быть и в законе, и в подзаконном акте.

Так, в Уголовном кодексе встречаются понятия «значительный ущерб», «в крупном размере» и «в особо крупном размере». Разные преступления (кража, грабёж, мошенничество) наказываются по-разному в зависимости от того, какой ущерб был нанесён — значительный, в крупном размере или особо крупном размере. Все эти понятия разъяснены в примечаниях к ст. 158 УК РФ «Кража». Значительный — от 2,5 тыс. руб. до 250 тыс. руб., крупный — от 250 тыс. руб. до 1 млн руб., особо крупный — более 1 млн руб. Соответственно, ворам, грабителям и мошенникам легко найти сведения о том, какое наказание их ожидает.

А для преступлений, связанных с наркотиками, ситуация иная. В УК РФ упоминаются незаконные хранение, перевозка и изготовление наркотиков также «в значительном размере», «в крупном размере» и «в особо крупном размере». Но сам смысл этих понятий в УК РФ не раскрыт. В примечании 2 к ст. 228 УК РФ сказано лишь: «Значительный, крупный и особо крупный размеры наркотических средств и психотропных веществ… утверждаются Правительством РФ».

Соответственно, российское правительство периодически выпускает подзаконные акты на эту тему. Последний акт — Постановление Правительства РФ от 01.10.2012 N 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ…». Из него можно узнать, что, например, для гашиша, анаши и смолы каннабиса значительный размер — свыше 2 граммов, крупный — свыше 25 граммов, особо крупный — свыше 10000 граммов. Так что наркоторговцам и наркоманам нужно читать не только Уголовный кодекс, но и указанное постановление. Только так они узнают, сколько наркотиков можно перевозить, чтобы рассчитывать на наименьшее наказание.

Другой пример — ст. 25 закона РФ «О защите прав потребителей» даёт гражданам право на обмен и возврат товара надлежащего качества в течение 14 дней после покупки. Однако это правило распространяется не на все товары. В законе есть указание — «перечень товаров надлежащего качества, не подлежащих обмену и возврату, устанавливается правительством РФ». В принципе, ничто не мешало депутатам Госдумы перечислить эти товары в законе. Но они почему-то посчитали, что правительство лучше во всём разберётся. В результате вышло постановление правительства РФ от 19.01.1998 N 55 «Об утверждении Правил продажи отдельных видов товаров…», где можно прочитать этот перечень. Но возможно, что когда-нибудь он перекочует в сам закон.

А иногда одни и те же вещи можно регулировать то законом, то подзаконным актом. Так, например, произошло с техническими регламентами. Эти документы устанавливают обязательные требования к некоторым товарам и процессам производства, чтобы сделать их более безопасными.

Порядок принятия регламентов указан в ФЗ «О техническом регулировании». Когда в 2002 г. принимали закон, там написали, что «технический регламент принимается федеральным законом» (ч. 1 ст. 9 ФЗ «О техническом регулировании»). Конечно, в самой Госдуме не собирались их писать, а перепоручили всё экспертам из правительства. Но депутаты посчитали, что всё равно должны изучать новые регламенты и решать, стоит их принимать или нет.

В 2007 г. депутатам, вероятно, надоело заниматься такими вопросами, и они решили, что проще отдать этот вопрос правительству. Формулировку в законе поменяли: «Технический регламент… принимается федеральным законом или постановлением Правительства РФ». После этого технические регламенты утверждало, в основном, российское правительство.

Наконец, в 2011 г., когда был создан Таможенный союз, в законе указали: «Технический регламент может быть принят международным договором РФ». После этого технические регламенты стали разрабатывать совместно Россия, Казахстан, Белоруссия и другие страны Таможенного союза (позже — Евразийского экономического союза). Таким образом, теперь технические регламенты основаны на нормах международного права. Но об этом виде источников права я расскажу в другой раз.

Принятие и действие нормативного правового акта

В общих чертах появление закона выглядит следующим образом. Вначале российскому парламенту — Федеральному Собранию — предлагают рассмотреть проект закона (законопроект). Это называется «внесением законопроекта». Право внести законопроект имеют сами депутаты, президент, правительство и ряд других субъектов. После этого законопроект должен пройти три чтения — то есть три голосования, на разных этапах которого в текст ещё можно внести поправки.

Если Государственная Дума (нижняя палата Федерального Собрания) в трёх чтениях большинством голосов принимает документ, очередь переходит к Совету Федерации (верхней палате Федерального Собрания). Иногда Совет Федерации обязан высказать мнение о законопроекте, но в большинстве случаев он может выбирать — голосовать или нет. Если Совет Федерации проголосовал «за» или проигнорировал законопроект, тот переходит на подпись президенту. Если президент подписал, всё окей — законопроект становится законом.

Если Совет Федерации проголосовал против законопроекта или президент не подписал его (наложил вето), Госдума может повторно проголосовать и принять его двумя третями голосов. Но за последние 15 лет такого не происходило — либо президент подписывал то, что принимала Госдума, либо Госдума не решалась снова голосовать за то, что отверг президент.

Итак, если президент подписал закон или Госдума преодолела вето президента или Совета Федерации, то текст закона публикуют в официальной правительственной газете — «Российской газете», и с ним могут ознакомиться все желающие. Закон начинает действовать либо через десять дней после публикации (ст. 6 ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу ФКЗ, ФЗ, актов палат Федерального Собрания»), либо с того момента, который указан в нём самом (например, «настоящий закон вступает в силу с 1 января 2666 года»).

У подзаконных актов менее открытая процедура принятия. Обычно их готовят сотрудники министерств и ведомств, и передают на подпись своему руководителю. Тот подписывает документ, после чего подзаконный акт нужно передать в Министерство юстиции РФ для регистрации. После регистрации документ нужно опубликовать в «Российской газете» и в течение десяти дней он тоже вступит в силу.

Изменения в нормативные правовые акты вносят по той же процедуре. Каждый раз текст закона полностью не меняют, а просто принимают закон об изменении другого закона. Например, Госдума принимает Федеральный Закон от 02.07.2013 N 153-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса РФ», где прописано, что в Налоговом кодексе в такой-то статье нужно убрать два лишних слова, ещё одно слово заменить на другое, а какую-то статью изложить по-новому. Аналогичным образом госорганы издают подзаконные акты об изменении действующих подзаконных актов.

Иногда изменений накапливается слишком много или нормативный правовой акт радикально устаревает. Тогда проще принять новый документ, чем переписывать старый. Скажем, с 1 января 1997 г. в России начал действовать новый Уголовный кодекс. По этому поводу в 1996 г. был принят ФЗ «О введении в действие Уголовного кодекса РФ», где, в частности, указали, что Уголовный кодекс РСФСР утратит силу с 1 января 1997 года.

Нормативный правовой акт прекращает своё действие разными способами. Бывает, как в случае с УК РСФСР, прямая отмена — это когда принимают специальный НПА по этому поводу. Бывает, что новый нормативный правовой акт по той же теме вскользь упоминает, что старый перестаёт действовать. Иногда истекает срок, на который был издан нормативный правовой акт. Например, каждый год у нас принимают новый федеральный закон о бюджете, и одновременно с этим прекращает действовать предыдущий.

А иногда просто изменяется обстановка, на которую были рассчитаны нормативные правовые акты. В частности, многие законы и подзаконные акты, принятые в годы Великой Отечественной войны, прекратили действовать в мирное время без прямого указания.

Нормативные правовые акты действуют на всей территории государства. Сюда входит суша, территориальные воды, воздушное пространство, морские суда, которые ходят под флагом государства, территории посольств и консульств за рубежом и даже российские космические корабли. По поводу всего, что произошло во всех этих местах, российский суд может вынести решение, основанное на российских законах и подзаконных актах.

Но есть и так называемое экстерриториальное действие закона. Суть его в том, что к действиям, совершенным за рубежом, можно применять российское законодательство. По этому поводу, например, есть норма в Уголовном кодексе РФ (ч. 1 ст. 12): «Граждане РФ… совершившие вне пределов РФ преступление… подлежат уголовной ответственности в соответствии с настоящим Кодексом, если в отношении этих лиц по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства». То есть если российский гражданин совершил преступление в другой стране и там его по каким-то причинам не наказали, то теоретически его могут наказать в России, хотя, казалось бы, наше государство не имеет к этому никакого отношения.

По умолчанию нормативные правовые акты касаются всех лиц, находящихся на территории государства, в том числе иностранцев и лиц без гражданства. Однако есть нормы, которые распространяются только на отдельные категории (граждан РФ, военных, пенсионеров, женщин).

Ещё один интересный момент по поводу соотношения закона и подзаконного акта. Иногда Госдума и какое-то ведомство действуют не очень согласованно. Скажем, депутаты принимают закон, где гражданам строжайше предписывают что-то сделать до какого-то числа. При этом в законе подробно не прописывают процедуру, по которой это всё нужно сделать, а оставляют на усмотрение другого госоргана. А тот работает не очень быстро.

Один из самых известных случаев такого рода произошёл в 2014 г. 4 июня депутаты Госдумы приняли изменения в закон «О гражданстве РФ». Там российских граждан, имеющих гражданство ещё одной страны, обязали уведомить об этом миграционную службу в течение 60 дней и установили, что «форма и порядок подачи уведомлений…» устанавливаются миграционной службой. Закон вступил в силу 1 августа 2014 года, но к этому времени никакой формы и порядка подачи уведомления миграционная служба не разработала.

Из-за этого возник странный парадокс: вроде бы граждане обязаны уведомлять власти о втором гражданстве, но как это делать — нигде не сказано. Ситуация для многих была весьма нервная, если учесть, что за «неуведомление» полагалась уголовная ответственность. Но, к счастью, миграционная служба выпустило соответствующий приказ до конца сентября, и теоретически все, кто хотел уведомить государство о наличии второго гражданства, смогли это сделать.

Нормативные правовые акты регионов

Поскольку Россия — это федеративное государство, то законы у нас существуют не только на общегосударственном уровне, но и на региональном. Парламенты российских регионов тоже могут принимать законы. Например, у каждого российского региона есть своя конституция или устав (например, Конституция Республики Карелия или Устав Вологодской области), где описаны способы формирования и полномочия региональных органов власти.

Власти регионов могут сами заниматься некоторыми второстепенными вопросами, так что там тоже появляются свои законы и кодексы: например, Кодекс города Москвы об административных правонарушениях, Социальный кодекс Ярославской области, закон Амурской области «О Правительстве Амурской области», закон Приморского края «О транспортном налоге».

Ну и, разумеется, в регионах есть свои подзаконные акты, которые принимают для исполнения региональных законов: указы президентов республик и губернаторов областей, постановления администраций областей, приказы региональных министерств и департаментов.

Ненормативный правовой акт

Существует ещё ненормативный правовой акт (он же индивидуальный правовой акт). Это тоже официальный письменный документ, который издают госорганы и должностные лица. Но вопросы там иные: наградить того-то или назначить его на должность, выделить деньги такому-то учреждению, передать землю или здание такой-то организации.

Нормативные и ненормативные правовые акты различаются следующим. Первые создают правила в отношении неопределённого круга лиц и рассчитаны на многократное применение. Соответственно, они могут создавать и регулировать много разных правоотношений с участием самых разных субъектов. Вторые же относятся к конкретным лицам и рассчитаны на однократное применение — то есть, по сути, создают, изменяют или прекращают только одно или несколько конкретных правоотношений. Поэтому ненормативный правовой акт — не источник права.

Например, существует Указ Президента РФ от 29.12.2004 N 1630 «О присвоении звания Героя РФ Кадырову Р. А.» с коротким текстом: «За мужество и героизм, проявленные при исполнении служебного долга, присвоить звание героя РФ Кадырову Рамзану Ахматовичу — первому заместителю Председателя Правительства Чеченской Республики» (подпись — президент РФ В. Путин, дата). Это ненормативный правовой акт, потому что он распространяется на одного человека, рассчитан на однократное применение и создаёт несколько конкретных правоотношений. Наиболее важное из них — между Рамзаном Кадыровым и Пенсионным фондом РФ. Первый, будучи героем России, имеет право на ежемесячную денежную выплату и повышенную пенсию, а Пенсионный фонд РФ — обязанность выплачивать ему соответствующие денежные суммы (ст. 1.1 ФЗ «О статусе героев…»).

Ну и для сравнения — указ президента РФ от 17.06.2008 N 977 «О порядке въезда в РФ и выезда из РФ лиц без гражданства, состоявших в гражданстве СССР и проживающих в Латвийской Республике или Эстонской Республике», тоже достаточно короткий, который устанавливает следующее правило:

«лица без гражданства, состоявшие в гражданстве СССР и проживающие в Латвийской Республике или Эстонской Республике, осуществляют въезд в РФ и выезд из РФ без оформления виз по следующим действительным документам:

лица, проживающие в Латвийской Республике, — по паспорту негражданина, выданному соответствующим органом Латвийской Республики;

лица, проживающие в Эстонской Республике, — по паспорту иностранца, выданному соответствующим органом Эстонской Республики»

Это уже нормативный акт, потому что касается он неопределённого круга лиц и рассчитан на многократное применение. Множество «неграждан» Латвии и Эстонии (их сокращённо называют «неграми») смогут вступить в правоотношения с Пограничной службой ФСБ при въезде в Россию. Латвийским или эстонским «неграм» достаточно показать «паспорт негражданина» или «паспорт иностранца» при въезде в Россию, после чего пограничник обязан будет пустить их без визы в нашу страну.

Резюме

Источник права — это способ выражения и закрепления норм права. Самый распространённый вид источников права — нормативный правовой акт. Это официальный письменный документ с правилами поведения по какой-то одной теме.

Нормативные правовые акты делят на две разновидности: законы и подзаконные акты. Вторые дополняют и уточняют содержание первых.

Если расположить законы и подзаконные акты в порядке убывания юридической значимости, это будет выглядеть так:

1) Законы

а) Конституция РФ

б) федеральные конституционные законы (ФКЗ)

в) федеральные законы (ФЗ)

2) Подзаконные акты:

а) указы президента РФ

б) постановления правительства РФ

в) приказы министерств и ведомств

Граница между законом и подзаконным актом не очень строгая и может меняться. Есть нормы, которые должны быть только в законе и нигде больше. Но большинство норм могут быть как в законе, так и в подзаконном акте.

Законы принимает Госдума общим голосованием депутатов, после чего их одобряет Совет Федерации и подписывает президент. Подзаконные акты принимает госорган, которому это поручено законом.

Существует ещё ненормативный правовой акт (он же индивидуальный правовой акт). Это официальный письменный документ, изданный госорганом или должностным лицом, который не рассчитан на многократное применение, а относится к конкретным лицам и создаёт, изменяет или прекращает только одно или несколько конкретных правоотношений.

Глава 4
Другие источники права

В прошлой главе я начал говорить об источниках права. Напомню, что это способы выражения и закрепления норм права (или те документы, на которые суд может сослаться в своём решении). Вот виды источников права:

нормативные правовые акты (законы и подзаконные акты);

нормы международного права;

обычаи;

судебные прецеденты;

акты высших судов;

договоры нормативного содержания;

научные труды (доктрина);

религиозные нормы;

принципы права.

Главный вид источников права — нормативные правовые акты (законы и подзаконные акты). О них я рассказал в предыдущей главе. Настало время других источников.

Нормы международного права

Все государства заключают друг с другом международные договоры, где прописывают те или иные правила. Таких документов сотни и тысячи, и их число постоянно увеличивается. Это закономерно: мир стал единым, через границы постоянно перемещаются люди, деньги, товары, услуги и информация, поэтому государствам нужно совместно устанавливать правила на этот счёт.

Международные договоры носят разные названия. Это может быть как просто «договор», так и «пакт», «декларация», «конвенция». Наиболее важные договоры, в которых участвуют десятки стран, называют «конвенциями».

Вот некоторые известные конвенции, подписанные Россией: Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г.; Венская конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г.; Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений 1886 г.; Женевская конвенция об обращении с военнопленными 1929 г.; Парижская конвенция по охране промышленной собственности 1883 г.; Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.; Венская конвенция о дорожном движении 1968 г.

Также существуют многочисленные договоры о безвизовом режиме между Россией и другими странами, договоры об избежании двойного налогообложения, договоры о правовой помощи (в том числе о выдаче преступников), договоры о создании и работе международных организаций, в которых состоит Россия (например, Договор о Таможенном кодексе Таможенного союза 2009 г.) и многие другие.

Чтобы понять практическое значение этого вида источников права, возьмём Венскую конвенцию о дорожном движении 1968 г. Страны, подписавшие её, договорились, что установят более или менее единые правила дорожного движения и требования к автомобилистам. Благодаря этому граждане России, имеющие водительское удостоверение, могут ездить на автомобиле в других странах, подписавших конвенцию, а граждане этих стран, в свою очередь, могут ездить по России.

Нормы международного права обычно имеют приоритет перед внутренним законодательством. Иначе говоря, если Россия присоединилась к международному договору, она обязана его соблюдать, что бы ни было написано в российских законах или других источниках права. И если российский закон говорит одно, а международный договор, подписанный Россией, — другое, должна применяться норма международного договора. Это правило прописано в российской Конституции (ст. 69). Аналогичные нормы есть во французской (ст. 55) и немецкой (ст. 25) конституциях.

Некоторые считают, что это правило ущемляет интересы России. Но загвоздка в том, что международное право без согласия российского руководства действовать на нашей территории не будет. Только после того, как представитель нашей страны подписал международный договор, а Госдума его утвердила, он становится обязательным для нас. А если российские власти решат, что такой документ чем-то нам вредит, они могут выйти из этого договора в соответствии со ст. 37 ФЗ «О международных договорах РФ».

Обычаи

Самый древний источник права — обычаи. В старые времена, когда люди не имели государства и письменности, их поведение регулировали обычаи — правила поведения, закрепившиеся в быту из-за их многократного повторения. Эти простые правила — скажем, если один человек нанёс увечье другому, то ему нужно нанести такое же увечье — были потом записаны и превратились в первые законы. Тот период существования права в науке получил название «обычного права». «Обычное» здесь означает «основанное на обычае», а не что-то противоположное «необычному».

Однако и сейчас обычаи играют важную роль, поскольку законы не могут учесть все детали и аспекты современной жизни.

Например, обычаи важны в бизнесе и вообще в сфере имущественного оборота между гражданами (купля-продажа, услуги, аренда и т. д.). Вот что говорит на этот счёт Гражданский кодекс РФ: «Обычаем признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности, не предусмотренное законодательством правило поведения, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе» (ч. 1 ст. 5 ГК РФ).

Возьмём бытовой пример — вы записали в договоре, что за поставку какого-то товара ваш партнёр должен перечислить вам десять тысяч долларов в рублях по курсу Центробанка РФ на день оплаты. Может случиться, что вместо ожидаемых вами американских долларов он расплатится так, как будто речь шла о канадских. И если это произойдёт, то придётся идти в суд и доказывать, что существует такой обычай — если написано «доллары», то речь идёт именно о долларах США.

К сожалению, я не нашёл судебных решений по такой ситуации, хотя это очевидный пример обычая. А вот другой обычай, по которому есть судебная практика — если в договоре или ценной бумаге сумма указана и цифрами, и прописью в скобках, то в случае расхождения приоритет имеет пропись. Это, казалось бы, и так понятно, но ни в одном законе такого правила нет. Точнее есть лишь относительно одного вида ценной бумаги — векселя. Но российские суды пришли к выводу, что при оформлении других документов это правило тоже превратилось в обычай и его можно применять при разрешении споров между гражданами.

«Написание в кредитном договоре размера и валюты кредита цифрами и прописью не совпадает, поэтому… противоречия между суммами, указанными прописью и цифрами, устраняются путем признания приоритета за суммой, указанной прописью. Это правило соответствует устоявшимся обычаям делового оборота (ст. 5 ГК РФ)» (определение Московского городского суда от 30.11.2011 по делу N 33—36102).

Российский суд нечасто ссылается на этот источник права. Так что лучше точно прописывать в договоре все важные условия, а не надеяться, что суд будет разбираться в деловых обычаях.

Официально обычай применяют только в гражданском праве. Если вы будете ссылаться на него по трудовому, уголовному или административному делу, суд отклонит такой довод — здесь обычай не является источником права.

Однако применяя социологический подход к праву, мы увидим, что обычай действует не только в гражданском праве, но и во многих других сферах. Например, у нас есть Гражданский процессуальный кодекс (ГПК РФ) — эдакая инструкция для суда, как именно нужно разбирать имущественные, трудовые и семейные споры. Среди прочих, там есть правило — на последнем судебном заседании судья объявляет только резолютивную часть (ч. 1 ст. 199 ГПК РФ) — от слова «резолюция». То бишь просто говорит: «Требования гражданина А. к гражданину Б. подлежат удовлетворению. С гражданина Б. в пользу гражданина А. нужно взыскать столько-то». А почему и на каком основании — не говорит. Но потом, в течение пяти дней судья должен изготовить и подписать текст решения, где уже будут ссылки на все необходимые источники права (ч. 2 ст. 199 ГПК РФ).

Проблема в том, что пяти дней судьям иногда недостаточно. Бывает, что текст решения они не успевают изготовить и за месяц. А между тем, если вы не согласны с решением и хотите обжаловать его в вышестоящем суде, то у вас есть лишь этот самый месяц со дня вынесения решения (ч. 2 ст. 321 ГПК РФ).

ГПК РФ ничего не говорит о такой ситуации. Видимо, авторам закона не пришло в голову, что судьи, следящие за выполнением закона, сами будут его регулярно нарушать. Но судебные юристы выкрутились, придумав следующий обычай — подавать «краткую апелляционную жалобу». Там они пишут примерно следующее: «Тогда-то такой-то суд принял такое-то решение. С ним мы не согласны, считаем его незаконным и необоснованным. А подробности расскажем, когда получим текст судебного решения». Вышестоящий суд спокойно к этому относится и вполне может сослаться на такой документ, когда возникает спор, вовремя ли подана апелляционная жалоба. И это всё, повторюсь, при том, что такой термин — «краткая апелляционная жалоба» — нигде в законе не встречается.

Таким образом, обычаи используют в самых разных правовых ситуациях, поскольку они регулируют вопросы, которые в законе не прописаны. Но официально, повторюсь, они действуют лишь в гражданском праве.

Судебные прецеденты

Прецедент — это решение суда по конкретному делу, которым судья обязан руководствоваться при рассмотрении аналогичных дел. В переводе с латыни «прецедент» означает «предшествующий».

Такой способ решения дел возник в Англии при решении имущественных споров. В XII в. там была создана единая судебная система. Судьи в разных уголках страны разбирали споры между людьми на основании обычаев, королевских указов и здравого смысла. Если одна из сторон была недовольна решением, она подавала жалобу в вышестоящие суды в Лондоне, а те уже решали — правильное это было решение или нет, и подробно обосновывали своё мнение.

Подобное решение вышестоящего суда с подробным обоснованием и называется прецедентом. В последующем при рассмотрении аналогичных дел нижестоящие суды обязаны были учитывать эти обоснования вышестоящих судов.

Такая практика продолжалась столетиями, в результате чего у англичан появилась своя оригинальная система, где главным источником права стали прецеденты. В то время как во Франции, Германии и других странах континентальной Европы писали подробные законы по разным имущественным вопросам (купля-продажа, страхование, аренда, наследование), в Англии большинство этих вопросов регулировались решениями судов. Так происходит и по сей день. Система эта достаточно стабильная — английские судьи могут ссылаться на решения, вынесенные 100—200 лет назад. «Довольно забавно наблюдать, как принцип, сформулированный в деле уровня „мужик корову покупал“, спустя десятилетия будет применён в споре крупных корпораций», — пишет Вячеслав Оробинский в книге «Английское договорное право».

И если французский, немецкий или российский юрист при столкновении с правовым вопросом смотрит прежде всего на закон, то английский — на прецедент по этому вопросу.

Вот пример того, как прецедент может быть источником права. В середине XIX в. у компании City Steam-Mills (Городские Паровые Мельницы) в английском городе Глостере на мельнице сломался коленчатый вал. City Steam-Mills обратилась в компанию, выпускавшую детали для мельниц, и та попросила прислать сломанный вал, чтобы подобрать замену. Мистер Хэдли, один из владельцев City Steam-Mills, заказал транспортной компании Pickford & Co доставку коленчатого вала поставщику деталей к определённой дате.

Транспортная компания не справилась с заданием в поставленные сроки. В результате мельница долго простояла без дела. Хэдли подал в суд на владельцев транспортной компании и потребовал компенсировать прибыль, которую он потерял из-за задержки с доставкой. Суд первой инстанции присудил Хэдли компенсацию в размере 25 фунтов (сегодня это около 2500 фунтов). Владельцы транспортной компании подали апелляцию в лондонский суд. По их словам, они не знали, что Хэдли пострадает настолько сильно и что несправедливо взыскивать с них больше прибыли средней английской мельницы за этот период.

Суд апелляционной инстанции согласился с этим аргументом и вернул дело в суд первой инстанции с просьбой её пересмотреть, указав при этом: «Там, где две стороны заключили договор, который одна из них нарушила, ущерб, взысканный в пользу другой стороны, должен быть таким, какой можно справедливо и разумно предусмотреть как естественно возникший (т.е. в соответствии с обычным ходом вещей) от такого нарушения, или таким, какой могут разумно предвидеть обе стороны, когда они заключали договор, в качестве вероятного последствия его нарушения» (Hadley против Baxendale, 1854 г., Высокий суд справедливости Англии и Уэльса).

Впоследствии, когда возникала аналогичная ситуация — т.е. когда убытки от нарушения договора были больше, чем можно предвидеть, а нарушителя об этом заранее не предупреждали, — английские суды использовали этот прецедент, чтобы правильно рассчитать размер убытков, подлежащих компенсации.

Например, похожая ситуация возникла спустя сто лет. Компания Newman Industries Ltd должна была поставить паровой котёл для прачечной Victoria Laundry (Windsor) Ltd. Паровой котёл доставили, но на пять месяцев позже, чем прописано в договоре. В результате, не имея достаточных мощностей, прачечная не смогла заключить выгодный контракт с правительством.

Victoria Laundry (Windsor) Ltd подала в суд, чтобы взыскать убытки с Newman Industries Ltd. Но суд сослался на прецедент по делу «Hadley против Baxendale» и постановил, что компания Newman Industries Ltd должна компенсировать только обычную прибыль прачечной от работы одного парового котла. А вот сумму, которую прачечная могла получить за контракт с правительством, взысканию не подлежит, поскольку другая сторона договора о такой возможности не знала (Victoria Laundry (Windsor) Ltd против Newman Industries Ltd, Апелляционный суд Англии и Уэльса, 1949 г.).

Конечно, в Англии жизнь регулируют не только прецеденты. Есть и обычные законы: о полномочиях высших органов власти, о преступлениях и наказаниях, да и по многим имущественным вопросам и т. д. Но даже эти законы не настолько подробные и всеобъемлющие, как в странах континентальной Европы. И они позволяют судьям использовать старые прецеденты и со временем создавать новые.

Система прецедентного права пришла в английские колонии и сегодня действует в разном виде в Великобритании, США, Канаде, Австралии и некоторых других странах. Там регулярно издают сборники прецедентов по разным темам (купля-продажа, аренда, страхование), где собраны цитаты из самых важных судебных решений. Юристы могут прочитать их и понять, как регулируются те или иные правоотношения.

В России прецеденты официально не считаются источниками права, но играют важную роль. Законы у нас иногда неясные, туманные и чересчур абстрактные, не поспевают за жизнью и оставляют после прочтения много вопросов. Так что российские вышестоящие суды, рассматривая жалобы на решения нижестоящих, всё равно восполняют пробелы в законе и толкуют его неясности. А нижестоящие суды впоследствии стараются следовать этим решениям. Это правило не носит обязательный характер, но логика российских судей примерно такая: если вышестоящий суд решает дела определённым образом, то он, скорее всего, будет так же решать их дальше, поэтому последуем его позиции, а то решение обжалуют и отменят. Так что решения Верховного суда, арбитражных судов округов и апелляционных арбитражных судов, а также областных судов фактически тоже играют роль прецедентов для нижестоящих судов.

Но, повторюсь, формально прецедент не является источником права и не упомянут ни в одном российском законе. Суды официально никак не связаны ни решениями вышестоящих судов, ни своими собственными решениями по аналогичным вопросам.


Лирическое отступление: дурной пример заразителен

Иногда в СМИ можно встретить выражение «суд создал прецедент, вынеся такое решение». Ну, например, «суд в Сыктывкаре создал прецедент, осудив человека за разжигание ненависти к социальной группе «неверные менты». Это было известное дело Терентьева, когда один блогер в комментариях к записи своего друга написал «кто идёт в менты — быдло, гопота» и предложил на главной площади ежедневно сжигать по «неверному менту».

Вначале Сыктывкарский городской суд, а затем и Верховный суд Республики Коми признали Терентьева виновным в преступлении, предусмотренном по ч. 1 ст. 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», и приговорили к году заключения условно. Дело было громкое, о нём даже есть отдельная статья в Википедии.

Конечно, это дело не было прецедентом в строго юридическом смысле слова — то есть никто из российских судей не обязан был выносить аналогичные решения. Более того, суды в других регионах организационно никак не подчинялись Верховному суду Республики Коми, поэтому у них даже не было служебного стимула следовать его решению.

Однако слово «прецедент» имеет и другое, неюридическое значение: «случай в прошлом, служащий примером или оправданием для последующих случаев подобного рода». Примерно как в фильме «Джентльмены удачи»: «Все побежали — и я побежал».

То бишь логика здесь такая: если он так сделал — значит и нам можно.

Примерно по такой же схеме начали работать российские полицейские и судьи, после чего подобные дела посыпались, как из рога изобилия. Правоохранительные органы увидели, что можно улучшить статистику раскрываемости, даже не выходя из кабинета, а просто читая социальные сети и блоги. Достаточно поглядеть ленту новостей в «контакте» — и вот уже парочка преступников найдена. А судьи увидели, что вышестоящие суды не отменяют подобные решения, значит, по таким делам людей можно и нужно сажать.

В итоге почти каждый месяц людей приговаривают к штрафам или сажают в тюрьму за высказывания или картинки в блогах и соцсетях. Так что дело Терентьева — это не прецедент в правовом смысле, но в неюридическом значении этого слова данное дело безусловно стало значимым прецедентом для России.

Постановления Конституционного суда

Если помните, российские законы должны соответствовать российской Конституции. На Конституционный суд возложена задача решать — противоречат ли законы Конституции или нет. И если он объявит, что правило из какого-то закона идёт вразрез с Конституцией, то другие суды обязаны воздерживаться от его применения.

Постановления Конституционного суда обычно имеют длинные названия, из которых не всегда ясно, какой вопрос они затрагивают. Обычно указаны лишь номера статей и названия законов, которые проверяют на соответствие Конституции. Типичный пример: Постановление Конституционного суда РФ №2-п от 19 января 2016 года «По делу о проверке конституционности подпункта „а“ пункта 22 и пункта 24 статьи 5 Федерального закона от 28 июня 2014 года №188-ФЗ „О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам обязательного социального страхования“ в связи с запросами Арбитражного суда города Москвы и Арбитражного суда Пензенской области».

Да и сами решения написаны тяжёлым и сложным языком, длинными предложениями, с использованием очень сложных абстрактных рассуждений. Поэтому даже юристы не всегда понимают, что же судьи Конституционного суда хотели сказать. Но самое важное указано в конце, в резолютивной части, где судьи пишут: такие-то статьи такого-то закона «признать не противоречащими Конституции РФ» или напротив — «признать противоречащими Конституции РФ». И если статья признана «противоречащей», с этого момента её действие отменяется и российские суды не должны её применять.

Обычно, если Конституционный суд принял какое-то решение (аля «такая-то статья такого-то закона противоречит Конституции РФ»), законодатели исключают из закона соответствующее правило. Но иногда по каким-то причинам этого не делают.

Такая ситуация сложилась, например, со смертной казнью. В российском Уголовном кодексе она до сих пор есть. Смертная казнь предусмотрена как один из возможных видов наказания по следующим статьям: ч. 2 ст. 105 (убийство с отягчающими обстоятельствами, например, двух и более лиц, или малолетнего, или беременной женщины и т. д.), ст. 277 (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля), ст. 295 (посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование), ст. 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа), ст. 357 (геноцид).

Между тем, все знают, что с начала 1990-х гг. смертную казнь в России не применяют. Вначале президент Ельцин наложил временный запрет на её применение, а потом Конституционный суд указал, что эти нормы не должны применяться. На этот счёт есть определение Конституционного Суда РФ от 19.11.2009 N 1344-О-Р.

Цитата: «Смертная казнь как исключительная мера наказания… допустима лишь в качестве временной меры („впредь до ее отмены“) в течение определенного переходного периода. В настоящее время соответствующие положения УК РФ не могут применяться, поскольку сложившееся в РФ правовое регулирование права на жизнь… устанавливает запрет на назначение смертной казни и исполнение ранее вынесенных приговоров»

Однако из Уголовного кодекса смертная казнь до сих пор не исчезла. Видимо, депутатам уж очень хочется вешать и расстреливать осуждённых, поэтому они упорно держатся за это правило. Однако суды всё равно её не применяют, ориентируясь на постановление Конституционного суда. К тому же смертная казнь ни по одной из статей не является обязательной, так что судьи легко могут избежать её назначения — всегда есть альтернативное наказание в виде лишения свободы.

Акты Верховного суда

Ещё один высший российский судебный орган — Верховный суд. Он разбирает конкретные дела плюс издаёт некоторые документы, которые тоже можно условно отнести к источникам права.

Прежде всего, Верховный суд выполняет функции, схожие с Конституционным, но на уровне подзаконных актов. Как я уже рассказал, законы должны соответствовать Конституции, а подзаконные акты — законам. И если охраной первого правила занимается Конституционный суд, то охраной второго — Верховный суд. И если Верховный суд признает, что правило из подзаконного акта противоречит закону, то его тоже не должны применять.

Например, в России до 2011 г. действовало следующее правило. Когда иностранец уезжал из нашей страны, он отдавал отрывную часть уведомления о постановке на миграционный учёт (пресловутую «регистрацию») тому человеку, который его приютил, а тот должен был отправить эту бумажку в Федеральную миграционную службу (ныне — управление по вопросам миграции МВД). Такой порядок был прописан в постановлении правительства РФ от 15.01.2007 N 9 и вызвал целую волну штрафов. С людей, не знавших, что «регистрацию» нужно куда-то отправлять, взыскивали по 2—4 тысячи рублей.

Однако позже кто-то подал жалобу в Верховный суд, и тот в июле 2011 г. признал, что это правило не соответствует закону. «Действующая редакция статьи 23 ФЗ „О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в РФ“ не предусматривает также обязанность принимающей стороны направлять в соответствующий орган миграционного учета отрывную часть бланка уведомления о прибытии иностранного гражданина в место пребывания с указанием в этой части бланка даты убытия данного иностранного гражданина из места пребывания. При таких обстоятельствах подпункт „а“ пункта 37 и пункт 39 Правил не могут быть признаны законными, поскольку противоречат нормам, имеющим большую юридическую силу» (решение Верховного Суда РФ от 14.07.2011 N ГКПИ11—723).

После этого постановление правительства отредактировали, и теперь сотрудники управления по вопросам миграции МВД сами снимают иностранцев с учета. Для этого им достаточно получить сообщение от пограничников, что иностранец выехал из страны. Но даже если бы правительство не поменяло своё постановление, суды не стали бы наказывать граждан за это нарушение, ориентируясь на решение Верховного суда.

Кроме того, Верховный суд занимается толкованием законов и даёт рекомендации нижестоящим судам. Для этого он выпускает два вида документов: первый — постановления пленума Верховного суда, второй — обзоры судебной практики Верховного суда.

В постановлении пленума Верховный суд разбирает моменты, по которым могут возникнуть недопонимания и разночтения в законе. В частности, в сфере защиты прав потребителей действует важное постановление пленума Верховного суда РФ №17 от 28 июня 2012 года, где написано много вещей, не указанных напрямую в законодательстве. Например, в преамбуле закона РФ «О защите прав потребителей» сказано, что «существенный недостаток товара (работы, услуги) — неустранимый недостаток или недостаток, который не может быть устранен без несоразмерных расходов…». Верховный суд в постановлении пленума разъясняет, что именно считать несоразмерными расходами. Он предлагает считать таковыми расходы, которые «приближены к стоимости или превышают стоимость самого товара (работы, услуги) либо выгоду, которая могла бы быть получена потребителем от его использования» (п. «б» ч. 13 постановления пленума ВС №17 от 28 июня 2012 г.).

Каждое постановление пленума Верховного суда обычно посвящено одной теме: назначению уголовного наказания, коррупционным преступлениям, добровольному имущественному страхованию и т. д.

А обзор судебной практики Верховного суда — это разбор решений нижестоящих судов с указанием того, какое из них лучше соответствует закону и почему. Иногда обзор практики тоже посвящён какой-то конкретной теме, иногда он просто обобщает наиболее важные решения за истекший период (например, «Обзор судебной практики ВС РФ за четвертый квартал 2013 года»).

Не следует путать такие акты высших судов с прецедентами. Если прецедент — это судебное решение по конкретному спору, то в этих актах Верховный суд не принимает решение, а просто даёт рекомендации, как понимать ту или иную норму.

В юридической науке акты высших судов не считают источниками права, потому что они лишь толкуют уже существующие нормы. То есть российский суд не может сказать: в такой ситуации нужно выносить такое-то решение, без всякой ссылки на закон. Он пишет примерно следующее: «закон говорит то-то, что следует понимать так-то».

Иначе говоря, Верховный суд РФ не создаёт новое правило, а объясняет уже существующее. Но, естественно, его можно объяснить так, что фактически у нас появится новое правило. Именно поэтому акты высших судов так важны, и на них постоянно ссылаются в судебных решениях.

Также эти документы нельзя считать полноценным источником права, потому что они носят рекомендательный характер. А нижестоящие суды юридически не обязаны выполнять указания Верховного суда. Конечно, если суды не выполнят его рекомендации, а дело потом дойдёт до Верховного суда, то он, вероятно, вспомнит о своей рекомендации и отменит решение. Но поскольку попадание дела в Верховный суд — событие крайне маловероятное, такой возможностью можно пренебречь.

Таким образом, как и прецедент, так и акты высших судов официально не являются источниками права в России. Но фактически они восполняют недочёты законодательства и служат ориентиром для судов при вынесении решений. Так что их тоже можно условно отнести к источникам права.

Договоры нормативного содержания

Договоры нормативного содержания — редкий источник права. Настолько редкий, что большинство юристов никогда с ним не сталкивались.

Договор нормативного содержания — это соглашение двух и более субъектов государственной власти об установлении, изменении или отмене норм права. Например, такой договор могут заключить субъекты федерации (регионы) внутри одного государства или федеративное государство с субъектами федерации.

В частности, в начале 1990-х годов, до принятия Конституции, в России появилось несколько договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральным центром и субъектами федерации. Все они были включены в так называемый Федеративный договор от 31 марта 1992 г. Среди прочего, там было сказано, что статус и защита государственной границы, уголовное и гражданское законодательство относятся к ведению федерального центра (и регионы в решении этих вопросов вообще не участвуют), а, например, природопользование, административное и трудовое законодательство — в совместном ведении федерального центра и регионов.

Позже эти вопросы были прописаны в Конституции 1993-го года, так что Федеративный договор утратил значение. Но всё же такой вид источников права существует, и про него стоит упомянуть.

Научные труды

Суд в своих решениях может ссылаться на труды учёных-юристов. Ещё в Римской империи в 426 г. император издал закон, по которому судьи должны следовать мнению пяти величайших римских юристов (Папиниан, Павел, Гай, Ульпиан и Модестин). На тот момент никого из них уже не было в живых, поэтому закон не без юмора прозвали «сенат мертвых».

Сегодня в большинстве стран суды не обязаны использовать научные труды при вынесении решений. Однако судьи всё равно иногда обращаются к мнению авторитетных учёных.

В России научные труды (для их обозначения используют термин «доктрина» — в переводе с латыни «учение, наука») официально не являются источником права, но и у нас суды их иногда используют. Это касается случаев, когда другие источники права ничего не говорят об определённой ситуации.

Например, Гражданский кодекс РФ предписывает в ряде случаев взыскивать моральный ущерб, а как рассчитывать его размер — не говорит. Точнее говорит, но очень расплывчато: «Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда… При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего» (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Верховный суд в своих актах тоже ничего конкретного по этому поводу не написал. В результате судьи стали назначать суммы морального вреда так, как им вздумается, оценивая нравственные страдания где-то в тысячу рублей, а где-то в миллион. Как пишет главный в России специалист по компенсации морального вреда, профессор МГЮА им. Кутафина Александр Эрделевский, «обозначенные законодателем критерии в силу их „каучуковости“ совершенно не помогают суду обосновать хотя бы для самого себя указываемый в решении размер компенсации».

Он же в монографии «Компенсация морального вреда» описал свою методику. Эрделевский предлагает установить базовый размер компенсации морального вреда по разным видам правонарушений (например, причинение тяжкого вреда здоровью — 750 минимальных размеров оплаты труда, нарушение имущественных прав потребителей — 15 МРОТ и т. д.), а расчёт окончательной суммы производить по специальной формуле, учитывающей степень вины причинителя вреда, степень вины потерпевшего и ряд других факторов.

И вот, некоторые суды после выхода монографии стали ссылаться на «формулу Эрделевского» при расчёте компенсации морального вреда.

Цитата: «Разрешая данный спор, суд правомерно исходил из того, что в результате несчастного случая на производстве, произошедшего по вине ответчика, П. длительное время испытывал физические и нравственные страдания, неоднократно проходил стационарное и амбулаторное лечение, потерял 40% трудоспособности, и пришел к правильным выводам о том, что причиненный истцу моральный вред подлежит компенсации ответчиком. Определяя размер компенсации морального вреда, суд применил методику Эрделевского А. М., приняв во внимание степень нравственных и физических страданий истца. Данные исчисления размера компенсации морального вреда не противоречат требованиям закона» (Кассационное определение Верховного суда Республики Татарстан от 17.03.2011 по делу N 33—2799/11).

Но таких дел все ещё очень мало. В 99,9% случаев российский суд назначает компенсацию морального вреда, никак не обосновывая её размер.

Религиозные нормы

Кое-где религиозные нормы считаются официальным источником права — в частности, в некоторых исламских странах. Если быть точнее, в исламе право не отделено от религии и является его составной частью. Соответственно, можно сказать, что тексты Корана, Сунны и авторитетных исламских богословов для правоверных мусульман приравнены к законам.

Правда, в стране с мусульманским населением не обязательно используют мусульманское право. В Турции, например, уже около ста лет законодательство построено исключительно на светских началах. А в большинстве исламских стран право построено частично на светских принципах, а частично — на религиозных. И только в самых ортодоксальных мусульманских странах (в частности, в Иране или Саудовской Аравии) мусульманское право используют почти во всех сферах жизни.

Религиозные нормы также применяются в семейной сфере в Израиле и некоторых других немусульманских странах. В России до революции вопросы заключения и расторжения брака регулировала церковь.

Сегодня, естественно, религиозные нормы у нас не считаются источником права. Впрочем, иногда они всплывают в правовых спорах. Так, например, произошло в известном деле панк-группы Pussy Riot, участниц которой обвиняли по ч. 2 ст. 213 УК РФ (хулиганство). Сторона обвинения в судебном процессе ссылалась на правила Трулльского (VII век н.э.) и Лаодикийского (IV век н.э.) церковных соборов, называя их «общепризнанными правилами и нормами поведения».

В частности, имелись в виду следующие правила — 62-ое (запрет находиться в церкви в «комической» и «сатирической» одежде и производить там пляски) и 75-ое («Желаем, чтобы приходящие в церковь для пения не употребляли безчинных воплей…») правила Трулльского собора и 15-ое правило Лаодикийского собора (в части запрета кому-либо, кроме церковных певчих, осуществлять пение на солее). И хотя участники группы были в итоге осуждены, но в текст судебного решения ссылки на эти религиозные нормы не попали.

Принципы права

Принципы права — это основополагающие идеи добра, справедливости и разумности, известные правовой науке ещё со времён Древнего Рима. Большинство из них, впрочем, и так закреплены в законе, в частности, принципы «нельзя дважды предъявлять иск по одному и тому же делу», «пусть будут выслушаны обе стороны», принцип презумпции невиновности (человек считается невиновным, пока его вина не доказана) и другие.

Также существуют принципы, которые нигде не прописаны, но активно применяются судами. Например, старый принцип римского права lex specialis derogat legi generali («специальный закон отменяет (вытесняет) общий закон») — он означает, что норма, регулирующая специальный вопрос, имеет приоритет над нормой, регулирующей общий вопрос.

Так, в законе РФ «О защите прав потребителей» прописана неустойка за нарушение договора о выполнении работ или оказании услуг — 3% от цены договора за каждый день просрочки. Одновременно с этим существует ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов», который регулирует вопросы строительства многоквартирных домов на деньги граждан. Схема похожа на выполнение работ — люди платят деньги строительной компании, та строит на эти деньги дом и после окончания строительства передаёт его клиентам. Если строительная компания сдала дом позже, чем написано в договоре, то гражданам положена уже другая неустойка — 1/150 ставки рефинансирования ЦБ РФ от цены договора за каждый день просрочки (ч. 2 ст. 6 ФЗ «Об участии в долевом строительстве…»). С 19 июня 2017 г. размер ставки рефинансирования (ключевой ставки) составляет 9%, так что неустойка составляет 0,06%.

Договор долевого участия — это фактически одна из разновидностей договора о выполнении работ. Поэтому по идее к ней могли бы применить и нормы закона РФ «О защите прав потребителей». Однако поскольку «договор долевого участия» — более узкое понятие, чем «договор о выполнении работ», то и норма, регулирующая этот вопрос, является специальной. Поэтому суды используют принцип lex specialis derogat generali и применяют не общую норму про договор о выполнении работ, а специальную норму о договоре долевого участия.

Применение источников права

Все это многообразие источников права можно увидеть во время судебного разбирательства по конкретному делу. Прежде всего, стороны ссылаются на законы и подзаконные акты. Если вдруг есть международный договор, которым установлены иные правила, — ссылаются на него. Если закон не совсем ясный, можно привести цитату из постановления пленума или обзора практики Верховного суда, где этот вопрос прояснён. Если есть спор по вопросу, который не учтён ни международным договором, ни законом, можно сослаться на обычаи или научные труды.

У каждой отрасли права — свой круг источников права: свои законы и подзаконные акты, акты высших судов, международные договоры и научные труды. И когда вы начнёте изучать какую-либо отрасль права, то после указания правоотношений, которые она регулирует, вы ознакомитесь со списком источников. Например, источники гражданского права — это Гражданский кодекс РФ, международные договоры, множество законов о разных видах сделок и юридических лиц, обычаи и т. д.

Важно не путать источники одной отрасли права с источниками другой отрасли. Нельзя ссылаться на обычай (по крайней мере, в тексте судебного решения), когда вы назначаете человеку наказание за преступление, так как обычай не является источником уголовного права. И нельзя использовать нормы Гражданского кодекса во время спора между работником и работодателем, потому что Гражданский кодекс не является источником трудового права.

Резюме

В юридической науке выделяют следующие виды источников права:

нормативные правовые акты (законы и подзаконные акты);

нормы международного права;

обычаи;

судебные прецеденты;

постановления Конституционного суда;

акты Верховного суда (решения о соответствии подзаконного акта закону, постановления пленума и обзоры судебной практики);

договоры нормативного содержания;

научные труды;

религиозные нормы;

принципы права.

Официально в России источниками права считаются только нормативные правовые акты, нормы международного права, обычаи, постановления Конституционного суда, решения Верховного суда о соответствии подзаконного акта закону, договоры нормативного содержания и принципы права.

Прецеденты, постановления пленума и обзоры судебной практики Верховного суда, научные труды и принципы права носят рекомендательный характер. Но суды тоже могут на них ссылаться.

А религиозные нормы не имеют для российского суда ни обязательного, ни рекомендательного характера, и он официально не может их использовать.

Глава 5
Система права

Итак, мы успели выяснить, что такое право, правоотношения и источник права. Вкратце напомню: право — это система правил поведения, установленных государством; правоотношения — это общественные отношения, урегулированные этими правилами; а источник права — это документ, где подобные правила содержатся.

Теперь самое время перейти к понятию «система права».

Государство создаёт не беспорядочный и хаотичный набор правил, а упорядоченную систему с определёнными элементами, подчинёнными друг другу. Эта система организует все правила так, что мы точно понимаем две вещи: первое — что за правоотношения у нас есть, второе — какой источник права нужно к ним применять.

Эта система так и называется — «система права». Или, по-другому, «правовая система». Теоретики, правда, иногда говорят, что «система права» и «правовая система» — это разные понятия, но мы в такие тонкости вдаваться не будем.

Ну и теперь официальное определение: система права — это исторически сложившаяся внутренняя структура права.

Поскольку государства самостоятельно устанавливают правила поведения на своей территории, то и система права у каждого государства своя. Я буду, разумеется, рассматривать российскую систему права.

Система права состоит из отраслей права, каждая из которых регулирует какую-то сферу жизни общества (или, выражаясь научным языком, определённую область общественных отношений). Примеры отраслей права — конституционное право, гражданское право, уголовное право и т. д. Отрасли права, в свою очередь, состоят из правовых институтов, каждый из которых регулирует определённую ситуацию или явление. Например, в конституционном праве есть институты референдума, гражданства и др., в гражданском праве — институты договора, собственности и др. А правовые институты, в свою очередь, состоят из норм права — правил поведения, установленных государством.

Таким образом, система права состоит из следующих элементов:

Система права (она же «правовая система»)

Отрасли права (они же «правовые отрасли»)

Институты права (они же «правовые институты»)

Нормы права (они же «правовые нормы»)

Это всё можно изобразить с помощью такой схемы (в качестве примеров взяты нормы гражданского права):

Я буду рассказывать об этой схеме, двигаясь от нижних элементов к верхним. Вначале речь пойдёт о нормах права, потом — о правовых институтах, потом — об отраслях права.

Норма права

Норма права — правило поведения, установленное государством. Можно сказать, что норма права — это первичная элементарная частица права (как звук в лингвистике или число в алгебре). И право, и государство появились вместе с нормами права, когда какая-то группа людей установила для себя и других правила «делай так», «не делай так» и «можешь делать так» и начала наказывать за их невыполнение.

В правовой науке принято говорить не просто о правилах, а именно о «правилах поведения», потому что они адресованы людям и говорят о том, как люди должны себя вести. Ведь в мире есть много других правил, которые с человеком напрямую не связаны. Например, есть правило в физике: два любых тела притягиваются друг к другу с силой, прямо пропорциональной произведению масс этих тел и обратно пропорциональной квадрату расстояния между ними (закон всемирного тяготения, открытый Исааком Ньютоном). Такие правила называют законами природы, и они, в отличие от человеческих законов, никак от человека не зависят и ничего ему не предписывают.

А вот те правила, которые содержатся в законах и других источниках права, напрямую адресованы человеку. И хотя норма права может напрямую не говорить, кто и как должен поступать, но она так или иначе корректирует поведение людей. Например, если норма права говорит, что кража наказывается таким-то образом, она фактически предписывает людям определённое поведение, а именно — не совершать кражи.

Норма права регулирует не конкретную ситуацию и не конкретное правоотношение. Она рассчитана на неограниченное применение в случае появления подобных ситуаций и отношений. Вот несколько примеров:

«Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника» (Трудовой кодекс РФ, ст. 3)

«Сотрудник подразделения ППСП в любых условиях должен быть вежливым и тактичным с гражданами, обращаться к ним на „Вы“, свои требования и замечания излагать в убедительной и понятной форме, не допускать споров и действий, оскорбляющих их честь и достоинство» (Устав Патрульно-постовой службы полиции, ст. 226)

«Граждане РФ имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование» (Конституция РФ, ст. 31)

Структура правовой нормы

В юридической науке принято делить норму права на три элемента — гипотезу, диспозицию и санкцию. Гипотеза — это условия, при которых нужно следовать определённому правилу, диспозиция — это, собственно, само правило, а санкция — это последствия нарушения этого правила. В упрощённом виде это выглядит так: «если … (гипотеза) …, то … (диспозиция) …, иначе … (санкция)…».

Исходя из этого, мы можем увидеть, что норма права почти никогда полностью в законе не выражена. Бывает, что гипотеза находится в одном месте, диспозиция — в другом, а санкция — в третьем.

Возьмём, например, приведённую выше цитату из Трудового кодекса. Гипотеза — если кто-то поступает на работу или уже работает, диспозиция — его трудовые права нельзя ограничивать или давать ему преимущество из-за пола, расы, цвета кожи и т. д. А вот санкция как таковая не прописана.

Тут может быть несколько видов санкций. Во-первых, несколькими абзацами ниже в той же статье указано: «Лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, вправе обратиться в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального вреда». Т.е. если работник докажет, что его права были нарушены именно из-за дискриминации, он может восстановить их — например, отменить наложенное взыскание (выговор или увольнение), а также взыскать компенсацию материального или морального вреда. А, во-вторых, работодателя могут привлечь к административной ответственности по ст. 5.62 Кодекса РФ об административных правонарушениях («Дискриминация», штраф на юрлиц — 50—100 тыс. руб.).

Таким образом, в данном случае гипотеза и диспозиция находятся вместе, а санкции — либо в другом месте того же закона, либо вообще в другом законе.

А в Уголовном кодексе обычно наоборот — диспозиция и санкция вместе, а гипотеза — отдельно. Считается, что гипотезы по поводу всех преступлений указаны в ст. 19—21 УК РФ — там написано, кого можно привлекать к уголовной ответственности. Ну а диспозиции (запрет на совершение каких-то действий) и санкции (последствия нарушения этих запретов) находятся в Особенной части УК РФ.

Например, простая кража. Гипотеза из статей 19—21 УК РФ — если человек вменяем и достиг возраста 14 лет. Диспозиция из статьи 158 УК РФ — ему запрещено тайно похищать чужое имущество (совершать кражу). Санкция из той же статьи 158 УК РФ — иначе его должны подвергнуть одному из наказаний, самым серьёзным из которых будет лишение свободы на срок до двух лет.

Возьмём другое преступление — незаконная охота на особо охраняемой природной территории (п. «г» ч. 1 ст. 258 УК РФ). Гипотеза здесь почти та же, что и в случае с кражей (см. 19—21 УК РФ) — если человек вменяем и достиг определённого возраста (но не 14, а 16 лет). Санкция — большой набор наказаний, от штрафа в пределах 200 тыс. руб. до ареста в пределах шести месяцев (ч. 1 ст. 258 УК РФ). А вот с диспозицией сложнее. Что считать незаконной охотой и что такое особо охраняемые природные территории? Чтобы понять это, нам нужно изучить другие нормативные правовые акты — ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов…» и ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях».

Приведу ещё пару примеров. Все правила поведения водителя на дороге (гипотезы и диспозиции) находятся в Правилах дорожного движения (утверждённых Постановлением Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090), а наказания за их нарушение (санкции) — в главе 12 КоАП РФ и немного в ст. 264—264.1 УК РФ. Правила прохождения военной службы (гипотезы и диспозиции) содержатся в законах «О воинской обязанности и военной службе», нескольких общевоинских уставах Вооруженных Сил РФ и т. д., а наказания за наиболее серьёзные нарушения (санкции) — в главе 33 УК РФ.

В общем, не всегда бывает легко сразу выделить гипотезу, диспозицию и санкцию. Для этого желательно представлять себе всю систему права, чтобы знать, где найти какой-то из элементов нужной вам нормы.

Отмечу, что деление нормы права на эти три элемента носит больше теоретический, нежели практический характер. В судебных решениях и юридической литературе любое правило, прописанное в законе (т.е. диспозицию), называют нормой права. И если нет необходимости отдельно выделять гипотезу или санкцию, то про них обычно и не вспоминают.

Ещё одно важное замечание — не всегда за нарушение нормы установлено какое-то наказание. Иногда санкция заключается в том, что государство откажет вам в судебной защите. Особенно много таких норм в Гражданском кодексе. Например, вот отрывок из ч. 1 ст. 161 Гражданского кодекса РФ:

«Должны совершаться в простой письменной форме […]:

1) сделки юридических лиц между собой и с гражданами;

2) сделки граждан между собой на сумму, превышающую десять тысяч рублей, а в случаях, предусмотренных законом, — независимо от суммы сделки»

Здесь мы можем выделить следующую норму: если граждане заключают сделку на сумму, превышающую десять тысяч рублей (гипотеза), то они должны совершить её в простой письменной форме (диспозиция). А санкция указана чуть ниже, в ч. 2 ст. 162 ГК РФ: «Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства».

То есть, как мы видим, наказание лишь одно — стороны не могут в качестве доказательства сделки приводить свидетельские показания. Например, вы дали кому-то взаймы 30 тыс. руб., и никак письменно это не оформили. Тут даже наличие десяти свидетелей не будет доказательством. Однако вы всё ещё можете ссылаться в суде на переписку, банковские документы, видео- и аудиозаписи и другие доказательства. Такая вот своеобразная санкция.

Классификация правовых норм

Выше я привёл примеры трёх норм — из Трудового кодекса, Устава Патрульно-постовой службы полиции и Конституции. Посмотрите на них ещё раз, и тогда вам будет понятна первая классификация правовых норм. Как мы видим, есть нормы запрещающие (запрещают что-то делать — «никто не может быть ограничен…»), обязывающие (обязывают что-то делать — «сотрудник подразделения ППСП в любых условиях должен…») и управомочивающие (дают право что-то делать — «граждане РФ имеют право…»).

Это деление, впрочем, условно. Ведь, как я уже рассказывал в теме «Правоотношение», если мы даём одному человеку право, то на другого накладываем обязанность — либо что-то делать (обязывающая норма), либо что-то не делать (запрещающая норма). И наоборот — если мы одному человеку что-то запрещаем или накладываем на него обязанность, то, соответственно, даём кому-то другому право требовать соблюдения этого запрета или этой обязанности.

Вторая классификация норм права — их разделение на диспозитивные и императивные.

Диспозитивная норма не требует от людей чёткого следования правилам и даёт им возможность определить свои права и обязанности самостоятельно. Действовать она начинает, только если люди не договорятся. Чаще всего диспозитивные нормы встречаются в гражданском праве. Ключевая фраза — «если иное не установлено договором» или «если иное не установлено соглашением между ними».

Пример — «когда цена установлена в зависимости от веса товара, она определяется по весу нетто, если иное не предусмотрено договором купли-продажи» (ч. 2 ст. 485 ГК РФ). Представим, что молочный завод и сеть супермаркетов заключили договор: завод поставляет супермаркету масло по цене 100 руб. за килограмм. Они могут сами определить, что использовать — вес нетто (т.е. вес масла без учёта упаковки) или вес брутто (т.е. с учётом упаковки). Но если они этого не сделали, то суд в случае спора применит норму из ГК РФ и посчитает всё, исходя из веса нетто.

Другой пример — «клад… поступает в собственность лица, которому принадлежит имущество (земельный участок, строение и т.п.), где клад был сокрыт, и лица, обнаружившего клад, в равных долях, если соглашением между ними не установлено иное» (ч. 1 ст. 233 ГК РФ). То есть кладоискатель и собственник участка могут договориться как хотят («установить соглашением иное») — например, 90% стоимости клада достаётся кладоискателю, а 10% — собственнику участка (или наоборот). Если же они не договорились об этом, то каждому будет принадлежать половина клада. Отмечу при этом, что в любом случае раскопки должны происходить с согласия собственника. Если же его нет, то кладоискатель не имеет на клад никаких прав (ч. 1 ст. 233 ГК РФ).

Императивная норма, в отличие от диспозитивной, даёт прямое и чёткое правило поведения в какой-то ситуации. Например — «выезд на перекресток… в случае образовавшегося затора, который вынудил водителя остановиться, создав препятствие для движения транспортных средств в поперечном направлении, влечет наложение административного штрафа в размере 1000 р.» (ч. 1 ст. 12.13 КоАП РФ). Тут сразу видно: водителю запрещено делать описанную вещь, иначе его ждёт штраф в тысячу рублей. Никаких других договорённостей здесь быть не должно — по крайней мере, официально. А если сотрудник ДПС и водитель договариваются как-то иначе (ну, скажем, что водитель платит триста рублей и едет дальше без оформления протокола), то это будет нарушением закона.

Большинство норм права — императивные. Среди императивных выделяют ещё альтернативные нормы. Такие нормы дают несколько вариантов поведения. Но каждый из вариантов всё равно чётко определён, так что это разновидность именно императивных, а не диспозитивных норм. Например, предприниматель, работающий на упрощённой системе налогообложения, может выбрать — платить государству 6% с доходов или платить 15% с разницы между доходами и расходами (ч. 1—2 ст. 346.20 Налогового кодекса РФ). А у суда обычно широкий выбор по уголовным делам, потому что наказание преступника урегулировано, как правило, альтернативной нормой. Например, «грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, наказывается обязательными работами на срок до 480 часов, либо исправительными работами на срок до 2 лет, либо ограничением свободы на срок от 2 до 4 лет, либо принудительными работами на срок до 4 лет, либо арестом на срок до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 4 лет» (ч. 1 ст. 161 УК РФ).

Третья классификация норм права — их деление на материальные и процессуальные, а четвёртая — на публичные и частные. О том, что это такое, я расскажу, когда речь пойдёт о классификации отраслей права.


Лирическое отступление: нормы без правил

Правовые нормы не всегда что-то запрещают, к чему-то обязывают или дают на что-то право. Есть нормы, в которых нет никаких правил поведения. Например, существуют нормы-дефиниции (дают определение тем или иным понятиям), нормы-декларации (говорят, какие задачи преследует закон), нормы-принципы и т. д. Особенно важны нормы-дефиниции: по ним мы можем судить, что именно закон подразумевает под тем или иным термином.

Вот пара примеров норм-дефиниций: «автором произведения науки, литературы или искусства признается гражданин, творческим трудом которого оно создано» (ст. 1257 ГК РФ) или «потребитель — гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности» (преамбула закона РФ «О защите прав потребителей»).

Как мы видим, такие нормы не имеют гипотез, диспозиций и санкций, поэтому теоретическая структура правовой нормы на них не распространяется.

Ещё важно упомянуть коллизионные нормы — они прямо не указывают на правило поведения, но говорят о том, какое из нескольких правил нужно применять. Например, ч. 1 ст. 1224 ГК РФ: «Наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество, а наследование недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в РФ, — по российскому праву».

Правовой институт

Слово «институт» происходит от латинского institutum, что означает «установление» или «учреждение» (в смысле — люди что-то устанавливают или учреждают). У большинства жителей России понятие «институт» ассоциируется с типом учебного или научного учреждения. Но есть у него и другие значения: например, в общественных науках институтом называют определённую устойчивую форму взаимодействия людей. Семья, государство, наука, армия, торговля — это всё институты общества или общественные институты.

Нечто похожее есть и в правоведении. Здесь институт — это правовое регулирование каких-то схожих ситуаций. Или, иными словами, правовой институт — это набор правовых норм, установленных или применяемых в определённых случаях.

Пример — людям, имеющим схожие риски (например, что их дом сгорит или что они заболеют во время заграничной поездки), нужно как-то обезопасить себя. Они готовы заплатить немного и перераспределить риски на всех, кто имеет такую же проблему. С другой стороны, есть организации, готовые собирать эти деньги, хранить и в случае наступления несчастья выплачивать их пострадавшему. Таким образом в гражданском праве появляется институт страхования, где прописаны разные нормы и правила, касающиеся этой ситуации. Институт этот весьма обширный, регулируется он главой 48 ГК РФ «Страхование», законом РФ «Об организации страхового дела…» и некоторыми другими источниками права.

У других людей или организаций возникает необходимость срочно купить какую-то вещь, но в данный момент нет денег. Они готовы заплатить даже больше, чем стоит товар, но позже. С другой стороны, есть банки, готовые дать им эти деньги сейчас, чтобы потом получить от них больше. Так появляется в праве институт кредита. Регулируется он главой 42 ГК РФ «Заём и кредит», рядом положений ФЗ «О банках и банковской деятельности» и множеством других источников права.

У государства возникает необходимость как-то защитить людей, дающих показания в суде. Важно, чтобы преступники, против которых свидетели выступают, не смогли их найти. Если эти показания очень важны, а опасность серьёзна, то государство может обеспечить свидетелям охрану, изменить им место жительства, документы и даже внешность. Из-за этого в середине 2000-х годов в России появился институт защиты свидетелей, который регулируется законом «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» и несколькими постановлениями правительства.

У людей возникает необходимость обсудить какой-то вопрос, важный для города, региона или страны, и принять его на голосовании. Благодаря этому появляется институт референдума. Институт этот, правда, не очень действенный — с 1993 г. у нас не проводился ни один общенародный референдум.

Правовые институты могут быть как очень небольшими, так и весьма обширными. Некоторые институты состоят из нескольких норм одного закона (например, институт соучастия в преступлении — ст. 32—36 УК РФ), другие регулируются преимущественно одним законом (в частности, институт референдума — ФКЗ «О референдуме РФ»), а третьи могут включать сотни и тысячи правовых норм из очень разных законов (скажем, институт кредита).

Некоторые из правовых институтов делят на субинституты (или подинституты). Например, в составе института кредита есть субинституты потребительского кредита и ипотечного кредита, в составе института страхования — субинституты страхования автогражданской ответственности (ОСАГО) и добровольного медицинского страхования (ДМС). Правда, таким образом правовые институты можно делить много раз. Скажем, у нас есть институт сделки в гражданском праве. Договор — это разновидность сделки, т.е. уже правовой субинститут. Но, например, договор купли-продажи — это разновидность договора, а договор энергоснабжения — это разновидность договора купли-продажи. Чтобы не составлять конструкции типа «субсубсубинститут», проще любую совокупность норм, регулирующих определённую ситуацию, называть институтом, вне зависимости от того, входит ли он в состав другого института или нет.

Таким образом, любую совокупность правовых норм, касающихся определённой темы, можно назвать правовым институтом (даже если такой институт полностью входит в состав другого института). И только если эта тема очень обширна и важна для жизни общества, мы называем такую совокупность норм не институтом, а отраслью права.

Отрасль права

Итак, правовые нормы складываются в правовые институты, а правовые институты — в отрасли права.

Отрасль права — это совокупность норм права и правовых институтов, регулирующих определённую сферу жизни общества. Или, выражаясь научным языком, совокупность правовых норм, регулирующих однородную сферу общественных отношений.

Так же, как институты подразделяются на субинституты, некоторые отрасли права включают подотрасли.

Обзор всех отраслей российского права читайте в последней главе книги. Здесь же я приведу их список с краткими характеристиками:

— конституционное право (предмет — базовые отношения между государством и его жителями, а также работа высших органов власти);

— гражданское право (имущественные отношения между людьми и организациями, куда государство прямо не вмешивается);

— административное право (как и во что могут вмешиваться чиновники);

— уголовное право (какое поведение считать преступным и как за него наказывать);

— трудовое право (отношения между работником и работодателем);

— семейное право (отношения между членами семьи);

— гражданский процесс (отношения между судом и участниками процесса по гражданским, трудовым и семейным спорам);

— уголовно-процессуальное право (расследование преступлений и судебное разбирательство по уголовным делам);

— административно-процессуальное право (правила разрешения административных дел в суде);

— налоговое право (сбор налогов);

— муниципальное право (работа местных органов власти в городах и сёлах);

— уголовно-исполнительное право (порядок отбытия уголовного наказания);

— международное право (создание и действие норм международного права);

— международное частное право (правоотношения между субъектами права из разных стран);

— право социального обеспечения (правила получения пенсий, пособий, льгот);

— земельное право (права на земельные участки, охрана земель и правила их использования);

— жилищное право (права на жилые помещения и правила их использования);

— экологические право (охрана природы).

Деление системы права на отрасли

Как мы видим, каждая отрасль регулирует определённую сферу правоотношений. Соответственно, деление системы права на отрасли помогает понять, что за правоотношения мы имеем, как именно они регулируются и какие источники права к ним нужно применить.

Например, если человек выполняет работу для какой-то организации, нам нужно понять — это трудовой договор или гражданско-правовой. В первом случае это будут трудовые отношения (регулируются Трудовым кодексом). Во втором — гражданско-правовые отношения (регулируются Гражданским кодексом). При этом название договора не всегда является определяющим. Даже если этот документ назвали «Договором об оказании услуг» и написали, что регулируется он ГК РФ, суд может переквалифицировать его в трудовой договор, если увидит признаки трудовых отношений. Например, такие: человек ходит в организацию и выполняет работу ежедневно по расписанию, подчиняется правилам этой организации и получает фиксированную оплату каждый месяц.

А если налоговая инспекция по ошибке сняла деньги с банковского счёта предпринимателя, а потом вернула, он не может потребовать с неё неустойку за незаконное использование денежных средств согласно ч. 1 ст. 395 Гражданского кодекса РФ. А всё потому, что отношения между налоговой и предпринимателем — это не гражданско-правовые отношения, т.е. не «имущественные отношения, основанные на имущественной самостоятельности, юридическом равноправии и автономии воли сторон». Здесь никакого юридического равенства сторон нет, и это всё отношения, которые регулирует финансовое право (точнее, его подотрасль — налоговое право). Соответственно, Гражданский кодекс мы тут применить не можем, нужно смотреть Налоговый кодекс.

Очень важно различать административное правонарушение и уголовное преступление. Тогда мы поймём — это административное право или уголовное, и будем знать, какие источники права применять при расследовании дела и определении наказания — УК и УПК либо КоАП.

В общем, важно знать разницу между основными отраслями права, чтобы понять, какие именно правоотношения у нас есть и какими источниками права они урегулированы.

Распространённая ошибка — взять норму из одной отрасли и применить её к правоотношению из другой отрасли. Один такой пример судья Верховного суда Борис Горохов приводит в книге «Трудовые споры. Чему не учат студентов». Он рассказывает о судебном разбирательстве между «Ямалтрансгазом» и бывшим заместителем гендиректора этой компании. Тогда суд на Ямале применил нормы российского Гражданского кодекса и признал трудовой договор недействительным. Дело дошло до Верховного суда, который посчитал такой подход неправильным.

Дело в том, что в гражданском праве, если договор заключён с нарушением закона, его можно признать недействительным. В этом случае «каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить… — возместить его стоимость» (ч. 2 ст. 167 ГК РФ). А в трудовом праве такого механизма нет — нельзя возместить работнику стоимость потраченного времени иначе, чем прописано в договоре.

Горохов объясняет, что ямальский суд «нарушил не просто принцип — он нарушил нормы, зафиксированные в ТК РФ (ранее — в КЗоТ, в настоящее время — в ст. 5 ТК РФ). Там указаны правовые акты, которыми регулируются трудовые правоотношения. Упоминание норм гражданского законодательства в ст. 5 ТК РФ отсутствует. А в ст. 3 ГК РФ никаким образом не указано на то, что ГК РФ регулирует трудовые правоотношения».

После этого Горохов высказывает парадоксальную мысль, которая лучше всего отражает важность деления права на отрасли: «При решении трудового спора суду нужно забыть о существовании ГК РФ. Просто забыть. Отложить его в сторону, поскольку есть ТК РФ, по которому и нужно принимать решение».

Классификация отраслей права

Все отрасли права делят двумя способами: либо на материальные и процессуальные, либо на частные и публичные.

Отрасли материального права регулируют то, как возникают правоотношения в разных сферах жизни, что именно их участникам запрещено и разрешено, у кого какие права и обязанности. А отрасли процессуального права регулируют порядок реализации норм материального права: как происходит расследование и судебное разбирательство, а также кто и как должен привести в исполнение решение суда.

Говоря упрощённо, отрасли материального права определяют то, какие права и обязанности имеют субъекты правоотношений, а процессуальные — то, как один из субъектов может при помощи суда защитить свои права и принудить другого субъекта к исполнению его обязанностей. К процессуальному праву относятся отрасли, так или иначе связанные с судебным разбирательством: уголовно-процессуальное, административно-процессуальное и гражданско-процессуальное право. Ну а все остальные отрасли относятся к материальному праву.

Кроме того, общепризнанное деление отраслей права — на частные и публичные. Отрасли частного права — это те отрасли, в которых субъекты права сами вступают в правоотношения и сами определяют большую часть взаимных прав и обязанностей. Это гражданское право, трудовое право, семейное право и международное частное право. Иногда ещё к ним относят предпринимательское право — условную отрасль права, существование которой под вопросом.

А отрасли публичного права — это те отрасли, где субъекты права вступают в правоотношения с государством (причём часто не по собственной воле), а большая часть взаимных прав и обязанностей прописана в законе. Это, соответственно, все остальные отрасли права, в том числе процессуальные. Подробнее про разделение права на частное и публичное я расскажу позже.

Соответственно, и все правовые нормы и институты, вслед за отраслями права, обычно делят на материальные и процессуальные, а также на частно-правовые и публично-правовые.

Отрасли под вопросом

В правовой науке считают, что отрасль права можно выделить по двум признакам — предмету и методу регулирования. То есть для существования отрасли права нужно, чтобы у неё был либо свой предмет, либо свой метод.

Предмет — это что именно мы хотим урегулировать, а метод — это как именно мы будем что-то регулировать.

С методом всё более или менее понятно. Он бывает либо преимущественно диспозитивный, либо преимущественно императивный. «Преимущественно диспозитивный» метод означает, что в отрасли права преобладают диспозитивные нормы. То есть мы в таких отраслях часто разрешаем участникам правоотношений самим определить вазимные права и обязанности. А «преимущественно императивный» метод означает, что мы даём людям чёткие указания о том, какие у них права и обязанности.

Диспозитивный метод используют в гражданском и международном частном праве, в значительной степени — в семейном и трудовом праве, а также совсем немного — в других отраслях. То есть стороны договора, или работодатель и работник, или двое супругов — все они могут сами договориться о взаимных правах и обязанностях. Большинство же отраслей права используют преимущественно императивный метод — там никто ни с кем не договаривается, все права и обязанности установлены законом.

А вот с предметом отрасли сложнее. Фактически любая сфера нашей жизни может стать таким предметом: оборот имущества, государственное управление, земля, жильё, банковская деятельность, образование, медицина, спорт, наука, собирание марок или ловля бабочек.

Никаких чётких критериев тут нет. Просто если по поводу какой-то сферы жизни накопилось много правовых норм, мы считаем, что у нас есть отдельная отрасль права.

Скажем, если посмотреть на приведённый выше список отраслей права, можно увидеть, что финансовое право и право социального обеспечения почти целиком входят в административное право. Ведь там такой же предмет (отношения между госорганами и гражданами) и такой же метод (преимущественно императивный). Но правовых норм по этим темам так много, что нам удобнее воспринимать их как отдельные отрасли права. В то же время, если очень хочется, из административного права можно взять любую тему и провозгласить её отдельной отраслью права — и тогда у нас будет миграционное право, военное право, транспортное право.

С другой стороны, земельное право можно разделить на нормы, касающиеся права собственности и сделок с земельными участками (и тогда это станет частью гражданского права), и на нормы, регулирующие отношения между госорганами и владельцами земельных участков (и тогда это будет административное право).

Во многом это вопрос традиций. Скажем, в некоторых государствах семейное право не считают отдельной отраслью, а называют подотраслью или институтом гражданского права. Но у нас принято считать, что это отдельная отрасль права. С другой стороны, во многих странах Европы исторически сложилось «торговое» или «коммерческое» право — то есть отрасли права, касающиеся только предпринимательской деятельности. У нас всё это входит в предмет гражданского права. Хотя некоторые считают, что нужно создать отдельную отрасль — предпринимательское право.

В последние годы в России, помимо перечисленных мною отраслей, появились и многие другие. Этот процесс, впрочем, пока ограничен стенами учебных заведений. Происходит это примерно так — группа сотрудников юридического факультета объявляет о существовании новой отрасли права и создаёт под это дело свою кафедру. Так появляются кафедры спортивного, медицинского, конкурентного или уже упомянутого предпринимательского права, а в книжных магазинах — пособия «Информационное право», «Банковское право», «Энергетическое право».

Связано это, в основном, с карьерными соображениями. «Эти отрасли права — у нас так сложилось в советское время — тянут за собой массу организационно-административных выводов, — рассказывает профессор Евгений Суханов, завкафедрой гражданского права юрфака МГУ. — Если ты докажешь, что у тебя своя отрасль права, значит тебе — кафедра или сектор, у тебя специализация ВАКовская [ВАК — Высшая аттестационная комиссия], у тебя ученики, курсы и так далее. А если ты не докажешь, то мыкаешься по другим кафедрам. Вот у нас и пошли — спортивное право, медицинское право, энергетическое право. Каждому приятно иметь свою отрасль».

В итоге дискуссия о существовании каких-либо отраслей права, кроме самых основных, волнует лишь университетских преподавателей и никак не отражается на законодательстве и судебной практике. У судьи и чиновника может возникнуть необходимость отделить гражданское право от трудового или административное от уголовного, но вряд ли им понадобится как-то выделять предпринимательское или медицинское право.

Тем не менее, размножение отраслей права, скорее всего, будет происходить и в дальнейшем. Так что не удивляйтесь и не пугайтесь, если вдруг увидите учебник по неизвестной вам отрасли права. Скорее всего, дело лишь в том, что какой-то юрист хочет возглавить кафедру в своём университете.

Система права

Итак, нормы, институты и отрасли права входят в систему права — то есть в исторически сложившуюся в этом государстве внутреннюю структуру права.

Можно было бы представить систему права как большое хвойное дерево, из которого вырастают несколько стволов разной степени могучести (отраслей), которые делятся на ветки (правовые институты), из которых торчит множество иголок (нормы права).

Но это сравнение будет не совсем верным, потому что границы между разными отраслями, институтами и нормами права не такие резкие. Одно и то же событие или действие может привести к возникновению сразу нескольких правоотношений. Поэтому здесь нет строгого разделения, а одна норма права или правовой институт с некоторыми оговорками могут быть использованы в разных отраслях.

Скажем, институт юридического лица создан в гражданском праве, но он необходим в административном праве (например, когда налоговая инспекция штрафует акционерное общество) и в уголовном процессе (скажем, когда общественная организация в рамках уголовного дела подаёт гражданский иск против преступника).

Пошлина — институт налогового права, но применяется он и в гражданском процессуальном праве, и в административном праве. Предпринимателей за нарушение прав потребителей привлекают к ответственности как в рамках гражданского права (сам потребитель), так и в рамках административного права (Роспотребнадзор). Брак — это институт семейного права, но он нужен и в конституционном праве (когда иностранец благодаря браку с гражданкой России получает право на гражданство).

Словом, деление правовой системы на отрасли права, правовые институты и нормы права не настолько чёткое. И в «дереве», с которым я сравнил систему права, некоторые стволы, ветки и иголки пересекаются, срастаются и совмещаются.

Но главное для нас, как я уже писал, — понять, какая именно отрасль права регулирует конкретное правоотношение и, соответственно, какие права и обязанности есть у сторон. А это можно сделать почти всегда.

Правовая семья

У каждого государства — своя система права. Но ни одна система не возникла на пустом месте независимо от других. Государства обмениваются опытом, заимствуют законы, отправляют друг к другу юристов на стажировку, издают юридические труды зарубежных авторов. Например, французский Гражданский кодекс и Германское Гражданское уложение легли в основу множества аналогичных законов в странах Европы и Латинской Америки, Японии, Китае, а также в России и других республиках бывшего СССР. Система прецедентного права, созданная в Англии, действует в её бывших колониях, и английские, канадские и австралийские судьи могут ссылаться на решения друг друга. Мусульманские страны, в которых система права основана на религиозных нормах, используют Коран и схожий набор богословских текстов.

Всё это приводит к тому, что системы права разных стран имеют общие элементы. При этом некоторые группы стран имеют больше сходства друг с другом.

В лингвистике есть термин «языковая семья» — это несколько языков с общим происхождением (например, «индоевропейская языковая семья», «тюркская языковая семья» и т. д.). Если вы будете изучать иностранные языки из одной семьи, то обнаружите много схожего в лексике и грамматике.

Примерно такая же идея лежит в основе термина «правовая семья» — это группа правовых систем со схожими чертами.

Сегодня в мире существуют три основных правовых семьи.

Первая — семья континентального права (она же романо-германская правовая семья). «Континентального» — потому что она господствует в континентальной Европе и противопоставлена правовой системе Англии. «Романо-германская» — потому что она основана на римском праве, а главный вклад в её развитие внесли романские и германские народы (прежде всего, Франция и Германия). Основной вид источников права для «континентальщиков» — нормативные правовые акты (прежде всего, законы).

Вторая — семья общего права (она же англо-американская правовая семья, англосаксонская правовая семья или семья прецедентного права). «Общим правом» в средневековой Англии называли правила, основанные на судебных решениях (прецедентах). Позже она распространилась в колониях Англии (современных США, Канаде, Австралии). Там основной вид источников права — прецеденты.

Третья — семья мусульманского права. Если христианство редко вмешивается в правовые вопросы, то ислам позиционирует себя как всеобъёмлющее учение о правильном устройстве общества. В исламе есть свой набор правил, который можно использовать как правовую систему. Основной источник права — религиозные нормы, содержащиеся в Коране и ряде религиозных и богословских текстах. При этом следует учитывать, что многие страны с мусульманским населением строят систему права на светских принципах и входят в семью континентального права (таковы, например, Турция, Азербайджан, Казахстан).

Почти все государства попадают в одну из перечисленных категорий. Некоторые, правда, сочетают в себе признаки разных семей. Например, большинство мусульманских стран в семейных вопросах придерживаются мусульманского права, а в других — светского законодательства, и входят, таким образом, одновременно и в семью мусульманского, и в семью континентального права. Израиль до обретения независимости находился в составе Британской империи и что-то заимствовал из прецедентного права, а позже многое взял из законодательства континентальной Европы. Одновременно в семейных отношениях там господствует религиозное право: для мусульман — мусульманское, для евреев — иудейское.

Иногда выделяют и другие правовые семьи, но они всё же тяготеют к одной из перечисленных ранее правовых семей. Более подробно читайте книгу французского правоведа Рене Давида «Основные правовые системы современности». Либо найдите главу с похожим названием в любом учебнике по теории государства и права — обычно это краткий пересказ данной книги.

Россия исторически относится к континентальной (романо-германской) правовой семье. Последние триста лет в юридических вопросах примером для нас были европейские страны, в особенности, Германия.

Поэтому если вы начнёте изучать право любой европейской страны (кроме Англии), то увидите, что устроено оно по схожим принципам. Обычно везде есть деление права на знакомые нам отрасли, есть законы и подзаконные акты, часто с теми же самыми названиями (уголовный кодекс, гражданский кодекс, уголовно-процессуальный кодекс и т. д.). И, хотя сами правовые нормы могут различаться, принципы их построения будут примерно теми же.

А вот если вы начнёте изучать правовую систему Англии и её бывших колоний, то наткнётесь на понятия, которые в России почти не используют. Это, прежде всего, частое использование прецедента в качестве источника права, непонятное деление на «общее право» и «право справедливости», отсутствие привычных нам правовых институтов (например, следствия в уголовно-процессуальном праве) и наоборот — наличие незнакомых нам институтов (например, траста в гражданском праве). То же самое касается стран мусульманского права.

Резюме

Система права — это исторически сложившаяся внутренняя структура права. Она состоит из отраслей права, каждая из которых регулирует какую-то сферу жизни общества (конституционное право, гражданское право, уголовное право и т. д.). Отрасли права состоят из правовых институтов, каждый из которых регулирует определённую ситуацию или явление (институт референдума, институт гражданства, институт договора, институт собственности). Правовые институты, в свою очередь, состоят из норм права — правил поведения, установленных государством.

Норму права принято делить на три элемента — гипотезу, диспозицию и санкцию. Гипотеза — это условие, при котором нужно соблюдать правило, диспозиция — это само правило, а санкция — это последствия нарушения.

Нормы права бывают запрещающими, обязывающими и управомочивающими. Также нормы права делят на диспозитивные и императивные. Диспозитивная норма позволяет участникам правоотношений самим определить взаимные права и обязанности. Действовать она начинает, только если те не договорятся. А императивная норма прописывает прямое и чёткое правило поведения. Разновидность императивных норм — альтернативные.

Правовой институт — это набор правовых норм, установленных или применяемых в определённых случаях. Примеры правовых институтов — институт страхования, институт кредита, институт сделки, институт соучастия, институт референдума. Любую совокупность норм, касающихся определённой темы, можно назвать правовым институтом. Иногда правовые институты делят на субинституты.

Отрасль права — это совокупность норм права и правовых институтов, регулирующих определённую сферу жизни общества. Или, выражаясь научным языком, совокупность правовых норм, регулирующих однородную сферу общественных отношений. Основные отрасли права: конституционное, административное, гражданское, уголовное, трудовое, семейное, финансовое, гражданско-процессуальное, уголовно-процессуальное и др.

Отрасли права делят на материальные и процессуальные, а также на частные и публичные. Материальные отрасли говорят о том, какие права и обязанности есть у субъектов права, а процессуальные — о том, как они могут защитить свои права при помощи правоохранительных органов и суда. Частно-правовые отрасли защищают интересы частных лиц, а публично-правовые — интересы всего общества.

Схожие системы права разных стран объединяют в понятие «правовая семья». Три основных правовых семьи: семья континентального права (она же романо-германская), семья общего права (она же англо-американская) и семья мусульманского права. Россия относится к семье континентального права.

Глава 6
Публичное и частное право

Деление права на частное и публичное — один из важнейших вопросов в правовой науке. В нём ярче всего отражается суть права и государства, тех вопросов, которые они решают, и методов, которыми они это делают. Так что рассмотрим его подробнее.

Разница между публичным и частным

Делить право на публичное и частное — ius publicum и ius privatum — начали в Древнем Риме. Римский юрист Ульпиан говорил, что публичное право относится к положению государства, а частное — к пользе отдельных лиц. С тех пор по сути ничего не изменилось.

Слово «публичный» имеет два значения. В первом случае мы говорим о чём-то, что происходит в присутствии публики, о чём-то открытом и гласном («публичный скандал», «публичное выступление»). Во втором — о чём-то, что существует для общества («публичная библиотека», «публичное место»). Термин «публичное право» связан со вторым значением.

Задача этой части права — защитить интересы всего общества. Предполагается, что у всех граждан есть общие интересы — в стабильности, развитии, удобной и безопасной жизни — и государство должно защищать эти интересы.

Публичное право устанавливает, как устроено государство, как формируются органы власти, каковы их права и обязанности, а также то, какие нарушения закона настолько опасны, что их нужно выявлять и расследовать за государственный счёт. Публичное право состоит из следующих отраслей права: конституционное, административное, уголовное, уголовно-процессуальное, гражданско-процессуальное и др.

Главные особенности публичного права:

1) Правоотношения в них, как правило, возникают между людьми или юридическими лицами с одной стороны и государством и его представителями — с другой. Такие правоотношения называют «вертикальными», потому что их стороны находятся в неравном положении. Следователь и преступник, судья и участник судебного процесса, налоговая инспекция и налогоплательщик — у одного из них власти больше, чем у другого. Кроме того, правоотношения в публичном праве могут возникать между разными представителями государства. Там стороны обычно тоже в неравном положении — прокурор и полицейский, судья и следователь, президент и министр обороны. Хотя бывают и отношения равноправных субъектов — например, двух следователей из разных регионов, один из которых даёт поручение другому.

2) Большинство правовых норм в публичном праве — императивные. Права и обязанности обычно строго определены законом. Как говорили древнеримские юристы, jus publicum privatorum pactis mutari non potest («публичное право не может быть изменено соглашением частных лиц»). И если предприниматели при заключении сделки могут договориться так, как им удобнее, то в сфере публичного права это обычно запрещено. Например, гаишник и водитель не должны ни о чём договариваться сами вне рамок прописанной в законе процедуры.

3) Если человек или организация нарушат закон в публично-правовой сфере, то, как правило, именно представители государства либо сами накажут нарушителя, либо инициируют судебный процесс. Даже если от нарушения закона пострадали конкретные люди, от них здесь ничего не зависит.

А частное право защищает интересы частных лиц. Основная идея частного права — у отдельных членов общества есть свои собственные интересы, и государство охраняет их, поскольку, защищая интересы каждого каждого человека, оно защищает в целом всё общество. Здесь физические и юридические лица сами, без участия государства, вступают в правоотношения друг с другом и сами, в основном, определяют взаимные права и обязанности. Если их права нарушены, они сами обращаются в суд за защитой. И если суд признаёт их правоту, то ущерб он взыскивает в пользу пострадавшего, а не в пользу государства. Частное право состоит из отраслей, которые обслуживают интересы частных лиц — гражданское, семейное, трудовое, международное частное право. Условно существующее предпринимательское право тоже можно записать в эту категорию.

Главные особенности частного права:

1) Правоотношения в них, как правило, возникают между физлицами или юрлицами с одной стороны и физлицами или юрлицами — с другой. Такие отношения называют «горизонтальными», потому что их стороны находятся в равном положении. Продавец и покупатель, работник и работодатель, один супруг и второй супруг — юридически они равны и один не имеет власти над другим.

2) Большинство правовых норм здесь — диспозитивные. Стороны обычно сами договариваются о взаимных правах и обязанностях.

3) Если кто-то нарушит закон в частно-правовой сфере, то пострадавший от его действий сам должен пойти в суд и доказать свою правоту.

От названий «частное право» и «публичное право» произошли многие слова и словосочетания, которые показывают смысл правовой нормы или метод решения какой-то проблемы: «публично значимые функции», «публично-правовое регулирование», «частно-правовое отношение» и т. д. Если в какой-то правовой ситуации упоминают о чём-то «публичном», значит здесь закон даёт кому-то властные полномочия для защиты общественных интересов. Причём не обязательно это будет представитель государства. Например, считается, что нотариусы и адвокаты выполняют «публично значимые функции», а на них не распространяются многие нормы частного права.

Самый наглядный критерий разделения права на частное и публичное — способ судебной защиты. Если человек или организация нарушили закон в сфере публичного права, то тут неважно, кто непосредственно пострадал. Представитель государства должен обратиться в суд и доказать там, что имело место нарушение закона.

Так, в преступлении, из которого возникает публично-правовое отношение, часто даже нет пострадавших. Например, один человек дал чиновнику взятку. Обе стороны довольны, и никто никому жаловаться не будет. Однако такая сделка нарушает интересы общества, поэтому закон устанавливает наказание, а представители государства расследуют такие дела. То же самое касается незаконной купли-продажи оружия и наркотиков — неважно, что думают сами стороны и что там нет пострадавших. С точки зрения государства пострадавшим является всё общество.

Иногда бывает, что пострадавший есть (в делах о краже, грабеже, нанесении тяжких телесных повреждений), но он не имеет никаких претензий к преступнику. Представители государства могут это учесть, но не обязаны. С их точки зрения, преступление опасно не только для жертвы, но и для всего общества.

Фрагмент из повести Довлатов «Зона»:

« — На танцах взяли. Намекнул одному шабером под ребра.

— С концами, что ли?

— Где с концами?! Выжил, гад. Он, падла, на суде кричит: «Ерохина прощаю!» А прокурор — в отказ: «Вы-то — да, а общество простить не может…»

Эта цитата даёт примерное представление о публичном праве. Оно действует именно по этому принципу — «общество простить не может», а также «обществу нужно» или «общество позволяет».

Представим самую трагичную ситуацию — жертва преступления погибла, но у неё не осталось родственников и друзей, готовых искать убийцу и подавать на него в суд. Получается, что здесь ни у каких конкретных людей нет претензий к убийце. Однако государство предъявляет эти претензии от имени всего общества: ведь преступник нарушил базовые принципы, на которых это общество стоит.

Если же нарушен закон в сфере частного права, то за судебной защитой обращается сам пострадавший и без его активности ничего происходить не будет. Скажем, вам продали некачественный товар, но назад его не принимают и деньги возвращать не хотят. Тут государство как бы говорит вам: вы сами решили вступить в отношения с этим продавцом, я тут за вас делать ничего не буду. Но если вы всё докажете в суде, то я, государство, так и быть защищу ваши права и взыщу с продавца деньги. То есть государство лишь выполнит роль независимого арбитра, а потом поможет взыскать ущерб, если суд признает вашу правоту.

Впрочем, не всегда способ судебной защиты помогает отделить частное право от публичного. В частности, если в публичных правоотношениях между гражданином и государством закон нарушили представители государства, то здесь пострадавшему нужно самому обращаться в суд. Например, Федеральная налоговая служба списала со счёта предпринимателя лишние деньги или Пенсионный фонд недоплатил ветерану пенсию. Первый случай — это налоговое право, второй — право социального обеспечения. Обе эти отрасли относятся к публичному праву. Если какой-то человек или организация нарушат закон, то государство, конечно, защитит свои интересы. Однако здесь наоборот, представители государства повели себя неправильно. В этом случае защита своих прав и свобод — личное дело граждан. И в итоге предприниматель и пенсионер должны сами идти в суд и доказывать свою правоту.

Государство в частно-правовых отношениях

Казалось бы, если государство участвует в каких-то правоотношениях, то они наверняка будут публичными. Однако это не всегда так: иногда государство как бы забывает о своих публичных функциях и становится на место рядового гражданина или юридического лица. Попробуем разобраться, почему так происходит.

Как известно, государству для его деятельности нужно много всего — оружие и форма для армии и полиции, здания для министерств и ведомств, столы, стулья и компьютеры для чиновников и судей, а главное — люди, которые будут работать на это государство. Без этого государство просто не сможет существовать и выполнять свою основную задачу — охранять закон и порядок.

Как государство должно всё это получать? Тут есть разные варианты. Бывало, что оно брало эти вещи от граждан напрямую. В частности, в древних Афинах богатых людей обязывали строить и снаряжать корабли для защиты города, а все свободные граждане периодически бесплатно работали чиновниками, судьями и полицейскими, выполняя таким образом свой долг перед обществом.

Но подобная система оказалось не очень удобной и справедливой. В конце концов, граждане не обязаны разбираться в том, как строить корабли, расследовать преступления или охранять границу. И, кроме того, сложно равномерно распределить эти обязанности.

В итоге более жизнеспособной оказалась другая идея: государство забирает у граждан часть доходов в виде налогов, а уже на них закупает нужные вещи или нанимает профессиональных работников. И если отношения между государством и гражданами по поводу налогов — это публично-правовые отношения, то при расходовании собранных денег возникают и частно-правовые отношения.

Государство никого не обязывает что-то строить или производить для себя. Оно предлагает всем желающим заключить с ним договор, а граждане и юридические лица добровольно вступают в эти отношения. И такие отношения ничем не отличаются от тех, в которые физлица и юрлица вступают между собой — купля-продажа, аренда, оказание услуг, трудовые отношения. Государство может быть продавцом и покупателем, подрядчиком и заказчиком, арендатором и арендодателем, оно может наносить имущественный и моральный вред и выступать в роли работодателя.

Во всех этих случаях государство почти не использует властные полномочия, а играет роль равноправного партнёра физлиц и юрлиц. Так и начинает действовать частно-правовое регулирование.

Государство и его части (регионы, города) в гражданском праве называют «публично-правовыми образованиями». И если такое публично-правовое образование заключит договор — например, город Воронеж закажет строительной фирме ремонт здания мэрии — то суд в случае спора будет разбирать дело по нормам Гражданского кодекса. Точно так же он разбирал бы дело, будь на месте города предприниматель или частная компания.

Смешанное частно-правовое и публично-правовое регулирование происходит при службе в армии. Часть вооружённых сил формируют по тому самому принципу из древних Афин, когда граждане скидываются на нужды государства «натурой». В частности, мужчины, достигшие призывного возраста, должны в течение года побыть на военной службе. Но другая часть армии формируется на добровольной основе — люди сами решают, работать им на государство или нет, и добровольно вступают в эти трудовые отношения. Точно так же набирают чиновников, полицейских, прокуроров и судей — люди не обязаны трудиться на этих должностях, а добровольно нанимаются на работу или увольняются с неё. Правда, во время работы у них гораздо больше обязанностей и гораздо меньше прав в отношениях с работодателем, чем у работников частных компаний. Так что здесь публично-правовое регулирование сочетается с частно-правовым.


Лирическое отступление: платонические правоотношения

По поводу сделок, в которых участвует государство, важно понимать одну вещь. В этой ситуации, как и во многих других, может возникнуть сразу несколько разных правоотношений, и не следует их путать.

Отношения между государством и его деловым партнёром по договору — частно-правовые, и тут стороны по идее вправе сами установить взаимные права и обязанности. Но отношения между государством, которое заключает договор, и чиновником, который выступает как представитель государства, — это уже публично-правовые отношения. Они строго вертикальны, и ни о каком равенстве речи не идёт. Чиновник обязан чётко выполнять прописанные в законе правила и не вправе выбирать (по крайней мере, официально) знакомых предпринимателей для выполнения заказа.

То же самое касается отношений между гражданами и руководством страны, которое поручило эту сделку чиновнику и несёт ответственность за его действия. Здесь отношения тоже публично-правовые и граждане вправе требовать от руководителей страны, чтобы те совершали договоры согласно их, граждан, пожеланиям. Так, по крайней мере, должно происходить в теории.

На практике же чиновники часто говорят, что это всё граждан не касается, и даже засекречивают условия таких договоров. Одна из подобных историй произошла в 2014 г., когда Федеральное дорожное агентство (Росавтодор) от имени Российской Федерации заключило концессионное соглашение с ООО «РТ-Инвест Транспортные системы». Суть договора состояла в том, что государство передало данной компании некоторые публично-правовые функции по сбору налогов. Компания получила право собирать с грузовиков массой более 12 тонн деньги за проезд по автодорогам страны, получать за это вознаграждение и передавать собранные деньги в бюджет. Система сбора денег получила название «Платон».

Такая разновидность договоров регулируется законом «О концессионных соглашениях». К сожалению, закон позволяет объявлять условия таких соглашений «коммерческой тайной». В результате обе стороны договора отказались его разглашать.

После скандала, вызванного неполадками в системе «Платон», завышенными тарифами и протестами дальнобойщиков по всей стране, в интернете появился текст соглашения. Но только когда Фонд борьбы с коррупцией в начале 2016 г. потребовал в Арбитражном суде Москвы признать соглашение недействительным, суд обязал официально раскрыть текст соглашения, чтобы ознакомиться с ним.

Отмечу, что частная фирма, заключающая договор на свои деньги, вправе сказать, что это её личное дело, и она не обязана ни перед кем отчитываться. Но от представителей государства, которые тратят деньги граждан или позволяют кому-то собирать с граждан налоги, это звучит странно. К сожалению, чиновники часто не отделяют частное право от публичного, и не всегда понимают, что их деятельность не полностью коммерческая, а должна ещё отвечать общественным интересам.

Граница между частным или публичным

Граница между частным и публичным правом весьма подвижна и может меняться. Многие сферы жизни регулировались вначале публично-правовыми методами, а потом — частно-правовыми, и наоборот. И даже в один и тот же момент любая отрасль права может содержать отдельные элементы и частного, и публичного права.

Например, в гражданском праве многие нормы установлены императивно. Там чётко установлено, в какой форме заключается та или иная сделка — в устном или письменном виде, требует ли она нотариального заверения или государственной регистрации. И стороны не могут отступить от этих условий. Так проявляется публично-правовое регулирование — государство защищает интересы общества, которому нужна предсказуемость и безопасность при переходе имущества от одних лиц к другим.

Интересно проследить сочетание частных и публичных начал в уголовном праве.

На ранних этапах развития общества то, что мы называем уголовным правом, относилось к частному праву. Об этом говорят и древнеримские законы, и законы европейских стран раннего средневековья, и самый древний закон нашей страны — «Русская правда».

Так, если житель Древней Руси считал, что против него или его близкого совершили преступление, он сам обращался в суд и сам доказывал вину преступника. Осуждённый преступник платил компенсацию потерпевшему или его родственникам (в «Русской правде» это называлось платой «за обиду»).

Но потом постепенно всё большее значение стал приобретать штраф в пользу князя (он назывался «вира»). Соответственно, чем дальше, тем больше вопросы поиска и наказания преступников стали брать в свои руки подчинённые князя, а потерпевший перестал в этом активно участвовать. Так частно-правовое начало было вытеснено публично-правовым.

Сегодня в уголовном процессе мы по-прежнему видим оба этих начала, но второе преобладает. Основу процесса составляет желание государства взыскать с преступника «виру» — то есть либо оштрафовать его, либо лишить свободы, либо наказать другим способом, прописанным в Уголовном кодексе. Одновременно пострадавший от преступления, если он есть, может получить с преступника деньги «за обиду» — то есть подать гражданский иск в рамках уголовного процесса и взыскать убытки, предусмотренные Гражданском кодексе.

Ещё один отголосок давних времён в нашем Уголовном кодексе — три статьи так называемого частного обвинения:

ч. 1 ст. 115 «Умышленное причинение легкого вреда здоровью»

ст. 116.1 «Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию»

ч. 1 ст. 128.1 «Клевета».

По ним всё происходит, как и тысячу лет назад: нужно самому обратиться в суд и самому доказать вину преступника. Правда, преступника, если вы докажете его вину, всё равно ждёт «вира» — штраф в пользу государства, обязательные или исправительные работы. Но вы также вправе подать гражданский иск и взыскать с него деньги, если докажете, что преступление нанесло вам ущерб.

Плюс есть некоторый срединный вариант — дела частно-публичного обвинения. Это когда дело не может начаться без заявления пострадавшего, но после заявления оно уже не останавливается.

Другой пример изменения границы между частным и публичным правом — производство товаров и услуг. На протяжении всей истории люди сами решали, что и как производить, кому и что продавать, у кого и что покупать. Это основа рыночной экономики, которая господствует в большинстве современных стран.

Однако в Советском Союзе промышленность, сельское хозяйство, сфера услуг и торговли были изъяты из сферы частного права и переведены в публичное. Основатель советского государства Владимир Ленин по этому поводу писал: «Мы ничего „частного“ не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное».

Сейчас, как и до Октябрьской революции, любой человек может заняться производством товаров или оказанием услуг, наняв для этого работников, вложив свои деньги или взяв кредит. Но в советские годы данная деятельность, за редким исключением, была делом государства. Вся экономика стала плановой, а почти все экономические отношения стали носили публичный характер. И как сейчас уголовно наказуемы деяния, которые человек захочет совершить вместо государства (например, лишить кого-то свободы), так и в советские годы любое производство и торговля, которым занимались частные лица, жёстко наказывалось.

Для граждан существовали ст. 153 УК РСФСР «Частнопредпринимательская деятельность и коммерческое посредничество» и ст. 154 УК РСФСР «Спекуляция». За предпринимательство можно было получить пять лет с конфискацией имущества, за коммерческое посредничество — три года с конфискацией имущества, за спекуляцию в крупных размерах — до семи лет с конфискацией имущества. Спекуляция, если кто не знает, — это «скупка и перепродажа товаров с целью наживы», т.е. обычная торговля.

Но даже в советские годы у граждан всё равно оставалось их личное имущество, пусть и довольно скромное, и они могли им обмениваться, продавать друг другу или дарить. То есть частное право полностью не исчезло, а лишь временно отступило под натиском права публичного.


Лирическое отступление: взгляд на частное и публичное из 1917 года

«Нет такой области отношений, для которой являлся бы единственно возможным только тот или только другой приём; нет такой сферы общественной жизни, которой мы не могли бы себе представить регулированной как по одному, так и по другому типу.

Так, например, выше в качестве наиболее яркого образца публично-правовой системы централизации была приведена организация дела военной обороны. Но мы можем себе представить (а история являет тому и реальные примеры), что какая-нибудь страна охраняет себя при помощи наёмных дружин, которые в свою очередь составляются из лиц, добровольно вступивших туда по вольному найму. В таком случае всё дело военной обороны оказалось бы построенным по принципу не публичного, а частного права: наряду с казёнными подрядчиками для производства каких-нибудь работ появились бы подрядчики для защиты от врага, наёмные condotieri, со своими частными дружинами.

Равным образом, государственное управление, осуществляющееся ныне при помощи строго централизованной системы государственного чиновничества, в древнем Риме в раннюю эпоху принципата осуществлялось при посредстве частных агентов императора, зачастую из его собственных вольноотпущенников.

С другой стороны, можно легко представить себе всю область экономических отношений, область, которая является в настоящее время областью частного права, по преимуществу централизованной, т. е. перестроенной по началам права публичного: заведывание всем производством и распределением находится в руках центральной власти, деятельность каждого отдельного индивида определяется по началам трудовой повинности и т. д.

Даже область семейственных отношений мы можем представить себе организованной по началам публичного права. Вообразим, что какое-нибудь государство, задавшись целью количественного или качественного улучшения прироста населения, пришло к мысли организовать и эту область отношений по принципу государственной повинности: все мужчины, находящиеся в известном возрасте и обладающие нормальным здоровьем, должны вступать в брак и притом с женщинами, указанными им соответствующей властью. Пусть подобный порядок вещей кажется нам полной нелепостью и недопустимым посягательством на самые интимные стороны человеческой личности, — но он все же мыслим. К тому же история даёт примеры того, что попытки в этом направлении бывали. Нам незачем обращаться с этой целью к экзотическому государству перуанских инков, в котором ежегодно достигнувшая зрелости молодёжь в определенный день собиралась на площади, и здесь представители власти соединяли пары, по их мнению, подходящие. Достаточно вспомнить хотя бы известный брачный закон императора Августа — lex Julia et Papia Poppaea, — который устанавливал именно такую общую обязанность для всех мужчин от 25 до 50 лет и для всех женщин от 20 до 45 лет состоять в браке и иметь детей. Правда, для лиц, не исполняющих этой обязанности, не была установлена ни тюрьма, ни какое-либо иное уголовное наказание; им грозили только известные имущественные невыгоды (невозможность получать по завещаниям), но все же этим предписанием римское право вступало (хотя частично и временно) на путь организации семейных отношений по принудительным началам права публичного».

И. Покровский «Основные проблемы гражданского права», июнь 1917 г.

История и современность

Публичное право задевает чувства государственных правителей, поскольку они любят смешивать общественные интересы и свои собственные. Избирать главу государства или нет, кого и за какие преступления наказывать, какие налоги взимать и на что их тратить — все эти вопросы император, король, царь или султан предпочитают решать сами.

Соответственно, до недавнего времени было опасно указывать на недостатки в нормах публичного права. За такую наглость некоторые поплатились свободой или жизнью.

Поэтому юристы после падения республиканского строя в Древнем Риме и на протяжении последующих столетий побаивались заниматься публичным правом и предпочитали изучать частное. Обычно правители туда активно не вмешиваются и позволяют людям самим решать, с кем какие сделки заключать, к кому наниматься на работу, на ком жениться и кому оставлять наследство. А если юристы предлагали правила, делавшие эти отношения более справедливыми и разумными, то короли или императоры могли согласиться и издать их в виде закона.

В результате большую часть человеческой истории юриспруденция занималась, в основном, вопросами частного права. А базовые темы публичного права — управление государством, выборы, налоги, преступления и наказания, судебный процесс — начали движение в сторону добра, разумности и справедливости совсем недавно, когда правители европейских государств стали регулярно меняться. И лишь в последние сто-двести лет по всему миру появились процедуры выборов и референдумов, были приведены в порядок судопроизводство, уголовное и налоговое право. Всё это стало подчиняться не воле людей, находящихся у власти, а более или менее разумным и справедливым правилам, прописанным в законе.

Однако в сегодняшней России явно чувствуется отпечаток этого старого перекоса. Почти вся серьёзная юридическая наука занимается частным правом, там же работают лучшие юристы и вообще уровень его развития если не достигает общемирового, то сопоставим с ним.

Одновременно в сфере публичного права действуют совершенно неправовые механизмы, когда решение многих вопросов зависит от неразумных и несправедливых законов или от воли конкретных людей.

Один из наиболее ярких примеров — это разница между арбитражным и уголовным судопроизводством. Если российские арбитражные суды, разбирающие споры предпринимателей, считаются более или менее честными и добросовестными, то суды общей юрисдикции, разбирающие уголовные дела, напротив — постоянно удивляют предвзятым отношением к обвиняемым, зависимостью от вышестоящей власти и очень спорными приговорами.

В российском частном праве к нормам и институтам есть отдельные вопросы, но в целом они справедливы и конкретны. При знакомстве с ними, например, с Гражданским кодексом или законом «О защите прав потребителей», видишь — они написаны так, чтобы сделки совершались наиболее справедливым и разумным образом.

А в публичном праве гораздо чаще можно встретить несправедливые и неопределённые нормы, после знакомства с которыми ловишь себя на мысли: «Какой мошенник всё это писал?». В частности, законы «Об основных гарантиях избирательных прав…» или «О политических партиях» написаны так, что действующие власти могут не допустить до выборов любого человека и любую партию. А многие статьи Уголовного кодекса и Уголовно-процессуального кодексов сформулированы так, что российский суд может посадить любого жителя нашей страны.

Из-за этого в российском праве возникают довольно странные парадоксы. Если один предприниматель судится с другим по какому-то деловому вопросу, вполне возможно, что суд разберётся в деле и вынесет взвешенное и объективное решение, потому что это частно-правовое регулирование. В этой сфере очень важны доказательства, юридические аргументы, знание правовой науки — одним словом, здесь роль права очень высока.

Но если, например, следователи сфабриковали уголовное дело против того же предпринимателя, то здесь, скорее всего, дело будут решать разного рода внеправовые факторы. Этими факторами могут быть отношения защитников или обвинителей с судьёй, указания вышестоящего начальства, текущая политическая обстановка и многое другое. Здесь, увы, роль юридических аргументов значительно меньше, потому что это публично-правовое регулирование.

Почему важна разница между частным и публичным

Понимание разницы между публично-правовым и частно-правовым регулированием помогает ответить на многие бытовые юридические вопросы, которые возникают у граждан. Думаю, вы теперь сами сможете отвечать на подобные вопросы. Например, так:

«Почему менты его прессуют? Я же сказал, что претензий к нему не имею и простил его?»

«Потому что здесь публично-правовое регулирование. Мало ли кого ты простил — если имело место преступление, а преступник остался безнаказанным, это опасно для всего общества, а не только для тебя»

«Соседи сверху залили квартиру. Обратился в милицию и прокуратуру — все говорят, что есть нарушение, но делать ничего не хотят! Почему?»

«Потому что это частно-правовое регулирование. Государство считает, что нарушены лишь твои частные интересы, а не интересы всего общества. Соседи ведь не умышленно это сделали. Хочешь получить деньги — подавай в суд на них»

«Тут один урод сбил моего отца. Тяжкий вред здоровью. Тут вообще как — водителя должны посадить или он нам какую-то компенсацию должен?»

«Тут есть и публично-правовое регулирование — в Уголовном кодексе, и частно-правовое — в Гражданском кодексе. Если докажут, что водитель виноват и нарушил правила дорожного движения (а не твой отец переходил улицу в неположенном месте), то ему грозит по ч.1 ст. 264 УК РФ „Нарушение… правил дорожного движения… повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека“. А имущественный и моральный ущерб он должен компенсировать отдельно, в рамках гражданского иска. Так что собирайте счета за лечение и другие документы и готовьте их к суду».

Резюме

Право делят на частное и публичное. Публичное право должно защищать интересы всего общества. Оно устанавливает, как устроено государство, как формируются органы власти и каковы их права и обязанности, а также то, какие нарушения закона настолько опасны, что их нужно выявлять и расследовать за государственный счёт. Основные отрасли публичного права: конституционное, административное, уголовное, уголовно-процессуальное, гражданско-процессуальное и т. д. В публичном праве правоотношения в основном «вертикальные»: их стороны находятся в неравном положении, а большинство правовых норм — императивные.

Частное право защищает интересы частных лиц. Здесь люди и организации сами вступают в правоотношения друг с другом и сами, в основном, определяют взаимные права и обязанности. Если их права нарушены, люди и организации сами обращаются в суд за защитой. А если суд признаёт их правоту, то ущерб, как правило, взыскивают в пользу пострадавшего, а не в пользу государства. Основные отрасли частного права: гражданское, семейное, трудовое и международное частное право. В частном праве правоотношения в основном «горизонтальные»: их стороны находятся в равном положении, а большинство правовых норм — диспозитивные.

Государство участвует в частно-правовых отношениях как работодатель, заказчик работ и услуг, продавец и покупатель, арендатор и арендодатель, потому что это более удобный и эффективный способ получить то, что ему нужно.

Граница между частным и публичным правом подвижна и часто меняется. Многие сферы жизни регулировались вначале публично-правовыми методами, а потом — частно-правовыми, и наоборот. И даже в один и тот же момент почти любая отрасль права содержит элементы и частного, и публичного права.

В сегодняшней России частно-правовые отрасли и институты развиты в целом лучше, чем публично-правовые.

Глава 7
Что такое правонарушение

За нарушение правовой нормы не всегда предусмотрено наказание. Иногда государство просто отказывает в судебной защите тому, кто не выполнил требование закона (например, заключил договор устно, а не письменно). А иногда требование в законе есть, но нет никакого наказания за нарушение. Например, в городе или деревне разрешено ехать на машине со скоростью 60 км/ч. Но наказание предусмотрено только за превышение скорости более чем на 20 км/ч (ч. 2 ст. 12.9 КоАП РФ). Если же вы превысите скорость меньше чем на 20 км/ч, то наказания не будет.

Однако в некоторых случаях за нарушение закона всё-таки должны наказать. Эти случаи и называют правонарушениями. Таким образом, правонарушение — это нарушение закона, за которое предусмотрено наказание.

Такое определение недостаточно полное и чуть ниже я, как обычно, дам более научное. Но для начала перечислю основные разновидности правонарушений, чтобы было понятно, с чем мы имеем дело.

Итак, четыре основных вида правонарушений:

уголовные;

административные;

гражданские;

трудовые (в т. ч. дисциплинарные).

Первые два вида — уголовные и административные — относятся к сфере публичного права. Считается, что от них страдает всё общество, поэтому выявлять и расследовать их должны представители государства на деньги налогоплательщиков. Уголовные и административные правонарушения перечислены в Уголовном кодексе и Кодексе об административных правонарушениях.

Вторые два вида правонарушений — гражданские и трудовые — относятся к сфере частного права. Считается, что от них страдают только конкретные люди и организации. Поэтому пострадавшие сами выясняют все обстоятельства и привлекают нарушителя к ответственности — либо через суд, либо, если позволяет закон, самостоятельно. Гражданские правонарушения (или гражданско-правовые нарушения) — это когда кто-то не исполнил договор или иным способом причинил вред другому лицу. А трудовые правонарушения — это нарушение норм права работником или работодателем. Первый вид нарушений (когда нормы права нарушает работник) называют «дисциплинарным правонарушением». Для второго вида нарушений (когда нарушителем является работодатель) названия почему-то не придумали. Тем не менее, в обоих случаях нарушитель может понести наказание.

Уголовные правонарушения также называют преступлениями, а все остальные правонарушения — проступками.

А теперь приведу более подробное и юридически корректное определение правонарушения и попробую его разъяснить.

Итак, правонарушение — это виновное деяние (действие или бездействие), противоречащее нормам права и влекущее юридическую ответственность.

Более простое определение сформулировать сложно, потому что тут важно каждое слово. Разберём все понятия, которые входят в определение:

— вина («виновное»)

— деяние («деяние (действие или бездействие)»)

— противоречие нормам права («противоречащее нормам права»)

— юридическая ответственность («влекущее юридическую ответственность»)

Вина

Вина — одно из ключевых понятий в юриспруденции, которое, к сожалению, не все понимают правильно. Важно разобраться, что же это такое.

Итак, вина — это психологическое отношение человека к своему деянию и его последствиям.

Вина существует в двух формах — умысла и неосторожности. В УК РФ и КоАП РФ они описаны следующим образом. Умысел — это когда человек осознаёт характер своего деяния, предвидит его вредные последствия и желает их наступления либо относится к ним безразлично. Неосторожность — это когда человек либо предвидит возможность наступления вредных последствий, но безосновательно рассчитывает на их предотвращение, либо не предвидит такую возможность, хотя должен и может их предвидеть. Если же человек не может и не должен знать о вредных последствиях своего деяния, то здесь нет ни вины, ни правонарушения.

Такое определение вины выглядит странно. Ведь узнать, что происходит в голове человека, невозможно. Откуда нам знать, что он там осознавал и предвидел?

Ответ такой — не следует воспринимать все правовые категории буквально. Мы, естественно, не владеем навыками телепатии. Просто на основании некоторых внешних признаков мы официально признаём, что человек хотел или не хотел этого.

Скажем, если один человек стреляет другому в голову или в грудь из пистолета, то тут совершенно очевиден умысел. Мы видим, что человек осознает противоправность своего деяния и предвидит его вредные последствия. Нам не нужно залезать к нему в голову, чтобы увидеть здесь умысел и квалифицировать его поступок как «убийство», т.е. «умышленное причинение смерти другому человеку» (ч. 1 ст. 105 УК РФ, наказание — от 6 до 15 лет лишения свободы).

А если один человек во время спора толкает другого так, что тот падает, ударяется затылком о бордюр и умирает от этой травмы, то здесь также очевидна неосторожность. По всем внешним признакам мы видим, что человек не предвидел возможность наступления вредных последствий своего деяния, хотя должен был и мог их предвидеть. Опять же нам не нужно залезать к нему в голову, чтобы увидеть здесь неосторожность и квалифицировать этот поступок как причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ, наказание — до двух лет лишения свободы).

Наконец, если водитель комбайна занимался уборкой пшеницы и случайно раздавил насмерть бродягу, который спал среди колосьев, то здесь видно полное отсутствие вины. Хотя именно действия комбайнёра привели к смерти человека, но он не делал ничего противоправного, не знал и не мог знать о вредных последствиях своего деяния. Так что здесь нет никакой вины и он не может быть привлечён к уголовной ответственности. По этому поводу в ч. 2 ст. 5 УК РФ указано: «объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается».

Примеры получились слишком кровавые, но, надеюсь, общий принцип понятен — мы на основании поведения человека и обстоятельств дела реконструируем его мыслительный процесс и делаем выводы о том, что он хотел, знал или мог и должен был знать. То есть из объективной реальности выводим субъективную составляющую.

Вот, например, что указывает Верховный суд в постановлении пленума от 15.06.2006 N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами…»: «Об умысле на сбыт указанных средств, веществ, растений могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, количество (объем), размещение в удобной для передачи расфасовке, наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п.». Как видите, нам не нужно читать мысли наркоторговца, чтобы найти умысел в его действиях, — достаточно лишь посмотреть на то, что и как он делает.

Закон требует доказать вину преступника. Логический анализ, доказывающий, что человек думал именно так, а не иначе, выглядит просто. Следователь, описывая действия человека в обвинительном заключении, пишет, что какое-то деяние он совершил «умышленно». Иногда умысел расписывают более подробно — в нужных местах следователь добавляет деепричастные обороты: «реализуя преступный умысел, направленный на то-то и то-то», «осознавая то-то и то-то», «желая наступления таких-то последствий» и т. д. Но в любом случае следователь обычно никак не поясняет, откуда у него информация, что именно человек осознавал и желал.

Обвинительное заключение передаётся в суд и после судебного разбирательства с небольшими изменениями копируется в текст судебного решения. Из-за этого подобные документы кажутся довольно забавными для неспециалистов: мол, «как странно мыслят преступники и как ловко судьи могут читать их мысли».

Например, так:

«Г., догнал М.И. и, без каких-либо оснований, имея умысел на превышение своих должностных полномочий, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя неизбежность наступлений общественно опасных последствий и желая их наступления, с применением насилия и специального средства — резиновой палки ПР-73, подверг М.И. избиению, нанеся не менее четырех ударов специальным средством резиновой палкой ПР-73 М.И., а также ногами по голове, туловищу, верхних и нижних конечностей, после чего доставил М.И. в ОВД» (постановление Президиума Волгоградского областного суда от 26.01.2011 по делу N 44у-14/2011).

Или так:

«Осмотревшись в квартире, Кабышев А. А., действуя с прямым умыслом, осознавая противоправный характер своих действий, предвидя наступление общественно-опасных последствий в виде причинения значительного материального ущерба собственнику и желая этого, тайно, преследуя цель быстрого незаконного обогащения, похитил принадлежащее В.В. имущество, а именно: ноутбук „DELL“ с зарядным устройством общей стоимостью 14000 рублей» (приговор Советского районного суда г. Новосибирска по делу N 1—352/10).

В уголовном праве категория вины разработана наиболее полным образом. Большинство преступлений, указанных в УК РФ, являются умышленными и лишь незначительная часть — неосторожными. Здесь крайне важно разграничивать умысел и неосторожность, чтобы вынести наиболее справедливый приговор.

Что касается других видов правонарушений, то там этот вопрос менее важен.

Так, большинство административных правонарушений могут быть как умышленными, так и неосторожными. Это касается, например, нарушений правил дорожного движения — там не важно, осознаёте ли вы противоправность своего деяния и хотите ли наступления его последствий. Важно лишь то, что вы можете и должны их предвидеть. Поэтому нарушение ПДД, совершённое по неосторожности, обычно наказывают так же, как и совершённое умышленно. Если дело доходит до суда, то в решении не расписывают, кто там что осознавал или желал, — просто указывают, что человек совершил правонарушение, предусмотренное такой-то статьёй КоАП РФ. Теоретически от ответственности водителя может освободить только невиновное причинение вреда — например, когда разметка на дороге стёрлась или была скрыта слоем снега, и он не мог узнать, что пересекает сплошную линию.

В гражданском праве несколько иное понятие вины, в частности, для нарушителей договора. Ч. 1 ст. 401 Гражданского кодекса РФ говорит о том, что «лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства». Отсюда мы можем вывести такое определение: вина — это когда лицо не приняло все меры для надлежащего исполнения договора.

То есть в гражданском праве не делают вид, что пытаются читать мысли нарушителя, а просто констатируют: если не сделал всё возможное для исполнения договора — значит, вина есть.

В гражданском праве вину также делят на умысел и неосторожность, однако это деление обычно не имеет практического значения и не влияет на размер ответственности.

Существует ещё одно важное обстоятельство. Если в уголовном и административном праве действует принцип презумпции невиновности (то есть это правоохранительные органы должны доказать вашу вину описанным выше способом), то здесь ровно наоборот — если вы нарушили свои обязательства, то это вы должны доказать отсутствие вины. В ч. 2 ст. 401 ГК РФ указано: «отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство». Например, если ваш деловой партнёр не выполнил условия договора (не предоставил помещение по договору аренды, не отремонтировал в срок машину, не передал вовремя товар), то это он должен доказать, что не виноват. Скажем, он может предоставить доказательства того, что всё произошло из-за стихийного бедствия.

В судебных решениях по гражданско-правовым нарушениям, как и по административным, вопрос вины тоже обычно не затрагивают. Точнее, затрагивают только в тех случаях, когда нарушитель пытается доказать отсутствие своей вины.

Схожая ситуация — в сфере трудового права. В ч. 1 ст. 192 Трудового кодекса РФ указано, что дисциплинарный проступок — это неисполнение или ненадлежащее исполнение работником возложенных на него трудовых обязанностей по его вине. Т.е. при отсутствии вины работника дисциплинарное взыскание работодатель применять не вправе. На деле работодатель обычно объявляет выговор или увольняет работника, никак не обозначая в приказе, что конкретно этот работник осознавал или желал. И только если дело дойдёт до суда, работник может попробовать доказать, что его вины в этом не было, и он не явился на работу по не зависящим от него причинам (например, потому что попал в аварию или внезапно заболел).


Лирическое отступление: «умысел» и «заранее обдуманное намерение»

В бытовом значении слово «умысел» имеет несколько иное значение. В «Большом толковом словаре русского языка» под редакцией Кузнецова указано, что умысел — это «заранее обдуманное тайное намерение (обычно предосудительное, неблаговидное)». Именно так многие люди без юридического образования понимают это слово.

Но в юриспруденции «умысел» — это никак не «заранее обдуманное намерение». Умысел совершенно не связан с тем, готовился ли человек заранее к преступлению или решил его совершить в ту же секунду, как появилась возможность.

Представим, что два алкоголика подрались во время пьянки, один из них схватил бутылку и ударил ею второго по голове. Дело может кончиться убийством или нанесением вреда здоровью, но в любом случае это будет умышленное преступление, даже если преступник ничего заранее не планировал. Умысел связан лишь с осознанием противоправности деяния и возможностью предвидеть его последствия. Но он не зависит от того, когда это осознание возникло.

Характерный пример ошибочного понимания слова «умысел» — заметки журналистки Юлии Латыниной и блогера Антона Носика о деле Татьяны Андреевой, имевшем место на Алтае. Суть дела — девушку подвозил на машине её знакомый и предложил ей вместе выпить. По словам Андреевой, она потеряла сознание из-за подмешанного в алкоголь клофелина, а очнулась в мотеле, где пьяный знакомый попытался её изнасиловать. Андреева схватила подвернувшийся под руку нож и ударила нападавшего. После этого она убежала, а на следующий день парень умер в больнице. Бийский районный суд, а затем и Алтайский краевой суд признали девушку виновной по ч. 4. ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего) и приговорили её к шести годам лишения свободы.

Больше всего комментаторов привлекло именно наличие умысла. Цитата из заметки Антона Носика: «Тогда что же остаётся от доказательств преступного умысла? Свидетельские показания? Их не было. Улики? Письма или посты в соцсетях, где б Татьяна признавалась в намерении кого-нибудь пырнуть ножом? Тоже не было. Данные о том, что подсудимая ранее на кого-нибудь нападала, с ножом или без? Ничего похожего».

Цитата из передачи Юлии Латыниной: «А суд сначала написал, что имея преступный умысел, она этого мальчика ударила. Я вот думаю, все-таки когда она преступный умысел-то заимела? Когда она под клофелином валялась без сознания? Новое слово в юриспруденции: преступный умысел, который человек заимел, находясь без сознания».

Оставим в стороне правомерность наказания. Возможно, девушка действительно была осуждена неправомерно и её нужно было отпустить в соответствии со ст. 37 УК РФ («не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны»).

Важно то, что суд посчитал неубедительными доказательства того, что парень хотел изнасиловать девушку. Тогда про умысел говорить уместно, даже если он возник в ту секунду, как девушка пришла в сознание. Она схватила нож и ударила им человека — то есть осознавала опасность своего деяния и возможность наступления вредных последствий. Именно это называют умыслом. И это не новое слово в юриспруденции, а очень старое. Повторюсь — наличие умысла говорит не о том, что человек заранее планировал преступление, а лишь о том, что он в момент его совершения понимал, что делает и к чему это приведёт.

Деяние

Любое правонарушение — это деяние. А деяние — это либо действие, либо бездействие.

С действием всё более или менее понятно: кража, грабёж, убийство, дача или получение взятки, повреждение чужого имущества, появление на работе в пьяном виде — здесь везде, чтобы совершить правонарушение, нужно произвести некое действие.

С бездействием всё немного сложнее. Кому-то даже сперва покажется странным, как можно наказывать за бездействие. Между тем, есть много ситуаций, когда бездействие вредит другим людям или всему обществу.

Наиболее очевидный пример — неисполнение договора. Строительная фирма получила заказ на реконструкцию здания, но ничего не сделала, или транспортная компания обязалась доставить груз, но ничего не доставила. Такое бездействие — очевидное гражданско-правовое нарушение. В обоих случаях пострадавший может взыскать с правонарушителя убытки, моральный вред и неустойку.

Человек не явился на работу без уважительных причин — бездействие, которое расценивается как дисциплинарное нарушение. Работодатель может привлечь работника к дисциплинарной ответственности, а именно — уволить.

Законы возлагают разнообразные обязанности на юридических лиц, госслужащих и простых людей. И если те их не исполняют, это будет правонарушением (скорее всего, административным).

Например, все водители должны купить страховой полис ОСАГО. Если они этого не сделали, за бездействие их ожидает штраф 500—800 руб. по ст. 12.37 КоАП РФ «Несоблюдение требований об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств». Строительная фирма после постройки здания должна выполнить ряд мер по улучшению земли, на которой происходила стройка. Если она этого не сделала, то её ждёт наказание по ч. 1 ст. 8.7 КоАП РФ «Невыполнение обязанностей по рекультивации земель…» (штраф на юрлиц — 400—700 тыс. руб.). Чиновник после проверки деятельности предпринимателя должен составить акт проверки и вручить его предпринимателю (ч. 4 ст. 16 ФЗ «О защите прав юрлиц и ИП…»). Если он этого не сделает, то его могут оштрафовать по ч. 1 ст. 19.6.1 КоАП РФ «Несоблюдение должностными лицами… требований законодательства о государственном контроле…» (штраф — 3—5 тыс. руб.).

А если неисполнение обязанности приносит очень большой вред, то такое бездействие могут объявить преступлением. В частности, Уголовный кодекс предусматривает наказания за следующие виды бездействия: длительную невыплату зарплаты работодателем из корыстной заинтересованности (ст. 145.1 УК РФ), злостное уклонение родителя от уплаты алиментов (ст. 157 УК РФ), злостное уклонение от погашения кредита (ст. 177 УК РФ), уклонение от уплаты налогов в крупном и особо крупном размере (ст. 198—199 УК РФ). Это всё разновидности бездействия, но они считаются преступлением.

Кроме того, в УК РФ есть две интересных статьи, касающиеся бездействия — ст. 124 «Неоказание помощи больному» и ст. 125 «Оставление в опасности». В первом случае преступлением считается «неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного» (максимальное наказание — до 4 месяцев ареста) либо если это «повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью» (максимальное наказание — до 4 лет лишения свободы). Обращаю внимание: дело касается лишь тех, кто обязан оказывать помощь больному — врачей, санитаров, медсестёр и т. д. Другие люди этим заниматься не обязаны, и на них возложить ответственность за неоказание помощи нельзя.

Во втором случае преступлением будет «заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние» (максимальное наказание — до 1 года лишения свободы). Здесь дело касается родителей, нянь, воспитательниц в детском саду, санитарок в доме престарелых или больнице — т.е. опять же не всех подряд, а только тех, кто обязан о ком-то заботиться. Причём здесь неважно, привело ли «оставление без помощи» к каким-то опасным последствиям или нет.


Лирическое отступление: борьба с бездействием

Как мы видим, за бездействие обычно наказывают, когда это действительно необходимо. Но есть и спорные нормы, касающиеся бездействия. Например, ст. 17.7 КоАП РФ провозглашает нарушением следующий вид бездействия: «умышленное невыполнение требований прокурора… а равно законных требований следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении». Наказание для граждан — штраф 1000—1500 руб., для должностных лиц — 2500—3000 руб., для юридических лиц — 50—100 тыс. руб. либо административное приостановление деятельности.

На первый взгляд, звучит разумно. Но вот к чему это приводит на практике. Социолог Кирилл Титаев рассказывает о следующей ситуации. В гаражном кооперативе произошла кража автомобильных шин. Полиция возбудила уголовное дело, а следователь дополнительно прислал председателю гаражного кооператива «представление об устранении причин и условий, способствующих совершению правонарушений». В качестве вариантов «устранения» следователь предлагал установить камеры, увеличить штат сторожей, провести разъяснительную работу с членами кооператива. Также следователь требовал сообщить ему о результатах этой работы в течение месяца.

Председатель провёл разъяснительную беседу, а два других пункта кооперативу были не по карману. Из-за этого через какое-то время председатель был оштрафован на 2000 руб. Воров так и не нашли. А когда в гаражном кооперативе вновь произошла кража, председатель убедил потерпевшего не подавать заявление, так как знал, что это принесёт одни проблемы.

В итоге эта норма не слишком помогает гражданам, но становится удобным инструментом работы для российской полиции. «Во-первых, даже в деле, передать которое в суд нет никаких шансов, сразу видна активность следователя, которую можно показать проверяющим, — пишет Кирилл Титаев. — Во-вторых, есть возможность отчитаться за профилактическую работу органов внутренних дел. В-третьих, если одному и тому же человеку (председателю кооператива, директору управляющей компании или магазина) направить такое представление несколько раз, да ещё и пару раз привлечь его к административной ответственности за неисполнение, то такой директор или председатель будут прилагать все усилия, чтобы потерпевшие не обращались в полицию. Это положительно влияет на отчетность по уровню преступности (она должна непрерывно сокращаться), и по уровню раскрываемости (она должна столь же неуклонно расти), поскольку исчезают потенциальные нераскрытые дела. Наконец, в-четвертых: а вдруг профилактические беседы действительно заставят граждан быть бдительнее? Маловероятно, но всё же».

Противоречие нормам права

Очевидный пункт, но заслуживающий отдельного упоминания. Деяние может быть правонарушением, только если оно нарушает какую-то норму права. Как бы ни было противно нам поведение или поступок какого-то человека, если он не нарушает никакие предписания закона, то и правонарушения тут нет. По этому поводу древнеримские юристы говорили — nullum crimen, nulla poena sine praevia lege poenali («нет преступления и нет наказания без указания на то в законе»).

Правда, реальность немного отличается от этой идеальной теоретической конструкции. В частности, в российском праве существуют так называемые «каучуковые нормы». Это когда в законе очень расплывчато сформулировано, что же именно является правонарушением. Классический пример — ст. 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды». Так что иногда российский суд может действовать по принципу «был бы человек, а статья найдётся» и осудить любого человека, чьё поведение несколько отличается от общепринятого. Подробнее об этом читайте главу «Каучуковые нормы».

Также следует учесть, что «противоречие нормам права» не обязательно означает «представляющее опасность». Иногда бывает так, как указано выше — человек делает что-то плохое, но формально не нарушает закон. Но бывает и наоборот — человек никому не вредит, но его действия являются правонарушением, в том числе уголовным.

Представим ситуацию — в Москву из другого города переехала знакомая вам семья с ребёнком. Родители нашли работу, сняли квартиру и хотят отдать ребёнка в детский сад. Но его туда не берут без регистрации по месту жительства («прописки»). Хозяин съёмной квартиры не хочет прописывать их у себя. Знакомые просят вас помочь, и вы регистрируете их у себя, хотя они продолжают жить в другом месте.

До какого-то момента это вообще не считалось нарушением закона. Но в 2013 г. в УК РФ появилась ст. 322.2 «Фиктивная регистрация…». Фиктивная регистрация — это в числе прочего «регистрация гражданина РФ по месту пребывания или по месту жительства без намерения нанимателя (собственника) жилого помещения предоставить это жилое помещение для пребывания (проживания) указанного лица» (ст. 2 закона РФ «О праве граждан РФ на свободу передвижения…»). То есть ровно тот самый поступок, который вы совершили. Максимальное наказание по этой статье — три года лишения свободы. Теоретически посадить могут всех соучастников этого страшного преступления. Разве что ребёнка освободят по малолетству.

Другой случай. Вы купили в китайском интернет-магазине занятный сувенир — брелок с видеокамерой. Вы ни за кем не следили с её помощью и вообще не думали, что совершаете что-то противозаконное, тем более что сейчас видеокамера есть почти в каждом телефоне. Но нет — вы уже стали преступником в соответствии со ст. 138.1 УК РФ. Она указывает, что за незаконное приобретение и продажу специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, вас может ждать до четырёх лет лишения свободы.

В частности, такая история произошла с жителем Москвы Алексеем Соколовым. Он купил подобный брелок, планируя использовать его как видеорегистратор, но позже решил перепродать через сайт «Авито». Его поймали оперативники МВД и обвинили в нарушении ст. 138.1 УК РФ. В декабре 2016 г. за это «преступление» судья Басманного районного суда Елена Ленская приговорила его к четырем месяцам колонии. В июле 2017 г. суд пересмотрел приговор и назначил ему штраф в 100 тыс. р. При этом Соколова освободили от наказания, поскольку он в ожидании суда несколько месяцев провёл в следственном изоляторе.

Отсюда вывод — нужно хорошо знать законодательство, особенно если вы живёте в России. Преступлением у нас может оказаться деяние, которое с точки зрения здравомыслящего человека не представляет никакой общественной опасности.

Юридическая ответственность

Издавна государства применяли разные способы воздействия на людей, которые нарушили правовые нормы: у них забирали часть имущества, некоторые права, свободу и даже жизнь. Эти многообразные наказания сохранились в наши дни. Обобщённо они входят в понятие «юридическая ответственность».

Итак, юридическая ответственность — это обязанность человека, совершившего правонарушение, пострадать тем способом, который предусмотрен в законе. Таких способов было придумано очень много: от предупреждения или выговора до тюрьмы и смертной казни. А между двумя этими крайностями есть другие разнообразные лишения — взыскание убытков, выплата неустойки, компенсация морального вреда, обязательные работы, увольнение, уплата штрафа, лишение некоторых специальных прав (например, права на вождение автомобиля), ограничение свободы в том или ином виде.

Юридическую ответственность, как и правонарушения, разделяют на уголовную, административную, гражданско-правовую, а также дисциплинарную и материальную.

Подробнее о видах наказания я расскажу в следующей главе.

Резюме

Правонарушение — это виновное деяние (действие или бездействие), противоречащее нормам права и влекущее юридическую ответственность. Четыре основных вида правонарушений: уголовные, административные, гражданские и трудовые (в т.ч. дисциплинарные).

Вина — это психологическое отношение человека к своему деянию и последствиям, которые они могут принести. Существует в двух формах — умысла и неосторожности. В первом случае человек осознаёт противоправный характер своего деяния и предвидит его вредные последствия. Во втором случае человек либо предвидит вредные последствия, но безосновательно рассчитывает на их предотвращение, либо не предвидит таких последствий, хотя должен и может это сделать. Если же человек не может и не должен знать о вредных последствиях своего деяния, то здесь нет ни вины, ни правонарушения. Не следует путать умысел с запланированностью преступления — это разные вещи.

Деяние — это действие или бездействие. За бездействие наказывают, если закон возлагает на человека обязанность, а он её не выполняет.

Чтобы стать правонарушением, деяние должно противоречить установленной норме права. Даже если сама норма противоречит идеям справедливости и здравому смыслу, всё равно такое деяние будет считаться правонарушением.

Юридическая ответственность — это обязанность человека, совершившего правонарушение, пострадать тем способом, который предусмотрен в законе.

Глава 8
Правонарушения и юридическая ответственность

В прошлой главе мы выяснили, что такое правонарушение и каковы его признаки. Напомню, что правонарушение — это виновное деяние (действие или бездействие), противоречащее нормам права и влекущее юридическую ответственность.

А теперь можно разобрать, какие именно деяния считаются противоправными и какие виды юридической ответственности за них установлены.

Уголовная ответственность

Уголовное правонарушение (оно же преступление) — это нарушение закона, которое государство считает наиболее опасным для общества. Отмечу сразу, что «уголовное правонарушение» — это термин из юридической науки. В законах и судебных решениях его не используют, а говорят «преступление».

Правила квалификации преступлений и определения наказаний подробно описаны в так называемой Общей части Уголовного кодекса (ст. 1 — ст. 104.3), а все возможные преступления — в Особенной части (ст. 105 — ст. 360). Преступления тематически сгруппированы по шести разделам, каждый из которых делится на главы.

Большинство статей Особенной части Уголовного кодекса состоят из нескольких частей. В первой части обычно описано само деяние, а в последующих — некоторые признаки, которые делают его более опасным (их в правовой науке называют «квалифицирующими признаками»). В каждой части предусмотрено своё наказание. Соответственно, человека наказывают по первой части, только если в его деянии нет квалифицирующих признаков.

В качестве примера — «Статья 220. Незаконное обращение с ядерными материалами или радиоактивными веществами»:

«1. Незаконные приобретение, хранение, использование, передача или разрушение ядерных материалов или радиоактивных веществ —

наказываются ограничением свободы на срок до 2 лет, либо принудительными работами на срок до 2 лет, либо арестом на срок до 4 месяцев, либо лишением свободы на срок до 2 лет.

2. Те же деяния, повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок до 5 лет.

3. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, повлекшие по неосторожности смерть двух или более лиц, —

наказываются лишением свободы на срок до 7 лет».

В УК РФ для преступников прописаны целых 13 видов наказаний. Вот они в порядке возрастания суровости:

— штраф;

— лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью;

— лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград;

— обязательные работы;

— исправительные работы;

— ограничение по военной службе;

— ограничение свободы;

— принудительные работы;

— арест;

— содержание в дисциплинарной воинской части;

— лишение свободы на определенный срок;

— пожизненное лишение свободы;

— смертная казнь.

Из перечисленных видов наказаний два (арест и смертная казнь) сегодня не используются.

В приговоре судья может назначить основное наказание и дополнить его ещё одним. Например, штраф + лишение права занимать определённые должности либо лишение свободы + штраф. Некоторые наказания (например, штраф) могут быть и основными, и дополнительными, некоторые (например, лишение свободы) — только основным наказанием. А лишение звания, чина и наград может быть только дополнительным наказанием.

Ну а теперь прокомментирую в двух словах каждый вид наказания — в чём его смысл и как оно применяется на практике.

Со штрафом, думаю, всё понятно — это когда с человека взыскивают деньги в государственный бюджет. По уголовным статьям штраф может составлять от 5 тысяч до 5 миллионов рублей (в редких случаях — до 50 млн рублей) (ст. 46 УК РФ).

«Лишение права занимать определённые должности…», как правило, назначают людям, совершившим преступление при исполнении профессиональных обязанностей. Обычно это дополнительное, а не основное наказание. То есть человека, например, приговаривают к лишению свободы, а дополнительно ещё запрещают чем-то заниматься после отбытия срока. Госслужащий может получить такое наказание за получение взятки, врач — за причинение смерти пациенту по неосторожности, бухгалтер — за помощь в уклонении от уплаты налогов. Устанавливают его не пожизненно, а на определённый срок — обычно на несколько лет. При этом в законе нет чётких правил — представителям какой профессии и за что можно давать такое наказание. В Екатеринбурге суд даже запретил человеку заниматься журналистикой. Ленинский районный суд Екатеринбурга в 2014 г. признал бывшего шеф-редактора информагентства Ура.Ру Аксану Панову виновной по статьям УК РФ «принуждение к сделке» и «вымогательство», осудил на два года условно и запретил два года заниматься журналистской деятельностью. Однако позже Свердловский областной суд, рассматривая жалобу на приговор, отменил запрет на профессию.

«Лишение специального, воинского или почетного звания…» — здесь всё более или менее понятно из названия. Назначается такое наказание только за тяжкие и особо тяжкие преступления (с максимальным наказанием более пяти лет лишения свободы). Как я уже говорил, это наказание может быть только дополнительным. В качестве примера можно вспомнить дело Буданова. В 2003 г. Северо-Кавказский окружной военный суд признал полковника Юрия Буданова виновным в похищении и убийстве чеченской девушки Эльзы Кунгаевой, приговорил его к 10 годам лишения свободы, а также лишил государственной награды (ордена Мужества) и воинского звания «полковник».

«Обязательные работы» — популярный и распространённый в мире вид наказание. В других странах он может иметь иное название, например, «общественные работы». Это когда людей заставляют в свободное от работы или учёбы время выполнять общественно полезный труд — чистить улицы, собирать мусор, красить заборы. В России обязательные работы устанавливают на срок от 60 до 480 часов, и осуждённый должен отбывать их не больше четырех часов в день (ч. 2 ст. 49 УК РФ).


Лирическое отступление: труд исправляет

Исправление с помощью обязательных работ — популярная тема в СМИ и кино. Многие считают такое наказание эффективным способом перевоспитания правонарушителей в противоположность лишению свободы, которое только портит человека.

Журналисты часто пишут о том, как к обязательным работам приговаривают богатых и успешных людей. Так, бывший итальянский премьер-министр Сильвио Берлускони был приговорён к работе в доме престарелых за уклонение от уплаты налогов, а певицу и фотомодель Пэрис Хилтон за хранение наркотиков суд отправил на благоустройство улиц Лос-Анджелеса.

В России самым известным человеком, приговорённым к обязательным работам, стал бизнесмен Александр Лебедев, входящий в сотню богатейших людей страны. Во время съемок программы «НТВшники» 16 сентября 2011 г. Лебедев и предприниматель Сергей Полонский начали спорить на повышенных тонах, после чего Лебедев ударил Полонского. В июле 2013 г. Останкинский районный суд Москвы признал бизнесмена виновным по ч. 2 ст. 116 УК РФ (нанесение побоев из хулиганских побуждений) и приговорил его к 150 часам обязательных работ.

Отбывать наказание Лебедева направили по месту прописки — в Чернский район Тульской области. Бизнесмен занимался благоустройством территории детского сада в селе Поповка и некоторых других объектов. После отбытия наказания он ничего не сообщил о своём исправлении, но с удовлетворением рассказал об итогах своей работы: «Все в садике доделал, отремонтировал еще сад и школу в Поповке, помог сделать дорогу в Слободском, все подмел. Получил справку об освобождении от наказания в связи с его отбытием».


Следующее наказание — «исправительные работы» — названо не очень удачно. Можно подумать, будто это что-то вроде обязательных работ. Из-за сходства в названии эти два вида наказания часто путают в СМИ. На деле состоит оно в том, что из зарплаты человека в доход государства удерживают от 5% до 20%. Фактически получается тот же штраф, но в рассрочку. В советские времена применить такой вид наказания было несложно, поскольку почти все люди где-то работали, а размер зарплаты у разных людей не сильно отличался. Сегодня исполнить такое наказание сложнее: одни люди вообще не работают и перебиваются случайными заработками, другие — работают в нескольких местах, третьи — живут на доходы от бизнеса, ценных бумаг или сдачи недвижимости. Теоретически если человек безработный, его могут временно устроить на работу по согласованию с городскими властями. На практике, естественно, это вызывает сложности — неясно, кому нужен такой работник и кто должен будет платить ему зарплату. В итоге этот вид наказания применяется не очень часто. Исправительные работы устанавливают на срок от двух месяцев до двух лет (ч. 2 ст. 50 УК РФ).

«Ограничения по воинской службе» — тоже не очень удачное название. Фактически это те же самые исправительные работы, но для военнослужащих-контрактников. Здесь тоже взыскивают не больше 20% из зарплаты военного (она называется «денежным довольствием»). Плюс действительно есть некоторые ограничения по воинской службе — например, человека некоторое время не могут повысить в воинском звании.

«Ограничение свободы» — это разного рода ограничения, которые могут наложить на осуждённого. Например, не покидать дом в определённое время суток, не выезжать из города, не посещать некоторые мероприятия, не менять место работы без согласия властей. Теоретически такое наказание должно предотвратить возвращение преступника в «плохую компанию». Чётких правил — за какое преступление какие ограничения свободы должны применяться — в законе нет, в каждом случае судья решает это сам.

В частности, к такому наказанию приговорили российского спортсмена, чемпиона мира по самбо Расула Мирзаева. В августе 2011 г. в Москве возле ночного клуба он поссорился с москвичом Иваном Агафоновым. В ходе конфликта Мирзаев ударил Агафонова в скулу, тот при падении ударился головой об асфальт, а через несколько дней скончался. В 2012 г. Замоскворецкий районный суд признал Мирзаева виновным в причинении смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ) и приговорил к двум годам ограничения свободы. Ему запретили покидать его родной Кизлярский район Дагестана, менять место жительства без уведомления спецорганов, посещать места массовых скоплений людей и развлекательные учреждения.

Арест — это недолгое (до шести месяцев) лишение свободы в строгой изоляции. Предполагалось, что преступника в таких случаях будут отправлять не в колонию, а в специальные арестные дома. Но поскольку такие дома не были построены, то и наказание это не применяется. Как это всё будет выглядеть на практике — пока неясно.

«Содержание в дисциплинарной воинской части» применяется к военнослужащим, совершившим разные воинские преступления, в том числе по ст. 335 УК РФ «Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими…» (так называемая «дедовщина») и ст. 337 УК РФ «Самовольное оставление части или места службы». Дисциплинарная воинская часть — это специальное воинское формирование с особо жёсткими условиями службы, нечто среднее между тюрьмой и армией. Осуждённый может пробыть в нём от трёх месяцев до двух лет.

«Принудительные работы» появились в Уголовном кодексе в 2011 г., но массово это наказание пока не применяют. В будущем в каждом регионе должны создать специальные исправительные центры, где осуждённые будут выполнять какую-то работу. При этом их не собираются изолировать от общества: они могут жить в общежитии, а если хорошо себя ведут, то и на съёмной или собственной квартире. Исправительный центр должен предоставить осуждённым работу, от которой те не вправе отказаться, и платить им зарплату, из которой по приговору суда взыскивается определённый процент. В итоге получается нечто среднее между исправительными работами и лишением свободы. Пока такие исправительные центры созданы лишь в некоторых регионах.

И, наконец, наиболее известное наказание — лишение свободы, разделённое на две категории — «лишение свободы на определённый срок» и «пожизненное лишение свободы». Как указано в УК РФ, лишение свободы «заключается в изоляции осужденного от общества путем направления его в колонию-поселение, помещения в воспитательную колонию, лечебное исправительное учреждение, исправительную колонию общего, строгого или особого режима либо в тюрьму». Как видим, есть много видов учреждений, где осуждённый отбывает наказание. Наиболее тяжёлым считается лишение свободы в колонии особого режима — туда отправляют тех, кто неоднократно попадался на схожих преступлениях (рецидивистов), или приговорённых к пожизненному лишению свободы.

Про смертную казнь я уже рассказывал. Конституционный суд указал, что она не должна применяться, поэтому смертные приговоры у нас не выносят. Однако исправлять Уголовный кодекс депутаты Госдумы не стали — возможно, надеются, что Конституционный суд передумает.

Аргументов против смертной казни много. Главный из них — возможность судебной ошибки. Если мы казним невиновного и после этого выясним правду, вернуть его будет уже невозможно. Если же человек сидит в тюрьме, то в любой момент его можно будет выпустить на свободу. Есть и другие аргументы. «Любой преступник рассчитывает избежать поимки и наказания, вследствие чего смертная казнь не оказывает должного сдерживающего воздействия, — считает Дмитрий Ястребов, главный научный консультант компании „Юридическая служба столицы“. — Вместе с тем, лицо, совершившее преступление, наказываемое смертной казнью, и преследуемое правоохранительными органами, может посчитать, что находится в сложной ситуации, когда ему нечего терять, в результате чего совершает новые преступления, в том числе с целью избежать ответственность».

Административная ответственность

Административное правонарушение — это нарушение закона, которое государство считает менее опасным для общества, чем преступление. Там менее серьёзные последствия для нарушителя и упрощённый порядок привлечения к ответственности — в большинстве случаев можно обойтись без суда. Обычно либо полицейские, либо чиновники какого-то государственного ведомства (таможенники, пограничники, сотрудники Роспотребнадзора или Федеральной антимонопольной службы) сами выясняют обстоятельства и составляют так называемое «постановление по делу об административном правонарушении». Там они указывают, какое правонарушение совершил человек, и назначают наказание. Если человек не согласен с постановлением, он может обжаловать его в суде.

Если же речь идёт о правонарушениях с серьёзной мерой ответственности — вроде административного ареста или обязательных работ — решение по ним может вынести только суд.

Совершить такое правонарушение может как человек, так и организация. Граждане чаще всего сталкиваются с этой сферой при вождении автомобиля. Большинство нарушений правил дорожного движения — это именно административные правонарушения.

Почти все они перечислены в статьях 5.1—21.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях (КоАП РФ). Нарушения сгруппированы по главам, каждая из которых посвящена одному типу — например, «в области охраны окружающей среды» или «на транспорте».

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.