электронная
108
печатная A5
407
18+
Последняя лестница

Бесплатный фрагмент - Последняя лестница

Объем:
240 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-5953-8
электронная
от 108
печатная A5
от 407

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Благодарю свою любящую семью за поддержку в написании книги


И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. И вот, Господь стоит на ней и говорит: Я Господь, Б-г Авраама, отца твоего, и Б-г Исаака. Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему; и будет потомство твое, как песок земной; и распространишься к морю и к востоку, и к северу и к полудню; и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные; и вот Я с тобою, и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь; и возвращу тебя в сию землю, ибо Я не оставлю тебя, доколе не исполню того, что Я сказал тебе. Иаков пробудился от сна своего и сказал: истинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал!

(Быт. 28:12–16)

Ее ступени

Не судите о человеке по его друзьям. У Иуды они были безупречны.

В чартере рейса Шанхай–Рим летела на первый взгляд обычная семья китайского земельного магната Мао Чэня. Благодаря прямым родственным связям с главой Поднебесной, который приходился предпринимателю братом, Чэнь владел примерно половиной всех плодородных земель в Китае. Земли он успешно сдавал в аренду крупным корпорациям по выращиванию зерновых, овощей, фруктов, семян и всего, чего душа пожелает. Мао сопровождали его новая, пятая по счету, супруга и постоянно пребывающая в себе 17-летняя дочка по имени Айминь. Айминь была единственным официальным ребенком в этой семье. Она появилась на свет от первой жены Чэня, которая скончалась на родильном кресле в момент появления дочки на свет. Неофициально у Мао было еще около двух десятков детей, которые жили без документов в монастыре в трех часах езды от Гуанчжоу. Айминь видела многих мачех и любовниц отца, которые приходили и уходили. Все эти леди вели себя как под копирку. Сначала хотели от девочки избавиться, а затем подружиться, чтобы удержать мужа. Однако ни один из способов ни одной из них не помог добиться желаемого результата. Чэнь менял всех как устаревшую модель телефона, иногда чаще, чем один раз год.

— Дочь, вот скажи мне, своему отцу, — говорит, глядя сквозь маленькие очки, нервный папаша. — Почему ты все время надеваешь только этот жутко-рыжий цвет? Все кофты, все блузки и вот этот непонятный жакет. Ты можешь позволить себе любую вещь, но ты будто нарочно меня провоцируешь этим странным цветом!

— Оставь ее, она не виновата, что ты так боишься самолетов, — говорила его новая жена. — Выпей успокоительное. Да и нашел с кем говорить. Она все равно ничего внятного не ответит. Хорошо, если не расплачется, — крутя в руках золотой каблук своей туфельки, обрамленной жемчугом и рубинами, сказала изящная, с признаками бывшей модели супруга.

— Кто бы говорил?! — уставился презрительно на жену Мао. — Она просто боится быть не собой. Перфекционистка, как я, — пытался защитить дочку отец.

«Выброшу ее на помойку, откуда это животное и подобрал», — сделал для себя внутренний вывод относительно новой жены Мао.

— Извини, дорогой папа, обещаю, что ты больше никогда не увидишь на мне этого жакета, — робко сказала девушка, только вышедшая из периода ранней юности, но еще не перешедшая в молодость.

Она посмотрела отцу прямо в глаза из-под своей длинной и тяжелой челки.

— Можно мне зайти в кабину пилота? — спросила она у обоих родителей.

— Иди, только не смотри на меня таким стеклянным взглядом, — отрезал отец, снимая свои очки.

Мачеха демонстративно не смотрела на девочку, жуя жвачку, пытаясь высмотреть что-то в иллюминатор. Трясущейся рукой тинейджер отстегнула ремень, поправила заплетенные резинками косички, и вот уже тоненькие ножки шлепнулись на пол из сиденья. Она направлялась к человеку, в руках которого постоянно находится жизнь пассажиров самолета.

— Она все равно никогда не станет нормальной, как я мог думать, что мои деньги смогут все вылечить на свете, она так и осталась аутистом, или как еще это называют, — говорил китайский бизнесмен. — Она… она даже никогда меня не обнимает, кажется, что она совсем чужая.

— Плохая идея была брать ее с собой, — говорила, зевая, жена Чена. — Да и вообще, все плохая идея.

Девушка шаг за шагом, держась за изголовья кресел, подходила к кабине главного человека на борту. Чувствовалась легкая турбулентность, самолет немного трясло, покачивая из стороны в сторону.

«Моя дорогая должна дать жизнь нашему первенцу со дня на день. Она осталась сама, — думал слегка поседевший, но очень ухоженный пилот, который пребывал в отличной физической форме. Ежедневные занятия в тренажерном зале и плавание в сочетании с десятикилометровым бегом не проходили незаметно. — А я ей обещал, что не полечу. Но ведь как я мог не выручить своего брата? Я верю ему, что он на курсах по лечению от наркозависимости. Как я мог не заметить происходившие с братом изменения, когда нам было по 14 лет? Ну ничего, ему осталось совсем немного, и он будет, как прежде, веселый и жизнерадостный парень. Мы будем снова собираться на рождественские ужины всей семьей. Родители наконец-то успокоятся и проживут, может, по этой причине чуть дольше. Лишь бы только схватки начались не сегодня. Потерпи, сынок, подожди папу. Я уже вижу вдалеке огни Вечного города», — разговаривал сам с собой пилот, надеясь, что ребенок окажется мальчиком. Он переживал, и все его мысли были о том, как она там дома, на кого будет похоже их дитя. Ребенка они ждали уже больше 10 лет.

«Как же мы будем счастливы, когда наконец-то наш сынок посмотрит на нас, когда подарит свою самую необыкновенную улыбку на свете. Я чувствую себя как комар во время дождя», — подумал пилот.

Ливень не прекращался. Капли, падающие из серых облаков, становились все крупнее. Вдруг за спиной он услышал голос молодой девушки, но он звучал, как растягивающиеся меха плачущей волынки:

— Зачем вы летите сейчас вместо своего брата, зачем вы снова ему поверили? Зачем, если это не ваш рейс, не ваша судьба? Зачем вы ели одну и ту же еду со вторым пилотом, если в вашей авиакомпании существует строгий порядок раздельного питания для двух пилотов на борту?

После этих слов пилот почувствовал проблемы с пищеварением. Его бросило в холодный пот. Напарник главного пилота также держался за живот. Она повернула своей дрожащей рукой его голову к себе и сказала:

— Вы понимаете, как нам тяжело бороться, когда человек сам не понимает, что для него важней? Вы мечтаете, чтобы всем было хорошо, а про себя забыли. Но для нас вы имеете такое же важное значение, как и любой другой, — она с грустью смотрела вдаль через облака. Римская земля притягивала к себе «Боинг-888», как айсберг магнетически призывал капитана «Титаника». — Вы так боролись за свою жизнь, а когда получили ее, совсем не сумели ее оценить. Вы хотите жить для кого угодно, но вы должны были жить для себя. Ваши милые стареющие родители, младший братишка, жена с ямочкой на подбородке, ваш сын, который пойдет в священники, ваш штурвал и небо. Вы думаете, что это все ваша жизнь? Это ради чего вы живете? Нет, это ведь только ее внешние, видимые другим проявления. А что такое жизнь, вы понимаете, только когда получаете ее и когда теряете. Над вами было проделано столько работы, столько борьбы, а вы своим вечным желанием всем угодить пришли к этому глупейшему дню в своей жизни. Хотя смерть — это не конец вашего существования. Частичка вас будет продолжаться в ваших детях и детях ваших детей. Так как они — все еще вы и ваше тело — это всего лишь увядший листок на дереве жизни, — грустно улыбнулась девушка, присев на корточки, обняв свои плечи руками и опустив вниз голову.

Вдали виднелась посадочная линия и огни римского аэропорта. Вдруг пилот почувствовал резкий удар самолета об землю. Ему почудилось, что он стал комаром, который пьет кровь из людей. Из комара он превратился в крупную каплю дождя. Через секунду он перевоплотился в огромный белый шар, который был больше, чем самолет, и от этого он начал падать в бездну, как снежная лавина катится с горы, будто комок, с невероятной скоростью. Его зрительная система отключалась. Везде было белое поле. Вдруг все картинки и образы погасли и исчезли даже из потаенных подвалов сознания.

— Новости, свежий выпуск «Римских новостей», покупайте наши газеты, гибель самолета над Вечным городом, — наперебой кричали мальчишки с темными курчавыми волосами в выцветших от итальянского солнца, когда-то коричневых кепках. Голуби кружились над упавшей газетой на входе в Колизей. Апеннинский ветер, дующий с Корне-Гранде, переворачивал ее мокрые от дождя и растрепанные страницы. В заголовке печатаного издания была описана смерть брата действующего китайского президента, его жены, двух пилотов и стюардессы.

— Читайте, почему пилот не справился с управлением и поздно выпустил шасси у самолета, — продолжал кричать тоненький тенор одного из желающих разбогатеть на продаже газет мальчишки.

Дочка Чэня была доставлена в реанимацию госпиталя Санто-Спирито. Врачи констатировали ее состояние как удовлетворительное. Она почти не вставала с больничной койки и не желала принимать пищу. Только просила постоянно чеснок.

Врачи не понимали, зачем Айминь это нужно, и, естественно, отказывались принести его девчонке. Полезные элементы с витаминами и лекарствами вводили больной внутривенно. Жена погибшего пилота родила в тот день мальчика. Он выглядел копией своего отца. У матери-роженицы же грудное молоко так и не появилось от пережитого шока. Мальчику суждено было стать ангелом луны. Он продолжит судьбу и проживет жизнь своего отца. Даже отпечатки на пальцах младенца были почти идентичны линиям на руках его отца с той лишь разницей, что он станет не пилотом, а католическим священником.

Доктор Сильвио ди Анджело шел по коридору госпиталя после первой удачной попытки изобрести вакцину, которая, как он надеялся, перевернет медицину и сделает его известным. Настроение у него было, как всегда, чудесным, время было позднее, и он впервые небесцельно провел еще один вечер, по мнению всех. Однако ему не было дела до их мнения. Он себя чувствовал молодым и здоровым. Этот факт его очень радовал. Подняв руки для глубокого вдоха, доктор остановился у зеркала. «Пожалуй, мне нужно было бы стать актером, смотри, как хорош после 16-часовой работы, красавец», — подумал он и хриплым от усталости голосом засмеялся. В этот момент открылась дверь лифта.

— Кого принесло в такое время на мой этаж? — сказал доктор, щуря от смеха свои зеленые глаза. — Предупреждаю, я не спал больше 16 часов, лучше не зовите меня оперировать.

Уверенным шагом к нему приближалась худенькая китаянка в белой пижаме с перебинтованной рукой.

— Пардон, мисс, вы, наверное, заблудились? — говорил доктор. — Могу вам помочь спуститься?

— Это я могу тебе помочь, — с необыкновенно счастливой улыбкой на лице сказала девушка. — Я знаю, что ты изобретаешь, и теперь у тебя все получится.

Сильвио опешил и сделал шаг назад. Откуда она знает, что он делает и о чем ставит тайные опыты в лаборатории?

— Ты единственный из людей, кого я успела узнать так хорошо. Ты всему веришь и ничего не боишься. После того, что я тебе расскажу, ты сможешь изобретать любые лекарства, лечить любые болезни, и тогда осуществится твоя мечта.

Сильвио, сомневаясь в затее, на всякий случай утвердительно кивнул. Уж очень убедительной казалась эта девушка.

— У нас есть не больше часа, чтобы я рассказала тебе все, что видела. Затем за мной приедут мои родственники из США и увезут меня туда, где оранжевое солнце садится за Атлантический океан.

Она начала рассказывать ему свою историю. А он рассказывал ей, как разбогател на изобретении устройства, которое обнаруживало 4 формы заболевания рака у человека на ранних стадиях по анализу крови. Как он продал интеллектуальные права и патент крупной медицинской корпорации. Сейчас это устройство размером с яблоко находится у многих людей дома и стоит сущие копейки.

— Если ты не хочешь уезжать, ты можешь остаться здесь, у меня есть связи, я спрячу тебя от родственников или кого угодно, — спросил доктор.

— Нет, не нужно, я тоже ничего не боюсь и должна прожить свою судьбу. С человеком ничего не может произойти, чего не должно произойти, если его ангелы работают.

— Что с твоей рукой? — спросил доктор, протягивая к ней ладони. — А, ты та самая девушка, которая по чудесному стечению обстоятельств выжила и была доставлена к нам. Об этом на всех углах трубят, — вспомнив, почесал лоб доктор.

— Я держалась за человека, которому пришлось погибнуть во время падения самолета, — ответила с грустным взглядом девушка, и тяжелая челка показалась наружу из-под больничной шапочки. — Мне хотелось ему помочь, но тогда бы я не смогла встретиться с тобой и все было бы напрасно, — сказала Айминь, пристально вглядываясь в глаза доктора.

Они медленно прошли по коридору, Айминь не сводила с него глаз, а у Сильвио было такое чувство, что она всегда находилась здесь рядом. Он вдруг почувствовал себя таким свободным и легким, как будто крылья выросли за его спиной. Вроде бы и не было трудного рабочего дня. У доктора появилось ощущение, что он всю ночь спал и вот только вышел из ванной после контрастного душа. От этой чудной девушки исходила такая глубокая сила и полная уверенность, что он не мог думать о том, кто она и зачем все это говорит.

— Это моя лаборатория, — сказал Сильвио, нажимая код на тяжелой двери.

Доктор никогда не был ловеласом. Хотя молодые девушки-интерны всегда бросали на него свои взгляды, его больше интересовала медицинская практика, на которой он и был женат, по словам коллег. Сильвио обернулся, чтобы закрыть за собой дверь, но ее губы коснулись его губ, она стояла на носочках. Она промолвила:

— Я поглощена бескрайним океаном любви. Я нахожусь в той точке, где не видно берегов… Океан любви везде, он то согревает меня своим теплым течением, то заставляет пережить леденящую бурю страстей.

Их тела слились в круговороте, который закрутило торнадо чувств. Это была дорога с двусторонним движением, где две машины трогались с места и ехали обратно всю ночь.

— В начале было Слово — и слово было Любовь… — еле произнес слипшимися губами доктор.

Над Лондоном было такое же обычное серенькое утро, как и в миллионы других дней. Молодая девушка переходила дорогу по пешеходному переходу, откуда был виден мост через Темзу. Ветер играл ее вьющимися волосами, она радовалась скорому свиданию с любимым человеком, и ожидание этого момента будоражило в ней кровь. Вдруг парень, появившийся из ниоткуда, отодвинул ее вперед, слегка подтолкнув в спину. В тот же момент двухэтажный автобус пронесся мимо, задев только длинный коричневый плащ испуганной девушки. «Какое странное ощущение, — подумала, девушка, идя вперед, — автобус точно несся на меня, а я даже не поняла этого. И где этот парень, он же шел рядом со мной?»

Она не погибла. Высоко в облаках, в тех самых, куда упирается радуга после слепого дождя, в тех самых, куда не долетают самолеты, в тех самых, в которых в детстве мы рассматривали образы смешных зверьков, — кипела важная работа. Два ангела стояли у реки вокруг золотого сада и говорили о людях.

— Род человеческий думает, что сам управляет своей жизнью, делает выбор, принимает решения, и даже не задумывается, кто за этим стоит, — сказал трехметровый ангел с пурпурными крыльями.

— Они слишком заняты карьерой, успехом, погоней за богатством, чтобы понять, что существует высший мир, который руководит каждым из них. Человек ест, пьет, одевается, идет на работу только потому, что кто-то за чертой его сознания говорит ему это делать. Даже получение наслаждения через любовь, зрелища, наркотики, музыку, отдых является результатом чужой воли, — добавил нефритовый ангел чуть меньшего роста.

В Золотом Саду царила вечная весна, аллеи были тенистыми. В нем не было ни холодно ни жарко. Каждый листочек на дереве и кусте, каждый кирпичик из драгоценного камня благоухали различными ароматами: от мускуса до сандала. Для любого попавшего туда открылась бы картина беспредельного счастья. Все говорило в саду: «Вас любят, расслабьтесь, вы в вечном блаженстве».

Крепкий, дюжий ангел с длинными светлыми волосами Авдиил сказал своему новому помощнику:

— Дело нетяжелое, быстро все поймешь, не глупее меня. Вот видишь, как эта девушка сегодня попала под наше внимание. Ее жизнь сложилась так, что уже к 19 годам ангелы солнца смогли проявиться в ее жизни. Уже один ангел солнца может появиться на свет. Человеку предоставлена возможность родить 12 ангелов: 6 ангелов солнца и 6 ангелов луны. Это такой же факт, как и то, что ни один человек не может жить больше 120 лет после Ноевого потопа. У этих 12 ангелов, которые живут в другом царстве, не в том же, что и мы, — сделал ремарку Авдиил, — начинается борьба на небе за то, кто родится у этого человека. Один ангел солнца уже может родиться у этой девушки, и поэтому на одного светлого человека в мире будет больше, — продолжил Авдиил. — А вот тебе и другой случай. Десятилетние мальчишки резвились по московской квартире, бегая из угла в угол. Пока их бабушки лепили домашние пельмешки, ребята вышли на балкон. Один из них сказал, что ему страшно там быть, а другой сказал, чтоб он взглянул страху в глаза, выглянул в окно, и тогда больше никогда не будет бояться высоты. Мальчишка аккуратно начал высовываться из окошка, но его дружок решил поторопить его. Он толкнул его, толкнул с 12 этажа другого ребенка, и в этот момент один из ангелов луны уже готов родиться в его жизни. Если он сможет стать отцом, ангел луны выполнит свою миссию, и у него есть шанс пополнить количество злых людей на земле, — подытожил старец.

Сильвио попал в тот день домой только под утро. После того, что он узнал, он был счастлив и шокирован одновременно. Он видел, как какие-то люди увезли Айминь в сторону аэропорта им. Леонардо да Винчи. Они обладали европеоидными англосаксонскими чертами лица и явно не были похожи на ее родственников. Но он обратил внимание, что она спокойно шла с ними и не пыталась никому подать знак или закричать. Тут доктор вспомнил, как она сказала, что она сама свяжется с ним и это ее судьба.

В бизнес-классе самолета Милан–Гонконг сидело только два человека: Сильвио ди Анджело и его интерн по госпиталю Марчелло Бьянки. Марчелло был приставлен к Сильвио руководством госпиталя Санта-Спирито. Он перенимал его опыт и помогал в ежедневных обходах пациентов, ставил капельницы, делал инъекции и иногда сам назначал лечение, если ситуация не требовала вмешательства босса. Невысокий коренастый молодой брюнет Марчелло был противоположностью высокому стройному доктору Сильвио, у которого начинали появляться первые признаки седины на висках. Тем не менее они прекрасно ладили.

Медлить Сильвио не мог, после того что он услышал вчера вечером.

— Сегодня первый день, когда я хочу рассказать тебе, Марчелло, то, чего не говорил ранее, — начал Сильвио, держа в руке бокал кьянти. — Недавно я встретил в холле нашего госпиталя китаянку, страдающую аутизмом, — Айминь Чэнь. Она рассказывала мне, как ангелы борются за право родиться в жизни человека в ее родном Китае. Сам Авдиил сдает свои позиции Уриэлю и будет лично подсчитывать всех ангелов в Китае.

Марчелло недоуменно взглянул на босса, как будто у последнего наблюдался похмельный синдром, и спросил:

— Кто такой Авдиил?

— Авдиил? — засмеялся Сильвио. — Помню, в нашей школе, на уроке религиоведения, маленькая, кругленькая учительница по-быстрому нам рассказывала иерархию ангелов. Разве она думала тогда, какая важная информация это была. Я тогда еще шутил, что, мол, ей бы поуважительней о них говорить, а она сказала: «Ну мы же знаем, что это всего лишь добрая сказка, и не стоит так серьезно к этому относиться». Это был мой первый конфликт с учителем в школе, я доказывал ей, сам не зная почему, что это все не выдумка, и зачем она читает нам предмет, в который сама не верит. Я пришел домой, и мой отец рассказал мне все то же самое, что и учитель, но совсем по-другому, я до сих пор все помню с его слов. Авдиил во время восстания дьявола был единственным ангелом, сохранившим верность Богу и отказавшимся восстать против Него. Один самый любимый ангел луны пытался убедить его, что именно ему и его последователям суждено править в Царстве Небесном, на что он возразил, что Создатель могущественнее, поскольку Он создал всех ангелов, а не наоборот. Он сказал, что это — лишь очередная ложь Отца Лжи. После этого он оттеснил других восставших ангелов от престола Творца и поразил Веельзевула мощным ударом меча. Сейчас ангелы живут в мире духа, но около 3000 лет назад Авдиил был в теле простого смертного жителя Галаада и знает, что чувствует человек.

— Извиняюсь, босс, — усмехнулся недоверчиво Марчелло, — я половину не понимаю из того, что ты говоришь, ведь я же доктор, а не богослов, но даже если это было бы правдой, то уверен, что ангелы все равно никогда до конца не поймут человека, — возразил Марчелло.

Сильвио поднял вверх брови и возразил:

— В отличие от ангелов, люди вживаются в роль того, кем они хотят быть в жизни. Например, чтобы быть успешным продавцом услуг или товара, люди собирают информацию о товаре, изучают потребность людей в тех услугах, которые они могут предоставлять. Ангелам это не присуще. Если «род человеческий» — это совокупность множества личностей, обладающих одной и той же природой с разными рисунками судьбы на руках, то ангелы — это тоже собрание личностей, но они единства природы не имеют. Каждый из них — отдельная природа, отдельный непостигаемый мир. Они знают свои цели и задачи, поставленные Создателем. Как воины, ангелы их обязаны выполнять. Это наполняет их существование смыслом, дающим право вечно жить.

Марчелло, перебивая его, спросил:

— А как ты думаешь, почему из всех людей на земле именно китайская девочка говорила об этом?

Сильвио пристально посмотрел на него и ответил:

— Потому что если открыть китайскую Поднебесную, то на небе над Китаем уже нет ангелов, все ангелы луны и солнца спустились на землю. Теперь у каждого китайца осталось всего лишь по одному ангелу и правительство Китая, состоящее из потомков коммунистических бизнесменов, об этом знает и поэтому запрещает рожать много детей людям, работающим на государство, так как даже если китаянки захотят, все равно они не смогут рожать больше, и страна Китай погибнет. Чтобы замаскировать эту ситуацию, правительство ввело обязательное получение разрешения на право родить много детей.

— А разве они не могут взять ангелов из другого неба над другой страной, над тем же Израилем или Саудовской Аравией, например, где люди много молятся? — усмехнулся Марчелло.

Сильвио серьезно продолжил:

— Китайцы же молятся другому Богу и поэтому не получат ангелов. Я читал в газете, как один человек по фамилии Тан в Китае покончил жизнь самоубийством после того, как его жена в очередной раз забеременела. Он повесился дома в ванной, когда получил письмо от исполнительного комитета своего района, что его жена — учитель химии — должна явиться в больницу для принудительного аборта.

— Дело в том, что правительство знает, что небо пустое и женщина не сможет родить. Все поймут, что дело не в том, что они несовместимы или она по здоровью не может родить. А небо пустое, т. к. Господь над каждой территорией Земли распределил ангелов, и в Китае люди не молятся Богу, поэтому все ангелы родились, из-за этого наблюдается избыток населения — поэтому и называется Поднебесная, так как страна просто под небом, а на небе никого нет. Китайцы пытаются сбить природу с толку, сколько хороших и плохих ангелов родилось, не регистрируя детей. Наверное, из-за этого у них часто происходят катаклизмы и землетрясения, — перебил Марчелло.

Сильвио продолжил:

— У меня есть знакомый китайский миллиардер Ли Шухуи, он хочет иметь второго ребенка, испробовал все технологии, но не получилось. Так он усыновил из детского приюта девочку, которую запроторили туда родственники. Так эта девочка ему рассказала о своем сне. Она видела большую лестницу, по которой спускаются ангелы — напоминает эскалатор в торговом центре. Одни ангелы едут с неба на землю, а другие, наоборот, поднимаются с земли на небо. Затем ей явился один из библейских праотцев Иаков и сказал, что небеса над Китаем пустые. Причем она ни разу в жизни не читала Библию, но сказала его имя — Иаков. Наверное, поэтому на правительственном уровне запретили иметь много детей для работающих на государство китайцев, чтобы никто не узнал, что на небе ангелов больше нет, — заметил доктор. — Самое интересное, — продолжил Сильвио, — что христианство стремительно растет по популярности в Китае. Сейчас в стране насчитывается около 54 миллионов христиан. Христианского населения тут больше, чем в Италии. И скоро Китай станет крупнейшим христианским центром в мире. Буддизм, даосизм и ислам также массово практикуются в Китае, но руководство Поднебесной официально провозглашает атеизм.

— Да ты уже китаеведом просто стал, — засмеялся Марчелло, ставя бокал с кьянти на пластиковую подставку. Он показывал всем видом, что вся эта тема с ангелами и китайцами уже порядком поднадоела.

В тот момент там, куда не долетает время, в одном небесном царстве, ангел Даббиэль продолжал говорить неугомонно, как сказку Сильвио:

— Судьба каждого народа определяется действиями ангела-хранителя, представляющего этот народ на небесах. Кто у нас отвечает за китайский народ? — заранее зная ответ, грозно спросил он.

— Его поиском занялись. Его будет тяжело забрать у ЦРУ, там нет наших людей.

— А как быть с этим доктором, которому рассказали тайну мироздания? Вопрос решен?

— Как раз в этот момент он решается.

— Что значит решается, — возмутился Даббиэль. — Всему миру может стать известно о нашей работе. Доктор может сам поехать в Китай, а если он встретится с Авдиилом? Сильвио должен умереть до тех пор, пока Авдиил не спустился на землю. Он слишком много узнал.

Самолет резко качнуло.

— Зона турбулентности, прошу пристегнуть ремни и оставаться на своих местах, — встревоженно произнесла стюардесса в микрофон и сама села, демонстративно пристегнувшись ремнем безопасности.

Сильвио сказал:

— Левая ладонь чешется — к деньгам, наверное, мне дадут Нобелевскую премию за мою вакцину.

Оба доктора захохотали. Затем Марчелло задумчиво поинтересовался:

— Почему ты не поддержал разработку доктора Франческо по борьбе с абортами?

На что Сильвио ответил:

— Человек сам принимает решение, какое хочет, и никто не вправе повлиять на его выбор. Я не хочу мешать ангелам проявляться в этом мире. Более того, при каждом семяизвержении мужчины ангел света Зоофиил прилетает и нарекает имя самому активному первому ребенку-сперматозоиду. Организм как будто отдал 150 грамм крови. И какой ужас осознавать то, что у этого ребенка нет никакого шанса, ведь это семя не попало к конечной цели ввиду ошибок людей. Этот ребенок погибает. Поэтому онанисты Царства Божия не наследуют, написано в книге Бытия, в 38 главе, — сказал с видом ботана доктор Сильвио.

— Но 95% мужчин это делают, — возразил Марчелло. — Значит, это природно?

Сильвио продолжил:

— Это является примерно тем же, что и аборт. Если женщина делает аборт и прерывает беременность, значит хороший ангел не родился на свет. А если рождаются близнецы — значит один из них ангел света, а один луны. Но кто именно, до самого конца не знает никто из окружающих. Они проживают жизнь как одна душа, подстраховывая друг друга. Иногда ангел света требует к себе повышенного внимания, а ангел луны, наоборот, ведет себя более чем скромно. Разницу между ними можно увидеть, только долго наблюдая за ними с самого рождения. Есть ангелы, которые идут армиями на других ангелов, желая уничтожить целые страны, стереть с лица земли отдельные нации. Ангелы луны сажают ангелов света в тюрьмы, убивают их, чтобы угодить Б-гу, как сделал Каин, убив своего брата Авеля. Это так проявляется в ангелах ревность, как ревность ребенка к матери, которая берет на время на руки другого ребенка. Я думаю, — продолжил Сильвио, — что в жизни ангелов тоже есть масса парадоксов: с одной стороны, ангел стремится попасть в тело человека при рождении, чтобы иметь прямое общение с Творцом, а с другой стороны, после попадания в тело он стремится попасть обратно на небо, столкнувшись с зависимостью от еды, туалета, сексуальных отношений, сна. Большинство ангелов стремятся стать мужчиной, чтобы не переживать критические дни, роды и не называться слабым полом. Во время сна у ангела, ставшего человеком, сознание отключается и наступает маленькая смерть. Когда человек спит, его жизнь ему не принадлежит и он находится полностью в руках ангелов. Его воля подавлена зависимостью тела от сна. Человек может вообще не спать. Эта девочка смогла спуститься ко мне и рассказать мне все потому, что я сделал над собой усилие и не спал суммарно около 36 часов, — сказал Сильвио. — Если бы я заснул, со мной могло бы что-то произойти.

— Наверное, сон придумали ангелы, — зевнул нагруженный такой информацией Марчелло.

Он жалел, что едет с боссом не на поезде и босс не встанет через десять минут на ближайшей остановке. Может, тогда уши Марчелло отдохнут. На что Сильвио категорично ответил:

— На небе ангелы заставляют человека спать, чтобы побуждать его на хорошие или плохие поступки в будущем во время его сна. На следующий день человек неосознанно начинает переносить эти послания в свою жизнь. Очень важно просить прощения у Создателя за все проступки именно перед сном, так как жизнь человека состоит из одного дня. Каждое следующее утро начинается новая жизнь, которая длится ровно один день. Недаром у Творца Вселенной один день как тысяча лет.

— А сколько у тебя детей? — поинтересовался Марчелло.

— Четверо в 38 лет, мы давно разбежались с женой, но я им помогаю, видимся с ними регулярно.

— И что, — продолжил интерн, — думаешь, твой старший сын, который, как ты мне рассказывал, курил травку в колледже — ангел солнца?

— Не знаю, может быть, он ангел луны, у меня были неправильные поступки, но мы не можем делать выбор за детей, — посмотрел себе на ботинки доктор, будто пытаясь на них что-то разглядеть.

— А что, ты думаешь, будет с Китаем? — не успокаивался Марчелло, который уже окончательно проснулся после бодрящего кофе, любезно предложенного стюардессой.

Смотря в иллюминатор «боинга», Сильвио произнес:

— Все зависит от того, каких ангелов на момент Великого подсчета у них в стране окажется больше.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 407