Ridero

Книга создана при помощи издательской системы Ridero
Издай свою книгу бесплатно прямо сейчас!

978-5-4474-6864-4

Последняя комната

Купить электронную Купить печатную

Яна Дубовская

автор книги

О книге

О чем эта книга? О том, что вся жизнь, она, словно коридор. Очень длинный коридор, со множеством дверей. Медленно мы идем по нему, и по очереди открываем каждую дверь. За дверью находится комната, в которую мы непременно заходим, оглядываемся, знакомимся с людьми, которые находятся в ней. Все эти комнаты разные: в каждой свои герои и декорации. Но объединяет их лишь одно — когда приходит время, мы должны снова выйти в коридор, закрыть за собой дверь, и идти дальше, в следующую комнату. Никому неизвестно, в какой из них нам суждено остаться навсегда. В какой комнате мы обретем себя?! И сколько дверей нужно открыть, прежде ты зайдешь в свою последнюю комнату… Волей случая два абсолютно разных человека столкнулись в одной такой комнате. Ее — девушку с тяжелым прошлым за спиной случайно занесло из Лондона в небольшой городок на северо-западном побережье Англии, где она решила остаться, чтобы попытаться начать жить по-другому. Его — знаменитого лондонского адвоката, циничного и бесстрастного, привыкшего, что весь мир у его ног, судьба скинула с алтаря его амбициозной и успешной жизни. В одночасье, лишив высокооплачиваемой работы, положения в обществе и перспектив, толкнула в непонятную ему, размеренную жизнь этого же прибрежного городка. Два таких разных человека, пути которых наверняка никогда бы не пересеклись, если бы не старый дом на окраине, который постепенно станет той самой последней комнатой для одного из них. Ну, а если более приземлено, то… Действие разворачивается в современной Англии. В Лондоне, затем переносится в небольшой городок на северо-западном побережье — Флитвуд. Главные герои… Она — девушка двадцати двух лет, скрытная и невзрачная, на первый взгляд ничем не выдающаяся и не запоминающаяся, кроме, пожалуй, длинных растрепанных волос. В ее жизни наступили нелегкие времена, и она приезжает из Лондона во Флитвуд к приятелю своего покойного приемного отца, чтобы пожить у него некоторое время и решить, как выбираться из сложившихся трудностей. Он — известный адвокат, сорок лет, приезжает во Флитвуд, чтобы продать старый дом на окраине города, доставшийся ему в наследство. У обоих происходят кардинальные перемены в жизни. Они толкают героев в непривычную для ни среду, показывая то, чего раньше они не видели и не знали. Для кого написана эта книга? Ни для кого. И для всех. Потому что нет критериев возраста, нет гендерных различий для того, чтобы прочитать о человеке который, теряя, обретает. О том, как он меняется, проходя сложный путь навстречу к самому себе. Эта книга о том, что очень часто мы живем не своей жизнью, боимся отказаться от привычной дороги, по которой идем изо дня в день, не ощущая самого главное — жизни. Делаем это в силу привычки, «наслоений» на нашем восприятии окружающего мира и разделении на то, что правильно для нас и нет, обычно забывая о том, чего хотим на самом деле. Эта история о самом главном и ценном, что может быть в нашей жизни, о пути на котором мы обретаем себя.

Об авторе

Рецензия на рукопись «Последняя комната», автор Яна Дубовская Жанр произведения: современная проза, сентиментальная проза Целевая аудитория. Роман рассчитан, прежде всего, на женскую читательскую аудиторию в возрасте от 20 до 45 лет. Язык и стиль Роман написан живым, современным языком. Хорошая редактура, оптимальная длина предложений обеспечивают легкость восприятия. Присутствует свой особый авторский стиль, соответствующий атмосфере произведения и обогащающий ее. Язык рукописи органичен содержанию. Он разнообразный, величественный, иногда поэтичный, что усиливает правдоподобие и делает мир, придуманный автором, еще более ощутимым и подлинным. Произведение изобилует яркими, эмоционально насыщенными образами. Нет излишней вычурности. Присутствует тонкий психологизм. Достоинства рукописи 1. Оригинальный, непредсказуемый сюжет, не содержащий «провисаний». Основные сюжетные ходы проработаны. Структурно рукопись построена адекватно содержанию и авторской логике. 2. Высокий эмоциональный градус. В повествовательную канву романа искусно вплетены яркие, драматические моменты, присутствуют неожиданные повороты сюжета. Обострен конфликт, сосредоточено сюжетное напряжение. Некоторые сцены романа достигают высокого драматического накала и вызывают сильный эмоциональный отклик. «Она вскинула голову, и, глядя на себя как бы сквозь зеркало, занесла руку с ножницами над плечом, другой, хватая спутанные волосы. Она хотела одним махом срезать их, но пальцы словно онемели, и она не смогла разжать ножницы. В порыве Элисон замахнулась на зеркало, желая разбить его только чтобы не видеть своего отражения, но в последний момент перед ударом рука ее дрогнула, словно от судороги и опустилась, а ножницы упали к ее ногам». «Девушка медленно сползла на пол и поджала колени к груди, прислонившись к холодной стене. Она не смогла совладать с собой, и слезы градом покатились по щекам. Она заплакала навзрыд, пытаясь подавить рвущиеся наружу громкие всхлипы, а перед глазами стояло ее собственное отражение». 3. Проблематика. В произведении затронут определенный пласт проблем, на который у автора имеется собственное видение и он не только мастерски доносит его до читателя, но и предлагает ему самостоятельно подумать над затронутыми проблемами. На страницах своей рукописи автор размышляет о важнейших жизненных ценностях, внутренней гармонии, многомерности человеческого естества, поисках себя и своего места в жизни, а также других моментах, которые неизменно волнуют человеческую душу. Автору удается сформулировать ответы на незаданные вопросы так точно и вместе с тем эмоционально и щемяще, что после прочтения его произведения и в мыслях, и в душе начинается работа. 4. Главные герои романа, Эштон и Элисон, прописаны очень живо, объемно, реалистично, подлинно. В образах нет несостыковок и фальшивых нот. Присутст-вуют детальное раскрытие характеров, речевые характеристики, глубокое проник-новение в образы. Показаны внутренние конфликты персонажей, их личностная трансформация. «Эштон искренне верил, что она, все равно, ломает душу, и чтобы упорядочить все внутри себя, потребуется немало времени и сил, которых однажды может просто не оказаться. Поэтому он не позволял себе любить, растрачивать себя на отношения, а свое время на людей, которые рано или поздно исчезнут из жизни». 5. Произведение содержит авторские наблюдения, четко сформулированные и наполненные глубоким смыслом. Автору практически полностью удалось избежать шаблонных фраз и заезженных речевых оборотов, что говорит о достижении им определенного уровня литературного мастерства. «Весной все ощущения, все чувства обострены, и становится сложнее не замечать их. Элисон любила и ненавидела весну одновременно, именно за это — весна заставляет чувствовать». «Дни проходили, не оставляя никакого следа, никакого послевкусия, становились просто днями, ничего не требующими и ничего не меняющими. И это оказалось то, что нужно, то, чего не хватало им обоим — просто жизнь». «Зима — темное и холодное время года, затормаживала действия и замораживала чувства». 6. Атмосфера. Автор умеет создать настроение, придать истории убедительность, увлекательно и правдоподобно иллюстрировать собственные идеи, оставаясь внимательным не только к основополагающим моментам, но и к деталям. В результате, старательный читатель легко сможет визуализировать описываемые автором картины. «Обернувшись, она подумала, что отсюда, из этого темного угла, комната произво-дит впечатление непроходимой чащи. Немного пугающее ощущение усиливал тусклый свет электрической лампочки, который отбрасывал тени на зеркала и сваленные кое-где стеклянные бутылки и посуду, и отражался на поверхности некоторых вещиц. Элисон отвернулась к окну и протерла его ладонью. Она напрасно вглядывалась в темноту, пытаясь разглядеть в ней что-то, но ничего кроме пожухлой травы и земли, размокшей из-за дождя, она не увидела». «В тот день она закончила с книжными шкафами в библиотеке. Книги корешок к корешку выстроились на полках, образуя целые ансамбли. На каждой полке перед книгами, Элисон расставила всевозможные мелочи, которые нашла по всему дому: трех фарфоровых балерин; фотографию рыжего коккер-спаниеля, сидящего на песке, в рамочке из металла с украшением из мелких красных камушков; фигурки детей — мальчика, играющего на скрипке и девочки с флейтой; тряпичную куклу в платье с рисунком клубники; средневековый замок из керамики; маленькую картину, написанную маслом; чугунный сундук, размером с пачку чая; деревянное кукольное кресло-качалку; две шкатулки; стеклянную коробку, внутри которой был заключен маленький мирок — крошечная беседка на берегу тряпочного пруда, и двое белых лебедей; стеклянный шар с двумя козочками и блестками, который когда переворачиваешь, весь искрится и сияет; фигурки животных — медведя, жирафа, тигра, лошади, оленя — выполненных из фарфора». «Март наступил, резко заявив о себе запахом и вкусом, который можно было почти ощутить на языке, вдыхая его влажный воздух. Такой воздух бывает только вдалеке от больших городов, там где нет магистралей и заводов, где море и чистое небо, где талая вода не смешивается с бензином, и где люди не торопят время года, убирая улицы, а напротив, со стороны наблюдают как природа сама все устраивает. Весна вступала в свои права, отогревая землю и меняя настроение всего окружающего мира, двигала то, что долго было неподвижным, трогала то, к чему долго не прикасались». 7. Одним из несомненных достоинств романа является его внутренняя нарративная инерция. Чувствуется некая убежденность рассказчика в необходимости этой истории. Внутренний импульс романа выдает в авторе наличие способностей. 8. Филигранно передан мир чувств и переживаний героев, что выдает в авторе тонкого знатока человеческой души. «В мощном потоке чувств, нахлынувших на нее, смешалась тревога, тоска, бессилие, и немыслимое спокойствие. Из-за последнего все происходящее казалось вымыслом воображения, потому что это не должно было дарить чувство защищенности, равного которому Элисон не испытывала никогда в жизни. Вмиг отступили все ее тревоги и страхи, словно их никогда и не было. Проходили минуты, и это чувство разрасталось внутри нее, освобождая Элисон от внутренней скованности, а на глазах ее выступали слезы». «С полпути Элисон поняла, что ей стало невыносимо в его обществе, и пожалела, что согласилась на компанию. Она провела с этим юношей всего около получаса, но остро почувствовала разницу между ним и собой, и от этого ей стало очень не комфортно. Счастливый и уверенный в своей жизни и завтрашнем дне, привязанный к месту и другим людям, этот случайный знакомый вызвал в ней противоречивые чувства». «С одной стороны горечь, которая накатила на Элисон, напоминая в очередной раз о шаткости ее положения в этой жизни, о неизвестности, которая всегда преследовала ее, и настигает сейчас. С другой стороны, она в очередной раз убедилась в том, как разительно отличается от своих ровесников, в чьих жизнях было все, как полагает-ся — родители, счастливое и беззаботное детство с семейными поездками и праздниками, юность с ее взбалмошностью и беспечностью. У нее никогда этого не было и уже не будет. У нее все по-другому». «Почти новое, а точнее неведомое ему ранее чувство, которое завладело им сегодня, как только он открыл утром глаза. Стыд. Эштону было стыдно перед самим собой и, возможно, перед Элисон — он пока не понял. Если бы о том, как он вчера поступил, узнал Том, ему было бы стыдно и перед Томом. Когда понял это, Эштон буквально поменялся в лице. Он почти поморщился от отвращения. Но, как ни странно, стыд стал первым, что сегодня, по-настоящему, его встряхнуло, крепко схватило за горло и как оказалось, не отпускало весь день». «Досада смешалась с чувством вины, и по привычке, он попытался прогнать неприятные и неведомые ранее ощущения, но у него ничего не выходило, и он злился. Еще большую досаду вызывало то, что злость эта, так рьяно закипавшая внутри, была направлена на него же самого. Ведь причиной этой злости было не что иное, как чувство вины за вчерашний вечер. От этого он злился на самого себя, и получался замкнутый круг, выбраться из которого становилось все труднее». 9. Неординарная идея, которую автору удалось в полной мере раскрыть. Чувствует-ся, что рассказчик во всех деталях создал собственный мир в своем воображении, прежде чем поделиться им с читателем. 10. Стиль. Стиль автора легкий, живой, с внутренней инерцией и потенциалом. Интонация рассказчика погружает в повествование, создает настроение. Преимуществом является соблюдение автором стилистического и жанрового своеобразия без тенденции к неоправданному и художественно необоснованному смешению элементов разных стилей и жанров. 11. Богатство образов. Автор оформляет свои мысли в нестандартные словесные формы, которые обогащают произведение, насыщают эмоционально. «Предательское ощущение никчемности не покидало Эштона на протяжении уже долгого времени, а сейчас оно вовсе накрыло его с головой, как часто накрывают тяжелые, мрачные тучи лондонское небо». «Здесь она почувствовала себя такой свободной, такой невидимой для всего мира, словно стала бесплотной медузой в море». «Спустя какое-то время он поднял голову вверх и задумчиво посмотрел на насекомых. Его собственные мысли были сейчас как эти бабочки — они также метались в голове, рождая в душе эфемерные, но настолько яркие чувства, равным которым он не испытывал никогда». 12. Яркие детали образов персонажей вносят в произведение дополнительную изюминку. «Надо сказать, что красавицей она вовсе не была, но ее внешность буквально притягивала взгляд. Тяжелый грим на ее чересчур бледной, словно фарфоровой коже, делал лицо совершенно бесстрастным. Он лишь подчеркивал неподвижные тонкие черты, которые складывались в выражение застывшей маски. Ее костюм напоминал какие-то красные лохмотья, но не выглядел несуразно. Кроме всего этого, девушка танцевала совсем иначе, чем другие. Она будто играла, только не на публику, а для себя, не замечая никого вокруг, абстрагировалась от всего окружаю-щего. В то время как другие девицы, извлекали из танца как можно больше выгоды, а именно денег, щедро протягиваемых полупьяными гостями этого заведения, она словно рассказывала танцем историю, — то кружилась, то останавливалась, делая плавные движения, которые тут же снова переходили в резкие. Если другие продавали себя, она — свое искусство, каким бы дешевым оно ни было. Как инородный элемент смотрелась она на фоне других девушек». Существенных недостатков, требующих обязательного устранения, не выявлено. Рецензию выполнило литературное агенство ЛитМедиа, за что им огромное СПАСИБО!

0 ответов

Рассказать друзьям

Ваши друзья поделятся этой книгой в соцсетях,
потому что им не трудно и вам приятно