электронная
144
печатная A5
289
18+
Последний Гарнизон

Бесплатный фрагмент - Последний Гарнизон

Акт I

Объем:
72 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-7373-2
электронная
от 144
печатная A5
от 289

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть I

Глава 1

— Солнце ещё высоко, — сказал Левша, медленно перебирая ногами, — Дойдём! К тому же, остались мы всего вдвоём, так что… так что еды хватит дня на три…

— Воды мало, а ты ещё и деньги забыл. Сейчас закупились бы на заправке, в баре, но не судьба, — раздражённо выдавил из себя Харя.

Левша оступился, из его рук выпал клочок бумаги с завёрнутым в него кусочком белого, уже давно высушенного хлеба. Харя, не поняв, что это был за звук, обернулся и, злобно всматриваясь в своего спутника, что-то пробормотал себе под нос, а после развернулся.

— Дим, рука так и не зажила? — спросил он.

Левша, посмотрев сначала на левую руку, а потом на правую, начал перебирать пальцами второй:

— Да не, вроде как уже лучше. Мне бинты уже недели две как сняли, рука должна была разработаться. А теперь ты мне скажи, ничего ли ты не потерял? — ехидно спросил Дима с улыбкой.

Саня остановился, опустил голову вниз и начал всматриваться в изрядно потрёпанный баллистический жилет, после на свои честно снятые с трупа карго, к которым были приделаны самодельные наколенники, посмотрел на рукава, пожал плечами и спросил:

— Так, ну и где мой нож?

Дима всё так же улыбался, губы его были сжаты, брови приподняты. Он нехотя поднял нож на вытянутой руке, держа его кончиками пальцев за рукоять:

— Ну… хоть руку мне и прострелили, но навык я не растерял!

— А если бы он мне сейчас пригодился?! — Саня подошёл, выхватил нож из Диминых пальцев и продолжил, — а вдруг собаки? А если Патруль? Патронов-то у меня нет!

— Ой, да успокойся ты, Сань. Ну, какой тут Патруль? Ты, блин, прикалываешься? Они к центру ближе, а тут так, пара дебилов с палками — равнодушно сказал Дима.

Саня, достал пачку сигарет из одного из подсумков, вытащил оттуда одну сигарету и, положив пачку обратно, пояснил:

— Дим, не надо тут, на той неделе они Денисовку накрыли.

Улыбка с лица Левши исчезла мгновенно, он догнал Саню, прижал два пальца к губам и удивлённо спросил:

— Стоп! там же наши… Патруль всё забрал?

Больше всего в этой ситуации Дима думал именно о тушёнке. В Денисовке находились склады, которые должны были удерживаться силами Гарнизона в случае атаки Патруля.

Харя опять достал пачку и протянул её Диме:

— А чёрт его знает. Поговаривают, что выносили мешки какие-то. Слухи! Знаешь почему? Кто к их группе зачистки подходит, уже не возвращается.

Дима помотал головой влево-вправо, сделал задумчивое лицо:

— А как же группа Бобра? Они же вернулись, хоть и частично, так ещё и оборудования натырили!

Саня повернулся к нему лицом и поднял указательный палец:

— Во-первых, из семи вернулись двое. Во-вторых, бежали они от них три дня. Половину стволов упёртых растеряли, обезболивающих мало оставили. В-третьих, Лис пальцы на левой руке сломал. Так что думай теперь.

Дима ссутулился, опустил голову вниз, остановился, снял панамку с головы, прижал к груди:

— Жалко парней, Лёшку особенно, весёлый был, — начал он, а после посмотрел на дырку в панамке, — эх… и панамку жалко…

— Да жив он, не взяли его с собой, — ответил Харя.

— Вот чертяга везучий! — воскликнул Дима, — его с тем малым в Гарнизоне оставили?

Саня выплюнул окурок сигареты, отряхнулся от упавшего на него пепла:

— Да, посчитали, что мелкому отец нужен. Хотя от такого отчима я бы и сам не отказался.

— Вот смотришь на этого пацана и понимаешь, что не всё ещё потеряно, что будут ещё повстанцы, что дадут Патрулю знать, где раки зимуют, — с восхищением высказался Дима.

— Ладно-ладно, патриот, не о малом сейчас речь. Надо отдохнуть. Вон в том лесочке привал устроим, — Саня показал на небольшой лес, что был за полем.

Деревьев было много, большинство из них ветвистые, кустов и травы тоже достаточно, чтобы переночевать незаметно для автоколонны Патруля.

— Да, хорошо сейчас, тепло, — с довольным лицом сказал Дима.

— Ну, не плохо. Осталось только спальники положить и сеточкой накрыться.

Дима достал из-за спины немного потёртый спальный мешок, подстилку и маскировочную сетку, расстелил сначала подстилку, положил на неё мешок, сверху кинул сетку и прикрыл её ветками и листьями. Саня посмотрел на эту конструкцию и начал делать так же.

— Вот, Дим, хороший же из тебя снайпер! Всегда знаешь, как сделать и уютно и не заметно.

— Сань, мне ж часами на пузе лежать приходится, в таких условиях можно научиться и не такое творить! — довольный собой ответил Левша.

— Ложись давай, завтра идти долго.

— Да погоди ты, дай вещи скину, «в обвесе» спать неудобно.

— А вдруг завтра бой? А ты не одет.

— Сань, успокойся, я либо умру раздетым, либо не выспавшимся.

— Ай, чёрт с тобой. Спокойной ночи, Дим.

— Да, чёрт со мной, вот он лежит. Спокойной… Слушь, Сань, а тут радиации нет?

— Я проверил, тут ничего нет, вроде, — ответил полусонный Харя и повернулся на другой бок.

Глава 2

Сегодня должен был быть тяжёлый день. Дима специально встал раньше, чтобы прийти в школу и списать домашнее задание у одноклассников. Родителей сегодня не было, потому еду и напитки готовить он должен был сам. Дима умылся, причесал свои длинные волосы, почистил зубы.

— Интересно, кто сегодня не придёт в школу? — подумал он, — Ладно, мне в любом из случаев всё равно на большинство из них, я всего лишь новенький.

Дима вышел из ванной, прошёл по небольшому коридору, в котором не было ремонта ещё со времён СССР: бурого цвета обои, обшарпанная деревянная дверь, ведущая на лестничную клетку, тёмно-синий коврик, идеально подходящий под размеры комнаты, небольшой настенный светильник и вешалка для одежды.

Он прошёл в кухню. Самую обычную кухню: плиточный пол, небольшой обеденный столик, пластиковое окно с кактусом на подоконнике, новенький холодильник, старый, но всё ещё блестящий чайник, стоящий на газовой плите.

— Вот он-то мне и нужен, — пробормотал Дима, — надо заварить кофе.

Он открыл пенал, достал оттуда сахарницу и банку кофе, поставил их на стол, насыпал их содержимое в кружку и залил горячей водой. Есть он сегодня не стал, так как надеялся позавтракать в школьной столовой. Дима почти без мыслей сидел на небольшом диванчике и пил кофе.

Вошёл в свою комнату, надел чёрные брюки и того же цвета приталенную рубашку, накинул на плечо заранее собранную сумку и вышел в коридор. На небольшой полочке стояли его кроссовки. Он быстро натянул их на ноги и спешно вышел на лестничную клетку. Запер дверь, ключи оставил у себя. Этажом выше кто-то на кого-то кричал, возможно… да это тётя Зоя ругала свою внучку за то, что та не убрала свои игрушки перед сном.

Около выхода из подъезда стоял его знакомый — Саня. Он протянул Диме руку, чтобы поздороваться. В зубах у него была ни грамма не мятая сигарета, вместо брюк были спортивные штаны, а на месте рубашки была футболка. Самый обычный такой парень: с короткими волосами, коренастый, не отличался большим ростом.

— Давай быстрее, — сказал Дима ему, толкая в плечо, — открывай дверь.

— Опять не выспался? Или просто в шкалку поскорее хочешь прийти? — бросил Саня, всё ещё протягивая мне руку.

— Да не, я выспался, просто мне списывать много. Как думаешь, кто сейчас будет школе? — спросил Дима, взяв его за руку и хлопнув второй ему по плечу.

— Хрен его знает, сейчас придём и посмотрим.

— Хорошо, сигу-то дай.

— Да на, Димон, травись, мне не жалко, — он с улыбкой достал пачку дорогих сигарет и дал одну Диме.

Саня нажал на кнопку, дверь открылась, яркий свет ударил обоим в глаза.

Глава 3

— Давай, ленивец, поднимайся, — кряхтя и стаскивая с Димы ветки, сказал Харя, — ну что ты хоть, эй? Ты чего бормочешь?

— А… я… это, сон приснился, — пробормотал Дима, расстёгивая спальный мешок, — день, когда всё началось.

— Лучше даже не вспоминай этот день, он был так давно и, если его нельзя изменить, то лучше и не вспоминать.

— Уже тогда мы совершали некоторое дерьмо, не так ли?

— Мы впервые убили человека, Дим. Это не нормально для шестнадцатилетнего парня, — вздохнув, сказал Саня и начал собирать вещи, — винтовку свою не забудь, стрелок.

— Эй, я не совсем идиот!

— Да пошли, хватит ныть, — поторапливая, рявкнул Харя.

— Я не… ай, хер с тобой, пошли, — смирился Дима и пошёл вслед за Саней.

Капли росы оставались в небольших впадинках обгоревших карбоновых носов высоких армейских берц. Утро было довольно холодным для этого времени года, поле было укутано густым свинцовым туманом, касание которого пробирало до мурашек.

— Эй, чувак, Дим, хавать хочешь? — спросил с интересом Саня.

— Да, а что?

— Либо ты достаёшь тушёнку, либо валишь того двухголового оленя, — показывая пальцем на животное пригрозил Саня. Возможно, он даже нахмурился, лица его не было видно из-за балаклавы.

— Ага, буду я тебе в животных стрелять, конечно! Патронов и так мало осталось, всего пара магазинов.

— Ну, хорошо, оставь. Вот только… в людей тоже стрелять не будешь?

— А причём тут люди? — удивился Левша.

— Ну как причём? Человек тоже животное, только… разумное. И вот…

— Да, Харь, я понимаю, к чему ты клонишь, но мы разумны, а олени нет. Люди причинят нам больший вред, чем олень, хоть и двухголовый, — перебил его Дима.

— А если именно с этого оленя начнётся цепочка эволюционных изменений, которые сделают двухголовых оленей трёхголовыми. Это же лишний мозг! — заявил Харисон.

— Эволюция непрерывна. Когда-то и мы, люди, будем трёхголовыми, но это не повод убивать друг друга.

— Ага, конечно, — бросил Саня, будто вызывая Диму на интеллектуальную дуэль.

— Лан, Сань, хватит. Дай лучше сигарету… — пытаясь успокоить Саню, сказал Дима.

— На, держи. Зажигалка есть? Или спички?

— Не, спички вчера закончились, а походные открывать не стану.

— Правильно. Но теперь про тебя можно сказать: «Ни говна, ни лопаты», — бросил Харя, протягивая пачку сигарет и зажигалку Диме.

— Стой. Ничего не слышишь? — прислушиваясь, остановил Саню Дима.

— А что такое? Я в балаклаве, могу не услышать.

— Да едет что-то, вроде, — прищурившись и всматриваясь вдаль, сказал Дима.

И правда, по дороге ехал грузовик. Парни, не долго думая, легли в кусты. Времени, чтобы натягивать сетку не было, потому они просто упали в низину перед дорогой. Машина проехала мимо. Это был ржавый грузовик неопределённой модели, увешанный частями тел людей и животных, весь измазанный кровью. Краской это явно быть не может. Людей в кабине видно не было из-за красного цвета «тонировки», а вот в кузове были люди, но из-за угла обзора нельзя было понять сколько. Было видно только одного мордоворота с огромным топором, похожим на палаческий.

Машина проехала, можно было выходить и не бояться, хотя бы, её. На дороге, метрах в ста от этого места валялось тело.

— Дим, ты что думаешь? Мародёры?

— Ага, мародёры-извращенцы. Ты видел этого палача? Мужик просто огромен, да ещё и маска у него эта… Да точно палач, — Левша был шокирован таким образом.

— А, то есть грузовик тебя не напрягает?

— Меня вон то тело напрягает. Давай, пошли, поможем ему! — Дима горел желанием помочь бедняге, но Харисон его остановил.

— Да погоди ты, эй! — Харя схватил его за рукав и оттащил назад, — он оттуда не просто так вывалился, они могут вернуться за ним. Давай подождём.

— Твоя правда. Пошли обратно.

Они легли в уже примятую траву и стали ждать. Прошло минут десять-пятнадцать, но никто уже ни приехал.

— Ладно, нет их, пошли, — сказал Харя, встал и стряхнул с себя муравьёв, — вот кому вообще всё равно, насекомые…

— Да, пошли.

Они подошли к телу, Дима ткнул в него стволом винтовки, оно зашевелилось. Они подняли его на колени и сняли мешок с головы. Лицо было в крови, нос разбит, бровь рассечена, губа треснула. Тело человека было истощено, всё в гематомах и ссадинах. Одежды почти не было, только старые мешковатые штаны. Руки были небрежно связаны, но выбраться из пут было бы довольно сложно.

— Парни, братцы, не бейте! — закричал мужик хриплым голосом, — у меня ничего нет, честно!

— Да знаем мы, успокойся. Кто эти люди? Куда тебя везли? — спросил Харя, держа его за плечи обеими руками, — идти сможешь?

— Ноги сломаны, я уже пытался бежать от них. Это мародёры, они продают нас в рабство, держат в клетках, а при недостатке еды питаются нами же, — сказал он, чуть ли не плача.

— Да… херово дело, Сань, надо что-то делать. Много вас там ещё, эй? Приятель, не молчи!

Мужчина начал закатывать глаза, дыхание участилось, было ясно, что он умирает. Голова его склонилась вперёд, челюсть отвисла, оголяя сломанные жёлтые зубы и прижженный язык.

— Был трёхсотый, стал двухсотый… — сказал Дима, взял его за руку и уволок с дороги, — ладно, если встретим, посмотри, что сможем сделать.

— Мародёры, сказал. Плохо это, вот реально плохо, — с опаской в голосе сказал Саня. — Их уже сто лет не видать было, а тут такое сразу вывалилось.

— Да пошли уже. Кстати, ты тушёнку хотел, вроде. Не?

— После такого… тушёнку… Шутки шутишь? Нет уж, спасибо, я не голоден.

После всего этого зрелища парни отряхнулись и пошли дальше. Солнце пекло голову, было очень жарко и лишь изредка в лицо дул слабый прохладный ветерок. Дима не убирал из рук свою винтовку, был наготове. Саня же шёл и оглядывался, вслушивался в каждый шорох.

— Ща, Дим, погоди, там деревня впереди. Давай на горочку поднимемся, посмотрим.

— Да, хорошая идея.

Они поднялись на небольшую гору перед деревней, высокая трава которой позволяла быть не замеченным. Дима расстелил подстилку, укутался маскировочной сеткой, взял в руки винтовку, поставил сошки. Прижал приклад к плечу, вытащил магазин из винтовки, достал из него все пять патронов, левую руку положил на приклад сверху. Вставил патрон в затвор, догнал, посмотрел в оптику.

— Там тот грузовик стоит, — пояснил Дима, — сейчас посмотрим, сколько их там.

Дима достал бинокль, посмотрел на автозаправку, потом на грузовик, осмотрел крыши и некоторые окна близстоящих домов.

— Слышь, Дим, дай свой пистолет, — убирая бинокль обратно в подсумок, попросил Харя.

— Тебе зачем? Ты туда идти хочешь?

— Да, их там не много, разберёмся.

— Ты чего такой уверенный? — Дима поднял бровь и оторвался от оптического прицела.

— Мы — элита Гарнизона. Неужели мы не справимся с кучкой мародёров? Ты посмотри на них, они слабо вооружены, не имеют бронников или чего-то такого, что с лёгкостью нас завалит.

— Ага, а почему до этого ты не стал идти к тому мужику? Ты же боялся их возвращения, — Левша пытался надавить на него, но у него не вышло.

— А я будто знал, что у них нет нормальной экипы! Хватит трусить, я ж туда иду, не ты.

— Ладно, чёрт с тобой, герой. Я прикрою.

Саня начал спускаться с горы. Рюкзак он оставил около Диминой снайперской позиции, чтобы быть несколько манёвреннее и незаметнее. Даже без рюкзака Харя двигался довольно медленно, подсумки жилета постоянно цеплялись за густую траву. Саня дополз до небольшой бетонной оградки, начал ползти вдоль стены. Левша наблюдал за тем, как Харя медленно полз вдоль стены. Саня взял зеркальце из-под рукава и пустил в снайпера солнечного зайчика. Дима поднял перекрестие немного выше и надавил на спусковой крючок, но выстрела слышно не было, так как Левша постоянно использует глушители.

— Один выстрел — один труп, прошептал Левша, загоняя в затвор новый патрон.

Саня перелез через оградку и, оглядываясь, на кортах, подбежал к зданию АЗС, посмотрел в окно и залез внутрь. Прилавки были пусты, кассовый аппарат взломан, дверь запасного выхода болталась на одной петле, издавая противный скрип. К помещению подходили двое. Из-за стены высунулась рука с зеркальцем. Выстрел! Один лёг, второй уже хотел закричать, как получил ножом в горло. Саня вбил лезвие прямо в шею жертве, схватил его за руку и оттащил в здание. Дима уже догнал третий патрон, который оказался лишним. Четвёртый мародёр, тот, что был самым большим, тем самым «палачом» подбегал к зданию, видимо, заметив труп, лежащий перед входом. Спокойно из помещения вышел Харя и пустил ему пулю в голову. После он повернулся в сторону снайпера и показал большой палец. Дима быстро собрал вещи и пошёл в сторону заправки.

— Ну и что в итоге? — спросил Дима, надеясь услышать о наградах за свои старания, — есть тут что-то хорошее?

— Да шляпа одна, ничего нет, только… пара топоров да древний дробовик, — с разочарованием сообщил Харя. Он крепко сжал губы и провёл языком по внешней части зубов, — покурим!

— Дело говоришь, покурить надо. Ладно, хоть с дробовика патроны заберём, боеприпасы, всё же.

— Да, собирай пока с тел всё, что можно унести, а я пока машину осмотрю.

Харя открыл пассажирскую дверь грузовика. Повсюду были раскиданы фантики от мятных конфет, целлофановые пакеты с завёрнутым в них мясом не первой свежести и пара ножей. В бордочке валялась пара десятирублёвых монет и какие-то очень старые, потрёпанные документы. Под козырьками ничего не было. Он посмотрел в кузов и увидел там несколько расчленённых окровавленных «тел»; весь кузов был залит кровью, на бортах виднелись куски мышц, сухожилий, чьи-то вырванные волосы, на полу валялись человеческие глаза, а на задней стенке висел проржавевший знак «главная дорога» с надписью «Green Peace».

— Так вот что это было за мясо… — задумываясь, прошептал Саня.

— Что там?

— Писец.

— Думаю, брать эту машину смысла не вижу, — сказал Дима. — Нас в ней кто угодно за ублюдка примет.

— А мы бы и не уехали, посмотри на колесо, — сказал Саня, тыкая окурком в пробитую покрышку, — где это они так?

— Меня не особо волнует. Главное, что мы целы, на остальное всё равно. Ладно, патроны я забрал. Там ещё ножик был, не хочешь посмотреть?

Левша достал нож из подсумка. Это был превосходный чёрный керамбит. Саня взял его в руку, положил на ладонь и начал его разглядывать.

— Да, Дим… Нам бы такую штуку в детстве… было бы не плохо.

— Он же, вроде, даже под холодное не подходит, не?

— Именно.

— Эт, Сань, сижку-то дай.

Харя дал ему сигарету, и они пошли дальше по дороге, болтая о всяком.

Глава 4

— Так вот ты знаешь, откуда взялись мутанты? — спросил Дима.

— А чёрт его знает, может из-за новых бомб Патруля или просто заражённые звери с центра мигрируют.

— Именно. В том году группу исследовательскую посылали, так те сказали, что там излучение какое-то есть, которое всё слабое убивает, а сильных, способных сопротивляться, как-то изменяет.

— Хочешь сказать, что ДНК меняет? — с недоумением спросил Саня. Он начал вспоминать школьную программу и брифинги перед вылазками к центру.

— А чёрт его знает, может и так, но суть в том, что выжившие возвращаются оттуда либо супер-пупер, либо уродами на всю жизнь.

— «Супер-пупер»… мутант он и есть мутант. Всех, кто оттуда вернулся можно записывать в шоу уродов, — голос Хари стал более грубым.

По сущности своей, он всегда не ровно дышал к людям другой национальности, а тут вообще мутанты

— Если ты изменишься как-то, — продолжил Саня, — то чёрт его знает, какое у тебя потомство будет. Оно тебе надо? Не думаю, Дим. А что точно говорили учёные?

— Да про ДНК и говорили. Мол, работает это излучение не как простая радиация, разрушающая цепочка, а как… чёрт, фильм забыл. Там тоже машина была, она перестраивала тело.

— Что значит «тоже»? Думаешь, там устройство какое? — он посмотрел на Левшу так, будто тот что-то знает. Брови он опустил, глаза прищурил, чавкнул губами, медленно облизнул губы, чтобы те совсем не высохли, и приоткрыл рот.

— Не смотри на меня так, Сань, я ничего не знаю, могу только рассказать то, что сказал мне Вадим из исследовательской группы.

— Ну… рассказывай, всё равно делать нечего, пока идём.

— «Отправили нас тогда к центру. Сказали, что оттуда мутанты всякие идут: зверушки многоголовые, люди светящиеся. Так вот впихнули нам оборудования всякого, пару пушек, пайков сухих, и пнули для ускорения. Сначала нас конвоем туда довезли, потом просто высадили с парой охранников и вперёд послали», — начал рассказывать Левша от имени Вадима.

— Постой, ты что-то про конвой сказал? — удивился Харя, — насколько большой был этот патруль?

— Да пара машин: одна с головастиками, вторая с космонавтами.

— Ну… ну хорошо.

— «Так вот шли мы долго да уверенно. Разбили лагерь, решили, значит, поужинать, а там нечисть всякая ходит, мутанты. Ну, значит близко мы. Посидели, поели, тварей покормили. Знаешь, что действительно испугало? Представь себе собачку с тройной челюстью: одна снизу и две по бокам. Что интересно, поведение оно, похоже, сильно не меняет, так как сука та доброй была. Возможно, оно усиливает доминантный признак темперамента, то есть был злой, стал злее, и наоборот. Дошли ближе к центру, поставили датчики и… ну новости были не утешительные. Это не было обыкновенной радиацией, так что просто противорадиационные препараты не помогут. А главное в этом дерьме то, что за ту неделю, что мы там были, мимо постоянно летали винтокрылы Патруля, а показатели датчиков немного увеличились. Чёрт его знает, что там происходит, но, возможно, Патруль тоже наблюдает за этим местом, да и… расширяется центр».

— Стоять, Дим, что значит расширяется? Почему нам никто не сказал? Почему людей да… — Саня уже хотел продолжить, но Дима его перебил.

— Да пугать не хотят. Сейчас потихоньку пищу с припасами перевозят на новое место. Об этом вообще мало кто знает, даже наши, а простым людям… Паника нам сейчас вот точно не нужна.

— Ладно, продолжай, — со спокойным голосом сказал Саня, доставая последние сигареты из пачки и протягивая одну Диме.

— «Ну, так вот, земля там не пригодна для выращивания растений, а те „цветочки“, что там есть, даже голодные крысы жрать не стали. Воды там, кстати, нет, вся либо высохла, либо в почву ушла. Кстати, это, Димон, ты туда в одиночку не ходи, там твари большие есть, к примеру, муравьи размером с кулак. Все такие волосатые, твёрдые. Тело у них, шо бетон».

— А если к нам такие придут? Что тогда делать будем?

— Та не живут там насекомые долго, дохнут быстро.

— И вот ты ему веришь? — с равнодушием в голосе спросил Харя.

Дима наклонил голову в левую сторону, поднял брови и вздохнул:

— Сань, блин, как тебе сказать? Чёрт его знает, этого головастика.

— Ладно, срать, продолжай.

— «Примерно, через неделю- то и начались самые проблемные проблемы. Феде, одному из космонавтов, крышак снесло. Сначала ушёл, мол, в кусты „погадить“, минут через 20 вернулся в рваном броннике, штаны спущены, с автоматом в руках. Бормочет что-то, да пристрелить нас пытается. Ну, пулю ему в голову пустили и побежали за датчиками смотреть. „Норма“ была очень сильно завышена! Ну, мы таблеточек скушали и спать легли, в надежде на то, что не сдохнем там. Утром как обычно: зарядка, завтрак и прочее. Знаешь, что забавляет? Костюм снял — умер, потому хавать приходится газ… ну… там, в общем, воздух обогащается всякими питательными элементами. Лягушек потом порезали, травки набрали. Ближе к вечеру земля буквально задрожала. Вот, прям, землетрясение. Думали, что из-под земли сейчас что-то вылезет и всё, конец, но… вроде, прошло. А вот что было ночью… Проснулись мы от автоматной очереди и криков охраны. Орали, что мутанты охренели, прямо на лагерь напали. Злые такие стали сразу. Выхватил я пистолет из кобуры, вылетел из палатки, а там каша из тел: и наши, и мутанты, но только один остался. Парень молодой совсем был. Его тварь какая-то, на кабана похожая, за ногу схватила и давай трясти. У чувака кровища хлещет, а он автомат из рук не выпускает, только отрабатывает, отрабатывает по это паскуде и орёт: „Ну давай, сука! Сам я отсюда не выйду, так хоть тебя заберу!“. Ну, тут-то мы и ломанулись. Бежали долго, очень долго. И срать нам уже было и на датчики, и на христианство, и на то, что до Гарнизона нам далеко».

— Погоди, как они до базы-то дошли?

— Дык, в зону действия вышки нашей добежали как-то, да «такси» вызвали. Ладно, Харь, не перебивай, — Левша помотал указательным пальцем перед лицом Санька и уже хотел продолжить, как тот его перебил.

— Постой, мы под вышку уже зашли же, верно?

— Ну, так-то да.

— Рацию дай, — Саня протянул руку Диме, чтобы взять рацию.

Харя попытался настроиться на общий канал, но слышны были только помехи.

— Может опять вышка поломалась? — с недоумением сообщил Саня.

— Чёрт его знает, предлагаю поспешить, — Дима ускорил шаг и взял винтовку в руки.

Глава 5

Ночь была близка, кроваво-красный закат виднелся где-то за высокими деревьями. По обе стороны от серой треснувшей, заасфальтированной с десяток лет назад, дороги был густой ядовито-зелёный лес. Изредка можно было услышать пение птиц, увидеть кролика, перебегающего дорогу и прячущегося за кустами. На обочине стоял знак «кирпич» с несколькими дырами от пуль. Летний вечерний ветерок обдувал героев, идущих по этой дороге.

Дима шёл и пытался связаться с Гарнизоном, Саня проверял патроны в магазине Диминого пистолета. Лес закончился, перед героями предстало голое поле. Ветер усилился, пробирал до костей даже сквозь тяжёлую экипировку.

— Дим, Дима! Это чё такое?! — Саня показывал пальцем в сторону Гарнизона.

— Я… хрен его знает, Сань, но, по-моему, что-то там горит, да горит ярко, — Дима не мог поверить в то, что его дом горит, в то, что его друзья и просто знакомые сейчас там, — думаешь, Патруль?

— Сплюнь! Побежали быстрее, там должны быть наши! — Саня обхватил рукоятку пистолета пальцами и крепко сжал перед тем, как побежать.

Бежать было тяжело: холодный ветер бил прямо в лицо, тяжёлый бронежилет сковывал движения, берцы сильно натирали ноги. До базы оставались считанные метры, парни всё время оглядывались, вслушивались. Дыхание было сбито у обоих, тушёнка гремела в рюкзаках, бинокль весело подпрыгивал в подсумке Сани.

— Ложись, придурок, вниз! — закричал Саня на подходах к Гарнизону.

Оба легли и начали наблюдать. С базы взлетал огромный Винтокрыл Патруля, прожекторы которого бегали по уничтоженной деревне и близко находящимся полям. Саня достал бинокль и начал наблюдать.

— Дим, у них на борту мужик какой-то на коленях стоит, хрен знает кто это, но… Твою мать, его скинули с Винтокрыла!

— Что предлагаешь? — Дима спросил его грубым, злым голосом. Брови его опустились, а глаза приняли не свойственное им очертание.

— Да по катакомбам, как ж ещё? Если сейчас вплотную пойдём, то всё, крышка.

— Логично…

— Давай, поползли.

Трава была сухой, а поле ровным, потому доползти до окопов не составило проблем.

— Дим, ток осторожнее, за «лепестками» смотри, а то не поползешь, а полетишь.

— Да помню я, помню. Сами же их и расставляли.

Винтокрыл улетел довольно далеко, парни доползли до небольшого куста шиповника и начали расчищать траву.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 289