электронная
108
печатная A5
394
18+
Последнее интервью

Бесплатный фрагмент - Последнее интервью

Снимите маску


4.5
Объем:
196 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-5323-3
электронная
от 108
печатная A5
от 394

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Мои ошибки — это маленькие шаги, на пути к большому счастью.

NV

1

Опять этот чертов сон заставил вспомнить дюжину эмоций и разлететься на куски! Натали сидела в своей кровати и с безразличием смотрела в стену, украшенную ее собственными картинами. Легкий утренний сквозняк таскал бледно-розовую штору из стороны в сторону, наполнив светлую спальню прохладной свежестью. Где-то там, за соснами, доносилось тихое пение маленьких птиц. На заднем дворе как всегда лаял проголодавшийся лабрадор. Натали грациозно сползла со своих покоев и злостно взглянула на часы: уставшие стрелки пробили ровно пять. Эти цифры она видела частенько, почти каждое утро. Глаза еще болели от бессонницы, а ноги не хотели слушаться, но вряд ли она сможет сегодня заснуть. Разбитая, но, по-прежнему, стройная и красивая, она медленно вышла на балкон. Воздух казался таким вкусным и загадочным. Солнце еще не успело осветить ее роскошный дом, но даже в таком тусклом и прохладном свете он бросался в глаза за сотни метров отсюда. Во дворе не было ни души, кованые лавки еще не успели просохнуть после вчерашнего ливня. Натали лениво потянулась и скинула на плечи свои вечно вьющиеся каштановые волосы. На мудром, но еще молодом лице показались редкие веснушки. Ее каре-зеленые глаза смотрели куда-то вдаль, за самый лес, что окружал дом почти со всех сторон. Прозрачный черный пеньюар окутал ее изящное свежее тело и придавал ей еще более привлекательный вид. Но в этом доме не было никого, кто смог бы оценить эту красоту. Здесь не было никого, кроме птиц, молодого лабрадора и густого хвойного леса.

Собравшись с мыслями и потерев глаза, Натали как всегда приняла холодный душ и спустилась в гостиную. Огромная комната с кучей книг и старым, но все еще рабочим пианино, казалась совсем светлой из-за панорамных окон. Здесь все было в ее стиле: темно-синие стены с яркими картинами, уютный мягкий диван, даже собственный мини-бар, забитый до отвала красным вином и мартини. Сегодня ей вовсе не хотелось видеть всего этого. Сегодня был другой день. Натали прошла гостиную и направилась прямо в кухню. Все столешницы были идеально вымыты, а на стеклянном столе стоял букет свежих белых роз. Видимо, Вера хорошо постаралась перед своим выходным. Знает же, как угодить, сучка. Натали открыла холодильник и среди кучи контейнеров нашла тот самый, что был уготовлен для пса. Из кухни она вышла на задний двор, где на гостевой веранде ее уже ждал преданный гладкошерстный друг. Пес прыгал на задних лапах и нетерпеливо лизал ее руки.


— Привет, пупсик, — еле слышно сказала Натали. — Ну что, ты совсем проголодался? — она наполнила собачью миску вареной говядиной и ушла прочь. Пес только повыл немного и принялся завтракать.


Настроение, мягко говоря, было паршивым. Натали пришлось с явной неохотой проглотить весь свой завтрак и запить это все свежим кислым соком. Она не была сторонницей здорового образа жизни, и все эти каши, и фрукты дико напрягали ее. Но со временем тело все-таки отблагодарило Натали за труды, да так, что в свои тридцать пять она выглядела на десять лет моложе. Спортзал, что находился в самом конце дома, стал почти лучшим другом для нее. Ни одно утро не обходилось без пробежки и хороших силовых нагрузок. Так ей хотелось жить, так она прогоняла все мысли, что не давали покоя уже столько лет!

После очередной тренировки Натали окунулась в холодный бассейн и уже выглядела довольно бодро и счастливо. Бессонница ушла прочь, а настроение было просто отличным. Часы пробили ровно восемь. Сегодня важный день. Нельзя опаздывать. Хотя, можно заставить их понервничать… Почему бы не разбавить им кровь, совсем немножко.

За массивными воротами послышался рев немецкого двигателя. Натали уже знала его наизусть. Ее агент приобрел для нее мечту автопрома еще несколько лет назад. BMWx6, дерзкая и идеально белая, как с картинки, въехала на парковку и приняла спокойный вид.


— Какого хрена, детка!? — Леня выходил из авто с явным видом богатого бизнесмена. Свежий и легкий костюм цвета моря шел ему больше, чем пунктуальность. Аккуратно зачесанные на затылок черные волосы блестели в утреннем свете, а синие глаза выражали крайнее недовольство. — Почему ты еще не собрана!?


Натали окинула его своим оценивающим взглядом и стиснула в дружеских объятьях.


— Поверить не могу, голубок, да ты просто воплощение женского желания! — с легкой издевкой сказала она и поправила торчащий из-под пиджака ворот рубашки.


— Не надо меня задабривать, детка. Почему ты еще в этой вульгарной ночнушке? — Леня старался выглядеть суровым, но столь точный комплимент не мог не задеть его тонкую душевную организацию.


— Потому что она мне идет. — Натали рассмеялась и ударила друга по плечу.


— Какая же ты не собранная! Ты помнишь, какой сегодня день? Мне опять придется краснеть из-за тебя! — Он шел рядом и бросал нравоучения. Конечно же, Леня знал, что его компаньонка не любит торопиться и ведет себя как ребенок, но опоздать в ТАКОЙ день… Его это крайне раздражало.


— Ойй, заткнись и помоги мне застегнуть это чертово платье! Кто вообще придумал этот крой! Чувствую, еще минут пятнадцать и у меня кишки вылезут наружу! — Натали стояла посреди своей просторной гардеробной и пыталась отыскать потайной замок шедевра, который для нее сшил еще месяц назад самый известный в России дизайнер. — Держу пари, он хотел меня придушить, с самой первой встречи! Ну что ты пялишься, помоги застегнуть!


Леня, наконец, оторвался от зеркала, что открывало ему вид во весь его достойный рост, и с легкостью застегнул ширинку. Теперь платье из чистого шелка цвета слоновой кости сидело просто идеально.


— Обезьянка, — восхищенно вскрикнул он, — да с такой талией ты просто обязана пойти в нем! Черт возьми, старушка, неужели эти слухи — правда, и ты действительно тоннами потребляешь эликсир молодости!? — Леня расхохотался так, что даже пес на заднем дворе мог услышать его вопли.


— Не неси чушь, голубок. — Натали рассмотрела себя в зеркало со всех сторон. — Единственная причина, по которой я еще худа и красива, это то, что я до сих пор не замужем, — она мило улыбнулась сама себе и принялась выбирать туфли. — Как думаешь, может эти? Или лучше сегодня довериться дедушке Лубутену?


— Нет, я думаю, тебе подойдут эти. — Леня поднес коробку с ярко-розовыми замшевыми туфлями. — Они отражают твою действительность. Ты такая же спонтанная и всегда все делаешь против правил! — на его лице появилась легкая издевка.


— Окей! Я надену их. — Натали выхватила у него коробку и со смехом выбежала в гостиную. Леня закатил глаза и ринулся следом.


— Стопэ, детка, я же пошутил!


Но было уже поздно. Натали стояла у бара в ярко-розовых туфлях и уже успела пригубить мартини со льдом.


— Будешь? — она протянула ему бокал. — Ну же, расслабься, нам предстоит долгая дорога.


— Вот именно! И я не собираюсь упиваться… — Леня взглянул на довольную улыбку Натали, — ладно, давай! Сумасшедшая женщина, ты меня точно погубишь! — он мягко опустился на диван и принял вид гордого орла. — Что ты сделаешь с волосами? Или так и пойдешь с этими кудрями девочки из деревни?


— Не волнуйся, голубок, — Натали запрыгнула на барную стойку и мягко приземлилась, — в самолете у тебя будет время сотворить на моей голове гнездо, — и она громко рассмеялась.


— Не гнездо, а французская ракушка! И, черт возьми, мы опаздываем на самолет! — он схватил ее за руку и уже спустя минуту, Натали, голубок и молодой лабрадор по кличке Лорд, выехали на дорогу в роскошном дерзком авто.


— Не понимаю, почему ты везде таскаешь за собой этого наглого пса!? Он мешает мне рулить! — Леня тщетно пытался увернуться от собачьих поцелуев. — Убери его, убери!


— Хаха, голубок, ты такой нежный, что я боюсь, не растаешь ли.


— Очень смешно! Уйди, прочь собака!


Лорд набычился и со звуком недовольства тихо устроился на заднем сидении. Леня всю дорогу молчал, лишь иногда посматривал на Натали с укоризной. Конечно, они приехали на десять минут раньше и даже успели раздать автографы. Эту сумасшедшую парочку узнавали на каждом шагу.


— Могла бы не останавливаться у той девочки и не тратить на нее кучу времени, чтобы тупо сделать фото! — причитал голубок, опускаясь в кресло бизнес-класса.


— Не нуди, люди любят нас. Мы должны отвечать им взаимностью. К тому же, дети всегда трогали мое сердце. Да, принесите мне апельсиновый сок, спасибо, — обратилась она к стюардессе.


— Так чего ты ждешь, детка? — Леня раздраженно листал свежий журнал. — Нарожай тройню и сиди, копайся с ними в дерьме!


— Ты тупица, — Натали тихо рассмеялась, — но я тебя люблю.


Большой самолет, словно свободная птица, поднялся в небо и направился прямо на Москву. Натали с грустью наблюдала за отдаляющейся землей. Она не любила покидать родной любимый Сочи. Здесь был ее дом, ее мечта, к которой она стремилась с самого детства. Бескрайние леса, окутанные зелеными полями, свободное и переливающееся в лучах жаркого солнца море, чистое лазурное небо… Как же она любила все это, так страстно и нежно. Как же она любила Россию! В такие моменты ей хотелось писать обо всем прекрасном, о мире, о людях и их проблемах, что казались ничтожными на фоне всей этой могущественной красоты. Каждая ее частица отражала благодарность и любовь, любовь к жизни и всему живому…

2

— Просыпайся, ну же, очнись! — Леня раздраженно тряс Натали по плечу. — Мы приземляемся, соня!


Натали медленно открыла глаза и взглянула в окно. Перед ней уже во всей красе расстилалась Москва, со своими величественными многоэтажками. В память вернулся очередной сон: она бежала по снегу совсем нагая и громко смеялась, вокруг не было никого, и Натали чувствовала себя совершенно свободной.


— Дай, я поправлю твою солому. — Голубок нежно заправил кудри в ракушку и выпустил тонкие локоны, что теперь спадали на нежное лицо. — Это тебе для шарма!


— Благодарю. Ты уже заказал мне кофе? — она приподнялась на кресле и принялась поправлять макияж. Глаза были еще сонными, но тени остались на месте.


— Разумеется, детка.


Спустя двадцать минут они уже спускались по трапу. Не успел самолет сесть, как на аэродром набежали журналисты с камерами и глупыми вопросами.


— Натали! — кричали они и спотыкались друг о друга. — Посмотрите в камеру, Натали, вы прекрасны!


Голубок раздраженно раздвигал взбесившуюся толпу. За столько лет он уже привык к подобным дебатам. Хотя, иногда, ему хотелось нанять профессиональную охрану.


— Отойди! Пошел прочь! — кричал он очередному журналисту. — Натали сейчас не может давать интервью. Вы все узнаете позже!


В аэропорту их встретил знакомый джип, в котором уже удобно расположился сонный лабрадор. Частые перелеты его мало радовали и Натали, пытаясь ободрить пса, нежно гладила его до самого отеля.


— Черт, они издеваются!? — провопил голубок, осматривая толпу журналистов у входа. — Я их сейчас…


— Спокойно, — еле слышно проговорила Натали. Дорога отняла у нее немало сил. — Они просто делают свою работу.


Охрана отеля поспела очень кстати. Очередной поклонник пытался сорвать с Натали любимый браслет, но был вовремя ликвидирован. До номера их проводила весьма приятная длинноногая особа. Ее огромный рот на маленьком лице смотрелся довольно нелепо, но мило.


— Пожалуйста, прошу, — пропела она. — Вот ваш люкс.


— Отлично! — отозвался голубок. — И где заказанные мной напитки!?


— Сейчас будут, — администратор явно занервничала.


— У вас что, не хватило мозгов сделать это раньше!? — не успокаивался тот. — Поторопитесь, давайте же, поживее!


Дамочка выбежала в коридор и поспешила на кухню. Через пять минут прохладные напитки и легкий обед уже стояли на роскошном столе, вырезанном из дуба.


— Мне нужно побыть одной, — вдруг, выпалила Натали. — Собраться с мыслями.


— Ага, ты хочешь, чтобы я оставил тебя. Чтобы ты опоздала или, чего хуже, сбежала!? — Леня был крайне озадачен, что даже чуть не пролил вишневый сок на свою идеально выглаженную рубашку.


— Все в порядке, ровно в шесть я буду сидеть в машине. — Натали постаралась быть убедительной и твердой, но это давалось ей с трудом.


— Окей, детка, но пожалуйста, не натвори глупостей, — он нежно обнял ее и провел руками по спине. — Черт возьми! Будь я натуралом, я бы отодрал тебя прямо на этом столе!


Они немного посмеялись, и спустя несколько минут Натали осталась в огромном номере совсем одна. Одна, среди этой холодной роскоши. Она осматривала стены, увешанные золотыми картинами, дорогой фарфор на столе, мягкие персидские ковры нежно трепетали ее стопы. Большая гостиная с кожаными диванами и роскошные спальни… Ее уже тошнило от всего этого. Но разве не к этому она шла столько лет? Разве не этого хотела? Нет. В груди пробила пронзающая ткани боль. Натали опустилась в кресло. В глазах все потемнело, но боль уже отступила. Нужно позвонить домой. Но что им сказать? Что все хорошо и она в Москве? Они и так об этом прекрасно знают. Натали достала сотовый и набрала любимый номер. Гудки продлились недолго.


— Але! — весело прозвучало в трубке.


— Привет, сопля. — Натали звонко рассмеялась. — Как ты там без меня? Не сбомжевался еще?


— Привет, систер. — Арсений тоже рассмеялся. — Нет еще, я сейчас в Санторини с женой и детьми. Куда ты пропала?


— Я в Москве, собираюсь дать интервью. Все в порядке, как там мои негодники? — Натали достала из сумки портмоне, в котором хранились фото двух мальчуганов. Ее любимые племянники напоминали ей маленького брата.


— Все хорошо, они учатся кататься на серфе! У младшего уже почти получается. — Сеня рассмеялся. — Что за интервью? Ты же не даешь интервью. Забыла?


— Ахах, когда я приеду, то надаю тебе поджопников! Хорошего отдыха, Марии привет! Люблю вас, скоро свидимся!


Натали с грустью положила телефон и направила взгляд на собаку. Лорд лежал покорно и тихо, словно чувствовал, что сейчас не время для веселья.

— Нельзя тебе здесь… — вслух прошептала она, — иди ко мне.


Счастливый пес резво запрыгнул на диван и улегся рядом с хозяйкой. В такие моменты он чувствовал ее любовь и доверие. Спустя несколько минут они оба уснули.

* * *

К реальности Натали вернула администратор отеля, что по наставлению голубка должна была разбудить ее ровно в четыре. Разумеется, она так и сделала. Натали глубоко вздохнула и велела подать ей блюдо из свежих овощей, а собаку выгулять и накормить вареной курицей. На балконе ей открылась вся суета и вечное движение столицы. Натали со страстью наблюдала за спешащими прохожими. Куда они вечно торопятся? Думают все успеть… Но ведь время торопится вместе с ними. Она стала разглядывать себя в зеркале и чем больше Натали смотрела на свое отражение, тем больше оно ее раздражало.

«Неужели я появлюсь перед всеми в этом платье? Это же не я, я — совсем другая!»

Когда второй обед был подан, она попросила большеротую даму заехать в ближайший магазин и приобрести для нее простой брючный костюм.


— Только прошу вас, выберите то, что не будет бросаться в глаза. — умоляла Натали. — И позаботьтесь о Лорде. Я хочу, чтобы его отвезли к моим родителям в Анапу, здесь ему не место.


— Хорошо. — торопливо отозвалась администратор и немедленно удалилась.


Спустя два часа Натали, теперь более похожая сама на себя, спустилась на крыльцо, где ее уже ждал волновавшийся голубок.


— Твою мать, детка! — взмолился он. — Что это? Что это за безобразие? О нет. Бедные, бедные мои яйца! Они сейчас задохнутся от этого срама!


Натали громко закатилась и села в машину.


— Что ты так разошелся? — заговорила она по дороге. — Это всего лишь костюм. Смотри, цвет почти как у платья. Вроде… слоновой кости.


— Я не хочу смотреть на это дерьмо. Где ты его взяла? На рынке? — Леня нервно протирал лоб от пота.


— Не знаю, но думаю, теперь я не похожа на богатую суку! — Натали не переставала смеяться.


— Зато ты похожа на дешевую девку, которую я бы и драть не стал!


— Хахаха, спокойно, пупсик, твой член любит формы помускулистее! — Она сказала это так громко, что водитель даже немного поперхнулся.


— Че пялишься, обезьяна!? — возмутился голубок. — Смотри на дорогу. — И да, чуть не забыл. Хоть ты меня и бесишь, но с днем рождения! Сколько тебе уже? Шестьдесят? — Леня достал из кармана пиджака маленькую бархатную коробку ярко-желтого цвета. — Я знаю, это банально, но думаю, что такой подарок тебя порадует.


Натали открыла роскошную дружелюбную коробку и увидела тоненькую цепочку с кулоном. На чистом белом золоте была ярко-выраженная надпись «NV — Натали Возняцкая».

— О, мой дорогой, спасибо. — она обняла своего недовольного друга. — Это лучший подарок за десять лет! Я надену его! Помоги мне снять ожерелье!


— Ну, уж нет! — голубок сложил руки. — Я не позволю тебе идти в этом дешевом костюме без бриллиантов!


— Тогда я надену его поверх, — недолго думая, она закинула цепочку на шею и ловко застегнула замок. — Теперь я в бриллиантах и в белом золоте! Тебе нравится?


Леня ничего не ответил, лишь грубо и в своем стиле закатил глаза.


— Приехали, — сонно пробормотал шафер.


Натали посмотрела в окно машины и попыталась разглядеть хоть маленький свободный кусочек серого асфальта. Возле входа в сми собралась целая толпа поклонников и журналистов. Все они громко кричали ее имя. В голове вдруг появилась пульсирующая боль и тут же исчезла. Нужно взять себя в руки. Она должна выйти и показать им всем, что не боится рассказать правду. Натали натянула почти искреннюю улыбку и вышла из авто. Восхищенная толпа тут же ринулась к ней, и посыпались миллионы вопросов.


— Натали, как вы относитесь к популярности?


— Спокойно.


— Натали, расскажите о своем дне рождения, где вы будете его отмечать!?


— Я не праздную дни рождения.


— Говорят, вы сделали пластическую операцию, правда ли это?


— Нет.


Где-то там, позади, нервно и грубо отбивался голубок. Он довольно отстал, и ему пришлось почти бежать, чтобы войти в эти «двери правды» вместе.


— Ты готова? — с нежностью, запыхавшись, спросил он.


— Абсолютно. — Натали старалась держаться ровно и не выдавать волнения.


Большой современный зал с ярко-красными стенами напоминал холл дешевого отеля. Мимо пробегали люди с микрофонами. Корреспонденты пытались протиснуться и задать очередной вопрос. Вся эта суета наводила состояние потерянности и нервозности. Натали улыбалась и махала руками в фотокамеры. Внутри все перевернулось. Она молчала столько лет и сейчас ей придется рассказать всю правду о себе. Сердце вырывалось из груди. Назад пути нет. Нужно взять себя в руки.

Добравшись до лифта Натали и голубок, наконец, остались в тишине и согласии. Они молчали до самого конца, пока не оказались на пятнадцатом этаже высотного «здания фактов».


— Не позволяй им добраться слишком глубоко, детка. Я люблю тебя. — Леня крепко сжал ее руку и удалился в зал, где ему было назначено просидеть в качестве зрителя не меньше полутора часов.


— Натали, это вы! — радостно проговорила молодая девица.


Натали обернулась и увидела перед собой пышногрудую смазливую журналистку. Большие голубые глаза смотрели на нее с восторгом. Ее узкие, ярко-розовые губы едва дрожали.


— Я буду брать у вас интервью! Меня зовут Вероника… Вероника Каменская, — она протянула свою длинную массивную руку. — Благодаря тому, что вы согласились на эту встречу, меня ждет потрясающий карьерный рост!


— Приятно слышать. — Натали с безразличием посмотрела на нее. — Где моя гримерка?


— По коридору, налево, — протараторила та. — Я жду вас через пятнадцать минут в студии. Вы прекрасно выглядите! — с этими словами она немедленно удалилась, цокая своими шпильками.

Натали вошла в маленькую комнату. Гримерный стол оказался пуст, но он бы ей и не понадобился. Еще по дороге сюда голубок замаскировал ее так, что, казалось, пройдет минута и вся эта пудра посыплется прямо на пол. На балконе стоял маленький обеденный столик и пара стульев. Натали сделала глубокий вдох, но тревога не покидала ее ни на минуту. В дверь громко постучали.


— Старушка! — довольный голубок вошел в гримерку. В руках у него были сигареты и бутылка хорошего мартини. — Не делай вид, что ты спокойна, я вижу тебя насквозь. Давай выпьем, пошли они к черту! Пусть ждут, мыши!


Натали залилась слезами и кинулась ему в объятья.


— Как хорошо, что ты пришел. Я сойду с ума! Давай выйдем на балкон!


— Не хнычь! — рявкнул Леня и повернул замок на два раза. — Я приведу тебя в порядок.


Они утроились за маленьким столиком, и распили по бокалу. Натали сделала легкий вдох никотина и телом овладела внезапная расслабленность. Здесь, в закрытой комнате, на пятнадцатом этаже, она чувствовала себя загнанной птицей. Все показалось таким мелким и незначительным, что сердце обливалось кровью.


— Все в норме? — спросил голубок и протянул ей хрустальную пепельницу. — Ты совсем расклеилась.


— Да, я чувствую себя полной дрянью. — Натали сдерживала слезы. — Я никогда не жаловалась, скрывала боль, но теперь я должна раскрыться. Мне страшно, мне очень страшно.


— Детка, — продолжил тот, посасывая сладкий напиток, — ты никому ничего не должна. Хочешь, мы уйдем отсюда, прямо сейчас? Можем полететь в Грецию к твоему брату. Хочешь, я пошлю их всех к хренам собачьим?


— Нет, я должна это сделать. — она отставила бокал и потянулась за второй сигаретой. — Я должна показать себя такой, какая я есть на самом деле. Я больше не хочу притворяться.

Леня задумчиво уставился вниз. Ветер успел попортить его идеальную укладку, но сейчас его это мало волновало.


— Знаешь, когда я впервые встретил тебя, я подумал…


— Какая же вредная сука мне попалась! — продолжила Натали и рассмеялась. Слезы, скатившиеся по щекам, уже не казались такими горькими.


— Да, но… — голубок повернулся к ней и с полным чувством уверенности проговорил, — Ты была прекрасна. Ты была настоящей и дерзкой. Ты была готова положить весь мир к своим чертовски сексуальным ногам! Так что вставай! Вставай, я сказал! Иди и порви их всех! Порви их своей правдой. Пусть они рыдают. Пусть они смеются. Дай им энергию! Ту, что таится в тебе уже несколько лет! Ты добилась умопомрачительного успеха! Ты богиня! Богиня войны! Выйди и надери им задницы!


Натали вытерла слезы.


— Как я выгляжу?


— Как богиня!


— Я люблю тебя, голубок. — Натали еще раз прижалась к нему. — Я готова. Они будут сосать эту конфету, пока она не покажется им горькой!

3

Вероника носилась по залу и проверяла, все ли на месте, все ли работает. Студия уже наполнилась сотней волнующихся зевак. Голубок вошел первым, тихо и гордо заняв свое место, он привлекал к себе любопытные взгляды. В гуле непрекращающихся шепотов появилась она — виновница этого жалкого сборища. Натали шагала к креслу ровно и равнодушно. На ее лице сияла белоснежная улыбка. Вероника взволнованно дрыгнулась и опустилась на свое место. Зал наполнился воплями и аплодисментами.


— Камеры готовы? — убедилась Вероника. — Поехали!


Натали закинула ногу на ногу и уверенно выпрямилась, как богиня, что не собиралась сдаваться.


— Итак, — начала Вероника, — сегодня в нашей студии самая обсуждаемая и знаменитая писательница нашего времени… Натали Возняцкая!


Зал вспыхнул аплодисментами и тут же успокоился.


— Приветствую всех. — Натали легко взмахнула своей тонкой рукой.


— Натали, добрый вечер. Для начала, мы всей своей съемочной группой хотим поздравить вас с днем рождения! — в голосе журналистки послышалась тревога. — Мы желаем вам ярких побед и высоких взлетов! И примите от нас этот скромный подарок.


Зазвучала музыка из цикла «хеппи бездей» и в студию выкатили большой цветочный торт с предательской надписью «35».


— Ох, это так неожиданно! — заиграла Натали. — Благодарю, благодарю вас всех!


Зал снова наполнился громкими возгласами и овациями, лишь скромно сидевший голубок раздраженно дергал ногой.


— Надеюсь, после нашей встречи, мы отметим столь важное событие в вашей жизни! — Вероника мерзко взвизгнула и приняла вид тупой овцы. — А теперь вернемся к интервью.


В студии тут же повисла волнующая тишина.


— Натали, — обратилась она, — тридцать пять! Красивая дата! Вам не кажется?


— Конечно, но в душе мне по-прежнему двадцать пять.


— Расскажите зрителям о своих днях рождения. Какой из них вам запомнился больше всего? — Вероника незаметно подсматривала в свой блокнот, боясь сбиться с темы.


Натали обратила взор к публике. Люди сидели тихо, боясь пошевелиться. Все они мало что знали о ней, несмотря на популярность. Единственное что их волновало раньше — ее гонорар и с кем она спит.


— В моей жизни было много ярких праздников, — начала Натали, — но самые запоминающиеся… их было два… — она попыталась вспомнить те дни и принялась к рассказу:


19 июня 2005 года. В ее маленькой комнате стоял лишь негабаритный диван и огромный шкаф. Утро было прохладным, но спать вовсе не хотелось. Маленькая Натали потянулась, скоро оделась и вышла в коридор, который вел в уборную. Общежитие, в котором она жила, делилось на две части. В каждой из них насчитывалось до десяти квартир, поэтому, зачастую, в уборную приходилось занимать очередь. Стены здесь были всегда окрашены в голубой цвет, прямо как в психушке. В длинном коридоре Натали постоянно встречала пьяные лица, которые издавали страшный рев. Люди ругались между собой и били друг друга кулаками. В тумане сигаретного дыма и резкого перегара, она пыталась не замечать своего ущербного состояния.

Родители только что начали налаживать свои дела. Все семейство, папа, мама, Натали и ее младший брат, совсем недавно перебрались в этот дом, что стоял на самом отшибе города. Радовало только то, что в их новой квартире было несколько комнат. Раньше им приходилось тесниться в десяти квадратах. У каждого из членов семьи были свои обязанности. Родители работали, а Натали держала квартиру в чистоте и следила за младшим. Времени на уроки оставалось мало, но их приходилось делать. Чаще нужно было жертвовать улицей. Но это не всегда огорчало, ведь подруг у Натали не было. Совсем наоборот, ее все ненавидели. Дети девяностых имели особое отличие — они были невероятно жестоки. Может, на них так повлияла ситуация в стране и бедность, а может они были так воспитаны. Натали в этом возрасте часто приходилось драться и давать отпор. Чуть ли не каждый день ее ожидали за школой с целью обидеть и унизить. Поразительно, как дети любили это занятие! Помимо собственного блага, Натали должна была смотреть за тем, чтобы никто не обидел ее брата, потому что учились они в одной школе. Однажды, ей пришлось драться с мальчиком, который без причины ударил малого по голове. Так что в тринадцать исполнившихся лет она уже точно знала, что жизнь не покажется ей сладкой.


В тот день малой тихо сидел в своей комнате и ковырял старый пластмассовый грузовик. Натали лишь изредка поглядывала за ним и старательно чистила картофель. Родители вот-вот должны были вернуться с работы, поэтому нужно было успеть приготовить ужин. Хотя, если честно, Натали никогда не умела вкусно готовить. Накрыв на стол, она стала дожидаться восьми вечера. За это время она успела искупать братца и прибрать все игрушки. Завтра планировался выходной, поэтому уроки можно было отложить на потом. За тонкой дверью послышался пьяный гул. Летом здесь было особенно шумно. Натали сгребла грязную посуду и направилась в общую кухню. Рядом с узкими подоконниками собралась целая толпа выпивающих. Один из них громко кричал и угрожал кому-то смертью. Натали пыталась не подавать виду, что боится. Вымыв всю посуду, она поспешила обратно, но не тут то было. Один нервный мужик из толпы начал над ней издеваться и тянуть корявые пальцы.


— Куда это ты пошла, маленькая? — выпалил он дерзким тоном. — Ты что, здесь живешь?


— Да! — смело сказала Натали и силой вытолкнула его с прохода. — Пошел прочь, алкаш!


— Ах ты, маленькая сука! — он уже был готов ее ударить, и взмах показался смелым, но его бутылочный друг вовремя успел схватить бледно-желтую руку.


Натали отвернулась и немного дрожа, вернулась в квартиру. Здесь в коридоре-кухне уже разувались родители.


— Мне показалось или там кто-то кричал? — мама с усталостью скинула с себя облезлые босоножки.


— Нет. — Натали принялась расставлять посуду. Жаловаться? Это не про нее.


— Брось ее. — прошептала мама, — у нас для тебя кое-что есть!


Натали вошла в гостиную-спальню и увидела перед собой большой торт в форме сердца. Он был украшен густым белковым кремом, а по краям виднелись розочки. Весил он не меньше четырех килограмм, да и стоил прилично.


— С Днем Рождения! — хором пропела семья.


Натали была несказанно счастлива и совсем забыла ту стычку у подоконника. Торт. Для нее. С ее именем. С ее цифрой — 13. Такой большой торт она видела впервые!


— Загадай желание, — сказала мама. — Только хорошо подумай.


Маленькая Натали закрыла глаза и перебрала кучу желаний. Одно из них было самое нужное ей, и она загадала. Свечи потухли. Семья пила чай, смеялась и с удовольствием поедала шедевр из соседней кондитерской. Этот день был самым лучшим из всех тридцати пяти лет…


Зал смотрел на Натали удивленными глазами. Вероника пыталась собраться с мыслями. Натали же чувствовала себя совершенно свободно. Никто еще не видел ее в таком свете.


— Что ж… — прервала молчание Вероника, — и что вы загадали?


Натали подарила ей легкую улыбку и обратилась к залу.


— Быть сильной и никогда не сдаваться.


Довольный и гордый голубок просиял. Он смотрел на Натали так, словно вновь увидел в ней ту наглую девчонку. Она говорила правду и ни разу не вздрогнула. Она была собой и это, безусловно, радовало его.


— Вы сказали два праздника… — прервала молчание растерявшаяся Вероника. — А каким был ваш второй день рождения?


Натали опустила глаза и вновь в память проникли события:

19 июня 2017 года. Настроение было ужасным. Вокруг все кричали и ругались. Люди били руками по стойке и бросали слюни в стекло.


— Где моя посылка!? — разъяренно вопил круглый, как сдобная булочка, мужчина. — Я заказал ее месяц назад! О, великая почта, вы не умеете работать!


Натали пыталась сосредоточиться и вбить всю необходимую информацию в программу для отправки писем. Очередь стояла до самого входа. Помощи не было, нужно было справляться самой.


— Успокойтесь и отследите ее по трек-коду, — пыталась она утихомирить взбунтовавшегося негодяя. — Не задерживайте очередь.


— Кукла! — взвизгнул толстяк. — Тебе надо на шесте болтаться, потому что мозгов на такую работу у тебя явно не хватает!


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 394