электронная
252
печатная A5
399
аудиокнига
252
16+
Посейдоника

Бесплатный фрагмент - Посейдоника

Объем:
266 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-1606-5
электронная
от 252
печатная A5
от 399
аудиокнига
от 252

Хочу выразить свою огромную благодарность

и признательность людям без которых эта книга не состоялась бы. Это моя любимая жена Наталья, чья вера в меня и поддержка служили постоянным источником вдохновения, и мой прекрасный друг Роман Пипия, активное участие которого внесло неоценимый вклад

в создание этой книги.

Глава 1

Космос.

Это бесконечное пространство всегда завораживало его, манило своей загадочностью. С самого детства Игорь знал, что будет пилотом, хотя для сына простого работника верфи это было почти невозможно — слишком дорого обходилось обучение в летной школе, чтобы отец мог себе это позволить. А о специальных имплантах даже и мечтать не стоило. Но он знал — тем самым детским знанием, не учитывающим условности, не имея понятия ни о финансах, ни о генных экспертизах, ни о психологических тестах, ни о жестком конкурсе, — просто знал, что будет пилотом. И самое забавное, что он стал им. Но вот теперь конец его недолгой и не слишком славной карьеры приближался к нему в виде четырех маленьких ромбов на голодисплее кокпита.

ИИ его транспортника не опознал корабли, а значит, они намеренно отключили транспондеры, что могло означать только одно: это по его душу, точнее — по его груз. Ну, радовало уже то, что они на гражданских кораблях — военные его борткомпьютер просто не заметил бы, и последним зрелищем в его жизни стала бы вспышка от взрыва собственного транспортника. А так шанс еще есть. Небольшой, но есть. До стации противокорабельной обороны примерно двадцать тысяч; если успеть дотянуть до границы действия ее систем обнаружения, то, может, рейдеры и не рискнут потрошить корабль на виду у военных. Нет, тем, кто на станции, конечно, на эти дела наплевать, но для порядка могут и патруль выслать, что местным любителям легкой наживы ничего хорошего не сулит…

Станция приближалась… Жаль, что медленно, но быстрее его корыто, гордо именуемое WSR-410 «Пони», двигаться просто не могло.

— Ну давай, не зря ж тебя сумрачный гений кораблестроения назвал именно «Пони», а не «Черепаха», — мысленно подстегнул он свой кораблик.

— Причины, по которой данной модели присвоено имя карликовой лошади, неизвестны и являются коммерческой тайной концерна Wassler. — Отстраненный голос искусственного интеллекта корабля даже немного напугал Игоря.

— Я это вслух сказал, что ли? — с некоторым удивлением произнес пилот.

— Абсолютно верное предположение. — Голос ИИ был невозмутим, но Игорь мог поклясться, что слышал иронию.

— Отставить болтовню, доложить статус.

— Есть отставить болтовню! Корабль повреждений не имеет, двигатель работает на девяносто семь процентов мощности, запас топлива — сорок четыре процента. Время подлета неопознанных кораблей — восемь минут, время вхождения в зону контроля станции ПКО — сорок две минуты.

— Снизить скорость до двадцати процентов, разворот, по окончании разворота переход в режим ручного управления.

— Есть снизить скорость. Подтверждаете отключение автопилота? — В голосе компьютера четко читалось недоверие.

— Подтверждаю. — Это Игорь говорил, уже усаживаясь в пилотажное кресло и запуская руки в управляющий контур. — Сомневаешься, железяка, а зря. Долететь однозначно не успеем, а вот поймать заряд в двигатель можем — тогда точно каюк.

Подставлять под удар незваных гостей корму явно было не лучшей идеей.

Игорю не ко времени вспомнился один из первых семинаров по теории пилотирования, где суровый полковник Сандерс, увешанный, словно новогодняя елка, орденами, начал именно с этого вопроса.

— Что является самой большой ошибкой любого пилота? — И, услышав рой радостных возгласов: «Забыть убрать шасси!», «Уйти в „волчка“!», «Отвлечься от приборов!», — полковник с явным удовольствием в голосе отвечал сам себе: — Нет, желторотики, самая большая ошибка — это подставить противнику свой зад. Все остальное поправимо, но если противник у вас в хвосте, то считайте себя покойниками. На двигателях нет брони, нет противолазерных сот, нет возможности создать аэрозольную завесу, чтобы ослабить мощность и рассеять смертоносные лучи лазерных орудий. Ничего нет. Это самая уязвимая точка любого корабля независимо от размера, от истребителя до линкора. Хорошая броня может выдержать немало попаданий твердотельной электромагнитной пушки, а значительно более мощные и дальнобойные лазерные орудия нейтрализуются специальным полимерным покрытием, которое, несмотря на невысокую прочность, имеет колоссальную способность поглощать энергию. Ну и на крайний случай на стационарных или очень медленно двигающихся объектах есть возможность поставить завесу из аэрозоля, рассеивающего луч и нивелирующего его разрушительное воздействие. Так вот! Все это вам не поможет, если противник стреляет вам в хвост. Так что никогда — запомните это, молодежь! — никогда не подставляйте свою задницу противнику, если хотите жить.

Эти слова врезались в память молодого пилота намертво. Шансов уйти практически не оставалось, и Игорь решил продать свою жизнь подороже. Вооружение на его «Пони» все же было — лазерная установка среднего радиуса действия; явно недостаточно для нормального боя, но все же лучше, чем ничего. Неизвестно, на чем догоняют его рейдеры, возможно, их корабли не так уж и зубасты… Впрочем, четверо на одного — это верная смерть даже при равной огневой мощи.

С другой стороны, нападающие, скорее всего, были отребьем, привыкшим к тому, что при их появлении торговцы и курьеры, не вступая в бой, отдают груз и отправляют восвояси. Страховка все покроет — зачем рисковать жизнью? Так что боевых навыков у этих ребят, скорее всего, негусто, а Игорь все-таки дипломированный… ну ладно, почти дипломированный боевой пилот, хоть и вынужденный волей злосчастной судьбы промышлять мелкой контрабандой. Да и страховки у него как раз не было. Совсем. В общем, вариантов не оставалось. Отдать груз — тоже верная смерть, только еще и мучительная. Что делают с такими неудачниками ребята Штыря, он был наслышан; нет, лучше уж честная смерть в бою, чем под пытками этих мордоворотов.

В нескольких сотнях километров левее вектора движения преследователей голодисплей отображал астероидное поле. Вот туда Игорь и направил свой кораблик. Дальнейшее он запомнил очень четко и не сомневался, что будет помнить всю оставшуюся жизнь.

Влетев в поле, он настроил поисковую систему корабля на обнаружение астероида максимального размера.

Незнакомые с космосом обыватели зачастую думают, что астероидное поле прямо-таки набито летающими каменюками и там невозможно маневрировать, не рискуя ежесекундно столкнуться с одной из них. На деле же объекты в таких полях располагаются на расстоянии нескольких километров друг от друга. В космическом масштабе это, конечно, очень близко, но для пилотирования небольших кораблей не составляет серьезной проблемы.

Лихо уйти от погони на манер героев мыльных опер из Старнета тут бы не вышло, и Игорь об этом, ясное дело, знал, как и любой, кто садился в кабину космического корабля. План заключался в другом. Обнаружив достаточно массивный астероид, примерно пару километров в диаметре, Игорь направил корабль прямо к нему, справедливо полагая, что рейдеры при погоне выстроятся в цепочку, где вперед вырвутся самые быстрые и дерзкие пилоты, а чуть более осмотрительные будут замыкать формацию. Этот прием не отличался новизной и использовался еще в Древнем Риме, в поединке Горациев против Куриациев: последний оставшийся в живых Гораций, видя, что трое его противников в разной степени ранены, обратился в бегство. Братья Куриации нагоняли его по одному, что дало римлянину возможность справиться с ними. Оставалось надеяться, что пираты не читали Тита Ливия, ну или расширенного курса тактики в каком-нибудь военном институте. Так, в общем-то, и вышло — не читали.

Сам бой Игорь запомнил плохо — видимо, семикратные перегрузки дали по мозгам, все-таки его транспортник не был боевым кораблем и потому компенсаторами перегрузок не оснащался. Да и кому придет в голову делать боевой разворот на этакой «корове»? Разве что тому, кому терять уже, в общем-то, нечего… Не готовые к такому раскладу преследователи заплатили высокую цену за свою ошибку. Развернувшийся на сто восемьдесят градусов через верхнюю полусферу транспортник, все еще продолжая двигаться в первоначальном направлении, первым же залпом разнес кабину одного из преследователей, не оснащенную противолазерными экранами. Второй, замешкавшийся в попытке уйти от обломков своего неудачливого товарища, подставил корму и, получив три залпа лазеров под основание двигателя, не смог выровнять курс, и его корабль ожидаемо разбился о первый же астероид. Оставшиеся рейдеры сразу сбросили скорость и, по данным системы наведения, включили всю свою немногочисленную защиту. Шаг был с их стороны логичный и в данной ситуации правильный. Именно на такие логичные, правильные и предсказуемые действия Игорь и рассчитывал.

Заложив еще один вираж и снова получив по башке «ватной кувалдой» (так пилоты называли ощущения при перегрузках), он, борясь с красной пеленой, застилающей глаза, направил свой корабль вдоль астероида, надеясь выиграть те двадцать пять секунд, что нужны были его орудию для полной перезарядки, а организму — чтобы прийти в себя. Это время пираты ему предоставили, как, впрочем, и еще один бесценный подарок — они разделились, видимо, желая облететь массивный астероид с двух сторон и взять его в клещи.

Свалить кого-то из них одним залпом у Игоря шансов не было, а пока он кромсает защиту первого, второй спокойно его подстрелит. Рейдеры действовали наверняка, логично и правильно. Возможно, это их и подвело.

Вряд ли раньше им встречались идиоты, решившие вместо честной дуэли в космосе тупо пойти на таран, воспользовавшись массивным грузовым отсеком WSR-410 как гигантским молотком. Игорь оказался именно таким. Третий бандит даже не успел катапультироваться, когда корпус безобидного с виду транспортника заслонил собой обзорную панель его корабля и превратил кабину в месиво из покореженного металла и пластика. Последний рейдер, увидев гибель уже третьего своего товарища, во что бы то ни стало решил прикончить наглого «торгаша», который посмел дать бой и, более того, уничтожил трех опытных пилотов у него на глазах. Сделав несколько неточных залпов лазерами издали, бандит начал сокращать дистанцию, стараясь выйти грузовику в заднюю полусферу, где находилась стопроцентно мертвая зона для его единственной турели.

Игорь прекрасно понимал план противника, но сам, к сожалению, сделать уже ничего не мог — после столкновения все мониторы отсвечивали красным: корпус был серьезно поврежден, двигатель тоже дышал на ладан, а обеспечение энергией шло теперь через резервный контур ввиду повреждения основного. Даже если его не взорвет рейдер, дотянуть своим ходом до станции он уже не сможет. Но бандит все-таки намеревался оставить последнее слово за собой и, выйдя в хвост, методично лупил из лазерной пушки, попадая в цель все чаще по мере сокращения дистанции. Судя по монитору, пират был уже в ста тридцати метрах позади. Следующие два залпа могли стать последними.

Шанс оставался только один — аварийный сброс груза вместе с отсеком, и Игорь решил им воспользоваться. Результатом он мог быть доволен: сам отсек и разлетевшиеся во все стороны контейнеры стали для преследователя непреодолимой преградой — уверившись в беспомощности грузовика, отвернуть в сторону он не успел. Вспышка взрыва озарила окрестности прощальным салютом, ознаменовав конец боя.

«Жаль, что эту запись никто не увидит», — подумал Игорь с досадой, глядя на экран повреждений.

Ему не требовалось уточнений борткомпьютера, чтобы понять, что через несколько минут его корабль превратится в весьма дорогостоящий двадцатиметровый гроб. После отключения системы жизнеобеспечения у него останется всего пара часов — на столько хватит воздуха в легком бортовом скафандре… Одним словом, оставалось расслабиться и наслаждаться видами космоса вокруг, ожидая неизбежного конца. До чего же обидно… Видел бы этот бой инструктор Молотов! Вечно недовольный и ворчащий одноглазый ветеран был знаменит тем, что никогда и никому не ставил «отлично» по технике пилотирования. Как бы курсанты ни старались, какие бы чудеса ни показывали, что бы ни выжимали из своих учебных «Немезид», старику все было мало. В лучшем случае «хорошо», а большинству приходилось довольствоваться сухим «приемлемо».

Эх, сейчас бы он наверняка сказал что-то вроде: «Неплохо для беременной макаки. Еще немного, и можно допускать вас до управления орбитальными лифтами». Но «хорошо» наверняка бы поставил. Игорь подумал об этом с легкой усмешкой.

— Радует хотя бы то, что в отличие от большинства я смог добиться своей мечты — стал боевым пилотом, хоть и ненадолго. — Игорь сказал это вслух, изучая открывающийся перед ним вид.

В суете пилотажных будней время насладиться красотой космоса выпадало редко. А вот теперь спешить было некуда, даже наоборот, каждая минута жизни казалась чудесным подарком мироздания. Жаль воздуха все меньше… Дышать становилось все тяжелее. Черт! Как же обидно. Прямо до слез. Ну нельзя же вот так просто взять и умереть. Он же почти выбрался… Почти. Какое мерзкое слово. Подленькое. Любимое оправдание неудачников. Сколько раз он зарекался его использовать, и вот снова оно лезло в голову, как паразит.

Игорь продолжал отрешенно пялиться в лобовое стекло, вглядываясь в бесконечный космос; дышать становилось заметно труднее, подступившие головокружение и сонливость однозначно свидетельствовали о начинающейся гипоксии… Игорь еще раз всмотрелся в окружающий пейзаж. Что-то в нем было неправильно. Медленно плывущие астероиды, отсветы туманности, красноватые переливы газовых облаков — все вроде так же, как и час назад… Ага! Вот что. Один из астероидов двигался. Нет, они, конечно, все двигались так или иначе, но их движение было настолько размеренным, что для его висящего в астероидном поле корабля все они казались стационарными объектами. Но вот один перемещался довольно резво и, кажется, в его направлении.

Сознание судорожно ухватилось за мелькнувшую надежду на спасение… Может, патруль? Жаль, что компьютер корабля не работает и возможности идентифицировать корабль нет. Да что там идентифицировать — он и связаться-то с ним не мог, оставалось уповать на то, что на чужом корабле заметили аварийный маяк.

«Неужели я все-таки выберусь из этой передряги? Тогда уж точно Гэвил не отделается простой неустойкой. Четыре рейдера! Это ж еще и от армейских бонус нормальный капнет!» Что и говорить, для человека, сидящего в груде мертвого железа на краю обитаемого сектора, эта мысль была довольно необычной.

Постепенно приближающийся объект действительно стал приобретать очертания корабля, и Игорь начал переживать, что спасатели не успеют прибыть до того, как в его скафандре закончится кислород. К такой иронии судьбы он был не готов и даже запаниковал. Нет, ну обидно же будет, победив четверых бандитов, задохнуться прямо на глазах спасательной команды! О такой мелочи, как то, что это могут быть вовсе не спасатели, Игорь уже и не думал. Жаждущий жить молодой организм не принимал других версий. И неважно, что армейским патрулям делать тут было решительно нечего, а дружки рейдеров уже давно прилетели бы, не став выжидать два часа после потери сигналов. Это обязаны быть спасатели! И никто больше! Он заслужил спасение! Поймав себя на мысли, что у него начинается истерика, Игорь попытался успокоиться, сделав пару глубоких вдохов.

Однако, взглянув через обзорный экран, Игорь понял, что настоящая паника начинается только сейчас. Это был чужой корабль. В смысле совсем чужой.

Готовясь к экзаменам на лицензию, он выучил все основные типы действующих кораблей как Федерации Солнечной Системы, так и Окраинных миров. Может, и существовали какие-то секретные военные модели, не обозначенные в каталогах, но это просто не могло быть творением человеческих рук. Ну не строят люди такие корабли. Никто. Даже чокнутые самураи с Альтаира и то придерживаются общих принципов. Да и как по-другому? Изобретать велосипед смысла не было.

За последние четыре тысячи лет после выхода человечества в космос и три — с момента изобретения гипердрайва корабли человеческой расы становились лучше, больше, удобней, дешевле, но принципы кораблестроения, заложенные еще великим Исудзи Блаттом, не менялись, подчиняясь требованиям не дизайна (кому он нужен в космосе?), а эргономики. Зачастую ввиду этого корабли выглядели весьма непрезентабельно, хотя в угловатых формах, безусловно, имелся свой шарм, а военные образцы можно было даже назвать красивыми, насколько бывает красив боксер или борец, хоть и уступающий в пропорциях культуристу, но тем не менее именно своей силой вызывающий восхищение.

Появившийся же корабль был совсем иным. Это было что-то неописуемое: плавные линии, переходы, даже некая вычурность форм… Игорь не мог понять, что именно он ему напоминает, возможно, какое-то морское животное из тех, что он наблюдал по визору в научном сегменте сети. Черт! Твою ж мать! Чужие! Пришельцы, зеленые человечки!

Столько тысяч лет о них говорили, но за всю продолжительную историю исследований космоса человечество никогда не сталкивалось с разумной расой. Да, на десятках планет существовала жизнь, причем эндемики весьма отличались от земных форм, но нигде и никогда не было обнаружено даже признаков разума. Официальная наука придерживалась той точки зрения, что у человечества нет шансов встретить разум в бесконечной Вселенной на отрезке времени существования текущей цивилизации, ведь жизнь существовала миллиарды лет, а цивилизация людей — всего около десяти тысяч, шесть из которых прошло в пределах одной планеты.

И тут вот оно — прямое опровержение всех этих теорий. Прилетело и заняло своим переливающимся бортом все пространство перед кабиной. Может, это вообще не корабль, а целое существо? Вон, как будто чешуя, а не борт… В этот момент в «чешуе» борта открылось отверстие, и в корабль Игоря ударил синеватый луч — судя по усилившемуся давлению, аналог гравитационного луча, которым паркуют корабли на обычных космических станциях. Покореженный транспортник поплыл по этому лучу, приближаясь к открытому отверстию в корабле чужих

Глава 2

Все-таки он отключился. Недостаток кислорода дал о себе знать, и Игорь сам не заметил, как провалился в тяжелый ватный туман. Открыв глаза, он обнаружил себя лежащим на кушетке в комнате странного вида с покатыми стенами в спокойных голубых тонах. Он с любопытством изучал фактуру стен, заодно прислушиваясь к своим ощущениям. Голова слегка шумела, но других негативных последствий недавнего приключения он не чувствовал. Зато, переведя взгляд немного в сторону, он увидел сидевшую у изголовья кровати девушку. Это была именно девушка, с короткой стрижкой и довольно симпатичная, хоть и излишне спортивная на его вкус.

Убедившись, что он ее заметил, девушка очень аккуратно, нарочито медленно подняла правую руку в приветственном жесте и улыбнулась. Получилось весьма мило. Игорь предположил, что пришельцы для первого контакта каким-то образом спроецировали этот образ или использовали специальный костюм… Для анализа катастрофически не хватало данных, и он решил, что раз уж инопланетяне его захватили… ну, или спасли, что, в общем-то, не меняло сути дела, то они сами расскажут, зачем тут эта девушка.

На пленницу она совсем не походила, скорее на медсестру. Ее плотно облегающий комбинезон был белого цвета, а на правой стороне красовался известный еще с древности знак в виде красного креста. Странностей было много, точнее, вроде бы и не странностей, а как раз наоборот, но земную девушку, пусть и в необычном комбинезоне, да еще и со знаком Красного Креста, Игорь точно не ожидал увидеть на борту инопланетного корабля.

— Кто вы? — Он постарался, чтобы в голосе не звучали нотки паники. Видимо, ему это не очень удалось, поскольку девушка, сделав успокаивающий жест двумя руками с открытыми ладонями, довольно быстро вышла из комнаты через открывшуюся прямо в стене овальную дверь. Сразу за ней поверхность стены сомкнулась, и Игорь оказался предоставлен самому себе.

Поскольку ничего другого не оставалось, он принялся изучать свою каюту. Она была округлой формы, примерно шесть на четыре метра, потолки покатые; в целом создавалось ощущение, что здесь специально избегали острых углов. Из мебели имелась только кушетка в виде цельного постамента, где, собственно, и лежал Игорь, и самый банальный табурет с четырьмя ножками, на котором сидела медсестра. Ни двери, куда она вышла, ни видимого источника освещения Игорь не обнаружил. Впрочем, дверь через несколько минут нашлась сама, и самым простым способом — она открылась, впуская в комнату делегацию из трех человек.

Первой была уже знакомая Игорю медсестра, следом — очень высокий и атлетичный мужчина в темно-синем комбинезоне с цепким, хотя и не злым взглядом. Третьим оказался тоже мужчина, но значительно старше своих спутников, уже полностью седой, но также спортивного телосложения. Анатомия гостей была хорошо видна под их плотно облегающими тело комбинезонами, очень напоминавшими костюмы пловцов. Но если в случае с медсестрой это было даже неплохо, то облик мужчин вызвал у Игоря неприятный укол зависти.

«Может, это вообще роботы, созданные пришельцами для контакта», — подумал Игорь про себя, решив тем не менее, если выберется из этой переделки, обязательно подналечь на тренажеры.

Тем временем пожилой пришелец направил на Игоря какую-то трубку размером с карандаш и через пару секунд кивнул молодому. Тот сразу расплылся в белозубой улыбке, которой позавидовали бы все звезды Старбука, и протянул Игорю руку в абсолютно человеческом жесте рукопожатия. Смущенный таким привычным для землян поведением пришельцев, Игорь не нашел ничего лучшего, как пожать протянутую ему руку. Рукопожатие мужчины оказалось крепким, но осторожным. Очевидно, он старался не прикладывать лишних усилий.

«Да, силища у него, похоже, неимоверная», — отметил про себя Игорь.

— Меня зовут Дарион, рад вас приветствовать на борту. — Голос пришельца оказался на удивление приятным баритоном. Говорил он со странным акцентом, излишне четко выговаривая слова. Но на общем языке.

— Приветствую вас, я — Игорь Романов, — также на автомате ответил Игорь. — А кто вы? И что это за корабль? Почему вы выглядите как люди?

Вопросы посыпались из него просто градом. Дарион спокойно выслушал взволнованного пилота и сказал, что ответы тот обязательно получит позже, а пока просит его пройти с ним для беседы в более подходящей обстановке.

Поскольку иных альтернатив не предлагалось, Игорь последовал за пришельцами. Коридоры корабля оказались такими же округлыми, как и каюта, — видимо, это было общим стилем конструкции. Плавность линий прослеживалась во всем; по правде говоря, он так и не обнаружил ни одного угла на протяжении всего пути. Стены поначалу показались Игорю мягкими, даже желеобразными, но впечатление оказалось обманчивым: когда он «случайно» коснулся одной из них, то ощутил под рукой металл. Видимо, дело было в спокойном освещении и странном, но приятном цвете покрытия — то ли бирюзовом, то ли небесно-голубом.

По пути им встретились несколько членов экипажа, тоже по виду люди, и все как на подбор рослые и крепкие, в таких же обтягивающих комбинезонах, как и у его спутников, но иной расцветки. Судя по их реакции, Дарион был тут какой-то шишкой: все встречные вытягивались и приветствовали его, прикладывая кулак к сердцу, на что тот отвечал лишь легким кивком. Пройдя по коридорам корабля около двухсот метров, они наконец прибыли в довольно обширный зал, где их уже явно ждали. Это был, видимо, зал совещаний или что-то в этом роде, потому как в центре стоял большой овальный стол, а вокруг него разместились около двух десятков кресел с сидящими в них людьми. Ситуация вдруг напомнила ему экзамен в академии, когда он вот так же стоял перед комиссией и пытался доказать свое право стать пилотом. Тогда ему это удалось.

«Но боюсь, что тут меня будут спрашивать не про устройство плазменного двигателя и основы навигации», — подумал Игорь, изучая сидевших в креслах людей.

Если это были голограммы или андроиды, то у пришельцев явно плохо с фантазией. Все «экзаменаторы» оказались, как один, молоды, атлетично сложены, все европеоидного типа — ни азиатов, ни негров; все в одинаковых облегающих комбинезонах, которые, правда, различались по цвету: светло-серые, черные, пара красных и ярко-синих. Внимательно присмотревшись, Игорь увидел среди присутствующих нескольких женщин, весьма, кстати, привлекательных, но, так же как и медсестра, очень спортивного телосложения.

Дарион вышел чуть вперед и, обращаясь ко всему залу, начал что-то быстро и четко говорить. Языка Игорь, естественно, не понимал, но по интонации и манере речи это было похоже на доклад или отчет о происшествии. Уж этого добра Игорь в академии наслушался на сто лет вперед. Закончив, Дарион уступил место своему седому спутнику, тот тоже выступил с короткой речью, но если у первого она была скорее речью военного, то седой говорил медленно, можно даже сказать, пространно, активно жестикулируя. Несколько раз Игорь явно услышал вопрос, обращенный к слушателям.

Последней говорила медсестра, она была немногословна, и в ее интонациях Игорь уловил, к своему удивлению, извиняющиеся нотки. Когда она закончила, в зале наступила полная тишина, которую нарушил сидевший по центру стола мужчина в синем комбинезоне. Он обратился к Игорю на общем языке, все с тем же странным акцентом и манерой излишне четко выговаривать слова.

— Приветствую вас на борту, Игорь Романов, я — Агрон Тарнелл, капитан этого корабля. Понимаю, что у вас масса вопросов; уверяю, вы получите интересующие вас ответы, но сейчас нам крайне необходимо, чтобы вы согласились сотрудничать с нами.

«Прямо как в плохом кино», — усмехнулся про себя Игорь, а вслух ответил:

— Рад знакомству, капитан, но, боюсь, у меня нет кода доступа к самой главной тайне человечества, и я не предам свою расу.

Медсестра не удержалась и прыснула со смеху, некоторые из сидевших за столом тоже заулыбались. Капитан и бровью не повел — то ли не оценил шутки, то ли выдержка у него была получше, чем у остальных.

— Я ценю ваш юмор, молодой человек, но вы, видимо, меня неправильно поняли. На ваше сотрудничество мы надеемся в сугубо академическом плане. Нам не очень интересно, что там происходит на Земле, и у нас довольно четкие указания не вступать в контакт, но раз вы оказались тут, то мы хотели бы добровольного сотрудничества, потому что у нас нет ни желания, ни возможности удерживать вас в качестве пленника…

— Ну да, конечно, вы меня спасли из гуманистических соображений, — не удержался и перебил собеседника Игорь.

Ответ его удивил.

— Именно так. Или, по-вашему, мы могли просто бросить человека умирать? — В голосе и взгляде капитана не было ни капли иронии, и Игорь понял, что этот суровый мужчина не врет. Для него, видимо, это и правда было немыслимо.

— Да кто вы такие? Как я могу на что-то согласиться, даже не зная, с кем имею дело?

Капитан встал с кресла и сделал широкий жест рукой. В воздухе перед Игорем появилась объемная голограмма весьма приличного качества. Она изображала некий корабль допотопной конструкции с огромными кольцами генераторов искусственной гравитации.

— Знаете, что это? — спросил капитан.

— Честно говоря, нет, — искренне ответил Игорь. — А должен?

— Это «Одиссей» — один из трех колонизационных кораблей, на которых наши предки покинули Землю три тысячи лет назад.

— Три тысячи?! Это до Большой войны? Не слышал, чтобы тогда летали дальше Центавра. Не могли ваши предки просто взять и улететь. Без базисных точек перехода они попали бы в лучшем случае в центр какой-нибудь звезды.

— И тем не менее им удалось. Это долгая история, и вам ее обязательно расскажут, но не я и не сейчас. Через два часа мы покинем ваш сектор пространства, и высадить вас будет проблематично. Поэтому сейчас вам придется поверить мне на слово: мы такие же люди, как и вы, и поскольку вы единственный представитель основной ветви, то, безусловно, нам хотелось бы провести ряд исследований с вашим участием.

— А эти исследования предполагают выживание испытуемого? Не хотел бы я подписываться на работу лабораторной крысы, — уточнил Игорь.

— Крысы? — вопросительно поднял бровь капитан. — Кто это?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 399
аудиокнига
от 252