электронная
97
печатная A5
351
16+
Понимание божественного промысла: очерки истории

Бесплатный фрагмент - Понимание божественного промысла: очерки истории

От древнейших текстов до Нового Завета

Объем:
222 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-4654-3
электронная
от 97
печатная A5
от 351
Купить по «цене читателя»

Введение

Как люди древности понимали устройство мироздания и свое место в мире? Как представляли себе, откуда они пришли и куда идут?

Но сначала нам нужно решить принципиальный вопрос: «А можно ли восстановить картину мира древнего человека?»

Изучение мировоззрений и картин мира — это не только чрезвычайно интересная, но и крайне сложная тема.

Часто человек и сам не может разобраться в своем мировоззрении. Ограничивается ли человек одним взглядом на мир или человек стремится объяснять разные стороны своей жизни исходя их совершенно различных взглядов, каждый их которых подходит только под соответствующие аспекты жизни?

А если учесть, что мировоззрение человека — это очень непостоянная величина и может неоднократно изменяться, то изучение мировоззрений кажется вообще невозможным.

Как понять, какие мировоззрения являются господствующими в том или ином обществе в ту или иную эпоху?

У нас нет возможности провести социологический опрос людей прошлых эпох. У нас нет возможности поговорить с ними. Для всех эпох, кроме современной, у нас нет массовых источников, из которых можно было бы понять, как воспринимали мир простые люди, абсолютное большинство.

Так значит, у нас нет надежды?

Думаю, надежда есть.

Если мы примем некоторые допущения, то, возможно, нам удастся восстановить древние картины мира.

Первое допущение: количество мировоззрений, количество картин мира не бесконечно. Их количество в жизни каждого человека и каждого общества в любой, конкретный момент времени достаточно немногочисленно. Вероятно, их можно сосчитать на пальцах рук, возможно, даже одной.

Второе допущение: наиболее распространенные и популярные картины мира отражены в письменных текстах. Часть этих текстов сохранилась до нашего времени. И это не только труды древних историков, подобных Геродоту или Фукидиду, но и эпосы, и жизнеописания, и пророчества, и наставления детям, и философские тексты, и даже некоторые правовые документы. Особенно интересны те тексты, по которым обучали детей и которые использовались в школе, как, например, гомеровские поэмы в Греции или «Энеида» Вергилия в Римской империи. Эти «учебники» отражают мировоззрение, которое родители считали наиболее адекватным для усвоения детьми, а следовательно, отражают ту картину мира, которая воспринималась как верная. По крайней мере, родители не возражали, чтобы их дети познавали мир по этим текстам. Изучение всего многообразия сохранившихся от древности мировоззренческих текстов позволяет вычленить значительное, но не бесконечное количество картин мира. Многие из этих мировоззрений понятны нам и сегодня. Некоторые даже воспринимаются как вполне современные.

И тут можно сделать третье допущение: картины мира, модели истории, распространенные в современном мире, базируются на уже знакомых нам текстах. В своей основе практически все мировоззрения имеют уже услышанные и прочитанные истории. Просто у разных людей и культур свой набор текстов и свои предпочтения.

Если Вы согласны с этими допущениями, то можно попробовать выявить древние картины мира и сравнить их между собой.

В этой книге мы будем говорить о древних моделях истории.

А что же мы понимаем под «моделью истории»?

Ответу на этот вопрос посвящена наша книга «Кто мы? Рассуждения о философии истории».

Любая история (от истории человечества или цивилизаций до истории отдельного человека или эпизода человеческой жизни) возможна только в том случае, если рассказчик (автор) знает ответ на вопрос «Кто мы, откуда пришли и куда идем?». Без ответа на этот вопрос никакая история невозможна. Самое поразительное, что человек способен рассказывать истории, только в том случае, если он уже имеет ответ на этот вопрос, хоть самый схематичный.

Традиционно считается, что всё как раз наоборот: сначала собираем факты, выстраиваем их в хронологическом порядке, систематизируем, выделяем причины и следствия и лишь затем отвечаем на главный вопрос. Но это иллюзия.

Только зная ответ на вопрос «Кто мы?», можно из всего множества фактов выбирать интересующие нас значимые факты и составлять из них связную историю. Но и набор фактов, и причинно-следственные связи между ними полностью определяются тем, как мы ответили на наш вопрос. И лишь только только меняется наш ответ, тут же принципиально меняется и набор фактов, и причины событий, и история, рассказываемая нами. (Это ярко видно на примере разбираемой ниже «Истории» Геродота).

Сердцевину любой истории составляет краткий ответ на вопрос «Кто мы, откуда пришли и куда идем?». Его можно сформулировать в нескольких предложениях. Этот краткий ответ мы и называем «моделью истории».

Любая история уже содержит в себе эту модель. Ни одну историю невозможно рассказать, если рассказчик не имеет этой уже готовой (пусть и схематичной) модели.

Эта мысль может показаться странной, но мы попробуем пояснить ее на различных текстах.

В своей книге мы обратимся к древнейшим текстам Египта и Месопотамии. Рассмотрим ряд ключевых текстов античности. Посмотрим на библейские книги — как Ветхого, так и Нового Заветов.

Но необходимо иметь в виду, что мировосприятие древних текстов порой существенно отличается от знакомой нам «современной научной картины мира» (хотя иногда поразительно совпадает с ней). Современная наука не рассматривает понятие «божественный промысл» принципиально. Однако большинство моделей, которые отражены в дошедших до нас текстах прошлых веков, объясняют прошлое, настоящее и будущее именно через промысл.

В этой книге мы будем подробно говорить о божественном промысле: попытаемся наметить в общих чертах историю самого понятия «промысл» и рассмотреть, как понимался промысл в древнейших из дошедших до нас текстов.

* * *

Эта книга представляет собой доработанный материал цикла семинаров, прошедших в Тихорецке в 2018—2019 гг. Именно работа над семинаром и позволила сформулировать и продумать основные идеи книги. Низкий поклон владыке Тихорецкому и Кореновскому Стефану, игумену Андрею (Морозу), а также тем, кто помогал мне в осмыслении вопросов историософии — Михаилу Озмитель, Екатерине Озмитель, Евгению Лютько, Елене Быковой, Татьяне Харис, Радику Махмутову, Юлии Бирюковой, Алексею и Анне Мастерковым, Алексею Воробьеву, Ирине Крейниной, Андрею Лаврентьеву, Елене Дятловой, Ольге Румянцевой, Татьяне Литвин, Екатерине Святицкой, Александру Геннадьевичу Кравецкому, Владимиру Михайловичу Кириллину, Виктору Петровичу Лега, Игорю Кошелеву, Артему Копылову, Алексею Островскому и всем участников групп в facebook по историософии, по чтению Августину, по логике и по осмыслению Промысла! Спасибо Алексею Игоревичу Любжину, на чьем семинаре удалось обсудить различия в мировоззрении гомеровских поэм.

Особая благодарность моей семье!

Без вас бы этой книги не было!

Часть I. Что такое промысл?

Сегодняшнее небогословское образование порождает в наших головах неразбериху из различных представлений, связанных с промыслом. Современные историки-атеисты исходя из своих убеждений дают неадекватное представление об истории развития провиденциального понимания мироздания. Давайте попытаемся навести порядок в наших представлениях.

Происхождение слова «промысл»

Начнем с самого слова «промысл» и выделения круга связанных с ним понятий. Рассмотрим происхождение и состав слова «промысл».

Русское слово «промысл» является калькой с древнегреческого слова πρόνοια (прóнойя), означающего заботу, попечение, промысл.

Древнегреческое слово состоит из двух частей:

приставки προ- прежде, ранее

и

корня νους — ум, разум, мысль.

Русское слово — это калька с древнегреческого:

Приставка «про» + мысль/смысл = промысл.

Похоже, «промысл» и «смысл» — практически синонимичные понятия.

Кстати, и слово «замысел» из того же ряда:

Замысел = за + мысль (заранее обдуманная мысль)

Смысл = с + мысль (соединенное с мыслью/замыслом)

Промысл = про + мысль (предварительно продуманный замысел)

В русском языке используется и слово «провидение».

«Провидение» — калька с латинского слова «providentia» — предвидение, предусмотрительность, заботливость, провидение.

Предлог pro — ранее, прежде

+ корень video — видеть.

То есть провидение — это то, что заранее увидено в разумном представлении и происходит в соответствии с этим предвидением.

Есть в русском языке и слово «промышление», являющееся вариантом слова «промысл» или «промысел».

Таким образом, в русском языке существуют три синонимичных понятия — «промысл»/«промысел», «промышление» и «провидение». Мы будем говорить о «промысле», имея в виду, что и «промысл», и «провидение» — это одно и то же, только одно слово заимствовано из древнегреческого языка, а второе — из латыни.

Кстати, в богословии используется и еще одно словосочетание, практически синонимичное библейскому Промыслу, — «домостроительство Божие». Но это понятие намного шире, чем изначальное понимание промысла.

Для понимания смысла слова «промысл» небесполезно посмотреть, что же в современном русском языке означает слово «промысел» в таких словосочетаниях как «охотный промысел», «рыбный промысел», «пушной промысел».

Понимание охоты или рыболовства как промысла означает восприятие этих занятий как заботу Бога о человеке, изначально заложенную и продуманную от сотворения мира. То есть Бог еще до создания человека и до грехопадения и изгнания из Эдема создал возможность для человека прокормить себя охотой и рыболовством. Охотничий или рыбный промысел — важная часть Промысла Божия о человеке.

А вот слово «промышленность», происходящее от слова «промысл», имеет уже отчасти противоположный смысл. Промышленность понимается как человеческое творение. И именно она теперь, а не Бог, обеспечивает человека всем необходимым для существования. То есть промышленность — это осуществление плана человека о производстве необходимых ему вещей.

«Промысел» — богословское слово, «промышленность» — слово атеистическое.

Итак, рассмотрение происхождения слова и анализ состава самого слова показывают, что «промысл», прежде всего, подразумевает разумное устройство мироздания, наличие первоначального замысла, в соответствии с которым создается и упорядочивается космос. «Промысл» означает замысел о мире, смысл, изначально присутствующий в истории. Промысл — это смысл истории мира и человека, происходящей в соответствии с изначальным замыслом.

Представления, неразрывно связанные с понятием «промысл»

Коренное значение слова «промысл» подразумевает несколько принципиальных моментов.

— Необходимость Творца нашего мира;

— Уверенность в том, что люди подобны богам (Богу), что божество (Бог) является отцом всех людей;

— Уверенность в наличии смысла истории.

Кроме того, понятие «промысл» противоположно таким понятиям, как «случайность» и «эволюция», если под эволюцией понимать самопроизвольное развитие от простого к сложному.

Рассмотрим это подробнее.

Промысл и Творец

Промысл неизбежно требует присутствия Творца — Того, Кто создает мир в соответствии со Своим замыслом, согласно Своему плану. Ведь не может быть замысла без Того, Кто этот замысел продумал и осуществляет. Промысл предполагает создание нашего мира разумным началом.

Но нам сразу возразят, что древние греки уже говорили о промысле, хотя не верили в Творца.

Это отчасти верно. Но, во-первых, говоря о воззрениях древних греков, нужно иметь в виду, что это была смесь из множества противоречивых концепций и мировоззрений. Можно сразу отметить очень различные мировоззрения двух величайших поэм Эллады «Илиады» и «Одиссеи», приписываемых одному автору — Гомеру. Уже и эти древнейшие поэмы дают два, во многом противоположных друг другу, понимания мира. Обсудим это подробнее.

Во-вторых, если обратиться непосредственно к древнегреческим текстам, то мы увидим картину, существенно отличающуюся от той, которая показана в учебниках и в современной литературе по истории религий.

Давайте посмотрим на один фрагмент текста Гесиода «О происхождении богов» («Теогония»). В нем говорится о самозарождении Хаоса и показывается эволюция богов от простых к сложным: от безОбразных (Хаос, Гея, Ночь, Эфир и т.д.) к совершенным (Зевс, Афина, Музы и т.д.). Но кто же направляет эту эволюцию, согласно Гесиоду? Кто ее изначально задумывает и воплощает в творении?

Напомним, что Гесиод собирал сказания и соединял их в единые поэтические тексты. Сказания, приводимые Гесиодом, часто не согласуются между собой, противоречат друг другу, но, к счастью для нас, Гесиод не пытался их согласовать друг с другом. Для него важно привести сказание в той форме, в которой он его услышал. В тексте Гесиода мы можем увидеть множество древних преданий, которые сам автор считал наиболее авторитетными и не пытался создать из них непротиворечивый рассказ.

В этом тексте среди множества безóбразных богов начала творения (Хаос, Гея, Ночь, Эфир, День, Уран (Небо), Понт (Море), Океан) уже изначально присутствует Эрос.

«И, между вечными всеми богами прекраснейший, — Эрос.

Сладкоистомный — у всех он богов и людей земнородных

Душу в груди покоряет и всех рассужденья лишает…»

Эрос сразу назван прекраснейшим между всеми богами. Он изначально властвует и над богами, и над людьми.

Эрос выпадает из эволюции: он не результат эволюционного становления богов, а изначально существующее совершенство, прекраснейший между богами.

Вероятно, здесь Гесиод соединил два сказания о начале времен. Первое — о самозарождении Хаоса и первоначальных богов, совершенно нетипичное для греческого мышления. Второе — не менее невместимое в греческое сознание — сказание о Творце-Эросе, изначально совершенном боге, задумавшем и сотворившем мир. Обе истории плохо соответствовали представлениям греков. Но поэт Гесиод бережно изложил оба предания, а дальше сосредоточился на столь понятном для греков развитии: от простого и неоформленного к сложному и совершенному.

Эта неопределенность происхождения мира в тексте Гесиода (а этот текст веками являлся одним из самых авторитетных мировоззренческих и богословских текстов для древних греков) породила необходимость размышления и философствования о происхождении мира. И наряду с представлениями о вечности мироздания в древнегреческой философии присутствует и представление об Эросе-Творце. Такое понимание Эроса как изначального бога защищал, например, Платон в своем диалоге «Пир». А Парменид считал Эроса первым богом, созданным некоей «рождающей силой», существовавшей ранее Эроса. Видимо, по мнению Парменида, мир сотворен именно этой «рождающей силой», выступающей в качестве Творца.

Авторы учебников по истории религии пытаются убедить нас, что античные греки не верили в Творца. Античные тексты показывают нам иное.

Эрос — это древнегреческое понимание Творца или древнегреческая подмена Творца. Бог любви (Эрос) творит мира. Это еще пока плотская любовь (эрос), а не духовная (агапе), но уже любовь.

Античные греки НЕ были лишены представления о творящем начале.

Итак, промысл и Творец неизбежно подразумевают друг друга.

Промысл и общность божества и человека

Если человек может понять этот замысел Творца или хоть в общих чертах приблизиться к его пониманию, то значит, человек обладает чем-то общим с Творцом. Человек близок к Богу. Бог является отцом человека, его Небесным Отцом.

Не даром Зевс часто называется в древнегреческих текстах «отцом людей и богов». Полное имя этого индоарийского божества — Дьяус-питар, то есть Зевс — отец. Так это имя вошло и в римский пантеон — Ю-питер (латинское «pater» — отец). Уже в самом имени этого бога присутствует «отец».

Мир создан и существует в соответствии с замыслом Творца или разумного начала. И человек способен понять этот разумный замысел только потому, что в отличие от всех остальных живых существ обладает богоподобием, разумом, логосом.

Если же человек не подобен Творцу и не может даже отдаленно понять замысел мироздания, то и всякое понимание промысла становится невозможным, а, следовательно, человек не может даже подозревать о промысле.

Промысл и уверенность в том, что верховное божество (или Бог) является отцом всех людей, в том, что человек подобен Творцу, подразумевают друг друга.

Промысл и смысл истории

Кроме того, промысл неизбежно предполагает, что раз наш мир является претворением замысла разумного начала, то этот замысел должен иметь и свою цель. Промысл неизбежно предполагает смысл истории. Более того, смысл может присутствовать в истории только в одном случае — если история разворачивается по предварительному плану, по изначальному замыслу, в соответствии с промыслом. Смысл истории и промысл — это практически одно и то же.

Но понимание цели промысла, цели истории сильно отличается у античных языческих авторов и в библейской традиции.

Для античных языческих авторов цель истории уже достигнута. В результате эволюционного развития богов уже появился совершеннейший Зевс. Зевс уже победил и богов-титанов, и богов-гигантов, и Пифона и утвердил свою совершенную и справедливую власть над всем миром… Император Август, создавший справедливое и благочестивое государство, покоряющее все народы, уже стал богом…

История как движение от старого к новому, практически, кончилась. Сегодня единственная цель промысла — поддержание воспроизводства этого мира. Мир уже достиг совершенства, и этот мир просто нужно постоянно воспроизводить. Новые посевы созреют и будут скошены, чтобы на их месте в следующем году сеять заново. Ночи будут сменять дни, а дни — ночи. Приливы сменятся отливами, а зимы сменятся летами. Праведные будут вознаграждены, а несправедливые наказаны. И так по кругу.

Для библейской традиции понимания Промысла всё намного сложнее. Этот мир испорчен человеком в самом его начале — испорчен грехопадением. И цель Промысла принципиально иная, не похожая на языческую. Цель в библейской традиции — не воспроизводство мира, а спасение человека. Цель истории — спасение человека и человеческого рода.

Но и языческий промысл, и библейский Промысл неразрывно связаны с целью истории.

Промысл и случайность

Промысл противоположен случайности. Либо мы признаем, что мироздание и все события в мире подчиняются (или преимущественно подчиняются) разумному плану, заложенному Творцом, либо мироздание возникло случайно и развивается благодаря цепи случайностей.

Случайность — центральный момент сегодняшней «научной» картины мира. Вселенная, согласно этой картине мира, возникла случайно. Жизнь возникла случайно. Человек возник случайно. Жизнь не имеет смысла.

Вот что пишет самый издаваемый сегодня историк Ной Харари в своем бестселлере «Sapiens. Краткая история человечества»: «Насколько мы можем судить, с сугубо научной точки зрения смысла в человеческой жизни маловато. Человечество возникло в результате случайного эволюционного отбора, не имевшего ни разумной причины, ни цели. Наши поступки отнюдь не часть божественного космического плана, и если завтра планета Земля взорвется, вселенная будет себе существовать дальше, ничего не заметив».

И окончательный его вывод — «Смысл в том, что, несмотря на все свои усилия и достижения, сапиенсы не могут вырваться за установленные биологией рамки».

Противоположность промыслительного взгляда на мир и концепции, объясняющей всё случайностью, отмечалась еще свт. Василием Великим (IV в.). Комментируя первый псалом, пытаясь понять, что означают слова «ходить на совет нечестивых», он пишет: «Ибо значит уже пойти «на совет нечестивых», ежели скажешь в сердце своем: «Есть ли Бог, всем управляющий? Есть ли Бог, на Небе распоряжающийся всем порознь? … Не самослучайно ли движется мир? И не случай ли неразумный без всякого порядка распределяет каждому жребий жизни?» — Если так помыслил ты, то пошел «на совет нечестивых».

Итак, промыслительное объяснение мироздания противоположно так называемой «современной научной картине мира», имеющей мало общего с подлинной наукой и объясняющей всё случайностью.

Промысл и убеждение, что всё самопроизвольно развивается от простого к сложному.

Промысл отрицает не только господство случайности, но и доведенную до логического конца идею самопроизвольного развития от простого к сложному. Эту идею о самопроизвольном развитии от простого к сложному условно можно назвать идеей эволюции, хотя нужно иметь в виду, что сегодняшние научные представления об эволюции гораздо сложнее.

Если мы считаем, что ВСЁ развивается самопроизвольно от простого к сложному, от неживой материи к живой, от неразумной — к разуму, то отрицаем существование совершенного Творца, ИЗНАЧАЛЬНО обладающего совершенным разумом, который и создал этот мир. Если же мы признаем промысл и считаем, что мир и человек сотворены Богом, то эволюцию можно допустить только в очень урезанном виде.

Тут может быть два варианта.

Первый: предполагается, что совершенный разум существовал до сотворения мира (а НЕ является конечной точкой развития мира), и этот разум (а точнее, Творец, обладающий этим разумом) создал мир, развивающийся от простого к сложному. Концепция эволюционного развития сегодня является абсолютно господствующей в современной «научной» картине мира. И компромиссная идея, предполагающая развитие от простого к сложному при изначальном существовании сверхсложного — Творца, является очень популярной. То есть в этом компромиссном варианте развитие от простого к сложному НЕ является САМОПРОИЗВОЛЬНЫМ, а направляется Творцом.

Второй вариант сочетания промысла и эволюции — представление о том, что мир в начале развивался достаточно хаотично и случайно от простого к сложному. Когда мироздание достигло высокого уровня развития, в результате эволюции появились совершенные боги. Именно они и создали разумный мировой порядок. Такой вариант представлен, например, Эсхилом (мы скоро рассмотрим его взгляды подробнее).

Но представление о Промысле, утверждающее, что в начале существовал разумный Творец, сводит на нет саму идею САМОПРОИЗВОЛЬНОГО развития от простого к сложному. Последовательный эволюционизм никогда не сможет принять ни совершенного Творца, создающего мир, ни идеи об ИЗНАЧАЛЬНОМ совершенстве, нарушенном катастрофой, катастрофой человеческого греха.

Как изучать представления о промысле?

Когда появилось представление о промысле?

Когда появилось мировоззрение, считающее что в мироздании нет изначального разумного замысла?

Как и почему изменялись эти убеждения?

Прежде чем ответить на этот вопрос и наметить историю понятия «промысл», нужно вспомнить, что всякая история зависит от модели истории. И та история, которую мы собираемся рассказать, определяется нашей моделью истории, той моделью, которую мы разделяем.

Сосуществование противоречащих друг другу моделей истории

В основе всякого осмысления истории лежит модель истории, то есть ответ (хотя бы самый приблизительный) на вопрос «Кто мы, откуда пришли и куда идем?». И этот ответ не является выводом из рассмотрения фактов, а напротив, сами факты отбираются в соответствии с ответом на этот вопрос.

И прежде чем пытаться осмыслить любую историю нужно обозначить ту модель, в рамках которой мы будем вести повествование.

Главная проблема здесь — сосуществование в наших представлениях множества противоречивых моделей. Мы привыкли делить мир на разные сферы и осмыслять их исходя из разных моделей. Экономику мы осмысляем по марксистской модели, историю мысли — по Огюсту Конту или Гегелю, политические отношения — по Макиавелли, развитие государств — по Канту, историю религии — по Фрезеру или по Элиаде, психологию — по Фрейду или Юнгу, историю жизни — по Докинзу, историю цивилизаций — по Тойнби или Даймонду… Вариантов осмысления разных сфер может быть очень много, но привычным для является деление реальности на множество сфер, для каждой из которых есть свое объяснение. Мы можем даже понимать, что эти объяснения разных сфер жизни противоречат друг другу, но все равно пользуемся этой схемой, считая ее оптимальной.

Исходя из этой схемы, глобальные процессы, например, объясняются законами эволюции и законами взаимодействия популяций и среды обитания; социальная история — законами экономики и принципами развития цивилизаций; международные отношения — законами движения мирового сообщества к союзу правовых государств; политика — столкновением интересов классов, сословий, политических элит; история религии — эволюцией от анимизма и политеизма к единобожию, а затем к атеизму; развитие знаний — восхождением от мифологии через метафизику к науке и т. д. Такое понимание истории является господствующим сегодня. Но подобный подход делает понимание истории невозможным.

Это «понимание» истории сводится к взаимодействию множества различных факторов, которые то усиливают, то ослабляют друг друга. И это взаимодействие факторов происходит совершенно случайно. Цели истории не существует. Всё подчинено случайности.

При таком «понимании» можно полагать, что мы «объяснили» прошлое, однако мы не можем адекватно представить ни настоящего, ни будущего. История лишается смысла.

А можно ли вообще понять промысл, пытаясь представить историю с точки зрения марксистской, позитивистской, пост-марксистской или пост-модернистской модели?

Уверен, что это тупиковый путь.

Давайте попробуем взглянуть на историю иначе.

Давайте попробуем выбросить из головы те схемы, которым нас учили в школе. Давайте попробуем выделить главное в истории и затем осмыслить историю через это главное.

А что же главное в истории?

Эволюция? Смена общественно-экономических формаций? Формирование союза правовых либеральных государств?…

Согласно библейской модели, главное — это взаимоотношение человека с Богом, взаимоотношение народов и человеческого рода с Богом.

Исходя из этого понимания главным двигателем истории является не экономика, не смена общественно-экономических формаций, не изменение государств и государственных союзов, не развитие наук и искусств, а отношение человека к Богу, то есть мировоззрения и картины мира, верования и формы поклонения. Главное в истории — это то, как человек понимает этот мир, какое место в этой картине мира уделяется Богу и человеку. Если мы сможем это понять, то сможем объяснить и причины событий, и их последствия.

Основные черты библейской модели истории

Коль мы пытаемся осмыслить историю исходя из библейской модели, то давайте вспомним ее ключевые моменты:

1. Мир и человек сотворены Богом.

2. Мир сотворен для человека. А следовательно, можно отбросить все теории о появлении в будущем другого биологического вида, который должен сменить Homo Sapiens.

3. Мир был сотворен совершенным. И тут все теории, рассматривающие развитие только как движение от простого к сложному, тоже должны быть отброшены.

4. Человек до грехопадения напрямую общался с Богом. Значит, все представления о первичности политеизма придется отбросить.

5. Человек отвернулся от Бога, что повлияло на все мироздание. А это значит, что воздействие человека на окружающий мир намного сильнее и радикальнее, чем воздействие природы на человека.

6. Бог хочет спасти человека и создает народ Божий, в котором Бог воплощается в человека. А это значит, что есть Сила, Которая главным образом воздействует на историю, но Которая не учитывается современными историками.

7. Христос искупает грех человека крестной смертью и Воскресает. Это значит, что Христос делит историю на две части — ДО Христа и ПОСЛЕ Христа. Это значит, что центральное событие истории — Воскресение Христово.

8. Христос основывает новый народ Божий — народ Божий Нового Завета. Это значит, что главным в истории является не история цивилизаций, империй или мир-систем, а история народа Божия, история народа Божия Нового Завета.

9. История кончится вторым пришествием Христа, воскресением мёртвых, Судом Христовым и жизнью будущего века, в котором взаимоотношения Бога и человека будут полностью восстановлены.

И если мы считаем себя христианами, давайте смотреть на древние тексты, ориентируясь на эту картину мира. Лишь с этой позиции можно приблизиться к пониманию Промысла Божия и к пониманию его отличия от языческого представления о промысле.

Часть II. Древнейшие тексты (III тыс.– XI в. до Р.Х.)

Давайте рассмотрим несколько древнейших текстов. Нас будут интересовать не все тексты, а только такие, по которым можно попытаться реконструировать мировоззрение автора, понять, хотя бы отчасти, его картину мира. К счастью, таких древних текстов не мало.

Согласно современным научным представлениям, древнейшие известные тексты были написаны в Древнем Египте и в Междуречье Тигра и Евфрата. Значительная их часть переведена на русский язык и доступна как в печатных изданиях, так и в интернете.

Эти древнейшие в истории человечества литературные памятники особенно интересны тем, что написаны они ДО появления первых библейских книг, ДО появления библейского откровения, ДО выхода евреев из Египта и формирования народа Божия, ДО пророка Моисея (то есть до XIII века до Р.Х.).

Часто возникают сложности с датировкой этих текстов. Мы будем руководствоваться общепринятой в научном мире датировкой, хотя нужно иметь в виду, что научная датировка текстов может «гулять» на несколько веков, особенно когда речь идет о древнейших памятникам письменности.

Тексты Древнего Египта

На русском языке доступны переводы нескольких чрезвычайно интересных египетских текстов, датируемых концом IV — серединой III тысячелетия до Р. Х. Часть их написана в знакомой и понятной нам форме. По крайней мере, мы надеемся, что понимаем эту форму и что переводчики верно донесли до нас смысл этих текстов. Это прежде всего жизнеописания героев, совершивших подвиги для фараона и награждённых гробницами с жизнеописаниями на стенах. Именно история героя — это одна из древнейших, дошедших до нас форм повествования. Не история народа, не история страны, не история богов, а история героя, история приближенного к фараону сановника, история награжденного фараоном чиновника.

Вторая понятная и знакомая нам форма — поучение от отца к сыну. До нас дошло несколько потрясающих текстов, приписываемых фараонам, дающим наставление своим сыновьям.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 97
печатная A5
от 351
Купить по «цене читателя»