электронная
120
печатная A5
380
18+
Чупакабра-5,6

Бесплатный фрагмент - Чупакабра-5,6

Ироничные детективы

Объем:
166 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-8634-3
электронная
от 120
печатная A5
от 380

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Покойник

Пятая история из жизни эксперта-криминалиста Аграфены Волиной

Первая серия

1

Ранним утром Кашин подходит к остановке и сразу опускается на лавочку. Прислоняется к стеклянной стенке и начинает дремать в ожидании своего автобуса. Заслышав шум двигающегося транспорта, он открывает один глаз, чтобы взглянуть на номер маршрута. Увидев нужный номер, медленно поднимается, подходит к бордюру и останавливается, дожидаясь пока длинный автобус, вывернет к остановке.

Громко скрипя тормозами, автобус останавливается и шумно открывает двери перед самым носом Кашина. Доведя до автоматизма ежедневную утреннюю посадку в общественный транспорт, Кашин загружается в автобус, который сразу трогается с места.

2

В автобусе едут двое парней, женщина, девушка и двое мужчин забулдыжного вида Колымагин и Опалев.

Кашин прикладывает проездной к валидатору, проходит в середину салона, усаживается у окна и закрывает глаза.

Опалев висит на поручне, а Колымагин оглядывается по сторонам. Двое парней, отвернувшись, разговаривают друг с другом. Женщина, положив голову на сумку, стоящую у неё на коленях, спит. Девушка, уткнувшись в электронную книгу, читает.

Колымагин присаживается на сиденье, расположенное за спиной у Кашина. Делая вид, что смотрит в окно, одной рукой лезет во внутренний карман пиджака.

Продолжая сидеть с закрытыми глазами, Кашин не замечает этого.

Колымагин вытаскивает кошелёк и документы. Засовывает добычу себе за пазуху и снова оглядывается. Пассажиры автобуса продолжают заниматься своими делами, не заметив произошедшего. Автобус останавливается на остановке. Колымагин поднимается с места и, схватив за грязный пиджак Опалева, тащит его наружу.

С выдохом закрываются двери. Автобус продолжает движение. Кашин дремлет, прислонив голову к окну, в котором мимо проплывают дома, только что проснувшегося города.

3

В постели лежат Волина и Клава. Клава обнимает маму.

— Ма, а как выходят замуж и женятся?

— Как тебе сказать? Находят свою половинку, потом встречаются и, если не могут жить друг без друга, — женятся.

— А когда находят свою половинку?

— Когда вырастают… — объясняет Волина, — ну, школу заканчивают…

— Нас после школы поставят в ряд и будут выбирать?

— Какой ряд?

— Мальчики с одной стороны, девочки — с другой, как на физкультуре. И будут выбирать. Мальчики девочек, а девочки мальчиков…

— Нет, Клава, это происходит не так… — говорит Волина.

— А как?

— У каждого это происходит по-разному.

— А у тебя, как это было? — Спрашивает дочка.

Волина задумывается, а потом отвечает:

— А у меня пока этого не было.

— Тебя ещё никто не выбрал?

— Нет.

— Но ты же у меня такая красавица, — расстраивается Катя.

— Не переживай, дочь, — успокаивает её Волина, — Мой принц ещё где-то бегает. Но он обязательно меня найдет.

Волина смотрит на часы.

— Всё! Пора подниматься, а то опоздаем в школу.

4

На остановке стоит одинокое такси. К нему подбегают Волина и Клава, быстро прыгают внутрь.

Дремавший таксист открывает глаза и смотрит на Волину. Вспоминает странную пассажирку, доброжелательно улыбается.

— В морг на Вавиловых?

Волина тоже узнает таксиста.

— Да, шеф. Но сначала отвезем дочь в школу.

Водитель заводит машину.

— Это мы мигом.

Волина подмигивает Клаве. Клава грустно улыбается, затем поворачивается к таксисту.

— Вам нравится моя мама?

— Конечно, — не придавая значения вопросу, отвечает таксист.

— Так женитесь на ней!

— Понимаешь девочка, — улыбается таксист, — для того, чтобы жениться — этого мало. Кроме того, чтобы нравиться друг другу, нужно, что-то большее.

— Любовь?

— Правильно.

5

В кабинете за столом сидят полковник Захаров и генерал Зырянов.

— Вашему отделу поручается доставить в Москву главного свидетеля по одному громкому коррупционному делу, — сообщает генерал Зырянов.

— Какому, товарищ генерал? — Спрашивает Захаров.

— Ты, наверняка, слышал, что недавно задержали несколько крупных чиновников из федерального дорожного агентства министерства транспорта?

— Слышал.

— Так вот, — объясняет генерал, — против них согласился дать показания финансовый директор дорожно-строительной компании «Млечный путь».

— Я слышал, что компания «Млечный путь» занимается строительством дорог в нашем Северо-Западном округе вот уже десять лет, — говорит полковник.

— Занималась до тех пор, пока не поймали на горячем его директора Самойлова, — рассказывает Зырянов, — Это он наладил систему откатов для работников министерства.

Захаров хмыкает:

— А бедные и несчастные работники министерства не смогли устоять против его предложения?

— Да. Ты прав, — подтверждает Зырянов, — Слабенькие оказались против больших денег.

— А он смелый человек, — произносит Захаров, — Этот финансовый директор.

— Не он, а она. Это женщина, — сообщает генерал, — Приходько Анна Степановна.

— Женщина? — Удивляется полковник, — Она понимает, что очень рискует, согласившись давать показания против этих монстров?

— Понимает.

— Тогда ей нужно ставить памятник, потому что её не оставят в покое даже после суда.

— Вот это и страшно, Серёжа.

Зырянов поднимается из-за стола и подходит к окну.

— Надеюсь, ты понимаешь, что посвященных в это дело, должно быть немного?

— Понимаю, товарищ генерал, — отвечает Захаров.

— Поручи это своим самым надежным людям, — просит генерал.

— А у меня их немного, товарищ генерал. Капитан Величко подойдет?

— Вполне.

— Выбор транспорта и способ доставки свидетеля определяем мы? — Спрашивает полковник.

— Да.

— Я сейчас побеседую с Величко, а через час перезвоню и доложу о принятом решении.

— Хорошо, полковник, я буду ждать, — говорит генерал Зырянов, прощается с Захаровым за руку и выходит из кабинета.

6

Руководитель строительной компания «Млечный путь» Самойлов и юрист-консультант компании Чередник сидят за журнальным столиком в углу кабинета.

В кабинет входит Березин, на подносе несёт две чашки кофе и сахарницу. Выставив их на стол, выходит из кабинета.

Дождавшись, когда уйдет помощник, Самойлов начинает разговор.

— Ты уверен в этом?

— Николай Ефимович, вы меня обижаете, — отворит Чередник, — Я столько лет работал в органах МВД, а потом адвокатом!

— Я понимаю, что за это время у тебя наработались хорошие связи.

— И эти связи мне сейчас помогают.

— Ты уверен в этом источнике? — Спрашивает Самойлов.

— Как в себе самом, — подтверждает Чередник, — Он зря говорить не станет.

— С его слов мой заместитель Аня Приходько собирается дать показания против меня в суде? — Делает вывод Самойлов.

— Да.

Самойлов качает головой:

— Это удар под дых.

Директор строительной компании отставляет пустую чашку.

— Что нужно делать?

— Улаживать, Николай Ефимович.

— Как?

— Платить большие деньги, — советует юрист.

— Она не возьмёт.

— Почему?

— Потому что дура, — нервничает Самойлов.

— Тогда нужно убирать, — делает вывод Чередник.

— Согласен. Так будет надёжнее.

— Но это тоже стоит денег, — предупреждает юрист.

— Я это понимаю. Займись этим.

— Уже занялся.

7

В морге дядя Коля и Волина. Волина готовиться к вскрытию очередного труппа. Дядя Коля помогает ей: выставляет на стол инструменты, раскладывает их.

— Одно время в морге по ночам работал один студент, — рассказывает дядя Коля, — Приколист был отменный. И выпало ему дежурить, аккурат в новогоднюю ночь. Сколько ни приглашал девушек составить ему компанию, все оказывались. И тогда он решил устроить для себя новогодний праздник по полной программе. Накрыл стол в прозекторской, а граждан, которые лежали в «морозиловке», нарядил в древнегреческих патрициев: простынями обмотал и вокруг стола всех усадил. В общем, встретил он Новый год в такой честной компании, выпил хорошо спирту, который припас к этому знаменательному событию, музыку включил и решил пригласить даму на танец. А в морге была только одна дамочка, да и та преклонного возраста. И всё бы ничего, но на эту оргию вдруг заглянула сторожиха. С ней, конечно, удар случился, когда она увидела, что студент с покойницей вытворяет. После этого случая его, конечно, выгнали с работы, но потом восстановили. Но это уже другая история.

— Дядя Коля, надеюсь, студентом были не вы? — Улыбается Волина.

— Нет, Александра Леонидовна, не я, но знаю его лично, — говорит старый санитар, — Он уже докторскую диссертацию защитил по анатомии и в больших начальниках ходит. Когда встречаемся, я всегда ему вальс-бостон напеваю, под который он в новогоднюю ночь танцевал.

8

Кречетова выходит из кабинета. Кашин и Величко поднимаются с мест.

— Доброе утро.

— Доброе утро, начальница, — здоровается Кашин.

— Не правильно отвечаете, Виктор Петрович, — делает замечание начальница, — Сколько раз вас нужно учить? Вот капитан Величко знает, как отвечать. Его полковник Захаров точно выучил.

Кречетова и Кашин поворачиваются к Величко. Тот улыбается.

— Нужно говорить: «Доброе утро, любимая начальница»?

— Подхалим! — Смеется Кречетова, — Я не это имела в виду. Нужно говорить, самая красивая женщина на свете.

— Это вне сомнения, Ольга Петровна, — Исправляется Величко, — Это даже не обсуждается.

— Ладно.

Кречетова машет рукой и обращается к Кашину.

— Виктор Петрович, вам срочно нужно выехать на вызов.

— А больше некому? — Интересуется тот.

— Некому.

Кашин бурчит:

— С утра пораньше, Ольга Петровна? Даже чай не успел попить.

— «Наша служба и опасна, и трудна…» — тихо поет Величко.

— В Центральном районе во дворе дома 15 на Шпалерной, — рассказывает Кречетова, — на мусорке найден труп неизвестного.

— На мусорке? — переспрашивает Кашин.

— На мусорке, — повторяет начальница.

— На голодный желудок?

— Это же лучше, чем не сытый, Виктор Петрович, — успокаивает его Величко.

Кашин обрывает капитана:

— Я бы на твоем месте помолчал.

— Виктор Петрович, через час жду вашего отчета, — приказывает Кречетова.

— Если бы труп нашли в музее, вы бы туда Волину послали, — ноет Кашин, — А как на мусорке — так сразу Кашина. Где справедливость?

— «Часто слышим мы упрёки от родных,

что работаем на мусорках одних…» — поет себе под нос Величко, но так, чтобы слышал Кашин.

— Паяц! — Бросает ему эксперт.

Кречетова смеётся и идет в свой кабинет. Кашин собирает вещи, а Величко возвращается к столу.

9

Чередник прогуливается по аллее парка, держа в руке свернутую газету. Мимо него пробегает молодая женщина в спортивном костюме и случайно цепляет его. Он роняет газету.

— Извините, — говорит она и наклоняется, чтобы поднять газету.

— Ничего страшного, — успокаивает спортсменку юрист, — Я её уже прочел.

Чередник разворачивается и идёт прочь. Газета остается в руках женщины. Она бежит дальше по дорожке.

Оглянувшись по сторонам, останавливается у скамейки и разворачивает газету. В газете находится конверт. Она прячет его в карман, газету бросает в урну и продолжает бег по аллее.

10

У мусорки стоят следователь Куприянов, участковый Трубников и дворничиха Сидорова. Дворничиха рыдает навзрыд.

— Сидорова, успокойся! — Говорит ей Трубников, — Он мертвый, его не надо бояться.

— Тебе легко говорить, — ноет Сидорова, — а я его руками трогала.

— Он же тебе ничего не сделал.

Куприянов кривиться:

— Как малое дитя, в самом деле. Сидорова, возьмите себя в руки и прекратите истерику.

— Вот если бы вы его первый увидели, — не унимается она, — я бы посмотрела на вас.

К ним подходит Кашин.

— Добрый день.

— Привет Кашин! — Отвечает следователь.

— А это свидетельница Сидорова, — представляет Сидорову участковый, — Она первая обнаружила труп.

— О, Господи! — Всхлипывает она, — Страх какой!

— Уведите её куда подальше, — просит эксперт, — чтобы вопли её не мешали работать.

Трубников вопросительно смотрит на Куприянова. Тот машет рукой.

— Веди, участковый. Все равно от неё толку сейчас нет.

Трубников подхватывает Сидорову под руку и ведёт со двора.

— Это теперь как же я буду в ящики мусор высыпать? — продолжает ныть дворничиха, — Мне же он теперь везде мерещиться будет.

Кашин и Куприянов подходят к мусорному баку.

В баке лежит мёртвый Колымагин с воткнутым в грудь по рукоять ножом. Кашин надевает перчатки и брезгливо проверяет пульс у убитого. Потом вынимает нож и прячет его в целлофановый пакет. Пакет закрывает и кладёт в портфель. Снимает перчатки и бросает их на Колымагина.

— Ну, здесь всё понятно.

— Когда его убили? — Спрашивает следователь.

— Сегодня, — отвечает Кашин, — Точнее скажу, когда сделаю вскрытие.

— Это будет долго? — Интересуется Куприянов.

— Ну, как тебе сказать…

— А быстрее нельзя? — говорит следователь, — Посмотри на него сам. Бомж. Кто его искать будет?

Кашин с интересом смотрит не Куприянова, стараясь понять, куда тот клонит. А следователь предлагает:

— Напишем, что умер своей смертью. Быстро дело закроем и разбежимся?

— Я хоть сейчас готов подписать протокол, — соглашается эксперт.

— Идет.

Они пожимают друг другу руки.

— Я подготовлю документы и через час буду у тебя в отделе, — обещает Куприянов.

— Там всё и порешаем.

11

Приходько входит в подъезд и поднимается вверх по лестнице.

На площадке между третьим и четвёртым этажом её ждет женщина в спортивной форме и большой сумкой через плечо.

Поднявшись на третий этаж, Приходько принимается открывать дверь в квартиру.

Женщина вынимает из сумки пистолет с глушителем и выходит на позицию. Прицеливается и собирается стрелять, но в это время открывается дверь в соседнюю квартиру и перекрывает Приходько.

Из соседней квартиры выходит мужчина с собакой и видит вооруженную женщину.

— Ату! — дает он команду собаке. Та бросается на киллера. Женщина стреляет в собаку.

За это время Приходько успевает забежать в свою квартиру и закрыться на замок.

Ранив собаку, женщина, целясь пистолетом в мужчину, спускается вниз и покидает дом.

12

Приходько трясет от страха. Взволнованная, она набирает номер на мобильном телефоне. Ей отвечает Захаров.

— Полковник Захаров слушает?

— Меня зовут Приходько Анна Степановна, — быстро говорит она, — Мне ваш номер телефона дал следователь прокуратуры. Почему до сих пор нет охраны?

— Вы, наверное, неправильно поняли, Анна Степановна, — объясняет Захаров, — Я должен вас доставить в Москву, а не охранять.

— Мне все равно, товарищ полковник, что вам поручено, — произносит Приходько, — Но до Москвы мне ещё дожить нужно.

— Что случилось? — Интересуется полковник, почувствовав волнение в голосе свидетельницы.

— На меня только что было совершено нападение, — рассказывает Приходько, — Если бы не сосед, меня бы уже не было в живых.

— Вы уверены в этом?

— Вы смеетесь? Приедете и сами посмотрите.

— Только не волнуйтесь, Анна Степановна, — успокаивает её Захаров, — Я сейчас лично вас заберу из дома.

— Поторопитесь, — просит она, — Я очень боюсь.

13

Кашин сидит за столом, сочиняя протокол патологоанатомического исследования трупа. Величко ждет протокол, который составляет Кашин.

В отдел заходит следователь Куприянов.

— Здорово, честной компании!

— Привет, коли не шутишь, — отвечает Величко.

— Уже здоровались, — произносит Кашин.

— Я не опоздал? — Интересуется Куприянов.

— Смотря к чему? — Говорит Величко, — Если на раздачу орденов и медалей, то ты за нами. Если для получения выговора или чего более, то ты первый.

— Спасибо, добрый ты наш, — благодарит следователь.

— Пожалуйста.

Куприянов подходит к Кашину и выкладывает перед ним на столе документы.

— Вот, Виктор Петрович, принёс, как мы договаривались.

— Я тоже не сидел, сложа руки, — сообщает эксперт, — Все подготовил. Вот протокол обследования, а вот вскрытия…

— Опять влетишь, Кашин, — предупреждает Величко.

— Не каркай! — Обрывает его тот.

Куприянов, видя, что уголовное дело может затянуться, вступается за Кашина:

— Да его никто не кинется, капитан, бомжа этого. Если бы ты его увидел, Игорь, то сам согласился быстренько прикрыть это вонючее дело.

Величко машет рукой:

— Ай, делайте, что хотите! Меня это не касается.

Кашин берет ручку и обращается к следователю:

— Мне нужно внести его данные в документы. Ты выяснил, как его фамилия?

— А что её выяснять, — отвечает Куприянов, — При нём документы были. Пиши.

Кашин пододвигает к себе протокол, и готовиться писать.

— Фамилия у него: Кашин, — сообщает следователь.

— Ничего себе! — Свистит Величко, — Это случайно не твой родственник, Виктор Петрович?

— В гробу я видел таких родственников! — Бурчит эксперт, — Что, мало Кашиных в Петербурге? Однофамилец это. Понятно.

— Понятно, — кивает капитан.

Кашин записывает, потом поднимает голову на Куприянова.

— А имя и отчество?

— Виктор Петрович, — говорит Куприянов.

— О! Полный тезка, значит, — Снова отзывается Величко, — Ты бы паспорт у него проверили, Виктор Петрович? Может, действительно, родную душу встретил? А то всё один, неприкаянный ходишь.

— Уже не встречу, — произносит Кашин, — Покойник он.

— Жаль, — вздыхает капитан, — Но это хороший знак.

— С чего ты взял?

— Может быть, эта смерть тебе предназначалась, — объясняет Величко, сдерживая смех, — а он её забрал.

— Не говори ерунды. Я по помойкам не шляюсь.

— Ещё не вечер.

— Игорь, наши пути идут параллельно, — сообщает Кашин, — Они никогда не пересекутся ни на этом, ни на том свете.

— Эйнштейн в своей теории относительности утверждал обратное, — возражает капитан.

Кашин машет рукой и продолжает заполнять документы.

14

Захаров выходит из подъезда и, остановившись на крыльце, осматривает территорию. Затем возвращается и выходит уже с Приходько.

Они быстро преодолевают расстояние от крыльца к машине. Захаров, прикрывая её от возможной пули, усаживает в машину и захлопывает дверь. Сам садится на место водителя.

За их действиями из-за угла наблюдает женщина-киллер, сидя на мотоцикле. Она уже не в спортивном костюме. На ней надет облегающий костюм из черной кожи. На голове шлем с темным стеклом.

Когда машина Захарова трогается с места, она заводит мотоцикл и движется следом.

15

Из кабинета выходит Кречетова, направляясь к выходу. Кашин преграждает ей дорогу.

— Ольга Петровна, разрешите доложить о быстром выполнении вашего задания.

— Какого задания? — Не понимает Кречетова.

— О трупе на мусорке.

— Спасибо, — благодарит она, — Надеюсь, что прокуратура не будет его возвращать нам на доследование.

— Ну, что вы, Ольга Петровна, — говорит Кашин, — Там и без нас всё ясно, как Божий день.

— Если не считать, что труп сам себя зарезал ножом, — вставляет Величко.

Кашин удивленно вскидывает брови.

— А ты откуда знаешь про нож?

— Из анекдота, — объясняет капитан, — Труп упал на нож одиннадцать раз.

— Мой не падал, — произносит эксперт, — Согласно судебно-медицинской экспертизе, мой умер собственной смертью.

— А причем здесь нож? — Не унимается Величко.

— Какой нож? — Нервничает Кашин, — Что ты меня путаешь? Никакого ножа не было.

— Хочу обрадовать вас, Виктор Петрович, — останавливает их перепалку Кречетова, — что я подала в финансовый отдел рапорт на выплату премиальных по итогам работы за месяц.

— Спасибо, Ольга Петровна. Я себе новую приставку к компьютеру куплю.

— Ну, вы здесь радуйтесь этой новости, — говорит она, — а я на обед пошла.

Кречетова уходит.

16

Приходько в машине становиться плохо. Её начинает бить озноб.

— С вами все в порядке, Анна Степановна? — Обращает на неё внимание Захаров.

— Да что-то нехорошо мне.

— Может остановиться? — Предлагает он.

— Нет, нет, товарищ полковник, — отказывается она, — Везите меня в безопасное место.

Далее они едут молча. Захаров то и дело бросает тревожные взгляды на Приходько.

— Давайте-ка, я вас отвезу к врачу. У нас есть замечательный врач, который вам поможет.

— Уговорили, товарищ полковник, — соглашается Приходько, — Везите к вашему замечательному врачу, но сначала я хочу что-нибудь попить.

— Это мы быстро для вас организуем, Анна Степановна.

Захаров перестраивает машину со второго ряда в первый и тормозит на автобусной остановке, на которой находится ларёк со всякой всячиной.

17

Захаров выскакивает из машины и бежит к ларьку.

В это время к машине на мотоцикле подъезжает женщина-киллер, останавливается и вынимает обрез.

Захаров замечает это и выхватывает пистолет.

— Ложись! — Кричит он.

Приходько распахивает дверь и выпадает из машины на асфальт. Киллер стреляет, но поздно.

Захаров открывает стрельбу в ответ. Второй выстрел женщина-киллер делает в Захарова, но он тоже успевает упасть на землю.

Киллер запихивает обрез за пояс и, дав газ, срывается с места. Мотоцикл становится на одно колесо и мчится по дороге до тех пор, пока не скрывается из вида.

Захаров подходит к Приходько. Она лежит без движения. Он поднимает её и усаживает на переднее сидение машины. Она никак не реагирует. Он щупает пульс. Пульса нет. Усадив Приходько с ногами в машину, он быстро садится за руль.

18

Поглядывая на Приходько, Захаров достает мобильник и звонит Волиной.

— Александра Леонидовна, это — я.

— Делаю выводы: если такое начало, значит, что-то случилось, — говорит Волина, — Говорите что?

— На нас совершено нападение. Стреляли из обреза.

— Кто ранет?

— Никто. Но она без сознания. И у неё нет пульса.

— Она?

— Приходько Анна Степановна.

— С вами поведешься, Сергей Алексеевич, всегда попадешь в неприятности, — делает вывод Волина.

— Вы не поняли, Александра Леонидовна, — объясняет Захаров, — Она — свидетель.

— Это ничего не меняет. Вы просто притягиваете неприятности.

— Что делать? — Спрашивает полковник.

— Везите её в больницу скорой помощи, — распоряжается Волина, — Я скоро буду.

— Чтобы я без вас делал, Александра Леонидовна?

— Риторический вопрос, Сергей Алексеевич, — говорит она, — Лучше ничего не делать, чтобы не попадать в такие ситуации.

19

Кашин собирает бумаги, лежащие на столе, в одну стопку. Ручки и карандаши определяет в стаканчик.

— Игорь, ты идешь на обед? — Спрашивает он Величко.

— Сегодня я буду поститься, — отвечает капитан.

— По церковному календарю пост ещё не начался.

— Кашин, мой пост связан не с великой верой во Всевышнего, — объясняет Величко, — а с элементарной нехваткой денежных средств. Я сейчас на мели.

— Может, тебе одолжить? — Предлагает эксперт.

— Премного благодарен, — благодарно склоняет голову капитан, — Но не стоит меня развращать. Я должен сам научиться планировать свой бюджет. Если я сейчас возьму у тебя деньги, мне их нужно будет потом отдать?

— Надеюсь, что так.

— Тогда мне их не хватит потом, и мне снова нужно будет одалживать.

— Весь мир живет, постоянно одалживая и отдавая, — говорит Кашин, — Короче, ты берёшь деньги, или нет?

Величко на мгновение замирает, стараясь подавить искушение, но не может и соглашается с предложением Кашина:

— Дурной пример заразителен. Последую мировой практике. Давай мне твои несчастные рубли.

— Сколько?

— Сто рублей хватит. На молоко и батон.

Кашин лезет в карман. Потом в другой карман. Затем проверяет все карманы.

— Не понял?

— Что случилось? — Спрашивает Величко.

— По-моему, я кошелёк потерял, — расстраивается эксперт.

— А под столом смотрел?

Кашин опускается на коленки и ищет пропажу под столом.

— И здесь его нет.

— А ты его дома не забыл?

— Нет, — не уверено отвечает Кашин, — Я его во внутренний карман положил перед тем, как выйти.

— Много денег?

— Это, как считать… Тысячи полторы.

Величко вздыхает:

— Придётся действовать по первоначальному плану.

— Какому?

— Поститься.

Кашин разводит руки в стороны:

— Извини, Игорь, рад бы помочь, но кошелька нет.

Эксперт ещё раз осматривает все вокруг и чешет затылок.

— Я, наверное, домой поеду. Может, действительно кошелек дома оставил.

— Деньги на дорогу есть? — Спрашивает Величко.

— У меня проездной… — Кашин лезет в карман, — …был.

Величко протягивает ему свой проездной.

— Возьми мой.

20

Захаров вносит на руках Приходько в приёмный покой. Санитар помогает положить её на носилки. Хирург обследует её: проверяет пульс, глаза, дыхание.

В приёмный покой, надев белый халат, заходит женщина-киллер и останавливается на небольшом расстоянии от них.

Хирург, закончив обследование, поворачивается к Захарову.

— Должен вас огорчить, товарищ начальник, но ваша женщина умерла.

— Как умерла? — Вырывается у Захарова.

— Как умирают все люди.

Захаров тяжело вздыхает, отходит в сторону, где беззвучно ругается. Затем возвращается к врачу:

— Отчего она умерла?

— А это вам скажет патологоанатом, когда проведёт вскрытие.

Женщина-киллер, услышав врача, медленно выходит из приёмного покоя.

21

Выйдя на улицу, Женщина-киллер сразу вынимает мобильник и набирает номер.

— Здравствуйте!

— Слушаю вас? — Спрашивает мужской голос.

— Это вас беспокоят с туристического агентства, говорит она, — Ваш заказ выполнен. Вы можете отправляться в круиз по Средиземному морю.

— Вы ошиблись, — говорит мужской голос, — Я ничего не заказывал в вашем агентстве.

22

Чередник прячет в карман мобильный телефон и поворачивается к Самойлову.

— Все в порядке. Можно не переживать. Она сделала своё дело.

— Это она тебе сказала? — Спрашивает Самойлов, — Мне этого мало. Я должен быть уверен. Сам проверь и её заставь предъявить доказательства.

— Хорошо.

23

Волина залетает в приёмный покой. Видит пасмурные лица Захарова, ассистента-анестезиолога и медбрата.

— Что случилось?

— Мы не успели. Она умерла, — сообщает Захаров.

Волина подходит в Приходько и проверяет пульс, глаза, дыхание. Еще раз проверяет пульс. Поднимает голову на медбрата.

— Срочно вези в реанимацию.

— Жива? — Спрашивает медбрат.

— Я её там посмотрю.

— Есть надежда? — Интересуется Захаров.

— Не знаю, — отвечает она.

24

Кашин входит в подъезд дома и проходит мимо консьержки.

Та, завидя Кашина, удивленно крестится.

Он проходит к лифту и оборачивается. Видит, что консьержка, высунувшись полностью из окна, смотрит на него. Кашин, ничего не понимая, входит в лифт.

Поднявшись на свой этаж, выходит из лифта и останавливается перед своей квартирой. Дверь в его квартиру заклеена в четырёх местах бумажными лентами, а замочная скважина опечатана. Кашин наклоняется и принимается изучать, что написано на листе: «Опечатано. 15 июля». Внизу текста стоит размашистая подпись.

— Ничего не понимаю?

Удивленный Кашин топчется на месте, не зная, что делать. Потом решительно идёт к лифту.

25

Волина обследует Приходько. Ей помогают ассистент-анестезиолог и медбрат. Они проводят токсикологическое исследование. Волина просматривает результаты энцефалограммы.

— Что там, Александра Леонидовна? — Заглядывает ей через плечо ассистент.

— Нужно ещё сделать компьютерную томографию.

— Что нам это дает?

— Уверенность в выводах.

— Можно поинтересоваться каких? — спрашивает медбрат.

— Можно, — отвечает Волина.

— Выводами, что наша пациентка жива, — сообщает ассистент.

— А что с ней? — Медбрат удивленно смотрит на Приходько, — Лежит трупом, не дышит. Холодная, как покойник. И пульса нет.

— Как раз пульс есть, но очень слабый, — уточняет Волина.

— Вам не показалось?

— Исследования, которые мы провели, — объясняет она, — говорят о том, что у неё приступ летаргии на почве стресса.

— Это она впала в летаргическую спячку? — Восклицает медбрат и снова удивленно рассматривает Приходько.

— Да. Я не заметил этого, а Александра Леонидовна сразу определила.

— Отчего это происходит? — Интересуется медбрат.

— Защитная реакция организма, — говорит Волина.

— Это же она может проспать целую вечность?

— Может.

26

Кашин выходит из лифта, направляясь к консьержке. Просовывает голову в окно, отчего консьержка вжимается в стул и смотрит на него безумными глазами.

— Вы не объясните, что произошло? — Задает вопрос Кашин.

— Я?

— А кто же ещё?

Консьержка отрицательно машет головой.

— Я прихожу домой и что вижу? — Возмущается эксперт, — Двери моей квартиры опечатаны.

Консьержка в этот раз машет головой утвердительно.

— Кто это сделал?

— Участковый, — наконец отвечает она.

— Зачем?

— Он сказал, что вас сегодня зарезали на мусорке.

— Где?

— На мусорке, — повторяет консьержка, — Он и бумагу показал. Я сама читала. В ней черным по белому написано, что вас зарезали.

— Ну, я же живой? — Удивляется Кашин.

— Не знаю, — говорит она, — Может, вы призрак.

— Ага. Призрак отца Гамлета, — бурчит Кашин, — Можете меня потрогать, если сомневаетесь.

Он протягивает к ней руку. Она отстраняется от неё и лихорадочно крестится. Кашин, видя это, вздыхает.

— Где находится наш участковый?

— На участке.

— Логично, — говорит эксперт, — Пошел его искать.

Выходя из подъезда, Кашин оглядывается и видит консьержку, которая по пояс высунулась из окна и следит за ним. Он качает головой.

— Чушь какая-то!

27

Волина заходит в приёмный покой, где её дожидается Захаров. Он поднимается ей на встречу.

— Могу вас обрадовать, Сергей Алексеевич, — говорит она.

Захаров смотрит на неё безумными глазами:

— Вы её оживили?

— Ну, что вы, я не Господь Бог, — улыбается Волина, — Просто она впала в летаргию. Такое бывает в стрессовых ситуациях.

— Стресса у неё было достаточно, — соглашается полковник, — А почему врач сказал, что она умерла?

— Понимаете, это болезненное состояние, — объясняет она, — похожее на сон, характеризуется неподвижностью, отсутствием реакций на внешнее раздражение и резким снижением интенсивности всех признаков жизни. Очень легко ошибиться.

— И похоронить человека заживо, — продолжает Захаров.

— Бывали такие случаи, — соглашается Волина.

Захарова нервно ведет плечами:

— Ужас какой! Проснуться в гробу.

— Это в кино, — говорит она, — Сейчас техника позволяет избежать этого.

— Сколько она пробудет в таком состоянии? — Интересуется Захаров.

— Всё зависит от организма. Несколько часов, недель. А, может, месяцев. Хотя это бывает редко.

— Как же она в таком состоянии будет давать показания в суде? — наивно спрашивает полковник.

— Боюсь, что она не сможет это сделать, пока не придёт в себя.

— Что же делать?

— Ждать.

— Да? А она соображает? — задает вопрос Захаров, — Ну, у неё с головой все в порядке? Изменений никаких не предвидится?

— Сознание сохраняется, — успокаивает его Волина, — Это доказано. Она воспринимает окружающее, но не реагирует на него.

— Так, может, её попросить, чтобы она проснулась?

— Может, она вас и услышит, но сделать ничего не сможет.

28

Чередник сидит на лавочке, читая газету. Мимо в спортивной форме пробегает женщина-киллер. Напротив лавочки останавливается, чтобы завязать шнурок на кроссовке. Ставит ногу на лавочку.

— Заказчик просит представить доказательства выполнения задания.

Женщина, завязав шнурок, продолжает бег. Чередник поднимается с места, бросает газету в урну и идёт к выходу из парка.

29

Кашин находит участкового Трубникова на мусорке, где произошло преступление. Рядом с ним Сидорова.

— Слушай, Сидорова, — говорит он дворничихе, — ты или увольняйся, или работай. Другого совета я тебе дать не могу.

— Как работать? — Не унимается она, — А если они на меня нападут и зарежут?

— Тогда увольняйся.

— Как увольняться? Я же ведомственное жильё потеряю.

— Тогда работай.

— Как работай?

Трубников в сердцах плюется:

— Достала. Иди отсюда, не то в «обезьянник» посажу.

Кашин кашляет, стараясь обратить на себя внимание. Трубников поворачивается к нему.

— А! Товарищ эксперт. Так вашего бомжа уже увезли.

— Мне он не нужен. Мне нужны вы.

— Я все бумаги подписал, — сообщает участковый, — Постановления выполнил. Что ещё?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 380