электронная
18
печатная A5
233
16+
Поход

Бесплатный фрагмент - Поход

Объем:
38 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-5208-7
электронная
от 18
печатная A5
от 233

АННОТАЦИЯ

В середине шестидесятых годов прошлого столетия автор осуществил свою мечту, в составе группы комсомольцев участвовал в туристическом походе под девизом «по местам боевой и трудовой славы» по маршруту Москва — Астрахань. В течении месяца вел дневник, исписав при этом сто листовую тетрадь. К сожалению, записи были утрачены, и спустя более полувека, по остывшей памяти, по полузабытым воспоминаниям и впечатлениям, воспроизвести события, факты, ощущения того далекого времени. Что из этого получилось судить Вам уважаемый читатель.

Сразу за проходной, внутри территории, на большом щите, в верхней его части, крупными буквами, вырезанными из пенопласта, красовалась надпись — доска объявлений. Все работники завода неизменно останавливались около нее, хотя бы ненадолго и с любопытством прочитывали свежие записи на обычном листке из школьной тетради, приколотые канцелярской кнопкой. Иногда объявления печатались на пишущей машинке. Чего только на этой доске не предлагалось вниманию. Администрация и дирекция не обращали внимание на содержание и стилистику записок. Поэтому на доске можно было встретить объявления о продаже, обмене, о всех и вся. Кто ключи потерял, кто вещи забыл и прочее. Интерес к доске пропадал, если несколько дней не появлялось новых объявлений. Но это случалось редко, поскольку работников на заводе было несколько тысяч, многие хотели донести свою информацию и это было легко, бесплатно и доступно.

Николай тоже прошел проходную, предъявив пропуск и заглянул на доску объявлений. Его внимание привлек листок бумаги, меньше тетрадного, исписанный мелким, корявым почерком. Содержание оказалось любопытным. Комитет комсомола объявляет конкурс для отбора кандидатов на участие в походе по местам боевой и трудовой славы на моторных катерах по маршруту Москва — Астрахань. Желающие принять участие в конкурсе обратитесь в комитет комсомола по телефону. Далее следовал заводской телефон. Степанов несколько раз перечитал объявление. У него даже сильнее забилось сердце. Он всю жизнь мечтал чем-то подобном, а теперь мечта почти сама его находит, идет ему на встречу. Наверно народу набежит куча, а мне уже почти тридцать — возьмем ли меня молодежь. Отпуск у меня как раз в августе. Надо узнать, когда комсомольцы планируют начать поход. Сколько и какие катера и много ли участников. Он на задавал себе еще множество вопросов, на которые не было еще ответов. Обязательно, сегодня же, свяжусь с комсомолом. Весь рабочий день у Николая из головы не выходило объявление о походе. Он даже стал мечтать, но потом до него дошло, что сначала надо выиграть конкурс. А как выиграть? Что я представляю из себя? Играть на гитаре не умею и не только на гитаре — ни на чем. Пою неплохо — но это же не певческое соревнование. Работящий, неутомимый, верный, честный — но это может сказать о себе каждый. Надо чем-то заинтересовать организаторов. Об этом надо подумать — решил Николай и успокоился. В пять часов он позвонил по запомнившемуся телефону и получил короткий ответ. В среду в 17—15 собрание по участникам похода — приходите в комитет комсомола. И повесили трубку.

В среду, в довольно большом помещении комитета комсомола, половина шестого собралось человек пятьдесят. Стульев на всех не хватило и часть комсомольцев стояли вдоль стен, дожидаясь начало церемонии. Николай Степанов пришел на собрание в начале шестого уселся у окна в середине комнаты. Он не любил быть ни впереди, ни сзади. В армии, где Степанов оттрубил три года никогда на вставал в первые ряды, да и ему там быть было не положено, поскольку он был среднего роста, но и последним не бывал в сотнях построений в сутки. Он начал осматривать собравшихся, со средней позиции — большинство из них были молодые, он даже употребил для себя слово молоденькие девушки и парни. Конкуренция серьезная констатировал он. Но вот, наконец-то, за главным столом приподнялся уже серьезный мужчина.

— Уважаемые комсомольцы — начал он

— Партийная организация решила поручить, нашей смене и опоре, то есть вам, ответственное, серьезное, я бы сказал — государственное, поручение-задание, выполняя которое вы выполните важное мероприятие, а заодно и хорошо проведете свои отпуска. Те из вас, кто после конкурса попадет в команду, должны взять очередной отпуск с первого августа, продолжительностью не менее месяца. Остальную информацию вам расскажет ваш будущий руководитель Михаил Бартошевский

Партийный инструктор вышел, а его место занял высокий, крупный малый — лет тридцати. На него со всех мест посыпались вопросы, но он понял обе руки вверх, призывая к тишине.

— Тише, пожалуйста, друзья! Сейчас я постараюсь рассказать вам, все что я знаю сам, а потом можете задавать вопросы. Поход рассчитан, по продолжительности, на месяц. Пойдем на моторных катерах сначала по Оке, потом по Волге до Астрахани. Цель и девиз похода «По местам боевой и трудовой славы советского народа». На стоянках мы должны будем проводить небольшие собрания с местным активом комсомола, отмечать в нашем журнале отметки о пребывании в том или ином населенном пункте. Катера и необходимое походное снаряжение нам обещали дать из пункта проката. До первого августа у нас есть еще чуть больше трех недель, а работу выполнить надо очень большую. Получить все необходимое из проката — за нас никто, ничего делать не будет. Проверить состояние катеров, для чего придется провести пробный однодневный поход на ближайшее водохранилище. Придется всем, кто не умеет ставить палатки, разжигать костер, готовить на костре пищу и много, много еще, что должен уметь походник. Всего не перескажешь, не учтешь, но работать придется много и тяжело, к этому должен быть готовым каждый участник. Ленивым, слабым, сачкам и белоручкам в походе придется не сладко и им и товарищам рядом. Прикиньте, проверьте свои способности, определитесь до начала похода. Пожалуйста, у кого есть вопросы?

Вопросы посыпались со всех сторон. Но главное всех интересовал главный вопрос — кого возьмут, кто будет выбирать, по каким критериям будет отбор. Сколько человек всего должно быть.

— Пока никого отчислять не будем, скорее всего сами отсеются, кому будет тяжело или с отпуском появятся проблемы. Пока могут принимать участие в подготовке все желающие. С составом и количеством участников определимся после пробного похода. Приходите, пожалуйста, сюда в любое время, каждому найдется задание. И вот первое — кто сможет сегодня же съездить в райком комсомола, взять там под расписку флаг? Будем идти под флагом райкома комсомола нашего района.

— Я могу взять флаг — поднялся Степанов.

— Отлично! Завтра занесете его сюда, и он будет храниться здесь до похода.

— Хорошо

Было задано еще много вопросов, но Николаю уже все было понятно. Надо принимать активное участие, а многие, точнее большинство отсеются сами собой, не выдержав соперничество с такими как Степанов, целеустремленными и очень желающими попасть в состав участников. Но свое участие Николай оценивал, как пятьдесят на пятьдесят, так как он не умел ничего выдающегося или примечательного, на чем можно было бы сыграть, не был высок и красив. Ведь всегда принимают по одежке.

Действительно, половина пришедших на первое собрание походников больше не появилась. Не все любят отдыхать в палатке, готовить на костре и есть макароны с тушенкой, кормить по вечерам комаров, от которых нету спасенья, пить воду из реки и постоянно работать. Ставить и разбирать палатки, таскать тяжеленные рюкзаки, постоянно искать дрова и самому мыть посуду.

Желающих поработать как всегда нашлось не много, съездить в прокат за лодками и моторами, рюкзаками, посудой и прочей утварью для похода. Николай, когда было свободное время участвовал. Привезли лодки с моторами и тут же опробовали их на территории завода. Незаменимым мотористом стал Паша Малышев, небольшого росточка, жилистый и безотказный. Ему тут же дали кличку или если хотите псевдоним или кому как нравится, но прозвище прилипло к нему сразу — тракторист. Он первый начал возиться с моторами и делал это с удовольствием. Всего энтузиастов оказалось совсем не много. Костяк всего коллектива образовался как бы самим собой. Но участников оказалось просто мало. Повесили новое объявление, в котором назначили время первого пробного похода на Истринское водохранилище. Следующая суббота после работы — сбор у проходной в восемнадцать часов. Мишка Бартошевский договорился с машиной, моторы, лодки и остальные вещи погрузили еще в пять часов, в начале седьмого двенадцать человек уселись между вещами и поехали.

Грузовик подъехал почти к самой воде, и разгрузка прошла без размолвок и придирок друг к другу. Тракторист тут же занялся моторами, остальные стали ставить три палатки, искать дрова, разводить костер, собирать лодки. Только к вечеру, уже в темноте все туристы сидели вокруг костра, ели вермишель с тушенкой, строили планы.

— Друзья — прервал всех Михаил, успевший получить прозвище Бугор

— Завтра подъем в пять, пойдем по водохранилищу на одной лодке под парусом, на двух других — уже катерах с моторами. Отбой.

Девушек, их было четверо, спали в одной палатке. Ребята — по четыре человека в двух остальных. Ночь прошла спокойно.

Утром конечно в пять никто не встал. Только Степанов проснувшись с рассветом, тихонько вылез из палатки, уселся на берегу, наслаждаясь утренней прохладой и свежим воздухом. Он любил проснуться рано-рано, пока все еще спят и нет привычного шума дня, только слышно отчетливое щебетанье птиц и шелест листвы деревьев.

В начале седьмого из палаток повылезали почти все. Подзадержались только самые молодые, Валерка — восемнадцатилетний пацан да девчонка ему под стать.

Наскоро позавтракали бутербродами с колбасой, выпили чай и занялись делами. В пять вечера за туристами должна прийти машина и на все испытания катеров оставалось всего несколько часов. После испытаний их еще нужно разобрать и упаковать.

Два катера пошли под моторами и один под парусом. Один из туристов имел весьма смутное представление управление парусом, остальные ни малейшего. Степанов упросил знатока и сам сел за управление штурвалом — веревкой, привязанной к углу паруса. Ветер был умеренный до среднего, и как ни старался Николай, то отпускал веревку, то натягивал все равно через несколько минут парусник оказался в камышах. Его оттуда с большим трудом, медленно, но настойчиво наш умелец, вывел-таки парусник на середину водной глади и часа за полтора потихоньку обошли все ближайшие заводи. Потом ветер совсем стих и к месту стоянки добирались уже на веслах.

Катера тоже рыскали по водохранилищу, не удаляясь из поля видимости. Водяные моторы, полученные в прокате, были устаревших марок, давно не использовались, мощностью всего четыре лошадиные силы, да еще давным — давно бывшие в употреблении, завелись не с пол оборота, а пришлось подергать стартер довольно долго. Один заглох и больше не завелся, когда катер, как назло, был в самом отдаленном месте и парням пришлось порядком попотеть, гребя веслами, пока добрались к месту отплытия.

Решили заново перебрать оба мотора. За этот день на катерах и яхте успели поплавать все. Пока лодки плавали свободные на берегу успели развести костер и сварить картошку с тушенкой и чай. Поели. Потом собрали, упаковали катера и все прочее, а тут и машина подъехала.

В конце июля основной состав группы был сформирован. В нее вошли пять девушек и восемь парней в возрасте от восемнадцати до двадцати девяти лет. Все комсомольцы разных профессий работники одного института и завода в одном лице. Состав согласовали с партийным руководством, от которого и получили добро на поход.


Первого августа комсомольцы разместились в грузовой, бортовой машине среди всей походной, поклажи — лодки в упаковках, моторы, палатки, рюкзаки, про которые поют «ходят горы по горам» и много других сумок, картонных коробок и много чего — не перечислить.

Настроение участников можно охарактеризовать как тревожно-восторженное. Когда машина тронулась все прокричали троекратное ура и запели залихватскую туристическую. «А все к чертям, как надоело нам шататься по горам, выпить бы нам с людоедочкой из племени ням-ням»

Дорога до города Коломна заняла чуть больше двух часов. Грузовик переехал мост через Оку, свернул влево и остановился на пологом берегу недалеко от воды. Последовала команда — разгружаться. Прямо на траву повыкидывали с грузовика все содержимое и водитель, пожелав успеха, уехал.

Началась тяжелая, не совсем приятная работа, впрочем, оптимизм был на очень высоком уровне, просто зашкаливал. Молодежь не ходила, а летала, задевая друг, друга белыми крыльями. Палатки не распаковывали, собираясь сделать это подальше от города, на первой остановке, надеясь найти удобное и красивое место. Под руководством едва опытного Толика начали собирать катера. Паша, как всегда начал разбирать упаковки с моторами, заправлял их бензином и крепил на фланцы лодок. На это ушло несколько часов, пора было обедать, но все торопились спустить катера на воду и отплыть вниз по течению с обжитого горожанами и не очень чистого берега. Катера, все пять спустили на воду, погрузили оставшиеся вещи.

Распределились по экипажам. Первым оттолкнулся от берега катер с Бартошевским и его женой. Одна из женщин была его женой, и Бугор, как его теперь будем называть, завел мотор и нарезал круги на воде, на малых оборотах, дожидаясь, когда поплывут остальные катера. В оставшиеся катера уселись по два парня и одна девушка. Забегая вперед распределение комсомольцев по экипажам произошло в случайном порядке, кто был в это время ближе к той или иной лодке. Потом, позже, экипажи менялись, в силу разных причин, как по составу, так и по количеству. Наконец, когда все катера запустили моторы, и как на праздник завелись все — армада из пяти плав средств малым водоизмещением, пошли вниз по течению. Связи с экипажами между собой естественно не было. Сотовых телефонов еще не изобрели, а передатчики и приемники могли позволить себе только спецслужбы высокого уровня. Даже сотрудники милиции между собой связи не имели и надо сказать не страдали от этого.

Катера разбросались по воде как щепки по большому двору и порой теряли друг друга из вида. Держались поближе к берегу, выискивая подходящее место для остановки. Да и было пора. День клонился к вечеру, а у комсомольцев во рту с утра, ни хлебной крошки, ни макового зернышка. Кое-кто пытался полу-тайком сожрать конфету или сухарик из собственных запасов в своих карманах.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 233