электронная
18
печатная A5
304
16+
Поиск Истины

Бесплатный фрагмент - Поиск Истины

Статьи, очерки и рассказы

Объем:
132 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-5856-1
электронная
от 18
печатная A5
от 304

Размышления о вере и религии

1. Источник вечной жизни

Воспитанная в традициях научного атеизма, в душе я не могла смириться с мыслью о простой материальности мира и верила во что-то Непостижимое. Трудно представить, что вся красота и гармония природы случайны. И начала я знакомиться со Священным Писанием. Многое было непонятно. Например, зачем так много внимания уделяется в Ветхом Завете истории еврейского народа. Потом я перешла к Новому Завету, где встретила массу противоречий. Я обращалась за разъяснениями к верующим людям, и они охотно отвечали, исходя из текста Библии. Но встречались вопросы, которые их ставили в тупик, и тогда они утверждали, что надо просто верить в то, что написано в Священных книгах, так как они записаны пророками якобы под диктовку Бога. Зачем же надо было Всемогущему Богу внушать такие противоречивые истины? Ещё во II веке н.э. римский философ Цельс написал: «Но воспринимать какое-нибудь учение надо, следуя разуму и разумному руководителю; кто примыкает к каким-либо учителям не на таких основаниях, тот поддается обману. Такие люди подобны неразумным почитателям метрагиртов и гадателей… и кого попало».

Вера в Бога сопровождает человечество с далёких времён. Причина поиска Высшего Божества заключается не только в страхе людей перед стихиями природы, перед неведомым. Откуда и зачем появился этот мир, тоже волновало человечество. Это подтверждают сохранившиеся документы: древние легенды, работы философов и историков, Священные книги. Учёные умы издревле искали доказательств либо опровержений Божественного присутствия.

Платон (ок. 428 г. до н.э.), ученик Сократа (ок. 469 г. до н. э), привёл слова своего учителя в «Федоне»: «о нас пекутся и заботятся боги, и потому мы, люди, — часть божественного достояния».

В работе «Место христианства в истории» русский философ В. В. Розанов (1856—1919) приводит рассуждения Платона о душе:

«Здешняя, земная жизнь нашей души, есть лишь временный переход для неё: она томится в ней, и если так ищет истины, если так наслаждается созерцанием красоты, то только потому, что это пробуждает в ней воспоминание об ином мире, в котором она жила некогда и куда ей придётся возвратиться. Всё, что создаёт человек в своей жизни относительно прекрасного и относительно истинного, он создаёт лишь по воспоминанию о той безусловной красоте и безусловной истине, которую созерцала его душа в своём премирном существовании».

Розанов отметил, что древнегреческий философ Аристотель (335 г. до н.э.) называл Божество «источником вечной жизни, которую мы созерцаем вокруг себя и чувствуем в себе, и вся эта жизнь есть только вечное напряжение природы слиться с Творцом своим, вечная жажда ее приблизиться к Нему, к своему источнику и к своему завершению».

В своём философском сочинении «Метафизика» Аристотель рассуждал: «бог есть деятельность; и деятельность его, какова она сама по себе, есть самая лучшая и вечная жизнь. Мы говорим поэтому, что бог есть вечное, наилучшее живое существо, так что ему присущи жизнь и непрерывное и вечное существование, и именно это есть бог».

Древнегреческий философ Эпикур (ок. 342—271 г. до н.э.) в письме к Менекею сообщает: «Во-первых, верь, что бог — существо бессмертное и блаженное, согласно начертанному общему представлению о боге, и не приписывай ему ничего чуждого его бессмертию или несогласного с его блаженством; боги существуют: познание их факт очевидный. Но они не таковы, какими их представляет себе толпа».

Римский философ Эпиктет (ок. 50—140 г. н.э.) в своей работе «Обращение к малодушному другу» пишет:

«Напрасно, друг мой, ты падаешь духом и сомневаешься в Боге. Когда мы видим какое-нибудь творение людское, то мы понимаем, что работу эту делал человек. Точно так же и весь мир, очевидно, имеет своего Создателя. Начало всех начал, причину всех причин. Отца мира вещественного и духовного мы называем Богом».

Жан Жак Руссо рассуждал: «Я не в силах верить… чтобы слепая случайность могла произвести разумные существа, чтобы немыслящее могло произвести существа, одарённые мышлением».

Люди задают правомерный вопрос, если Бог существует, то почему в мире так много зла? Почему Всевышний не может всё организовать на высшем уровне? Но для этого надо превратить человека в послушного робота и запрограммировать его на выполнение лишь положительных поступков. На этот вопрос ответил Николай Бердяев: «По плану творения космос дан как задача, как идея, которую должна осуществить свобода тварной души». Александр Мень углубляет эту мысль: «Бог, открывающийся как абсолютное Совершенство, приобщает человека к процессу вечного совершенствования. Разумеется, этот процесс не может ограничиваться малым отрезком временного бытия; бессмертие человеческой личности есть залог её богоуподобления… Зло и духовная убогость на земле эхом отзовутся в нашем запредельном бытии».

Казалось, нет ничего проще, читай философов, верь в Бога, следуй добру, и оно к тебе с лихвой вернётся. Но этого оказалось недостаточно, появились разные религиозные течения со своим традициями и обрядами. Слово «религия» произошло от латинского religare, что в переводе означает «связывать». Роль осуществления связи между человеком и Богом взяли на себя организаторы и представители разных религий. А может это не случайно? Если познакомиться с основными мировыми религиями: Иудаизмом, Христианством, Исламом, Буддизмом, то невольно напрашивается вывод, что все они представляют свод правил и законов, с помощью которых можно управлять верующими людьми.

Неслучайно К. А. Розанов приходит к выводу: «Христианская церковь превратилась в организацию господства, которая служит или потребностям своих собственных властителей, или потребностям других носителей политической власти, сумевших подчинить себе церковь» /«Хрестоматия о Религии»/.

Карл Маркс считал: «Христианство есть перенесенная в заоблачные выси мысль еврейства». Христианство только по видимости преодолело реальное еврейство. Христианство возникло из еврейства… Оно снова превратилось в еврейство. Практически еврейский дух удержался в самом христианском обществе и даже достиг здесь своего высшего развития».

Я попыталась заглянуть в прошлое, чтобы понять сущность Христианской религии.

В далёкие времена племя арамеев, предки сегодняшних евреев, занимались скотоводством в землях Месопотамии, на территории современного Ирака. Около 1850 лет до Р.Х представители этого племени: Авраам с женой, племянником Лотом и со всеми людьми, которых они имели, перебрались из северной части страны в землю Ханаанскую. Вождь направил устремления своих соплеменников не только в чужие земли, богатые виноградниками и зелёными пастбищами, но и к новой вере в Единого Бога, которая должна выражаться в форме Союза с Вседержителем. «Я — вот завет Мой с тобою, и весьма размножу тебя… завет вечный в том, что Я буду Богом твоим и потомков твоих после тебя; /Быт.17:1—8/. «обрезывайте плоть вашу: и сие будет знамением завета между Мною и вами /Быт.17:11/.

При выполнении этих правил, Бог обещал Аврааму и его потомкам землю Ханаанскую. (Быт.12:1—3) Но недолго задержались переселенцы в новых землях. Начавшийся голод заставил их искать прибежище у египтян. Авраам представил египтянам свою жену, шестидесятипятилетнюю Сару, своей сестрой, иначе мужа такой красавицы, египтяне не пощадили бы. Хотя в действительности она и приходилась ему сестрой по отцу. Красоту Сары египтяне заметили и забрали женщину в дом фараона. «Но Господь поразил тяжкими ударами фараона и дом его за Сару, жену Аврамову». / Быт. 12:10—14/ Фараон испугался, вернул Аврааму жену, а в придачу дал «серебра тысячу сиклей и мелкого и крупного рогатого скота, и рабов и рабынь» /Быт.20:14—15/. И снова вернулся Авраам в землю Ханаанскую.

Через 100 лет начался второй «исход» арамеев из Месопотамии в «Землю Обетованную» под предводительством Иакова, носившего также имя Израиль. По Священному Писанию Иаков был потомком Авраама и возглавил союз родов или колен Израиля. Потомки Авраама оставались скотоводами, и время от времени меняли стойбища в поисках новых пастбищ в землях Ханаанских. Старшие сыновья Иакова невзлюбили своего младшего брата Иосифа и разделались с ним: сначала бросили в глубокий ров, а потом продали иноземным купцам в рабство. Так Иосиф попал в Египет. Благодаря своим способностям предсказателя, сумел обратить на себя внимание фараона и стать его ближайшим советником.

Засуха, нападение враждебных племён и в завершении всего голод заставили Иакова со своими сородичами искать приют у Египтян. Иосиф попросил фараона принять родственников. За хлеб отдали переселенцы сначала своё серебро, потом скот, а потом и себя в рабство. Им были выделены земли, на которых они должны были пасти стада фараона.

Более четырёхсот лет спокойной жизни в Египте закончились для народа Израиля с приходом к власти фараона Рамсеса II. Сокрушив множество врагов, решил он заняться строительством городов и возведением грандиозных храмовых комплексов по всей стране. Потомков Авраама, тоже начали привлекать к этой деятельности «и делали жизнь их горькою от тяжкой работы над глиною и кирпичами…» /Исход 1:13—14/.

И вспомнили евреи, что они были когда-то свободными людьми и устремили взоры свои назад в землю «Обетованную». Осуществить их чаяния помог будущий их пророк Моисей. Выросший в семье фараона, Моисей, еврей по происхождению, с состраданием относился к своим соплеменникам. Однажды, заступаясь за еврея, он убил египтянина и вынужден был скрываться в пустыне. И ему открылся Бог и дал указание, чтобы он увёл народ Израиля из рабства в землю Ханаанскую. «И сделали сыны Израилевы по слову Моисея и просили у Египтян вещей серебряных и вещей золотых и одежд. Господь дал милость народу /Своему/ в глазах Египтян: и они давали ему, и обобрал он Египтян..; и множество разноплеменных людей вышли с ними, и мелкий и крупный скот, стадо весьма большое».

После благополучного исхода Моисей приступил к выполнению основной задачи, поставленной перед ним Богом, — овладением земли «Обетованной». «И с домами, наполненными всяким добром, которых ты не наполнял, и с колодезями, высеченными из камня, которых ты не высекал, и с виноградниками и маслинами, которых ты не садил…» /Второзаконие, 6:10—11/. «Ибо народ и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся» /Исаия, 60:10—12/. «И будут цари питателями твоими, и царицы их кормилицами твоими; лицом до земли будут кланяться тебе и лизать прах ног твоих» /Исаия: 49:23/.

Хотя одна из заповедей Господа гласит — не убивай, Библия повествует, что Моисей нарушал эту важную заповедь. Пророк обратился к своему народу, якобы от имени Бога: «Когда введёт тебя Господь, Бог твой, в землю, в которую ты идёшь, чтоб овладеть ею, и изгонит от лица твоего многочисленные народы, которые многочисленнее и сильнее тебя, и предаст их тебе Господь, Бог твой, и поразишь их, тогда предай их заклятию, не вступай с ними в союз и не щади их; /Второзаконие. 7: 1—3/. Возможно, такое суровое обращение касается только язычников. Но Моисей нарушил эту же заповедь и по отношению к израильтянам. Когда при его отсутствии соплеменники сотворили себе золотого тельца и молились ему, Моисей распорядился: «возложите каждый свой меч на бедро своё, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего. И сделали сыны Левиины по слову Моисея: и пало в тот день из народа около трёх тысяч человек» /Исход 32:27—28/.

И огласил Моисей своим соплеменникам от лица Бога «Закон Святости»: «Будьте предо Мной святы, ибо Я свят Господь (Бог Ваш), и Я отделил вас от народов, чтобы вы были Мои» /Левит 20:26/.

Около 1200 г. до Р. Х. Моисей повёл Израиль в наступление. Но не суждено было пророку перейти последний рубеж — Иордан. «Загадочные тени витают над могилой пророка. Он умер не от болезни и не от старсти. Место его погребения осталось неизвестным», — повествует Александр Мень. По требованию Бога предводительство перед важным наступлением взял на себя Иисус Навин. «Не было (ни одного) города, который заключил бы мир с сынами Израилевыми, кроме Евеев, жителей Гаваона: все взяли они войною; ибо от Господа было то, что они ожесточили сердце своё и войной встречали Израиля — для того, чтобы преданы были заклятию и чтобы не было им помилования, но чтобы были истреблены так, как повелел Господь Моисею /Иисус Навин 11:16—20/.

И завоевал себе Израиль место под солнцем со столицей в Иерусалиме, уничтожив народы покорённых городов.

Менялись вожди и пророки. Первым царём Израильским стал Давид. Великий царь прославился военными подвигами и страстной любовью к жене слуги своего, от которого он избавился, послав на смертельное сражение. Наступали времена процветания, как при царе Соломоне, который при внешнем благополучии и наличии тысячи жён и наложниц, любил повторять «суета сует, — всё суета». Были времена и упадка, объясняемые пророками нарушениями народом Израильским Божьих заповедей. Пророки предсказывали Израилю появления Мессии, то есть спасителя своего народа.

«Слушайте! Дом Давидов! Мало Вам испытывать людей, что вы испытываете Бога моего? И всё же даст Сам Господь вам знак: вот некая Жена зачнет, и родит Сына, и даст ему имя Эммануил («С нами Бог») /Исаия 7:13—16/. «И Господь возложил на Него грехи всех нас. Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, ведён он был на заклание» /Исаия 53:6—7/. Считается, что предсказания пророков исполнились с появлением Иисуса Христа. Об этом мы узнаём из Евангелий, написанных от 40 до 90 годов по Р.Х., которые были объединены Христианской Церковью в Книгу Нового Завета.

Любые религии формируются не на пустом месте. «Шумеры и аккадцы через своих преемников вавилонян передали грекам, евреям и другим народам основы своей науки, литературы и культуры, понятия о Вселенной и некоторые религиозные представления», — сообщает нам Александр Мень. Иудаизм и Христианство негативно относятся к язычеству, обвиняя его в многобожии и в жертвоприношениях. Но ведь Авраам тоже был готов принести в жертву Богу своего любимого сына Исаака. Из этого факта следует, что в Иудаизме, прародительнице Христианства, принесение жертв было привычным явлением.

При изучении исторических документов можно прийти к выводу, что Иудаизм — не единственная монотеистическая религия. «Точно также в Риг-Веде мы обнаруживаем остатки первоначальной веры в Единого Бога», — отмечает А. Мень. Во времена правления фараона Эхнатона в Египте проповедовали религию бога Атона.

Простые люди верили в Бога, не требуя доказательств, и легко попадали под влияние Церкви. Лев Толстой завидовал их детской непосредственности в отношении Веры. Он пытался подражать им, но долго не выдерживал бездумного выполнения церковных обрядов, и возвращался к своим исследованиям в вопросах религии, изучая массу исторических источников и встречаясь с людьми разных вероисповеданий. «Наши церкви, — писал Лев Толстой, — постигла та странная историческая судьба, заставившая их против здравого смысла соединять в одно несоединимые, прямо противоположные учения: христианское и еврейское. Сделалось это вследствие ложного учения Павла… по которому непонятое учение Христа было представлено как продолжение учения евреев» (Полное собрание сочинений, т. 24, стр. 99—100).

Рассуждения Толстого об Иисусе Христе не лишены смысла. Он не верил, что Христос был или считал себя Богом.

Попытаемся найти опровержение догматов христианской церкви о божественности Иисуса в самих Евангелиях:

«Вы судите по плоти, Я не сужу никого; А если и сужу Я, то суд мой истинен, потому что я не один, но Я и Отец, пославший меня; А в законе вашем написано, что двух человек свидетельство истинно». /От Иоанна 8:14—17/

«Иудеи сказали ему в ответ: не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом. Иисус отвечал им: не написано ли в законе вашем: «Я сказал: вы боги»? Если Он назвал богами тех, к которым было слово Божие, и не может нарушиться Писание, — Тому ли, Которого Отец освятил и послал в мир, вы говорите: «богохульствуешь», потому что я сказал: «Я Сын Божий»? /От Иоанна 10:33—36/

«Иисус же возгласил и сказал: верующий в Меня не в Меня верует, но в Пославшего Меня». /От Иоанна 12:44/

«Ибо я говорил не от Себя. Но пославший Меня Отец, Он дал Мне заповедь, что сказать и что говорить;» /От Иоанна 12:49/

«Ещё немного, и мир уже не увидит Меня; а вы увидите Меня, ибо Я живу, и вы будете жить. В тот день узнаете вы, что Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас». /От Иоанна 14:19—20/

Иисус просит Бога о своих учениках:

«Я передал им слово Твое, и мир возненавидел их, потому что они не от мира, как и я не от мира». /От Иоанна 17:14/

«Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, — да уверует мир, что ты послал Меня. И славу, которую ты дал мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино. Я в них, и Ты во мне; да будут совершены во едино, и да познает мир, что ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил меня». /От Иоанна 17:20—23/

«И вот, некто подошед сказал Ему: Учитель Благий!, что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?

Он же сказал ему: что ты называешь меня благим? Никто не благ, как только один Бог». /От Матфея 19:17/

«И говорит им /Христос/: чашу мою будете пить, и крещением, которым я крещусь, будете креститься; но дать сесть у Меня по правую сторону и по левую — не от Меня зависит, но кому уготовано Отцем Моим» /от Матфея 20:23/.

«Отче Мой! Если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты». /От Матфея 26:39/

«Иисус же говорил: Отче! прости им, ибо не знают, что делают». / От Луки 23:34/

«Вы судите по плоти, Я не сужу никого; А если и сужу Я, то суд мой истинен, потому что я не один, но Я и Отец, пославший меня; А в законе вашем написано, что двух человек свидетельство истинно». /От Иоанна 8:14—17/

«Иудеи сказали ему в ответ: не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом. Иисус отвечал им: не написано ли в законе вашем: «Я сказал: вы боги»? Если Он назвал богами тех, к которым было слово Божие, и не может нарушиться Писание, — Тому ли, Которого Отец освятил и послал в мир, вы говорите: «богохульствуешь», потому что я сказал: «Я Сын Божий»? /От Иоанна 10:33—36/

«Иисус же возгласил и сказал: верующий в Меня не в Меня верует, но в Пославшего Меня». /От Иоанна 12:44/

«Ибо я говорил не от Себя. Но пославший Меня Отец, Он дал Мне заповедь, что сказать и что говорить;» /От Иоанна 12:49/

«А около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Боже Мой, Боже Мой! Для чего ты меня оставил?» /От Матфея 27:46/

На протяжении всех Священных свидетельств мы наблюдаем обращение Христа к Отцу, и возникает правомерный вопрос:

как мог Христос молиться сам себе и просить себя о себе? Как мог Отец послать сам себя на Землю? Неужели Бог, забросив свои важные дела, стал человеком, чтобы позже искупить пред собой же грехи людей? Почему люди не видят здесь абсурда и даже кощунства и так нелепо думают о Всевышнем?

Такие же вопросы задавали древние философы и лаконично отвечали на них, за что впоследствии расплатились сожжением своих рукописей.

«Тело, рожденное так, как ты, Иисус рожден, не может быть телом Бога. Тело Бога и не питается таким образом, тело Бога и не пользуется таким голосом, ни таким средством убеждения…» (Цельс).

«Если и среди эллинов попадаются столь тупоумные люди, что думают, будто боги обитают внутри статуй, то у них все же более чистое представления о боге, чем у того, кто верует, будто Бог вошел во чрево девы Марии, стал зародышем, родился и его спеленали, перепачканного кровью детского места, мерзостью и кое-чем более неприличным, чем это» (Порфирий)».

«Если бы писатели Нового Завета считали, что верующим необходимо признавать Иисуса „Богом“, то как объяснить практически полное отсутствие именно этой формы признания в Новом Завете?» («Бюллетень библиотеки Джона Райлендза»).

Апостол Павел в обращении к Тимофею называет Иисуса человеком: «Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус,» (1Тим.2:5).


Кто же так возвеличил Христа и превратил его проповеди, записанные со слов Апостолов, в мировую религию? Представители Высшей Христианской власти не любят вспоминать и говорить об этом. Обратимся к истории.

В третьем столетии количество верующих христиан в Риме значительно выросло. Конфликты на религиозной почве обострялись, всё чаще возникали стычки между христианами и язычниками. Чтобы сплотить Рим, Император Константин пришёл к решению выбрать христианство в качестве государственной религии. Чтобы примирить язычников с христианством, Император перенёс в новую религию много языческих элементов. Это нимб католических священников, олицетворяющий в прошлом поклонение солнцу, календарь, а также замена праздничного дня с иудейской субботы на языческое воскресение. Учение Христа, призывающее к смирению, выгодно отличалось от других религиозных направлений:

«Но вам слушающим говорю: любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас, Благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас». /От Луки 6:27—28/

«Ударившему тебя по щеке подставь и другую; и отнимающему у тебя верхнюю одежду не препятствуй взять и рубашку». /От Луки 6:29/

Послания Апостола Павла дополняют идею о смирении:

«Рабы, во всём повинуйтесь господам (вашим) по плоти, не в глазах (только) служа им, как человекоугодники, но в простоте сердца, боясь Бога». /Коллосянам 3:22/

«Рабы, под игом находящиеся, должны почитать господ своих достойными всякой чести, дабы не было хулы на имя Божие и учение».

/I-е к Тимофею 6:1/

«Рабов увещевай повиноваться своим господам, угождать им во всём, не прекословить». /Титу 2:9/

Император Константин торопился с внедрением новой религии, хотя сам продолжал оставаться язычником и принял христианское крещение лишь на смертном одре. «Быстрая христианизация римского общества часто носила формальный характер. Многие крестились в угоду императору, под влиянием моды или просто из корыстных побуждений, когда, по словам русского философа А. Хомякова (1804—1860), „христиан-мучеников заменили христиане-льстецы“. Духовенство почувствовало себя на положении жрецов, стало стремиться к почестям, богатству, власти», — сообщает протоиерей Александр Мень.

Для большей убедительности и авторитета христианской религии Римский Император вместе с духовенством организовал Первый Вселенский Собор, на котором Иисус Христос был объявлен Богом. Об этом событии рассказывает Александр Мень в своей «Истории Религии» в главе «Церковь и Государство»: «В 318 г. Александр, епископ Александрийский, прочел местным пресвитерам проповедь о тайне Святой Троицы. Ему стал возражать учёный-аскет и известный проповедник пресвитер Арий. Стремясь подчеркнуть абсолютное единство Бога, Арий учил, что Сын был не предвечен, а сотворён отцом, из чего следовало, что сын Божий отличен от Отца и не обладает полнотой Божественности. Подобные взгляды решительно противоречили складывающемуся учению Церкви. Летом 325 г. император Константин за государственный счёт созвал в городе Никее всеимперский съезд представителей Церкви. Съезд этот и вошёл в историю как Первый Вселенский Собор. Сторонникам Ария противостояло большое число епископов во главе с Александром. Наибольшее число участников Собора занимали компромиссную позицию. Вот как рассуждал об этом протоиерей Александр Мень: «Наиболее решительное сражение произошло в связи с введением в текст Символа слова единосущный. Для Ария, а также Евсевия Никомидийского и других представителей партии ариан согласиться с этим было бы равносильно признанию Христа равным по сущности Богу. Этого они сделать не могли. Константин отправил в ссылку непокорных арианских вождей».

В результате многочисленных дискуссий на Соборе был выработан Символ веры. В нём говорилось о Боге-Вседержателе — творце всего мира, о Сыне Божием, воплотившемся в Иисусе Христе».

По случаю открытия догмата Лев Толстой пишет: «Чем безобразнее, бессмысленнее догмат, как догмат троицы, искупления, благодати, вочеловечения, тем оказывается он важнее по мнению церкви и тем больше о нем есть и было споров». /Полное собрание сочинений в 90 томах, том 23, произведение 1879-248-273/

С той поры началась кипучая деятельность Христианской Церкви по ревизии и отбору Священных свидетельств о Христе. Задача духовенства состояла в том, чтобы убрать все сведения и даже намёки на человеческую сущность Христа, поэтому только 1/40 часть известных документов вошла в Евангелие. Все неугодные свидетельства были отнесены в разряд апокрифов либо названы ересями, впоследствии преданы огню или спрятаны в секретных хранилищах Ватикана. Но даже в оставшихся свидетельствах, отредактированных заинтересованными лицами, трудно найти прямые доказательства Божественной сущности Христа.

Лев Толстой также обратил внимание на неправильные переводы текстов Священных Писаний. Он пишет: «В посланиях этих в трех местах: Рим.9,4,5; и Тим.3,16, Христос назван богом. Справляюсь с текстами и вижу, что все три указания о признании Павлом божества Христа основаны на приписке слов к старым спискам и на неправильности переводов и знаков препинания. Место Тимофея читается различным образом. В самых старых списках вовсе не стоит слово бог, а вместо него местоимение относительное, то мужского, то среднего рода» /Л.Н.Толстой, Полное собрание сочинений в 90 томах, том 23, произведение 1879-248-273/.

2. Звезда Вифлеема

Вернёмся к истокам христианства. Как и было предсказано пророками Ветхого Завета, Дева Мария при непорочном зачатии от Духа Святого родила сына, и назвали его Иисусом. Но такие «чудесные» рождения случались и до христианства. У индийцев таким необычным способом родился их бог Агни, по фригийским сказаниям — бог Аттис, у египтян — бог Гор. В мифологии разных народов рождение богов совершалось под небесными знамениями. Рождение Иисуса не было исключением, и над Вифлеемом, городом его рождения, засияла яркая звезда.

Жизнь Иисуса до тридцати лет осталась за кадром иудейской истории. Возможно, он набирался знаний для будущей пророческой деятельности. В своих проповедях Иисус Христос не собирался отвергать законы Израиля: «Не думайте, что я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна нота, ни одна черта не прейдет из закона» /Матфей, 5:17—18/. Он и не скрывал, что пришёл в первую очередь к евреям. «Я послан только к погибшим овцам дома Израилева» /Матфей 15:24/.

К язычникам Спаситель относился иначе. Однажды женщина Сирофиникиянка попросила Иисуса изгнать беса из её дочери. «Но Иисус сказал ей: дай прежде насытиться детям; ибо не хорошо взять хлеб у детей и бросить псам. Она же сказала ему в ответ: так, Господи; но и псы под столом едят крохи у детей. И сказал ей: за это слово, пойди; бес вышел из твоей дочери» /Марк 7:26—30/.

Как же Бог, сотворивший «человека по образу Своему, по образу Божию» /Быт,1:27/ может так по-разному относиться к своим чадам: народ Израиля величать избранным, а всех остальных псами?

Некоторые истины, которые проповедовал Христос, были известны за много веков до появления его Учения.

«Возлюби ближнего твоего, как самого себя» /Мф. 22:39/. «А я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую;" /Мф 5:39/, «А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящих вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас /Мф 5:44/.

Призыв к всеобщей любви и непротивлению злу первым провозгласил не Иисус, а Будда и китайский мудрец Лао-Цзы.

Христос, проповедуя эти принципы, сам же нарушал их вместе со своими последователями.

«Змии, порождения ехиднины! как убежите вы от осуждения в геенну?» /Мф 23:33/, — с такими оскорбительными словами обращался Христос к людям, которые не принимали его Учение.

«…если же кто скажет на духа святаго, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем» /Мф 12:32/. «Пошлет сын человеческий ангелов своих, и соберут из царства его все соблазны и делающих беззаконие и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов» /Мф 13:41—42/. «…идите от меня, проклятые, в огонь вечный…» /Мф 25:41/. «И если соблазняет тебя рука твоя, отсеки ее: лучше тебе увечному войти в жизнь, нежели с двумя руками идти в геенну, в огонь неугасимый, где червь их не умирает и огонь не угасает» /Мк 9:43—44/.

«И соберутся перед Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; И поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: «придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготовленное вам от создания мира: Тогда скажет тем, которые по левую сторону: «идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготовленный диаволу и ангелам его» От Матфея /25:41/.

Эти страшные угрозы Спаситель направлял своим врагам, которых очень «любил». И не так сложно попасть в ряды его врагов: «Кто не со мною, тот против Меня» /Лука 11:23/, — предупреждал он.

Кроме угроз, которые не сочетались с принципами непротивления злу, Христос использовал и более действенные способы.

«Пришли в Иерусалим. Иисус, войдя в храм, начал выгонять продающих и покупающих в храме; и столы меновщиков и скамьи продающих голубей опрокинул; и не позволял, чтобы кто пронес через храм какую-либо вещь» /Мк 11:15—16/.

Случай со смоковницей ещё раз подтверждает, как скор был Христос на расправу. «Он взалкал; и, увидев издалека смоковницу, покрытую листьями, пошел, не найдет ли чего на ней; но, придя к ней, ничего не нашел, кроме листьев; ибо еще не время было собирания смокв. И сказал ей Иисус: отныне да не вкушает никто от тебя плода вовек! И… Петр говорит ему: Равви! посмотри, смоковница, которую ты проклял, засохла» (Мк 11:11—14,21). В чём же провинилась смоковница, если не пришло «время собирания смокв»?

В высказываниях Христа просматривается непоследовательность в оценке власть имущих и богатых людей.

С одной стороны Иисус осуждает имеющих богатство:

«удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие». (Матф.19:24).

С другой стороны призывает:

«и так отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу». (Матф. 22: 21).

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 304