электронная
79
печатная A5
453
18+
Поэзия

Бесплатный фрагмент - Поэзия

Том 1. "В моём саду прекрасном..."

Объем:
332 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-0125-4
электронная
от 79
печатная A5
от 453

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

«Была такою, как была. И подлостей не замечала»

2012—2015

Молитва

За всё, Господь, тебя благодарю:

За слёзы, за печаль и за удачу.

Я с чистой совестью назад смотрю.

Я не хотела бы прожить иначе.


Ты щедро наградил меня, с лихвой

Умом, здоровьем, красотою, пылом…

Теперь могу ли спорить я с тобой

О том, что не случилось или было?


Безжалостно по жизни бренной шла

Повадкой кошки, нежной и опасной.

И многих оттолкнула сгоряча

Друзей достойных. Может быть, напрасно…


И разрушала то, что всех и вся милей,

И не прощала ни обид и ни улыбок.

И много было пройдено путей,

И много было сделано ошибок


Но стоит ли об этом горевать?

На свежем пепелище хлеб не сеять.

Успев кровавые повязки завязать,

Прочь уходила, что бы грусть развеять.


Мужчин карала только лишь за то,

Что не могли ни взять, ни дотянуться.

И крылось в этой женственности зло —

Ведь уходя, полезно оглянуться.


Я всё-таки люблю тебя, мой Бог,

За то, что ты любимицею выбрал

Меня. Прощал, вёл и тащил, а ведь бы мог

Изгнать с Земли (другую б точно выгнал).


За то, что молодость не сжёг в страстей огне.

И пусть прольётся мёдом с моих уст:

Благодарю! По-прежнему во мне

И буйство глаз, и половодье чувств!

***

А если всё забыть?

Начать сначала

И слов не говорить?

Одних глаз мало?


Но просятся слова

Возмездья, мести.

Что ж… Им благодаря

Не будем вместе.

Анатомия любви

Где ты затерялась, любовь моя?

Что отпугнуло твой взор от меня?


Чем провинилась я перед тобой?

Почувствую снова ли зов ночной?


Ночной ли дневной — в том разницы нет,

Мне б только спастись тобою от бед,


От страха, предчувствий, мыслей дурных,

Что роем гнездятся в местах пустых,


В местах головы, живота, груди —

В местах, опустевших после любви,


Что гордо, взяв радость и смех, ушла

От мести и слёз, неверия зла.


Таинственно скрылась, сказав: «Привет!

Для вольных и трезвых меня здесь нет!


Такие, как ты, всегда с головой —

Я там, где безумцы живут душой:


Душа, а не скучный верный расчёт,

Наивною страстью к себе влечёт.


Душа не боится страданий мук —

Болеет, когда ровный сердца стук.


Таким же, как ты — меня не понять,

Я с теми, кто может верить и ждать.


Я не субъект знаний точных наук —

Верю лишь в логику любящих рук».


Сказала ей жёстко: «Злая любовь!

Ты травишь и портишь чистую кровь,


Дыханья сбиваешь ровный поток,

Жалеешь дать лёгким свежий глоток.


Итак, для здоровья ты страшный враг.

Связаться с тобой — сделать в пропасть шаг.


Забросить работу, деньги, дела —

Какой же я глупой с тобой была!»


Смолчала любовь, придумала месть:

Прислала коварно добрую весть.


Меня, заманив в тёплый южный край,

Заставила верить, грешную, в рай.


Нарядную, смелую в плен взяла,

Подстроив там встречу, что обожгла.


Внезапный удар угадала точно —

Попала огнём прямо в позвоночник…

***

Ангелы, демоны рядом летают —

Мошны, невидимы днём или ночью.

Дом им — эфирная гладь голубая,

Воздух рвут быстрыми взлётами в клочья.


Не подчиняются догмам, законам,

Что человек на Земле сам придумал.

Делят миры и пространства по зонам,

Мысли, желанья, поступки — по суммам:


Строго порок от добра отделяют,

Херем не страшен им — неумолимы!

Часто отдельно, но могут и стаей

Здесь над Землёю вершить справедливость.


Строгую сущность их не понимая,

Духов мы все суеверно боимся.

Только молитва от них помогает:

К Богу взываем и просим. Крестимся.


Так потихоньку свой рок выправляя,

Силами неба к тому принудимы,

Каждой из жизней грехи искупая,

Крест свой влачим здесь, судьбою тащимы.

***

Ах, милый, милый!

Как время пролетело!

Ещё вчера мы были счастливы с тобой!

Тебя любила.

Душа, дрожа, болела…

Ты оказался не героем, а свиньёй.


Моих волнений,

Слёз горьких и печалей

Ты не заслуживал, красавчик, ни на грамм.

Твоих вложений,

С письмом что выплывали,

Теперь не нужно мне. Используй Instagram,


Общаясь с теми,

Кто, мил, тебя не знает —

На яркие, дешёвые эффекты слаб.

Свои проблемы

Дарю им. Не больная

Тобою более. Жуй свой люля-кебаб!

***

Была такою, как была.

И подлостей не замечала.

Доверчива не в меру? Да.

И время мало что меняло.


Родительский любимый плод,

Целованный не раз богами…

Поверившая в свой полёт

Земли не знала под ногами.


Пришлось немало съесть дерьма,

Пока познала правду жизни…

Но линия всегда пряма

Моей судьбы. Стараюсь я,

Хоть путь мой не безукоризнен.

***

В далёкой стране мусульманской,

Где звонко поёт муэдзин,

В шелках нежась на оттоманке,

Смакую роскошество вин.


Но вздрогну, родное услышав:

Стон ветра, иль пение птиц…

И сразу душою возвышусь —

Так чтение древних страниц


Писаний сакральных встревожит

И нас возвернёт берегам,

Где, пусть и среди бездорожий,

Всё ж мило грустящим сердцам.

***

В моём саду прекрасном

Есть множество цветов.

Их сосчитать напрасно

Пытаюсь: жёлт, пунцов…


Тот ярок, тот бледнее…

Оттенками богат,

Я им одна владею —

Великолепный сад!


Цветы — растенья, краски?

Абстрактность? Реализм?

В нём не нужны мне маски,

Отсутствует цинизм


В моём саду чудесном,

Я в нём творю. Мечты

Здесь оживают. Честно

Растут мои цветы


Из мыслей, представлений,

Из образов и дум,

Из ярких впечатлений.

Печален, зол, угрюм —


Никто в мой сад не вхожий.

Здесь я одна царю.

Подчас на цветик схожий

Свой стих я вам дарю.


***

В туман былого юность отошла,

Она и не волнует больше остро.

Ну, разве что, ошибок горький шлак

Напомнит грубо о себе и просто


Подчас… Но самобичеванию: — Нет! —

Отвечу я решительно и строго.

В жизнь устремлюсь, где новый ждёт рассвет,

Любовь, и поводов для счастья много.

***

Верить или не верить?

Инфантильный или фанатик?

В чём состоит критерий?

Меркантилен ли? Благодатен?


Слишком вопрос глобальный.

Нельзя вот так сразу решиться

Кодекс, грызя, моральный

В понятиях определиться.


Вера кому-то даётся,

А кто-то, подобно слепому,

Пробует, пока найдётся

Лекарство тяжелобольному.


Значит, блажен тот, кто верит —

Ангел ли, дух атмосферен

Ему открывает двери,

Даже, когда он растерян…


Вам мнится: бред суеверий?

Взросление

Все мы заложники страстей.

Здесь, в этом мире, точно.

Когда становимся мудрей,

Теряется привязок прочность.


Как хорошо, когда мозги

Крепки, прекрасно тело,

Поскольку к мудрости шаги

Ведут, а древо пожелтело.


Соблазнов победить огонь

Шутя и быть счастливым,

Имея лишь сознания бронь,

Не в этом ли юдоли диво?

***

Взять человека и убить.

Как просто это и бездарно.

Надеется так победить

Убогость с минусом словарным.


Убогость с минусом души.

Про совесть просто умолкаем.

Кто добротою не грешит,

Тот и раскаянья не знает.


Рассчитывать на Божий суд

Нам, остальным, иль взявшись миром,

Возмездия добиться тут,

Увидев, как наказан ирод?


Симметрию здесь, на Земле

Нечасто видим, к сожаленью…

Подлец становится наглей.

Возмездие мелькает тенью.

***

Воздыхания… Лобызания…

Воспевают, как правило, те,

Кто имеет их лишь виртуально,

Позабыв вкус реальных побед.


В мыслях можно раздуть что угодно:

Я и Байрон, и мачо, и Бог;

Только в них как нигде я свободный

И с несмелостью справиться смог!


Но плохого в том всём я не вижу.

Для того и даны нам мечты,

Чтобы к чуду подкрасться поближе,

Расписать маслом счастья холсты.

***

Войдя с восхищением в цветущую рощу,

Чьи древа — одни апельсины в цвету,

Где тишь и спокойствие, ветер не ропщет,

Свет солнца не яркий, — всё, словно в раю,


Вдохнула глубоко. И запах чудесный

Проник беспрепятственно в каждую клетку,

В сам мозг существа. Аромат полновесный

Сравним разве только со снегом расцветки


Цветов ослепительных, среди которых

Плоды — померанцы не часто заметны.

Здесь раньше, наверно, гуляли сеньоры,

Меля комплиментов сумбур несусветный


Под действием нежным цветов, их дурмана…

А небо и море — свидетели бездны,

В которую первый попавшийся канул

Влюбленный, пытаясь роптать бесполезно


На эту цветущую рощу — ловушку,

Куда забрести так возможно однажды,

С доверчивой, милою дамой — простушкой,

Что верит в невинность цветка флёрдоранжа.


***

Воскресенье вербное,

Накануне Пасхи.


Принесут, наверное,

Нам на крыльях птахи


С песнями весенними

Новые надежды.


Таинства священные —

Пышные одежды!

Восточный рынок

Абрикосы, мандарины,

Апельсины и кокосы…

Ломится восточный рынок,

Продавцы черноволосы.


Воздух сух и пахнет морем.

Вдалеке леса и горы.

Ты, наверно, заговорен

Или просто Богу дорог, —


Так свезло: являться частью

Этого цветного мира,

Наслаждаться южным счастьем!

Дома ждёт, к тому же, лира.



Амазонки

«Вперёд, амазонки,

До Трои дойдём!

Мечом верным, звонким

Там греков побьём!


И сразу с добычей —

К своим городам.

Мы чтим наш обычай

Во славу богам.


Вперёд, амазонки!

Промедлив, умрём.

Запястьем тонким

Рабов приведём


К Эфесу и Смирне, —

Построили их

Для жизни для мирной.

Готовь скаковых!


Труби! Выступаем!

Нас Троя зовёт!

Стена крепостная —

Там грек не пройдёт.


Поможем троянцам,

Бог, нам помоги,

Твои мы посланцы!

Сожжём корабли


Врагов лютых греков.

Закончив войну,

Спешить будем ехать

В Отчизну свою.


Рука Артемиды

Пусть нас сохранит!» —

Шлема-пирамиды —

Не видно ланит


Краснеющих в скачке

Наездниц коней…

Лишь гривы силачек

Да их лошадей…


Под верным копытом

Ложится трава.

Валькирия ляжет

Коль будет мертва —


Не ведает мужа,

Не жаждет любви,

И торс окольчужен

До самой ноги.


«Пусть враг многочислен,

Он должен понять:

Отпор нам бессмыслен

И будет под стать


Жестокости кары.

Готовы признать:

Отвратны нам свары,

Умеем ваять.


Богине Диане

Построили храм.

Вот плод созиданья

На зависть волхвам!


Поставим там свечи

И гимны споём,

Когда после сечи

Домой мы придём», —


Багряное солнце

Готовится ввысь.

Огромное войско —

С галопа — на рысь…


…В боях возле Трои

Фортуна смогла

Свой ход перестроить…

Их кожа смугла,


В запекшейся крови

Доспехи и плоть

Тех женщин. О крове —

Добраться бы хоть —


Мечтают. И вот лишь

Закончился лес

Послышался окрик:

«Пред нами Эфес!»


…Прошло лет немало

С той славной поры.

Могилы весталок

Травой поросли.


Царицу в сраженьи

Убил Ахиллес.

Был в горе, в затменье

Родимый Эфес.


А храм Артемиды

Дурак Герострат

Поджёг — был завистлив

Он к славе. Вот так


Остался в истории,

Жалкий юнец.

Тут повести этой,

Пожалуй, конец.

***

Идут года, бегут минуты.

Рассвет — потом всегда закат.

Никто к мгновениям нечуток,

Но любим пятиться назад:


— Вот так бы сделать надо было…

И это был неверный ход… —

Но в нужный миг где то мерило,

Что знает правду наперёд?


— Вы о прошедшем не жалейте, —

Так мудрецы нам говорят, —

Сосуд тоски скорей разбейте,

Что не случилось — не скорбят


О том, — и всё ж, как жаль порою

Тех милых дней, когда любовь

Топила нас страстей волною,

В ней забывали всё. И вновь

Мы были счастливы с тобою.

***

Глупые люди, жалкие люди,

Страшные люди, будет вам, будет!


Будет орать и сражаться за ветер,

Землю и солнце — всем равно светит.


Глупость людская, пусто б ей было,

Всё, что не плохо, и то развалила.


Думала глупость: мир перекроит,

Да оказалось: рушить — не строить.


Прав был великий Будда бесспорно:

Тратить на глупых речи позорно.


Лучше молчать, но не из-за страха

Перед дурными — в клочья рубаха!


Просто не в силах умный ускорить

Времени ритмы, — мир так устроен.


Глупый когда-то до правды доходит,

Но слишком поздно… «И это проходит…»

***

Гулко звякнул судьбы моей колокол.

Пронеслись, словно птицы, года.

В наковальню бьёт времечко молотом.

Лишь вчера я была молода.


Целоваться могла без оглядки,

Доверяла друзьям и врагам,

Всем чертям наступала на пятки,

Поклонялась родным, как богам.


Просветленье настало внезапно.

— Это старость так рано пришла? —

Беспокойный ум душу царапнул.

— Не волнуйся, — твердят зеркала.

***

Грустная, нежная песня апреля.

Солнце то выглянет, то в облаках.

В небе размыты штрихи акварели.

Воздух трепещется в дымных клубах —


Листья жгут. В каждой усадьбе приборка.

Майские праздники не за горой.

С ближних домов псов весёлая сворка

Греется в поле на травке сухой.


Нега и лень. Так не хочется думать.

В полном доверии к миру живу.

Словно большая вальяжная пума —

Кто-то добавил в питьё сон-траву.


Чую, что отдых случится недолгим,

Всё переменчиво — жизни закон,

И для страстей вновь возникнут предлоги,

Пусть для горячих. Мой нрав закалён.

Моей земле

Дождиком ласковым встретит

Утро, сквозь облачко — солнце.

Вечер закатом приветит

(Света у солнца на донце,


Гаснущего тёмно-красным).

Мирно вокруг. Птицы в гнёздах,

Лишь соловейко пристрастно

Пробует трелями голос.


Пахнет дождём битой пылью,

Травами с луга, жасмином…

Уберегите, святые,

Ангелы, Бог, Украину!

Думы

Думи мої, думи мої. Лихо мені з вами!


Т. Г. Шевченко

Думы — это не только мысли, это нечто,

Что, пронизая душу, мощно взлетает в вечность.


Откуда берутся думы? Из мук? Это точно!

Или из наслаждений? После службы всенощной?


Просто думать все могут. Думы иметь — не каждый.

Может к ним подобраться именно тот, кто страждущ.


Ох, надоела святость! К чёрту послать бы благость!

А законы мирские, как же они мне в тягость!


Рыбку не вытащишь просто, санки тянуть должен…

Да. Кем-то очень строгим закон бытия сложен…

***

Живописное лето.

Первозданные чувства.

Мне привиделось это?

Всё — иллюзий искусство?


Ущипни. Я не верю.

Слишком гладко ведь вышло:

Вдруг открылись нам двери.

Стал родным, а был пришлым.


Изумрудное море,

В нём, шипя, догорает

Солнце. На косогоре

Ночь огни зажигает.


Рестораны и бары

Вот-вот ритмом взорвутся.

Мимо кабриолеты

Музыкой отзовутся,


Проносясь безрассудно.

Это счастье, быть может?

Пресловутая трудность

Нас не хочет тревожить.


Да и к бесу опаски!

Мы целуемся в сквере.

Что? Рассудка подсказки?

Только сердцу поверим!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 79
печатная A5
от 453