электронная
360
печатная A5
629
18+
Подобный Богу мужчина

Бесплатный фрагмент - Подобный Богу мужчина

Книга 1

Объем:
412 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-4819-8
электронная
от 360
печатная A5
от 629

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Я — Анна Румянцева, мне 24 года, я только что закончила университет и живу с родителями в деревне. В моей жизни нет ничего необычного: я простая девушка, не отличаюсь особыми талантами и умениями, у меня обычная внешность — карие глаза, черные волосы, миниатюрная, даже хрупкая. Я ничем не выделяюсь, меня легко потерять в толпе, со мной никогда не происходит счастливых совпадений или невероятной удачи, и если я куплю лотерейный билет — он обязательно окажется проигрышным. Планы на жизнь у меня не грандиозные — работа, чуть позднее семья, еще погодя — дети, а затем уж спокойная старость, внуки, и небольшой огород, чтоб не сидеть без дела. Скука смертная. И не то, что бы у меня не было желаний, и не то, что бы я не мечтаю… мечтаю, конечно, но с моей удачей, скорее исполнится мечта соседа, нежели моя…

Я хочу поведать свою историю, и если бы в ней шлось только обо мне — я бы вам не советовала ее читать — вы бы умерли от скуки. Но в своей истории я хочу рассказать о НЕМ! Так что, это прочесть стоит.

Кто такой этот ОН? Все дело в том, что я — самый неудачливый человек в мире, неожиданно для себя, словила удачу за хвост. Все дело в том, что я — самая непримечательная и самая обычная девушка во вселенной, повстречала самого необычного, самого яркого, самого удивительного мужчину, и уже с ним я стала мечтать и верить в то, что мечты сбудутся, с ним я начала видеть цветные сны, с ним моя серая жизнь обрела краски, с ним, моя немая душа запела свою первую мелодию.

Но так как я не из тех людей, которым все дается легко — мне пришлось платить за свою редкую удачу, платить дорого, платить сполна, но определенно, оно того стоило! Стоило, потому что… впрочем, вы сами обо всем прочтете. Скажу только, что полюбила, и отдала за эту любовь абсолютно все, и ни разу об этом не пожалела.


***

Столица встретила меня мелким, холодным дождем. Я вышла из автобуса и поплелась к станции метро, где как всегда, было множество людей, которые спешили и толкались. Зонт с собой я не взяла, и к тому времени, как я добралась до гостиницы, в которой меня ждали на собеседование — я была похожа на мокрую бродягу. Впрочем, мне было все-равно, как я выгляжу — лишь бы только меня, наконец, взяли на работу. Это было уже двенадцатое собеседование, и я была в отчаянии. Мне нужна была работа, нужны деньги и эта гостиница — лучший вариант. Оплата здесь хорошая и сотрудникам предоставляется проживание и питание, так что, мне не пришлось бы снимать жилье и все заработанные деньги я могла бы отправлять родным

Перед глазами снова всплыл образ отца, лежащего на больничной койке, бледного и слабого, едва живого. Вспомнилось заплаканное лицо матери, за день постаревшее на десятки лет, вспомнилось, как она снимает обручальное кольцо, которое носила двадцать пять лет, чтоб сдать в ломбард, вместе с остальными украшениями.

— Нет, мама, я найду деньги. Если отец увидит тебя без кольца — это ранит его сильнее любой болезни. Я найду деньги, — обещала я.

Я смахиваю слезы, которые смешались с каплями дождя, и поднимаю глаза на огромное здание, в котором, возможно, буду работать — Farrell Hotel. Рядом с названием, в слабых лучах солнца, поблескивают пять золотых звезд.

Я много читала в интернете об этом новом отеле, который открыл американец — Микаэль Фаррелл, владеющий сетью отелей по всему миру. Я видела фотографии, но в жизни этот отель оказался еще более роскошным, чем я могла себе представить. Швейцар учтиво открыл передо мной дверь, хотя я заметила, как удивленно он на меня посмотрел. Холл оказался светлым и просторным, исполненным в стиле минимализма: кожаные кресла и диваны, на стенах картины маслом, в центе огромный аквариум. Я восторженно осмотрелась и поспешила на ресепшн.

— Добро пожаловать в Farrell Hotel! — поприветствовала меня девушка, фальшиво улыбаясь.

— Здравствуйте, я пришла на собеседование.

— Да, конечно, вас проводят.

За моей спиной появился молодой парень, улыбнулся и предложил следовать за ним. Мы прошли по широкому коридору к лифту и поднялись на третий этаж. Миновав длинный коридор, мы остановились у двери, с табличкой конференц-зал.

— Подождите здесь, сказал парень, — вас пригласят.

— Хорошо, спасибо, — поблагодарила я и вскоре осталась одна.

В другом конце коридора, я увидела табличку, обозначающую уборную и решила, что у меня есть пара минут, чтоб привести себя в порядок.

Из большого зеркала на меня смотрела промокшая от дождя девушка, с уставшими глазами, и бледным лицом. Я взяла маленькое махровое полотенце для рук, и вытерла лицо и волосы. Достав из сумки расческу — я заплела волосы в косу и подкрасила губы розовым блеском. Изменения были незначительными, но заметными, и я поспешила обратно к конференц-залу.

Через несколько минут из кабинета вышла девушка, которая тоже проходила собеседование, и теперь пригласили меня. Зал был большой: в центре был длинный стол, с обеих сторон которого стояли удобные кожаные кресла. Меня встретила женщина, одетая в строгий брючный костюм, приветливо улыбнулась и предложила присесть. Пролистав мое досье, она нахмурилась:

— Итак, Анна, мы принимаем на работу только высококвалифицированный персонал. Нам требуется соответствующее образование или опыт роботы в данной сфере, не менее пяти лет.

— Да, я понимаю, но…

— Простите, но я не закончила, — резко оборвала она меня.

— Извините, — прошептала я.

— Так вот, в вашем досье сказано, что вы учитель по профессии, так кем вы хотите работать в нашем отеле? — Она замолчала, ожидая моего ответа. Я почувствовала, как на глаза накатываются слезы, но у меня не было ни малейшего желания плакать перед этой женщиной.

— Я знаю, что не подхожу вам, но мой отец сильно болен… — мой голос дрогнул, и мне потребовалось несколько секунд, чтобы взять себя в руки. — Я очень старательная и быстро учусь, и я могу выполнять любую работу. Я могла бы быть горничной или уборщицей, или мыть посуду. Мне нужна работа и нужны деньги. И я знаю, что вы предоставляете жилье — мне нужно жилье, потому что моя семья живет в деревне, а денег на съем у меня нет…

Я замолчала, пораженная, что выложила все свои проблемы и с мольбой смотрела на свою собеседницу. Она долго молчала, а потом все же сказала:

— Анна, я понимаю, что у вас трудности, но мы не благотворительная организация. К тому же, решение принимать не мне, а мистеру Фарреллу — владельцу гостиницы. Вы должны понимать, что нашими клиентами являются очень успешные и влиятельные люди — поэтому наш персонал должен соответствовать данному уровню. Я, конечно, постараюсь вам помочь, порекомендую вас, сделаю ударение на ваше трудолюбие, но я не могу вам ничего обещать.

— Я понимаю, спасибо. — Я встала и направилась к выходу. Я чувствовала себя опустошенной и совершенно разбитой, и больше всего мне хотелось опустить руки, но я не могла этого сделать.

Размышляя о том, что мне делать дальше, я села в лифт. В холле было людно: приехали важные гости, которых встречал сам владелец отеля — мистер Фаррелл. Я его сразу узнала, так как не раз видела его фотографию, когда читала про отель. Это был высокий, седовласый мужчина лет сорока пяти, подтянутый, широкоплечий, с красивой голливудской улыбкой. На нем была светло-голубая рубашка с золотыми запонками и брюки со стрелками, ботинки начищены до блеска — он выглядел очень солидно. Мистер Фаррелл пожал гостям руки и они отправились в свои номера, довольные теплым приемом, а он дал несколько указаний администратору и направился к лифту.

Я стояла, глядя на него, и подумала, что могла бы обратиться к нему по поводу работы, раз уж решение принимает он. Мне было страшно неловко, но я была не в том положении, что бы стесняться. Он прошел мимо, одарив меня улыбкой, видимо подумал, что я одна из его гостей, вызвал лифт, и я поняла, что это мой последний шанс. Раз уж я собиралась что-то сделать — нужно было делать это сейчас.

— Мистер Фаррелл! — крикнула я, возможно слишком громко и бросилась к нему. Он смотрел на меня, все так же одаривая меня своей фирменной улыбкой.

— Мистер Фаррелл, могу я обратиться к вам по поводу работы?

Он едва заметно приподнял бровь, явно удивленный.

— Э, мисс?..

— Ой, простите сэр, я Анна.

— Очень приятно, мисс Анна.

— Взаимно, мистер Фаррелл.

— Мисс Анна, сейчас у нас проходит набор сотрудников, но этим занимается менеджер по персоналу, а не я, — сказал он довольно грубым, но приятным голосом, с легким акцентом. — Вы можете пройти собеседование…

— Простите, что перебиваю, сэр, но я только что оттуда.

— Да? — он удивился еще больше. — Тогда чем могу помочь, мисс Анна?

— У меня особенный случай, мистер Фаррелл. Ваш администратор сказала, что решение принимаете вы, так что я решила обратиться к вам лично. Мне очень нужна работа, сэр. У меня нет нужного образования и нет опыта в этой сфере, но я буду работать усерднее других, если вы дадите мне шанс.

— Э, мисс Анна, для всех моих работников условия одинаковые. Я не могу рисковать имиджем моего отеля…

— Мистер Фаррелл, прошу, не отказывайте мне. У меня очень сложная ситуация и я просто не знаю, к кому еще мне обратиться. Мне очень нужны деньги, и я хочу работать у вас, и я вас не подведу, сэр. Только прошу, возьмите меня хотя бы на испытательный строк, и увольте, если я не справлюсь, но дайте мне хотя бы шанс попробовать. — Я смотрела на него глазами, полными мольбы, а мысленно молилась, чтоб он согласился. Я бы никогда не стала так унижаться, при других обстоятельствах, но я была готова сделать все что угодно, ради отца, ради моей семьи. — Пожалуйста, сэр… — прошептала я и увидела, как взгляд его смягчился.

— Ладно, мисс Анна, — снисходительно сказал он, — я дам вам возможность попробовать свои силы. Но я буду строг с вами еще больше, чем с остальными.

— Да, сэр, конечно, я понимаю, спасибо вам! — я разве что не запрыгала от счастья.

— Я даю вам неделю на обучение, а потом сам лично проверю ваши навыки. Но если вы не будете соответствовать нашим стандартам — ваши мольбы вас не спасут. Это понятно?

— Да, сэр, спасибо вам.

— Присядьте там, я распоряжусь насчет вас.

— Хорошо сэр, спасибо вам, сэр.

Я присела на указанный мне диван, а мистер Фаррелл подошел к девушке на ресепшн, и долго объяснял, что со мной делать. Я благодарила Бога за такую удачу, за то, что этот строгий мужчина, не остался равнодушным к моим мольбам, и что теперь я смогу заработать деньги на лечение своего отца.

Меня поселили в комнате, которая больше напоминала кладовую. Кроме узкой кровати, там стоял один стул и крошечная тумбочка, для личных вещей. В этот же день, вместе со старшей горничной, я отправилась на уборку номеров и старалась запомнить каждое ее движение, каждое ее действие, потому что через неделю меня ждал главный в моей жизни экзамен.


Стоя перед дверью мистера Фаррелла, я несколько раз глубоко вдохнула и негромко постучалась. Он ответил и я вошла. Он сидел в спальне, в глубоком, мягком кресле, пил виски со льдом и просматривал бумаги. Я застыла, сжимая в руках чистое постельное белье, ожидая его приказаний. Мистер Фаррелл продолжал заниматься своими делами, не обращая на меня никакого внимания, и я решила приняться за дело.

Я сняла грязное белье и сложила его в корзину. Постелила наматрасник, простыню, тщательно разгладила и заправила края, надела наволочки на подушки, пододеяльник разгладила по постели и отогнула край, толщиной около восьми сантиметров — все как меня учили. Закончив, я еще раз проверила свою работу и уверенная, что все сделала правильно — отошла от кровати.

— Я закончила, сэр.

Мистер Фаррелл все так же не обращал на меня внимания, продолжая листать бумаги. Я стояла, не зная, позвать ли мне его еще раз, или ждать. Я вообще не была уверенна, что он знает о моем присутствии. Наконец, он встал и подошел к кровати: внимательно рассмотрел одеяло, подушки, потом слегка отбросил одеяло и рассмотрел простынь. Я почувствовала, как на меня накатывает волнение, и я больше не была такой уверенной в своих силах.

Мистер Фаррелл заложил руки за спину и внимательно посмотрел на меня. Я смущенно опустила глаза, я вдруг почувствовала себя нашкодившим ребенком в кабинете директора.

Я застыла, в ожидании его вердикта, а он, все так же молча смотрел на меня. Мгновение длилось вечность и вдруг, одним резким движением, он сорвал постель с кровати и швырнул на пол. От неожиданности я аж подпрыгнула, и мое сердце стало гулко биться в висках.

— Начните сначала, мисс Анна, — спокойно сказал он и вернулся в свое мягкое кресло. Только на этот раз он пристально следил за каждым моим движением, неторопливо попивая холодный виски.

Дрожащими руками, я снова стала заправлять его постель, проделывая все, как и в первый раз, но теперь более тщательно разглаживая каждую складочку ткани. Мое дыхание участилось, мне вдруг сделалось жарко и жутко неудобно в короткой, облегающей униформе. Я почувствовала, что вспотела и теперь, каждый раз, когда он делал глоток виски и кубики льда звенели в его бокале — мне жутко хотелось пить. Закончив, я все еще раз тщательно проверила и отошла в сторону.

Мистер Фаррелл встал и подошел к кровати, все внимательно рассмотрел и снова, резким движением, сорвал постель на пол.

Я почувствовала, что ноги стали подкашиваться и мне вдруг так сильно захотелось плакать, что я не сдержалась, и несколько слезинок потекли по щекам.

— Еще раз, — сухо бросил он и в этот раз остался стоять рядом, как надзиратель, глядя на меня сверху вниз. Я нагнулась и подняла постель с пола, повторяя хорошо заученные действия. Наматрасник, простынь, пододеяльник, наволочки, отогнуть край одеяла, заправить, разгладить. Я была уверенна, что лучше заправить постель не может никто, и не понимала, что делаю не так. Я уже мысленно паковала вещи и возвращалась домой, без копейки в кармане.

От мысли, что придется смотреть в глаза матери — наворачивались слезы, и я плохо видела складки ткани, как впрочем, и постель в целом. Капельки пота стекали по моим вискам на щеки, и я смахивала их трясущимися руками. Легкая ткань униформы прилипла к телу и сковывала мои движения. Я почувствовала, что мои силы на исходе и если он скажет мне начать сначала еще раз — я этого не вынесу. Закончив — я снова все проверила, и отошла в сторону, тяжело дыша.

Мистер Фаррелл снова все рассмотрел, и я приготовилась к очередному рывку, но он сел в кресло, и, движением руки, подозвал меня к себе. На негнущихся ногах я подошла к нему, но посмотреть на него не осмелилась. Меня переполняла ненависть к этому человеку, за то, что заставил меня пережить такое, заставил так унижаться перед ним, словно я его рабыня, а не горничная.

— Я хочу, чтобы завтра вы провели полную уборку номера, а я проверю вашу работу, — все так же сухо сказал он и указал мне на дверь. — На сегодня все, можете идти.

— Да, сэр.

Я вылетела из номера и едва оказалась в коридоре — расплакалась, и совершенно вымотанная, побрела в свою комнатку.

Не смотря на то, что голова сильно болела от пролитых слез, и сильно хотелось спать — уснуть мне не удавалось до самого утра. Я все прокручивала в голове произошедшее в номере этого тирана и не могла понять, справилась я или нет. Зачем он заставлял меня снова и снова застилать кровать? У меня было такое чувство, что он наслаждался, наблюдая за мной, за тем, как я наклоняюсь, как подскакивает моя униформа, когда я расправляю простынь и одеяло. А когда он смотрел на меня — в его взгляде было такое самодовольство, такое превосходство надо мной. А его голос был так холоден и строг, что мне становилось не по себе — он не говорил, не просил, а приказывал… Но как бы я не относилась к нему — мне все еще нужна была эта работа, и я не собиралась сдаваться, оказавшись у цели.

Точно! Меня словно осенило: он знает, что я нуждаюсь в этой работе, поэтому он так пренебрежительно ко мне относиться. Если бы это был другой, высококвалифицированный сотрудник — мистер Фаррелл бы не позволил себе такого. А я — простая дурочка с деревни, и меня можно унизить, показывая свое превосходство… Что ж, пусть, я все стерплю, не в моей ситуации думать о гордости.

Днем я вновь отправилась в его номер и с облегчением обнаружила, что мистера Фаррелла в нем нет. Я принялась за дело — более тщательно я не убирала еще никогда. Я сменила постель и полотенца, вымыла полы, вытерла пыль, протерла окна, зеркала, до блеска начистила ванну и унитаз, и закончила только через три часа непрерывной работы. Уходя, я забрала его грязное белье и отнесла в прачечную.

Я вернулась к себе и не заметила, как уснула от усталости. Я спала, пока в мою комнатушку не влетела главная горничная.

— Мистер Фаррелл срочно хочет видеть тебя.

Сон мгновенно пропал, и я вновь почувствовала леденящее душу волнение. Я неслась в его номер, как угорелая, я не могла заставлять его, себя ждать. У его двери я остановилась и немного отдышалась, постучала и вошла.

— Вы хотели меня видеть, сэр?

— Проходите.

Я вошла в спальню и встала у кровати. Мистер Фаррелл вошел в ванну и вернулся с маленьким махровым полотенцем для рук. Он провел ним по столу, по подоконнику и изголовью кровати, потом посмотрел на полотенце и удовлетворительно кивнул.

— Лягте на пол и протрите под кроватью, — сказал он, протягивая мне белоснежное полотенце. Я взяла его, опустилась на колени, а потом легла и несколько раз взмахнула полотенцем по полу. Снизу я видела его начищенные ботинки, и они были так близко к моему лицу, что я не сомневалась, что этот тиран получает удовольствие от того, что я валяюсь у его ног.

— А теперь за прикроватной тумбой, — сказал он, когда я поднялась. Я сделала, как он велел, и вернула ему такое же чистое полотенце. Он рассмотрел его и бросил на пол, не сводя при этом с меня глаз.

— Уберите это, мисс Анна, — почти шепотом сказал он. Я замерла, мое сердце стало колотиться, во рту пересохло. Он сделал это нарочно, чтобы я снова оказалась у его ног, словно рабыня. Я чувствовала себя оскорбленной и униженной, но послушно наклонилась перед ним и подняла полотенце, бросила в корзину для грязного белья.

— Следуйте за мной. — Он вошел в кабинет, а я плелась за ним. Сев за стол, он предложил мне сесть напротив.

— Поздравляю, мисс Анна, вы отлично справились, — сказал он и впервые улыбнулся. Я почувствовала такое облегчение, что, казалось, с моих плеч сняли огромную ношу. Я справилась, справилась! Меня переполняла невероятная радость и гордость за то, чего я достигла. — Прочитайте контракт, и если вас все устраивает — подпишите.

Я взяла протянутые мне бумаги и стала читать.

— Тут сказано, что мне полагается два выходных в неделю, но мне не нужны выходные, сэр.

— Анна, это тяжелая работа и тебе понадобиться время, в которое ты сможешь отдохнуть, — обеспокоенно сказал он.

Я аж рот открыла от удивления, он перестал называть меня мисс и перешел на ты!

— Сэр, мне нужны деньги, я справлюсь.

Я знала, что это будет трудно, так как за неделю практики, меня стала мучить боль в спине, а к вечеру я уже валилась с ног. Но мне приходилось быть сильной.

— Что ж, ладно, но я отмечу этот пункт, а когда что-то измениться — дай мне знать и я исправлю его, ладно?

— Да, сэр, спасибо, — поблагодарила я и поставила подпись.

— Можете приступать к работе, — сказал он, давая понять, что разговор окончен.

— Мистер Фаррелл, могу я попросить вас, выплатить мне деньги вперед за месяц или два? — робко спросила я.

— Хорошо, я позвоню в бухгалтерию, предупрежу, что вы зайдете.

— Спасибо, сэр, огромное спасибо.

Он улыбнулся, и я поспешно вышла из его номера, предвкушая, как позвоню маме и обрадую ее новостью.

Через два месяца мне все же понадобился выходной — мне должно было исполниться двадцать пять и родные хотели, чтоб в этот день я была с ними. Мне было неудобно, снова обращаться к мистеру Фарреллу с просьбой, но я так давно не видела отца и действительно соскучилась по дому.

Как на зло, его не оказалось в номере, когда я у него убиралась и мне пришлось искать с ним встречи. Закончив работу, я сняла униформу, приняла душ и надела джинсы и голубую блузу. Я побрела по коридору, ведущему в его номер, потом спустилась в холл и наконец, встретила его возле ресторана.

— Мистер Фаррелл, могу я обратиться к вам, сэр? Это займет всего минутку.

— Анна, я иду ужинать. — отмахнулся он.

— Но это срочно, сэр, — настояла я.

Он тяжело вздохнул, а потом сдался:

— Ладно, пойдем. Я буду ужинать, а ты говорить.

— Спасибо, сэр.

Мы присели за столик и мистер Фаррелл подал знак официанту и ему тут же подали ужин.

— Ты голодна? — спросил он меня.

— Нет, сэр, спасибо. Я лучше скажу, что хотела и оставлю вас.

— Хорошо.

— Мне нужен выходной, сэр. Всего один, завтра. Я договорилась с девочками, они подменят меня.

— Ну, раз ты уже все решила, что требуется от меня? — недовольно фыркнул он.

— Ваше разрешение, сэр.

Он снова тяжело вздохнул, но лицо его смягчилось.

— Хорошо, я разрешаю. Только пусть в моем номере не убирают, я подожду, пока ты вернешься.

— Хорошо, сэр.

— Что-то случилось? С чего вдруг тебе понадобился выходной?

— У меня завтра день рождения — родные хотят повидаться.

— А, что ж, с наступающим!

— Спасибо, мистер Фаррелл, сэр, я вернусь послезавтра, и первым делом приберусь у вас.

Он улыбнулся и в уголках его глаз, появились мелкие морщинки.

— Спасибо, Анна.

— Вам спасибо, сэр, приятного аппетита.

Подпрыгивая от счастья, я вернулась в свою комнатушку, собираться в дорогу. Я решила выезжать этим вечером, чтоб свой день рождения встречать уже дома.


Отец выглядел хуже, чем я ожидала, но я не выдала своих мыслей, и подбадривая его, говорила о выздоровлении. Одна его рука не разгибалась, а нога наоборот не могла согнуться — это обычные последствия после инсульта, но выглядит это ужасно, особенно если вспомнить, что всего пару месяцев назад, отец был полон сил. Теперь он быстро уставал и был раздражительным, но мама с огромным терпением относилась к его дурному настроению.

Вечером, когда мама уложила его в постель, мы собрались на кухне, обсудить наше финансовое положение.

— Денег едва хватает, хоть ты очень хорошо зарабатываешь, дочка, я очень горжусь тобой. Но его ждет длинный путь к выздоровлению и боюсь, что нам будут нужны твои деньги еще около года.

— Я буду работать, мама, и буду присылать вам все, до последней копейки. Возможно, если я буду очень стараться, то меня повысят, и тогда денег будет еще больше. А что говорит врач?

— Говорит, что ему нужен свежий воздух, физические упражнения и массажи. Я делаю все, что могу сделать, ведь денег хватает только на таблетки.

— Я поговорю с мистером Фарреллом, возможно, он сможет заплатить мне наперед больше денег… Я сделаю все, что смогу, мама, — пообещала я.

— Отец переживает, что тебе приходиться тяжело трудиться из-за него.

— Скажи, пусть не переживает, ему сейчас нужен покой. Это хорошая работа, мне там нравиться и он бы сделал для меня то же самое.

Засыпая в своей постели, на старенькой кровати в отцовском доме, мыслями я была в гостинице мистера Фаррелла. Только тут, я вдруг почувствовала странную тоску по этому властному, седовласому мужчине. Мне вдруг захотелось в отель, словно там был мой настоящий дом, захотелось к нему, словно это был мой самый близкий человек.

Засыпая, я думала о паутине морщинок, в уголках его голубых глаз, которые появлялись всякий раз, когда он улыбался… улыбался мне.


Утром я вернулась в отель и побрела в свою комнатушку, чтобы надеть униформу и отправиться убирать в номере мистера Фаррелла.

— Анна, ты такое пропустила! — набросилась на меня одна из горничных, с которой я дружила, едва я успела выйти из лифта. — Вчера здесь был Фаррелл, он приходил к тебе.

— Ко мне? — все внутри похолодело от волнения. — Не понимаю, он ведь знает, что я уезжала.

— Он кое-что тебе принес, — заговорщицки произнесла Яна.

— Принес? Что? — недоумевала я.

— Сейчас увидишь, — отмахнулась она. — Он попросил провести его в твою комнату и страшно разозлился, когда увидел где ты живешь. Он так кричал на администратора, что было слышно на всем служебном этаже! Она поселила тебя в эту кладовую, притом, что у нас есть свободная, хорошая комната.

— Он кричал на нее? — я не могла представить, чтоб мистер Фаррелл на кого-то кричит. Он, безусловно, умел быть строгим и грозным и даже грубым, но что бы кричать…

— Еще как кричал, да так, что все разбежались, боясь попасться ему под горячую руку. Он поручил мне перенести твои вещи в новую комнату — пойди, посмотри, — сказала Яна, указывая мне на нужную дверь. — Мне пора.

— Спасибо, — рассеянно сказала я.

— Не за что, да, и к кстати, с днем рождения!

Оставшись одна, я направилась в свою новую комнату: она была просторной и уютной, новая кровать была больше прежней, в углу стоял небольшой шкаф и письменный стол, на котором стоял восхитительный букет белоснежных роз. Я подошла поближе и достала открытку:


С днем рождения, мисс Анна.

М.Ф.

Это было так на него похоже, что я невольно улыбнулась. Этот странный, грубый, властный мужчина хотел поздравить меня, проявить внимание, но даже в своих добрых намерениях оставался холодным и сдержанным.

Хотя, признаться, этот жест все же произвел на меня впечатление, и я задумалась над тем, зачем ему тратить свое время и внимание на обычную горничную? Разве что он относился ко мне не совсем как к обычной горничной… И почему он сказал, чтоб никто не убирался у него, пока я не вернусь?.. Может, я ему нравлюсь? Хотя, если вспомнить, как он бросил полотенце у своих ног, чтобы я наклонилась перед ним, если вспомнить, какой униженной я себя чувствовала… нет, я не нравлюсь ему — это просто цветы на день рождения. А он мне? Нравиться ли он мне? Возможно. Только чуть-чуть. Только потому, что он красивый мужчина, такой элегантный и статный, и всегда хорошо одет, и у него очаровательная улыбка и милые морщинки в уголках глаз и его седые волосы такие густые и в них есть что-то такое… сексуальное. А еще у него… о чем это я? Какой красивый букет! Интересно, он поздравлял кого-нибудь из своих подчиненных, кроме меня? Я наклонилась и вдохнула аромат цветов — розы всегда так великолепно пахнут! Такого большого букета мне еще никто не дарил, к тому же, если учесть, что это был единственный подарок, который я получила на этот день рождения — мистер Фаррелл действительно поразил меня.

Переодевшись, я поспешила в его номер, предвкушая нашу встречу, продумывая, что ему скажу, как поблагодарю. Я была не в силах избавиться от улыбки, которая не сходила с моего счастливого лица, впервые, за долгое время, мне было так радостно.

Мистер Фаррелл сидел за столом в кабинете и разговаривал по телефону. Взмахом руки он приказал мне оставить его одного, и я побрела убирать в спальне. Улыбка прошла, как и хорошее настроение и я снова почувствовала, что глаза стали влажными от слез.

Этот мужчина пробуждал во мне странные чувства: я слишком остро реагировала на его строгость ко мне, и тут же таяла, когда он был добр со мной.

Закончив убираться, я заметила, что на кресле небрежно брошена его вчерашняя рубашка; это было не похоже на него, ведь он всегда убирал грязное белье в корзину. Я взяла ее в руки и мне вдруг, захотелось вдохнуть ее аромат, узнать, как пахнет этот взрослый, строгий мужчина.

Едва только я успела поднести ее к лицу и услышать аромат сигар и дорогого парфюма, как за моей спиной раздался разъяренный голос мистера Фаррелла.

— Что вы делаете, мисс Анна?

Резко повернувшись, я испуганно уставилась на него. Он стоял в дверях и молчал, ожидая моего ответа, но я не знала, что ему сказать. В голове крутился только один ответ: нюхаю вашу рубашку, сэр. Но, конечно же, такого сказать я не могла, поэтому пристыжено опустила глаза.

— Если вы закончили заниматься тем, чем вы тут занимались — можете идти, — в его голосе слышалась улыбка, но я не осмелилась посмотреть на него.

— Да, сэр. Простите, сэр. — Я поспешила прочь, оставив его рубашку на кресле. Мои щеки горели от стыда, и мне хотелось как можно быстрее сбежать из его номера, сбежать от его пристального взгляда.

— Анна, — сказал он, останавливая меня за руку, — заберите рубашку и отнесите в прачечную, вместе с бельем из корзины. — От прикосновения его горячих рук по моему телу прошлось волнение и трепет. Меня испугала наша близость, и я поспешила отдалиться от него на безопасную дистанцию.

— Да, сэр, — покорно сказала я, и исполнила его приказ. Меня обдавало жаром, теперь не только из-за стыда, но и из-за того, какое напряжение возникло между нами, в комнате, где были только мы вдвоем. — Теперь я могу идти, мистер Фаррелл?

— Конечно, Анна, идите, — он сделал шаг в сторону, давая мне пройти, и я быстро проскочила мимо.

Я не понимала, что на меня нашло, с чего мне вообще пришло в голову нюхать вещи моего начальника? Я повела себя ужасно глупо, и что он теперь будет обо мне думать?

Весь день я корила себя, за такое глупое поведение, но в аромате его рубашки я расслышала еще один запах: смешанный с запахом сигар и парфюма, его рубашка приятно пахла мужчиной. Сильным и властным мужчиной, который будоражил меня, волновал, мужчиной, который заставлял меня смущаться, робеть и нервничать от одного только его взгляда.

Вечером, все работники, кто был свободен, собрались на дискотеку, а я осталась в отеле, потому что не могла себе позволить тратить деньги — каждая копейка была на счету, к тому же у меня все еще не было настроения из-за произошедшего утром. Я сидела на лавке перед отелем и говорила по телефону с мамой. Закончив разговор, я заметила, что к входу подъехала машина мистера Фаррелла. Я вжалась в росший рядом куст, в надежде остаться незамеченной. После всего, мне не хотелось встречаться с ним.

— Добрый вечер, мисс Анна, — он был в добром расположении духа и улыбался, и мне не оставалось ничего другого, кроме как улыбнуться ему в ответ.

— Добрый вечер, мистер Фаррелл!

Он присел рядом, и устало вздохнул:

— День был невероятно тяжелым…

— Мистер Фаррелл, я хотела поблагодарить вас за цветы и новую комнату, сэр, — робко сказала я.

— А, пустяки, Анна, — отмахнулся он, и меня вдруг переполнило чувство благодарности за все то, что он для меня сделал. — Как отпраздновали? — спросил он.

— Учитывая обстоятельства — неплохо.

— Обстоятельства? — переспросил он, и я поняла, что ему не терпится узнать, что у меня произошло, и почему мне так нужны деньги.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 629