электронная
72
печатная A5
288
16+
По следам Белого Кролика

Бесплатный фрагмент - По следам Белого Кролика

Объем:
84 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-2123-8
электронная
от 72
печатная A5
от 288

По следам Белого Кролика

Повесть

Глава 1

Некоторое время я жил в Соединенных Штатах Америки, имел частную врачебную практику в Сан-Франциско и потому довольно редко виделся с Шерлоком Холмсом, все так же проживавшего на Бейкер-стрит в Лондоне. И неимоверно соскучился по моему другу и нашим приключениям.

Поэтому, когда одним летним вечером мне пришла телеграмма от Майка Стэмфорда о конференции врачей в Лондоне, я с удовольствием отправился в родную Англию. И, конечно, не упустил возможность навестить знакомый дом на Бейкер-стрит. Тогда я даже не представлял, что наша встреча с Холмсом станет началом еще одного довольно интересного расследования.

Но обо всем по порядку. Итак, на следующий уже день после того, как прибыл в Лондон, незадолго до ленча, я позвонил в дверь дома 221б по Бейкер-стрит. Поприветствовав открывшую мне миссис Хадсон, я не стал ждать, когда она предупредит Холмса о моем визите, и поднялся наверх.

На пороге в гостиную я столкнулся с разъяренным молодым человеком, стремительно промчавшимся мимо меня. Он остановился на ступенях и крикнул в открытую дверь:

— Это было невероятно глупо, мистер Холмс! — и, чуть не сбив с ног миссис Хадсон, сбежал с лестницы. Хлопнула парадная дверь. Изумленно посмотрев назад, я переступил порог знакомой гостиной, в которой ничего не изменилось с последнего моего посещения, и сразу же увидел Холмса, сидевшего в кресле в углу комнаты. Он задумчиво разглядывал запачканный чем-то темно-багровым серебряный портсигар, лежавший на столе перед ним.

— Боже! — воскликнул я, когда понял, что это были за пятна. — Что произошло?

— Здравствуйте, Уотсон, — поднял голову Холмс. — Ничего страшного, мой друг. И как ни жаль, ничего любопытного.

— А молодой человек, что выскочил от вас? Чего он хотел? — с интересом поглядывая на портсигар, спросил я.

— Ха… Сей юноша потрясал вот этим и требовал, чтобы я все бросил и отправился на расследование убийства. Пришлось прогнать, — покачав головой, протянул Холмс.

— Друг мой, с каких пор вы не развлекаетесь расследованиями убийств? — недоуменно спросил я, присаживаясь в кресло.

— Дорогой Уотсон, я всегда рад заняться интересным делом. Но когда меня пытаются оскорбить, например, так, как это сделал молодой человек, что только что покинул мою гостиную…

— Как? Окровавленным портсигаром?! — перебив Холмса, уточнил я.

— Прискорбно, Уотсон! Неужели практика в Америке так плоха, что вы разучились отличать настоящую кровь от поддельной? — усмехнулся Холмс. — Взгляните, — он протянул мне портсигар. — Это не кровь, а сироп. Кукурузный, с легкой примесью шоколада. Обычно такой используют в театральных пьесах.

— Никогда бы не подумал, — удивленно протянул я. — Я всегда считал, что там используют обычную краску.

— Раньше — да. Но сироп намного дешевле. И придать ему цвет настоящей крови намного проще, чем краске. Хотя не всякий, конечно, отличит, — закурив от любезно зажженной мной спички сигарету, произнес Холмс. — Теперь вы понимаете, Уотсон, — продолжил он, сделав глубокую затяжку, — почему я прогнал этого нахального молодого джентльмена?

— Право, не совсем, — пожал плечами я, положив портсигар на стол. — Как я понял, это — подделка…

— Ну почему же, — прервал мои размышления Холмс. — Портсигар подлинный, вне всякого сомнения. Был сделан в 1879 году фирмой Blanckensee&Son в Бирмингеме. Ручная работа, серебро.

— Я имел в виду кровь, — осторожно заметил я, тоже прикурив сигарету.

— Кровь — да, бутафория, тем более плохо сделанная. Ее можно отличить от настоящей даже невооруженным или таким неискушенным, как у миссис Хадсон, взглядом, — сердито произнес мой друг.

Будто услышав слова Холмса, в гостиную вошла миссис Хадсон.

— Мистер Холмс! — обратилась она к Шерлоку. — Надеюсь, молодой человек, что недавно покинул вашу гостиную, никогда больше не переступит порог этого дома!

— Что-то случилось, миссис Хадсон? — поинтересовался Холмс.

— Я всякое видела с тех пор, как вы поселились у меня. Толпы мальчишек, заплаканные леди… Но такой невоспитанности я не потерплю…

— Миссис Хадсон? — спросил я.

— Этот юноша посмел отдавить мне ногу и даже не извинился!

— Смею вас заверить, миссис Хадсон, — как мне показалось, весьма искренне произнес Холмс, — этого больше не повторится.

— Я надеюсь, мистер Холмс, — ответила ему миссис Хадсон и вышла из гостиной.

На некоторое время в комнате воцарилось молчание.

— Мэри передавала вам привет, — произнес я спустя несколько минут, совершенно не зная, о чем говорить, чтобы вновь не коснуться темы заляпанного сиропом портсигара.

— Это очень мило с ее стороны, — мягко улыбнулся Холмс. — Дружище, вы наверняка хотите узнать, с какой тайной связана эта вещица, не так ли?

— Вы как всегда проницательны, Холмс, — кивнул я.

— Я поведаю вам чуть позже, — произнес Холмс. — А теперь, не желаете ли вы разделить со мной ленч?

— Почту за честь, — слегка склонил я голову.

Во время ленча Холмс изволил откушать со мной омлет из пары яиц и две чашечки чая, а также рассказал мне о новом инспекторе из Скотланд-Ярда, недавно обратившемся за помощью в одном довольно щекотливом деле к моему другу-детективу. По мнению Холмса, этот полицейский был еще глупее, чем Лестрейд, который тоже звезд с неба не хватал, но на фоне новенького был несомненным гением.

Перекусив и вдоволь посмеявшись над рассказами моего друга, я было собрался домой, но в этот момент внизу прозвенел звонок. А спустя минуту к нам поднялась миссис Хадсон.

— К вам посетительница, мистер Холмс, — произнесла она, обращаясь к нему.

Холмс в ответ слегка рассеянно, как мне показалось, кивнул и обратил свой взор в окно, подкурив сигарету.

— Вы много курите, Холмс, — словно вспомнив, что являюсь врачом, упрекнул я детектива, улыбнувшись.

— Доктор Уотсон, — усмехнулся Холмс. — Не желаете сигарету?

— Не откажусь, — кивнул я.

Не успел я опуститься в кресло и взять сигарету, как в дверь неожиданно постучали. Я с немалым трудом смог вспомнить, что миссис Хадсон говорила о посетительнице, и в легком изумлении обернулся. На моей памяти все, кто приходил сюда к Холмсу, входили в гостиную без стука.

Мой друг тоже, казалось, не предполагал, что посетительница решит постучать после того, как ее уже пригласили, и, странно улыбнувшись, крикнул: «Прошу, миссис Кинтсли!».

Дверь, скрипнув, открылась, и через порог переступила леди, одетая в довольно красивое, но простое платье. У нее был мягкий, нерешительный взгляд, а лицо еще хранило следы увядшей молодости. Она слегка удивленно посмотрела на Холмса и, пройдя к столу, остановилась возле него.

— Прошу, присаживайтесь, миссис Кинтсли. Ваш путь из Вулиджа был довольно долгим, и вы наверняка устали, — произнес мой друг, даже не потрудившись, в отличие от меня, подняться из кресла и все так же безмятежно выпуская кольца дыма изо рта.

— Мы знакомы, мистер Холмс? — спросила леди, присаживаясь на любезно предложенный мной стул.

— Не лично, миссис Кинтсли. Некогда, шесть лет тому назад, я изловчился поймать вора, что обкрадывал склады вашего покойного мужа. В те времена я был довольно частым гостем в вашем доме, но вам меня не представили — нам с мистером Кинтсли постоянно было недосуг.

— Но как же вы… — начала миссис Кинтсли, но Холмс в свойственной ему манере перебил ее, предвосхищая вопрос.

— Как я узнал вас? По кольцу. Золото с легкой примесью олова. Сделано на заказ в Лондоне у ювелиров Картье. Другого такого кольца, кроме как на вашем пальце, не существует. Поэтому я посмел предположить, что вы — миссис Кинтсли.

— Это действительно так, — кивнула миссис Кинтсли.

— Теперь вы наверняка задаетесь вопросом, откуда я узнал, что вы приехали из Вулиджа, не так ли? — улыбнулся Холмс.

— Да, как? — спросил я, немного опередив миссис Кинтсли.

— Это очень просто. Колеса вашего ландо, миссис Кинтсли, что стоит у парадной двери, — Холмс указал на окно, — как и ваши туфли, измазаны илом. А такую грязь можно найти только в окрестностях Вулиджа.

— Но Темза ведь вся заилилась, — попробовал я возразить умозаключениям Холмса.

— Несомненно, — кивнув, подтвердил Холмс. — Но лишь в окрестностях Вулиджа илом покрыто не только побережье реки, но и некоторые улицы. Связано это с тем, что кэбам постоянно приходится ездить по берегу, после чего собранный там на колеса ил оседает на остальных дорогах. Тем более что уважающие себя леди не гуляют по побережью Темзы в Лондоне, кроме как на набережной. А ее регулярно чистят от ила и песка, в отличие от побережья у Вулиджа.

— Поразительно! — воскликнул я, не сдержавшись. Я опустил глаза, стремясь увидеть туфли миссис Кинтсли. Однако меня ждало разочарование, они были целиком скрыты подолом платья. Видимо, мой невероятный друг заметил ил на туфлях, когда леди перешагнула через порог и приподняла краешек юбки. Умопомрачительная внимательность. Никогда и не подумал бы обратить внимание на грязь на туфлях леди, а возможность разобрать, что налипло на колесах у стоящего под окнами кэба, и вовсе поражала мое воображение.

— Но есть еще один немаловажный факт, почему я предположил, что наша гостья прибыла сюда из Вулиджа, — продолжил Холмс после короткого молчания и, поднявшись из кресла, прошел к столу. Там он взял газету и передал ее мне.

— «Таймс», двухдневной давности, — слегка обескураженно оглянувшись на Холмса, сказал я.

— Вот именно, — воскликнул Холмс, отчего миссис Кинтсли вздрогнула и удивленно покосилась на детектива. — Два дня тому назад, если верить передовице, лорд и леди Элкот устраивали званый бал по случаю помолвки их единственного отпрыска. А если знать, что лорд Элкот и покойный Чарльз Кинтсли, муж нашей гостьи, были друзьями и именно лорд Элкот купил торговый дом Чарльза после его кончины, кстати, примите мои искренние соболезнования, миссис Кинтсли, — Холмс слегка поклонился, — то можно предположить, что помолвка, о которой написано в газете, была между… — он слегка задумался, — …сыном Элкотов и вашей дочерью, миссис Кинтсли. Мисс Алисой Кинтсли. Это так?

— Да, это так, — горько, как мне показалось, вздохнув, ответила миссис Кинтсли.

— Вижу, вы не очень рады этой помолвке? — спросил Холмс.

— Да. Чарльз был бы против, это несомненно. Но я просто не представляю иного выхода…

— Вас можно понять, — мягким тоном произнес Холмс. — После смерти вашего мужа вам пришлось продать его дело. Насколько помню, у вас осталась только ветхая шхуна. «Чудо», кажется. И прибыли от нее не предвидится.

— «Чудо»… Чарльз купил эту шхуну самой первой, именно с нее он начал свои торговые дела. Он бы не простил мне, если бы я ее продала, — покачала головой миссис Кинтсли. — Хотя вы правы, мистер Холмс. Эта посудина для меня совершенно бесполезна.

Я сочувственно посмотрел на нее и только хотел что-то сказать ей в утешение, как меня перебил Холмс.

— И брак по расчету мог существенно изменить положение вещей, не так ли? — улыбнулся он. — Старшую дочь вы выдали замуж за лорда Манчестера, а младшую ваш покойный супруг мнил наследницей своего дела. Но чтобы остаться на плаву, вам ничего другого не остается, как породниться c Элкотами.

— Только ради Алисы… — прошептала миссис Кинтсли.

— Значит, во время помолвки что-то случилось? — спросил Холмс. — Судя по тому, что вы пришли ко мне лично, вы не обращались в Скотланд-Ярд и боитесь огласки. Так что же произошло?

— Алиса пропала, — едва слышно проговорила миссис Кинтсли.

— А теперь, миссис Кинтсли, расскажите все как можно подробнее, — мой друг прикурил сигарету, усаживаясь в кресло, и мы оба внимательно посмотрели на миссис Кинтсли, ожидая ее истории.

Глава 2

— Да, два дня тому назад леди Элкот давала бал в своем поместье в Вулидже, — начала свой рассказ миссис Кинтсли. — В честь помолвки своего сына Хэмиша и моей дочери Алисы…

— Кто знал об истинной цели бала — помолвке? — спросил Холмс.

— Все, — пожав плечами, просто ответила миссис Кинтсли. — Кроме, разве что, Алисы.

— Это интересно, — задумчиво произнес Холмс. Миссис Кинтсли слегка удивленно посмотрела на детектива, но, поняв, что он не собирается продолжать свою мысль, заговорила дальше.

— Так вот, два дня назад Элкоты устроили бал в честь помолвки своего сына…

— А как Хэмиш Элкот воспринял новость о том, что он должен обручиться с вашей дочерью, миссис Кинтсли? — перебил её Холмс.

— Честно говоря, я не знаю, — ответила ему миссис Кинтсли. — Вам лучше поговорить об этом с самим Хэмишем и его родителями.

— О, непременно, — улыбнулся Холмс. — Прошу, продолжайте, миссис Кинтсли. Во сколько было назначено начало бала?

— В десять утра. Мы с Алисой немного опоздали. Примерно на час, — ответила миссис Кинтсли. — Мистер Холмс… — попыталась она обратиться к моему другу, но Холмс вновь перебил её.

— По какой причине вы опоздали? Вы или Алиса не желали ехать на этот бал? — спросил детектив, проигнорировав мой возмущенный взгляд. Он всегда не отличался деликатностью при общении с женщинами, мне подобное поведение казалось неприемлемым.

— Не совсем так, — покачала головой миссис Кинтсли. — В кэбе я обратила внимание, что Алиса выглядит усталой… Ей уже долгое время снились плохие сны. И из-за них она постоянно не высыпалась. Вот и два дня назад она встала довольно поздно, собираться пришлось в спешке.

— А чем вы объяснили своей дочери вашу поездку на бал к Элкотам? — спросил я, оглянувшись на Холмса. Тот благосклонно кивнул — видимо, и сам хотел задать тот же вопрос.

— Смерть отца очень сильно подкосила Алису. Последние три месяца она совершенно не общалась ни с кем из своих друзей, стала практически затворницей. Я с трудом уговорила её выйти из дома и немного развеяться…

— Наверняка Алиса поехала с вами безо всякого энтузиазма, — заметил Холмс.

— Да, вы правы, мистер Холмс. Алиса очень любила отца. И только с ним оживала. Шутила, смеялась. А так она довольно замкнутая девочка.

— Это довольно интересно, но на данный момент несущественно, — сказал Холмс. — Прошу вас, миссис Кинтсли, продолжайте ваш рассказ, — попросил он и, поднявшись из кресла, прошелся по комнате.

— Да, конечно, — кивнула миссис Кинтсли, следя за ним взглядом. — Мы прибыли на час позже, леди Элкот была возмущена. «Явились на час позже! Теперь все придется делать в спешке», — кажется, так она сказала…

— То есть леди Элкот хотела этого союза? — спросил Холмс, остановившись посередине комнаты и посмотрев на миссис Кинтсли.

— Не могу этого утверждать, — словно сомневаясь в собственных словах, медленно сказала миссис Кинтсли.

— А как лорд Элкот относится к этой помолвке? Если я правильно помню, именно он купил дело вашего мужа, — сцепив руки за спиной в замок, медленно прошел по гостиной Холмс.

— Он был бы рад этому союзу. Он всегда был благосклонен к Чарльзу, и ему очень нравилась Алиса, — оглянувшись на Холмса, ответила миссис Кинтсли.

— Так, — задумчиво произнес Холмс. — С этим мне все ясно. Продолжайте, миссис Кинтсли.

— Мистер Холмс! — вдруг раздался недовольный голос от двери, и миссис Хадсон вошла в комнату, держа в руках поднос, на котором стояли три чашки. Я невольно втянул носом воздух. Чай. Почему-то у миссис Хадсон он всегда выходил необыкновенно душистым.

— Да, миссис Хадсон? — если мой друг и выглядел удивленным, то лишь слегка. Кажется, он предполагал, что она, как обычно это бывало ранее, вновь будет возмущена его отношением к женщинам и полному пренебрежению этикетом и обязательно угостит нашу гостью чаем, что, казалось, как всегда забыл сделать Холмс.

— Ваше поведение неприемлемо! Не угостить даму хотя бы чаем! И курить эти вонючие сигареты при ней. Боже! — она слегка театрально взмахнула руками, при этом укоризненно погрозив мне и Холмсу пальцем, после чего я понял, что это была заранее спланированная детективом постановка. Но когда он успел договориться об этом с миссис Хадсон, я понял еще очень нескоро. — Милочка, — обратилась миссис Хадсон к миссис Кинтсли, — выпейте чаю. Мистер Холмс хоть и грубиян и невежа по отношению к женщинам, но разберется с вашей проблемой, будьте уверены.

— Спасибо, — улыбнулась миссис Кинтсли, принимая из рук миссис Хадсон чашку чая. — Я не сомневаюсь в талантах мистера Холмса.

— Вы правы, миссис Хадсон, — произнес Холмс, взяв с полки трубку и усаживаясь в кресло. — Эти афганские сигареты довольно вонючие и никак не помогают мне сосредоточиться на проблеме нашей гостьи, — он аккуратно поставил пепельницу на подлокотник и быстрыми, ловкими движениями почистил трубку. Забив её табаком, он прикурил и медленно выпустил дым изо рта. — Вот, теперь намного лучше.

— Мистер Холмс! — возмущенно воскликнула миссис Хадсон и повернулась к выходу из гостиной.

Пока миссис Хадсон не ушла, я быстро поднялся со своего кресла и, извинившись за своего неучтивого друга, взял у неё поднос с оставшимся двумя чашками и поставил его на стол.

Дождавшись, когда миссис Хадсон вышла из комнаты, что-то гневно ворча себе под нос, Холмс повернулся к миссис Кинтсли.

— Теперь, когда вы немного отдохнули, — произнес он, улыбнувшись, — я настаиваю на продолжении рассказа. О, благодарю, Уотсон! — он принял из моих рук чашку чая, положив перед этим дымящуюся трубку в пепельницу, и принюхался. — Ах, какой аромат! Напомните мне, доктор Уотсон, поблагодарить миссис Хадсон за этот изумительный букет запахов. Вы чувствуете? Осенний шафран, весенние ромашки и летний бергамот… Здесь собраны практически все времена года… Не хватает только зимы…

— Непременно, Холмс, — кивнул я в ответ, сам с удовольствием глотнув чая.

— Миссис Кинтсли? — вновь обратился Холмс к нашей гостье.

— Да, да, простите, — подняла голову она. — Честно говоря, господа, я не знаю, что вам дальше рассказывать. Мы прибыли на бал, и леди Элкот, немного повозмущавшись из-за нашего опоздания, отправила Алису танцевать кадриль с Хэмишем. Дальше я потеряла её из виду. И увидела только в беседке, где Хэмиш сделал ей предложение…

— Что было дальше? — заинтересованно спросил мой друг.

— Дальше… Алиса была ошеломлена, она слегка растерялась и не смогла ответить Хэмишу сразу. И выбежала из беседки…

— Куда? — воскликнул я.

— В небольшой садовый лабиринт, вход в которой находится как раз у беседки. Мы поначалу не придали этому значения, подумав, естественно, что она растерялась от неожиданности. Но прошел час, потом два. А после моя старшая дочь, Маргарет, призналась, что Алисе стало известно о помолвке уже спустя несколько минут после того, как мы прибыли к Элкотам. Ей рассказали близняшки Чаттавэй, она дружна с ними. Когда минул час, мы всё-таки отправились на поиски Алисы. Но не нашли её нигде. Уже два дня прошло… — миссис Кинтсли уже не смогла сдерживать слезы, и я заботливо протянул ей свой платок. — Благодарю, — кивнула она мне и вытерла глаза, после чего продолжила: — С того момента, как Алиса выбежала из беседки, прошло два дня. Я считаю, что мою дочь похитили. И прошу вас, мистер Холмс, во имя вашей дружбы с Чарльзом… Найдите её!

— Успокойтесь, миссис Кинтсли, — немного безмятежно, как мне показалось, отозвался мой друг-детектив. — Мы найдём девочку. Только позвольте последний вопрос?

— Конечно, мистер Холмс, — кивнула миссис Кинтсли.

— Ваша дочь, миссис Кинтсли, поехав на бал к Элкотам, надела чулки и корсет?

— Холмс! — воскликнул я, приподнимаясь с кресла. — Это переходит уже всякие границы!

— Спокойно, Уотсон, вы же прекрасно знаете мой метод. Главное — детали! — ответил мне Холмс.

— Но при чём тут чулки?

— Уотсон, я был о вас лучшего мнения! Вы же женатый мужчина и, надо полагать, знаете, как должна быть одета леди согласно принятым нормам!

— Нет, всё же ответьте, Холмс, что всё это значит?! — немного вспылив, воскликнул я.

— Прошу меня простить, но я дождусь ответа миссис Кинтсли, — спокойно произнёс Холмс.

— Я не понимаю, откуда вы узнали об этом, мистер Холмс, но да, моя дочь в то утро не надела ни чулок, ни корсета. Мы даже слегка поссорились из-за этого, пока ехали.

— Прекрасно, — улыбнулся Холмс. — Это всё, что я хотел знать.

— Так значит, вы не ответите мне? — вкрадчиво поинтересовался я.

— Ну почему же, Уотсон. Просто я вспомнил одну забавную деталь и решил её уточнить. Позвольте вам напомнить, но я знал некогда Алису. И уже тогда она отличалась от остальных людей. И посему, я буду её искать не ради памяти о дружбе с её отцом. Но только ради дружбы с ней! — ответил мне Холмс и, поднявшись из кресла, обратился к миссис Кинтсли: — Надеюсь, вы попросили кэб вас подождать?

— Да, конечно, — сказала миссис Кинтсли.

— Очень хорошо. Тогда позвольте нам с доктором Уотсоном сопроводить вас до поместья Элкотов. Вы же туда хотели направиться после разговора со мной?

Глава 3

Неподалеку от Лондона, всего в паре часов езды, на берегу Темзы расположился маленький городок Вулидж, некоторыми называемый Вулвичем. Жил он в основном благодаря двум сооружениям, что были построены по приказу Генриха VIII — в 1512 году верфь, включавшая в себя два сухих дока, мачтовый пруд, канатный двор, а чуть позже — крупный металлический цех для изготовления якорей и дельных вещей.

Совместно они дали Британии сотни кораблей. Среди них такие знаменитые, как линкор «Повелитель морей», флагман Карла I; фрегат «Дельфин», дважды обошедший вокруг света; печально известный линкор «Король Георг» и бриг-шлюп «Бигль», исследовательский корабль Чарльза Дарвина.

Во время промышленной революции осадка кораблей начала быстро расти одновременно с заиливанием Темзы, и два сухих дока перестали удовлетворять новым требованиям. Верфь перешла на более мелкие заказы и после периода упадка в 1869 году официально закрылась, но корабли некоторых английских торговых компаний, таких как торговый дом Кинтсли, недавно купленный лордом Элкотом, все еще бросали якорь у Вулиджской верфи.

Поместье Элкотов, куда мы с Холмсом направлялись, после того как на Бейкер-стрит нас посетила миссис Кинтсли с просьбой о помощи в поисках её дочери, находилось неподалеку от этого городка.

В дороге мы большей частью молчали: Холмс задумчиво рассматривал мелькающие пейзажи из окна ландо; я размышлял о том, как превратны порой дороги судьбы — еще вчера я не помышлял ни о каких приключениях, мечтая только после очередной занудной лекции на конференции выпить пару кружек пива с Стэнфордом, а уже сегодня вновь куда-то еду на пару с Холмсом расследовать возможное похищение юной барышни; миссис Кинтсли так же, как и Холмс, смотрела в окно и изредка грустно вздыхала.

Холмс оживился только тогда, когда впереди показалось поместье Элкотов. Повернувшись ко мне, он обронил:

— Похоже, нас ждут, — и обратился к миссис Кинтсли: — Вы не могли бы выглянуть в окно и сказать мне, это случайно не леди Элкот ожидает нас у ворот?

— Да, это она, — мельком взглянув в окно, ответила миссис Кинтсли, — но…

— Что там делает полиция? — продолжил за неё Холмс и я тоже выглянул в окно: неподалеку от одетой в бежевое строгое платье леди, видимо, ожидавшей именно нас у ворот, ведущих к поместью Элкотов, стоял полицейский кэб.

Наш ландо остановилось спустя минуту как раз напротив ворот. Первым вышел Холмс и поприветствовал кивком леди, что с решительным видом направилась к нам.

— Леди Элкот…

Но та его словно и не заметила, обратившись сразу к миссис Кинтсли, которая с моей помощью только выбралась из кэба.

— Миссис Кинтсли, вы, как я вижу, все-таки пригласили этих шарлатанов, что только и делают, что мешают заниматься своим делом тем, кому это положено? Тем более, что ваша дочь, как я считаю, не была похищена. Ваша дурная девчонка наверняка просто забылась в морфинном сне где-то в трущобах!

— Леди Элкот… Да как вы смеете?! — воскликнула миссис Кинтсли, слегка опешив.

Будучи солидарен с нашей клиенткой, я строго посмотрел на леди Элкот и только хотел высказаться, как меня перебил Холмс.

— Позвольте узнать, леди Элкот, почему вы утверждаете, что дочь миссис Кинтсли не была похищена, хотя она говорит обратное? И также о каких трущобах и морфинном сне вы говорите? Вы что-то знаете? — спросил Холмс. — Кстати, позвольте представиться. Шерлок Холмс. А это мой друг — доктор Уотсон. И мы уж точно не шарлатаны.

— Я знаю, кто вы такой. Но от своего мнения я не отказываюсь. Ну а по поводу Алисы… Ну как же, многие слышали некоторое из разговоров Хэмиша и Алисы во время танца. Представьте, она воображала всех мужчин в платье… И вслух размышляла, как хорошо бы уметь летать! Мой сын также утверждает, что в тот день она была крайне рассеянна. И я могу это подтвердить. Перед тем, как Хэмиш предложил ей руку и сердце, я разговаривала с ней: она все время отвлекалась, бормотала о каком-то кролике… Поэтому я и предположила, что она что-то употребляет…

— О белом? — с загоревшимся взглядом быстро спросил Холмс.

— Да… Но откуда…

— Не сейчас, леди Элкот, — перебил её Холмс. — Могу вам сказать одно: ваши утверждения практически верны. Но Алиса Кинтсли не принимала наркотических или каких-либо других средств добровольно.

— Что вы этим хотите сказать? — воскликнула миссис Кинтсли. — Что моя дочь все же наркоманка?

— Нет, нет и нет, миссис Кинтсли. Но ваша дочь действительно похищена. И выведет нас к ней Белый Кролик. Если только, я надеюсь, мы сможем выйти на его след. Леди Элкот, — обратился он к хозяйке поместья, пресекая возможные вопросы как с моей стороны, хоть я и не торопился их задавать, помня о том, что вскоре Холмс сам мне все разъяснит, так и со стороны миссис Кинтсли, которая тоже не стремилась это делать, глубоко задумавшись над словами Холмса. — Леди Элкот, еще один вопрос. Что делает здесь полиция? Насколько помню, миссис Кинтсли и вы не хотели привлекать к сложившейся ситуации внимания.

— Это мой муж. Как только Хелен уехала в Лондон, он сразу же вызвал инспектора из Скотланд-Ярда.

— Прекрасно. Вы же позволите нам встретиться с ним? — ненадолго задумавшись, спросил Холмс уже на территории поместья.

— Конечно. Наверное, он сам будет на этом настаивать. Хотя он не придерживается версии о похищении, — ответила леди Элкот, слегка пожав плечами.

— Любопытно, — произнес Холмс — И еще пара просьб, леди Элкот. Не могли бы вы проводить нас с доктором Уотсоном к беседке, откуда мисс Кинтсли выбежала после предложения вашего сына?

— Конечно. Пройдемте, джентльмены, — леди Элкот, кивнув, повернулась и пошла по дорожке вглубь приусадебной территории. — А ваша вторая просьба?

— Не могли бы вы предоставить мне список приглашенных на бал по случаю помолвки? — мягким тоном произнес Холмс.

— Да, я принесу его вам.

Мы обошли стороной лабиринт из живой изгороди, в котором, судя по запаху, скрывался розарий и спустя минуту оказались у небольшой беседки.

— Это здесь? — спросил я у леди Элкот.

— Да. Именно в этой беседке мой сын сделал мисс Кинтсли предложение. И после секундной заминки она внезапно убежала в сторону лабиринта, так ему и не ответив. Выдающееся хамство! — неожиданно закончила свой ответ леди Элкот пренебрежительным тоном.

— Прекрасно, — произнес Холмс, после чего обратился к дамам. — Леди Элкот, миссис Кинтсли, — сказал он, кивнув, — вы не могли бы оставить меня и моего друга здесь одних? Нам нужно осмотреться.

— Конечно, — согласилась леди Элкот, а миссис Кинтсли оказалась против.

— Я хотела бы поприсутствовать… — сказала она тихим голосом.

— Простите, но вынужден вам отказать. Мне лучше думается в тишине, — ответил ей Холмс

— Но доктор Уотсон… — попробовала возразить миссис Кинтсли, но Холмс был тверд:

— Доктор Уотсон мог бы вас сопровождать, но он нужен мне здесь. И он прекрасно знаком с моими методами. Леди Элкот, — обратился он к хозяйке поместья, — а инспектор уже осматривал эту беседку?

— Нет, — слегка растерянно ответила леди Элкот. — Он сразу прошел в дом. И сейчас, наверное, у мужа в кабинете.

— Ну и слава богу, хоть не затоптал мне ничего, — задумчиво улыбнувшись, произнес Холмс. — Что ж, я попрошу вас оставить нас с доктором Уотсоном. И не забудьте список!

Когда дамы удалились, несколько минут Холмс молча мерил беседку шагами, тщательно осматривая при этом пол, пока я не решился у него спросить:

— Холмс, а что вы имели в виду, когда сказали про то, что белый кролик поможет нам найти девушку?

— То, что и сказал, Уотсон, — ответил мне невразумительно Холмс, наклонившись и поднимая что-то с пола при помощи платка, который он достал из кармана сюртука. — Кстати, взгляните!

— Обычная гусеница. И, кажется, мертвая, — произнес я, разглядев, что у него находилось в руке.

— Нет, Уотсон, не совсем обычная. Взгляните на цвет.

— Довольно странный. Никогда такого не видел, — сказал я, еще раз приглядевшись к гусенице. Она была дымчато-голубой. Хотя я не мог пока понять, чем она так заинтересовала моего друга.

— Вы будете удивлены, но и я такого не видел, — улыбнулся Холмс. — И не уверен, что даже одна-единственная гусеница такой окраски могла появиться в Англии сама по себе.

— То есть вы не исключаете, что она как-то причастна к исчезновению мисс Кинтсли? — удивленно спросил я.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 288