электронная
72
печатная A5
432
16+
Плохая актриса и хороший разбойник

Бесплатный фрагмент - Плохая актриса и хороший разбойник


Объем:
304 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-1278-4
электронная
от 72
печатная A5
от 432

ГЛАВА 1

За что вы любите свадьбы? За волшебную сказку, что воплощается в жизнь на ваших глазах, когда он и она, отыскав друг друга в этом непростом мире, теперь, произнеся клятвы, навеки соединяют свои сердца? За чудесное убранство зала, украшенного золотыми лентами, с белыми розами на столах в изящных вазах и образами обнаженных купидончиков на стенах, пускающих свои волшебные стрелы? Или за магическое представление, участником которого становитесь вы, с сердечной речью священника, искренними слезами невесты и белыми голубями, что с подачи возлюбленных взмывают в небо?

Лично Карен Маккелан любила свадьбы за то, что там можно было хорошо и досыта поесть… и совершенно бесплатно. Закинув в рот кусок копченого лосося, медленно мять его на языке, наслаждаясь каждым оттенком вкуса. Или, вцепившись зубами в ножку жареной куропатки, застонать от удовольствия. Ну, и, конечно, запить всю эту благодать дорогим вином, привезенным с южных земель, где находятся лучшие виноградники королевства.

И все это абсолютно даром, даже подарок молодоженам покупать не нужно. Главное прийти пораньше и проскользнуть в зал вместе с основным потоком людей, дабы не привлекать лишнего внимания к охране мероприятия. Вести себя тоже стоит довольно осторожно, не высовываться, ни с кем не общаться, держаться строго, немного чопорно, гордо вскинув подбородок.

И самое важное, никогда сразу не налегать на еду, как бы сильно тебе этого не хотелось. Необходимо показать окружающим, что ты тоже имеешь право здесь находиться. Делай вид, что тебе чрезвычайно интересно все, что тут происходит, пусть даже твой глаз предательски косит в сторону рябчиков с черносливом и брусничному пирогу. Ну, а когда вся эта павлинья знать после третьего кубка медовухи превратится в грязную челядь с их пьяными песнями и плясками на столе, знай, вот тут твое время пришло. Можешь устраивать своему худому желудку настоящее пиршество.

Карен побывала уже на двадцати трех свадьбах. Ну, вообще-то, на двадцати четырех. Но ту первую не стоило брать в расчет. Карен тогда так боялась быть раскрытой, что толком ничего не смогла перекусить. Только стащила со стола пару черничных пирожных и дала деру. Но за столь приличный срок, путешествуя от празднества к празднеству, девушка достаточно заматерела и теперь держалась здесь довольно уверенно, не боясь быть разоблаченной.

С тех пор как она стащила зеленую карту из кармана знатного вельможи, постоянного гостя их театра, красномордого пузана, вечно сидевшего в первом ряду и оттого позволявшего себе хватать актрис за подол платья, все свадебные приемы были для нее открыты. Зеленая карта была меткой принадлежности к третьему рангу и позволяла быть почетным гостем на любом торжестве. И хотя, стащив ее, Карен с легкостью могла посетить любое мероприятие, она предпочитала свадьбы. Гостей всегда намного больше, легко укрыться в толпе, и если какая-нибудь отъевшаяся старуха в отвратительном головном уборе из перьев ободранной курицы, подозрительно косилась на нее, не узнавая среди родственников со стороны жениха, девушка легко делала вид, что она со стороны невесты и наоборот. А, отъевшись до отвала, незаметно ускользала домой.

Обычно свадьбы проходили каждую пятницу в отеле «Голубой жаворонок» в аккурат напротив театра, в котором вот уже семь лет трудилась девушка. Поэтому ей было несложно после голодной рабочей смены, перейдя дорогу, заскочить на торжество, чтобы основательно подкрепиться.

Но сегодня все было крайне необычно. Во-первых, мероприятие проходило в загородной резиденции самого короля, что находилась на окраине их города Форк, которую Его Величество посещал, когда был редкими наездами здесь. Обычно он проживал в своем дворце в городе Спун, что находился на востоке их королевства Бакинтрей.

Так же, судя по убранству зала и нарядам великосветских особ, это была довольно богатая свадьба. Видимо, здесь сочетались браком очень знатные представители королевства. Девушка немного знала жениха. Им был некий Гектор, дальний родственник короля. А вот невеста, то ли Дорис, то ли Норис, была девушке совсем незнакома.

Приехать сюда было для Карен большим риском. Если в «Голубом жаворонке» ей удавалось оставаться незамеченной, то на таком пышном приеме девушку легко могли вывести на чистую воду. Но вечно урчащий желудок победил в схватке со страхом.

Поэтому было решено основательно подготовиться к столь знаменательному событию. Во-первых, ни в коем случае нельзя было добираться на праздник пешком. Это было бы признано дурным тоном.

Передвигаться в их королевстве можно было несколькими способами: по морю, по земле (верхом на лошади или в пассажирской карете) и по воздуху (на драконах). Драконы являлись самым доступным видом транспорта, драконьи парковки и посадочные линии были практически в каждом крупном городе. А в деревнях и мелких поселках всегда можно была найти удобное место для посадки, например, в поле недалеко от жилого поселения.

Так же в материальном плане — это было максимально доступно. Конечно, матерые драконы стоили дорого, но всегда можно было воспользоваться зеленым молодняком по более низкой цене. Правда, и здесь имелись кое-какие нюансы. Например, использовать молодежь в межсезонье было крайне затруднительным, так как это грозило многим неудобным моментам.

Все дело в том, что в этот период у молодняка мужского пола гормоны в крови устраивали дикие танцы, призывая их к скорому поиску пары. А так как эта самая пара могла случайно встретиться им по дороге, молодые дракончики вмиг забывали о своих служебных обязанностях и начинали прямо в пути всячески «клеить» юную дракониху. Они приставали к ним непосредственно в воздухе и без цветов и букетов одолевали их своими чувствами.

Те дамы, что были посерьезней, могли устроить своим ухажерам настоящую взбучку, и именно отвесить оплеуху взмахом хвоста или дать промеж глаз задней лапой. Но были и такие, что нисколько не обращали внимания на сходящих по ним с ума влюбленных дураков и продолжали двигаться в нужном им направлении. А те соответственно, не уставая добиваться их любви, могли последовать за дамами сердца хоть на край света. И так как в этот момент «транспортное средство» мужского пола становилось совершенно неуправляемым, человек, оседлавший такого вот очарованного самца, мог легко уехать не в ту сторону, куда ему было необходимо, а куда направлялся ездок самки.

Но были случаи и похуже, правда, крайне редко. Это когда вконец обнаглевшие мужские особи нападали на девочек, в попытке взять силой непокорных дам. И вот тут-то и могла случиться не только «пробка», но и настоящая авария. В любом случае страдали ездоки, а не «лошади».

Но если такое случалось, драконов, ставших виновниками дорожного происшествия, моментально лишали лицензий на пассажирскую перевозку, и те утрачивали возможность основного заработка на добрых двести лет.

Были, правда, еще и пегасы. Но с ними было крайне трудно. Этих крылатых лошадей могла использовать только знать, простой люд пользовался услугами драконов. И хотя представители голубых кровей и пытались добавить этот факт себе в честь, но истина здесь была в другом. Дело в том, что испокон веков эти летающие твари терпеть не могли простых людей. Им вынь да подай быть под седлом только всяких богачей с титулами и не менее. Крестьян они к себе на пушечный выстрел не подпускали. Если какой бывало и попытается ему на спину вскарабкаться, то пегас его так перекусает, что синяки потом за месяц примочками не вылечить. А мог и копытом в живот заехать. В общем, за столько столетий простой люд давно отказался от бесполезных попыток.

Конечно, собственной кареты у Карен не было. Ехать в пассажирской повозке означало лишить себя ужина. Пришлось арендовать дракона. За самого дешевого дракончика в пункте проката ей пришлось выложить пять с половиной коинов. Если судить, что за один спектакль в ее театре Карен получала полтора коина, для нее это было разорительством. Но игра стоила свеч.

Во-вторых, необходимо было позаботиться в своем внешнем виде. Но тут ей всегда помогала их костюмер и гример Фалон. Эта веселая пышка так любила пирожки с патокой, что за обещание привезти ей целый кулек, женщина могла превратить заурядную внешность Карен в настоящую конфетку. Она отыскала в своем арсенале самый красивый наряд. Карен хорошо помнила это чудесное бирюзовое платье с высоким лифом, ажурными лентами и газовыми рукавами. Девушка играла в нем принцессу в постановке по пьесе известного бакинтрейского драматурга Комиля Каирского.

Над прической Фалон тоже весьма постаралась…, но слегка переборщила. Дело в том, что Карен, блондинка от природы, в связи со своей трудовой деятельностью вынуждена была очень часто менять цвет волос, и в итоге сейчас они были цвета опавших осенних листьев. Гример использовала для завивки и краски волшебные порошки, хотя это и было запрещено. И Фалон так сильно закрутила ее волосы и высушила, что теперь прическа девушки напоминала огромный красный шар. Словно дом мягких как пух вьющихся волос окружал ее голову. Отлично, подумала тогда Карен, глядя на себя в зеркало, теперь ей придется постоянно держать спину прямо, чтобы не уронить такую «ношу». С такой прической ей вряд ли удастся остаться незамеченной.

Карен закинула в рот горсть сахаренных слив и, прикрыв глаза, откинула голову на спинку стула. Она издала блаженный стон, медленно смакуя удовольствие. Сливы и инжир в северной части королевства были в диковинку и стоили очень дорого. А вот на юге, откуда девушка была родом, эти плоды росли на каждом шагу, и Карен с детства привыкла к такому лакомству. Вообще, она больше любила простую деревенскую пищу, которую готовила ее мать: овсяные лепешки, мягкий сыр, вяленое мясо и медовые булочки. Живя на севере, ей часто не хватало таких угощений.

Карен прищурила один глаз и лукаво улыбнулась. Ладно, так уж и быть, сегодня она обойдется форелью под клубничным соусом и тыквенным пирогом. Девушка услышала хрюкающий смех и открыла глаза. Напротив нее сидел один из гостей, что в отличие от большинства не плясал сейчас в центре зала. Это был порядком выпивший мужчина средних лет с кручеными усами и бородой как у козла. Он хитро смотрел на девушку и причмокивал большими как вареники губами.

Карен стало тошно. Она терпеть не могла всех этих баловней судьбы, зажравшихся вельмож, перед которыми ей приходилось выступать каждый вечер. Они имели в этой жизни все и считали, что любое их желание происходит по щелчку пальцев. А теперь «козлиная бородка» захотел ее. Глядя на девушку плотоядным взглядом, он чуть ли не слюни пускал по своим губам-вареникам.

Карен использовала все те навыки ее ненавистной профессии, чтобы сделать вид, что она ничего не заметила. Хотя ее душа требовала въехать подонку под столом изящной туфелькой между ног. Благо выпивоха вовремя отключился и уснул в чашке с пряной фасолью.

Девушка снова потянулась рукой к столу, но теперь уже к тарелке с глазированными орешками.

— Рекомендую попробовать изюм. Не знаю почему, но именно его вы игнорируете весь вечер. Хотя правильно высушенный, он является изысканным лакомством.

Карен напряглась. Глубокий мужской голос заставил ее встрепенуться. Она повернула голову и встретилась с немигающим взглядом невероятно синих, как озера в Долине Снов, глаз. Сам хозяин этих глаз был тоже невероятно хорош собой. Он имел худощавое, слегка вытянутое лицо, прямой нос, который был словно нарисован с помощью складской линейки, и тонкие губы. А ямочки на щеке и подбородке придавали его брутальной внешности странное очарование. Мужчина имел черные волосы до плеч, а его порочный рот кривился в надменной улыбке.

И эта улыбка, наряду с опасным блеском в глазах заставили колени девушки задрожать. Мужчина был одет в красивый сюртук из дорогой добротной ткани, расписанной узорами, белую рубашку с такого же цвета повязанным галстуком, а на его правой руке блестел золотой перстень с бриллиантом. Богач. Определенно не ниже второго ранга.

Карен стало не по себе. Судя по тому, как он смотрел и его комментарий насчет изюма говорили о том, что мужчина давно наблюдает за ней, и этот факт испугал ее не на шутку. В отличие от «козлиной бородки» тип, сидевший рядом, был совсем не прост. Ум и сообразительность читались в его глазах. И если он взялся за ней следить, значит, делал это неслучайно. Скорее всего, этот напыщенный павлин заметил, что она не принадлежит к здешнему обществу, и решил уличить ее с поличным.

Первой мыслью девушки было вскочить из-за стола и убежать, но она вовремя себя остановила. Этим самым Карен только подтвердит его догадку и выдаст себя. Надо действовать очень осторожно. В конце концов, она все-таки актриса, пусть совсем неважная.

Меж тем мужчина продолжал с любопытством ее разглядывать. Карен изобразила легкую улыбку и слегка наклонила голову вбок.

— О, да, спасибо. Но я не очень люблю изюм, — произнесла она с деланным акцентом жителей дальних земель.

Та деревня, где прошла бОльшая часть ее жизни, находилась на границе с соседним королевством, поэтому девушка с легкостью могла воспроизвести произношение подданных тех мест.

В глазах мужчины мелькнула нечто странное, а, возможно, это был всего лишь отблеск пламени от камина.

— Надо же, — сказал он, — я слышу в вашей речи легкий акцент. Вы нездешняя?

— Да, я приехала специально на свадьбу.

Все мысли девушки сейчас были заняты тем, как быстрее смыться отсюда. Она уже достаточно поела, чтобы сегодня ночью не страдать от возмущенных стонов живота прилипшего к спине. А вот с пирожками с патокой придется повременить. Этот тип слишком хорошо за ней следит, что утащить парочку со стола для милой Фалон.

— Невероятно. — Мужчина продолжал вглядываться в ее лицо. — Вы проделали столь долгий путь, чтобы оказаться здесь. Наверное, вы очень близки с кем-то из брачующихся. Кстати, с кем?

Карен замерла и побледнела. Этого вопроса она никак не ожидала. Нужно было что-то отвечать. Правильнее было сейчас, игриво улыбнувшись, спросить: А вы? Но тогда этот второранговый пижон мог подумать, что она с ним кокетничает, и тогда он точно не отвяжется.

— Яяя… эээ… с женихом…

— Неужели? — Мужчина удивленно покачал головой. — И я тоже. Гектор — мой кузен.

Вот блин! Не угадала.

— Вы не дослушали, — моментально нашлась она. — Я говорила, что с женихом практически не знакома, но хорошо знаю невесту.

— Потрясающе. — Мужчина слегка наигранно всплеснул руками. — Всегда мечтал познакомиться с одной из ее подруг, хотя почему-то не помню вас среди них. Я, видите ли, большой друг Лорис. Она всю жизнь прожила со мной по соседству.

Опять блин! Карен сердито поджала губы.

— Дело в том, что… я была подругой ее детства… пока не переехала в соседнее королевство.

— О! Значит, вы вместе учились с ней в школе. Где это было…? — Он нахмурился, вспоминая, и посмотрел на девушку. Он ждал ее подсказки, и Карен не могла оплошать.

В Бакинтрее было только две школы для девочек из богатых семей. Девушка выбрала ту, что ближе к северу.

— В Дайвернети?

— Точно. Вспомнил. В Лэдли.

Хм. Что-то она сегодня не угадывает.

Глубоко вздохнув, Карен промолвила:

— Это было так давно, что я уже запамятовала.

— Ясно, со всеми бывает. — Он немного подумал. — Лахлан Рэндольф к вашим услугам.

Девушка замялась.

— Карен.

— Просто Карен?

— Просто. — Она не была настолько наивной, чтобы называть свою фамилию.

Мужчина тепло улыбнулся, и девушка на секунду поверила, что все обошлось, но его следующая фраза повергла ее в шок.

— А вы уже подходили к молодым, чтобы поздравить их? Нет? Тогда идем те же скорее к их столику. Я, признаюсь честно, тоже еще не успел поздравить своего кузена и его милую супругу, поэтому с удовольствием присоединюсь к вам.

Карен чуть не содрогнулась от страха. Ну, все, ей конец. Надо делать ноги.

— Я… эээ… не могу. Мне надо… хм… в уборную.

Она так быстро вскочила с места, что выронила из складок юбки свою зеленую карточку. Та, покружившись в воздухе, приземлилась прямо на колени мужчине. Он поднял ее и подал девушке.

— Вы кое-что потеряли.

— Да? Спасибо.

Карен выхватила из его рук карту и, прижав к груди, собиралась уже уходить.

— Это она! — услышала девушка громкий вопль. — Моя зеленая карточка. А я все думал, куда она делась.

Девушка повернулась и увидела того самого красномордого вельможу, у которого стащила свой пропуск в сытую жизнь. Они встретились взглядами, и мужчина моментально узнал ее.

— Да это же она! Она украла мою карту. Держите воровку!

Десятки пьяных и не очень глаз уставились в ее сторону. Возникла гробовая тишина. Карен тихо охнула, развернулась и на всех порах вчистила из зала. Послышались оглушительные крики подвыпившей и жадной до забавы толпы. А дальше большинство из них повскакивали со своих мест и бросились вслед за девушкой.

Карен уже было направилась к выходу, но дорогу ей перекрыли пара стражников. Она поняла, что не сможет добраться до парковки, где оставила своего дракона. У нее был только один шанс. Резко развернувшись, девушка выпрыгнула в открытое окно в темноту ночи.

ГЛАВА 2

Карен бежала со всех ног по узкой каменистой улочке мимо каменных зданий с черепичными крышами, куда глаза глядят. Она слышала крики позади себя и понятия не имела, как избавиться от погони. Фонари горели так ярко, что, куда бы она ни спряталась, ее везде было видно. Бежать без остановки в неизвестном направлении она тоже не могла, так как через минуту уже выдохнется и будет поймана. А этого не должно было случиться. Она слишком хорошо знала, как в Бакинтрее наказывают за воровство.

Крики преследующих становились ближе, и надо было срочно что-то предпринять. Свернув за угол, она юркнула в темный проулок в надежде укрыться от толпы. Внезапно сильные руки схватили ее сзади и прижали к стене. Девушка почувствовала себя придавленной к крепкому телу и накрытой плащом. Ее нос был приплюснут к чему-то твердому, теплому и приятно пахнущему.

Карен была так поражена, что ненадолго оцепенела, не в силах пошевелиться. Это нахальное действие со стороны лишило ее воли. Она вдруг обмякла, прижалась крепче к кому-то чужому и позволила ему оберечь себя. Девушка слышала крики толпы, проплывающие мимо и стихающие вдали, понимала, где находится, и что опасность миновала ее, но ничего не могла делать, дабы противится такому внешнему натиску.

Но так же быстро, как захвачена врасплох, Карен была возвращена на прежнее место. Все те же сильные руки вернули ее с небес на землю, освободив от хватки, убрав плащ и крепко встряхнув за плечи. Девушка моментально пришла в себя. Она стояла все в том же темном проулке, а напротив нее был Лахлан Рэндольф собственной персоной, с которым она познакомилась полчаса назад.

Его синие глаза горели как факелы в темноте. Мужчина окинул ее беглым взглядом, и ленивая улыбка расплылась по его лицу.

— Карен? Какая встреча. Или, может, мне стоит вас звать госпожа Карен? Ведь судя по наличию зеленой карты, вы можете быть графиней или виконтессой.

Девушка покраснела. Ее редко что могло смутить в этой жизни, но этот человек почему-то смущал. Ей даже показалось, что ее багровые щеки видны в темноте. Хотя стыдиться ей было нечего. В этой стране, где у простого люда не было право выбора своего жизненного пути, многие, оказавшись профнепригодными, вставали на скользкую дорожку. Она украла карточку не потому, что испытывала азарт, а просто очень хотела есть.

Девушку вдруг охватил дикий гнев. Как этот напыщенный эгоист, родившийся в золотой люльке, смеет насмехаться над ней, которая с детства вынуждена гнуть спину, чтобы выжить? Карен со всей силы оттолкнула его от себя и отступила на шаг.

— И что с того? Да я украла эту гоблинскую карту у толстопузого вельможи. И нисколько об этом не жалею. И если уж на то пошло, сделаю еще множество попыток в жизни опустошить толстые кошельки таких как вы высокомерных богатеев.

Она даже ткнула своим тоненьким пальчиком в его твердую грудь. Мужчина приподнял одну бровь и посмотрел на нее свысока, благо его рост позволял это.

— О, а это уже угроза. И что же прикажете мне с этим делать? Может, обратиться к королевской страже или позвать сюда эту разъяренную толпу, чтобы они прямиком отвели вас в участок варнеров, а те, в свою очередь, засадили за решетку?

Карен оторопела. Вся былая бравада вмиг исчезла, и испуганная девушка прижалась к стене. Волшебные эльфы, что она говорит? Ведь перед ней представитель второго ранга, а она дерзит ему в лицо. Еще чуть-чуть и она окажется в темнице, и тогда ей уже не избежать суда. Плечи ее поникли, а сама Карен безвольно опустила голову вниз.

— Простите. Я не хотела, — промямлила она.

Мужчина скрестил руки на груди и с любопытством посмотрел на нее.

— Зачем вы это сделали? — вдруг спросил он.

— Сделала что? — не поднимая головы, Карен ответила вопросом на вопрос.

— Стали заниматься воровством?

Девушка нахмурилась, ей нестерпимо хотелось сказать ему что-нибудь язвительное, но, во-первых, она находилась сейчас в руках этого человека, а во-вторых, как ей показалось, он спрашивал совершенно искренне, и девушка решила сказать правду.

— Я была вынуждена. В теа… там, где я работаю, платят слишком мало. Этих денег едва хватает на аренду жилья и прочие расходы. — Она нахмурилась, что-то обдумывая. — И, вообще, я никому особо не навредила. Этот богач даже не заметил пропажи.

— Ясно.

Лахлан потер свой чисто выбритый подбородок и задумался. Он замолчал на некоторое время, и Карен, не выдержав, подняла голову.

— Что… вы собираетесь со мной делать?

До этого серьезное лицо мужчины вдруг расплылось в ленивой улыбке. В довольно красивой, между прочим, подметила девушка. Он медленно потянулся и закинул руки за голову, а потом снова опустил их вниз.

— Ну, не знаю, — протянул он. — Конечно, не хочется, чтобы такая красивая госпожа гнила в королевской тюрьме. Думаю, мы что-нибудь с вами сообразим на этот счет.

— Что вы имеете в виду?

— Ну, например, я отпускаю вас и забываю о том, что ранее с вами встречался, вы могли бы отплатить мне за мою доброту.

— Отплатить? Но у меня ничего нет. Зеленую карту я потеряла, а кошелек мой пуст.

— Ну, кое-что у вас все-таки имеется.

Он окинул ее хитрым взглядом, и Карен стало не по себе.

— Один поцелуй и вы на свободе.

— Что?!

— Я сказал, что готов забыть обо всем за один единственный поцелуй, что вы подарите мне.

Девушка вытаращилась на него так, словно увидела перед собой гоблина, даже двух… нет, целую армию гоблинов.

— И думать об этом забудьте! — гневно взвизгнула она. — А вам не какая-нибудь…, а серьезная женщина.

— Да, неужели? Серьезная женщина, что сует руку в чужой карман?

Щеки девушки опять стали пунцовыми. Как этому человеку так легко удается вывести ее из себя? А ведь за время своей работы в театре она наслушалась еще более мерзких «комплиментов» и предложений. В Форке местные актрисы считались чуть ли не женщинами легкого поведения, и все кому не лень, старались отпустить в их сторону скабрезную шуточку или ухватить пониже спины. Карен привыкла к таким издёвкам, но предложение Лахлана Рэндольфа о невинном поцелуе почему-то вызвало в ней кучу негативных эмоций. Возможно, если бы этот человек не был так красив и богат, Карен реагировала иначе.

— Да как вы смеете?! — Она отступила назад и прижалась спиной к стене. — Вы надутый пузырь никогда не испытывавший голода и не знающий слова «мораль» предлагать мне такие вещи?! Да это вас следует отправить прямиком к варнерам.

В глазах мужчины, до этого игриво улыбавшегося, блеснул опасный огонек. Он подошел к ней вплотную, наклонился и буквально вдавил девушку в стену. Он поставил свои руки по обе стороны от нее и наклонился так близко, что его лицо оказалось возле ее лица. Карен ощутила его приятный запах и чуть не задохнулась от нахлынувших эмоций.

— Маленькая воровка смеет учить меня морали? — В его голосе сквозило раздражение.

Карен сглотнула и, стараясь показать, что ничуть его не боится, вздернула подбородок. Но потом поняла свою ошибку, ее губы оказались в опасной близости от его рта. Мужчина опустил глаза и уставился на ее губки. Девушка почувствовала его тяжелое дыхание на своей щеке. От взгляда Лахлана по телу Карен побежали мурашки.

— Вы не посмеете, — прошептала она.

— Почему же?

— Потому… потому, что герцогиня Ольстер.

Слова слетели с языка до того, как Карен успела подумать и пожалеть о них.

— Кто?

По приглушенному свисту в его голосе, девушка поняла, какую ошибку совершила. Возможно, этот человек, находящийся на втором ранге, мог знать герцога Ольстера, и тогда Карен попала в большую беду. И она подставила не только себя. А ведь когда-то поклялась, что будет молчать об этом, и держала клятву долгие годы. И вот теперь открыла свою самую большую тайну перед совершенно посторонним человеком.

Мужчина смотрел на нее во все глаза. Его дыхание сбилось, он нахмурился и выглядел так, словно задыхается.

— Кто вы?

— Герцогиня Ольстер, — повторила девушка чуть слышно, и пока мужчина не успел опомниться, оттолкнула его и бросилась прочь. Она не почувствовала сопротивления с его стороны и уже через секунду была на свободе.

Лахлан Рэндольф герцог Ольстер растерянно смотрел вслед удаляющейся фигурке. Он был так потрясен полученной информацией, что позволил девчонке сбежать, даже не получив объяснений. Хотя какие собственно ответы он хотел получить? Мужчина покачал головой. Что за ирония судьбы? Вот так нежданно-негаданно на свадьбе кузена он повстречался со своей женой…

Лахлан скучал на торжестве. Он до тошноты не любил эти надменные мероприятия, когда богатая знать со всех концов королевства съезжалась в одно место не ради того, чтобы поздравить кого-то и пожелать счастья, а чтобы блеснуть своими дорогими нарядами и толщенной кошельков. Женщины пестрили в шикарных платьях и головных уборах, больше напоминающих дом на голове, забившись по углам, трещали о том, как хорошо отоварились в местном бутике. А мужчины, выпятив грудь колесом, как голуби в брачный период, сделав умные лица, шипели о возможности скорой войны, хотя в их мирное время ни о какой войне не могло быть и речи.

Когда торжественная часть закончилась, и все прибыли в главный зал, чтобы совершить трапезу, Лахлан выбрал себе место в самом дальнем углу у камина, чтобы лишний раз не попадаться на глаза незамужним дамам, мечтающим прибрать его к рукам вместе с замком и землями Ольстер. Он умирал от тоски и думал, как бы скорее смыться обратно в гостиницу, а оттуда вернуться домой на своем верном Аластере.

И тут появилась она. Взгляд мужчины сразу остановился на новой гостье, которая резко контрастировала со всеми, кто находился здесь. В первую очередь его привлекла прическа девушки. Она напоминала огромный красный одуванчик, на который дунешь, и он разлетится на множество маленьких пылинок. Как она, вообще, может носить на голове такую башню?

Потом его взгляд перешел на ее лицо, и Лахлан был покорен. Что-то светлое, юное и необычное было в этом взгляде серо-зеленых глаз. Девушке на вид было немного за двадцать, но, судя по ее внешнему виду, жизнь уже успела ее изрядно потрепать. Но взгляд все еще оставался свежим и пытливым как у ребенка. Ее лицо не было классически красивым, но все равно обворожительным. Курносый нос, ямочки на щеках, большие пухлые губки — не личико, а оладушек с джемом. Но на этом лице неоспоримо читался ум.

Судя по наряду и вороватому выражению лица, девушка оказалась здесь случайно. Сначала Лахлан подумал, что это одна из служанок какой-нибудь знатной гостьи. Но девушка была одета не в наряд прислуги и держалась так, словно имела право здесь быть. Из чего мужчина сделал вывод, она здесь случайный гость, и решил выведать больше информации об этой девушке.

К тому же малышка села в аккурат возле него и тут же… принялась толкать в рот все, что лежало на столе. Причем она ела с таким аппетитом, постоянно подкрепляя свои действия нечленораздельными звуками удовольствия, что у мужчины самого потекли слюнки. Словно это был не обычный праздничный ужин, а еда фей.

Она голодная, догадался он, причем голодала довольно долго. Ему стало невероятно жаль бедняжку. В его герцогстве простолюдины жили в достатке, но в таких больших городах, как Форк, Спун или Тамми простым жителям приходилось несладко. Лахлан был даже рад, что эта молодая девочка смогла досыта здесь наесться.

Что-то дернуло его, и он решил с ней заговорить, а, увидев ее настороженный взгляд и услышав бред по поводу знакомства с Лорис Рэндольф (в девичестве Хилл), мужчина решил немного поиграть. Наконец-то в этом скучном месте нашлось что-то забавное. Девушка была словно глоток родниковой воды во время жаркого дня.

А потом случилась большая неожиданность. Девчонка оказалась мелкой воровкой. Но и тогда Лахлан не захотел ее отпускать и пришел на выручку. А в итоге выяснил, что она его жена.

Стоя сейчас в темном переулке, Лахлан вглядывался в даль, одолеваемый сотнями мыслей. Неужели это забавное создание и есть его законная супруга? Как она так легко выдает тайну первому встречному, о которой когда-то обещала молчать? И что здесь, в самом деле, творится?

Конечно, он предполагал, что рано или поздно, может случайно столкнуться на этой земле с той, с которой пусть и заочно он клялся в вечной любви и верности, но все равно неожиданная встреча с Карен перевернула его жизнь. Ему необходимо было выяснить, кто она такая, почему встала на воровской путь, или является ли она на самом деле его супругой. В этой ситуации стоит разобраться.

ГЛАВА 3

Крадясь на цыпочках, чтобы никого не разбудить, Карен медленно поднялась по запасной лестнице в свою комнату, что находилась под чердаком театра. Многие актрисы и актеры жили в таких вот коморках, непосредственно в месте, где работали, так как снимать другое жилье им не позволяли средства. Карен делила комнату вместе с Фалон, которая в это время уже мирно спала в своей кровати.

Пол под ногами девушки предательски скрипел, пока она шла по коридору. И стоило ли удивляться, ведь театр мастера Белуса давно дышал на ладан. Стены были откровенно дырявыми, щели между досками порой были ростом с яйцо. Крыша постоянно текла, отчего все, жившие под чердаком, вечно страдали от затопления. Пол был шатким и старым и вот-вот грозил рухнуть в любое время. Хуже всего дела обстояли со сценой. Многие артисты боялись выходить на помост, так как знали, что пол под ними может в любое время провалиться.

Но Белусу все было нипочем. Он словно не видел всех этих проблем, игнорировал просьбы своих работников, платил мизерную заработную плату, а за аренду жилья брал втридорога.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 432