электронная
152
печатная A5
353
12+
Планета Ри

Бесплатный фрагмент - Планета Ри

Фантасмагория о добре, любви и спасении человечества

Объем:
110 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0051-0912-5
электронная
от 152
печатная A5
от 353

Маленькое существо по имени Ри, шерсть которого окрашена в цвета радуги, путешествует по планетам, как будто между мирами и сквозь время. Каждая из трёх планет одна за другой вызывает в нем ужас и страх пред грядущим. Он думает о том, как бы вернуться домой и забыть о своём полёте. Но истории, которые сознание Ри впитывает в своём путешествии, дают возможность многое понять и осмыслить. Узнать о людях, нереальных событиях и легендах, существовании и взаимосвязи параллельных миров, и принять неизбежные изменения вселенной.


Вернувшись, в свой теплый радужный мир, Ри осознаёт и проживает три истории первой планеты. Невероятные перевоплощения главных героев влияют на происходящие события, сотворение эфемерного мира и спасение человечества.

Ри

Почувствовав прикосновение солнечных лучей, он открыл глаза и увидел то, что восхитило и казалось невероятно красивым. Опомнившись, подумал: «кто я?» Воспоминания вернулись. «Ри!» Существо, которое возможно никто не видел, не знал, да и сам он не мог полностью в себе разобраться и во многом, что его интересовало. Ри был похож на радужного пушистика с добрыми большими глазами и короткими лапками. Он выглядел милым и потерянным, шерстинки ряд за рядом состоящие из цветов радуги колыхались на всем его маленьком тельце, но из мягкой шерсти пальчиков его лапок виднелись длинные красные когти. Прибыл он с другой планеты, желая узнать что-то новое, ощутить неизведанное, найти особенное и прекрасное, понять то, что было забыто и возможно безвестно. «Только с какой?»

Задумавшись, Ри посмотрел ввысь, он видел то, что не осознавали другие, ощущал то, что другим было не по силам. Но нет, он не мог узнать свой мир, издалека, планеты казались похожими и одинаковыми. Невероятное чувство одиночества охватило его, но вдруг он почувствовал тепло и полноту цвета. Эти ощущения питали его жизнь и вселяли надежду. Они как бы притянули его взгляд, и Ри увидел что-то красное, круглое с чёрными точками на спинке. Пушистик протянул лапку, удивительное создание село на неё, он улыбнулся и с досадой произнёс:

— Жаль, я не могу взять тебя с собой.

Существо раскрыло крылья и улетело. Ри посмотрел ему в след и печально опустил взгляд. Он увидел цветок, на котором оказался, когда прибыл на планету. Ромашка была для него такой прекрасной, что вдыхая её красоту, восхищение заиграло яркостью оттенков на его шёрстке. Подняв лапки и расправив небольшие крылья, которые при сложении были совершенно не заметны, он спустился с цветка, желая исследовать и прочувствовать всю округу.

Очутившись на земле, Ри посмотрел вокруг, краски были такие яркие и насыщенные, они как будто переливались в лучах солнца, искрились и слепили глаза. Но, не смотря на это, Ри впивался взглядом во всё, что видел и упивался великолепием. Что-то шелестело, шуршало, жужжало, жизнью было полно всё в округе. Он насыщался ею и ощущал каждой шерстинкой своей шкурки. «Сколько на этой планете тепла и света!» — думал Ри. И сколько было цветов вокруг, мотыльки, жучки, стрекозы, Ри не зал этих существ, но был поражен всем, что он мог наблюдать и чувствовать. Только эти ощущения что-то воссоздавали в памяти, возрождали снова. Но вдруг диковина невероятной красоты показалась вдалеке, Ри под влиянием размаха её крыльев, которые она медленно поднимала и опускала, побежал, взывая:

— Постой, не улетай!

Но тут она взмахнула крыльями ещё раз и улетела стремительно и быстро, так, что Ри даже не заметил, как красота исчезла. Раздосадовано пушистик остановился и увидел то, что показалось ему очень интересным. Прозрачное и отражающее в себе всё вокруг. Он не понимал, что это, но в памяти что-то воссоздавалось и путалось. Ри пригнулся, чтобы лучше рассмотреть, и увидел своё отражение, решил дотронуться лапкой и почувствовал, что она промокла. Потом наступил, приятное ощущение прохлады пробежало по шерстке. Он увидел ещё несколько таких углублений с водой, и резво начал перескакивать с лужи на лужу, плескаясь в брызгах чистой росы. Пахло свежестью и ароматам цветов, так же шелестело и шуршало. Но все больше звуков доносилось, все большее их разнообразие, где-то раздавался звонкий смех, глухое бормотание и что-то непонятно гулкое и гремящее. Всё вокруг как будто проникало в сознание Ри, заполняло его, питало. И он радостно шлёпал по лужам, разноцветная улыбка сияла на его мордочке, а шёрстка переливалась не только всеми цветами радуги, но и гаммой невероятных оттенков. Но вдруг, громко прыгнув в одну из луж, Ри почувствовал тяжесть и боль. Что-то вязкое и чёрное облепило его лапки, пытаясь высвободиться он, вытягивался и выгибался, но жижа не давала ему свободы. Шерстка его теряла цвет, она, то была бледна, как тень, то серела, как плесень. Ри чувствовал упадок сил, но все же не сдавался, высвобождая лапку одну за другой. Освободившись, Ри оглянулся и то, что он увидел, вызвало в нем гнетущую печаль, почти вся земля была покрыта такими жуткими лужами, запах гнили и смрада был невыносим. Застыв на месте, Ри разглядел, как вдалеке что-то извивалось и билось в борьбе с жуткой жижей. Не мешкая ни минуты, по свободным островкам земли, он направился туда, и, ближе уже смог разглядеть, что знакомое особенное создание, которым был так восхищён, попало в плен вязкому существу. Дорога по земле уже была не возможна, и Ри расправил меховые крылья, он пользовался ими редко, чтобы беречь силы для дальнего полёта. И долетев до великолепного создания, опустился, желая помочь, но высвободить его было не так-то просто. Чёрное вещество окутало часть крыльев, и засасывало всё ниже в свои пределы. Ри тянул вверх изо всех сил, пытался, как мог, но безрезультатно. Тогда опустился прямо в жижу смрада, погрузившись в неё почти полностью, и лапками поднял чудное создание так высоко, насколько хватало сил. Жижа как будто соскользнула с него, и прекрасное существо было свободно. Расправив крылья, посмотрело на пушистика, но его звал свежий ветер и шелест листьев. Прекрасное создание улетело, насладив взор своей красотой и великолепием. Ри был рад его свободе.

Вязкое вещество обвило пушистика со всех сторон, оно всё больше проникало в него, очерняло, бороться не было сил, жижа отравляла, заражала, и проникало во все шерстинки. Ри потерял насыщенность ярких красок, даже серый цвет стал невидим, прозрачно чёрные шерстинки огрубели и слиплись в комок. Ри терял себя, ощущение света и жизни. Но вдруг промелькнуло что-то в сознании, как вспышка. Ри ощутил красоту спасённого им создания, его свободу, и это дало силы, рывок и он в воздухе, шерстка снова переливается радугой красок. Но смятение и тревога давила изнутри. Вдруг вдалеке он увидел белое пятно, манящее загадкой и томным свечением. Окунувшись в сопровождающую его таинство вселенной, Ри взметнулся ввысь, решив покинуть эти места, он набирал скорость, и с каждой секундой его сознание наполнялось чем-то, впитывало всё с этой планеты, тянулось за ним шлейфом, проникало, и оставалось навсегда.

Ри летел, желая найти свою планету, вернуться домой, хотя и желание познать неизведанное его не покидало. Сил для долгого полёта не хватало, поэтому Ри приземлился на ближайшую планету, до которой он мог добраться. Холод пробрал его изнутри, эта планета не была похожа на первую. Что-то настораживало и пугало, может отсутствие тепла и света, может гул, доносящийся со всех сторон. Но вдруг все вокруг озарилось яркими огнями. От чего Ри отпрыгнул и спрятался в тени. Под влиянием любопытства и интереса к происходящему, Ри решил выглянуть и посмотреть. Свет слепил глаза, с трудом можно было разглядеть, как что-то большое передвигалось и меняло направление прожекторов. Присмотревшись лучше ярко красными глазками, Ри увидел то, что огромным было не живое существо, а машина из железных сплавов и креплений. Она опускала и поднимала прожектора, освещая все в округе, добираясь лучами света, как щупальцами в каждый укромный уголок. Захотелось сразу же улететь, но Ри пока еще не восстановил свои силы и был слаб для полётов. Он попятился назад, желая лучше спрятаться от лучей, но наткнулся на что-то острое и холодное. От чувства страха и холода лапки оцепенели, шерстка сливалась со всем в округе, становилась единым целым. Борясь с этим перевоплощением, Ри собрал остаток сил и взлетел, но поднявшись всего на три четыре метра, упал на что-то твёрдое и пронзившее его леденящим холодом. Больно ударившись, он привстал на лапки и, открыв глаза, ужаснулся. Ри оказался на возвышенности, откуда можно было увидеть все в округе. Все было из металла и стали, блестело холодом и бездушием. Механизмы и огромные роботы передвигались, выполняли разную работу. Увидев, заглянув в ледяную сущность механизмов, Ри понял, что ничего живого не заселяло эту планету. Возможно, когда-то здесь и была жизнь. Информация давила со всех сторон и не давала возможности сосредоточиться. Метал и холод влияли на него всё больше, схемы и расчеты овладевали и заманивали в свой плен, бездушие стали расправляло свои сети. Ри сопротивлялся, как мог, но холод был так соблазнителен безразличием, что бороться с ним было не по силам. Ри почти подчинился влиянию этой планеты, но внутренний свет желания вернуться домой, ощущения любви, тепла и эмоций, заполнил его шерстку радугой ярких красок. Пестрым пятном казался он на сером и безжизненном фоне, в царстве холодных механизмов, и не мог быть не замечен. Все прожектора и бездушные взгляды были направлены на радужное существо. Но Ри закрыл глаза и с новыми силами, которые были вызваны желанием полной жизни, ринулся ввысь. Это ощущение несло его всё выше и выше, но холод прожекторов все же влиял и вызывал смуту чувств. Отдаляясь, чувства терялись и слабели. И не заметив, как пролетев до следующей планеты, Ри упал на что-то сухое и рыхлое, силясь скопить оставшиеся силы. Он не знал, сколько пролежал так или проспал, но очнувшись от едкого запаха, который он уже начал улавливать, и от леденящего ветра, Ри привстал и посмотрел вокруг. Подумал он: «Что за странная планета…» Как будто в метели пыли и хороводе прогнивших сухих листьев все окружение прибывало в безысходном хаосе. Он попытался полностью подняться, но ветер, налетевший с большей силой, сбил его с ног. Песчинки пыли слепили глаза, запах гнили и плесени вызывали удушье. Ри даже не хотел знать, что происходит вокруг, единственное, что ему было нужно, улететь с этой планеты и никогда не возвращаться. Но возможности для полёта не было, необходимо было отдохнуть. Тогда Ри лёг на землю, покрытую затхлыми листьями и песком, прикрыл голову лапками и пытался вернуть утраченную энергию и яркость жизненной силы. В одно мгновение он полностью слился с окружающим миром, яркая шубка потеряла цвет, стала тусклой и безжизненной.

Но постепенно к Ри возвращалось всё, что было дорого, вселяло надежду. Как будто лучистым светом через сознание пушистика пробилась жизнь и осветила все окружение. Ри встал уверенно, без тени сомнений в том, во что он верил. Яркий свет от его шёрстки дал возможность осмотреть всё вокруг. Но в окружении почти ничего не было. Пустота…. Только пыль, песок и ветер. Стало холодно внутри, но Ри сопротивлялся, он боролся с влиянием пустоты и безысходности, всеми силами пытался не поддаваться и сохранить всё, что было дорого. Быстрее улететь с этой планеты, забыть, что видел, что чувствовал… Закрыв глаза, Ри взметнул ввысь и летел как можно быстрее, не оглядываясь и силясь всё забыть, но содержание чего-то, что было скрыто и информация как будто преследовали его, не отпускали сознание.­ Всё выше и выше, стремительней, Ри летел и летел, как будто хотел спрятаться, скрыть, вернуться на свою планету. Мысли мешали сосредоточиться, ощутить то, к чему стремился, желать вернуть, что потерял. Силы постепенно иссякали, ощущение усталости было невыносимым, но он летел и летел, не смотря по сторонам, направляясь только вперед, полагаясь на чувства и ощущения. Еще мгновение и он не справится, его захватит вселенная, бездна бытия. Силы иссякли… но что же, он на мягкой тёплой земле, чувства вернулись… Это она! Моя планета! Ри был счастлив, он вернулся, смог найти в себе силы. Он вскочил, усталость исчезла, как не бывало, и побежал. Всё было так, как и раньше, пока он не улетал, но что-то было ещё. Всё, что он приобрел, не осознавая, знал о планетах и их судьбах, это было с ним, в его памяти, но пока было спрятано. Образы, события, как-то неосознанно заполняли мысли, возникали вспышками в его сознании, все, что он хотел забыть, не стерлось, информация скрытая и неосознанная приобретала очертания и реальность. Ри бежал с чувством вернуться домой, к родным, но мысли не давали ему смирения и покоя. Меня ждут, помнят, меня не забыли…?

Звезда

Тёмное пространство обволакивало всю округу совершенством и дремлющей пустотой. Разводы и оттенки, казалось, были бесчисленны и безграничны, но не вызывали восторгов и созерцаний. Только проникнув, осознав чарующую красоту вселенского бытия, можно было видеть и чувствовать их всеобъемлющее великолепие.

Никто не замечал, не видел и не чувствовал. Все текло и утекало, казалось простым и обычным. Но вдруг, возможно, от безысходности ожидания, еле заметные крупицы в бездонном пространстве засияли ярким светом, осветили тусклое однообразие. Разница была значительна в полумраке, который ранее заполнял всю округу. Внезапно, одна крупица загорелась так ярко, что покрыла светом все вокруг, и великолепные разводы, которые уже нельзя было не заметить, и землю, и людей. Но это мгновение было так ничтожно, так стремительно. Яркая крупица промчалось сквозь всё воздушное пространство. Она попала прямо в ладоши девочки, единственной, заметившей падение звезды. Девочка ощутила тепло от прикосновения лучей, и, прищурив глаза от яркого света, излучающего песчинкой вселенной, сомкнула ладони, желая сохранить бесценный дар бытия. Но звезда просочилась сквозь пальцы, ускользая обратно в свои высокие просторы. Девочка только ощутила без единого звука в своём сознании:

— Я не могу остаться, но всегда буду освещать твой путь… Только помни обо мне…

Девочка сомкнула руки, как будто желая сохранить счастливое сияние, сберечь в ощущении.

— Буду помнить… — тихо произнесла она.

Её мысли заполняло только это, только желание помнить, не забывать…

Девочка совсем потеряла счёт времени, а ведь давно уже было за полночь. Она опомнилась, встрепенулась и побежала к своему дому. Уже привыкнув к полумраку, легко, как кошка ориентировалась в темноте. Но с этой ночи её путь освещала звезда. Девочка быстро бежала, уже замечала зелень травы на дорожке, бутоны цветов, склонившиеся в дрёме. Песок, камни… «Сколько разводов на них, как они красивы и разнообразны» — помелькало в мыслях девочки.

Прохладный освежающий ветер обдувал её лицо, ощущения жизни переполняли, девочка была счастлива.

Она добежала до порога дома, осторожно отворила дверь и неслышно вошла.

— Где тебя носило? — послышалось резким голосом.

Мать девочки подошла к отцу.

— Не надо, она уже дома, всё хорошо, — пытаясь успокоить, сказала она.

— Ей всего двенадцать, пора уже быть серьёзнее и понимать ответственность, которую мы на нее возлагаем!

Луч звезды указал девочке на ступеньки, и она просто молча и тихо пошла по ним наверх. Она беспокоилась, увидят ли свет родители, но кроме девочки никто звезду не замечал.

Соло поднялась в свою комнату и легла спать. Никогда она не видела таких ярких и светлых снов, всё как будто растворялось в свете красок, в полноте ощущений.

Утром, когда как всегда вокруг было темно и мрачно, но кровать девочки озаряла яркая звезда. Она насыщала цветом золотые волосы, щекотала её лицо лучами. Соло радостно смеялась, ловила их пальцами и утопала в свете и тепле.

— Соло! — раздалось снизу, — Пора вставать! Голос казался нетерпимым и обеспокоенным.

Девочка встала, переоделась и направилась вниз по ступенькам.

— Сегодня, похоже, за окном ещё темнее и холоднее, чем было вчера, и плесень покрыла весь подоконник, — послышался мужской голос.

— Да, с каждым днём всё тоскливее, — сказала мать.

— Ей уже пора задуматься, а не бегать по округе и мечтать…

— Ты прав, только с серьезными мыслями люди могут жить хорошо.

Соло уже спустилась.

— Соло, ты слышала, тебе нужно взяться за ум, как ты поступишь в университет?! Видишь, тучи сгущаются, звёзды стали слишком малы, вокруг только темень, даже лампы уже не спасают! А у тебя только ветер в голове! — не унимался отец.

— Я знаю, папа — сказала девочка, погрустнев.

— Завтракай и собирайся. И будь внимательнее, знания выведут тебя из темноты.

Соло села за стол, отломила кусок бутерброда, запила чаем и отправилась в школу.

Она шла все по той же дорожке, которую освещала звезда и замечала всё, что попадалась на её пути. Как было прекрасно всё это видеть, пусть не имевшее никакого значения ни в чём, но так прекрасно тем, что всё это есть, существует. Солу так поглотило всё вокруг, что она нечаянно наткнулась на кого-то. И так неуклюже, что чуть было, не упала, потянув его за собой.

— А, Соло, привет! Сказал её сосед и одноклассник Нед, еле удержавшись на ногах и придержав девочку за плечи.

— Помнишь меня?!

Соло засмущалась, покраснела и немного отошла назад.

Нед почесал за затылком, немного растрепав, чёрные волосы, и обеспокоенно спросил:

— У тебя всё нормально?

— Да, — сказала Соло, — всё хорошо, оглядываясь вокруг с опаской. Она не знала, Нед видит её звезду или нет.

— Ты заметил?

— Что?

— Изменения…

Нед с виду плотный и высокий, казался старше своих двенадцати лет. Он настороженно осмотрел Соло с головы до ног.

— Да, нет же, — ещё более смущенно сказала девочка и стыдливо прикрыла лицо рукой.

— Вокруг меня, всё, как раньше?

Мальчик с подозрением посмотрел на Соло и робко спросил:

— Вроде, да. А что такое?

— Ничего, просто особенный сон, — ответила Соло.

— Пойдём, уже, а то опоздаем.

И они вместе направились по дорожке. Но Нед не мог видеть то, что видела Соло.

Уроки проходили, как обычно, только для Соло всё было светлее и ярче.

— Внимательнее… — раздавались в памяти слова отца. Соло была внимательнее ко всему, что теперь было доступно для её взгляда, но науки где было все четко и подчинено логике ёй были чужды. Внимание к ним было похоже на яркий свет вокруг, нежели осознание и желание понять их сущность. Слишком много правил, слишком много ограничений и необходимых решений, которые требовались от неё.

Свет звезды стал тусклее. «Почему?» — думала Соло. Она выбежала из школы и направилась обратно домой. «Правила, во всём должны быть правила. Вернуться домой, делать уроки…»

Свет тускнел. Девочка остановилась.

— Звезда! — она посмотрела ввысь. Среди разводов черноты искорка света казалась такой яркой.

Звезда засияла ещё больше, согревая и заполняя светом место, где стояла Соло, направляя луч на всю округу перед девочкой. Она застыла в восхищении, такой красоты ещё не видела никогда. Высокие деревья с невероятно размашистыми кронами, на ветках которых сидели птицы, пели и щебетали в невероятной мелодии природы. Кусты, насыщенные свежестью зелёных красок. И цветы, обилие цветов, всевозможных оттенков, маняще прекрасных и совершенных. Мотыльки большие и еле заметные порхали с бутона на бутон. Вдалеке еле заметно виднелся ручей, прозрачно свежая вода журчала и разливалась в разные стороны.

Девочка вошла в эту частицу красоты творения природы. Она дотрагивалась до листвы, вдыхала аромат цветов, наслаждалась совершенством бытия.

— Соло! — послышался тревожный голос Неда.

— Соло, вернись!

Он направился за ней, увидев в темноте яркий край её юбки и школьный рюкзак.

Соло повернулась в его сторону.

Нед прихватил её руку и завлёк обратно за собой на дорожку.

— Нед, да что с тобой? — негодуя, спросила Соло.

— Со мной?! — удивился Нед.

— Ты почти скрылась в самой чащи мрака!

— Ну что ты, Нед, — заулыбалась Соло, — я просто отошла чуть в сторону.

— Ты же знаешь, что нельзя этого делать, помнишь правила?!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 152
печатная A5
от 353