электронная
97
печатная A5
286
18+
Плачь без слез

Бесплатный фрагмент - Плачь без слез


1
Объем:
100 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-2584-7
электронная
от 97
печатная A5
от 286

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Книга писалась для души и от души

Женская сказка, фантазия, о мужской любви.

Книга об очередном попаданце в чужой мир, и попытке влиться в него. Смириться. Принять. Встретить друзей, завести врагов. Преодолеть весь путь. И познать истинную любовь.


От автора: Прошу обратить пристальное внимание, что в книге есть жанры: Ангст, Фэнтези, Даркфик. А так же присутствуют сцены насилия.

Ограничение по возрасту не ниже 18+. И помни, уважаемый читатель, книга написана в жанре гей-тема. (Он+Он.) Если вы не признаете подобные отношения, не открывайте эту книгу.

Всем остальным храбрецам — приятного прочтения!

1 глава

— Гри, ты такой милашка, — сжала в своих объятиях Нелька. Я затрепыхался, пытаясь вырваться. Грудь третьего размера, куда я уткнулся носом, мешала дышать.

— Пусти, — придушено попросил я, стараясь не слишком сильно хватать ее за руки. Фух, вырвался. — Нель, сколько раз тебе говорить, что я не Гри, а Григорий, или специально для тебя Гришка. И хватит меня тискать как плюшевого мишку.

— Но, Гри, это так красиво звучит, — надула свои полные губки девушка.

— Когда ты так делаешь, — поморщился я, — я всерьез начинаю опасаться, что ты просто крашеная блондинка.

— Неа, я крашеная шатенка, — улыбнулась она, сев на мою парту.

— Может, ты свою мягкую часть уберешь с моих учебников? — можно было и не спрашивать, Нелька только хмыкнула и, поерзав, устроилась поудобнее.

— Гри, а где Петька и Мишка? Что-то я их не вижу, — осмотрела она класс.

— И не увидишь, — хмыкнул я. — Они стартанули сразу, как училка из класса вышла. Я даже удивился, что они ее не снесли.

— Как всегда в столовку? Понятно. Гри, смотри, какие я ноготочки прикольные вчера себе забацала, — повертела она перед моими глазами сиреневыми ногтями с крупными выпуклыми цветами на них.

— Нель, ну, сколько можно говорить, а? Если я гей, то, по-твоему, мне должно нравиться обсуждать с тобой ногти, лифчики и позы в сексе?

— Да, — улыбка во все жемчужные тридцать два. Вот, что с этой дамой делать? Стоило признаться ей в своих предпочтениях, в надежде избавиться от ее настойчивого желания стать моей девушкой, так она сразу нашла в моем лице своеобразную подружку. Отмахаться не получилось, пришлось терпеть. А сейчас, после полугода подобного общения, я просто смирился. Да, и Нелька оказалась не такой уж и плохой. К тому же, мне с ней нравилось сидеть в парке на скамейке и обсуждать понравившихся парней. Большой плюс был в разнице вкуса. Нелька предпочитала мужчин постарше, с сединой. А мне нравились высокие молодые парни, в меру накаченные, с длинными волосами и упругой задницей. Глазеть мне нравилось, но дальше смотрин я пока не заходил, все тянул чего-то. Хотя знаю почему — с первым встречным боялся, а влюбиться и завести парня еще не успел. В мои почти девятнадцать времени еще уйма, так я по этому поводу и не расстраивался.

— Гри, пойдешь сегодня со мной по магазинам? — Нелька вытянула из-под себя мой учебник и небрежно кинула его рядом.

— Пойду, — поправил я раскрывшийся учебник, — мне тоже надо.

— А тебе зачем? — удивилась она.

— Джинсы и футболку хочу прикупить.

— О! — многозначительно протянула она, — решил пойти в отрыв.

— Решил, — лукаво улыбнулся я. — Завтра воскресенье. Так что пойду сегодня прогуляюсь.

— Возьми меня с собой, — заканючила Нелька. Ну, все, теперь точно не отвяжется. Дернул меня черт за язык сказать о планах на вечер.

— Хорошо, — недовольно согласился я.

— Класс! И Верку с собой возьмем.

— А ее-то зачем? Парней отпугивать? — недоумевал я.

— Не будь таким злюкой, Гри. Тебе не идет.

— Иногда надо для разнообразия. А то меня уже тошнит от выкриков в мою сторону «Кавай».

— Должен был уже привыкнуть. Вот такие мы, яойщицы, больные на всю голову.

— Нель, а может ну ее, эту Верку?

— Чем она тебе помешает? Те, кто будет нужен, на нее смотреть не станут, — уверенно сказала, нахмурившись, одноклассница.

— Что-то я в этом очень сильно сомневаюсь, — хмыкнул я, — ее даже в школе за парня принимают. Груди нет, сутулится, походка как у парня, пирсинг, челку отрастила, глаз не видно. Все что есть привлекательного, цвет глаз. Такие синие большая редкость. Да если бы я не знал, что она девчонка, сам принял за парня. А в полутемном гей баре, куда я собственно собрался, ее точно за него примут. Зачем такие проблемы?

— Боишься, что всех твоих парней отобьет? — съехидничала Нелька.

— Пф, просто не хочу нездоровой конкуренции.

— Я смотрю, ты настроен решительно, — хихикнула эта зараза.

— Надо же когда-нибудь начинать.

— Правильно, а то так девственником и помрешь.

— Нелька, — зарычал я.

— Тебе половина парней школы в любви призналась, а ты все фэйс воротишь.

— Я не хочу, чтобы вся школа за мной наблюдала и составляя статистику, сколько, как и когда.

— Просто ты еще не полюбил, Гри, — спрыгнула с парты Нелька.

— Кто бы советовал? — скривился я.

— Вот и пойдем сегодня искать приключений.

— Ага, на свои задницы, — буркнул я, очень не довольный, что со мной потащатся две девчонки. Теперь смотри за ними, чтобы ничего хренового не случилось. Осталось только тяжело вздохнуть.

2 глава

В этот раз забег по магазинам был не долгим. Благо Нелька решила, что к вечеру надо приготовиться основательно, и мы уложились всего в два часа. Я в блаженстве растянулся на диване, дав себе заслуженный отдых.

Тетя с дядькой год назад купили себе в деревне небольшой домик и перебрались туда. За собой особо не потянули, да и мне самому не хотелось. Родителей своих я не помню, с трех лет меня растили эта семья. Насколько мне известно, отца не было, а мама свинтила в неизвестном направлении. Отношения у меня с родственниками сложились не ахти, повезло, что в детский дом не отдали. А когда я им открытым текстом выложил, что я на мальчиков посматриваю, а не на девочек, они по быстрому приобрели себе домик и уехали. Оставив меня в двухкомнатной квартире, что для меня очень даже не плохо. Так что обижаться на своих дядю с тетей я не стал. Не вышвырнули на улицу, и за это огромное спасибо.

Тупо пялясь в потолок, я задремал, проснулся, словно от толчка. Глянул в окно и выругался. Пока я дрых, стемнело. Оставался ровно час до встречи с девчонками. А еще надо принять душ, поесть и привести себя в порядок…

Я давно сменил звонок на птичью трель, зная, что Нелька любит нажать и держать до победного, пока дверь не откроется. До этого стоял еще совдеповский трезвон, от его звука меня практически приподнимало над полом. А со сна так вообще вскакивал как угорелый и в панике искал, где пожар, что так воет.

— Нель, кнопку отпусти, а? Я так когда-нибудь оглохну, — открыл я дверь, пропуская их в квартиру.

— По-другому ты не откроешь, — продефилировала она мимо меня. Верка сутуло прошмыгнула следом.

— Нель, а красное, это не слишком? — рассматривал я подругу в коротеньком, облепившем ее неплохую фигурку, платье. Вид вызывающий. А проблемы будут у меня. Кажется, отдохнуть у меня не выйдет.

— Зацени, — повернулась она ко мне спиной, довольно резко для высоченных шпилек.

Я выпал в осадок.

— Тебе длины с цветом показалось мало, так ты еще спину оголила. Я же почти выемку на заднице вижу.

— Так и задумано, — довольная произведенным эффектом, гордо повернулась ко мне Нелька.

— С таким видом ты рискуешь быть изнасилованной. А мне теперь с собой что, биту брать? — занервничал я.

— Да ладно тебе, — небрежно отмахнулась она. Зато я понял, что мой вечер накрылся медным тазом, теперь придется глаз не спускать за этой оторвой.

— Оделась бы как Верка. Джинсы и футболка, прелесть, — нет, эта Нелькина подружка определенно выглядит как парень. Может, она лесбиянка? Надо будет потом у Нельки спросить, а то я как-то раньше не задумывался над этим вопросом.

— Все, без лекций. Мне от родоков их по самое не хочу хватает, — поморщилась она.

Верка только тихонько хихикнула, но промолчала.

— Тогда, ноги в руки и двинули, — вышел я из квартиры. — Я как раз перед вами такси вызвал.

— Приятно, что меня считают такой пунктуальной.

— Угу. Это просто я решил, если не придете, уеду один, — за что получил ощутимый тычок локтем по ребрам от Нельки. Верка, все так же скукожившись и засунув наполовину руки в карманы, молчаливо за нами наблюдала.

— Куда едем? — спросил у меня таксист.

— В «Поднебесье».

— Нет, ну почему всегда все у вас с голубым сочетается? — притворно возмутилась Нелька.

— Спроси у владельца. Хотя не стоит, — поторопился я, а то с этой ненормальной станется добраться до владельца и спросить.

— Парни, а подружку, зачем с собой взяли? — полюбопытствовал таксист.

Я с многозначительным видом посмотрел на Нельку, мол, я же говорил, что Верка мне конкурент.

— А она у нас любит неприятности искать и другим все фишки обламывать, — поделился я с водителем.

Нелька, скрипнув зубами, показала мне кулак. Верка только хрюкнула от смеха, и тишина.

— Вау! — присвистнула Нелька, когда мы вывалились из машины.

Даже Верка вскинула голову, разглядывая толпу разномастных мужиков. Я сам с трудом удерживался, чтобы, открыв рот, не глазеть по сторонам. А заманчиво, я даже в предвкушении губу прикусил. Выбор богатый.

— Ну, так что, идем или так и будем на улице стоять? — первой пришла в себя Нелька. Мимо вышибалы мы проплыли без проблем, Верке этот двух метровый шкаф даже подмигнул, вызвав у нее легкий ступор, тычок в ее спину для движения и мой грустных вздох.

Стоило только зайти, как музыка оглушила. Я шел следом за целенаправленно двигающейся Нелькой. Она, видимо, приметила пустующий столик в одной из ниш.

— Здорово здесь, — крикнула она, как только мы расселись.

— Прикольно, мне нравится. Даже потанцевать можно, — согласился я.

— Вер, ты чего будешь? — наклонилась к ней Нелька. Та что-то там прошептала.

— Гри, принесешь? — смешно сморщила носик Нелька. Умеет же просить, зараза, так, что не откажешь.

— Заказывайте.

— Сделай нам сюрприз, — милостиво спровадили меня из-за стола.

Пробраться к барной стойке через зал, наполненный возбужденными мужиками, сложно, но можно. Меня раз пять ущипнули, раза четыре обняли, и раз семь наступили на ноги. Обратный путь с тремя бокалами меня, мягко говоря, пугал.

Бармен подошел быстро.

— Первый раз у нас? — окинул он меня взглядом.

Я кивнул.

— Со мной две девушки. Подберите коктейли на ваш вкус, — бармен кивнул. Жестом показал, что сейчас, и начал что-то с чем-то смешивать. Минут через пять передо мной стояли бокалы с ярко голубым содержимым, вот Нелька порадуется цвету, и один не такой термоядерный, но весь какой-то воздушно-взбитый, но ярко розовый.

Теперь главное донести это произведение местного барменного искусства до нашего столика, никого не облив и не угробив саму посуду.

— Помочь? — раздался над ухом приятный мужской голос.

Я, развернувшись, уставился на подбородок. Незнакомец был выше меня, лысый, с татушками на пол лица и телом киборга.

— Не стоит, — с трудом пролепетал я. Ну его нафиг, нет у меня желания обогатить свой первый сексуальный опыт изнасилованием.

Мужик, пожав плечом, отвалил. Я вздохнул свободнее, но проблемы в доставке коктейлей не уменьшило. Вот почему сразу нельзя было додуматься заказать два, а потом себе один, и повод слинять от девчонок на время был бы. Да, умная мысля приходит опосля.

Вернулся к стойке. Подозвав бармена, я попросил пока оставить мой коктейль у него. Оказалось, что это не проблема. Я довольный удачно прошмыгнул к столику и собрался метнуться обратно.

— Гри, через две минуты не вернешься, пойду искать, — пригрозила мне Нелька. Вот как эта зараза узнает, что я собираюсь сделать?!

Пришлось как побитой собаке тащиться со своим коктейлем к столику и грустными глазами смотреть на манящий танцпол.

Все, это последний раз, когда я взял их с собой. Больше я такой ошибки не совершу.

Отлучившись, как сказал, в туалет, немного завис перед барной стойкой, заказал еще один коктейль, мне понравился, и расслабленно вздохнул. Посидел, выпил. Странно, но никто не подошел, как ожидалось. Лимит времени в якобы туалете был исчерпан, пришлось возвращаться к девчонкам.

За столиком меня ждал сюрприз в лице двух плечистых брюнетов очень даже приятной наружности.

— Гри, познакомься, — сходу начала Нелька, — это Марк.

Показала на брюнета поменьше в кожанке.

— А это Дёмка, — указала на крупного. Я чуть не рассмеялся, этот внушительный мужчина никак не ассоциировался у меня с Дёмкой. Слишком мягкое имя, для этого викинга.

— Очень приятно, — вежливое рукопожатие. Марк задержал мою руку чуть дольше, чем требовалось. Я медленно ее высвободил. Так-с, по-моему, мне сегодня не климатит. Может, слинять по-тихому?

— Вам принести еще коктейлей? — грудным голосом спросил Дёмка.

— Давай, дерзай, — подбодрила Нелька. Она у меня точно отгребет один раз за тон урчащей кошки.

Дёмка с Марком вернулись быстро. Надо же, а они наблюдательны, принесли именно те, что мы пили.

— За знакомство, — подняли они бокалы.

Чокнулись.

Коктейль мне показался немного с другим привкусом. Я сослался на алкоголь, видимо, вкус немного изменился после двух уже выпитых бокалов. А вот когда перед глазами стало двоиться, я заволновался.

— Нель, мне что-то нехорошо. Пойду, выйду.

— Я провожу, — поднялся Марк.

— Нет, — отказался я, неуверенно направившись к выходу.

Когда я вышел на улицу, мне стало немного полегче, но ненадолго.

— Гри, у нас та же беда, — подперла возле меня стену Нелька с Веркой.

— Похоже, нам, что-то подсыпали, — огорошила нас Нелька.

Вот я дебил.

— Тогда это эти двое, — перед глазами начало все плясать. — Наверное, я скоро отрублюсь. Девчонки вызывайте скорую.

Наша троица не сговариваясь, сползла по стене на землю.

— Вер, ты можешь вызвать такси? Ты же вроде пила меньше всех.

— Нет, — тяжело дыша, выдала она.

— Зашибись, — прошептала Нелька.

— Как вы тут? — подошли к нам эта парочка, довольно улыбаясь.

Сволочи, даже не скрывают своей радости.

— Два мальчика и девчонка, давно хотели попробовать, — сказал один из них, по-моему, Марк.

— Обломинго, — выдохнул я, чуть не заржав, подумав, какой сюрприз будет, когда до Верки доберутся.

Меня резко скрутило от боли. Рядом раздались болезненные стоны девчонок.

— Ты что им дал?

— Да хрен его знает. Я эту дрянь первый раз купил.

— Теперь они загибаются, дебил.

— Откуда я знал. Радуйся, что не мы.

— Главное, чтобы не сдохли.

— Пошли скорую, что ли, вызовем. Они наши морды видели, могут быть проблемы.

— Когда очнутся, подумают, что глюки были.

— Глюки… ладно, вызывай, и дергаем отсюда.

3 глава

— Девчонки, — прохрипел я, словно только из пустыни. Горло пересохло, сейчас бы водички литра полтора так. Холодненькой. Живительной.

— Ууу, — завозилась рядом пришедшая в себя Нелька.

— Ай, — присела, схватившись за голову, Верка.

— Новенькие, — раздался слишком радостный голос. — Забирайте.

Нас как мешки с картошкой легко подняли, перекинули через плечо, и понесли. Я понимаю, что во мне нет ста кэге, но, чтобы забрасывать на себя с такой легкостью, надо обладать не малыми мышечными данными. А мужики несут, хоть бы хны.

Попытка сфокусировать зрение, провалилась, перед глазами все плыло, голова болит и ужасно хочется пить.

— Эй, поставьте, — попыталась хрипло возмутиться Нелька.

— Молчи, — все тот же жизнерадостный голос.

Болтаться нам пришлось не долго, когда пришли, нас просто свалили на пол, выбив дух из меня лично, заскрипела закрывающаяся дверь, и шаги затихли.

— У кого как со зрением? — прохрипел я, смутно различая силуэты.

— Фигня какая-то, — ответила Нелька.

— Так же, — Верка подтвердила мои опасения, что у всех одинаково.

— Запах странный, — начал я, горло немного отпустило.

— Вонь, — высказалась Нелька.

— Новенькие? — усталый голос из угла комнаты.

— Я это уже слышал, — немного нервозно ответил я.

— Где мы? — спросила Нелька.

— Раз попали сюда, тогда в рабстве, — спокойно сказал все тот же голос.

— Где? — ошарашенно в один голос втроем прохрипели мы.

— Я здесь второй день, вчера с четырьмя сидел, а завтра нас на рынок выставят. Они специально выдерживают один день, чтобы ошибки не совершить.

— Ни черта не понял, — честно сказал я. — Это нас сюда что, Марк с Дёмкой притащили?

— Не знаю о ком вы, говорю, что знаю, — равнодушно произнес голос.

— Давай по порядку, — начала допрос незнакомца Нелька. — Мы где?

— В темнице.

— Здорово, — вырвалось у меня, — догулялись.

— А где эта самая темница находится, знаешь? — продолжила Нелька.

— Да. В мире демонов.

— Бред, — вынесла она решения. Верка подозрительно молчала.

— Какие нафиг демоны? Ты, что издеваешься? — вспылил я, хватаясь за болезненно резанувшее горло. Не знаю, что за гадость мы пили, но бурные эмоции придется попридержать.

— Я сказал, а завтра сами увидите, — судя по голосу, молодой парень, причем совершенно без эмоциональный тип.

— Кстати о птичках. Зрение походу возвращается, — обрадовался я, все четче и четче различая картинку.

— А ты кто? — неожиданно тихо спросила Верка.

— Я такой же, как и вы. Умерший.

Мы все втроем шокировано замерли. А меня словно по башке битой прилетело. Ощущения должно быть одинаковые. В одном пространстве с психом?! Выпустите меня отсюда!

— Что? — прошептала Нелька. — Я не понимаю.

— Умерший. Как ты или он. Те, кто попадают сюда, там, умерли. Завтра нас продадут демонам как рабов.

— А что, все сюда попадают? В рабство? — осторожно как у душевно больного спросил я.

— Нет, не все. Этот мир поделен надвое. Вторая половина для прощенных.

— Нет, это уже слишком, — простонала Нелька.

— Слушай, а откуда ты все знаешь? — усомнился я.

— Те, кто был до меня рассказали, а им те, кто был до них.

— Ясно, — отрезал я, не желая больше слушать этот бред.

Зрение прояснилось. Я осмотрелся. Точно темница, даже окна нет. Сопрелое вонючее сено, раскиданное на полу, и вместо дверей — решетки. Спокойно видно длинный коридор и пустующую клетку напротив.

— Мы влипли, — поднявшись, подошел я к решетке.

— Видим, — огрызнулась Нелька. — Не слепые.

— Можешь не пытаться, все равно бежать некуда, — раздался снова голос из угла.

Отлипнув от решетки, пошел на голос. В самом углу, скукожившись, сидел худенький паренек в рваной одежде.

— А ты как сюда попал? — присел я с ним рядом. Помимо неприятного запаха идущего от него, весь вид его был таким забитым, сломленным, что самому стало тошно.

— Умер, — снова он за свое.

— Ладно, понятно. Девчонки, как выбираться будем? Предложения есть?

— Зря, — снова ровный голос паренька, — идти некуда. Вам не выбраться.

— Не знаю. Ничего в голову не приходит, — потерла виски Нелька.

— А кто нас приволок? — спросил я у паренька.

— Демоны и хозяин рынка.

— Так это его счастливый голос слышал я. Те два урода в баре, видимо, с ним в сговоре.

— А чего ему не радоваться? Он за нас деньги получит. Тут еще три таких рынка есть, на территории которого из них появятся новенькие, те хозяева и обогащаются. Нашему вот повезло. Вы появились.

— Все чудесатее и чудесатее, — привалился я спиной к стене рядом с неадекватным.

— Постарайтесь поспать, а то завтра неизвестно, какому хозяину вы попадете.

— В смысле? — встрепенулась Нелька.

— Хозяева, они же разные бывают. Может, хорошо относиться будет, хотя что-то я сомневаюсь, чтобы демон и хорошо. А может, какой-нибудь садист попадет, будет какие-нибудь опыты на вас ставить.

— Все, полный аншлаг, — высказалась Нелька.

— И ты так спокойно об этом говоришь? — начал раздражаться я.

— А ты думаешь от того, что начнешь орать и требовать, чтобы тебя выпустили, что-то измениться? — ехидно спросил паренек. — Ты давай, начинай, я посмотрю, как тебя успокаивать будут. Ах, да, я же забыл сказать, что нас не боятся бить, так как побои быстро заживают. И чтобы убить, надо очень постараться. Правда, демонам это раз плюнуть.

Мне как-то резко расхотелось устраивать громкий бунт. Но мозг все равно не хотел воспринимать за реальность происходящее.


Девчонки молча подползли ко мне и прижались.

— Нам капец? — тихо спросила Нелька.

— Не знаю, — честно ответил я, — ни черта не знаю.

— Давайте и правда поспим, вдруг нам завтра повезет и удастся сбежать, — проникновенно выдала свою речь Верка.

— Нет, не удастся. На вас завтра напялят рабские ошейники, и все, — обреченно ляпнул парень.

— Что это еще за хрень? — недовольно спросил я.

— Они ограничивают тебя полностью. Если хозяин захочет, то через них может наказывать, посылая боль. Ему стоит только лишь об этом подумать. И сбежать у тебя не получится. Снять сам ты их не можешь.

— Дай угадаю, — с сарказмом начал я, — снять может тоже только хозяин.

— Да, — спокойно кивнул парень.

Девчонки сначала тихонько всхлипнули, а потом разрыдались. Я не знал, как мне их успокоить, просто тупо гладил по головам и понимал, что скоро сам разревусь. Сходил отдохнуть, твою налево!

Парень, отодвинувшись еще дальше от нас, опустил голову на коленки и притих.

Отревевшись, они заснули. А у меня сна ни в одном глазу.

— Парень, а это рабство надолго?

— Навсегда, — тихо и обреченно ответил он. Я с трудом сглотнул.

— Ты сказал, что умерший, значит и мы такие? — в надежде на отрицательный ответ, я затаил дыхание.

— И вы такие. Мы все попадаем в этот мир после, — немного помолчав, он добавил, — постарайся заснуть. Завтра будет тяжелый день. Поверь мне. Силы тебе будут нужны.

— Спасибо, — искренне поблагодарил я паренька.

— И еще… ты это… в общем, вас, скорее всего, разлучат. Надеюсь, они тебе не родственники и не любимые.

— Почему? — побледнел я. Какие бы девчонки доставучими существами не были, но вместе спокойнее и разделяться не хочется.

— Рабы продаются по отдельности, — печально ответил он, — спи.

Полночи я просидел, пялясь на решетку. Так ничего не придумав, заснул.

4 глава

Я резко проснулся. Растолкав девчонок, прильнул к решетке. Из других таких же «комнат отдыха» выводили рабов, постепенно приближаясь к нам. Странно, что я не слышал из них ни шума, и не видел, что там вообще есть люди. И это учитывая, что передняя стена — это решетка.

Парень сидел все так же, как и вчера, словно ни разу не шевельнулся.

— Нас могут разделить, — сказал я, девчонки отпрянули от решетки и уставились на меня. — Надо быть к этому готовыми.

— Вот еще, — фыркнула Нелька. Верка молчала.

— Нель, если мы действительно будем проданы как рабы, то спрашивать нас никто не станет, — печально, как маленькой, объяснял я. Все сильнее во мне уверенность, что парень прав, и мы действительно крупно попали. К примеру, я совершенно не помню, что происходило после того, как мы отключились на улице. Ни медиков. Ни какого-либо откачивания с промыванием желудка. Ни чего. Просто, раз, и мы вполне живые и здоровые очнулись неизвестно где.

— Они не имеют права! Какое рабство?! Незаконно! — разошлась она. Я почувствовал, что сейчас начнется истерика. Через стенку заскрипела решетка, значит, следующие мы.

Пришлось сделать то, на что раньше бы не решился. Нелька придушено хватанула воздух ртом, вытаращившись на меня, как на восьмое чудо света. Пощечина получилась смачная. Зато истерику удалось предотвратить. Она, хлопнула пару раз глазами, и обмякнув обессилено опустилась на пол.

— Это все? Конец? — всхлипнула она, и спрятав лицо в ладони, разрыдалась. Верка, ласково прижимая, гладила ее по голове. Я стоял в напряженном ожидании. К нам подошел толстенький невысокий человечек с улыбкой от уха до уха. Это его радостный голос я вчера слышал. А если судить по тому, как он держится, это и есть хозяин местного рынка. В кольце трех чернокожих двухметровых амбалов, пугающих нереальной клыкастой улыбкой, он смотрелся смешно. Но мне чего-то смеяться совсем не хочется.

— Замечательно, вы уже проснулись. Ранние пташки. Молодцы, и нам забот меньше. Пе?

— Да, хозяин, — склонился в поклоне поднявшийся паренек. А я про него почти забыл, слишком тихо сидел.

— Иди, поешь и отдохни, пока новеньких нет, — махнул счастливо лыбящийся мужичек.

Парень, покачиваясь, медленно вышел, шлепая босыми ногами по каменному ледяному полу, позвякивая цепями на ногах и руках. Сначала мне захотелось дать этому Пе в морду. Я же доверился ему, но глянув, с каким обреченным и потухшим взглядом он окинул нас, когда выходил, мне стало стыдно. А его босые ноги и худоба просто добили мою совесть. Я даже не представляю, с чем ему пришлось столкнуться в рабстве, и очень надеюсь, что мне повезет больше.

С трудом взял себя в руки. Осознание, что моя жизнь больше не принадлежит мне, накрыло удушливой волной, вызывая накатывающую панику. Не думаю, что ради розыгрыша зайдут так далеко, приведя актера в подобный вид доходяги, закованного в цепи. И эти три мордоворота, слишком натурально скалят свои клыки. И рост. Подобрать таких здоровых слишком сложно. Но самое главное, это ощущение чуждости во внешности всех четверых. Что-то хищное, опасное. Рисковать проверять, мерещиться мне, или нет, не ко времени.

— Думаю, вы сами пойдете, нести не надо? — спросил с улыбочкой работорговец, словно доброго утра пожелал. У него заклинило? Колобок недоделанный.

— Нелька, не глупи, — шикнул я на подружку, видя, как недобро загорелись ее глаза. Я далеко не амбал, и когда ее начнут за норов размазывать по полу, мне по любому придется вмешаться. Воспитан так. Мальчик должен защищать девочку. Даже если она дура. Кинется на них, а для меня ни чем хорошим подобное все равное не закончится. Верка вообще была само молчаливое спокойствие, не доставляла лишних проблем. Она раньше не особо разговаривать любила, а сейчас замкнулась полностью.

— Вы не имеете права, — началось. Нелька не вняла голосу разума.

Мужичек удивленно на нее глянул, как инспектор на охамевшего таракана ползущего по столу средь бела дня.

— Почему? — хмыкнул он.

— Рабство — запрещено, — выдала Нелька. Не, я иной раз думаю, что девки точно дуры. Или она одна такая?

— Не слышал о таком, — хихикнул работорговец, явно забавляясь. Потом все с той же улыбочкой повернулся к клыкастым мордоворотам, жестко приказав. — Эту тащите, остальные пойдут сами.

И пошел вперед. Нельку, как мешок с мукой, перекинули на плечо, не обращая внимания на ее вопли и угрозы. Мы пошли следом, конвоируемые позади нас двумя клыкастыми охранниками.

— Уроды! Козлы! Я буду жаловаться! Отпустите меня! Я сама вам рыльники начищу! Все зубы повыбиваю, будете через соломинку сосать. Мордодробильники перекаченные! Ушлепки!

Мне бы так стресс снимать, как она, — с завистью подумал я. Визжащий парень — это что-то. Или попробовать для разнообразия?

А день какой солнечный, сплошное издевательство. В такой день приятно на пляже поваляться, а не на помосте рабом на продажу стоять.

Девчонки встали рядом со мной, крепко схватившись за руки. Нелька, как только вышли на улицу, притихла. Ее аккуратно поставили под пристальными взглядами сотен глаз. У меня ноги задрожали от окружающего нас зрелища.

Таких, как мы — рабов, было около двадцати, не меньше. На некоторых кожаные ошейники, очень похожие на собачьи. Стоявшая на площади толпа покупателей заставила сердце биться в районе пяток. Демоны! Демоны всех форм, расцветок и возрастов. Неизменно было одно, наши будущие хозяева не люди. Явное доказательство — наличие у покупателей рогов, хвоста и клыков, выглядывающих из-под верхней губы.

Через полчаса торгов я опустился прямо на помост, скрестив ноги, и потянул девчонок за собой. Продавец с удивлением проследил за нашими действиями и, запнувшись на секунду над расхваливанием очередного раба, усмехнулся. Мы в списке продаваемых товаров стояли последними.

— Смотри, вон тот, в красном балахоне, с брюшком весь вспотел, пока за парня торговался, — наклонившись ко мне, тихо шептала Нелька. — Урод.

— Меня радует, что они нас не раздевают, — неожиданно сказала Верка.

Как-то я об этом не задумывался. А действительно, унижение было бы гораздо ощутимее, если бы нас выставили обнаженными перед этим сбродом.

— А вон тот, в синем костюме, вообще нечто, — хихикнула Нелька. — У него один рог смотрит назад, а другой вверх. А так ничего себе, симпатичный.

Шалею я, Нелька и здесь не изменяет своим привычкам, видеть во всем позитив и захомутать первого понравившегося парня.

— Видите демона? Высокий, в темно-синей тунике с серебристой вышивкой. Немного в стороне стоит. Видите?

— Угу, — подали голос мы одновременно с Веркой, выискав указанного демона. — И что?

— Вау, какой красавчик — выдохнула Нелька, смотря горящими глазами.

— Когда он подошел, все окружающие ему кланялись, пока он рукой не махнул, только тогда перестали, — поделилась наблюдением Верка.

А она молодец, подмечает многое, в отличие от нас.

— Думаешь, местная шишка? — спросил я, ответа не требовалось, и так ясно.

— Вау! Посмотрите, какая классная! — пропела очарованная Нелька.

— Куда? — вгляделся я в толпу.

— Вон, вся такая в алом, — кивнула на стоявшую почти в центре демоницу в облегающем сочно-красном костюме.

— Это та, что плеточкой по ноге постукивает? — елейным голоском спросил я. Верка внимательно прищурилась.

— Правда, шикарная дамочка? — восхищенно выдохнула Нелька. Я посмотрел на нее с ужасом, по-моему, она просто не догоняет, где мы сейчас находимся. Счастливая, мне бы так.

— Нель, а ты не задумывалась, что она не просто так эту плеточку с собой носит? — попыталась достучаться до здравомыслия подруги Верка.

— Пфф, подумаешь. Может у нее имидж такой, — не согласилась с опасениями Нелька.

— Ага, — кивнул я с усмешкой, — и рога с хвостом — это детали косплея.

Нелька обиженно пожала плечами.

— Прошу вас подняться, — с неотъемлемой улыбочкой попросил нас хозяин с убедительными аргументами в виде двух демонов за нашими спинами. Я с удивлением заметил, что на этом помосте осталась лишь наша тройка, и глаза покупателей теперь направлены только на нас. Понеслась…

— Уважаемые, представляю вам рабов, последних на сегодня. Появились только вчера. Сами видите, они спокойны и не агрессивны, — распинался толстячок.

Нет, нам, наверное, надо было с воплями отбиваться? Ага, нашли идиота.

— Это кто здесь рабы?! — взвыла Нелька, долбанув, побледневшего толстячка, по ноге. Тот заскулил. Охранник тут же скрутил ей руки, но не смог прижать и ноги, которыми она успешно лягалась, попутно высказывая, все, что она думает о нем, о рынке, о рабах и об этом мире. Я таких словесных финтов, которые выдавала Нелька, сам никогда не слышал. Поэтому вместе с остальными демонами просто завис, пытаясь запомнить хоть что-то на память, чтобы в дальнейшем использовать.

— Дикая и глупая, я беру ее, — раздался уверенный мелодичный голос демоницы в красном.

— О, госпожа, — моментально расплылся в улыбке продавец.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 97
печатная A5
от 286