электронная
180
печатная A5
336
16+
«Письма» моего ЖЖ

Бесплатный фрагмент - «Письма» моего ЖЖ


4.9
Объем:
134 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-5301-5
электронная
от 180
печатная A5
от 336

Наташе

Однажды я получила от тебя сообщение:

Слушай, Оля. У меня к тебе просьба. Я хочу пополнить свою библиотеку с бумажными книжками твоей. Именно бумажную книжку такую охота — чтобы брать в руки и перечитывать твои рассказы, как притчи-инструкции.

Это не страшно, сделай это.

Я буду ждать…

И в этот самый момент мне стало очень страшно. Так страшно, что я с силой захлопнула ноутбук и сделала вид, что никакой просьбы не было.


Настоящая книга? Как будто я писатель? Что бы на это сказали уважаемые Федор Михайлович или Антон Павлович? Опубликовать свои писульки из ЖЖ! Ишь чего придумала!


…очень страшно, да. Потому что ты озвучила вслух мою мечту. Такую мечту, в которой я сама себе боялась признаться. Разве это возможно? Бумажная книга с моим именем на обложке. Книга со свежей краской и запахом. Своим особым запахом.


Наташа, ты писала мне о том, что осуществление моей мечты поможет поверить тебе в то, что и твои мечты осуществимы. Что эта книга станет твоим маяком. Опорой, если ты вдруг начнешь трусить и сомневаться.


Ну что ж, ты держишь ее в руках. Теперь можешь взять ее с собой в поезд или самолет. Можешь хрустеть страницами и загибать уголки. Перелистывать быстро и нетерпеливо или медленно и осторожно. Подчеркивать карандашом строки и делать закладки. Можешь даже случайно вылить на нее кофе. Я хочу, чтобы она дышала в твоих руках.


P.S. Наташа, ты паровоз, а не вагончик, не забывай! Теперь твоя очередь.

Я жду.

С любовью и благодарностью, твой Писатель

Писать о себе

Писать о себе. Для этого нужны честность и искренность, иначе ничего не выйдет. Не случится волшебства.


Когда всё сливается воедино ─ я, мои мысли, клавиши, черные буквы на белом экране, ─ в такие моменты всё вокруг замирает. Я становлюсь творцом, создаю текст из букв, слов. Это как лепить, рисовать, шить лоскутные одеяла, делать открытки. Только материал ─ мои мысли.


Выложить текст о себе, о своих мыслях и воспоминаниях на всеобщее обозрение ─ это как раздеться перед толпой. Причем когда знаешь, что твое тело совсем не идеально.

Сразу становишься таким уязвимым и незащищенным. Одно неосторожное слово, и ты свернешься в клубочек, сожмешься, съежишься.


Когда я впервые написала о своих воспоминаниях, о родном доме, то я и не думала это кому-то показывать. Бережно сохранила себе в папочку на компьютере, спрятала. Ведь так спокойнее и безопаснее. Потому что… кому это может быть интересно? Зачем это читать? Ничем же моя жизнь особо не примечательна, обычная такая. И родители обычные, неидеальные, зачастую нелепые.


Но не тут-то было.


Этому тексту очень не хотелось быть спрятанным там, в папочке. Вот честно. Он не давал мне покоя, по-настоящему просился в мир. Я выдержала неделю и все-таки разместила его на своей странице ВКонтакте, зажмурившись от страха и прекрасно осознавая, что могу получить кучу пинков и насмешек. Это был такой сильный выдох, а потом ощущение полного спокойствия и смирения. Ну что ж, раз так хотел в мир — теперь получай.


***

Меня как-то спросили: «Судя по всему, тебе нравится излагать свои мысли на бумаге?».

Не знаю. Пока не знаю. Могу сказать точно только то, что мне это просто необходимо. Когда внутри меня неожиданно рождается фраза, она застревает там, пока я от нее не избавлюсь. Крутится, неоднократно повторяется, обрастает новыми словами, мешает мне думать о другом. Прямо бесит иногда, честно. Не дает покоя, пока не появится на бумаге или экране.


Не могу писать, если самой неинтересно то, о чем пишу. Потому что ничего не чувствую, не пропускаю через себя. Нет ощущения внутреннего трепета, созвучности с миром. Все получается картонно. Без души. Поэтому не могу выжать из себя тексты вроде «10 видов макияжа для селфи» или «Как одеться на первое свидание, чтобы парень обязательно позвал тебя на второе». И перестала пытаться выжимать.


***

Лучший совет, который я слышала на тему «о чем писать», был таким: «Пишите то, что хочет быть написанным. Просто рассказывайте свои истории. Рассказывайте своим голосом».


Мне недавно позвонила мама и сказала: «Спасибо тебе за текст про папу. Я теперь его еще больше буду любить».


И это очень ценно. Это обратная связь, которая придает смысл тому, что я пишу. Придает сил, когда писать очень страшно.


Мне однажды сказали: «Если есть, что сказать, никогда не задумывайся, стоит ли это озвучивать, — ведь именно в этот момент кто-то может ждать именно этих слов».


И поэтому я буду продолжать писать о себе.

И поэтому я буду продолжать писать.

Я бы хотела…

…не забывать говорить с Богом не только, когда больна или устала. Но и проснувшись обыкновенным утром, опустив ступни на прохладный пол, прищуриться так, улыбнуться и сказать: «Эй, я знаю, что ты за мной присматриваешь! Спасибо!». Ведь для этого совсем необязательно вставать на колени, целовать иконы. Необязательно. Просто сказать Ему «спасибо», как будто говорю это другу.


…научиться никогда, что бы в жизни не происходило, не говорить маме раздраженно по телефону: «Потом! Я занята. Отстань!».


…научиться так говорить дорогому человеку, когда ему темно и страшно: «Все будет хорошо!», чтобы он тут же в это поверил. Чтобы вот прямо в эту же секунду он сказал себе это сам.


…научиться не слушать всех этих боязливых монстров и демонов внутри, которые ехидно смеются и говорят, что ничего у меня не выйдет. Все, что я задумала — безумство. Все, что пишу — бред. Что нужно все это бросить, остановиться. Пока из этого ничего дурного не вышло.


…научиться быть нужной миру, делать что-то для него полезное или прекрасное. Чтоб шагать по дороге и знать, что не просто так. Что я не только здесь ем, пью, покупаю платья, но и что-то даю миру взамен. И от этого шагать очень бодро. И от этого шагать очень счастливой. Потому что, знаете, можно жить во дворце, пить утром чай из фарфоровых чашек, плавать в собственном бассейне, ступать на мраморный пол, посещать фуршеты. И при этом глаза иметь такие пустые-пустые. Когда совсем ничего из души не светит.

Обожаю свою жизнь

Обожаю свою жизнь. Вот честно!


Иду по улице, солнце светит в глаза, я щурюсь. Злюсь на себя. Вчера потеряла очки. Второй раз за лето. Забыла их в том же кафе, где и первые. А солнце светит. И я злюсь.


Тут вижу, как по тротуару едет мотоблок с прицепом. Откуда вообще на улицах Минска может взяться мотоблок??? Он равняется со мной с таким развеселым трын-дын-дын.


В прицепе сидят загорелые довольные жизнью мужички, грязные от травы и навоза, улыбаются вовсю и наперебой кричат мне:

— Девушка-красавица! Прыгайте к нам, подвезем, куда надо, и сумочку вашу тоже прихватим!


Я начинаю веселиться:

— Не, ребят, спасибо!


— Да вы что, давайте, прокатим с ветерком!..


— Ребят, тачка у вас, конечно, крутая, но я как-нибудь сама.


Звоню Тоне, смеемся.


Она говорит:

— Пока к другим девушкам подкатывают бизнесмены на Лексусах, тебя цепляют работяги на крутой тачиле.


— Ага.


…солнце светит, я щурюсь и больше не злюсь.

Фиг с ними с очками, когда такие кавалеры!

Осень 2014

Ранее утро субботы. Вместо того, чтобы зарыться поглубже под одеяло, мне захотелось прожить это утро целиком, прочувствовать его, впитать.


Жарю блины и делаю себе большую чашку зеленого чая с лимоном. Усаживаюсь за столик на балконе. Для меня чай с лимоном — это как у Цоя пачка сигарет, если у меня дома есть лимон и чай, «значит, всё не так уж плохо на сегодняшний день».


Грею руки о теплую чашку, ловлю утреннюю тишину, начало нового дня. Вглядываюсь в окна дома напротив. Мне нравится думать о тепле и уюте за этими окнами. Вот тут, с геранью на подоконнике, собираются на дачу, разбудили детей, тащат их, сонных, на кухню. А за этим окном со светло-зелеными шторами еще спят, греют друг другу холодные ноги, а потом у них будет завтрак. И рынок. И большой арбуз, и родственники-гости.


Хозяева выгуливают собак. Те радостно носятся по осенней листве, фыркая и лая. Смотрю, как желто-красные листья срываются с ветки и, танцуя с ветром, мягко опускаются на землю.


Осенью в этом году не перестаю восхищаться. Да и в каждом году. В этом плане я немножечко Пушкин. Осень всегда была для меня таинственно-загадочной порой. Прекрасной, уютной, задумчиво-лирической и очень-очень мудрой.


Смотрю в окно, делаю глоток чая и улыбаюсь. Моя осень и вправду чудесная.


Это осенью я купила себе велосипед, о котором мечтала уже больше года. Первый раз мчаться на нем — кайф! Настоящая чистая радость, как в детстве. Улыбалась вовсю каждому прохожему.


А еще меня прокатили на мотоцикле. Мы как-то с Тоней написали список. Что хотим сделать за два ближайших года. Писали даже не всерьез, всё, что приходило в голову. И один из пунктов был про мотоцикл. Спасибо за это… искреннее.


Еще у меня новый ежедневник, спасибо Оле Михневич. И в связи с этим новые цели и планы, которые туда как-то сами собой записываются.


А мама передала пакет теплых носков. Так что, если кто-то мерзнет этой осенью — обращайтесь!

Уметь видеть хорошее

Иногда достаточно просто выйти на улицу или выглянуть в окно, чтобы увидеть…


…увидеть молодых ребят в джинсовых шортах и цветных кедах. Они гуляют, стебут друг друга и заливисто смеются. От них прет такой густой мощной жаждой жизни, что я невольно попадаю в это облако радости. Они улыбаются идущим навстречу девушкам в летящих платьях.

И я тоже улыбаюсь.


…увидеть, как в метро кудрявая девчушка кусает папу за нос. Он смешно кривится, а она хохочет.


…увидеть, как возле подъезда моего дома двое говорят друг другу: «Ну пока…». …и не расходятся. Смотрят друг другу в глаза. И слышно, как часто-часто бьются их сердца.


…увидеть, как, весело перебирая маленькими ножками, прямо в лужу убегает от родителей девочка. И как, без указки старших, ее брат спешит подхватить ее, с любовью и заботой.


…увидеть, сидя на балконе, как из моего подъезда выходит старик. Он идет не спеша, тяжело шаркая ногами в домашних тапках. А рядом с ним лохматый пес с нависшими на глаза собачьими бровями. И пес тоже немолод. И даже виляет хвостом вяло и немного лениво. Он плетется за своим хозяином верно и преданно, подстраиваясь под его неспешный шаг. И я думаю, что у этого старика все в любом случае в порядке, ведь у него есть такой друг.


…увидеть, как в городе Бресте девушка в джинсах и с пучком на голове пристегивает свой велосипед к фонарному столбу и выбегает танцевать под песню «Конечно, Вася» на площадку перед группой уличных музыкантов.


И делает это так самозабвенно и от души, что до того окружавшая музыкантов кислая группа зрителей мгновенно оживляется. Теперь люди улыбаются, подпевают, подрыгивают ногами в такт песни.


И я влюбляюсь в эту девушку мгновенно. Она такая настоящая! И хочется подбежать к ней и сказать «спасибо». За то что она умеет вот так любить жизнь.


***

Когда были в Питере, наткнулись в парке на стол с сувенирами, сделанными детьми, больными раком. Можно было выбрать себе понравившийся и оставить любую сумму денег, которая пойдет в фонд помощи «Advita». Мы с Дашей одновременно выбрали магнит, рисунок к которому сделал мальчик Хусейн. Он тяжело болен, его привезли в Питер на лечение. Он никогда не видел этот город, но на своем рисунке изобразил Питерского сфинкса, который… улыбается. Тяжело больной мальчик рисует улыбающегося сфинкса… Лично меня это пробрало до мурашек.


…потому что мальчик умеет видеть хорошее, несмотря ни на что.

Море, небо, облака

Последняя запись из дневника экспедиции Воронцовка 2015:


«Мы были в Хосте уже в 10:00, так что у нас было полно времени до поезда, чтобы купить сувениры, местные сыры и специи, вдоволь насмотреться на море».


Море…


Когда смотришь на ровную морскую гладь, в твоей голове нет места дурным мыслям, сомнениям, проблемам. Внутри тебя только спокойствие и безмятежность.


Мы с девчонками прошлись до края пирса, разулись и опустили уставшие от ботинок и резиновых сапог ноги в прохладную морскую воду. Жмурились от солнечных лучей и пели песни Земфиры.


Здравствуй, небо, море, облака…


Затем расстелили куртки прямо на прибрежных камнях и, подставляя лица яркому солнцу, дремали прямо на берегу.


После лазанья в пещерах тело ныло и болело, спина чувствовала каждый камень под собой, но вставать совсем не хотелось. Хотелось остаться в этом моменте подольше, насладиться им, впитать его.


Вот бы забрать кусочек моря с собой…

У меня на балконе

Мы сидим с Тоней у меня на балконе. Закрываем сезон. Нас обнимает уже холодный сонный вечер поздней осени. За окном люди втягивают шеи в воротники и спешат домой. А в нашем маленьком мире, как в песне Ёлки, «необъятно хорошо».


В бокалах с красным вином отражается свет от пламени свечей. Мы сидим в свитерах и шерстяных носках, закутав ноги в теплые пледы. И говорим. Без передышки.


Здесь и откровения, радости, вдохновенные идеи, и накопившееся внутри сложности, сомнения, страхи. Иногда, наверное, слишком громко, а иногда и очень-очень тихо. Когда боишься громко дышать, чтобы не разорвать ту тоненькую звенящую нить доверия, которая возникает между людьми, когда звучат слова из самых глубин души. Слова, которые мало кто слышал или которые впервые произносятся вслух.


В фильме «Пока не сыграл в ящик» герой Моргана Фримана пишет список вещей, которые он хотел бы успеть сделать, пока жив. В этом списке был пункт — рассмеяться до слез. Я тогда подумала, какая же я счастливая, ведь смеюсь до слез при каждой нашей встрече с Тоней. Да и не только с ней.


Как-то я присутствовала при споре о том, что самое главное в жизни. Один спорщик уверял: деньги. Второй — люди, которые его окружают. Второй вариант мне понравился больше. И в этом смысле я миллионер! Люди, которые со мной и вокруг меня, это мое самое большое богатство и самый драгоценный дар, за который я бесконечно благодарна Вселенной и всем богам.


Какое же это огромное счастье… когда интересно слушать. И когда с интересом слушают тебя. Когда мысли в унисон, когда шутки одновременно, когда шутки, понятные только вам.


Когда говоришь: «Я сейчас буду тебе рассказывать и плакать, только ты меня не останавливай, пожалуйста. Мне это очень нужно…».

И ты рассказываешь. И тебя не останавливают.


Когда «Младший лейтенант» в два микрофона, когда в общаге вместе жарить драники, когда киндер-сюрприз в больницу, когда кефир после новогоднего корпоратива.


Когда неожиданный подарок. Когда помощь приходит именно в нужный момент.


Когда нужен совет. Когда запуталась, внутри хаос из мыслей и ощущений, накладывающихся друг на друга, и невозможно рассмотреть себя под этим пластом. Ты вываливаешь все это наружу, выворачиваешь себя наизнанку и слышишь слова, которые отзываются в сердце, и всё становится на свои места, и ты четко осознаешь, чего на самом деле хочешь, и говоришь: «Спасибо…».


Когда вспоминаешь, что нужно позвонить, тянешься к телефону, в эту же секунду слышишь знакомую мелодию и радостно кричишь в трубку: «А я сейчас как раз о тебе думала!».


Когда «Оль, попробуй! Я с тобой! Я знаю, у тебя все получится!».


Когда крепко-крепко обнимают при встрече. Когда тихо говорят: «Люблю тебя… спасибо, что ты рядом».


Какое же это огромное счастье.

Жить и радоваться

…первый курс. Мой знакомый предлагает прокатиться на машине к Минскому морю. Он будет с другом, и я беру с собой подругу Соболь. Знакомый приезжает за нами на разваливающемся запорожце. Салон насквозь пропах бензином. Нам нельзя сильно хлопать дверью, потому что она может отвалиться. Да что там дверь, в любой момент может провалиться ржавое дно!


Запорожец гудит звериным ревом, все проезжающие мимо машины сигналят нам и пропускают вперед, а водители приветливо машут, улыбаются и показывают поднятый вверх большой палец. Машина трясется и нас шатает из стороны в сторону, ветер врывается в незакрывающиеся окна и путается в наших волосах, а мы хохочем, как безумные! Потому что весна, потому что мы едем к Минскому морю, потому что впереди у нас вся жизнь.


…второй курс. Мой день рождения. Я не отмечаю его, но с грустью и разочарованием думаю о том, что ребята, с которыми в то время жили одной семьей, могли бы меня поздравить.


Захожу к одногруппнику и слышу через дверь, как в комнате напротив мои ребята сочиняют стих, спорят и ищут подходящие слова.

Олечка ты наша дорогая

Самая любимая, родная!

В этот светлый праздник день рожденья

Принимай ты наши поздравленья!

И желаем мы тебе любви!

Мы с тобою, только позови!..

Одногруппник что-то говорит, а я уже ничего не слышу. На глаза навернулись слезы от умиления и трогательности.


Этот стих долго висел у меня над столом, но после переездов где-то затерялся. А строки остались в сердце… и момент тоже!


…четвертый курс. Профилакторий БНТУ. Мы решаем встретить рассвет. Спускаемся по балконам с четвертого этажа, прихватив с собой гитару и одеяла. Сердце колотится от страха, а по телу теплой волной разливается возбуждение от предвкушения приключения. А затем мы сидим на лавочке напротив Минского моря, закутанные в одеяла, и орем песню Сплина «Скоро рассвет, выхода нет»…


…2011 год. Моя первая работа и заселение в старенькое общежитие в Инструментальном переулке. В нашей с Инной комнате не хватало стульев, и на всю первую зарплату мы купили себе кресло-качалку. Зато теперь уют. Гости, смех, веселье.


***

…Я недавно оказалась на остановке рядом с кучей ребятишек. Они увидели, что приближается их 37-й троллейбус и начали радостно прыгать, кричать, обнимать друг друга. И такие они были искренние, что очень захотелось прыгать и радоваться вместе с ними. Мы переглянулись с каким-то парнем и улыбнулись. А я подумала, что некоторые люди не смогли бы вот так от души радоваться новой машине или новому айфону…


Вы не подумайте, мне нравится айфон, но если ты не умеешь радоваться и любить жизнь просто за то, что она у тебя есть, есть этот день и этот момент, никакие богатства мира не сделают тебя счастливым, а только временно заполнят пустоту внутри тебя.


Ведь для того, чтобы жить и радоваться, нужны две вещи: ЖИТЬ и РАДОВАТЬСЯ!

Не забывайте об этом.

Сделать шаг

Я стою на площадке и смотрю вниз.


Всё мое тело, каждую его клеточку пронизывает невероятный страх. Ноги колотятся неуемной дрожью. Внизу простирается невероятная, серебряная красота. И желание прыгнуть борется с инстинктом самосохранения.


Я обхватываю дерево двумя руками и дрожащим голосом спрашиваю у парня, который цепляет эти штуковины, карабины, за трос:

─ Что мне нужно делать?


─ Для начала — отпустить дерево.


─ Отпустить? А это точно обязательно?


─ Просто сделай шаг. Потом не будет страшно.


И я делаю.


Для смеха он кричит мне:

─ Стой!!!


─ Что??? ААААААААА!


А потом уже, конечно, было «Ехуууууу», расправленные руки в полете, невероятный кайф и внутреннее «как же круто, господи!!!» Улыбка не сходила с лица минут десять. И гордость за себя! Я сделала это, я одержала СВОЮ маленькую победу! Эта победа, конечно, не повлияла на расклад политических сил в мире, не спасла людей от бедности, наводнений или пожаров, но она немножечко спасла меня.


Я вот что подумала. Сколько раз в жизни я стояла в нерешительности на «площадке», боясь сделать вот этот единственный шаг? Сколько раз я, «стоя на земле», кричала кому-то: «Да давай же! Сделай это!», а сама, оказавшись там же, пасовала и возвращалась на «землю», упуская что-то действительно настоящее?


Девиз фестиваля «Троллей 2014» был «Жизнь, чтобы жить». По-моему, крутой девиз. Я вот всем желаю этого. Я желаю всем ЖИТЬ!


И если вдруг когда-нибудь вы услышите от меня: «Я не знаю. Я очень хочу! Но… боюсь»… пожалуйста, скажите мне кто-нибудь: «Просто сделай шаг. Потом не будет страшно».

Теплая кофта

Ездили с Тоней на пляж.


Жара, солнце припекает, куча людей. Рядом с нами располагается семья. Папа, мама и два сына: совсем малыш лет трёх и старший брат, с виду восьмиклассник.


Восьмиклассник говорит:

─ Пап, ты что, больной? Ты зачем кофту взял? На улице +30!


─ Ага, и твою тоже! У тебя сопли!


Мы с Тоней смеемся. Парень небось уже с девочками ВКонтакте переписывается, каждый день проверяет, на сколько накачались бицепсы, целую неделю ходил на турники, всматривается в зеркало: не начали ли у него расти усы? ─ и вполне справедливо считает себя настоящим мужчиной. А тут папа с кофтой… и сопли.


Родительская забота порой умиляет.


Вот, помню, в детстве: сижу во дворе с мальчиком на лавочке. И он мне нравится. Нет, не так. Я его люблю (потому что в детстве ты сразу любил, не было никаких «нравится», симпатий, нам хорошо вместе — сразу любовь). Так вот, сидим мы на лавочке и болтаем. У нас все серьезно. И тут я слышу голос моей мамы. Она возвращается из магазина, до меня ей еще метров двадцать. И она кричит мне издалека так, что слышит весь двор: «Олечка, идем домой! Я купила твои любимые вафли!».


Я вжимаюсь в лавочку: мама, блин, ну какие вафли?


Моя мама вообще всегда так делает. Если она увидела меня случайно в городе, то независимо от расстояния, разделяющего нас, она сделает всё, чтобы я поняла, как она рада меня видеть. Она будет звать меня по имени, махать рукой. Показывать поднятым вверх пальцем, как я классно выгляжу. Еще обязательно скажет: «А я такая иду-иду и думаю, что это за красивая девушка идет? Смотрю, а это ж моя Олечка!».


Да ладно, мам! Почему ты никогда не узнаешь родную дочь?


Или взять кофту. В детстве мама выносила ее всегда невовремя. Никогда не было такого, что я гуляю во дворе и думаю, блин, че-то холодно стало, вот бы мама кофту вынесла. Никогда. Она делала это или в разгар какой-нибудь игры, или когда я пыталась залезть на крышу, поймать кошку, отобрать свой велосипед, терла грецкий орех об асфальт, чтобы избавиться от зеленой кожуры. И кофту одевать в такие моменты совсем не хочется.


Когда я училась в университете, мама звонила почти каждый день и говорила, чтобы я взяла с собой на пары бутерброд. Я всегда возмущалась: «Мама, ну как ты себе это представляешь?».


«А что такого? Ты вот возьми и посмотришь, как все у тебя просить будут!»


***

Я живу отдельно от родителей уже восемь лет.


Когда приехала учиться в Минск, как-то сразу втянулась в студенческую жизнь. Новый, такой большой и красивый город, новые знакомства, впечатления. В сердце всегда была только радость. Мне кажется, что я вообще не скучала по дому.


Но в тяжелые периоды моей жизни, когда подолгу не разрешаются проблемы, одолевают сомнения, что-то пугает или тревожит, меня просто магнитом тянет в родительский дом. И даже не за советом или материальной помощью. А просто потому, что знаю.


Что проснусь в воскресенье в своей кровати и увижу, что мама с утра заходила ко мне и открыла окно, чтобы комната наполнилась утренней свежестью. Услышу родительские голоса на кухне и не буду вставать еще минут десять, чтобы насладиться этими минутами.


Я слышу, как они переговариваются. Не слишком громко, чтобы не разбудить меня. Папа трет картошку. Они жарят драники. Обязательное воскресное блюдо. Я слышу, как потрескивает масло на сковороде. Не выдерживаю. Иду на кухню.


Вопреки всем правилам этики, сажусь за стол в пижаме, поджав одну ногу под себя. Папа обязательно говорит, что так сидеть некрасиво. Соглашаюсь. Хватаю горячий золотистый драник рукой.


Родной дом лечит душу.


Наша семья никогда не была совершенной и идеально счастливой, как в рекламе майонеза. Мы ссоримся и обижаемся. Но это всё неважно.


Важно, что дома для меня всегда найдутся теплая кофта и любимые вафли.

Посвящается

…Я вижу отца, идущего вдоль свежевспаханной борозды, чуть осунувшегося под грузом проблем и забот, задумчивого и уставшего. Он замечает меня, и на его лице появляется широкая искренняя улыбка. Тоненькие ниточки морщинок разбегаются от уголков его глаз.


Я смотрю на него с любовью. С грустью отмечаю про себя, что после последней нашей встречи седых волос у него стало больше.


Мне так легко здесь дышать… И весна накрывает меня с головой своей сладкой волной. Запахи свежевспаханной земли и цветущих абрикосов.


Это мое личное «место силы», моя опора и моя земля! И, наверное, если бы меня попросили назвать свою Родину, я бы назвала не адрес многоквартирного дома моего родного города, а адрес именно этого места… деревни, где проводила свое детство.

Здесь каждый камень, каждая обветшалая доска уже покосившегося забора, дверь с облупившейся красной краской хранят в себе воспоминания счастливого детства.


Как здорово было!


…ждать румяные пышные бабушкины пироги из печки на Пасху, с детским нетерпением срывать с дерева недоспевшую каштель, вдоволь набегавшись, жадными глотками пить из ведра холодную колодезную воду, залезать на чердак и с таинственным замиранием прикасаться к пыльным старинным сундукам, хранящим свои секреты.


…кувыркаться «на друке», ждать в вечерней тишине и умиротворении парного молока, срывать клубнику с грядки и чувствовать на зубах скрежет земли.


…залезать на стог сена и убегать от угроз дедушки со смехом и испугом.


…сделать себе комнату в «старой хате», куда будет закрыт вход взрослым и где будут обсуждаться и планироваться самые невероятные приключения, рассказываться секреты и страшные истории. Притащить туда старую мебель и разукрасить стены цветными мелками.


…делать самые вкусные конфеты ─ сахар, растопленный с водой на сковороде, хвататься за свисающие ветви березы и, раскачавшись, с силой отталкиваться от пригорка.


…есть бабушкину «товканiцу» со сковородки, омлет и горячие, обжигающие руки «пышки» c какао, «пальцем пиханную» колбасу, которую бабушка делила поровну между всеми внуками и вешала сушить в кладовке на «тычке». Нелегкое это было испытание ─ дождаться, когда она уже будет готова.


***

Теплый летний вечер. Мы накрываем стол прямо на улице, чтобы насладиться вечерней прохладой, огромными звездами и стрекотанием сверчков. За столом смех, шутки и песни, от которых на душе становится хорошо:

Ой у вишневому саду,

Там соловейко щебетав.

Додому я просилася

А ти мене все не пускав.


Ти милий мій, а я твоя,

Дивись, яка зійшла зоря,

Проспиться матінка моя 

Буде питать, де була я.


А ти їй дай такий одвіт:

Яка чудова майська ніч.

Весна іде, красу несе

А тій красі радіє все…

Про папу

В детстве я много времени проводила у бабушки в деревне, особенно на каникулах. В бабушкином доме не было телефона. И мобильников тогда у нас тоже не было. Родители не могли сообщить о своем приезде, и когда я начинала скучать по ним, то залезала на столб, с высоты которого была видна дорога, и всматривалась вдаль. Вслушивалась.


Рев папиного мотоцикла я могла узнать и отличить задолго до того, как красная Ява появлялась на спуске дороги к нашему двору. Потому что этот звук был другой, особенный. Всегда бежала папе навстречу.


Я всегда любила смотреть, как папа возится со своим мотоциклом. В каждом движении ─ уверенность, спокойствие и абсолютное знание, что именно сейчас необходимо сделать. Запах железа, бензина, мужской силы. Я страшно гордилась и радовалась, когда папа просил подать ему гаечный ключ или разные железки из гаража.


Эта картинка очень остро и ярко засела в памяти: отец на своей красной Яве. Мама часто рассказывает, как он выпендривался перед ней в молодости, когда они только познакомились, гонял и лихачил в куртке Parmalat. Я бы, наверное, тоже тогда в папу влюбилась.


Даже не могу представить, что он чувствовал, когда ему пришлось продать свой мотоцикл. Вот бы найти его и подарить папе, например, на день рождения! А потом, как всегда, долго спорить с братом, кто сегодня едет в коляске, с неохотой надеть шлем (потому что мне уже 10 лет, у меня во дворе любовь, а в шлеме я некрасивая) и помчаться по знакомой дороге…


***

Я как-то приезжала домой и поругалась с мамой. Из-за ничего. Что-то ляпнула, мама зацепилась, ответила ─ и вот мы уже сидим в разных комнатах обиженные, не разговариваем друг с другом. Я уже пять раз сходила и извинилась, сто раз пожалела, что не смогла сдержать язык за зубами, но мама ─ кремень!


А когда наступило время отъезда, увидела, как мама незаметно пытается запихнуть в мою сумку пакет с печеньем.


А потом, уже в поезде, мне звонит папа и говорит:

─ Ты же понимаешь, мама бывает неправа, конечно, но она же мама! Нельзя ее обижать. Ты в следующий раз, когда захочешь поругаться, лучше со мной ругайся. С ней не надо.


─ Да, я понимаю.


И быстро кладу трубку, потому что уже подступают слезы.

Как же им повезло, что они есть друг у друга, и какая это огромная сила!


***

Бабушка, мама моей мамы, всегда говорила ей: «Береги Васю, он тебе Богом дан».


А я в детстве спрашивала маму, где она папу нашла, чтобы тоже там своего мужа найти.


Ну потому что мой папа… Папа решал сложные задачи по математике, катал на спине, учил кататься на велосипеде, успокаивал, когда болел зуб. У него можно было легко выпросить три пачки мороженого в день. И так спокойно было лежать на его груди.


Я часто слышу, как говорят о том, что выйти замуж ─ это как завести большого ребенка. Что женщины тянут весь дом на себе, решают все семейные проблемы, что на них дети, готовка, бюджет, что у мужиков нет ответственности и так далее. А моя мама, например, никогда в жизни не оплачивала коммунальные услуги, мне кажется, она понятия не имеет, как это делается. И еще она понятия не имеет, сколько стоит мясо на рынке и продукты в магазине, как вкусно замариновать скумбрию и бесподобно запечь курицу в духовке. Зато папа без мамы никогда в жизни не найдет свою рубашку в шкафу.


Мама всегда говорит: «Мы с папой друг друга дополняем».


Когда перешла в другую школу, которая находилась далеко от дома, папа каждый день встречал меня, сонную и недовольную, на кухне с завтраком, чаем и бутербродом, отвозил в школу на машине.


Сейчас мне 25 лет, во мне 178 см от макушки до пяток, а когда папа звонит по телефону, первое, что я слышу, это «Привет, малыш!».


***

Мама с папой живут вместе тридцать лет. Я не помню ни одного раза, чтобы мама не встречала папу в двери, когда он приходит домой. Не всегда с объятиями, иногда с претензиями, но встречает всегда.


Может быть, в этом их секрет?

Маме

Мы с братом давно не были дома. Почти два месяца. Для нашей семьи это большой срок. Когда приехали, мама встретила нас в дверях стихом. Все, кто знают мою маму, понимают, о чем я говорю. Она действительно читала нам его вслух.

Что такое счастье? Это каждый знает

Счастье это мягкие теплые ладошки.

За диваном фантики, на диване крошки

Что такое счастье? Проще нет ответа.

Оно есть у каждого ─ это наши дети.

Вот представляете, она готовилась, выучила его, папе, наверное, раз десять рассказывала, репетировала, так сказать. Фантастика.


***

Или заезжаем мы как-то с папой за мамой. Она была на рынке. Мама здоровается со своей знакомой, которая находится в нескольких метрах от нее, показывает в мою сторону рукой и радостно кричит: «Это моя Оля! Из Минска приехала! Ага!..».


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 336