Автор дарит % своей книги
каждому читателю! Купите ее, чтобы дочитать до конца.

Купить книгу

«Парадокс Бенуа — это очень просто. Самуэль Бенуа предположил, что энергетический след каждого события можно описать системой уравнений затухающих колебаний. Обывательским языком говоря, след можно увидеть и прочитать. И сделал вывод, что все исторические загадки поддаются решению. Так понятно?»

Из лекции профессора Карманова А. Я. по курсу истории научных загадок и тайн.

Часть 1

— Каждый может стать богатым, знаменитым и счастливым. Повторяю, каждый! Для этого есть специальные технологии, и я вас этому научу, — профессор Нежданов, по прозвищу Карл Великий, оглядел аудиторию внимательным взглядом, курс по самоорганизации себя и своего пространства, а по-научному — самоменеджменту, только начался. Для нас это было первое занятие, но нам уже было интересно! У факультета анализа этот курс был в первом семестре, и там рассказывали всякие чудеса. Это не скучное записывание всем известных фактов на лекции зануды Кекса, здесь актуальности через край!

— Вы, как будущие сотрудники спецслужб, должны уметь добиваться любой цели, даже самой недостижимой и абсурдной, на первый взгляд. А на примере достижения денежного благополучия объяснить проще всего. Эта категория легко укладывается в последовательный алгоритм, — он оглядел аудиторию, которая состояла всего из пары десятков студентов.

— О чем мечтают ваши друзья и соседи? О чем мечтает, к чему стремится большинство людей? Если попросить сформулировать это в трех словах и откровенно, то это будет здоровья, счастье и богатство, именно в такой последовательности, — преподаватель по самоменеджменту говорил тихо, ему не надо было повышать или понижать голос. Мы и так были все заинтригованы. До конца этой пары оставались минуты, потом лекция у вечного кандидата в науку Кекса, и начинается первое наше настоящее дело, мы едем на практическое задание!

— Разве не так мы пишем во всем в поздравлениях на самый волшебный праздник Новый год? — Карл Юрьевич достал почтовую открытку, самую обычную, бумажную! И прочитал:

— Желаю вам счастья, здоровья и благополучия, — он оглядел нас, — в каком году это было написано?

Мы молчали! Открытка, на которой был изображен довольно симпатичный зайчишка с холщовым мешком в зимнем лесу, могла быть написана и десять и двадцать лет тому назад.

— Правильно! — подтвердил наши невысказанные мысли Карл, — Это вечные желания! Эта открытка была отправлена адресату в конце восемьдесят второго года прошлого века. Но если люди всегда к этому стремились, значит, были и те, кто этого достиг! И, как вы понимаете, их немало! Некоторые достаточно подробно описали свой секрет успеха, и у всех приблизительно один рецепт — пункт первый: чтобы что-то достичь, надо делать к этому шаги, делать каждый день.

Звонок! Аудитория молчит, все хотят услышать пункт второй.

— Вы свободны, господа слушатели, позже мы продолжим. Желаю вам в этом случае не материального благополучия, а успешного прохождения практики, — Карл раньше преподавал в военной академии, отсюда его пунктуальность и все его словечки!

Сегодня мы не узнаем, как стать богатыми, но у нас другие приоритеты в жизни! Мы будущие шпионы, разведчики, секретные агенты. Сейчас, глядя на нас, этого не скажешь! Пока мы студенты, только ВУЗ у нас особый. Институт глобальной политикиТакого ВУЗа не существует, любые совпадения случайны..

Если откроете справочник для поступающих, то там такого ВУЗа нет. Поиск в Интернете тоже не даст результатов. Но Институт глобальной политики существует и очень успешно готовит защитников интересов страны во всех областях политики, экономики и бизнеса.

Это инкубатор, фабрика будущих режиссёров мировой политики, серых кардиналов бизнеса и «лучших друзей» всех влиятельных людей мира. Одним словом — в нашем ИГП готовят агентов влияния и их обеспечение. Нас учат умению убеждать любого человека сотрудничать с нами, учат анализировать информацию и предвидеть исход мировых событий. Но я всего этого не умею, я только заканчиваю первый курс. И если опоздаю на лекцию к профессору Коровину, то имею все шансы получить замечание. А там и предписание о неполном соответствии требованиям ВУЗа.

На последней паре по Истории развития капитала я сяду на последнюю парту вместе с Ленкой. На этих занятиях всегда неинтересно, поэтому мы сможем просто поболтать!

Но неожиданно Кекс продолжил тему, начатую Карлом. Мотивация на успех будущих супершпионов сегодня волновала всех.

— Вы удивитесь, если я вам скажу, что бегущий всегда обгонит стоящего? Нет? Это не вызывает у вас вопросов? Но, однако, эту очевидную истину в переводе на плоскость бедности и богатства, успешности и неудач, постигают не все и не всегда! Казалось бы, простая вещь — чтобы что-то получить, надо что-то сделать.

Преподаватель кафедры истории, кандидат наук Сергей Пантелеевич Коровин картинно развел руки в стороны, как бы приглашая нас разделить с ним свое изумление! За белое, рыхлое, женоподобное тело, маленькие рыжие глазки и гаденькую душонку студенты дали ему никНик — (ник нейм) — прозвище. Кекс.

Моя подруженция Ленка очень камерно, ниже уровня стола, чтобы Кекс не видел, показала мне двумя пальцами гуся. И, вдобавок, чтобы я правильно поняла содержание этого жеста и не допускала иного толкования, сморщила свой хорошенький носик. Всем своим видом показывая: «Фи-и-и!». Кекс не был мужчиной ее мечты, он вообще мало у кого вызывал желание сделать его своим идеалом! Непропорционально длинные руки, мятый пиджак и обломанные ногти завершали картину несостоявшегося альфа-самца! Жены у него не было, любовницы впрочем, тоже. О его друзьях не знал никто. Ходили слухи, что он состоит членом какого-то тайного общества! Но это было уже похоже на обыкновенный стёб.

Остальные студенты первого курса закрытого и во всех отношениях секретного Института глобальной политики внимания на лектора вообще не обращали, про альфа-самца в образе Кекса не помышляли. А сидели, уставившись в свои гаджетыГаджет — это и компьютеры (в том числе и ноутбуки), и мобильные устройства (телефоны, смартфоны, планшеты), и другая электроника., и удивления от слов преподавателя не испытали.

Со стороны казалось, что они все заняты какой-то сложной, требующей внимания и сосредоточенности работой! На самом деле они просто пользовались тем, что, во-первых, Кекс особо не требует от них живого участия в его разговоре, а во-вторых, сейчас есть неплохой ИнетИнет — Интернет (разговор.), и что он относительно стабилен, а это в нашем Институте бывает крайне редко.

Только маленький, но жутко умный очкарик Валентин смотрел на Кекса с интересом. Кивал ему и всячески подбадривал мимикой его словесный водопад. Но я подозреваю, что интерес у Вальки вызвали не слова Кекса, а именно сам Сергей Пантелеевич собственной персоной! Просто Валька собирал инфу на своё очередное исследование поведения людей, и Кекс казался ему привлекательным экземпляром. Интересный экспонат будущей научной работы и даже, может быть, нового открытия в области психологии странностей личности не глядя что-то взял со стола. Это «что-то» он сегодня не выпускал из поля своего зрения на протяжении всей лекции. Сейчас профессор немного покрутил этот предмет в руках, как бы ощупывая и проверяя на целостность, с сожалением вернул на место и продолжил:

— Самому успешному менеджеру современности Ли Якокка понадобилось полжизни, чтобы понял секрет успеха и достижения богатства. Помните тот эпизод в сарае? — Кекс уставился на Вальку, чувствуя в нем отзыв благодарного ученика и, немного подвывая на концах строк, процитировал самое известное, но довольно спорное утверждение бывшего президента корпорации «Форд»:

— «Не жди, пока что-нибудь произойдет само собой, а действуй. Действие всегда побеждает бездействие», — он сделал паузу.

— Найдите подтверждение этим словам в русском фольклоре! — неожиданно закончил преподаватель нормальным тоном, обращаясь уже ко всем.

Мы при этих словах должны были бы по сценарию лекции Кекса, объединившись в пары и тройки, начать живое обсуждение заданной проблемы. Но, однако, нам не удалось коллективно погрузиться в мир пословиц и поговорок, потому что Кекс остановился на полуслове, порылся у себя во внутреннем кармане пиджака, вытащил старомодные часы на цепочке, что-то, видимо, вспомнил и с сожаление сказал:

— А… нет, нет-нет! Мы закончим эту интересную дискуссию после вашей практики! Вас уже ждут в учебных частях! Всем спасибо, все свободны. Желаю вам приобресть хорошие впечатления от первого задания… Хотя это вряд ли возможно!

И он тихо захихикал каким-то своим мыслям. Видимо, даже теоретически он не допускал, что первую практику мы пройдем хорошо.

— Мы с вами встретимся потом. Но, правда, не со всеми! Уверяю вас, не со всеми.

Потеряв к нам интерес, он повернулся к интерактивной доске, по пути сметая рукавом со стола все, что там находилось!

Весело разлетались листочки с мелким почерком, покатились карандаши! А к моим ногам с глухим стуком упал странный предмет. Это его Кексик во время лекции постоянно проверял на целостность, мял и ощупывал!

Предмет был небольшой и напоминал монету, странную монету, немного неправильной формы. Она была сделана из какого-то редкого, возможно драгоценного камня. И на ней была изображена разорванная окружность, слегка повернутая по горизонтальной оси. Или это не монета? Это могла быть печать или что-то очень на нее похожее.

Машинально подняв, я положила монету на стол, на ощупь она была тяжеленькая и вся такая гладенькая, только очень хорошо ощущался пальцами рельеф непонятного рисунка. А скорее криптограммы, то есть информации, зашифрованной в рисунке. От нее пахло воском, пахло старинными тайнами! И в это время я увидела глаза Кекса! Испуг, сожаление, страх — все сразу отразилось в них. Он закрыл эту предположительно монету-печать листом бумаги и стал путано объяснять, что этот предмет — часть его..м-м-м.. коллекции, что это как бы амулет старинный, но не ценный, и он думал, что …. Но это уже неважно, так как амулет не представляет никакую научную ценность, — продолжал быстро-быстро тихо и сбивчиво говорить профессор, — он его сегодня отдает, но покупатель согласился встретиться только в обеденное время. Поэтому эту безделицу он, преподаватель Кекс, тьфу ты, Коровин, взял с собой на работу…

И что-то еще говорил обладатель интересного артефакта, но меня удивило не то, что он согласился на какую-то встречу посреди учебных занятий, даже из-за ценного или не очень фрагмента своей странной коллекции! И даже не тот факт, что у Кекса есть какое-то интересное хобби, что, ну-у-у… совершенно не вяжется с его личностью!! А то, что он мне, студентке первого курса, стал объяснять про вещь, которая принадлежит ему. Горячо и многословно доказывать, рассказывая множество деталей. Все это, плюс его поза, плечи, руки и его глаза сказали мне, что мой нелюбимый преподаватель страшно волнуется.

Вот это было странно! Нас уже год учат по маленьким признакам распознавать волнение человека, его смятение и растерянность! И учат не только распознавать, но и скрывать все это самим! А здесь… Картина маслом, прямо пособие по физиогномике!!

Если бы он спокойно и как всегда высокомерно просто убрал этот предмет, то я забыла бы про него через час и не вспоминала больше, но поведение этого общего нелюбимца поставило галочку у меня в сознании! Надо будет поинтересоваться, что же такое коллекционирует наш Кексик, и что это за монета-амулет-печать у него сегодня была с собой! И узнать надо по быстрее, потому что мы завтра уже едем на первую учебную практику! Но нас учат и тому, как снять волнение собеседника в такой ситуации. Чтобы у него все сомнения пропали, и он твердо был уверен, что мы внимания на эту деталь не обратили. Поэтому я спокойно достала тетрадь с лекциями по Истории развития капитала, раскрыла ее на первой попавшейся странице (движения будничные, привычные успокаивают собеседника!) и тоном простака спросили:

— Мы работы вам после практики будем сдавать? А консультации еще у нас будут?

Кекс уже взял себя в руки, он пристально поглядел в мои честные глаза, убрал монету в карман.

— Будут! Идите Кузнецова! Удачной вам практики, Натали. Привезите мне магнитик, если вас отправят в приличное место!

Почему он произнес мое имя на французский манер? Хотя это иногда бывает! Меня все называют Ната, Натусик, Наташа, и иногда Натали! Могут при этом еще кусок из песни известной промычать!

— Обязательно, Сергей Пантелеевич! Спасибо вам, Сергей Пантелеевич! — я уже шла к выходу. Кажется, мне удалось убедить его, что эта монета мне неинтересна, и я на нее внимания не обратила! Или будем так думать, что убедила. А там будет видно! Хотя зачем я это сделала? Можно было просто спросить у него, все выяснить, что мне непонятно. Сработал навык, еще не прочный, но уже готовый к применению навык правильного общения с объектом! Я молодец! А про эту монету я попробую выяснить все сама.

Ни в какие шпионские игры с Кексом я играть не собиралась! Хотя… интересно же, что это он так разволновался?!

Ленка уже покидала все свои гаджеты в маленький роскошный рюкзачок и ждала меня на выходе из аудитории. Зачем ей одновременно смартфон и айпад? Не знаю! Это только одна из Ленкиных странностей! Полный бардак в рюкзаке, полный бардак в голове! Особого стремления к порядку у нее не было никогда! Как она попала на факультет анализа нашего серьезного Института? Для меня это абсолютная тайна. Но если Ленуську сюда приняли, это значит, что умственный коэффициент у нее на много выше среднего и даже должен быть выше, чем у меня. Про это я, конечно, не скажу никому! И тем более Ленке!

Меня пригласили учиться на факультет общественно-политических проблем нашего Института, когда я подала документы и, наверно, прошла в один очень известный и крайне недоступный ВУЗ, где готовят будущих дипломатов. Моя золотая медаль, стобальные результаты ЕГЭ убедили приемную комиссию, что я могу учиться вместе с небожителями! Там меня нашел агент, который отбирает и приглашает в Институт глобальной политики потенциальных студентов. Он поговорил со мной, попросил заполнить какие-то опросники, пролистал мою исследовательскую работу по энергосбережению при подсветке памятников и пригласил меня на первый курс нашего сверхсекретного ВУЗа. Для факультета анализа моих стобальных егэшных работ и умственного коэффициента почти 67 единиц по шкале Дюпена не хватило. Хотя я не знаю точно, как идет отбор в наш Институт, и что является определяющим при приеме! Но так получилось, что с Ленусиком мы учимся на разных факультетах и познакомились именно на лекциях Кекса, это пока единственный учебный предмет, который читается одновременно для всех первокурсников.

— Куда ты хочешь поехать на практику? — спросила Ленка, она одной рукой пыталась застегнуть свой кутюрьиный рюкзачишко, а другой разворачивала малюсенькую шоколадку Раш. Я вздохнула и промолчала! Туда, куда я хочу, меня точно не пошлют! Я хочу во Францию, там живет с некоторых пор мама. А маму я не видела уже почти год.

— А я хочу на Гавайи! — не дожидаясь от меня ответа, мечтательно пропела Ленуська, — Говорят, что и туда иногда отправляют!

— На Гавайи?! Это вряд ли, хотя…., — я пожала плечами, выражая сомнение.

На практику могли отправить куда угодно. От Латинской Америки до сибирской деревни! Мой друг и потенциальный любовник Фил рассказывал, что на первую практику его направили за озеро Байкал, на железнодорожную станцию со смешным названием Ерофей Павлович. Он привез оттуда стойкую нелюбовь к комарам, хорошие воспоминания о сибирских девушках и 78 баллов за работу! Что он там делал, что содержал его кейс, он не говорит, это уже гостайна, как и все, что связано с нами, нашей жизнью, учебой, отношениями и всем-всем, что нас окружает.

Кейс, кстати, это не банальный чемодан! Это пакет заданий, который дают студенту перед практикой. Там есть некоторый вводный материал, которым надо воспользоваться, и само задание!

Нас готовят для работы в самых разных областях политики, экономики, обороны — всюду, где есть интересы нашего государства, стратегические интересы. Поэтому и практика может быть в самых неожиданных местах Земли. Потом расскажу понятней и больше, если будет время. Сейчас только немедленно выпитый кофе спасет меня от глубокого обморока!

— Как ты на счет кофе? Примем по каппучинке?! — это я говорю Ленке, хотя точно знаю, что она кофе из автоматов не пьет. Ленку воспитала бабушка, и, несмотря на недостаток средств в их небольшой семье, бабуля как-то сумела внушить внучке особые правила жизни, какое-то аристократичное отношение к вещам, еде и людям. Ленка могла иметь только одну сумку, но это будет кожаная сумка известной марки. И кофе она пьет только сваренный из зерен. Мы же люди просты, и пьем этот напиток почти любой!

— Я просто постою с тобой, — Ленка не хочет меня обижать, — Я бы лучше чаю выпила, но почему-то чай в наших автоматах не предусмотрен! Надо будет эту идею продать кому-нибудь! Вот скажи, почему свежемолотый и сваренный на песке кофе в автоматах есть, а простого чая нет? Скажи-скажи! — Ленка была в хорошем настроении, и ее уникальный мозг выдавал все новые и новые парадоксы. Надо ее остановить, а то она примется разгадывать тайну библиотеки Ивана нашего Грозного! И судя по тому потенциалу, который есть у нее, она должна это сделать непременно!

— Ты почему решила, бедолага, что этот кофе свежемолотый и сварен… э-э-э? Где ты сказала, он сварен? На пляже?? — я быстро иду к кофейному автомату.

— Сразу видно необразованного человека! Хотя ассоциативный ряд твоих слов выдает усталость и желание хорошего многодневного отдыха на море, возможно, что и не одной! Хотя нет, постой,.. ты просто хочешь в Трувиль, к маме? Точно?! — Ленка весело глядела на меня.

— Точно-точно, — я польстила ее способностям делать выводы из моих слов, — но почему ты сказала так про кофе?

— Пока ты его пьешь, я читаю надписи! И там написано, что кофе этот свежемолотый и сварен по рецепту «кофе по-мароккански»! А такой кофе варится в турке на специально подогреваемом песке. Вот и все! Если ты пьешь его, значит, ты им веришь! Ты же не будешь пить профанацию? А, следовательно, он сварен на песке!


Около учебной части не было уже никого. Все получили кейсы, и сейчас готовятся в практике. А мои билеты и кейс с заданием еще лежат на столе у Мани. Ленка, забрав задание, понеслась на второй этаж, прокричав, не оборачиваясь, что потом будет ждать меня около камрюхиКамрюха (ласкат) — машина Камри. Ей надо было заскочить в библиотеку. А я, вздохнув и заставив себя не волноваться, зашла в учебную часть!

Здесь работала женщина, которой были потенциально известны все самые большие секреты нашей страны. И она легко может их узнать, если они ей понадобятся. Потому что все эти секреты носили люди, и большинство из них когда-то училось или продолжает учиться здесь, в Институте глобальной политики.

Вопреки расхожему мнению о женщинах бальзаковского возраста, она была стройна, постоянно посещала маникюрный кабинет и меняла свои наряды каждый день. Ее возраст уже подходил к пятидесяти, но это не мешало ей смело открывать свои ножки! Несмотря на невероятные усилия, ей не удавалось выйти замуж. И это при том, что она работала в окружении мужчин, хотя наверно именно поэтому и не смогла. Так как все эти мужчины были совершенно секретны!

Звали даму Марина Николаевна или просто Маня, но это только между нами. Про таких, как она, моя бабуля говорит, что маленькая собачка до старости щенок!

— Куда меня, Марина Николаевна, здрасте? — я стараюсь выглядеть невозмутимо, но это у меня плохо получается, голос дрожит. Хотя в этой ситуации надо показать собеседнику, что ты волнуешься в ожидании его решения. И голос должен дрожать! Мой любимый преподаватель, профессор Карманов, остался бы мной доволен! Но вопрос остался без ответа. Она явно не собиралась делать Карманова довольным еще больше!

— Кузнецова, это билеты на самолет и бронь отелей, а это ваш кейс — она протянула мне два обычных конверта. Но видя мое полное непонимание, решается на несколько дополнительных слов. Первый курс, что с них взять!

— Синий — это билеты, вскроете его дома, а белый — это кейс, его вы вскроете только в то время, которое на нем указано, — добавила она.

Я получила конверты, расписалась в трех местах: а) о неразглашении, б) о неизбежности наказания в случае, если я решусь поведать миру содержимое кейса и, о чудо!, о том, в) что разрешаю обрабатывать мои личные данные! Можно подумать, что до этого мои личные данные были для них закрыты и их не обрабатывали, ждали подходящего случая, чтобы спросить у меня разрешения!

— Спасибо! Можно идти? — моя искренняя улыбка должна была развеять все сомнения Марии Николаевны.

— Идите, Кузнецова! — и немного подумав, улыбнулась мне.

Иду, и даже бегу! Не знаю почему, но для меня всегда испытание говорить с Маней. Она постоянно проверяет тебя как на детекторе лжи. Есть еще одна женщина у нас, перед которой я теряюсь, это начальник части обеспечения Михайловна! Но я утешаю себя тем, что по общению с мужчинами у меня постоянно отлично! А с женщинами, ну ни как! Это серьезный пробел, и мне нужно над этим работать.

Желание немедленно вскрыть оба конверта, появилось сразу, как только я вышла из этих сакральных дверей, и не покидало, пока я бежала до моей машины на стоянке перед Институтом. Но я слышала, может в шутку, может в серьез, страшные рассказы о самоуничтожающихся конвертах, не вовремя вскрытых нетерпеливыми практикантами. Я думаю, что это все выдумки! Но рисковать и проверять на себе не буду. Сейчас и здесь не буду, а там посмотрим! ИнфаИнфа (сленг) — информация о видеокамерах и про то, что наше поведение и все действия находятся на постоянном контроле, и их анализируют всегда, это не выдумка. Поэтому проявим сдержанность.

Ленка уже сидела в камрюшке, и по лицу я поняла, что она тоже еще не решилась проверить истинность или ложь страшных предупреждений.

— Получила? — спросила Лена. Она держала свой конверт в руках, теребя его маленькими пальчиками с замысловатым маникюром. Конверт уже был надорван, но всего лишь надорван! Я сделала страшные глаза и, голосом моего куратора, басом спросила:

— А где ваша профессиональная выдержка, агент Скалли?

Почему Скалли, можете меня не спрашивать! Я не знаю, кто такая Скалли, где она засветилась как агент, и как она связана с полковником Долгих, но мой куратор, этот самый полковник, почему-то всегда говорит в таких случаях про какую-то Скалли. Когда делает вид, что шутит, конечно! Возможно это воспоминания его молодости. Возможно, что и его виртуальной Скалли лет не меньше! Хотя судя по тому, сколько лет куратору, он не должен о молодости вообще помнить, так давно она случилась в его напряженной жизни! Но память у старичка крепкая, он наизусть может прочитать целиком поэму в стихах Евгений Онегин. А зачем это ему, не знает ни кто! За это его Онегиным и зовут, и оперативный псевдоним у него, как я узнала недавно, подходящий был — Пушкин! Хотя почему — был? Они на пенсию не выходят! Они всегда в строю. Теперь в этот строй встали и мы с Ленкой. Как-то зябко от этой мысли иногда становиться. Я — и вдруг суперагент!

— Сказано — вскрыть сегодня. А временной отрезок «сегодня» наступил еще с утра! Поэтому давай откроем уже! — Ленка еще немного надорвала свой конверт.

— Сначала до дома доберемся, — я уже выруливала со стоянки, — поехали ко мне?

— По тому, куда отправят, можно почти сразу сказать, какое будет задание, — с серьезным видом рассуждала моя Елена, — поехали! Мне до дома полдня добираться!

Ленка с бабушкой жила на ближайших подступах к столице.

— Если на Чукотку, — продолжала Ленуська, — то сразу понятно, что будет работа со средствами массовой информации. Хотя какие там могут быть СМИ? Там же сплошная Чу-кот-ка!

— Ты что!! — возразила я, почему-то искренне заступаясь за неизвестную мне Чукотку, — там есть телевидение, есть инет, есть газеты, наконец!

— Газеты… представляю! — Ленка расстроилась так, словно её уже посадили в самолет Москва-Анадырь, и лайнер пошел на взлет!

— Будь выдержана и терпелива! — назидательно сказала я. Мы рассмеялись. Это были любимая присказка Кекса!

Машина благополучно вывозила нас на Тверскую, теперь до моего дома несколько минут. Но эти минуты в проезде по Тверской реальны только первого января часов в шесть утра, в остальное время года они могут и в часы превратиться.

В машине я люблю громко петь песни. Это если я сама за рулем и в машине никого нет! Исключения я делаю только для Ленки. Когда она едет со мной, то мы поем на два голоса. Не слишком хороших, не слишком мелодичных, но два громких и раскатистых голоса.

Конечно, ценители пения в каком-нибудь Ла Скала нам аплодировать стоя не стали бы, и даже, возможно, забросали нас чем-то несъедобным, есть у них такая нехорошая традиция! Но мы с Еленой собой довольны! И дружно выводим:

— И вот судьба разбилась вдруг о версты встречные!

Иногда мы не так единогласны в текстах песен, если я лирично затягиваю:

— Скрипка — лиса! Лужи и грязь дорог!

То Ленка назло мне поет:

— Скрип колеса! Лужи и грязь дорог!

Так и не удосужились узнать, какой вариант написал сам автор? Про чудную Лису со скрипкой или про колесо, которое скрипит?

Сегодня радио Хорошая волна подарила нам исполнение дуэтом песни про Париж! И надо было слышать, как мы ее пели! Думаю, что в Ла Скале в этом случае точно бы встали! Песня была на французском, но я этот язык изучаю уже год почти, а Ленка вообще его знает отлично, и наших общих знаний на песню Эдит Пиаф хватило!

От площади Пушкина уже можно до моего дома пешком дойти. Но я знаю там одно хорошее кафе, куда мы с подругой заходим, если есть время, обязательно! В нем народу обычно днем нет, а кофе и чай есть, и они великолепные! Называется оно несколько странно «Журавль и щетинка», но странно для тех, кто не был в европейских кафе! Там таких названия на каждом шагу, есть еще нелепее, особенно в городках, по улицам которых можно историю изучать! В Чехии, недалеко от Праги, есть старинный городок Чешский Крумлов. Кроме известной карандашной фабрики там нет никакого производства вообще! Это город-музей старины! И вот там есть кафе с названием «Мельник и великан». Как вам это?

Так что наша Щетинка — это все в тренде!

Ленка сразу заказала блинчики с грибами, моя подруженция проголодалась, а я кушать не буду! Я хочу посмотреть, что там приготовила судьба. Если честно, то на Чукотку или на станцию Ерофей Павлович мне хотелось,…. но не очень!

Я достала синий конверт и, не раздумывая долго, вскрыла его. Билет на самолет Айр Франсе. На завтра. Москва-Париж!

— Ленка, у меня Париж! — я даже говорить не могла нормально от волнения.

— Я не буду открывать, — Лена насупилась, — если у тебя Париж, то у меня точно какой-нибудь Мирюпинск. Не буду. Открою дома, одна, чтобы не видел никто. А ты поезжай! В Париже у тебя задание явно не аналитическое, а на общение! Ты там можешь встретить кого угодно! Это же Париж! Ты даже можешь встретить Орландо Блума.

Она внезапно замолчала, от мысли, что я встречу красавчика Орландо, у Ленусика настроение испортилось совсем.

Я забрала у нее синий конверт и решительно вскрыла его. Билет на Айр Франсе. На завтра. Москва-Париж!!!

— Да.. не повезло тебе, — Сдавленным голосом сказала я и протянула ей билеты! Елена была готова заплакать. Но взяла в руки, прочитала и….

— У-у-у-у!! — закричала подруга!

Часть 2

Ленка унеслась домой, заявив, что она еще не собрана.

— Как? — удивилась я! — Ты же давно уже знала, что именно завтра мы едем на практику?

— То, что мы едем — я знала и готова, но то, что мы едем в Париж — нет! Ты меня совсем заморочила вариантом с Сибирью! Я только к Парижу не готова.

Она быстро расплатилась с официантом, чмокнула меня в щеку и улетела!

Ленка бывает в Париже почти каждый год, любит этот город открыто и вдохновенно! Я люблю Париж скрытно и сдавленно. Именно Париж забрал у нас из семьи маму. Ее новый муж Леон жил тогда в столице Франции. Это потом они переехали на побережье Нормандии, туда, где семья Леона живет последние триста лет. Предки, конечно! Он же не вампир, чтобы жить триста лет, хотя и очень похож.

А я приехала первый раз в Париж через год после того, как мать сделала ребрендингРебрендинг — внесение изменений своей жизни. Приехала вечером, в пятницу, поздней осенью. В Москве был дождь, слякотно, сыро и как-то все безнадежно холодно. Меня в аэропорту ШДГШДГ — аэропорт им. Шарля де Голя в Париже ни кто не встретил, и я целые сутки провела одна в новом для меня городе, который я, еще не зная и ни разу в нем не гуляя, уже ненавидела! Ненавидела так, как может это делать девочка в семнадцать лет!

Я в тот год окончила школу, сдала все экзамены, получила свою золотую медаль. И хотела, наверно, показать мамуле, что я не пропала без нее, что я успешна, что у меня вообще все замечательно…. И что мне без нее очень плохо.

А в Париже было сухо, тепло и спокойно! Я остановилась тогда в небольшом трехзвездочном отеле на площади Свободы и в ожидании встречи с новыми родственниками прогуляла целый день, открывая для себя этот город по маленьким кусочкам. Шла куда глаза глядят! Я плакала про себя, жалела себя, ругала себя и хотела заблудиться так, чтобы меня ни кто не нашел, но Париж выводил меня к знакомым по книгам местам, открывал для меня свои мосты и парки и приводил мне на встречу людей с улыбками на лицах. Окончательно я поняла, что уже не могу не любить этот город, когда в небольшом сквере, позади Собора Парижской Богоматери, куда я прибрела в поисках туалета, незнакомый мне темнокожий молодой человек протянул свой носовой платок и что-то промурлыкал-сказал по-французски. От шелкового платка пахло Парижем, от темнокожего француза — хорошим вином.

А когда среди всех слов прозвучало знакомое моему уху «О, Парри!», я не выдержала и улыбнулась ему в ответ.

— Мерси! — сказала я в ответ, это немногое, что я знала тогда на языке Люка Бессона.

Француз заулыбался еще белее, радость от встречи со мной его просто переполняла! Но видя, что я не понимаю ничего, он немного поворковал мне что-то очень красивое, но совершенно непонятное и пошел дальше. А я дала себе слово, что больше никто не сможет сделать мне больно. Никогда! А потом пошла и купила себе… что? …. Правильно! — французские духи! Ничто не поднимает настроение так, как хороший шопинг! Этот закон жизни мне потом на примерах очень доходчиво объяснила Ленуська! И мы не раз проверяли его действие на практике.

Но сегодня у меня с настроением все в порядке. Времени только совсем мало. Если честно, то я тоже еще не собралась до конца. Мой маленький чемодан стоит раскрытый и ждет меня уже пару дней прямо посреди зала! Хорошо, что я живу одна. Ядвига не считается. Хотя от нее больше всего шума, когда она приходит ко мне убраться и готовить.

Интересно, Дюша уже дома?

Андрей или, как я зову его, Дюша, мой сосед. И мы знаем друг друга с такого раннего детства, что можем спокойно считаться почти родственниками. Он живет этажом ниже меня. В детстве мы с ним бегали в кино в кинотеатр «Художественный», пока его не закрыли на реставрацию. Тогда мы стали ходить в «Октябрь». До девятого класса мы даже в школу одну ходили, потом меня мама перевела в школу с углубленным английским на Новом Арбате, а он остался в старой!

Когда в начале моего одиннадцатого класса мама, найдя по инету свою новую любовь, объяснила мне, что она дочь, конечно, любит, но я уже большая, а у нее жизнь проходит, а после этого укатила в Париж к Леону. А папа был так раздавлен этим, что просто перестал обращать на меня внимание и весь ушел в себя. То именно Дюша стал для меня той опорой, которой мне тогда не хватало отчаянно! Он же и примирил меня в душе сначала с мамой, а потом и с папой, когда он нашел себе новую жену на три года всего старше меня. Был, правда, еще один человек, но это моя тайна! Если будет настроение, то расскажу.

У меня от Дюши нет секретов, ну… почти нет! А точнее есть, конечно, но в целом ему известно обо мне больше всех! И теперь сосед всегда находится под контролем наших спецслужб. Интересно, знает он про это?

Глядя на красавца Дюшку, у которого рост под два метра, а рельефные мышцы живота выдают постоянного посетителя спортивного центра, никто не догадается, что он гей. Да, гей! Именно то, что вы подумали! Многочисленные женщины, которые близко не знакомы с ним, периодически начинают виться рядом с этим греческим богом, но Андрей к ним равнодушен. Я сама, в пору подросткового максимализма, пыталась пару раз затащить его в постель. У меня ничего не получилось, но мы даже после этого умудрились остаться друзьями. У Дюшки есть друг Константин, они давно и прочно…..м-м-м….встречаются. Мне это безразлично, я очень толерантна. После многих лет общения с Дюшей и его друзьями, мою толерантность можно пить стаканами! И уверяю вас, что Дюша и его друзья совершенно не похожи на те образы, которые рисует СМИ.

Если он сейчас дома, то я дам ему поручение, найти все, что можно про ту монету-печать, или что это было, из возникшей внезапно коллекции Кекса. Дюша в инете может всё! Он там хозяин!

Сосед работает программистом в московском отделении одной очень крутой американской, а на самом деле трансконтинентальной, авиастроительной корпорации. Ее самолеты летают по всему миру. Однажды мне мой накаченный друг объяснил, что американцы, которые платят ему нехилую зарплату, делать сами почти ничего не умеют. Но они гениально умеют организовать любой процесс. Они талантливые менеджеры.

— Скажи, в каком случае америкосы обращаются к российским ученым, если им надо решить задачу? — спрашивает меня Дюшка.

— Когда задача трудная, — говорю я, хотя не совсем уверенна, понимая, что где-то здесь есть подвох.

— Нет! — смеется Андрей, — если задача просто трудная, они отдают ее китайцам, эти друзья Ким скрупулезно и тщательно все варианты решения найдут и представят в лучшем виде. После них можно уже не проверять даже!

— Тогда…. Ну…. В случае, если эта задача вообще не имеет решения, — я начинаю креативитьКреативить — (от слова КРЕАТИВ) — Искать необычные, нестандартные варианты чего либо., ища необычные варианты возможного ответа.

— А в этом случае они дают эту задачу индийским сотрудникам. Ты даже не представляешь, как их менталитет отличается от нашего, и как это им помогает находить нестандартные решения в случае, если никто не может даже понять, что эти решения существуют!

— Ну и что остается нам? — я уже догадалась, что нашим ребятам простых задач не дают!

— Нам дают даже не задачи, а области интересов. И там мы сами должны найти и сформулировать эти самые задачи. Нам дают задание обнаружить проблемы там, где еще нет ничего. Поле еще там голое и непаханое. И вообще непонятно, куда что выведет и к чему это все приведет, а русские за небольшие денюшки сделают все это, — серьезно закончил мой друг.

— Понятно. Вы ищите так называемые точки прорыва. — Я уже кое-что в этом стала понимать. У нас есть спец предмет, называется Актуальные вопросы науки. Там нас знакомят с самыми передовыми идеями и еще не родившимися направлениями будущих исследований. Некоторые из нас будут работать именно в этих областях, а некоторых направят на промышленный шпионаж. Но знать это и понимать должны мы все.

— Да, — согласился Андрей, — точки прорыва, и это получается у русских лучше всего. Нам интересно, так сказать, заглянуть за горизонт! А когда уже заглянули, всё там увидели, кое-что поняли, в голове нашли ответы, то дальше нам уже не интересно! Это все американцы и учли. Мы находим и открываем, они описывают и патентуют.

Вот над этими самыми точками прорыва в области самолетов и работает Дюша. И, судя по тому, что самолеты летают, компания успешна, а Дюше зарплату платят, мой сосед делает свою работу хорошо! А я уже сегодня через Дюшку имею потенциальный выход в те самые лаборатории, к тем самым разработкам. Так что круг замкнулся, господа талантливые американские менеджеры! Думаю, что наши русские мозги и этот вариант придумали сами! Но пока от меня не требуют проникать в тайны разработок американской авиакомпании, хотя, я уверена, про эти возможности знаю мои кураторы!

А сейчас Дюша немного на меня поработает. Мне не нужны его секреты служебные, пока не нужны, во всяком случае. Мне нужен его талант программиста и завсегдатая инета. Кстати, его товарищ и, можно сказать, близкий друг Костя, работает там же, но он дизайнер. Что-то придумывает необычное в дизайне самолетов. Хотя, что там еще можно придумать? Самолет же квадратным не сделаешь! Хотя кто этих менеджеров знает, придумали же они Стелсы.

Вот пусть теперь друзья-креативщики сделают что-то и для России. А ведь я тоже частичка страны? И еще непонятно, может моя отечественная склонность к «заглядыванию за горизонт» и сейчас что-то мне подсказала, но я еще не поняла, что.

Я быстренько зарулила на подземную стоянку. В центре Москвы, в пяти неспешных минутах от Александровского сада иметь подземную парковку — это чудо! В прошлом году Банк «Золото Колымы», который находится сразу за нашим домом, сделал всем моим соседям подарок. Понимая, что мы никогда не согласимся на то, чтобы банкиры устроили стоянку для своего автотранспорта у нас во дворе, банк пошел на хитрость. Они соорудили подземную стоянку, где выделили места бесплатно на каждую квартиру в нашем доме. Квартир у нас немного, люди живут все небедные. Ни кто и не стал протестовать, что у сталинского дома в центре Москвы на Тверском бульваре не стало его исторического подвала, а появился новомодный двухуровневый подземный гараж. Как они это протолкнули через нашу управу, я не знаю, но в целом все остались довольны.

Мне достался очень удобненькое место в первом уровне, на которое я могу заехать почти сразу и почти задом!

— Привет! — я машу рукой Лешке-охраннику. Он машет мне в ответ. Леша мне улыбается. Я улыбаюсь тоже.

Сохранять хорошие отношения с окружающими, это одна из заповедей разведчика. Если ты не можешь найти контакт с людьми на родине, то как ты его будешь устанавливать за границей?

Из подземного гаража можно сразу подняться в подъезд дома. В новостройках вас поднимет лифт. В нашем доме нет лифта. Он не предусмотрен конструкцией пятиэтажного дома постройки первой половины тридцатых годов. Поэтому поднимаемся по лестнице. Зато пролеты лестниц такие, что на каждый этаж нашей сталинки поместится два этажа дома-новостройки, где мой папа купил однушку, чтобы куда-то вложить деньги в конце прошлого года. Купил он, а следить сначала за строительством, а теперь за рабочими, которые ремонт делают, должна я. Но это се ля ви, как говорит мой новый родственник Леон, и я с этим смирилась.

Дюша был дома, был один и обещал подняться ко мне через пару минут. Отлично! А я пока поем. Моя помощница по хозяйству, а проще говоря, моя головная боль Ядвига, готовит потрясающе! Жалко, что мне нельзя есть все, что она может в принципе приготовить.

У кого есть поджелудочная, тот меня поймет. Эта железа есть, безусловно, у всех, но знают о ней и ощущают ее только те, у кого она дает о себе знать. Моя подала первые сигналы, когда мне было лет двенадцать. И после этого вся моя жизнь была построена вокруг нее. Летом мы всей семьей отправлялись в Железноводск, в ведомственный санаторий папиной конторы, потому что мне врачи советовали пить именно Славяновскую минеральную воду. И мы каждый день по три раза с мамой топали пешком на гору Железную, там совершали ритуал пития воды и уже другим маршрутом возвращались в санаторий. Папа в этом не участвовал! Для него поспать — это святое! Утром в нерабочее время он считал кощунством вставать на час-полтора раньше и пехом идти куда-то на гору, когда бювет есть прямо на территории санатория. А мама, как мне кажется, даже удовольствие испытывала от наших моционов!

Зимой я пропивала ту же чудодейственную воду, но уже в бутылочном варианте.

Поэтому вся моя еда крутится вокруг двух понятий — можно и нельзя. Ядвига готовит то, что относится к категории «нельзя», так, что становиться можно. Ее блины, которые она печет для меня по диетическому варианту, съедаются моими гостями сразу и безоговорочно.

— Ядвига, ты должна научить меня делать блины! — убеждала ее Ленка, — с такими блинами замуж возьмут не глядя!

Ядвига упирается, рецепт не выдает, она замужем, но мужа видит только два раза в году, когда я отпускаю ее на их католическую Пасху в декабре и две недели есть у нее летом, когда я куда-нибудь уезжаю! В остальное время она приходит ко мне через день, чтобы убраться, постирать-погладить и приготовить мне еду. Если бы не нее страсть к политике, то ей цены бы не было! Но Ядвига любит слушать все новости, а потом комментировать мне с точки зрения польских гастарбайтеров. Однажды я даже отказала ей в работе, сказав, что она может ехать на свою обожаемую родину, где нет этих несносных русских ры….. лиц! Но у себя в городке со смешным названием Свиноустье она таких денег не заработает! Там и работы особо нет, поэтому после долгих объяснений и признаний в любви к русскому народу и России в целом, она была возвращена. Поэтому ко мне и моим друзьям Ядвижка испытывает двоякие чувства, может это причина того, что свои польские рецепты она Ленуське долго не выдавала.

Но Ленку не так-то просто остановить. Она не отставала. И убедила! Ядвига согласилась записать ей этот рецепт. Если будет нужно, я потом расскажу. Там все просто.

Ядвига появилась у нас в семье после того, как дед решил сменить свое место проживания с Москвы на одно глухое местечко на Алтае. Туда уже к тому времени переехали два его друга, с которыми деда связывали боевые воспоминания и большая крепкая дружба. Сейчас они уже пятью семьями живут в одной полувымершей деревне. Дед с генеральским размахом развел пчел. Бабушка выписывает по инету кур самых разных пород. Рыбалка, охота, чистый воздух и вода. В общем, все счастливы. Все, кроме нас. Потому что, когда бабушка уехала, то выяснилось, что в семье готовить не умеет никто! Продукты как-то мы еще покупали, но вот довести это до уровня вкусно пахнущих котлеток или борща было не кому. Тогда и встал вопрос о необходимости помощницы по хозяйству. И мама, тогда еще полноценный член нашей семьи, с увлечением взялась за это дело! Она через своих продвинутых подруг нашла агентство «Вкусный дом», которое предлагало домработниц всех возрастов, вероисповеданий и кулинарных направлений.

Одно время были очень востребованы тайские повара, но их на всех не хватало, и в ход пошли китайские, вьетнамские и даже таджикские работники плиты. Но скоро все наелись экзотики, и специалисты славянской кухни вышли на первый план. Мама описала предпочтительный возраст, пол, вероисповедание и специализацию предполагаемого кандидата на нашу кухню. Так у нас появилась полька Ядвига.

Она с семьей жила в небольшом городке на польском побережье Балтики, в городке Свиноустье. Ее две сестры работают в немецких семьях кухарками. Моя Яда тоже там поработала, но вскоре почему-то вернулась домой. Она говорит, что ее уволили германцы по гендерному признаку, вроде как дискриминация там у немцев! Но я думаю, что ее выгнали за ее язык! Надо меньше болтать глупости!

А после развала нашей империи под названием большая семья Кузнецовых, мне в наследство вместе с огромной квартирой досталась и Ядвига! Она приходит ко мне три раза в неделю, остальные дни она работает в других семьях и снимает квартиру в ближнем Подмосковье.

А сегодня у нас был борщ, настоящий, красный, вкусный и мне дозволительный борщ, приготовленный моей домохозяйкой! Я позвонила Дюше и сказала, что если он придет через две минуты, то я его накормлю Ядвижкиным борщом! Уже через минуту сосед стоял у меня на пороге. Дюша и сам хорошо готовит, но до полячки ему далеко! А я вообще не умею варить, печь и тушить. Вот. Может поэтому пока не нашлось желающих взять меня в жены? Надо тоже выдоить из Ядвиги какой-нибудь рецептик.

— Дюша, мне нужна твоя помощь, — после того, как мы поели, и я всю посуду отправила в посудомойку, можно и немного поэксплуатировать Дюшины возможности.

— Подожди-подожди, солнышко! — Андрей обнял меня за плечи и повел в каминную.

— Ты же завтра куда-то улетаешь? Не хочешь сказать, куда и как надолго? — Андрей показал на раскрытый чемодан посреди зала!

Я иногда устаю от того, что вокруг меня сплошные аналитики! А так как по условиям практики я не могу разглашать под страхом расстрела перед строем однокурсников только содержание кейса и результаты практики, то все остальное я сказать могу.

— Париж! Париж, Андрюшка, я еду в Париж! А вот на сколько, я пока не знаю, но могу потом тебе позвонить. Ну и магнитик на холодильник, как всегда! И, кстати о магнитиках! — я решила не тянуть время и перевести разговор в нужное мне русло.

— Помоги мне разгадать одну локальную тайну, — я уже схватила лист бумаги и карандаш. Одновременно пересказывая моему соседу наш странный диалог с преподавателем.

— Понимаешь, если бы не его противоестественная и нестандартная реакция на это ерундовое происшествие, то я вообще не обратила бы на это внимание.

— А ты не думаешь, что он специально создал эту ситуацию, зная твою реакцию? — Дюша пытается играть в шпиона!

— Нет, в этом я уверена твердо. Много мелких деталей в его поведении за это говорят. Вот смотри, что там у него на столе было, — я протянула соседу свой рисунок.

То, что я нарисовала от руки карандашом, было очень далеко от реальности. Художник из меня никакой! Но и картинка была не весть, какая сложная! Небольшой, немного неправильной круглой формы толстенький предмет, на нем рельефно выступает рисунок в виде слегка повернутой вокруг горизонтальной оси разорванной окружности. Все это сделано, видимо из камня, точно не из дерева и не из пластика.

— Сразу говорю, что быстро я это не опознаю. Твой артефакт не имеет акаАк — (аккаунт) — страничка в Интернете с личной информацией в Одногруппниках или в VK, поэтому искать буду в ручном режиме, но найду! Можешь даже не сомневаться! — Дюше понравилось, что он может помочь мне раскрыть какую-то тайну. Наверно, в каждом мальчишке есть немного желания поиграть в Штирлица.

— Тогда я спокойна и начинаю сборку-укладку чемодана!

Сотовый у Андрея запел что-то про то, как посреди машин мчится тихий огонек его души. Сосед, извиняясь всем видом, быстро свалил, а я осталась наедине с чемоданом.

Собирать чемодан меня учил папа. Он в свою бытность офицером ездил по всем окраинам нашей земли много и уверенно. Поэтому, когда мы куда-то собирались, то чемодан был полностью на нем.

Что кладем на самый низ? Правильно — обувь, но не всю. Тапки, а я обязательно всегда беру с собой тапки, даже если отель мне предлагает свои, кладем на самый верх вместе с домашними шортами и футболкой. Их мы наденем сразу, как приедем в отель! Остальную обувь упакуем в специальные мешочки, их сейчас дают вместе с каждой парой купленной новой обуви, и опускаем на самое дно чемодана. Я всегда беру с собой уже ношенные, но, понятно, не убитые в конец!, кожаные туфли на низком каблуке. В европейских городах, особенно в их исторических центрах, улицы мостили камнем. Разным по размеру, форме и цвету. Но камень есть камень! Ходить по выступающим, неправильным камушкам лучше всего в кроссовках. Неплохой вариант и туфли на низком каблуке. Иначе вы останетесь без ног в конце первого же дня в Париже! Я удивилась, когда узнала, что эти камни, из которых сделаны дороги в Европе, имеют свои названия. Запомнилась форма камня, которая называется кошачья голова! Когда будете в Париже или Праге, присмотритесь! Средней величины камни у вас под ногами удивительно похожи на голову кошки с усами и ушами!

Вернемся к чемодану. Если мы будем сдавать его в багаж, то можем положить любимый шампунь, лак для волос и крема. Но если чемодан берем с собой в салон самолета, чтобы время сэкономить, например, при ожидании багажа!, то никакие жидкости и все, что на них похоже, нам пронести туда не разрешат. Предложат выбросить в специальные контейнеры вместе с водой. И все эти необходимые любой девушке вещи придется покупать на месте или рассчитывать на то, что шампунь, например, дадут в отеле. Я всегда сдаю свой чемоданчик в багаж, и беру все, что необходимо! В отеле шампунь мне не нравится, а крем там точно не дадут.

В отдельную коробочку не забываем нитки и иголку, у меня все это путешествует в мыльнице. И все! Мы с чемоданом готовы! Понятно, что если вы будет останавливаться в пятизвездочном отеле, то, возможно, и шампунь хорошего качества, и все остальное вам предоставят! Но я-то всегда выбираю отели более бюджетные. Я пока могу это себе позволить!

Можно идти спать! Интересно, что там у меня, в кейсе?

Наш Институт глобальной политики имеет три факультета. Это факультет Анализа стратегических ресурсов, на нем учится моя Ленка. Там собирают умные головы, которые будут в кабинетах делать анализ всего, что происходит в Мире и готовить прогнозы о том, что в этом же Мире произойдет в ближайшее и не очень время.

Затем Факультет Общественный проблем, на нем учусь на первом курсе я. Это работа с людьми, потому что самая большая ценность в мире — это информация, а ее носителями, хранителями и создателями являются люди! И факультет Информационной безопасности, здесь решают проблемы защиты информации своей и вскрытия информации чужой.

Я думаю, что должен быть еще один факультет, где должны готовить нелегалов, но я про свои догадки не скажу никому!

На каждом курсе, в разное время года, студенты выполняют самостоятельные задания. И для этого они выезжают на практику в самые неожиданные места Земли. Фил рассказывал, что был случай, когда его однокурсник поехал в горный аул на Кавказе, а другой отправился в столицу Монголии Улан-Батор, и был благодарен, что именно в Улан-Батор, а не в другой город Монголии.

Студенту в специальной подборке дают набор информации, материалы различные, факты, описания, используя которые надо выполнить задание. Это и называется кейсом.

Там может быть общая формулировка задачи, могут быть конкретные детали из биографии человека, с которым это задание связано, его называют «объект». Иногда давали описание родственников или хобби объекта. А вот какое может быть задание, про это можно узнать, только вскрыв кейс! Я смогу этот сделать только в Париже, в 19—00 по МСК, для этого мне по закрытому каналу в Инете дадут кодовый ключ. Так что даже если я захочу что-то узнать раньше, тот у меня это вряд ли получится!

А теперь точно спать!

Часть 3

Утром меня разбудила Ядвига. Она что-то пела красивое на своем языке. Надо будет узнать у нее, значение слова «стокротка» в переводе с польского языка. Я выползла из-под одеяла и потопала в ванну, потом завтрак от Ядвиги и можно ехать. До Белорусского вокзала, от которого отходят аэроэкспрессы на Шереметьево, меня докинет Дюша. Он уже звонил, и по лицу Яды видно, что она осталась довольна Андрюшкиными комплиментами!

— Дзень добры, — это Яда так здоровается со мной, она что-то колдует в ванной!

— Добры, — соглашаюсь я.

— Пани мало есть, — домработница заглядывает в кухню, где я завтракаю и явно опять чем-то недовольна, а пани — это я, Ядвижка всегда делает мне замечания по поводу еды!

— Пани надо кушать хорошо, у пани больной желудок.

Я вытерла салфеткой губы, молоко допивать не стала и открыла дверь Дюше, он уже стоял на пороге!

— Ядвига, меня не будет несколько дней, я вам, возможно, позвоню перед возвращением. Папе скажите, что я во Франции и что я вчера до него не дозвонилась, — обращению с помощницей по хозяйству на «вы» меня научила мама. И я как-то привыкла к этому, мне так проще. Дистанция создается непреодолимая.

— Я вам привезу магнитик! — пообещала я.

— Дженькуе! — вежливо кивает Яда. Я уже немного понимаю по-польски. Это значит «спасибо».

Дюшка уже машет мне рукой. Давай быстрее! Я подхватила сумочку. Пока, Яда!

— Франция! О, май гот! — Ядвига теперь будет долго говорить сама с собой по поводу Парижа и Франции, и о своей жизни повествовать невидимому собеседнику, будет приводить примеры из биографии всех своих родственников, но я уже не слышу, я уже на пути в Париж!

У Дюши замечательный внедорожник. И он им управляет легко и непринужденно, как трехколесным велосипедом! Ехать нам не более десяти минут при условии, что не залезем в какую-нибудь пробочку!

— Ты что-то уже нашел по той монете, — спрашиваю я, хотя понятно, что времени прошло слишком мало.

Андрей спокойно смотрит мне в глаза. Он уже привык к тому, что если мне что-то надо, то это должно появиться здесь и сейчас!

— Извини, — сдержанно говорит он, — Я немного поспал ночью. Можно? Королева не сердится? Королева не сошлет меня на галеры?!

Я обнимаю его за могучую шею!

— Можно, — шепчу ему в ухо.

Он отстраняется.

— Э-э, э-э..! Натка! Тебе срочно нужен кавалер, а то я точно не устою перед твоими объятьями! И что тогда мы скажем Роману? Он же не простит мне измены! Ты сделаешь несчастными двух замечательных людей :))

— Не успею я сделать вас несчастными, вон Ленка стоит!

— Натуль, если я что-то найду, — а я обязательно найду, можешь не сомневаться, — я дам тебе знать! Ты роуминг там открываешь? — Дюшка уже подруливал к зданию Белорусского вокзала.

— Ок, — сказала я коротко, помахала ему ручкой и выбралась из машины, — Пока, жди меня и привет Ромке!

Дюша послал воздушный поцелуй Ленусику, еще раз кивнул мне и поехал на работу. Его работа, как капризная дама, совершенно не терпит опозданий.

Моя подруга оделась в короткий черный пиджак, обтягивающие красные штанишки и туфли на каблуках выше самой знаменитой башни! Свои милые рыжие кудряшки она стянула в практичный узел на самом затылке, но все равно вокруг лица вились вырвавшиеся на волю кучерявые неслухи!

Ленуска везет с собой огромный чемодан, как говорит про такие объемы папа — мечта оккупанта! Мой чемоданчик смотрится каким-то зародышем рядом с Ленкиным монстром. Но я знаю, что Ленкин чемодан сейчас почти пустой. Зачем тогда он ей? А вот, отгадайте! Правильно, полным под самые замки он поедет обратно!

— Пошли скорее, — Ленка уже тянет меня к входу в вокзал, откуда отходит нужный нам экспресс, — Раньше приехать ты не могла! Поезд отходит через 20 минут.

Но мы успели даже постоять в ожидании красного состава аэроэкспресса. Я первый раз поеду в аэропорт на этом транспорте. Обычно меня отвозят на машине, но сегодня у нас вылет в час дня, поэтому пришлось выбирать или рано встать и нас бы отвез папа, но тогда болтаться по аэропорту, потому, что папа позже занят, а Дюше на работу. Или на этой скоростной электричке добираться самим.

Ого! Это совсем не та электричка, на которой мы ездили однажды с бабушкой в Сергиев Посад! И даже не ее двоюродная сестра! Видимо, некоторые технологии Запада пробиваются, и их жалкие останки оставляют свои следы на тяжелых изделиях наших заводов! Но если трактор переделать под спортивное авто, то их все равно никто не спутает. Так и здесь! Вот скажите мне, почему у нас не делают в аэроэкспрессах туалеты? У нас с этими, крайне нужными заведениями, в стране вообще не так просто! Создается впечатление, что мы все поголовно суперлюди! А в Европе живут неженки и больные энурезом! Поэтому в Европе туалеты на каждом шагу, на каждой станции место и даже, о — чудо!, туалетные кабинки есть в каждом вагоне пригородных электричек. А у нас… Ну как это у нас, вы и сами знаете!

— Ленусь, ты в каком отеле будешь жить? — спрашиваю я. Париж знаю плохо, но в районах сориентироваться смогу.

— Отель Пан, это недалеко от Лионского вокзала. А ты? — Ленка уже развернула на коленях карту столицы всех влюбленных и своим синим с модным «икорным» покрытием длинным ногтем тычет в сплетение улиц столицы Франции. Но я на карте этого модного города сходу могу найти только остров Ситте и, возможно, Эйфелеву башню. Тот район, куда попал Ленкин ноготь, мне незнаком.

— У меня на улице Ля Виньон, отель Арабеска, — отвечаю я, — Найди, где это?

— Это совсем рядом с моим отелем! Вот это Лионский вокзал. А это твой отель. Он вот здесь, — ноготь моей подружки переполз через нарисованный перекресток и остановился на другой улице совсем недалеко от того места, где по словам Ленусика находится отель Пан.

— Только у меня четыре звезды, а у тебя три, — прыснула Ленка.

— Мои мозги дорого стоят! — она продолжала все искриться в приступе юмора. А я задумалась. Если Ленке дали отель классом выше, чем мне, это что может значить? Конечно, это может значить и то, что Елену ценят больше, и что она права по поводу своих мозгов. Может так же быть, что задание-кейс у Ленки требует ее проживания именно в таком отеле. Но может это просто так случилось, что при заказе отелей наша служба подготовки заказала разные по классу отеле. Но скорее всего здесь дело в другом! Скорее всего, это значит, что я в этом отеле остановлюсь ненадолго! Значит Париж — это не конечный пункт моей практики. Ладно! Сегодня в семь вечера по Москве я вскрою кейс и узнаю все :)

Быстрая проверка паспортов и виз, процедура изъятия воды на досмотре, и мы в самолете.

Летчики Аэр Франсе были как всегда вне всякой критики и заслужили свои аплодисменты после посадки!

Париж нас встретил холодным ветром и небольшим дождем. Сейчас начало мая, но погода такая, как может быть в конце марта! Даже в Москве уже чувствуется весна. Единственное, что нам поднимало настроение, это то, что прогноз пообещал в течение следующей недели резкое улучшение погоды и температуру в районе двадцати пяти по Цельсию. Нормальненько! Это почти лето, можно одеть что-то приличное!

В аэропорту имени генерала и героя французской нации Шарля де Голля ориентироваться очень легко, а надпись такси на всех языках читаема. Мы и берем такси. Если ехать на автобусе, то поездка туда-обратно обойдется вам в 19 евро, но до самого отеля еще надо добраться. А в незнакомом городе это не так-то просто, хотя… это очень интересно!

Парижане очень приветливы, и это не только мое наблюдение! Они всегда и с удовольствием помогут туристу разобраться в сплетении улиц, и даже могут просто за руку отвести вас к дверям отеля. Так моя одноклассница Лидка, не зная ни слова на французском, в прошлом году познакомилась с парижанином! И уже успела выйти за него замуж. Но мы не для этого сюда приехали, знакомства с жителями этого города будут проходить по другим сценариям, поэтому берем такси. На нем проезд стоит всего 20 евро и прямо до дверей! Красивые белые машины, как в фильме Люка Бессона.

— Париж! Ля Мур-р-р! — Ленка смотрит по сторонам и пытается высказать свой восторг от встречи с Парижем нашему усатенькому шоферу. Он подозрительно смотрит на двух симпатичных иностранных девчонок и пока не склонен идти на контакт, а мы и не настаиваем! Но потом его южный темперамент не выдерживает, и он что-то начинает нам объяснять про погоду, про Сену и кораблики на ней! Он что, на прогулку по Сене Ленку зовет? Елена свободно говорит на французском, я еще учусь, но немного поддержать беседу могу. На улицу Ля Виньон мы подъезжаем почти друзьями. Все, теперь мы сами пойдем, ножками, так сказать. А вам, месье, дальше ехать. Ваш рабочий день еще не закончен! Где мы остановились, вам, уважаемый водитель, знать не надо! Если придется, мы и на поезде метро проедем пару остановок, и пересадочки сделаем, чтобы вы думали, что жить мы собираемся где-то не здесь, но сейчас не тот случай. Поэтому вы просто до улицы нужной довезли, а в отель нам вещи вносить не надо. Выгрузили на тротуар и адью, месье!))) Дальше мы сами!

— Давай через час у меня, — Ленка легко поднимает свой богатырский чемодан и идет на противоположную сторону этой малюсенькой улочки, — к этому времени и ты, и я уже все знать будем.

Она выразительно показывает на часы.

Точно! Время в Париже другое, не московское. И в 19—00 по Москве в Париже будет только 16—00. Только-только успеваем!

Свой отель я нахожу быстро.

— Бонжур, месье! — говорю я темнокожему портье на ресепшен и протягиваю свою карту брони. Месье оторвался от компьютера, кивает мне радостно, он доволен, что мадемуазель Натали решила остановиться именно у них в отеле! Он, скорее всего араб, решаю я, в Париже это обычное дело.

Отель уже проплачен, тая от счастья, сообщает мне портье, и я сразу узнаю, что он оплачен на две ночи. То есть подразумевается, что в понедельник до двенадцати дня я куда-то спешно поеду. Вот только куда? Сегодня суббота, значит мне просто как подарок дали один день в Париже, целое воскресенье! И не только день, но и вечер сегодняшнего дня! И две чудные ночи! Ну что ж, подарок не останется невостребованным! Тем более что со мной Ленуська. А моя восхитительная подруженция и на Земле Франца Иосифа найдет, чем вечером заняться!

По крутой, деревянной лестнице с красивыми коричневыми столбиками в перилах мы поднимаемся на третий этаж. Лифта нет, но меня пока это мало смущает, я могу на двенадцатый этаж подняться и не сбить дыхание! Номер маленький, и я бы сказала — тесный, но для Парижа это норма. И отлично, что в нем есть туалет и душ. Спасибо, на этом не экономили в отделе обеспечения! А могли бы! Прямо на лестнице отеля есть небольшие двери, за ними туалет и душ общий, поясняет мне портье.

Всё, пора вскрывать кейс. Время! Я вскрываю белый конверт. Там на листе обычной бумаги только набор цифр и букв — это код. По инету я выхожу на специальный сайт, имя которого состоит из одних цифр. Ввожу полученный код. Жду. Интересненько!

Итак, что там.

Задание для прохождения практики за первый курс ИГП, факультет ОП, студентки ГЯ803—2.

Вы уже поняли? ИГП — это мой институт, ОП — факультет общественных проблем. Студентка ГЯ803—2 — это я. Это мой кодовый номер в списках нашего совсекретного ведомства. Его каждому из нас присвоили, как только мы были зачислены на первый курс, и он будет с нами теперь всегда.

Ну и что там за задание? У меня даже строчки прыгают от волнения. Это плохо, надо себя в руках держать, мадемуазель Натали.

Задание сформулировано достаточно доступно — найти реального человека, смотрителя музея подземелий в городе Провин (далее по тексту — объект), регион Иль-де-Франс, который отвечает следующим требованиям: Объект — мужчина средних лет, волосы рыжие, увлекается изготовлением домашнего сыра, имеет собственный погреб, где зреют его сыры.

Про волосы — явно лишнее, это мне дали скидку на то, что я на первом курсе и что практика у меня первая! Ведь понятно, что не может быть в музее среди смотрителей много мужчин средних лет, которые занимаются изготовлением сыра и имеют сырные хранилища! Там одни бабульки отдыхают. Как он туда попал, интересно? Может там у них в городе жуткая безработица?

Что в кейсе есть еще?

Объект надо не просто найти, а, внимание! — определить степень его готовности к переменам в жизни по трем стандартным позициям. Это семья, профессия и местожительство. Вот собственно само задание. Дополнением к нему идут контрольные вопросы, ответы на которые знают у нас в центре, и это как тест на прохождение задания. Мы его называем квестом.

Вопрос 1: Где объект отдыхал прошлым летом

Вопрос 2: Как зовут его собаку.

Вопрос 3: Назвать его адрес проживания.

Откуда наши координаторы в Институте знают ответы на вопросы о жизни людей в далеком городе Провине или еще где-то? Это просто! Все наши объекты для прохождения практики, их называют между собой «утки», это бывшие сотрудники нашей сети или когда-то попали в поле интереса наших людей. «Утки» сейчас уже не у дел, от активных операция отошли, а может и не занимались никогда. Но все сведения о каждом из них есть, и они в полном порядке! Поэтому «уток» используют для обучения студентов, и делают это в большей степени вслепую. То есть сама «утка» может даже не знать, что на ней очередной студент практику свою отрабатывает, баллы набирает, каждое слово из беседы аккуратно записывает в спец блокнот — для отчета, но больше запоминает для анализа! А после практики все эти сведения внимательно изучат, и будет принято решение о том, достаточны они или нет для того, чтобы считать квестКвест — задание пройденным. И, наконец, будет выставлена Оценка! А она бывает только двух видов — ноль или единица. И никаких полутонов. Или сдал и, значит, все твои материалы истины, заслуживают доверия и соответствуют всем требованиям! А они не малые!! Или оценка ноль, и ты не сдал. Это жестоко, но правильно. В реальности, когда мы будем работать и выполнять не учебные, а настоящие задания, от твоих данных будут зависеть судьбы людей, а иногда и жизни. Иногда при оценке ноль студенту могут предложить пройти практику еще раз, а могут и просто отчислить. Поэтому все к этому относились более чем серьезно!

Ну что ж, задание ясное, не очень сложное, терпимое, все нормально, все выполнимо!

Вам кажется, что уже по заданию все ясно, и даже есть ответы на вопросы? Нет! И пусть вас не смущает то, что у объекта есть сырный погреб, и это вроде как явный показатель того, что он вроде бы должен быть привязан к одному месту. Это кажущаяся простота! Он может ненавидеть свое дело, которое получил в наследство от отца, может желать его продать, может просто хотеть отдохнуть. Степень готовности к переменам в таком случае будет оценена не на сто процентов, но это далеко не минимум! А вот на сколько «не минимум»? Это я решу на месте после общения с «уткой». Тем более, что кейс разрешает мне использовать при работе с объектом контакты любого уровня.

Сейчас можно спокойно до понедельника расслабиться в Париже! А в понедельник поедем в город Провин, региона Иль-де-Франс, там для меня уже забронирован отель. Есть еще условие в кейсе — поездка моя относится к категории частных поездок. Это значит, что не могу воспользоваться помощью ни каких официальных органов. Есть исключение, но про такой случай лучше не думать. Всё! Пора идти к Ленке!

Если кто-то не знает, что делать в Париже вечером, то это не про нас! Мы знаем! И других научим! Кроме известных, и многократно описанных туристами всех стран маршрутов парижского отдыха, в столице этой прекрасной республики можно отправиться на Лионский вокзал. Там в ресторане Синий экспресс вам подадут чашечку великолепного кофе, традиции которого не меняются с 1901 года. И сам ресторан вы будете осматривать как музей!

Затем, здесь же на вокзале сесть на RER — электричку и съездить в рай для шопоголиков — в La Vallee Village. Это место шикарных распродаж одежды самых известных марок. Скидки до 60%! Остановка La Vallee Village предпоследняя на этой ветке RER, последняя — Диснейленд! Туда тоже можно успеть. И осуществить мечту детства — посмотреть вечером на салют в этой стране сказок! Или, когда стемнеет, придти на площадь Трокадеро, там самый лучший вид на огни Эйфелевой башни.

А можно просто бродить по набережной Сены, перейти три моста, остановиться ровно посередине каждого, бросить маленькую монетку в воду и проверить на себе примету о скорой встрече с любовью.

Но у нас другие планы на сегодняшний вечер! И не думайте, что мы пойдем куда-то в ночной клуб, чтобы оторваться по-полной! Этого нам нельзя, совсем нельзя и, как говорит начальник отдела обеспечения, мощная женщина во всех отношениях, легендарная Михайловна, — это даже не обсуждается! Но все остальное — пожалуйста!

Есть у меня мечта. После одного культового фильма я очень хотела пройти по линии Розы в соборе Сен-Сюльпис. Линия Розы, это Парижский меридиан — по его направлению в церкви проложена медная линия, впечатанная в камень. Она расположена на полу, и разделяет церковь точно по оси меридиана — с севера на юг. Много всего загадочного приписывают этой линии, и даже исполнение желаний, не всех, но есть одна категория просьб, которая точно должна исполниться! Но у меня ни разу не получалось туда сходить именно вечером и именно в субботу. Собор несложно найти, если, выйдя из метро Одеон, перейти дорогу, немного пройти по улице Конде, а потом свернуть на улицу Сен-Сюльпис. Есть более простой маршрут, но нам нужно идти именно так, потому что нас ждет еще одно место!

Говорят, что если пройти по линии Розы в субботу после заката, то ….. Впрочем, это не важно. Когда пройду по линии Розы, проверю на себе, тогда скажу, что будет.

Мы с Ленуськой туда отправились сразу после чашечки кофе в самом старинном кафе Парижа, который называется Прокоп. Это и есть та точка маршрута, из-за которой мы выбрали до церкви Сен-Сюльпис длинный путь, но эта точка того стоит! Это историческое место! Здесь самого Наполеона оставили без шляпы.

Наполеон Бонапарт, будучи еще неизвестным и небогатым военнослужащим человеком, не нашел монет, что бы расплатиться с хозяином Прокопа. Спрашивается, зачем вообще пошел в кафе? Но не будем осуждать будущего императора Франции за его несколько безрассудный поступок. Когда выяснилось, что платить ему нечем, будущий великий покоритель Европы в счет оплаты отдал свою шляпу со словами: «Придет время, и моя шляпа будет стоить дороже, чем все ваше заведение!». Шляпу приняли и бережно сохранили. Она находится в кафе и сейчас, в специальной витрине, за толстым стеклом при входе в кафе. Ее стоимость превышает стоимость самого кафе, но хозяин продавать ее не думает! На меня она впечатление не произвела. Не богатырская шляпа, надо признать.

В кафе народу было мало, сидела парочка темнокожих молодых людей и семья туристов с детьми. Мы с Ленкой заняли свободный столик у окна и рассказали друг другу, что кейсы вскрыты удачно. Но, так как содержание задания раскрывать нам запрещено даже в самых общих чертах, то о том, что было в белых конвертах мы не стали даже говорить. Единственное, я сказала, что еду в понедельник в Провин. Ленуська ответила, что, судя по тому, что отель у меня небольшого качества, она подозревала что-то подобное. Елена же на всю практику остается в Париже. Интересно, что у нее за задание?

Мы расплатились, заселфилисьСелфиться — фотографировать самим себяоколо знаменитой шляпы императора и пошли в сторону Сен-Сюльпис.

Я люблю католические старинные соборы! Это как огонь, застывший в камне. Даже есть направление в архитектуре такое, называется пылающая готика! И каждый раз, бывая в городах Европы, я обязательно захожу в эти соборы. Но сейчас случай особый! Есть у меня одно желание, которое должно обязательно исполниться, потому что я уже помыла руки в специальной чаше при входе в Сен-Сюльпис, нашла линию Розы на полу собора и прошла по ней в направление к гномону, загадывая при этом свое желание! Ленка в это время рассматривала витражи. В силу мирового меридиана она верит слабо.

Огромная витражная розетка над входом так вдохновила Ленуську, что она сделала сразу серию фотографий с разных ракурсов.

И только ночью в отеле я вспомнила, что Дюша должен быть скинуть мне инфу про ту монету, которую я видела в последний день у Кекса. Но вставать было уже лень, и я уговорила себя, что он сделать еще не успел ничего. Странно, почему я это вспомнила? Это что такое я видела сегодня, что могло напомнить мне о том артефакте, который так берег Кекс? И где я это могла видеть? Точно не в кафе, остается только Сен-Сюльпис.

Я мысленно прошлась по всему пути в соборе. Ну, если сразу не обратила внимания, то теперь точно не вспомню.

И через минуту я уже знала, что меня остановило. Около гномона в церкви Сен-Сюльпис я видела тот же символ, что и на монете Кекса.

Гномону приписывают магические свойства, связывая изображения на его поверхности с первыми христианами. Но, как уверяют всех служители церкви, гномон — это всего лишь небольшой обелиск, который используют священники для определения дней весеннего и осеннего равноденствия. Солнце в такие дни как-то по особому освещает это сооружение. И тогда священники точно могут сказать, когда в этом году пасха. А вот сразу за ним, чуть ниже уровня основного пола, вдавлена чугунная пластина величиной с ладонь, а на ней моя разорванная окружность. Если бы я не смотрела под ноги, аккуратно отсчитывая шаги, то не увидела ее никогда. Как и сотни других зевак. Но что это значит? Теперь я очень хочу это узнать!

Весь следующий день неугомонная Ленка протаскала меня по магазинам, говоря, что я вернусь из Провина еще неизвестно когда и как. А вдруг мне придется срочно лететь в Москву и времени сделать все дела в Париже у меня на обратном пути уже не будет! По мысли Ленуски мои «все дела в Париже» можно описать одним словом — шопинг! А в Париже это будет — самозабвенный и всепоглощающий шопинг! Про магазины этой столицы модниц всего мира надо писать отдельно! И сделать это должна Елена! Это ее стихия. Я просто покорно топала за ней, переходя, перебегая и переезжая из одного торгового центра в другой, быстро проглядывая уличные прилавки и надолго останавливаясь в небольших магазинчиках.

Я хоть и не знаю шопинговую карту Парижа так, как Ленусик, но тоже могу дать совет! Не откладывайте покупку духов на последний день, особенно не надо надеяться на дьюти-фри! Возьмите карту туриста на стойке информации при входе в торговый центр, и можете у любого продавца просить скидку! А еще вам дадут квитанцию на возврат налога. В целом духи вам обойдутся на много дешевле, чем даже в дьюти-фри! Духи — это моя слабость! Есть еще шарфики, сумки и нижнее белье, но духи стоят на особом месте моего рейтинга желаний!

Вечером мы с Ленуськой сидели на ступеньках Ла Дефанса и смотрели, как солнце опускается за Париж. Ноги уже гудели от Парижских пеших километров. Мы разулись, сели прямо на голые плиты лестницы и пили из пластиковых стаканчиков красное французское вино! Мечта! С нами на этих бесчисленных ступеньках сидели такие же молодые и романтичные люди! И мы, одетые в ситцевые платья в мелкий цветочек, ни как не выделялись на их фоне. Даже Ленка со своими ботинками довольно брутального вида а-ля-милитари, но с белыми смешными носочками, была своей среди этой тусовки. Погода исполняла свои обещания. Солнце, тепло, весна! Мы уже купили у каких-то художников прямо на улице пластмассовые сережки и браслеты, сделанные тут же. И мы были счастливы!

— Натка, ты матери звонила? — Ленка уже опустошила стаканчик с вином и теперь выпивает апельсиновый замороженный сок. Она через трубочку высасывает содержимое стакана, где лед занимает две трети всего объема, а остальное вкусная желтая субстанция.

Я не хочу говорить на тему моих отношений с мамой сейчас, поэтому коротко машу головой,

— Нет.

— Плохо, надо позвонить, — от Ленуськи просто так не отделаешься!

— Давай я сама позвоню и поговорю с ней?

— Лен, я звонила. Она спросила меня, как дела твои, детка, и добавила: К тебе приехать? Ты понимаешь? Вопрос — к тебе приехать — имеет два варианта ответа!

— И ты сказала ей — нет? — Ленка очень хочет, чтобы мы с мамой помирились.

— Я сказала ей — как хочешь. Но мне кажется, что она даже не обратила на это внимание, потому что сразу стала рассказывать про своего Лео! — у меня в голосе появился металл пополам со слезами. Ленка это почувствовала. Она обняла меня.

— Как ты умудряешься делать своими друзьями незнакомых людей через три минуты после знакомства, если не можешь наладить отношения с матерью? — у Ленки даже кудряшки вокруг личика стали распрямляться. Так она была возмущена. И виновата во всем конечно я.

— Но я не хочу, не хочу сама выстраивать с ней отношения! Она моя мать, которая меня бросила…., — я остановилась, потому что на нас стали оборачиваться счастливые люди вокруг. И вообще, я это Ленке уже говорила!

— Как ты к нам попала с такой психикой? — деланно удивилась Ленка!

— Я не сама попала! — улыбаюсь толстенькому молодому человеку в очках, он сидит немного ниже нас и очень заинтересован нашей беседой, хотя по его мордочке понятно, что он не понимает, о чем мы говорим.

— Меня как бы нашли и привели, можно сказать, за руку! А ты? Как ты к нам в Институт попала? — я первый раз задаю такой вопрос, у нас вообще-то не принято интересоваться такими вещами.

Ленуська смотрит на меня изумленно.

— Я не говорила тебе? Нет? — кудряшки, которые еще минуту назад делали ее лицо необычно милым, стали деловыми и строгими!

— Меня наши нашли на международной олимпиаде по биологии, мы тогда в Кейптауне выиграли у всех, команда России выиграла, я имею в виду! А я еще привезла туда доклад про своих бабочек! В общем, впечатление произвела что надо!

— Бабочек? — я засмеялась! Ну конечно, это меня не удивило нисколько, моя подруженция не могла заниматься изучением крупного рогатого скота или исследовать колорадского жука! Она могла заниматься только бабочками!

— Ты даже не представляешь, какие они красивые и умные, — Ленка это говорила вполне серьезно, и даже голос у нее стал другим.

— Я их в банке дома выращивала, наблюдала за ними, описывала их, — она что-то стала искать в смартфоне, — вот! Смотри! Это мои крылатки! Я их вырастила!

На фотке были белые, немного унылые и какие-то потрепанные бабочки, с крапинками на крыльях. Интереса у меня они не вызвали. У папиного другана, генерала авиации, есть коллекция бабочек, которую он купил у кого-то за немыслимые деньги. Вот там были бабочки! Бабочки-королевы и бабочки-императоры! На Ленкиной фотке были бабочки-золушки, пропустившие свой бал. А для моей подруги это были видимо живые воспоминания, поэтому она как-то горестно вздохнула и рассказала грустную историю.

— Видишь, их здесь всего четыре! А должно быть пять! — я не понимала, почему именно пять, но на всякий случай активно закивала. Показывая, что всем сердцем сочувствую несостоявшейся пятой бабочке.

— А что стало с пятой? — стараясь не рассмеяться, спросила проникновенно я.

— Когда она была еще гусеничкой, на нее сел золотистый наездник и отложил в нее свои яички. Понимаешь, что потом было?

— Ну… из яиц кто-то вылупился? — я не сильна в энтомологии, но про яички и то, что из них что-то должно вылупиться понимает и дурак!

— Да, — Ленка грустно погладила экран с фоткой уцелевших насекомых.

— Да, личинки наездника подождали, пока гусеничка окуклится, и стали кушать ее внутри куколки. Поэтому, когда пришло время всем бабочкам выходить из куколок, из этой куколки вылетели маленькие наездники. А так, по внешнему виду куколки, и не скажешь, что внутри у нее живет не бабочка!

Под эту грустную историю мы поднялись и поехали на метро до станции Трокадеро. Пропустить зрелище переливающейся огнями Эйфелевой башни мы не могли.

Когда первый раз идешь на встречу с главной красавицей Парижа, то впечатление настолько сильное, что вокруг раздается единодушное «Ах!» от туристов. Чтобы ее найти, выходим из метро Трокадеро, поворачиваем налево и идем вдоль высоких серых домов. Башню не видно, и поэтому большинство туристов, которые впервые пришли на встречу с символом Парижа, сразу начинают на всех языках мира спрашивать: «Тур Эффель?», и показывать на пальцах, что именно им надо. О том, что башня где-то рядом говорит только то, что количество ее изображений в разных вариантах сувенирной продукции возрастает с каждым шагом!

Темнокожие студенты, держа в руках проволочные кольца с нанизанными на них бесконечными башенками, предлагают купить у них копию сооружения Эйфеля по цене два евро за четыре штуки. Покупайте! Дешевле чем здесь, уже не будет!

Но вот внезапно и как-то сразу ряд домов обрывается, и все дружно говорят уже известно «Ах!» Перед нами во всей красе стоит Эйфелева башня! Со смотровой площадки Трокадеро ее видно от кончика антенн до самого низа опор! И она вся такая ажурная и прекрасная! Чтобы дойти до нее самой, надо спуститься с этой площадки, перейти через мост на другой берег Сены и все, можно потрогать свою мечту за ногу! И даже подняться на лифте или пешком на ее вершину, только билеты лучше покупать заранее. Где? Потом подробно расскажу, если напомните!

А сейчас вечер, народу на площадку Трокадеро пришло как всегда много. Мы с Ленуськой стоим в одной компании с очень приличной семьей из России! Папа держит на плечах маленькую дочь, мама не выпускает из рук фотоаппарат!

Рядом с нами показывает мимическое представление небольшой уличный театрик! Но через несколько минут башню раскрасят множество маленьких огоньков по всей ее высоте, и все внимание будет отдано ей!

Вечер окончен. И можно ехать в отель. Завтра у нас начинается практика!

Часть 4

В новый город надо приезжать ранним, солнечным утром, чтобы весь день был впереди! И пройтись по его еще пустым, прохладным улицам раньше самих жителей. Пардон, я, кажется, повторяюсь, это уже говорил Остап Бендер! Но я полностью в этом случае на стороне великого комбинатора!

В Провин я приехала на самом раннем поезде. Еще в Париже я отправила Ленусику смску, написала, что не стала ее будить и что желаю ей успеха. Можно было бы все это через соцсети передать и вообще быть, так сказать, постоянно в Контакте. Но вот чего нет у нас и быть не может, это аккаунтов в соцсетях! Нам это запрещено категорически. На старших курсах вообще сотрудники службы собственной безопасности делают рейды по соцкамСоцка (сленг) — социальная сеть в Инете, ищут наши акиАки (сленг) — аккаунты, странички в соцсетях! Найдут — могут и выгнать из Института. Многие студенты, конечно, маскируются по всякому, фотки не выкладывают, аватаркиАватар (ка) — главная фото или картинка на страницу в Инете, отражающая хозяина этой страницы. ставят нереальные. Но к третьему курсу все это засыхает, и мы через соцсети не общаемся. Есть и у нас свои закрытые ресурсы для обмена информацией, но они для простых людей закрытые, а для службы собственной безопасности очень даже открытые. И мы стараемся там появляться только по делу.

Вежливый портье на ресепшен отеля утром в Париже выглядел так, словно и не ложился! Безупречно отглаженный костюм, хорошая стрижка, приятный запах туалетной воды. Он помог мне вызвать такси, подарил рекламный календарик отеля и добился обещания останавливаться только у них в следующий приезд.

Минута в минуту подошла нужная мне электричка. Отлично, народу немного, я могу поспать.

В семь утра я уже приехала и стояла на перроне Провина. Город расположен недалеко от Парижа, ехать туда недолго. Но сразу видно, что это провинция. Нет той новизны, ухоженности во всем и чистоты столицы. Поезд, а точнее электричка, которая меня привезла, проходящая. Стоит три минуты. Нас на перрон вышло всего три человека. Я и две велосипедистки в юбочках. Что меня удивило, так это то, что для их велосипедов в вагоне есть специальные места! Они сразу сели на свой двухколесный транспорт и лихо укатили. На противоположной стороне перрона, в сторону Парижа, стояло несколько пассажиров, гастарбайтерского вида. У них так же как у нас в Москве — столица манит к себе рабочую силу.

Вы прочитали бесплатные % книги. Купите ее, чтобы дочитать до конца!

Купить книгу