Автор дарит % своей книги
каждому читателю! Купите ее, чтобы дочитать до конца.

Купить книгу

Стриптиз

Я те, Маш,

покажу стриптиз,

Раздеваются

все до низ,


Полетели

все перья вниз,

Я исполню

любой каприз.


Тут и музыка,

как в кино,

Мы сидим

с тобой пьём вино,


А на сцене —

все в неглиже,

И разделись

совсем уже.


Это, Маш,

всё же дурь, поверь,

Как открою

туда я дверь,


Может, Маш,

у меня через раз,

Ну, а там…

У меня — оргазм!

Опальный Петух

А как Петра нам опалить?

Он — сам огонь,

и гарь, и дым.

Летит он

жизнью той палим,

Которая уходит в дым…


Не голубой,

Петух наш красный,

Он видит жизнь

и кур прекрасно,


На Лесбос не летал,

напрасно,

Вы губите его напрасно.

И так, и сяк

Петух прекрасный,


Как пот с бровей —

чистых кровей,

Как вша со лба —

не станет лгать,


Так на черта его ругать.

Ах, вашу… мать.

Писатель

А у Петра два пера

вновь на ухе,

Пишет и пишет

от скуки — со скуки,


Снова строчит

он любовные вирши

Злат куропатке,

соседке Ирише.


Ну-как седа

борода у Петра.

Черти буянят

и будят Петра:


Ставь же крыла

ты свои у ребра!

Что ты жалеешь

свои два пера!


Ведь никому

не нужны они всуе!

Так проживёшь

свою жизнь ты впустую!


И ничего лапой

не нарисуешь!

Только впустую

и всуе, всё — всуе!

Квакша Маркуша

Квакша написала в квас

И написала приказ:

— Ох, как не любит людей,

Этих ходячих людей,


Лапы, бока ей мнущих,

Русских, долгоживущих,

Этих кричащих, орущих.

Очень не любит она.


Пусть же узнает страна,

Квакша не любит людей.

Что же нам делать с ней?

Клюнул Петух её в глаз,

Переписала приказ.


Кликнул Петух Индюка:

— Ты посмотри на Кака,

Квакша написала в квас.


Мокрый остался анфас,

Нашей лягушки анфас

У Индюка между глаз.


Не подавился,

не поперхнулся,

Только на слове

немного запнулся:


— Квакша Маркуша,

вас я не скушал?

Да, будто скушал,

Квакша Маркуша.


Хлопнул по пузу

когтистою лапой:

— Слышишь, не слышишь,

Зелёная Жаба?

Я — твой мещанский интерес

Я, бес, с тобою

был на ты,

Что мне теперь

совсем кранты?


Я воровал,

не убивал,

И дома я

не ночевал,


Я — не упырь,

не вурдалак,

Я — медный грош,

твой брат — ПЯТАК,


Я — твой

мещанский интерес,

Как ты повеса

из повес,


ПЯТАК, а в складчину

и рупь!

И МИЛЛИОН,

алмазный зуб!

И не один,

а тридцать три!

А ты, сосед — бедняк, умри!

Один ходил на пахана…

Он многозвучен, как оркестр,

Неоднозначен он, как перст,,

Один ходил на пахана,

И пацанам тем всем-хана,


Он, ёлки-палки, не подлец,

Он, ёлки-те-моталки, в лес

Ходил один, с ним — партбилет,

И тот билет сошёл на нет.


Он смел — взлетает на шесток,

Один… Он несколько жесток,

Но, а с деньгами, видит бог,

Он — просто лён,

он — просто шёлк.


О, бос, давай на посошок,

Взлетим с тобою на полок,

Я в русской бане знаю толк,

И грязь отмоем мы всю с ног

И с наших кирзовых сапог.

Привет горячий порноклассу

А Пенелопа нынче в моде?

Нет, разговоры о погоде…


Изменчива сегодня мода,

И как же зла на нас природа,

Какой-то спид завёлся в доме,

Мы, может быть, живём в Содоме?

И божий гнев на нашем доме…


Сейчас, что делать на Парнасе?

Что изучают в первом классе,

Гормоны, дети, эстрогены,

В широких бёдрах,

в пышном теле…


Привет горячий Порноклассу,

Пора подумать о Парнасе.

Вот так, друзья, покойтесь с миром,

Разврат и есть наш путь к могилам!

Медведь Гризли

Шептали все… Да, это брызги!

Таланта нет… Трудом и визгом!

Чернили… Черным светом, грызли.

А это был зверёк ваш Гризли.


Медведь… У чёрта на куличках

Зажёг он краем неба спички,

А в лапах прыгали синички.

Как соловьи, запели птички.


Застить небесную лазурь,

Залить говяжьим салом уши,

И вот медведь устал от бурь,

Пропал, а рядом есть кто лучше?


Совсем его вы ведь загрызли,

В Америке живёт наш Гризли.

Писатель Майкл, известный очень,

И не скучает, между прочим.

В посудной лавке

Опять же я

любовь презрев,

Тащусь

с тяжёлою поклажей.

Вот, где нужна!

И без затей…

Ох, плечи выверну,

зараза!


Во всём другом

дал бог ума.

Мне с кем расправиться

в инстаграме?

Какая очередь твоя?

Но это

не случится с вами.


Летящий стих!

Но этот свист!

И этот мат!

Зачем нам, муза?


Со спесью — к нам?

В дельфийский храм?

В посудной лавке

слон не нужен!

Знакомьтесь, дети…

Знакомьтесь, дети,

Я — рыбак заречный,

Как человек,

Я — очень человечный,


Я шерстью гладкий,

Словно фикус в кадке,

Но только вы меня ни-ни,

Ни против шерсти,

Ни вдоль погладить,

ни рукой,

Ни челюстью и ни ногой,

Пожалуй, не пытайтесь…


Как раки,

я краснею после варки,

А я ещё живой,

и буду долго каркать,


Как ворон буду

жить на свете,

Но только мне

браслет наденьте

трахейный,


Чтобы держать отверстие,

Чтобы не хрипло и не громко,

Не то моя земля разверзнет

Сопло горящее…

Льва оставьте…

Я не стану…

Давать на скальпы

Свою гриву…

Меня избавьте…


Петухи!

Только льва оставьте!

Ах, как нам

не хватает грив!


И потому

всё вкось и вкривь…

Мы в гипсе и шинах…

Взорвались на минах…


И вновь на лианах

висят обезьяны,

И нет в них изьяна?

И нет в них обмана?

Девушка с веслом

Если кто сказал «А» — веслом,

Если кто сказал «Б» — веслом,

А за «Б» идёт «В» — веслом,


И ты сидел, и я сидел,

А где прогресс?

А всё в «СС»,

Вы прочитали бесплатные % книги. Купите ее, чтобы дочитать до конца!

Купить книгу