электронная
80
печатная A5
334
18+
Павильон у реки

Павильон у реки

Объем:
224 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-0432-2
электронная
от 80
печатная A5
от 334

О книге

«Павильон у реки» — повесть московского писателя, главной сюжетной линией которой становится запутанный и противоречивый, эмоционально напряженный роман героя с его случайной знакомой из социальной сети, переросший в поиск и сокрушительную потерю женщины — верной спутницы и лучшего друга. Переживания и боль неожиданной утраты прочно срастаются в канве повествования с элементами мистицизма: фантазиями, снами-воспоминаниями и попыткой пройти сложный путь от одиночества, выбрав «другой поворот».

Отзывы

27 сентября 2018 г., в 21:52

Автор

Константин Абольников
Константин Абольников
Это — первая часть. Раскрою интригу, все изложенное в первой части книги снится герою, все года три года его жизни, впереди, 2014 — 2018, и — он просыпается в день начала повествования. Что не было ничего, ни свадьбы со словаком, ни дерефлексолога, ни больницы, ни в ней Звездочета! Нет ни теории управления страхом смерти, ни фантазерки Ланы, ни поцелуя через стол, ни песни про облака, ни моего счастья в 2023 году, ни ее острожного «А можно я?..» — ничего!.. И Охотника не было, как и самой охоты… Вместо всего этого было одно слово, «мотороллер». Я посмотрел в зеркало, это я еще не пришел в себя, и улыбался… Да, это был сон. Они бывают ярки и детальны, я даже однажды записал подобный сон, по совету одноклассника. Мне тогда приснилось, как мы с парнем из нашего класса, обаятельным Сережей, смотрим футбольный матч. Поле внизу, пятно яркого желтого света. Игра идет ночью, мы стоим на верхней полосе темного, полного людей стадиона. И Сережа вдруг видит среди игроков известного футболиста Пеле. И Сергей, в летнем костюме тройке, с тросточкой, вынимая изо рта сигару, говорит мне: — А знаешь, ведь Пеле, на самом деле зовут с ударением на первый слог, Пеле. И согласись, так куда благозвучнее… Пеле. — Как Перу, второй слог, а не Перу, — соглашаюсь я. — Так вот, — он продолжает, — Пеле, он же на голову выше турка, но при этом на голову ниже негра. — Почему это? — спрашиваю я. — Да негритянка, матушка футболиста Пеле, была очень высокой. Она любила ездить в Анталию, — там ее однажды ночью в бассейне осчастливил один карлик из обслуги отеля. Мы смотрим на Пеле, над стадионом, именно над его чашей, он не возвышается над землей, а наоборот, врыт в нее. Это потому, думаю я, что он в Китае, где нередки землетрясения, и поэтому все стадионы строят именно так. И мне сразу вспоминается гора Благодать на Урале, век назад она была железной горой, с церковью на макушке. Но людям надо было руды, и Благодать срезали до земли, потом рыли дальше, и она стала горой наоборот, огромным глубоким карьером, с дорогами для экскаваторов. Я там бывал, я работал на литейном производстве недалеко, давным-давно, после института. Но этот сон был слишком свеж и подробен. Я посмотрел в зеркало, и улыбнулся, просыпаясь — уже спокойно, я даже видел гору Благодать, почти как Йода, повелитель всех джедаев, — свой Город в Облаках. Эта мысль меня почему-то утешила. Я посмотрел в окно, на зимний город, я сейчас попрошу два чая, станет еще уютнее. Улыбка не сходила с лица, улыбка из сна, я был ублажен, и я понимал, что доволен своим житейским обстоятельствам, новым и странным. Я вышел из номера в коридор, я двигался легко и очень осторожно. В дальнем отсеке туалетной комнаты, за последней дверью, была smoking room, комната для курения, и там — окно, подоконник, вид на ночной московский двор, было темно. Шел снег — белый, а в вихрях ветра золотой, в подсветке фонарей. Я просыпался, утверждаясь в реальности: сейчас — конец февраля 2014 года. …Существует ли Соня? И кто она? Как стало на самом деле? Будет дописана вторая повесть, — она будет называться «Наяву», и я Вам все расскажу. Эта часть будет называться «Сон». С уважением, мой читатель, — К.А.
Над книгой работали:
Евгения Стекунова
Литературный редактор