электронная
90
печатная A5
478
12+
Пауз

Бесплатный фрагмент - Пауз

Объем:
318 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4485-8094-9
электронная
от 90
печатная A5
от 478

ГЛАВА I
Пролог

1

2005 год. Лантерн-Сити. Восемь часов утра. Начало ноября, был дождливый день. Миссис Шеннон впервые опоздала на работу. С ней случилось необъяснимое, но она решила не думать об этом. Уже выйдя с автобуса, и дойдя до двери зда­ния, она вошла внутрь. Миссис Шеннон работала репортером в газете «Новости Города Фонарей», которую еще называли «НГФ». Она уже было хотела направиться к лифту, но вспомнив кое-что, решила подняться по лестнице. Жестами поз­доровавшись с коллегами, она села за свое кресло, но не успев ничего сделать, ее вызвал директор газеты. По­ни­мая, о чем будет разговор, она, немного боясь, направилась к ка­бинету.

— Здравствуйте, мистер Дэниелс, — поздоровалась она, открыв дверь.

— Привет, Мэгги. — сказал директор. — Я удивлен, что ты опоз­дала, но еще больше удивлен тому, что ты не сделала репортаж.

Миссис Шеннон прекрасно понимала, о каком репортаже идет речь.

— Думаю, по меньшей мере половина города видела эти странные молнии, которые в какой-то момент замирали настолько долго, что их можно было разглядеть. — продолжал Дэниелс. — Так почему Вы оставили в стороне такой неве­ро­ят­ный сюжет?

— Камеры… — Мэгги не могла подобрать слов. — Камеры… они… сгорели. Но зато можно написать про разорение учено­го Моргана Хэндерсона. — попробовала оправдаться она.

— Сгорели?

— Одна из этих молний появилась прямо передо мной. А за­тем что-то не давало мне сдвинуться с места.

По испуганному взгляду директора, миссис Шеннон пред­по­ложила, что он ее понял.

— Как это… — хотел задать вопрос директор, но не успел. Из других отделов послышались крики: «Пожар!», «Все взор­ва­лось!» и другие, но неразбор­чивые.

— Что там происходит? — взволнованным голосом спросил мис­тер Дэниелс, вставая с кресла.

Теперь экран и его компьютера отключился. Лампы начали из­ме­нять свою яркость, а принтеры шуметь и шататься в сто­роны. Некоторые из них взорвались. Осколки ламп чуть не попали на Мэгги, но Дэниелс успел увести ее в сторону.

Ког­да они вышли из кабинета, то увидели страшную картину: разбитые лампы, дым над компьютерами и огонь, который все пытались безуспешно потушить.

— Выходите, быстро! — закричал Дэниелс.

К счастью, огонь не закрывал выходы, и, послушавшись директора, все сотрудники «НГФ» смогли выбраться из горящего здания.

2

Через десять минут приехали полицейские и пожарные. В полиции работал и Артур Шеннон, муж Мэгги. Он подошел к ней, чтобы узнать о произошедшем.

— Артур! — обрадовалась Мэгги и обняла его.

— Что случилось?

— Утром я увидела на улице вспышки молний. Они были золотистого цвета, но находились только на земле и не исчезали. Я испугалась и опоздала на работу, а потом тут случился пожар. Сотрудники говорят, что опять появились молнии.

— Вы смотрели запись с камер видеонаблюдения?

— Еще нет, но мы же все видели!

Артур взял Мэгги за руки, согревая их. Сейчас было холодно, и работники газеты ждали пожарных улице, оставив куртки и шубы в здании.

— Я разберусь, в чем дело. Сегодня же. — мистер Шеннон по­смотрел на все еще напуганную жену. — Тебе нужно домой.

— Хорошо, я поеду.

— Может тебя отвезти?

— Думаю, больше ничего не случится. Узнай, что вызвало вспышки молний.

— Обязательно, — сказал Артур и снял пиджак, — держи, надень это.

Взяв одежду у Артура, Мэгги пошла в сторону метро.

3

Миссис Шеннон ничто не могло заставить забыть о произошедшем хоть на минуту. Уже будучи в поезде она со страхом смотрела в окно, слыша скрежет рельс и каждый, который ей казался громче других, сильно пугал ее.

До нужной станции оставалось меньше часа. Те­перь скре­жет показался громким не только ей. Лампы, освещавшие тон­нели, начали взрываться сильнее, чем лампочки в здании газеты. Поезд начал качаться в стороны и сошел с рельс. Миссис Шеннон начала кричать от испуга, но ее голос заглушили крики других людей. Мэгги попыталась подняться, боясь, что может удариться. Поезд еще несколько секунд катился по земле, после чего остановился. Точнее, остановилось все. Мэгги не могла пошевелиться и видела только окно поезда. Опять появились молнии, но странной формы — будто силуэт человека. Появившись из неоткуда, он направился в ту сторону, в которую двигался поезд. Мэгги видела его несколько секунд, но смогла разглядеть то, что неестественно медленно, оставляя за собой след в виде собственного цветного силуэта.

Через несколько минут, которых насчитала миссис Шеннон, все снова пришло в движение, кроме поезда — он на самом деле остановился.

Но посмотрев на часы, она обнаружила, что сейчас то же самое время, что было до того, как она увидела странного человека.

Пришедшие спасатели вывели их из поезда и довели до ближайшей остановки.

Там уже был Артур.

— Так, на сегодня приключений хватит. — с серьезным лицом сказал он, открывая дверь машины. — Посидишь в полицейском участке немного и вместе поедем домой.

Мэгги села на заднее сиденье, уложившись на него. Она забыла рассказать мужу о том, что видела человека, появившегося из молнии.

4

Мэгги сидела за столом в кабинете Артура, пока тот смотрел записи с камер видеонаблюдения в другом отделе. Многие из них показывали то же, что видела миссис Шеннон — не исчезающие молнии, буквально стоящие на месте. Такими были почти все записи, но, одна из них напугала мистера Шеннона не меньше жены. Он смотрел на монитор с выпученными глазами.

— Как это вообще может… — он перестал смотреть на экран, — я заберу эту запись для расследования.

5

У супругов Шеннонов был девятилетний сын по имени Эд­вард. С часа дня он уже был дома и сделал до­машнее задание. Это был первый учебный день после выходного. Вчера, тридцать первого октября праздновался Хэллоуин, и уроков не было.

К его внезапному удивлению, через час приехали родители, хотя сегодня работали должны были работать допоздна. Они явно были чем-то встревожены, хоть и пытались не показывать этого сыну.

Весь остальной день прошел в тишине. Мистер и миссис Шенноны о чем-то перешептывались в своей комнате. Через два часа мистер Шеннон уехал, как он сказал сыну, на работу, а Эдвард читал у себя в комнате комиксы о фантастиче­ских супергероях.

Но скоро ему было суждено увидеть это в реальности.

Нас­тало время спать, но у Эдварда не получалось. В полночь вернулся волнующийся Артур и остался сидеть в гостиной, ку­да потом пришла жена. Эдвард понял, что с родителями что-то не так, и боялся всего, до чего догадывался. Вдруг ему показалось, что из гостиной слышны звуки молнии. Точно такие же, какие он слышал в школе. Осторожно встав с кровати, он подошел к двери. Его родители смотрели телевизор, в котором, как он думал, показывали фантастиче­ский фильм.

На экране была река. Шел дождь. Рядом с рекой, по мосту, бежал человек в фиолетовом костюме, на котором виднелись узоры, но в записи их было не разглядеть. Его лицо было скрыто за маской. За ним появился еще один. Это снова он, тот самый человек в синем костюме, которого мать Эдварда видела недавно. Как теперь оказалось, костюм был одноцветным, а желтый оттенок был заслугой молний, которые струились по его телу. В маске он и не нуждался — свет, исходящий от молний, не позволял увидеть лицо. В этот раз он двигался нормально, но порой экран телевизора озарялся белым светом, и он оказывался в совершенно другом месте. Эдварду показалось, что его глаза тоже горят, как молния.

И видимо, они были врагами, потому что «Желтый Ток» пытался ударить «Фиолетового», но тот все время умудрялся уворачиваться, будто выжидая нужный момент.

Пос­ле еще некоторого времени сражения, Фиолетовый наконец сделал удар. Ток упал, и Эду показалось, что река перестала течь. Присмот­ревшись, он убедился в этом. Но как?

Теперь Ток снова двигался так, как это видела миссис Шеннон, и следующие попытки ударить Фиолетового заканчивались пол­ным провалом — последний с легкостью отодвигался в сто­рону, и Току требовалось не мало усилий, чтобы повер­нуться. Они оказались напротив друг друга, и Желтый Ток начал бежать на Фиолетового. Тот по непонятной причине больше не уворачивался. Немного отойдя в сторону, он схватил Тока за руку. И тот засверкал молниями, после чего упал. Кажется, он сло­мал руку из-за инерции. Река снова продолжила течение как ни в чем не бывало. Молнии стали греметь сильнее. Ток попытался приподняться, и как только снова вспыхнула молния, он оказался позади Фиолетового. Но тот, увернувшись от на­не­сенного удара, сделал свой. Ток отлетел в сторону и чуть не упал с моста. Его глаза начали гореть молниями все сильнее, а потом пускать молнии в небо. Ток кричал, пока глаза не начали кровоточить и упал. Фиолетовый с облегчением выдохнул и уже было взял тело проигравшего, как тот очнулся. Его костюм начал гореть от молний, струившихся по нему. Ток, поднявшись, схватил наощупь победителя битвы и молнии начали охватывать и Фиолетового. Снова появилась вспышка, после чего оба участника битвы исчезли из виду.

Родители мальчика выключили телевизор. Эдвард быстро вернулся в кровать. На фильм это не было похоже, он понял, что это запись с камер видеонаблюдения. «Но неужели такое бывает на самом деле?» — подумал мальчик, но решил узнать это на следующий день.

ГЛАВА II
Геройство в пределах способностей

1

— Интересно… — сказал друг Эдварда, которому он только что рассказал о том, что он увидел, и конечно, Колтон не засомневался в словах друга, хотя Эдварду не верилось.

— Ладно, Колт. — отмахнулся Эд, не поверив другу. — Можешь не верить, но мне бы хотелось выяснить, что тогда случилось. Думаю, я не единственный, кто видел молнии. А может быть, кто-то и вовсе видел в живую самих сверхлюдей. Если найти таких людей, а кто-то совершенно точно мог увидеть их, то сопоставив их действия, можно все понять.

С тех пор прошло двенадцать лет. Эдвард живет в Райс-Сити, где учится в университете. Сегодня, в тот же день, в Хэл­лоуин, он решил рассказать об этом.

— Получается, Фиолетовый мог останавливать время? И что с ним случилось? — сощурив глаза, спросил Колтон.

— Я… я не знаю. Похоже Ток унес его куда-то, возможно один из них уже…

Эдвард опомнился. Он рассказывал очень быстро, поэтому, вошедший несколько секунд назад преподаватель Уолтер Форд, наверное, услышал всю историю, начиная с того момента, как неизвестный желтый сверхчеловек унес своего противника в никуда.

До конца урока оставалась минута, Эдвард рассказывал Колтону эту историю, пока Уолтер куда-то ушел. Но теперь, Эду несдобровать.

— Мистер Шеннон, останьтесь после окончания пары. — сказал он.

Профессор Уолтер Форд был новым учителем. Часто он носил темные очки, хотя проблем со зрением не имел. Несколько раз Эдвард видел его глаза — зрачки были странной фор­мы, будто сочетание кошачьего и человеческого. Но это никак бы не помогло Эдварду в возможном грядущем споре о существовании сверхлюдей. Только этого ему и не хватало, определенно учитель тоже в это не верит. Хотя и доказательств нет. Мистер Шеннон изъял запись из архивов и держал дома, запретив сыну кому-нибудь ее показывать, хотя рассказывать разрешил, говоря: «Если ты хочешь, чтобы твои друзья тебе поверили, они просто должны быть настоящими друзьями». В восемь лет Эдвард назвал этих сверхлюдей «Фиолетовым Остановщиком» и «Желтым Током», и с тех пор не менял якобы их имена.

Когда все ушли, профессор подошел к неудавше­муся расс­­казчику и схватил за руку.

— Что ты делаешь, Шеннон?

— Простите, я…

— Не перебивай! — что-то сильно разозлило Форда. — Я услышал твой разговор с мистером Льюисом. Да, я понимаю, пытаешься найти единомышленников, но о таких вещах надо предупреждать. Быть может, это действительно правда. Я тоже исследую это.

Эдвард не мог поверить. До сих пор он и близко не мог пред­положить, что рядом с ним все это время находился чело­век, который тоже хотя бы что-то об этом знает.

— Значит, вы верите, что может существовать Фиолетовый Остановщик и Желтый Ток? И даже…

— Да, да, я верю. Послушай, ты ведь знаешь где находятся люди, которым тоже это кажется? Прости за грубость. Поговорим завтра, что бы никто не подумал, что ты заставил меня поверить в эту «дурацкую историю». И да, на первый раз болтовню прощаю.

— Хорошо, спасибо… до свидания.

— Всего доброго.

Эд вышел из кабинета. И так, он получил ошелом­ление, по его прогнозу, наверное, на весь день. Во время всех следующих пар он думал лишь о словах профессора Форда, но Колтону пока не рассказал. «Пытаешься найти единомышлен­ни­­ков, но о таких вещах надо предупреждать.» А кого? Неуже­ли он что-то об этом знает? Конечно он знает, ведь он обещал поговорить об этом завтра. Осталось только дождаться. Но, разуме­ется, в такие моменты время кажется лишь медленнее, будто остановилось.

— Это самое ироничное совпадение. — сказал Эдвард тротуару, возвращаясь домой.

Но сегодня ему и не пришлось бы думать об этом. Его отец обещал, что сегодня они увидятся, так как он взял отпуск и приедет к сыну, оставшись до конца декабря. До­мой пришлось идти одному, у его друга появилось какое-то дело.

Эдвард жил достаточно далеко от университета. Что бы добраться до остановки, с которой автобусы едут по направлению его дома, нужно было пройти пешком немалое расстояние. По пути он смотрел на привычные там вещи — отсутству­ющие через раз каменные шары, которые должны были находиться на каменных перилах, скамейки с противоположной стороны, те же собаки, бывающие здесь каждый день. Все поч­ти так же, как всегда. Почти. Но все, что случилось потом, доказало его предположения: этот день ни за что не будет похож на другие.

Шаги Эда. Звук колес, машина. Машины. Послышались выстрелы. Эдвард в испуге оглянулся. Мимо Эдварда по дороге пронесся большой грузовик, а за ним несколько машин, судя по всему пытающихся украсть груз. Но потом среди автомобилей показался знакомый. Он принадле­жал его отцу. Мистер Шеннон помогал защищать фургон. Эд растерялся, увидев это. Он ожидал встретить отца дома, но похоже, водители машин, из которых с бешеной скоростью вылетали пули, решили по-другому. Что-то заставило Эдварда побежать к отцу. Машины свер­нули налево, и он быстро вычислил короткий путь к повороту, в который они, предположительно, направятся. Уже добравшись до места, к которому они ехали, он едва не ослеп от взрыва одной из машин. Эта, предположи­тельно, собиралась устроить засаду, поскольку направлялась в сторону остальных. Горящее железо продолжало двигаться и, ударившись в направ­ляющийся в его же сторону автобус, перевернул его. Эдвард перепугался, в автобусе находилось около шести человек и ни один не мог выбраться. Впереди приближались остальные машины. Эд, набравшись смелости, поднялся на бок автобуса. Люди сразу подошли, к счастью, открывшейся двери и потянули руки. Тяжесть, которую он почувствовал, не сравнилась бы ни с какой гирей, гантелей или даже штангой, которых ему довелось поднять. Один он бы не смог их вытащить.

— Пожалуйста, помогите друг другу взобраться, я один не подниму вас! — крикнул он от волнения.

Люди начали поддерживать друг друга за ноги. Внизу остались девушка и мужчина. Мужчина поднял девушку, Эд схватил ее за одну руку, потом за вторую. Мужчину им пришлось поднимать вместе.

— Спасибо вам большое! — сказал он и, спустившись с автобуса, побежал в сторону тротуара.

На вершине остались Эдвард и девушка. Едва они попытались спуститься, как в автобус ударился фургон, из-за которого, похоже, и началась перестрелка. Удар оказался настолько сильным, что они упали. К счастью их обоих, они остались живы.

Последние пули наконец взорвали грузовик. Он с девушкой был достаточно далеко, чтобы не получить увечий от взрыва, но тут произошло совсем не то, чего ожидал Эд. Фургон, уже будучи искореженным, когда он его только увидел, взорвавшись, выпустил в его сторону нечто красное, оно вылетело и попало в его запястье. Ему снова показалось, что все вокруг останови­лось, но «отключать паузу» почему-то никто не собирался. Тогда кто остановил время? Парень не мог пошевелиться, но и не уставал от того, что все время находился в одной позе. Когда время продолжится само, а не с помощью Остановщика? Странно было называть его Фиолетовым, ведь вокруг не видел ничего, что было бы этого цвета.

— Как он возобновлял течение времени? — На этот раз Эдвард говорил, а точнее мыслил, смотря на останки фургона, которые никак не собираются падать на землю. Он попытался вспомнить. Время продол­жилось, когда Остановщик нанес удар, чуть не убивший Тока.

— Нужно прикоснуться к чему-нибудь! — пронеслось у Эда в мыслях.

Но как прикасаться, если сам обездвижен? Эдвард не умер, значит сердце бьется, ведь даже заморозка времени не может оставить человека в живых, остановив его сердце, если он чувствует и видит происходящее. Он попытался напрячь сердце, чтобы толкнуть им самого себя хотя бы с мизерной отдачей, но не получилось ровным счетом ничего.

Эдвард уже не знал, сколько часов могло пройти (хотя на самом деле ни в одном доме стрелки часов не сдвинулись), и он в конце концов испытал такое счастье, как потерять сознание.

2

Эдвард очнулся на койке, но уже успел дога­даться, что явно не в больнице, хоть палата и была очень похожа на больничную. Эд попытался приподняться, но ощутил ужасно сильную боль в запястье левой руки, будто в нее входит нож, когда он поднимался. К тому же, она была забинтована.

— Эй! Кто-нибудь! — закричал он изо всех сил. Это оказалось болезненнее, чем попытка встать. Не успел он произнести последнее слово до конца, как в палату тут же зашел мужчина.

На него смотрел темнокожий мужчина с коротко отстриженными волосами, в коричневой куртке и джинсах.

— Очнулся. Наконец… — с облегчением выдохнул он.

— Кто вы? Где мой отец? — Эдвард на полученном только что опыте пытался разговаривать как можно спокойнее и понятнее. — Вы что-то знаете о том, что случилось?

Мужчина подошел поближе к нему.

— Я не знаю, говоришь ты о камне или о погоне, но я отвечу на оба вопроса. — сказал он. — В тебя попал, влетел необычный камушек, скажем так. Мы давно исследуем его. Как мы поняли, он останавливает время, если его разбить. — сказал он. Последнее слово вызвало у Эда повторный шок. — А сде­лать это совсем не сложно. Очень он хрупкий.

— Что с моим отцом?

— Это тот человек, что был в черной машине? — по его взгля­ду стало ясно, что все даже лучше, чем он надеялся. — Передай ему потом огромное спасибо, подмога не успела бы приехать, если бы он не задержал людей Шона на время.

— Где он?

— Мы убедили его, что позаботимся о тебе, он ждет тебя дома.

— А машины, которые…

— Помедленнее, слишком много вопросов. Эти люди были, похоже, наняты Шоном Уильямсом, ему нужен этот камень не для благих целей.

— Получается, в моем теле теперь его осколки?

— Нет, он соединился в одно целое, но слушай дальше. Нам нужно было его перевезти в другое место, и мы были обязаны это сделать даже если он был в тебе. Мы могли его потерять.

— И что теперь?

— Не волнуйся, мы вытащим его и отпустим тебя. Меня зовут Дин Пейдж. У нас в лаборатории есть специальный костюм, на который не действует этот камень. У тебя его не оказалось, и ты сдерживал время пока не переутомился.

В этот момент к ним зашла девушка в медицин­ском халате, видимо, помощница Пейджа.

Эдвард обратил внимание на ее волосы — средней длины, прямые, темно-красного цвета. Ему уже начало казаться, что это галлюцинации — почти во всех обычных вещах он видел красный цвет.

— Дин, ну что ты ре… — она посмотрела на Эдварда. — А… он очнулся?

Дин с усталым видом вздохнул.

— Да, и теперь придется поработать хирургами. Нужно извлечь сферу из его руки.

По лицу девушки Эду стало ясно, что она не в восторге от этой идеи.

Эдвард решил вмешаться. Меньше всего ему хотелось еще раз засыпать посреди дня. К тому же он кое-что вспомнил.

— Постойте, постойте. Я должен кое-что сказать.

Дин вопросительно посмотрел на него.

— Откуда у Вас сфера? — спросил Эд.

— Мы нашли ее в кратере около года назад.

— Год назад? Я двенадцать лет назад видел человека, который мог останавливать время!

— Чего? — Дин явно не знал о том, о чем знает Эдвард. — Ты что-то знаешь об этом камне?

Эд вздохнул.

— В детстве, в Лантерн-Сити, городе, где я жил, ровно двенадцать лет назад, произошли странные вещи.

Дин и Скарлетт насторожились.

— Многие люди видели странные вспышки молний, а моя мать видела человека, появивше­гося из него. — Эдвард понял, что он должен позволить Дину оставить ему сферу. Это было ключом к разгадке того, что случилось многие годы назад.

— Как это относится к сфере? — спросил Дин.

— Мой отец решил выяснить, что происходит в городе, и достал записи с камер видеонаблюдения практически половины города. В одной из них тот самый Человек-Ток сражался на мосту с парнем в фиолетовом костюме, и в какой-то момент река перестала течь. Она просто остановилась!

— Скажи мне, — Дин Пейдж закатал глаза, — тебе что-то приснилось? Твоя фантазия невероятно развитая, если ты смог выдумать такую историю, пока был в отключке.

— Это правда! — попытался закричать Эдвард, но снова ощутил боль в руке.

— Это невозможно! Мы нашли камень в кратере год назад, это просто какой-то метеорит.

— Это все, что вы о ней успели узнать за год?

— Парень, дело не в том, сколько я знаю о сфере, а сколько я знаю о тебе. — Дин посмотрел вверх, щелкая пальцами, — Знаю я тебя один день. Один! С чего я должен соглашаться с твоими условиями?

— Спросите у моего отца, запись существует, дайте мне шанс доказать, что ее предназначение — быть в теле человека!

Похоже, ему удалось убедить Дина. Он посмотрел на него с досадой, потом на несколько секунд задумался и принял решение.

— Хорошо, я думаю, в этом есть смысл. Ну раз не хочешь терять камень, будем исследовать тебя. Но прежней твоя жизнь не станет.

— Да, думаю это меня устраивает, — нахально ответил Эдвард.

Дин Пейдж набрал на телефоне чей-то номер и попросил собеседника прийти в палату. Закончив разговор, он перешел на серьезный тон:

— Эдвард, учти. Если ты попробуешь убежать отсюда и отдать камень кому-нибудь… — Дин прямо пригрозил ему. — Мы без вопросов убьем тебя на месте, в котором найдем, вскроем руку и вытащим его. Вот так. Но тебе нечего бояться, если ты не собираешься этого делать. Понял?

— Понял…

— Надеюсь твои догадки не лишены правды. — На этот раз в палату зашел рыжеволосый парень. — Я подумаю о том, как использовать сферу, но и вы не си­дите без дела. Барни, пусть он скажет тебе, зачем мы должны исследовать сферу в нем, либо способ использования этой сферы. А до тех пор не выпускай его отсюда.

Парень протянул руку Эду. Эдвард слабо ее пожал.

— Эдвард Шеннон.

— Барни Бартон, очень приятно.

— Пригляди за ним, Барни. — сказал Дин Пейдж и ушел. Эдвард приходил в себя. Теперь он узнал чуть больше, но и вопросов меньше не стало. Он был без сознания почти сутки. Но что привело к этому? Что произошло на дороге? Почему красный луч пронзил его?

— О чем думаешь, Эд-Паузник? — новый знакомый начал раз­говор как со старым другом.

— Думаю о том, откуда ты взял это прозвище.

— У меня был на это день. — С довольным лицом сказал Барни. — А ты что расскажешь?

— Я шел домой, попытался помочь отцу, затем пошел спасать пассажиров автобуса, в конце концов упал с него, рядом грузовик взорвался, и я остановил время. — кратко сказал Эдвард.

— Теперь будем извлекать из тебя сферу? — По грустному тону Эдвард понял, что не он один против этого.

— Нет, я найду и идею и способ и причину. — твердо ответил Эд. Он был близок к разгадке секрета Остановщика и не хотел терять зацепки.

— Вот как? Обычно он долго стоит на своем, его козырь — находить отсутствие смысла. Если это случилось, его не переубедить. Кстати, твоя рука еще болит, или снять повязку?

Эд слегка пошевелил рукой. Боль еще была.

— А бинты разве как-то помогут? Или это гипс какой-то?

— Ну… — Барни с небольшим страхом посмотрел на забинтованную руку, — они нужны, что бы ты не потерял сознание еще раз. Просто…

— Да говори уже.

— Когда в твою руку попала сфера, остался шрам. Очень заметный, а еще эту самую сферу немного видно.

Эдвард действительно оказался шокирован, но решил, что должен увидеть сферу еще раз.

— Снимай бинты.

Рыжий парень, не задавая вопросов вроде «уверен?» или «ты точно подумал?» спокойно разбинтовал руку. Шрам выглядел действительно жутко. На нижней стороне запястья кожа потемнела и немного оборвалась. Внутри шрама виднелось что-то красное, будто стекло.

Эдвард окончательно убедился в существовании того, что он видел двенадцать лет назад.

— Удивительно… — сказал он.

— И жутко. — добавил Барни.

Они рассмеялись. Бартон показался Эдварду приятным в общении человеком. Он не наставлял его, не угрожал и не привозил в лаборатории после взрывов сфер. Они разговаривали еще несколько минут, обсуждая завтрашний график. Пока Дин Пейдж не решит, как использовать сферу, они будут думать над этим сами. Позже Бартон ушел, потому что Эд еще был слаб, они решили начать завтра.

До вечера этого дня Эдвард больше не видел Барни. Два раза к нему, для того что бы принести еду, заходила девушка, которая утром разговари­вала с Дином и отказалась от операции. Ее звали Скарлетт Джордан, и она помогала Бартону с разработкой костюма. Именно она предложила ткань, которая все еще могла слабо двигаться при остановке времени, и после небольших модифи­каций костюм стал полностью подвижным. Теперь он понял шутку Дина — поскольку Скарлетт буквально «сшила» костюм, Пейдж дал ей похожее задание. Эд посмеялся над довольно смешным возможным объяснением фразы, когда она ушла.

Под вечер ему уже стало намного лучше. Чувствовал он себя прекрасно. Запястье слегка покалывало, но это было терпимо. Он позвонил отцу. По его словам, Эд был без сознания один день. Эдвард рассказал о своем самочувствии, о том, что решил позволить Пейджу исследовать сферу в нем. Мистер Шеннон удивился и посчитал это смелым решением.

— А когда ты вернешься домой?

Эдвард, по правде и сам не знал об этом, но сказал, что, возможно завтра.

— Послушай, — сказал отец, — ты молодец, что не побоялся таких решений, но нельзя же теперь оставаться там на неделю. Ты спас пятерых людей, и особенно девушку, которая оказалась в эпицентре событий, когда в тебя попала сфера.

Эдвард вдруг опомнился.

— Хорошо, — торопливо сказал он и выключил телефон.

Эд вспомнил, что девушка могла увидеть его способности, из-за которых теперь могла попасть в неприятности.

— Барни! — закричал он, вставая с койки. — Барни! Мне нужно поговорить!

Через несколько секунд рыжий парень оказался рядом с ним.

— Чего ты раскричался? Что произошло?

— Девушка…

— Что? Какая девушка?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 478