электронная
Бесплатно
печатная A5
341
16+
Пастушья свирель

Бесплатный фрагмент - Пастушья свирель


5
Объем:
176 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-0965-5
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 341
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Обман и сила — вот орудие злых.

Данте Алигьери


                                         ***

Определенно, при разговоре двух незнакомых людей как минимум один считает другого идиотом.

Собеседование в компании по перевозке грузов. Менеджер по подбору персонала просит меня объяснить значение слова «коммуникабельность». Привожу в качестве примера поведение Мефистофеля из «Фауста» Гете.

— Ваши достижения?

— Я спас две человеческие жизни.

— Могу я узнать, как? — спрашивает она.

— Я отговорил их прыгать с парашютом.

— И вы считаете это вашим достижением? — с некоторым презрением спрашивает она.

— Да, конечно, ведь на каждые сто тысяч прыгающих ежегодно приходится двадцать пять смертей. Как знать, как распорядилась бы судьба в этот раз.

— Хобби?

— Пожалуй, у меня нет хобби.

— Ну, чем-то вы увлекаетесь? — она начинает терять самообладание.

— Нет, меня нельзя назвать увлеченным человеком, скорее — я сторонний наблюдатель.

— Буду с вами откровенна: вы нам не подходите.


                                        ***

Так начинается новый день. Кружка плохого чая с тремя ложками сахара, чтобы глюкоза придала временный импульс. Примерно на час лишаешься чувства голода. В этот момент голова работает очень плодотворно. Ищешь новые варианты с работой.

Сегодня снова ничего подходящего. В этот момент берешь кошелек и смотришь остаток денежных средств. Заходишь на новые сайты по поиску работы.

Денег на сегодня еще хватит.

                                         ***

— Вас что-то смущает? — спрашиваю я, видя на лице сотрудника недоумение.

— Такие разные сферы, частая смена рабочих мест, — его глаза бегают по строчкам моего резюме. — Максимум год на одном месте. С чем это связано?

— Я искал себя.

— В этом нет ничего предосудительного и, конечно, все мы желаем для себя только лучшего, но к двадцати шести годам обычно люди уже имеют понимание того, где и кем они хотят работать.

— Рискну предположить, что я — не все.

Сотрудник ухмыльнулся. Затем, еще раз пробежавшись по содержимому листа, спросил:

— Какова, на ваш взгляд, идеальная работа?

— Ничего сверхъестественного, все как у всех: хороший оклад, весомая бонусная часть, личный водитель, только в интересах компании, разумеется, оплачиваемый отпуск, ну и, пожалуй, абонемент в спортивный зал.

— Боюсь, что заведующие складом у нас не ездят с личным водителем.

                                        ***

В целом мой день выглядит как запрограммированный цикл пустых действий. От работодателей я прихожу в свою квартиру, а оттуда снова возвращаюсь на площадку для собеседований. Бывает, что я тружусь в каком-нибудь месте несколько месяцев, однако по разным причинам надолго остаться на одном месте у меня не получается.

За последнюю неделю я был в четырнадцати местах, где мог получить работу. Где-то отказывали мне, где-то я сам не принимал условия.

— Алло, здравствуйте, меня зовут Цензура. Я являюсь специалистом по работе с персоналом компании «Седьмой знак». Скажите, вам удобно сейчас разговаривать? — как всегда вежливо и приветливо обращаются ко мне потенциальные работодатели.

— Здравствуйте. Простите, как вас зовут?

— Цензура.

— Какое потрясающее имя.

— Спасибо, так вам сейчас удобно разговаривать?

— Да, я вас слушаю.

— Скажите, вы еще находитесь в поиске работы?

— Да.

— Тогда я расскажу, кто нам требуется. Мы заинтересованы в человеке, который способен из цепочки относительностей и абстрактностей составить единую нерушимую истину. Для которого не существует табу и предрассудков. Который способен созидать даже через разрушения.

— Подождите секундочку. Я вас не совсем понял. Можно по-конкретней? Вы из церкви?!

— Нет, я специалист по работе с персоналом компании «Седьмой знак». Вы находитесь в поиске работы?

— Да, я нахожусь в поиске работы. На какую вакансию вы меня рассматриваете?

— О компании, вакансии и профиле работы вы сможете узнать, если подъедете по адресу… — она делает паузу. — У вас есть возможность записать?

— Секундочку. Девушка, вы предлагаете мне приехать для прохождения собеседования в компанию, о которой ничего не говорите, чтобы попробовать себя на должность, о которой вы тоже сейчас умалчиваете. Правильно ли я вас понял?

— Да, все верно. У вас есть сейчас возможность записать адрес или вам лучше отправить его на телефон, указанный в вашем резюме?

— Это бред какой-то. Можно ли найти информацию о вашей организации в Интернете?

— Нет. Такой информации в Интернете нет. Во сколько вам будет удобно подъехать на собеседование?

— Почему вы решили, что я подъеду?

— Вы же находитесь в поиске работы, — все тем же голосом ответила она.

— Интересный ход мыслей. Отправьте мне адрес на телефон, я подумаю. Если что, перезвоню.

— Хорошо, мы будем рады вас видеть.

Когда я положил трубку, на мой мобильный телефон пришло сообщение с адресом и приглашением прийти сегодня в 21:00.

О компании «Седьмой знак» в Интернете ничего не было опубликовано.

                                        ***

Манипулировать безработным достаточно легко. Заинтригуй, дай ему надежду, создай иллюзию, будто им действительно заинтересовались — и он твой. Как в моем случае. На часах 20:50, и я спускаюсь в подвальное помещение по лестнице.

Смущает практически все, начиная от количества людей, приглашенных в столь поздний час, заканчивая интерьером выбранного места. Голубые стены с зеркальным синим потолком — легкая форма шизофренической гармонии.

— Здравствуйте. Спасибо всем, кто пришел. Меня зовут Цензура. Я являюсь сотрудником компании «Седьмой знак». Сейчас вашему вниманию будет представлен ролик о нашей организации, после чего вам будут даны анкеты, которые вам необходимо будет заполнить.

Свет в зале гаснет. На экране под классическую музыку появляется ночной город. Похоже на Баха. Картинка с городом сменяется на бьющиеся об скалы волны океана. Появляются субтитры: «Недостаточно быть лучшим, когда есть возможность стать великим».

Далее картинка вечернего неба: «Когда твой потенциал сдерживает тебя, можешь ли ты сдержать себя?».

Ветка черемухи, которая качается на ветру: «Можешь ли ты увидеть, прикоснуться и ощутить свою мечту?».

«Где надежда, вера в свои цели, результат, мечта, желание». Картинки начинают быстрее меняться. Подсолнух, облака, вид из иллюминатора самолета, гроза.

«Что приносит глубину и смысл в твою жизнь? Смелость, способность ставить мечты выше опасности и страха. Упорство перед лицом разочарования. Сила сделать один шаг, еще один шаг». Небоскребы, заснеженные горы, бегущий по джунглям гепард.

«Что заставляет тебя действовать? Страсть, движение, упорство». Одинокая лодка стоит на берегу, а затем ветхий дом без окон.

«Какая искра зажигает твой дух? Стремиться к величию в каждой грани! Выходить за пределы мечты. Важно стать великим!» Ролик заканчивается картинкой звездного неба с падающей звездой.

Свет гаснет, нам раздают анкеты, а человек, сидящий справа от меня, шепотом спрашивает:

— Ты что-нибудь понял?

— Да, — отвечаю я ему. — Мы все обречены.

Он пытается осмыслить сказанную мной ерунду, я же — понять, что это за организация? На сетевой маркетинг не похоже. Здесь присутствуют только лица мужского пола в количестве двадцати-двадцати пяти единиц. Возраст от тридцати до тридцати пяти лет. Ловлю себя на мысли, что я самый молодой.

Открываю анкету. Вписываю имя и полное количество лет. Ни паспортных данных, ни других стандартных граф тут нет. После вопросов «шапки» следует инструкция, в которой сказано, что на вопросы следует отвечать в свободной форме Шаблонов нет.

— Скажите, а о компании можно узнать подробнее? Из ролика ничего не ясно! — говорит один из присутствующих.

— Заполняйте анкету, пожалуйста. Остальное узнаете позже.

— Я не могу тратить свое время на неизвестно что. Бред какой-то.

Он встает и уходит. За ним уходят еще двое. Итого: минус три.

Вопросы анкеты:

— Если бы вы были салатом, то какую бы приправу предпочли?

— Никакую, так как дополнять меня не стоит. Я уже вкусный.

— Иисус Христос или Фридрих Ницше?

— Фридрих Ницше.

— Чего не хватает человечеству?

— Возможности потреблять столько же, сколько элита и правящие классы.

— Если бы у вас была возможность пригласить на обед великого деятеля истории, то кого бы вы выбрали и почему?

— Наполеона.

— Как бы вы проверили работу лифта?

— Посадил бы туда бабушку с верхнего этажа. Предлога искать бы не пришлось: у нее не останется выбора.

— Если бы вы были дорожным знаком, то каким?

— «Осторожно: туман».

— Если бы кто-нибудь написал о вас биографическую книгу, то как бы она называлась?

— «В поисках потерянной планеты».

— Ваш девиз?

— Благородная душа чтит сама себя.

— Что вы больше всего ненавидите?

— Неестественность.

— Ваш любимый цветок?

— Тюльпан.

— Если бы вы остались на свете одни, то что вы бы стали делать?

— Размышлять над тем, в какой степени мне повезло.

— Способность, которой вам хотелось бы обладать?

— Те способности, которые мне кажутся привлекательными, я в себе воспитываю.

— К каким порокам вы чувствуете наибольшее снисхождение?

— Ко всем.

Далее рекомендовалось написать о себе.

Дабы не быть тривиальным, проведу самопрезентацию на следующем этапе, в ходе личной беседы с работодателем.

Я закончил первым. Цензура с признательной улыбкой забрала мою анкету. Я всмотрелся в ее лицо.

«Тебя воспитывали в семье иезуитов», — подумал я, но промолчал, кивнув головой ей в ответ.

— Мы с вами свяжемся, — сказала она полушепотом.

— А когда?

— Этого я не знаю, как только руководитель рассмотрит вас всех.

— Хорошо. Я могу быть свободен?

— Да, до свидания.

— До свидания.

Необузданный гнев сопровождал меня всю дорогу до дома. Какой тотальный идиотизм! Апофеозом моего сегодняшнего разрушения явилась старуха, попросившая уступить ей место в автобусе. Несколько секунд я смотрел на нее.

— Пожалуйста, — и встал с занятого сидения.

                                        ***

Все валится из рук. Ужасно, но это уже не удивляет. Опустошенность становится привычкой, без которой чувствуешь себя неловко. Все ориентиры сбиты, направления перепутаны. Движение равносильно остановке, а передышка — полной капитуляции перед обстоятельствами.

Звезда, ведущая тебя, безумна. Крайность сменяется другой крайностью. Давление в сосудах твоего мозга возрастает. Углы стен сжимают пространство, жернова предрешенности перемалывают твое банальное желание. Ты кричишь, пытаясь сопротивляться, но у пустоты нет жалости, она остается безмятежной, отчего гнев переходит в степень бесконечности, и из числа бойцов, которые жаждали победить судьбу, ты превращаешься в жалкую жертву повседневности.

Проходит время, которое на самом деле не лечит. Просто язва, нанесенная фатальной подругой, становится частью тебя, неотъемлемой составляющей твоего организма. Острые нарывы перерастают в обыденные ощущения. И эта боль служит лучшим напоминанием о тщетных попытках схватить пробегающий случай за волосы.

                                        ***

— Здравствуйте. Это Цензура. Компания «Седьмой знак». Сообщаю вам, что вы успешно прошли на следующий этап собеседования.

— Здравствуйте. А сколько их всего?

— Если пройдете этот этап, то останется только побеседовать с руководителем. Приходите сегодня по прежнему адресу в десять часов вечера.

— Скажите, а почему так поздно?

— Вы не сможете подойти?

— Смогу, просто интересно.

— Тогда ждем вас в назначенное время. Всего доброго.

Какая удача, когда ты победил в неизвестном конкурсе. Не знаешь, как самому себя оценить. А это вредно для тщеславия.

Для проформы ежедневно я пролистывал десятки страниц интернет-сайтов с работой. Но что-то меня останавливало нажать кнопку «Откликнуться» под указанными вакансиями.

                                        ***

Снова спускаюсь в подвальное помещение «Седьмого знака». Цензура приветствует меня. Мы проходим с ней тот самый синий зал и переходим в следующий — красный.

Потолок украшает барельеф античной направленности. Около стены стоят две колонны, скрепленные архитравом, на котором изображены лучники на колеснице. А рукотворный эффект мозаики с рисунком песочных часов на полу весьма импонирует. Все это вместе с каштановыми стенами создает атмосферу изолированной энергетики.

В кресле за столом сидит мужчина лет сорока. Мы пожимаем друг другу руки. Я представляюсь. Он довольно приветлив, хотя более естественен в своем отношении к соискателю, чувствуется его более высокое положение в этой иерархии.

В комнате находимся только мы с ним. Цензура уже ушла.

— Вы прошли на второй этап нашего собеседования. Сегодня вам предстоит пройти два теста и ответить на несколько вопросов на детекторе лжи. Вы готовы?

— Разумеется, я готов. Один вопрос?

— Слушаю.

— На какую должность меня рассматривают?

— Ответы получите при успешном прохождении собеседования. Начнем с теста.

Мужчина раскладывает передо мной цветные бумажки.

— Выберите наиболее приятный цвет.

Затем в течение пяти минут я выбираю наиболее приятные и неприятные мне цвета. Он постоянно меняет комбинации и записывает результаты в тетрадь.

Далее, вместо цветных бумажек он выкладывает на стол нарисованные портреты людей. В первой партии предоставляется выбрать два самых приятных и два самых неприятных типажа. Затем он достает все новые и новые портреты и просит действовать аналогичным образом. Все мои решения он опять-таки записывает в тетрадь.

— Так, хорошо. Теперь приступим к полиграфу.

На меня вешают датчики пульса, давления и электрокожной проводимости. После проверки начинается опрос:

— Употребляли ли вы наркотики?

— Нет.

— Участвовали ли вы в митингах или шествиях?

— Нет.

— Являетесь ли вы экстремистом?

— Нет.

— Были ли вы судимы?

— Нет.

— Испытывали ли вы чувство ненависти к народу своей страны?

— Да.

— Чувствуете ли вы несправедливость по отношению к себе?

— Да.

— Считаете ли вы, что способны на жертву ради другого человека?

— Нет.

— Вам приходилось брать взятки?

— Нет.

— Участвовали ли вы в грабежах?

— Нет.

— Состоите ли вы в закрытых сообществах или клубах?

— Нет.

Вопросов оказалось гораздо меньше, чем я ожидал. Мужчина попросил меня подождать результаты. Я вернулся в синий зал, где, присев на стул, стал терпеливо ожидать вердикта.

Удивительным оказался тот факт, что для более комфортного ожидания для меня включили музыку. Классическую. Цензура сказала, что это Шуберт. Мне нравилось.

Спустя некоторое время меня пригласили обратно в красный зал.

— Я посмотрел ваши тесты. В целом все понятно, однако несколько вопросов мне необходимо задать.

— Пожалуйста.

— Вы считаетесь лишь со своим собственным мнением и упрямо отвергаете все то, что может помешать осуществлению ваших намерений. Как вы собираетесь работать в коллективе?

— Вопрос не совсем корректен, так как я даже не знаю, буду ли я работать в коллективе. Смею напомнить, что мне до сих пор не известно, в какую организацию меня пригласили.

— А все же?

— Было бы неплохо, если бы мое мнение совпадало с мнением коллектива.

— Хорошо. Ответ принят. Далее. В какой деятельности вы себя видите?

— Не знаю.

— Просто помечтаем. Деятельность, при которой вы бы чувствовали себя комфортно?

— Думаю, это какая-то созидательная, многообразная деятельность. Спектр разный: от творческого труда «для себя» до создания требуемого продукта для заказчика.

— Хорошо. Я вас понял, — резюмировал мужчина, взяв листок бумаги с моими данными. — Данные полиграфа свидетельствуют о том, что вы говорите правду. Ваша личность кажется мне вполне понятной. Поздравляю, вы прошли второй этап.

— Могу я теперь узнать, куда именно прошел?

— А вот это вам уже расскажут в следующий раз. Не переживайте, больше никаких этапов не будет. От вас лишь потребуется явиться в назначенное время в назначенное место.

— Я, конечно, человек терпеливый, но всему есть предел. Я не могу тратить свое время на походы в… я даже не знаю куда! Поставьте себя на мое место. Мне ничего не известно о вашей организации, о должности, на которую меня рассматривают. Надеюсь, это не будет пустой тратой времени!

— Как в прошлые года?

— Не понял?

— Вы же часто вините прошлое?

— Ну, бывает…

— Нет-нет, часто. Очень часто. И от вас не убудет один час, потраченный, возможно, для того, чтобы в будущем ваше состояние не казалось вам таким же отвратным, как кажется сейчас.

— Если бы хоть одна «эпичная» речь осуществилась в жизни, я был бы счастливейшим человеком.

                                        ***

Противоречие — дочь критичности. Самая странная черта характера. Без ее присутствия не обходится ни одно из важных решений. Она кидает тебя из крайности в крайность, разрезая пополам.

Одна правда накладывается на другую, теорема меняет теорему. Разбитый лоб как доказательство неабсолютной истины.

Сначала ты веришь в добро, затем переходишь на сторону зла, зная, что за этим последует наказание, и вскоре ты оказываешься по ту сторону этих предрассудков, понимая, что есть нечто такое, что является твоим внутренним компасом и определяет направление твоих движений. Вскоре ты понимаешь, что и твой вчерашний ориентир — не что иное, как перевороченное мнение. (перевернутое?)

                                        ***

Мой сон тревожит звонок.

— Здравствуйте, это Цензура. Компания «Седьмой знак». Мы рады приветствовать вас в нашей компании. Сегодня вам предстоит знакомство с компанией и функционалом вашей должности.

— Здравствуйте. Во сколько?

— В семь часов вечера. Адрес тот же. У вас записано или вам напомнить?

— Я его выучил.

— Ждем вас.

                                        ***

Спустившись по лестнице вниз, я снова оказываюсь в холле компании «Седьмой знак».

— Здравствуйте. Вас ожидают, проходите, — приветствует меня Цензура и провожает в зал.

На этот раз мы оказываемся в белом зале. Весь интерьер только в этом цвете. В зале сидят люди. Человек двадцать. Одни мужчины. Все взгляды устремлены на проекционный экран, который установлен на сцене. Они одеты в классические костюмы, а с левой стороны, около сердца, у каждого приколот значок с цифрой «7».

Я стою около прохода, высматривая место, где бы мне можно было сесть.

— Садитесь, мы уже начинаем, — неожиданно за моей спиной оказался мужчина. Улыбнувшись, он указал мне на свободное сидение.

— Спасибо, — немного растерявшись, ответил я и присел.

— Уважаемые собратья, здравствуйте! — выйдя на сцену, обратился он ко всем присутствующим. — Я рад вас снова видеть в нашем братстве. Сегодня у нас особенный день. В наши ряды вступает новый участник. Поприветствуем же его! — он обращается ко мне и недвусмысленным жестом просит подняться на сцену. Мне ничего не остается, кроме как выполнить указание.

— Добро пожаловать в «Седьмой знак», — он пожимает мне руку, все аплодируют, однако на некоторых лицах я вижу отпечаток некоторого недоумения.

— Спасибо, — отвечаю я.

— Все помнят этот момент, — он обращается к сидящим в зале, — когда ты еще не знаешь, что вся твоя жизнь изменилась в эту самую минуту. Тебе не известно, что это за место, кто все эти люди и что тебе нужно делать, — он поворачивает голову в мою сторону. — Сегодня ты все узнаешь.

— Было бы здорово.

— Присаживайся в зал, сейчас ты все увидишь.

Я возвращаюсь на свое место. Свет в зале гаснет. Включается проектор.

«Зачастую люди проходят мимо этого мира. Примеряя на себе роль рядового попутчика, человек принимает эту сторону жизни как единственную и верную. Он неспособен поставить под сомнение устоявшуюся парадигму относительностей, при которой практически каждый обитатель становится «лишним». С самого начала продиктованные догмы и правила мешают человеку осознать, что в этом мире существует не одна грань. (обыватель?)

Попадая во власть предрассудков, человек рискует стать лишь «продуктом», положенным на всеобщую витрину. Его мнение заколочено в грудную клетку вместе с надеждой на достойный завтрашний день. Его жизнь — это бескорыстная передача своего тела для эксплуатации в чужих интересах. Его жизнь — насмешка над истинным предназначением.

Испокон веков глубинные познания охранялись от всеобъемлющего созерцания. Свежая мысль должна была быть защищена от несведущей толпы. Лишь тем, кто дошел в своем понимании до того, что мир невозможно измерить категориями человеческих творений, было дано право корректировать направление толпы.

Наша борьба велась подпольно, при закрытых дверях и задернутых шторах. Мы дистанционно толкали мир вперед. Из наших подвалов нам удавалось чувствовать запах общественного настроения. Мы прогнозировали.

«Седьмой знак»: мы появились тогда, когда солнце было заменено прожектором, а разум уступил формальностям. Мы противостояли гуманности, когда она стала отравой. Мы против сладкого яда.

Братство «Седьмой знак» действует в интересах цивилизации. Только здравый рассудок, ясный ум и стремление создавать справедливое будущее являются приоритетами наших собратьев. Мы есть сейчас. Мы будем завтра. Мы будем вечно».

На этом ролик заканчивался. Все зааплодировали. Я тоже.

Мужчина снова выходит на сцену. Я могу рассмотреть его лучше. Ему за пятьдесят. Выглядит он достаточно подтянуто и энергично. У него чинная осанка, которая присуща людям высокого положения. Жесты его кажутся мне естественными и крайне уверенными. У него так же, как у всех, на груди красуется значок с символикой «7». Однако в отличии от сидящих он одет в серый пиджак и темные брюки, в то время как остальные одеты в однотонные костюмы темно-синего цвета. У него длинный нос и тонкие губы. Каждая буква в слове произносится им очень четко и выразительно.

— Теперь ты должен пройти обряд посвящения, — он обращается ко мне. –Подойди.

Я встаю и подхожу к нему.

— Академик, я назначаю тебя ответственным за нашего нового брата, — выведя меня на сцену, он адресует слова кому-то из сидящих в зале.

— Я беру ответственность за него, — мужчина встает с сидения и поднимается на сцену.

— Мне не до конца понятно, что вообще происходит, — шепотом говорю я.

— Тебя уже выбрали. Детали узнаешь позже, — отвечает мне ведущий церемонии. — Собратья, так давайте же сейчас примем в наши ряды нового члена!

— Да, приступим, — послышались голоса из зала.

— Для начала мы должны дать имя нашему собрату. В нашем обществе не принято называть друг друга именами, данными там. Отныне ты Аутманн, — он сделал паузу. — Меня здесь зовут Абсолютом.

В этот момент освещение в зале меняется: желтый луч падает только на меня, а весь зал охватывает красный прожектор. Подключается звуковое сопровождение в виде минорных аккордов органа.

— Теперь произнеси клятву, — говорит мне номер Абсолют и жестом указывает на кафедру.

Я подхожу. На кафедре приготовлен текст. Слева от меня лежит книга «Седьмой знак» с золотой гравировкой на красном фоне. Я кладу руку на книгу и зачитываю: «Я, дитя цивилизации, именуемый ныне Аутманном, клянусь свято почитать и уважать законы братства „Седьмой знак“. Являясь членом братства, я клянусь действовать только в интересах цивилизации и прогресса. Клянусь уважать свободу и мнения людей, действующих в интересах цивилизации и прогресса. Клянусь сохранять в тайне мое членство в братстве „Седьмой знак“. Клянусь действовать в интересах цивилизации, чего бы мне это ни стоило».

Звучат аплодисменты. Следующим шагом обряда посвящения является личное приветствие каждого члена братства. На сцену поднимаются люди, пожимают руку, затем кладут ладонь мне на плечо, представляются и со словами «Добро пожаловать» уступают место другому собрату.

Когда меня все поприветствовали, слово вновь взял Абсолют.

— Отныне ты состоишь в братстве. Да пусть же сила, сосредоточенная в тебе, пойдет на благо цивилизации, — зал снова взорвался овациями. — Собратья, на сегодня все.

Все стали расходиться, а я интуитивно почувствовал, что мне нужно поговорить с Абсолютом. Он в свою очередь также не торопился уходить. Когда все покинули зал, он подошел ко мне.

— Не говори мне, что тебе ничего не понятно. Я все прекрасно понимаю. Однако мы должны были взять с тебя клятву прежде, чем ты начнешь вникать в детали.

— А если я откажусь? В сущности, моего желания никто не спрашивал.

— Тут ты ошибаешься. «Седьмой знак» не занимается поиском людей, они сами находят его. Ты не можешь отказаться от того, что сам же и выбрал. Пойдем, я познакомлю тебя с нашим домом, ты часто будешь находиться и работать в нем.

Мы выходим из зала в другие двери. Оказываемся в коридоре, который ведет к проходному пункту. За стойкой находятся два мужчины, одетые в черные костюмы со значком «7» на груди. Поприветствовав номера Абсолюта, они открывают железные строфы, и мы проходим в следующее помещение.

Передо мной предстает обширная площадка с двумя-тремя десятками компьютеров и устроенными под ними рабочими местами. В начале зала находится огромный телевизор.

— Здесь мы трудимся. Ты тоже будешь работать тут, — Абсолют обвел зал рукой. — Миссией «Седьмого знака» всегда было и остается держать мир в состоянии гармонии между окружающей средой и человеком. В те моменты, когда это вдруг не происходит, на сцену выходим мы.

— А в чем это выражается?

— Бывают разные варианты: демографический вопрос, чрезмерное потребление отдельных территорий, появление внесистемных людей.

— Вы хотите сказать, что все эти вопросы решаются здесь? — недоверчиво спрашиваю я.

— Нет-нет. В каждом городе Земли существует представительство братства. Мы выполняем поставленные задачи, а самой разработкой занимаются те, кто перешел на следующую ступень.

— Что за ступень?

— Об этом ты узнаешь позже, — Абсолют садится за компьютер и указательным жестом руки приглашает меня присесть рядом с ним. — Здесь ты можешь найти всю информацию о текущей социальной, политической и экономической конъюнктуре. Отследить коэффициент лояльности и радикальности, устойчивости и нестабильности, удовлетворенности и неудовлетворенности. Задача каждого члена братства состоит в том, чтобы держать ситуацию в строгих рамках, обозначенных районом и культурным кодом. С более точными значениями тебя познакомят.

— Значит, все волнения в массах — это ваша недоработка?

— Не всегда. Иногда мы сами искусственно создаем волнения.

— Но зачем?

— Таким образом мы выравниваем некоторые величины. Например, когда коэффициент лояльности падает до допустимого минимума, необходима резкая встряска. Происходит перемена, коэффициент удовлетворенности возрастает до необходимой нормы, а это в свою очередь влияет на потребительский вопрос.

— Вы все время упоминаете о потребительских аспектах. Почему?

— Дорогой мой, все проблемы происходят только от этого. Какая тебе разница, какого цвета флаг твоей страны, если тебе хочется есть? Какой толк от курса доллара, если в твоем доме нет питьевой воды. Императивные потребности являются главными мотиватороми наших поступков.

— Как вы вышли на меня? И почему выбрали?

— Так или иначе, на братство косвенно трудятся тысячи людей, даже не подозревающих о существовании «Седьмого знака». Мы задаем критерии для нужных нам людей, а информаторы подыскивают нам подходящих кандидатов. Если интересно, то тебя мы вели год. Отслеживая твое поведение на работе, собеседованиях, социальных сетях в Интернете. Особенно сложно оказалось узнать, какой ты в жизни, ведь в контакт с людьми ты вступаешь крайне неохотно. Свободное время проводишь дома в одиночестве, — Абсолют сделал паузу. — Впрочем, это объяснимо… Ты нам подошел по нескольким критериям, среди которых выделяются прагматизм и объективность. Это важно. Это очень важно для нашей миссии. Запомни, только разум преобладает в наших действиях. Мы не можем руководствоваться сердцем, так как именно мы выдумали его. Мы наполнили жизнь искусственным смыслом, чтобы увести толпу от насущных проблем. И теперь, когда ты действуешь с нами, тебе необходимо самому не запутаться в ловушках, расставленных нашими древними дизайнерами и архитекторами.

— Любопытно. Значит, всю свою жизнь я лавировал между призрачными надеждами и несуществующими идеалами?

— Наоборот. Они еще как существуют. Ведь мы их создали. И ты будешь их создавать. Придумывать детали нового мирка для тех, кто живет в нем, — его глаза загорелись каким-то странным инфернальным блеском. — Пройдем дальше.

Мы проходим этот зал и переходим в другой, который своими размерами вдвое больше, чем предыдущий. Одну часть пространства занимали ящики, каждое отделение которых было подписано собственной буквой алфавита. Другую же часть занимали кабинеты с прозрачными стенами. Каждый из них был подписан: «Экономика», «Политика», «Искусство», «Спорт», «Здоровье», «Наука», «Религия», «Образование».

— В этих ящиках хранятся данные на каждого жителя нашего города. Один экземпляр находится в печатном варианте, другой — в электронном.

— Откуда вы берете данные?

— «Седьмой знак» — надгосударственная организация, однако наши корни прорастают во всех силовых и муниципальных ведомствах, а также в других организациях, контролирующих жизнь обывателя. Наши осведомители находятся везде. Практически все интернет-пространство и социальные сети это подконтрольные нам структуры.

— Как много у вас осведомителей?

— Осведомители делятся на два типа: прямые и косвенные. К первой категории относятся те, кто осознанно предоставляют нам информацию. Косвенные же передают информацию, не ведая об этом, полагая, что это работа входит в их функционал.

— То есть о существовании «Седьмого знака» знает большое количество людей? — спросил я.

— Нет, даже прямые осведомители полагают, что просто исполняют коммерческие заказы.

— «Седьмой знак» представлен во всех городах?

— Да, — ответил Абсолют. Более того, братство представлено во всех странах.

— Разве это честно?

— Ты должен знать истинное положение дел. Ты должен понимать, что здесь ты будешь мыслить другими категориями. Ты станешь одним из дизайнеров мнения, сознания, желания. Твоя цель сделать счастливым не одного человека, а целый народ. Мы готовы отравить душу одного, если хочешь. Главное, чтобы масса в целом была податлива и смиренна. Мы не злодеи. Все, что тут происходит, не является нашей прихотью. Мы просто выполняем ту работу, которую люди выполняли тысячелетиями, которую не афишировали, о которой боялись даже предположить. Да, с одной стороны, мы жертвуем свободой человека, не имея на это никакого права, но, с другой стороны, мы двигаем человечество вперед, давая возможность коллективу людей чувствовать себя комфортно. Неконтролируемая свобода в конце концов всегда приводит к вседозволенности. А вседозволенность — прародитель хаоса. Не смотри так на меня. Управлять цивилизацией гораздо сложнее, чем ты себе представляешь. Здесь невозможно работать на индивидуализм каждого.

— Я могу загнать в пропасть девяносто девять процентов населения Земли: мне противен этот мир.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 341
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: